Чтобы связаться с «Любовь Красивая», пожалуйста, войдите или зарегистрируйтесь.
Любовь КрасиваяЛюбовь Красивая
Заходила 4 дня назад

Встреча в маскараде

Где родилась маска – этот символ равенства… И распущенности?
Джакомо Казанова не задавался подобным вопросом. Ответ на него
и так был ясен: разумеется маска родилась в Венеции, этой сторо
не праздников и карнавалов! А теперь маски можно было встретить
где угодно. В том числе и в северной Венеции, где правила сама
северная Семирамида – императрица Екатерина.
Маски прижились здесь еще со времен ее предшественницы, Елиза
веты, любившей и обожавшей придворные развлечения. И вот они
непременный атрибут, необходимый элемент балов и маскарадов,
которые задавались в петербургских особняках. Кажется, теперь и
русское общество помешано на маске.
В Зимнем дворце, царской обители Екатерины, было много масок.
Но дама, которая завладела вниманием Джакомо Казановы, вероят
но, не была русской. Ей был присущий особый, парижский шик.
С удивлением обнаружил Джакомо особенность, присущую этой
маске: она пользовалась словечками и словесными оборотами, кото
рые ввел сам Казанова, бывая в парижских домах. Так, она без
умолку повторяла, обращаясь к окружавшим ее поклонникам: « Вы
просто прелесть, мой дорогуша!» в ответ на чью то шутку она
бросала: « ну вот, приехали!» а то и восклицала: « хорошенькое
дело!» Эти фразы одевали ее в особенный флер элегантности, от
давали особенным шлейфом утонченности.
Казанова уже не сомневался, что он встречал эту даму. Так кто
она такая? Остановившись поодаль, он принялся наблюдать за
незнакомкой.
Эта маска раз за разом привлекала его внимание. Любопытство
мужчины было разбужено, и он глядел так, словно пытаясь про
никнуть под ее маску, как другие глядят, проникая женщинам под
платье. То есть раздевая женщину глазами. В данном случае Джа
комо разоблачал ее своими глазами. В ней было что то такое…
Но все что он мог увидеть – это был ее красивый, эротичный рот
сердечком. Его цветущая гвоздика благоухала для Джакомо. Это
было что то такое свое любимое, родное… А тонкая талия, кра
сивые руки, гордый разворот плечей – все это было слишком об
щим, слишком обычным для красавиц, чтобы дало мужчине воз
можность идентифицировать личность. И в то же время ее движе
ния, ее походка, навевали венецианцу сладостные ощущения. Где
то это все уже было…
Эту знакомую – незнакомую даму сопровождало трое мужчин, но
их открытые лица ничего не говорили Казанове.
Случай помог наблюдавшему. Вдруг дама чихнула, и тут же ей за
хотелось чихнуть еще, поэтому она сняла свою маску. Джакомо
увидел ее лицо, и… Обомлел! Да ведь это же была Туанетта Ба
ре, чулочница и его любимая в Париже. Воспоминания мигом ув
лекли, воспламенили Казанову. И он решил напомнить о себе.
«Сударыня, Вам привет от друга» - промолвил он, приблизившись
к знакомой.
«От какого?» маску она так и не одела. И ее прелестные глаза
теперь вопросительно глядели под маску Казановы.
«Вашего парижского знакомого. Вспомните улицу Прувер, судары
ня!»
Госпожа Баре покраснела. Воспоминания увлекли ее, наполнили пе
режитыми эмоциями.
Фамильярно взяв Джакомо под руку, женщина оставила своих муж
чин и удалилась вдвоем с Казановой.
«Скажите мне, что я не ошибаюсь… Ведь это же Вы?»
В этом вопросе было столько нетерпения, столько любопытной дро
жи, что Казанова подчинился. И в ответ он снял свою маску.
«Я так и знала что это ты!»
Теперь они прогуливались по зале.
Былым любовникам и хорошим друзьям, им было о чем поговорить.
Они разговаривали о прошлом, то и дело перебивая друг друга воп
росом: «а помнишь?»
По просьбе любовника госпожа Баре рассказала, что после разлуки
с Казановой она некоторое время жила с мужем, затем уехала из
Парижа с господином де Лангладом, советником руанского парла
мента, которого она покинула ради директора комической оперы,
который взял ее с собою в Петербург как актрису, она сообщила
что прозывается теперь госпожою Ланглад, а содержит ее граф
Ржевуский, польский посол.
При последнем сообщении Джакомо Казанова нахмурился. Ревность
уже овладела его душой.
Госпожа Ланглад читала в лице Казановы, как в открытой книге,
и тут же сообщила: « не дуйся. Польский посол скоро возвратится
домой»
« И ты снова станешь свободной» подхватил приятель
«Свободной? Нет уж, всецело твоей» она весело прибавила: « вот
так мой любезный»
Казанова предпочел бы услышать: « мой любимый»
Узнав ее адрес, Казанова поинтересовался когда ее возможно навес
тить? И услышал в ответ: только тогда когда уедет польский посол.
Они расстались, и Джакомо был очень доволен в душе.
Да, они строили общие планы, но им не суждено было осуществить
ся. Вихрь столичных впечатлений увлек соблазнителя, и ему стало
не до былой возлюбленной.
Госпожа Туанетта умерла через полгода после этой встречи, так и
не дождавшись встречи с любовником. Ей было 25.













Мне нравится:
0
Поделиться
Количество просмотров: 41
Количество комментариев: 1
Рубрика: Литература ~ Проза ~ Приключения
Опубликовано: 21.11.2018




00
Аккаунт удалён.

Наше Независимое Издательство "Первая Книга" заметило ваши публикации!

Заметив Ваши произведения, мы готовы сотрудничать с Вами и приглашаем Вас к участию в наших новых сборниках современных поэтов!

Ваш личный промокод для экономии 20%: BEE_43927

Официальный сайт нашего издательства: www.перваякнига.рф

Ждем Вас в наших сборниках!

22 ноября в 20:09
Есть вопросы?
Мы всегда рады помочь!Напишите нам, и мы свяжемся с Вами в ближайшее время!
1 1