Чтобы связаться с «Петр Гордеев», пожалуйста, войдите или зарегистрируйтесь.
Петр ГордеевПетр Гордеев
Заходил 6 часов 2 минуты назад

Русский Робин Гуд. Глава 2




Глава вторая.



И снова в крае порубежном

Желанный мир войну сменил,

И смерд с усилием прилежным

Свои труды возобновил.

Привычный долг отдав отчизне,

Всеслав вернулся к прежней жизни:

Стреляет дичь и зверя бьет,

Пирует – весело живет.

Его сестрица, как обычно,

Дела домашние ведет.

Нетрудно это ей, привычно,

Но счастья деве не дает.

Теченье дней однообразных

Однажды скрасил ей гусляр,

Знаток сказаний, песен разных.

В его душе чудесный дар

В годах преклонных проявился,

Когда, дружинник княжий, он

С занятьем воинским простился

И был от Неба вдохновлен

Бродить по свету, восхищая

Своими песнями людей,

Деянья, славу воспевая

Родной земли богатырей.

Его боярин угощает,

За стол богатый усадив,

И скоро своды оглашает

Чудесный гусельный мотив.



Песнь гусляра.



Город прекрасный был русский

В летском краю небольшой,

Но, к сожалению, прусский

Рок одолел его злой.



(Примечание: имеется ввиду судьба прибалтийского народа пруссов, полностью истребленных немецкими рыцарями).



Вторглись немецкие орды.

Край покорен ими был,

Но головы своей гордой

Русичей град не склонил.

Под городскою оградой

Толпы ливонцев легли.

Немцы лишь долгой осадой

Город осилить смогли.

Звери не знали пощады:

Женщин, детей, стариков –

Всех уничтожили, гады:

Знаете, немец каков.

Доблестно русские бились.

Каждый был лучше двоих,

Силы хотя истощились

От голоданья у них.

Только враги многократно

Их превышали числом.

Город исчез безвозвратно –

Сгублен мечом и огнем.

Трупы повсюду валялись.

Кучи и дым пепелищ,

Остовы домов остались

После побоища лишь.



Леты из ближних селений

В город погибший пришли.

Средь обгорелых строений

В грудах убитых нашли

Несколько раненых, даже

Князя той славной земли,

В латах изрубленных, в саже,

В луже обильной крови.

Леты забрали в селенья

Раненых, стали лечить.

Хоть затянулись раненья,

Русским не хочется жить.

В памяти, в душах несчастных

Муки, кошмары одни.

В горестных думах всечасных

Время проводят они.

Только одно в них желанье –

Мстить крестоносцам и мстить,

Вражеской кровью страданье

В сердце своем утолить.



Князь Будимир собирает

Из уцелевших отряд.

Правда, теперь возглавляет

Ратников лишь пятьдесят.

Все же огромная сила

В этой дружине была,

Славно ливонцев громила,

Многих в могилы свела.

Множество летов пристало

К русским удалым бойцам.

Вовсе кошмарною стала

Жизнь для захватчиков там,

Где Будимира дружина

Мстила за горе страны,

Где раскрутилась пружина

Мощной народной войны.



Было героев немало

В воинстве мстителей, но

Мужество князя снискало

Большую славу, оно

Равных себе не имело.

В крае повсюду молва

О Будимире гремела.

Будет вовеки жива.

Подвигов много прекрасных

Князь Будимир совершил,

За прибалтийцев несчастных

Крепко врагам отомстил.

Много чудесных сказаний

Ходит в народе о нем,

Из беспримерных деяний

Я расскажу об одном.



Немцы турнир проводили

Около замка Гросвер.

В поле скамьи сколотили,

А посредине – барьер.

Зрители плотно уселись

Пестрой толпой на скамьях,

Рыцари в латы оделись,

Строятся в ряд на конях.

Рог протрубил – выезжает

Первая пара бойцов.

Каждый копье опускает –

Броситься в схватку готов.

Снова сигнал раздается –

Громко герольд протрубил.

Каждый противник несется,

С пикою пику скрестил.

Сшиблись бойцы – вылетает

Сразу один из седла.

Твердо другой восседает,

Мощный, как будто скала.

Черной с крестами накидкой

Рыцарь могучий покрыт.

Конь его сильный и прыткий,

Сдержан уздою, храпит.

Ярко доспехами блещет,

Грозен боец и красив.

Громко толпа рукоплещет,

Ловкий удар оценив.

Третий к барьеру явился

Всадник, едва протрубил

Снова герольд, и сразился

С всадником черным и был

Тоже повержен умело.

Воин на смену ему

Едет к барьеру не смело.

Больше уже никому

Биться не хочется с черным

Рыцарем сильным таким –

Только исходом позорным

Схватка кончается с ним.

Но с победителем биться

Витязям нужно другим:

Иль с пораженьем смириться,

С полным позором своим,

Даже не давши начаться

Бою и трусом прослыть.

Новые всадники мчатся,

Тщась незнакомца сразить.

Но бесполезны старанья –

«Черный» никем не сражен,

Признан героем ристанья,

Стал победителем он.



Рыцаря все поздравляют,

Силу и ловкость его

Громко они восхваляют.

Дам и мужчин большинство,

От любопытства сгорая

И поскорее узнать

Кто победитель желая,

Просят шелом его снять.

Вдруг из-под шлема раздался

Хохот, похожий на рев.

Некоторым он показался

Шквалом ругательских слов.

Рыцарь шелом оперенный

Снял с головы, и застыл

Каждый в толпе, пораженный,

Словно язык проглотил.

Сразу же немцы узнали

В этом мужчине того,

Все перед кем трепетали,

В войске славянском кого

Видели часто в сраженье.

Русский проник на турнир!

Страшный позор, униженье –

Всех победил Будимир.

Витязь шелом надевает,

На окружавших его

Зрителей он направляет

Прямо коня своего.

Те расступились невольно,

Хмуря досадливо лбы.

Было им стыдно и больно.

Выехал князь из толпы,

Но не проехал, пожалуй,

Даже и сотни шагов,

Как позади завизжало

Множество злых голосов.

Крики раздались: «По коням!

Гада поймаем, казним!»

Русский увидел погоню –

Немцы помчались за ним.

Витязь, неспешно скакавший,

Сразу быстрей поскакал.

Конь, его сильно уставший,

Более все уставал.

Князя враги догоняли.

Даже из луков стрелять

И арбалетов не стали,

Чтобы живым его взять.

Немцы уже предвкушали,

Как Будимира казнить

Будут они, и желали

Князю за все отомстить.

Всадники вражьи настолько

Близко уже от него,

Что разделяет их только

Метров пятнадцать всего.

Стрелам настигнуть не проще

Даже героя, но он,

Въехав в дубовую рощу,

Сразу удачно спасен

Силой повстанцев отряда.

Здесь по приказу его

Сделана ими засада.

Вот Будимир для чего

В логово вражье пробрался,

Сильно сумел оскорбить

Рыцарей – просто старался

Немцев сюда заманить.

Следом за князем възжают

В рощу ливонцы, и вдруг

Все в западню попадают –

Русские, леты вокруг.

Стрелами те поражают,

Рубят и колют врагов,

Яростно всех истребляют

Пришлых они чужаков.

Лучшие рыцари пали

В этой ужасной резне.

После, наверное, стали

Немцы слабее вдвойне.



Множество подвигов дивных

Князь Будимир совершил.
Ратников он супротивных


Много в боях уложил.

Русскую силу прославил,

Гробя ливонцев лихих,

Память в народе оставил

Он о деяньях своих.



Всеслава, Раду восхитили

Дела великого бойца,

Живые образы пленили

И пенье чудное певца.

Всеслав просил его поведать

О том, где ныне Будимир.

«Ушел в иной и лучший мир, –

Сказал гусляр. – Пришлось изведать

Ему и сладкий вкус побед

И также горечь тяжких бед –

И гибель города родного,

И после всех удач разгром

От войска вражьего большого

Дружины новой, но о том

Молчит народное преданье.

Известно только, что разбит

Герой могучего восстанья

В неравной сече и убит.

Гусляр для Рады и Всеслава

Еще не раз былины пел

О людях мужества и славы,

Героях тяжких бранных дел.

Певец гостил три дня, в четвертый,

Надев суму и плащ потертый,

Опять отправился бродить,

Былины людям говорить.



Затем прошло еще полгода.

Тоскливый сумрак на дворе,

Осенний холод, непогода.

Однажды ночью в ноябре

К Всеславу в замок приезжает

Гонец от летов, сообщает,

Что он посланник тех крестьян,

Георг которыми владеет,

И что просить наказ имеет

Подмоги дружеской славян,

Что леты приняли решенье

Барона сбросить тяжкий гнет,

Но что без русских их селенье

Восстанье все же не начнет.

Всеслав недолго колебался,

Подмогу летам обещал,

В поход немедленно собрался,

И час войны опять настал.



Ливонцев в битве одолели

Повстанцы с русскими, и те

Едва-едва спастись сумели

В числе двухсот на высоте

Горы огромной, на которой

Георга замок грозный был.

Он стал последней их опорой

И их надежно защитил.

Они отбили нападавших,

Всю мощность замка испытавших,

Большой урон им нанесли

В унынье этим привели.

С досадой злобной те смотрели

На стен и башен высоту

И лезть уж больше не хотели

На крепость гибельную ту.

Всеслав дружину, ополченье

В селенье ближнее отвел,

И так закончилось сраженье.

Хотя боярин отошел,

Однако замок взять стремленье,

Конечно, он не потерял

И что предпринять думать стал.



Мне нравится:
0
Поделиться
Количество просмотров: 13
Количество комментариев: 0
Метки: Средневековая Прибалтика в художественных образах.
Рубрика: Литература ~ Поэзия ~ Поэмы и циклы стихов
Опубликовано: 09.06.2019




00
Есть вопросы?
Мы всегда рады помочь!Напишите нам, и мы свяжемся с Вами в ближайшее время!
1 1