Чтобы связаться с «Петр Гордеев», пожалуйста, войдите или зарегистрируйтесь.
Петр ГордеевПетр Гордеев
Заходил 6 дней назад

Бой под водой. Часть 1


Сюжет древнего кельтского сказания, не совсем понятный современному читателю, переработан автором с целью сделать его понятным и интересным.

Красив суровой красотою

Скалистый остров Экерлей,

Красив и хмурою порою,

И в свете солнечных лучей.

Лежит он, скалами темнея,

Среди просторных синих вод.

На этом острове гринеи,

Народ прославленный живет.

Земля здесь очень камениста.

Хлеба поэтому растут

И зреют плохо тут, и чисто

Скосить их камни не дают.

Однако щедрыми дарами

Снабжает море Экерлей.

Всегда рыбачьими трудами

Здесь жили тысячи людей.

Не только пищею снабжает

Гринеев море. И другим

Доходом их обогащает:

В большом количестве морским

Путем волнистым бездорожным

С товаром самым всевозможным

Купцов проворные суда

Из разных стран спешат сюда.

Легко купцы товар сбывают

На рынках здешних городов,

А после много покупают

Изделий местных мастеров.

К тому ж немало тоже было

Своих на острове купцов,

В любых морях всегда ходило

Гринейских множество судов.

Свои, чужие мореходы

Издревле острову дают

Торговлей крупные доходы

И славу в мире создают.

Но стали острова богатства

Давно для алчного пиратства

Большой навязчивой мечтой,

Нередко враг коварный, злой

В страну счастливую вторгался,

С упорной яростью старался

Богатый остров захватить,

Гринеев славных покорить,

Однако в первом же сраженье

Терпел позорно пораженье,

Поскольку был всегда сильней

В боях испытанный гриней.

Никто врагов здесь не боялся,

Любой в сраженье стоил двух,

И в частых войнах воспитался

В народе здешнем сильный дух.

Позора не было страшнее,

Чем бегство с битвы для гринея.

Привыкнув к радости побед,

Каких-нибудь лишений, бед

Народ не ведал здесь столетья,

Всегда громя своих врагов.

Пришло, однако, лихолетье,

Когда у этих берегов

Такой могучий появился,

Такой свирепый, грозный враг,

Что хоть народ весь ополчился,

Не мог с ним справиться никак.

Драконом был он исполином,

Морским лишь ведомый глубинам,

Пока к гринеям не приплыл,

Которых много погубил.

В воде соленой только, в море,

Способен был пришелец жить,

Не мог на сушу выходить,

Однако много очень горя

Сумел народу причинить.

Топил он маленькие челны,

Топил большие корабли.

А люди с них, попав под волны,

Добычей в пасть дракону шли.

Не раз гринеев боевые

Войсками полные суда,

Врагов флотилии большие

Легко громившие всегда,

На бой с драконом выходили.

Но против этого врага

Непобедимые войска

И те бессильны даже были.

Его и ранить-то слегка

Они никак не успевали,

Поскольку сразу попадали

В такую бурю, что суда

В одну минуту поглощала

С кипеньем яростным вода,

И вся эскадра погибала.

И каждый раз так поступало

Морское чудище – хвостом

Оно неистово вращало,

Корабль топя за кораблем.

Гринеям скоро стало ясно,

Что посылать войска свои

На бой с чудовищем напрасно –

Без пользы гибли лишь они.

Совсем другая жизнь настала

Для здешних жителей теперь:

Кормить их море перестало,

И словно в мир закрылась дверь.

Сюда на остров и отсюда

Проплыть никто уже не мог.

И скоро слух прошел повсюду,

Что это место проклял Бог,

И что гринеям в наказанье

За их богатство Он послал

Такое страшное созданье,

Каких еще не создавал.

Купцы, конечно, не желали

Товаром, жизнью рисковать

И остров этот перестали,

Желанный прежде, посещать.

Поскольку каждый торопился

Опасный остров обогнуть,

С теченьем времени забылся

Совсем торговый этот путь.

На рынках острова, обычно

Народом полных, непривычно

Безлюдно стало, и затих

Многоголосый шум на них.

На волнах в гаванях качались

Купцов пустые корабли.

Их снасти свисли, оборвались,

Бока их тиной обросли.

Без дела видя свои сети,

Вздыхали горько рыбаки:

Теперь орудья ловли эти

Предметом были лишь тоски.

И сколько б в море не решалось,

Рискуя, выйти рыбаков,

Обратно этих смельчаков

Ничтожно мало возвращалось.

Совсем немногие прожить

Способны были их уловом.

Куда там было рыболовам

Теперь народ весь прокормить.

И жили ныне все в надежде

На землю скудную свою,

Но хлеба мало, как и прежде,

Родилось в северном краю.

Гринеи впроголодь, страдая,

Порою даже голодая,

Влачили жалкое житье,

Кляня несчастие свое.


Могучий Эрик тогда правил,

Король воинственный, страной.

Себя в сраженьях он прославил

Своею силою большой.

К тому же был охотник страстный.

И вот однажды на одной

Охоте случай с ним ужасный

Случился ночью вот какой.

Охота к берегу морскому,

Довольно мрачному, глухому,

Его со свитой привела,

Когда пришла ночная мгла.

И спать они расположились.

Приказ имевшие не спать

И спящих зорко охранять

Невольно тоже сном забылись.

И вот крепчайший сон когда

Сморил охотников усталых,

И полночь звездная настала,

Из вод темнеющих тогда

Морские демоны явились.

Глаза во мраке их светились.

На мощных мускулах вода

Блестела, струями стекая.

На сушу демоны идут,

Могучей поступью шагая.

На отмель вышли, встали тут,

Скалистый берег озирая

И чутко звукам всем внимая.

Сквозь шум рокочущей волны

И ветра стон и завыванье

Им храп и ржание слышны,

И в свете блещущей луны

Коней заметны очертанья.

Крадутся демоны скорей

Туда, где видны силуэты,

Находят спящих там людей

И с ними мощного атлета,

Который тоже крепко спит.

И ясно демонам, что это

Могучий Эрик сам лежит.

Узнать его им было просто,

Поскольку знали – только он

Один таким огромным ростом

Из всех гринеев наделен.

И спящих демоны убили

В одну минуту, а его

В живых оставив одного,

За ноги крепко ухватили

И в море быстро потащили.

В глубины бездны водяной.

Едва в воде он очутился,

От сна сейчас же пробудился

И видит чудищ над собой.

Могучий Эрик ужаснулся

И резко с силою такой

Из рук безжалостных рванулся,

Что сразу вырваться сумел.

С врагами яростно схватился,

И долго-долго с ними бился,

И в страшной схватке одолел.

Они взмолились о пощаде.

«Ну что же, адовы исчадья, -

Король воскликнул, - я гляжу

Теперь-то вы уж присмирели,

Когда живые еле-еле!

Ну ладно, я вас пощажу,

Но только если вы даете

Сейчас мне травки дивной той,

Какую в уши вы кладете,

Чтоб плыть как рыбы под водой!» -

«Какую травку?! Не имеем

Такой волшебной мы травы!»

Король ударил их по шеям:

«Еще мне лгать хотите вы!

Об этой травке неслучайно

Давно в народе слух идет.

Со мной играть не надо в тайны –

Меня никто не проведет!»

Морские демоны смирились –

Его веленью покорились.

От них он травку получил

И в море чудищ отпустил.

... Король с охоты возвратился,

Поел сытнее, отдохнул.

И вот когда он убедился,

Что силы прежние вернул,

Кольчугу, латы боевые,

Ремень с большим мечом надел.

Зато коня одеть в стальные

Доспехи слугам не велел.

«Мне только нужен конь добраться

Быстрей до моря, - он сказал,-

С врагом в воде я буду драться».

Потом посыльным приказал:

«Скорее в город вы спешите

И людям громче сообщите,

Что их прославленный король

Сейчас дракона уничтожит,

С которым справиться не может

Все наше войско, а король

Его прихлопнет, словно моль!»

Минуя город, ближе было

Доехать к берегу ему,

Но в нем тщеславье говорило,

И он заехал потому

В столичный город королевства,

Стоял который по соседству

От замка грозного его,

Заехал только для того,

Чтоб лишний раз покрасоваться

Среди народа, людям дать

Возможность им полюбоваться,

Заехал, чтобы услыхать

Своей особы восхваленье.

Любил он видеть преклоненье

Толпы гринеев перед ним –

Владыкой доблестным своим.

Гордыни полный повелитель

Уже как будто победитель

Столицей скачет и кричит,

Что он прославленный воитель,

Что снова подвиг совершит.

Повсюду люд, как подобает,

Его приветствуя, шумит,

Однако каждый понимает,

Что монстра тот не победит.

Проехав город, выезжает

Король из западных ворот.

Его до моря провожает

Бегущий толпами народ.

Бескрайний, синий и волнистый

Простор открылся им морской.

Король среди толпы людской

На берег выехал скалистый.

Стальными латами звеня,

Могучий Эрик слез с коня.

И, стоя здесь, у края суши,

Себе старательно вложил

Волшебной травки плотно в уши,

И, шлем надевши, обнажил

Рукою мощной меч огромный,

И речью гордою, нескромной

Затем толпу он удивил:

«Давно вы знаете, гринеи,

Что всех на свете я мощнее

И всех в сраженьях я страшней,

И всех на свете я славней!

Сейчас еще раз убедитесь,

Что мной недаром вы гордитесь:

Сейчас дракона я сражу,

Причем, без чьей-нибудь подмоги,

И вам трофей я положу –

Дракона голову под ноги!»

Народ восторженно шумит,

Владыку дружно прославляя,

Молитвы набожно творит,

Его на бой благословляя.

Король вступает в пену вод,

На бой дракона вызывает,

Идет все глубже он и вот

Совсем из виду исчезает.

Над ним сомкнулася вода,

Волной качнувшись, и тогда

Народ затих и весь в стремленье

Увидеть что-нибудь глядит,

Объят тревогою, стоит.

И вдруг все видят – в отдаленье

Воды поднялся грозный вал,

И вскоре там, где он упал,

Спиной чудовище блеснуло,

На миг явившись, и потом,

Ударив яростно хвостом,

Волной огромною плеснуло

И в глубь подводную ушло.

Минуты даже не прошло,

Как, быстро вынырнув, стремится

Король обратно, выплыл мчится

Бегом, где мелко, и кричит.

Испуган он до одуренья!

А где же меч его и щит

И шлем с красивым опереньем?

Предстал монарх перед толпой,

Не тот, что был, - совсем другой:

Ничуть не видно в нем отваги.

Стоит белее он бумаги,

Глаза тараща, и с лицом,

Гримасой страха искаженным.

И трудно людям пораженным

Узнать того героя в нем,

Который только что хвалился

Своею силой и грозился

Дракону голову срубить

И им под ноги положить.

С трудом стучащими зубами

И речью Эрик овладел.

Он тихо бледными губами

Сказать с усилием сумел:

«Кошмар какой-то! Я страшнее

Еще не видел ничего!

Когда б вы видели, гринеи,

В такой близи, как я, его,

Тогда бы вы не осудили

И уж, конечно же, простили

Меня за бегство от него».

Народ, трусливых не прощавший,

Ему молчаньем отвечал.

Отлично нрав гринеев знавший

Король сейчас же угадал

Что их молчанье означает.

Уехать хочет он скорей

И прочь отсюда уезжает,

Однако всей душой своей

И даже телом ощущает

Презренье гневное людей.

Презрен народом, обесславлен,

Стыдом мучительным подавлен

С поникшей скачет головой

Домой развенчанный герой.

Вернувшись в замок, от позора

Нашел спасенье он в вине

И пил хмельное без разбора

С самим собой наедине.

Турниров грозный победитель,

Забав различных силовых,

Бесед с учеными любитель,

Он был сейчас вдали от них.

Теперь его лишь привлекали

Напитки крепкие одни,

И все на свете заменяли

Монарху падшему они.

Остались в полном небреженье

Дела правления страной

От этой одури хмельной.

Конечно, долго положенье

Такое длиться не могло.

Оно к восстанию вело.



Мне нравится:
0
Поделиться
Количество просмотров: 13
Количество комментариев: 0
Метки: Средневековая Европа в художественных образах. Замки, рыцари, демоны, драконы.
Рубрика: Литература ~ Поэзия ~ Поэмы и циклы стихов
Опубликовано: 04.05.2019




00
Есть вопросы?
Мы всегда рады помочь!Напишите нам, и мы свяжемся с Вами в ближайшее время!
1 1