Чтобы связаться с «Петр Гордеев», пожалуйста, войдите или зарегистрируйтесь.
Петр ГордеевПетр Гордеев
Заходил 2 дня назад

Борьба за женщин - 2. Глава 25

Ранним утром, когда все дамины еще спали, кроме караульных, наши путешественники встали, нагрузили на себя поклажу и двинулись навстречу восходящему солнцу и новым приключениям.

Им предстоял очень далекий и опасный путь. Тем не менее номарии ощущали радостное чувство. Намана тоже находилась в приподнятом состоянии духа. В то же время ощущала тревогу, вызванную сомнением в правильности своего решения отправиться в чужие края.

Первый день прошел без каких-либо приключений. Но уже утром следующего дня пришлось сильно пожалеть, что покинули племя. Наши путники очень захотели поскорее вернуться. Но это уже было невозможно. Они увидели, что за ними идет отряд воинов. Насчитали двадцать два человека. Хотя те еще были далеко, но по некоторой узости их фигур можно было догадаться, что это очень высокие люди, отнюдь не неандертальцы. Вооружены они были только копьями. На ум сразу пришло предположение, что это те самые ронги, которым удалось спастись от преследования даминов. Это подтвердилось: они двигались быстро и вскоре номариянки, оглядываясь, уже называли их по именам.

Желая проверить, правда ли отряд ронгов преследует их, а не просто движется в ту же сторону, наши путники круто изменили направление. Ронги повернули в туда же. Теперь не осталось сомнений, что они имеют намерение настигнуть их. Преследователи закричали что-то, махая руками. Номариянки могли бы понять их слова, если б расслышали. Впрочем, не трудно было догадаться, о чем они кричат: конечно, просят остановиться. Наверное, обещают не причинять никому зла. Но ни у одного из наших путников не было ни малейшего желания вступать в какое-либо общение с каннибалами.

Читатель может задать вопрос: каким образом Лум и его спутницы оказались впереди беглецов-ронгов, если пировали в то время, когда те уже энергично двигались на восток. Нужно пояснить, как это произошло. Когда беглецы-ронги убедились, что никто их больше не преследует, они повернули обратно. Шли медленно с опаской. Приблизились к долине, но не стали выходить из чащи, боясь попасться на глаза победителям. Выстроившись в длинную цепь, долго ходили по лесу, покрывавшему близкие к долине горы и холмы, в надежде встретить соплеменников, которым, возможно, тоже удалось спастись. Дамины не видели занимавшихся поисками ронгов, ибо находились совсем в другой, дальней части долины. Так никого и не найдя здесь, ронги снова двинулись на восток.

Шли очень быстро, потому что желали как можно скорее покинуть страшную страну неандертальцев, где погибло почти все их племя. В середине дня сделали небольшой привал. Затем стали охотиться, к чему вынуждал голод. Добыли трех косуль. Ели мясо сырым, поскольку не стали разводить костер ни для приготовления пищи, ни для ночлега, боясь дымом выдать свое местонахождение. Спали, спрятавшись в зарослях. Утром доели косуль и двинулись далее.

Теперь шли медленно, ибо сильно переели. Поэтому наши путники немного обогнали ронгов. Эти группы людей некоторое время не видели друг друга, потому что линии движения их хоть и сближались, но были почти параллельными и между ними на этом отрезке пути находились горы, холмы, перелески.

Когда ронги вышли на равнину, то сразу увидели вдали впереди себя пятерых идущих в том же направлении людей. Разглядели, что это три кроманьонских, одна неандертальская женщины и один неандерталец. Более всего удивило то, что люди враждующих рас идут вместе вполне миролюбиво, то есть не ведут одни других, как пленников.

Ронги зашагали как можно быстрее. Они несказанно обрадовались, ибо были чрезвычайно удручены отсутствием женщин в своем обществе. Это делало еще более тяжелыми переживания, вызванные гибелью почти всего родного племени. Как возможна жизнь без женщин, без тех дивных наслаждений, которые делают мужчин счастливыми?! Без женщин род ронгов пресечется. Будущее представлялось им серым, совершенно безрадостным. И вдруг такая удача! Они пленят этих чужеземок, сделают их своими соплеменницами и будут беречь как зеницу ока. Впрочем, мужчину тоже надо пленить. Убивать его сейчас, когда все сыты, неразумно. Пусть он идет вместе с ними, связанный, как обычно ходили с ронгами пленные. Как только снова придет желание пищи, его можно будет съесть, избавив себя таким образом от изнурительной охоты.

По мере приближения к преследуемым у ронгов не становилось меньше причин для удивления. Незнакомцы то и дело оглядывались. И вот уже появилась возможность разглядеть их лица. Оказалось, что кроманьонки отнюдь не незнакомки, а соплеменницы ронгов, которыми стали из пленниц. Значит, им тоже удалось спастись. И должно быть, не без помощи идущих с ними неандертальцев. Но почему те помогли женщинам из вражеского племени? И почему тоже уходят отсюда? Впрочем, эти вопросы мало интересовали сейчас ронгов, охваченных стремлением завладеть женщинами.

Они могли бы скоро настигнуть их, если бы перешли на бег. Однако не спешили это делать, поскольку сильно переели. Конечно, наши путники тоже значительно прибавили шагу. Но их излишне тяготили ноши. Поэтому не могли поддерживать высокий темп. Враги же, можно сказать, шли налегке: каждый нес лишь копье. Вначале женщины, потом и Лум сбросили с себя заплечный мешок и скатку с подстилкой. Их с радостью подобрали ронги. Хотя несли новые свои ноши поочередно, они заметно снизили скорость ходьбы. Так появилась еще одна причина, мешавшая преследователям перейти на бег.

Какое-то время расстояние между ронгами и нашими путниками сокращалось медленно.

Лум хотел помочь Намане нести дочку. Просил дать ему ее. Но жена сказала:

– Тебе нужно беречь силы – драться придется. Нас они, если догонят, все равно не убьют – им женщины нужны. Тебе же лучше не сдаваться.

– Лум никогда не сдается врагам!

– Поэтому сохрани силы.

Конечно, долго женщины не могли спорить в силе ног с исключительно тренированными на изнурительных охотах мужчинами. Не прошло и часа, как расстояние между нашими беглецами и преследователями снова стало быстро сокращаться. Равнина осталась позади. Теперь шли холмистой местностью. Из-за округлых зеленых вершин холмов вырастала огромная каменная зубчатая стена, изрезанная хаотичным глубоким скальным рельефом. Приближение этого препятствия чрезвычайно обеспокоило наших путников: они боялись, что уткнутся в непреодолимую преграду. Они знали, что движутся к гряде скал, но не ожидали, что придут к ней так скоро. Как ни странно, уроженка здешних мест Намана видела ее впервые. Впрочем, неудивительно: вместе с соплеменницами она занималась собирательством лишь в окрестностях родного стойбища. Заходить далее, где можно было встретиться с большой опасностью, у них не было желания. Но Намана слышала от охотников о находящейся на востоке гряде скал, которая тянется с севера на юг. Они говорили, что преодолеть ее можно лишь в некоторых местах. Но где эти места? Увидев, что жена впала в отчаяние, Лум поспешил успокоить ее, сказав, что знает, где находится одно из таких мест. Однако понимал, что найти его будет нелегко, может, даже не удастся.

Он переходил через эту гряду скал вместе с племенем даминов, идя к стойбищу Клана зубра. Номариянки прошли ее с ронгами по их следам. Но ни Лум, ни его соплеменницы хорошо не запомнили, где проходили. Сейчас они блуждали тревожными ищущими взглядами по нагромождениям скал, но не видели где можно перебраться через них. Может, это место еще скрыто от глаз холмами и вот-вот появится.

Наш герой подбадривал спутниц, уверяя, что они смогут перебраться на ту сторону. Однако сам все более терял самообладание, поддаваясь отчаянию.

Вот они обошли еще один холм, и им открылась каменная стена, ничем не загороженная от взгляда. Она стояла в шагах пятистах от них и уходила далеко вправо и далеко влево. Здесь преодолеть ее было невозможно. Как же так?! Луму казалось, что он ведет спутниц правильным путем, прямо к переходу через скалы. Значит, он ошибся! Наверное, нет. Просто, когда хотели узнать преследуют ли их ронги, они круто повернули на север, а потом опять пошли на восток. Вот и вышли сюда, в другом месте. Значит, нужно идти вправо.

– Скорее! Туда, туда надо идти! – воскликнул он и пошел в ту сторону, а женщины – за ним.

Через шагов тысячу они к огромной радости своей увидели то, что так желали увидеть – небольшой перевал, зажатый между скалами. К нему вел не очень высокий земляной склон, не загромажденный камнями, правда довольно крутой, но такой, по которому вполне можно было взобраться, даже не помогая себе руками. Наши беглецы устремились к нему.

Восхождение уже порядком изнуренным женщинам далось с большим трудом. Лум подхватил под руку жену и помогал ей. При этом ободряюще покрикивал на соплеменниц, стараясь заставить их двигаться быстрее. Он и Намана первыми взошли на хребет перевала. Затем Лум спустился на шагов сорок обратно, чтобы помочь сильно отставшей от остальных Саяне.

И вот все они – на верху перевала. Лум сказал:

– Скорее идите дальше. Я остаюсь здесь. Думаю, мне удастся задержать их.

– Нет! – воскликнула Намана и, заплакав, прижалась к нему.

Он обнял ее с ребенком, проговорил:

– Не плачь, Намана. Ты должна сейчас думать не обо мне. Береги дочку. Она будет тебе напоминать обо мне. Помни, что я очень любил тебя. А вы, – обратился он к соплеменницам, – берегите их. Защищайте. Все же ей предстоит жить в чужом племени. Всякое может быть. Помните, что Вы спаслись только благодаря ей.

– Конечно, Лум. Не беспокойся за них. Мы будем беречь, защищать их. Спасибо тебе. Спасибо, – ответили они ему и тоже обняли на прощанье.

Затем женщины стали быстро спускаться с перевала.

Лум окинул быстрым взглядом местность, к которой они шли. Холмы, небольшие горы, овраги, лощины, рощицы и кустарник – очень подходящая местность для тех, кто желает скрыться от преследователей. Лум вздохнул с облегчением. Теперь все дело за ним. Только бы они сумели уйти подальше, пока его не убьют.

Времени провожать взглядом попутчиц не было. Лум быстро обратился назад. К его радости ронги еще не появились в поле зрения. Может он еще успеет подготовиться к обороне. Позиция, которую занял, была очень хорошей. Хребет перевала длиною шагов в двадцать-двадцать пять находился, как упоминалось выше, между скал. Перелезть через них было невозможно. Значит, за тыл он мог быть спокоен. Около скал валялось много камней. Лум бросился собирать подходящие. К тому моменту, когда из-за нагромождений скал справа показались враги, он успел перенести на середину хребта небольшую кучу камней.

Увидев перевал, ронги шумно стали выражать свою радость. Потом с презрением расхохотались, видя, что неандерталец, будучи всего один, набрался дерзости вступить с ними в борьбу, чтобы помешать перебраться через перевал. Они сразу же ринулись на штурм.

Увидев идущий на него целый отряд свирепых гигантов, Лум в первый момент испытал почти панический страх. Но тут же овладел собой. Теперь он боялся только одного – умереть раньше, чем женщины смогут уйти на достаточно большое расстояние. Да и так ли уж они страшны, эти ронги? Конечно, они огромны ростом. Но ничуть не выше его соплеменников. А разве не одолевал он их в силовых единоборствах? Одолевал и много раз. Причем отнюдь не самых слабых. Правда, сейчас на него наступают слишком много могучих врагов. Но зато у него превосходная позиция. Лум понял, что она дает даже больше преимуществ, чем он думал вначале. Он обрел большую уверенность, когда подумал, что бросаемые им камни, будут лететь вниз, а значит, будут разить со страшной силой. К тому же ронги представляют собой хорошие мишени, потому что крупные. Кроме того, как все рослые люди, они, конечно же, не очень верткие.

Ронги уже подошли к склону и начали подниматься. Луму стало ясно, что они даже более хорошие мишени, чем он предполагал. Двигались они довольно вяло, поскольку пошли на приступ уже уставшие от энергичной ходьбы. Мы помним, что они к тому же еще сильно переели вчера вечером и сегодня утром. Иные шли, совсем не глядя вверх, словно были уверены, что то, что может полететь оттуда, попадет в кого угодно, только не в них. А может, просто настолько презирали Лума как противника, что полагали, что он никакой опасности для них не представляет.

В одного из таких Лум и метнул первый камень. Он попал точно в голову. Убитый наповал ронг ткнулся лицом в землю склона. Следующий камень полетел в воина, который приблизился к нашему герою ближе остальных. Это был огромный сухопарый муж. Удлиненное красивое лицо его обрамляли длинные прямые черные волосы, перехваченные на уровне лба тесемочкой, и курчавая черная борода. Глаза смотрели на Лума незлобно и невоинственно, а, скорее, насмешливо-презрительно и несколько удивленно. Шагая, он делал большими руками широкую отмашку. Хотя смотрел навстречу опасности, он ничего не предпринял, чтобы как-то отразить камень или уклониться. Он словно ждал, когда его голова повстречается с брошенным камнем. А может, просто не успел вовремя среагировать. Увесистый остроугольный метательный снаряд угодил ему прямо в лоб. Удар был такой силы, что воин не упал вперед, как первый сраженный Лумом ронг, а опрокинулся назад и стал съезжать вниз головой по склону. При этом его конечности расслабленно-безжизненно и несуразно волочились за туловищем.

Эти меткие, мощные, убийственные попадания убедили атакующих, что Лум отнюдь не слабачек, что они имеют дело с очень опасным противником. Теперь ронги напряженно-внимательно следили за каждым его движением. Тем не менее два следующих броска снова достигли цели. Кроманьонцы не смогли уклониться. Все же и тот, и другой отбил камень рукой. Однако они получили такие страшные ушибы, что временно потеряли способность владеть рукой.

Затем Лум допустил промах. Но зато потом снова метнул два раза удачно. И оба раза попал противникам в лицо. Первый вскрикнул и схватился за проломленное лицо. Повернулся, сбежал вниз и упал ничком у подножия склона. Второй не вскрикнул и не схватился за лицо, а повалился на бок и покатился вниз по склону.

И тут произошло то, чего Лум никак не ожидал. Сначала один, потом другой, а затем и все ронги стали пятиться и так спустились к началу подъема. Штурм был отбит.

Ронги повернулись и отошли на шагов двадцать от подножия перевала к лежавшему ничком сородичу. Он был недвижим. Один воин тронул его, и тот повалился безжизненно на бок. Ронги возмущенно закричали что-то Луму, грозя ему кулаками и движениями рук, сжимавших копья. Наш герой в ответ издал победное восклицание номариев. И было чем гордиться: только начался бой, а он уже убил четырех врагов. Ронгов осталось восемнадцать.

Лум измерил взглядом расстояние до группы воинов и изумился их беспечности: они продолжали находиться в досягаемости для его бросков камней. И не только камней. Как ни жалко было номарию расставаться с одним из двух своих дротиков, он все же решил не упускать хорошую возможность сократить число живых врагов. Пока не использовал это оружие потому, что взбирающихся по крутому склону людей было почти невозможно поразить дротиком в живот или грудь (места на теле человека, попадания в которые дротиком или копьем, как и в спину, были наиболее эффективны).

Лум интуитивно прицелился и метнул что есть сил. Дротик пролетел над склоном и вонзился в ронга, стоявшего к нему спиной. Ему слишком не посчастливилось, потому что в группе воинов он был лучшей мишенью. С торчащим из спины дротиком высокий муж пал среди товарищей. Ронгов осталось семнадцать.

Они гневно зашумели и снова ринулись на приступ. Однако этот штурм продолжался еще меньше, чем первый, поскольку нашему герою уже удалось нагнать не малый страх на противников. После того, как четверо получили серьезные ушибы, а пятый с проломленной головой, покатился вниз по склону, испуская дух и оставляя за собой длинный кровавый след, ронги опять отступили. Нет, они никак не ожидали понести такие потери. У врага слишком хорошая позиция. Да и сам он, видно, очень хороший воин.

На сей раз они отошли от перевала на достаточно безопасное расстояние.

Стали оживленно что-то обсуждать, наверное, план дальнейших действий. Через некоторое время все пошли влево и скрылись за ближайшей к перевалу скале.

Лум понял, что они задумали: перебраться через гряду в другом месте. Когда сделают это, то непременно появятся снова здесь, только по другую сторону перевала, чтобы взять след женщин. Атакуют ли они его? Наверняка нет. Месть за убитых соплеменников, конечно, очень достаточный повод для нападения. Но ронгам гораздо важнее завладеть женщинами. На него они время тратить не будут, тем более, что на той стороне перевала условия для штурма ничуть не лучше, чем на этой. Он для них никакой помехи уже представлять не будет. Если же атакует их, чтобы хоть как-то помешать преследовать женщин, то они сразу же с ним легко расправятся: без такой превосходной позиции, какую сейчас занимает, он для большого отряда богатырей как противник – ничто.

Лум сильно расстроился. Но быстро успокоился, вспомнив, что слышал от даминов. Они говорили, что места, где возможно перебраться через гряду, находятся далеко друг от друга, о чем уже упоминалось выше, и что найти их среди скал довольно сложно. Скорей всего ронги далеко не пойдут, а убедившись, что найти переходы отнюдь не простое и не скорое дело, возвратятся сюда и будут снова штурмовать перевал. Но этот приступ будет гораздо упорнее, чем предыдущие.

Лум снова стал пополнять запас камней. Теперь не торопился: отбирал лишь самые подходящие.

Предположение его почти полностью подтвердилось. Ронги вернулись, но когда прошло уже много времени. Вид у них был унылый и раздосадованный. И они действительно намеревались пойти на штурм. Но потоптались-потоптались и так и не решились. Вражеский отряд снова скрылся за скалой, уйдя в сторону противоположную той, с которой только что вернулся.

«Решили там поискать? – усмехнулся Лум. – Ищите. Долго будете искать. А это как раз нам-то и нужно».

И вот ронги вновь здесь и тоже по прошествии немалого времени. Они выглядели еще более раздосадованными и огорченными. Но штурма их Лум боялся уже меньше, ибо вид они имели такой изнуренный, что ожидать от них более эффективных действий, чем в предыдущих атаках, не приходилось. Ронги и сами это понимали. Поэтому решили не рисковать зря жизнями, а пойти на хитрость.

Они стали нашему герою знаками объяснять, что больше не собираются бороться за его женщин, что пусть он идет своей дорогой, а они пойдут своей. Выше уже говорилось, что язык жестов у разных племен был очень похож. Это, пожалуй, дает основания отнести его к первому международному языку. Поэтому Лум достаточно хорошо понял ронгов. Но, конечно, не поверил им.

Это была ситуация одна из многих, подобных ей, которые ответственны за то, что среди нас, современных людей, много тех, кто обладает духом противоречия. Как только наши первобытные предки, такие древние, что даже для кроманьонцев и неандертальцев они были далекими предшественниками, обрели некоторое мышление и начатки речи, пусть еще основанные преимущественно на полувыкриках-полусловах, однако подкрепленных уже вполне выразительными жестами, появилось и понимание того, что можно добиваться желаемого при помощи обмана. Ложь стала часто использоваться в жесткой конкурентной борьбе между членами стад архантропов. Конечно, способы обмана были еще нехитры и прямолинейны. Например, один человек говорил другому: «Можешь идти туда – там нет опасности» (выражаясь, разумеется более просто, чем мы перевели эту фразу). Поверивший шел и погибал в когтях хищника. Больше шансов выжить имели люди недоверчивые или особенно боязливые, или обладающие от природы склонностью действовать вопреки советам и требованиям, поступать чаще по-своему. Численность этих архантропов постепенно стала преобладать, поскольку уменьшалось количество других, не обладавших упомянутыми качествами. Что касается духа противоречия, то надобность в нем отпала уже во времена ранних неандертальцев, то есть 300 – 250 тысяч лет назад, ибо люди уже были способны вполне правильно оценивать ситуации, предполагать последствия поступков. Однако эта черта характера продолжала сохраняться и быть весьма распространенной даже у поздних неандертальцев, и даже у кроманьонцев. Досаждает дух противоречия и современным людям. И он не мог исчезнуть, ибо не развился постепенно в ходе эволюции, как многие другие качества человека, а был дан от природы изначально тем, кто сумел пройти естественный отбор. Но из необходимейшего качества, позволявшего выживать, дух противоречия превратился просто в дурную черту характера.

Наш герой тоже обладал духом противоречия, но не благодаря ему не последовал совету ронгов, а просто потому, что способен был легко понять, что его стараются обмануть. Он к тому же сумел догадаться, что задумали враги, поскольку мог предполагать возможные варианты действий.

Ронги снова скрылись за скалою.

Не прошло, наверное, и получаса, как в подтверждение предположения Лума из-за корявого края каменной громады выглянула физиономия ронга. И сразу спряталась обратно. Номарий успел заметить, как настороженно-внимательное выражение лица сменила досадливая гримаса. «Думали, что я поверил вам и ушел?» – опять усмехнулся Лум.

Это же повторилось часа через полтора. Затем прошло в раза четыре больше времени, но уже никто не показывался. Это уже мало походило на хитрость. Поэтому номарий решился спуститься с перевала, чтобы удостовериться, действительно ли ронги ушли. Ошибка неминуемо стоила бы ему жизни. Но он не ошибся. За скалой никого не было. И из углублений между тесно стоящими ближними скалами, где могли скрываться враги, никто не выскочил.

Наш герой теперь глядел туда, куда скорей всего ушли ронги. Перед ним была живописная перспектива. Справа возвышалась череда огромных скал. Слева, в шагах пятистах от нее, находились холмы, крайние их которых через некоторое расстояние тоже уже выглядели, как гряда, только гряда холмов. Мрачно-безжизненная, коряво-зубчатая каменная стена резко отделялась от ярко-зеленой прилегающей к ней местности. Подчиняясь закону перспективы эти две гряды по мере удаления становились все меньше и при этом сближались.

Даже мельчайших фигурок людей Лум не увидел. Значит, ронги ушли уже давно. Наш герой подпрыгнул от радости и издал торжествующее восклицание. Это еще одна его победа над ненавистными ронгами!

Но надо было спешить, потому что они, возможно, уже перебрались где-то через каменную стену и движутся сюда.

Была и другая причина, заставлявшая торопиться: вдоль подножия гряды скал сюда мчалась большая стая собак, явно видевшая в одиноком человеке легкую желанную добычу.

Поблизости не было никаких деревьев. А именно на деревьях, как мы знаем, первобытные люди часто находили спасение от хищников. Ближайшие выступы скал были слишком круты и высоки и не позволяли найти на них убежище.

Тем не менее наш герой не очень испугался, полагая, что имеет возможность спастись другим образом: нужно было успеть до появления здесь собак подняться на гребень перевала и скрыться за ним, но так, чтобы хищники не увидели, что он убегает от них. Тогда они предпочтут убитых ронгов как добычу еще более легкую и которая уже у них под носом.

Лум, делая вид что не торопится, подошел к подножию склона. Теперь скала сбоку не давала видеть приближающихся собак, а им его. Номарий стал как можно быстрее взбираться по склону. Он мысленно возблагодарил себя за то, что отгонял от трупов ворон. Конечно, делал это не из почтения к усопшим, а просто в длительные отсутствия ронгов от нечего делать находил развлечение в кидании камней в ненавистных людям птиц. Заодно упражнял меткость. Правда, ни в одну не попал. И не удивительно: обычным броском камня поразить птицу невозможно. Неслучайно во времена, предшествующие использованию лука и стрел, живые пернатые людям были совершенно недоступны, что подтверждается археологическими раскопками, в которых среди множества костей, съеденных животных обитателями стоянок той эпохи, не найдено ни одной косточки какой-нибудь птицы.

Слетавшиеся сюда во множестве вороны, отпугнутые рядом пролетавшими камнями, теперь сидели на ближних выступах скал и терпеливо ждали, когда зловредное двуногое существо уйдет наконец.

Конечно, если бы Лум не мешал им приступить к привычной трапезе, от мертвецов остались бы уже только косточки, а избалованные обильным мясом собаки тех времен одними косточками не довольствовались, когда имелась возможность настигнуть свежую не тронутую другими хищниками добычу.

Взбежать на столь крутой склон было невозможно, и Лум всходил на него, но очень быстрым, мощным шагом. По пути прихватил копье убитого ронга, взамен потерянного дротика, который один воин извлекши из тела мертвого соплеменника, унес с собой. Превосходные спринтерские качества снова не подвели нашего героя: он уже сбегал с другой стороны перевала, когда до него донеслось свирепое радостное рычание, с каким хищники обычно приступают к пожиранию мяса. Спустившись, Лум перешел на шаг. Удаляясь от гряды скал, часто оглядывался, но так и не увидел ни одной собаки.

Следы женщин нашел быстро. В дальнейшем оказалось, что идти по ним довольно трудно: они петляли среди холмов, ныряли в кустарники, часто были плохо видны на траве – или потому, что столько ног не всегда могли достаточно примять ее, или потому, что трава уже успела распрямится. Порой путь беглянок проходил через каменистую почву, где вообще невозможно было разглядеть отпечатков ступней. Выручало Лума острейшее обоняние, свойственное первобытным людям. Но даже они не могли с высоты роста человека улавливать запах следов. Поэтому, как говорилось выше, опускались на четвереньки, приближаясь носом к земле, а видом своим к животным.

Конечно, наш герой был рад, что трудно продвигаться по следам спутниц, ибо появилась надежда, что они сумеют уйти от преследования ронгов. В то же время понимал, что самому ему это вряд ли удастся. Впрочем, он по-прежнему был готов погибнуть в борьбе с ненавистными врагами.

Начали сгущаться сумерки. Стало еще сложнее идти по следу. Он привел в густой ельник. Здесь было еще более сумеречно.

Быстро найдя дерево, на которое было возможно легко и быстро в случае необходимости залезть, Лум разбросал вокруг него в радиусе шагов пятидесяти сушняк и лег у корней этого дерева. Мы помним, что наш герой часто пользовался этим, подсказанным Балленом способом ночевки, идя в страну неандертальцев.





Мне нравится:
0
Поделиться
Количество просмотров: 14
Количество комментариев: 0
Метки: Жизнь неандертальцев, кроманьонцев в художественных образах. Борьба за женщин продолжается.
Рубрика: Литература ~ Проза ~ Остросюжетная литература
Опубликовано: 18.01.2019




00
Есть вопросы?
Мы всегда рады помочь!Напишите нам, и мы свяжемся с Вами в ближайшее время!
1 1