Чтобы связаться с «Петр Гордеев», пожалуйста, войдите или зарегистрируйтесь.
Петр ГордеевПетр Гордеев
Заходил 10 часов 58 минут назад

Борьба за женщин - 2. Глава 12

Друзья двинулись вглубь леса. Однако лишь несколько шагов успели отойти от берега, как в черной темноте между массивными темно-серыми стволами перед ними снова замерцали зловещие парные огоньки глаз. «Волки!» – вздрогнул Лум, но на этот раз уже не сильно испугался, наверно, потому что с ним был верный друг, и потому что не был теперь совсем безоружен – в руках сжал два прихваченных с собою камня. В каких только не был он переделках со своим новым другом. Возможно, и на этот раз им повезет.

Брэнд зарычал. Из мрака выступили крупные мохнатые звери. Это были не волки, а собаки. Они зарычали, но явно только на Лума и то не очень угрожающе. Некоторые пару раз тявкнули и тоже не так уж свирепо. Брэнд теперь молчал. Собаки также затихли. Неожиданно все завиляли хвостами. Некоторые стали обегать наших друзей стороной. Через несколько мгновений Лум уже чувствовал, что они стоят совсем рядом сзади, но что-то подсказывало ему, что можно не бояться, но лучше не оборачиваться. Смелости придавало и спокойное поведение Брэнда, и то, что собаки виляли хвостами. Все же по спине пробежали мурашки и в затылке неприятно похолодело. Вдруг он вздрогнул, ощутив, как нос собаки ткнулся немного ниже того места, где у далеких предков человека был хвост. Эти прикосновения несколько раз повторились, ибо многие члены стаи пожелали познакомиться с ним поближе, как это принято у собак, ведь для них подхвостье играет своего рода роль удостоверения личности. Удовлетворив таким своеобразным способом свое собачье любопытство они отбегали, повиливая хвостами и не обращая уже на Лума никакого внимания. Те собаки, которые не проявили подобного любопытства, казалось, поверили им на слово, что, мол, этот двуногий вполне благонадежная личность, и тоже стали показывать, что не видят в нем врага. Было похоже на то, что собаки приняли его в свою стаю. Словно в подтверждение этого они все, и с ними Брэнд, повернулись и побежали вглубь леса, будто приглашая его последовать за ними.

Лум шел быстро, почти бежал. Через некоторое время остановился, с удивлением и усмешкой подумав, что, и правда, идет в том направлении, куда убежала стая, тогда как ему, пожалуй, надо в другую сторону. Только сейчас он задался вопросом, куда ему нужно двигаться, что предпринять, как вообще жить дальше? До сего момента им владело только стремление побыстрее удалиться от страшного места, где его чуть не лишили жизни: никаких других желаний, мыслей не было. Одно было неоспоримо ясно: двигаться нужно в сторону, противоположную местонахождению стойбища. Поэтому Лум повернул направо. Он продолжал быстро идти и при этом напряженно думал. Не приходилось сомневаться, что «старшаки», узнав утром, что ему удалось освободиться и бежать, сейчас же пустят по его следу самых быстрых и выносливых бегунов. Поэтому надо успеть к этому моменту удалиться отсюда как можно далее, чтобы не оставить преследователям никаких шансов догнать его. Но что делать потом, когда убедится, что погони за ним нет? Как что? Стараться выжить. Главное то, что он жив! Он будет жить! Но это будет, конечно, совсем другая жизнь, очень отличная от той, которой жил вместе с соплеменниками, жизнь изгнанника. Все же это лучше, чем казнь. Однако изгнание считается почти равносильно казни. Но стоит ли очень унывать? Разве он не сумел выжить, немало дней совершая обратное путешествие от границы страны чомо? Кроме того, не так уж одинок он будет. Ведь у него теперь есть Брэнд, настоящий друг. Они отправятся с ним в страну чомо. Возможно, удастся разыскать ту красавицу, с которой довелось случайно свести знакомство и о которой он никак не может забыть. Только подумал так наш герой, как чувство большого сожаления стеснило грудь. Нет, в ближайшее время это не удастся! Как же он мог забыть?! Нет, пока ронги угрожают его родному племени, разве имеет он право покинуть этот край?! Конечно, он будет помогать соплеменникам бороться с врагами. Однако каким образом он это будет делать, у него было пока очень смутное представление. Впрочем, он еще обдумает это – еще есть время. Правда, ронги могут появиться здесь уже скоро, но никак не раньше, чем через три – четыре дня. А скорей всего они будут искать стойбище номариев гораздо дольше.

Вдруг Лум услышал сзади стремительно приближающийся топот. Вздрогнув, резко повернулся. Увидел, как между стволами деревьев мелькнули две светлые точки. «Волк! Нет, это, наверно, Брэнд», – подумал молодой охотник.

Он не ошибся – через несколько мгновений из темной глубины леса к нему выскочил с радостным поскуливанием огромный мохнатый пес.

– Ну что ты вернулся ко мне? – потрепал его густые космы Лум, – Тебе охотиться надо. Я тебе в напарники сейчас не подхожу. Вот как сделаю оружие себе, пусть хоть дрянное, какое смогу, тогда опять поохотимся вместе. А сейчас, давай, без меня. Со своими братьями. Возвращайся к ним быстрее. Они, может, уже задрали кого-то. А ты здесь со мной время теряешь.

Пес стал радостно прыгать вокруг и около молодого охотника. Затем с призывными скулением и лаем сделал несколько прыжков в сторону, откуда прибежал. Лум понял, что он зовет его последовать за ним.

– Нет, Брэнд. Ты же знаешь, что я не могу так быстро бегать, как вы, четвероногие, – с сожалением произнес Лум. – Да и мне в другую сторону.

Он повернулся и зашагал в прежнем направлении. Пес затрусил рядом с ним.

Внезапно сзади послышался быстро приближающийся топот множества лап. Лум обернулся и снова увидел в черных промежутках между темно-серыми стволами мелькание пар светящихся точек.

– Похоже, опять твои друзья, Брэнд,– сказал молодой охотник. Но при этом испытал довольно неприятное волнение: а вдруг не они, а если они, то вполне ли воспринимают его как члена своей стаи, в достаточной ли мере, чтобы на голодный желудок воздержаться от употребления новичка в пищу?

Стая, и в самом деле, оказалась стаей Брэнда. Собаки окружили его и Лума. Некоторые приветливо обнюхали своего потерявшегося вожака, радостные, что он нашелся. Три собаки обнюхали Лума. Тот, однако, не стал приветствовать своих новых товарищей принятым у них способом. Собаки недолго покружили вокруг него и вожака, а затем все разом – и Брэнд с ними – помчались туда, откуда прибежали и через несколько мгновений скрылись во тьме ночного леса. Лум вздохнул с облегчением и пошел быстро прежним путем.

Довольно скоро он заметил, что кусты и деревца между толстыми стволами больших деревьев из темно-серых стали зеленовато-светло-серыми. Стволы больших деревьев тоже начали приобретать свои обычные дневные цвета. Стала видна глубина леса. Лум огляделся и увидел, что все вокруг сделалось светлее и виднее. Он взглянул вверх. Покачивающиеся клубы листвы и множество пучков хвои там уже были совсем зеленые, но имели мрачный оттенок. Между ними светлело побелевшее небо. «Светает уже!» – удивился и обеспокоился Лум. Теперь он не шел, а бежал. Какая короткая летняя ночь! Уже скоро соплеменники придут туда, где оставили его на съедение зверям! Может быть они уже там! А он успел уйти совсем недалеко!

Вскоре произошло то, чего наш герой никак не мог ожидать – впереди замелькали просветы. Лум так удивился, что даже остановился на мгновение, а затем перешел на шаг. Приближался край леса. Это и вызвало удивление. Лес был хоть и не очень-то велик, но требовалось гораздо больше времени, чтобы перейти его, начав путь оттуда, откуда Лум начал. Неужели он так быстро шел и бежал? Значит, так.

Наш герой почувствовал себя спокойнее, решив, что, и правда, стал теперь вряд ли досягаем для возможной погони. Поэтому позволил себе идти чуть медленнее. Однако сразу затем появились другие причины для удивления. Впереди слева заметил раздвоенную ель (довольно редкое явление для этого вида дерева). «Надо же, и здесь тоже», – подумал Лум. Еще больше удивился, когда немного пройдя далее, из-за зарослей увидел справа сильно накренившуюся сосну, сломанную ветром, но не рухнувшую наземь, а повисшую на ветвях рядом стоящих елей. Подобное очень часто встречается в лесах, особенно девственных. Удивило не это, а совпадение – раздвоенная ель и неподалеку от нее такое дерево. «Тоже, как там! Как же я раньше не замечал этого?! Столько раз проходил здесь и не заметил». Но то, на что обратил внимание потом, не только поразило его как еще более странное совпадение, а уже насторожило. Сколько раз он, пересекая этот лес, проходил через край его, противоположный тому, рядом с которым расположено стойбище, и всегда видел вокруг довольно густой подлесок. Да он везде, повсюду в любом лесу. Его нет, а точнее почти нет только вблизи людских селений, потому что одних отсохших и упавших с деревьев ветвей и сучьев не хватает, и заготовщики хвороста ломают и рубят много кустов и мелких деревцев. Лум остановился как вкопанный и остолбенел от удивления и страха: он понял, что находится около родного стойбища. Но как это могло произойти?! Он сразу вспомнил рассказы сородичей о том, что идущий в темном ночном лесу часто ходит по кругу, порой не раз замечая, что возвращается приблизительно туда, откуда начал путь. Если бы рассвело немного позже, то, возможно, наш герой пришел бы на место своей казни, где мог встретить соплеменников, пришедших посмотреть на его обглоданные кости.

Лум повернулся, чтобы броситься бежать прочь отсюда, но замер настороженно, пораженный внезапной страшной мыслью: он понял, что оказался в смертельной западне, из которой так просто не убежишь, и скорей всего вряд ли удастся спастись.



Мне нравится:
0
Поделиться
Количество просмотров: 11
Количество комментариев: 0
Метки: Кроманьонцы в художественных образах. ... он понял, что оказался в смертельной западне...
Рубрика: Литература ~ Проза ~ Остросюжетная литература
Опубликовано: 02.01.2019




00
Есть вопросы?
Мы всегда рады помочь!Напишите нам, и мы свяжемся с Вами в ближайшее время!
1 1