Чтобы связаться с «Петр Гордеев», пожалуйста, войдите или зарегистрируйтесь.
Петр ГордеевПетр Гордеев
Заходил 4 дня назад

Борьба за женщин - 2. Глава 11

Когда сородичи удалились, и Лум перестал слышать их голоса, он принялся изо всех сил дергаться и напрягаться всем телом, надеясь вырваться из пут. Однако все его старания оказались тщетны: он был необычайно крепко привязан к стволу сплетенной из жил животного очень прочной веревкой.

В лесу быстро темнело. Перед обреченным юношей громко журчала река. Она имела сильное течение, хотя местность здесь была равнинной: мощное ускорение своему движению вода получала в горах, где были ее истоки.

Лум находился в шагах двадцати от реки. На берегу прямо перед ним не было ни кустов, ни деревьев. Справа и слева росли кусты и деревца. Лум в ужасе вертел головой, ожидая, что вот-вот оттуда на него бросится какой-нибудь зверь. Опасность грозила и из-за реки, которая, хоть и полноводная, не была широкой, и хищник мог быстро ее переплыть.

По мере того, как сгущались сумерки, лес на противоположном берегу все более темнел, превращаясь в темно-серую непроглядную чащу. Несмотря на то, что видел полнейшую бесполезность своих усилий, Лум продолжал отчаянные неистовые попытки освободиться. Но наконец, совершенно изнемогши от усталости, беспомощно повис на веревках и покорно-обреченно свесил голову.

Была уже глубокая ночь. Слыша любой шорох, а слышать можно было только ближние звуки, ибо дальние поглощало журчание воды у берега, несчастный цепенел от ужаса, воспринимая его как вестника своей скорой гибели. Когда проходило некоторое время, и он не видел зверя, то испытывал огромное облегчение. Правда, сразу затем на него снова наваливался своей беспощадной терзающей тяжестью страх: ведь Лум ни на мгновение не забывал, что неминуемо должен сегодня погибнуть. Даже более чем смерть страшило ожидание, что его будут пожирать живьем. Он знал, что нередко хищники, когда очень голодны, терзают и поедают попавшее им в когти животное, еще не умертвив его. Знал, что убивают они жертву отнюдь не из гуманности, а просто для того, чтобы она не сопротивлялась. Он же, связанный, сопротивляться, конечно, не сможет, а значит, его ждет, мучительнейшая смерть.

Из-за облаков вышла луна и ярко осветила все. Освещенный противоположный берег стал серебриться, оттеняя лес за рекой, превратившийся теперь в сплошную черную стену. Черные зубцы этой стены четко выделялись на фоне звездного неба. В темно-серой синеватой реке заиграли неясные лунные блики. Под противоположным берегом слегка заблестели большие и маленькие камни. Около них плескалась и волновалась быстрая вода. Такие же камни, но не видные за берегом Луму, были и на этой стороне реки. Именно от столкновения с береговыми камнями и исходило шумное журчание.

Лум почувствовал, что силы его восстановились и снова начал рваться из стягивающих его колец прочной веревки, однако с тем же результатом, что и ранее. Он взвыл от отчаяния. Но вскоре пожалел об этом: изданный им звук привлек хищников.

Вдруг в чаще за рекою появились пары светлых точек. «Волки!» – понял Лум, и все внутри у него оледенело и онемело. Сердце, словно оборвалось и упало в пятки. Страх, который владел им до этого, был ничто в сравнении с тем, что он испытывал сейчас. Лум действительно видел глаза волков, светящихся в темноте фосфорическим блеском. Пары едва заметных мерцающих точек мелькали и приближались. Их было много. Несчастный снова стал рваться из пут, но они по-прежнему были неумолимо-прочны. Вот на освещенный луною берег выбежали четыре волка, за ними – еще пять, потом – семь. Как ни странно, они не бросились сразу в воду, чтобы переплыть реку, а начали яростно рычать в сторону Лума, рыть мощными лапами землю. В свете луны были хорошо видны их страшные оскаленные клыки. Через несколько мгновений наш герой понял чем вызвана эта заминка в нападении стаи. Он услышал за спиной быстрый мягкий топот множества лап. В следующее мгновение учуял запах волков. Ах, вот оно что! Оказывается, он своим возгласом отчаяния привлек сюда две стаи страшных зверей! Одна уже здесь, совсем рядом! В следующий миг справа и слева зловещими тенями выскочили хищники. Лум сразу заметил, что это не волки, а крупные собаки. Впрочем, легче от этого ему, конечно, не стало. Пока собаки не набросились на него, поскольку им еще предстояло отстоять добычу. Они сгрудились все у реки и подняли ужасный, оглушительный, угрожающий лай, которым надеялись отогнать стаю волков. Те продолжали рычать и рыть лапами землю. Некоторые тоже стали лаять.

Лум собрал в кулак всю силу воли, готовясь мужественно встретить лютую смерть.

Вдруг от стаи собак отделилась одна, самая большая, и бросилась к нему. Наш герой напрягся и стиснул зубы, ожидая испытать страшную боль. Поведение собаки его невообразимо удивило. Она стала визжать и скулить, извиваясь всем телом. Затем бросилась на него. Положила ему на плечи лапы и умыла его лицо своим большим мягким влажным языком.

– Брэнд! Дружище! – вскричал Лум, – Откуда ты здесь взялся?!

Он не рад был появлению своего необычного друга, ибо знал, что тот будет его защищать и только зря погибнет.

Конечно, Брэнд не мог ответить, как он здесь оказался. За него расскажем мы.

Встретив своих любимых друзей, он неплохо провел с ними вечер. Когда сгущались сумерки, привыкший в последнее время проводить ночь со своим двуногим другом, пес вдруг вспомнил о нем, невольно заскулил и побежал его искать. За ним увязалась собачья стая, которая считала могучего Брэнда своим вожаком, и полагала, что он, как и подобает нормальным хищникам в такое время, отправился на охоту. Брэнд прибежал на то место, где расстался с Лумом. Нашел его следы и побежал по ним. Они привели к стойбищу. Его обитатели недавно пришли из леса, где оставили привязанного к дереву осужденного. Они толпились среди шалашей и продолжали возбужденно обсуждать происшедшее. Люди заметили стаю собак, осмелившуюся слишком близко подойти к селению, и угрожающе зашумели. Мужчины потрясали копьями и дубинами. Собаки отбежали на шагов сто обратно, все, кроме Брэнда. Тот поскуливал и смотрел с пронзительной тревогой в умных глазах на стойбище. Люди подивились странному поведению пса, особенно дерзкой смелости, которую отнесли за счет его огромных размеров и мощного сложения, что обычно вызывало почтение у мужчин, уважающих, в первую очередь, силу. Поскольку одна собака не представляла опасности для большого селения, на нее вскоре перестали обращать внимание, тем более, что мысли людей сейчас особенно занимали страшное известие о гибели сородичей, принесенное Лумом, и его казнь.

Брэнд стал бегать растерянно вблизи стойбища, обнюхивая землю. Заметим, что это была южная сторона селения, где не протекала упомянутая выше речушка. К огромной радости своей пес вскоре учуял новые следы Лума, шедшие обратно из стойбища. Они были среди множества других человечьих следов. Эти следы привели в поле, где почти под прямым углом поворачивали к лесу. Брэнд побежал туда, а за ним и его стая. По пути они наткнулись на следы двух оленей, которые вели из леса в поле. Все собаки устремились по ним вдогонку за вкусным мясом. Но не сумели догнать его, потому что расстояние между ними и оленями изначально было слишком большим. Четыре раза потом стая брала следы других животных, но тоже не смогла их настичь: если кто-то думает, что хищникам так уж хорошо и легко жить в дикой природе, тот ошибается. Вдруг Брэнд вспомнил о Луме и снова побежал искать его. За ним последовала стая, которая не сомневалась, что он продолжает охоту. Они вернулись к тому месту, где следы оленей отвлекли их от людских. Наверное, товарищи Брэнда немало подивились прозорливости своего вожака, который прямиком привел их к добыче. Она тем более их обрадовала, что не способна была сопротивляться. Однако события развивались не так, как им хотелось.

От перебранки волки быстро перешли к решительным действиям. Самый крупный из них, должно быть, вожак прыгнул в воду и поплыл к этому берегу. За ним стали прыгать в реку и другие волки. Только это произошло, как всех собак, словно ветром сдуло с берега. Они исчезли во мраке леса. Все, кроме Брэнда.

– Уходи, уходи, Брэнд! Прочь отсюда! – вскричал Лум, не желая смерти своему другу, к тому же лютой и напрасной смерти. Но пес не собирался так быстро расставаться с Лумом, тем более, что от него пахло съестным. Длительные стремительные погони за травоядными вызвали у Брэнда такой аппетит, что к нему вполне была применима известная поговорка: «Голодный как волк». Произошло неожиданное – пес рванул зубами стягивающую Лума веревку и стал жевать ее. И не удивительно – веревка-то была, как упоминалось выше, сплетена из жил животного. Толщину имела не меньшую, чем боварские сосиски, то есть – приблизительно с палец.

Путы спали с Лума. Ощутив себя свободным, он радостно вскричал. Впрочем, радоваться еще было слишком рано – сюда уже плыло, по меньшей мере, пол волчьей стаи. В первый момент Лум хотел влезть на дерево, к которому был привязан, но тут же устыдился своего желания. Ведь он знал, что Брэнд не убежит, а будет защищать его, один сражаясь против всей волчьей стаи. И что ж, он, Лум, будет сидеть на ветвях, взирая сверху на то, как его друга рвут на части проклятые волки, которых он всегда презирал и ненавидел?! Нет, Лум никогда трусом и предателем не был и не будет! Малодушный порыв он испытал сейчас только потому, что у него нет совершенно никакого оружия, даже камня в руках. О, если бы у него были когти, клыки, как у них! А голыми руками кого он сразит?! Но он все равно будет биться! Хоть кулаками. Он погибнет в неравной борьбе, сражаясь вместе с другом, погибнет с честью, как подобает настоящему охотнику-воину! На эти мысли ушло не больше мгновения. В следующий миг ему в голову пришла идея, которая могла увеличить шансы на спасение. Но ее еще нужно было осуществить. Только бы успеть!

Лум бросился к реке навстречу плывущим врагам. Когда схватил два попавшихся под руки береговых камня, самый ближайший волк уже находился от берега в шагах пяти-шести. Юноша с силой кинул камень. Промахнуться было невозможно, тем более Луму, у которого любимейшим занятием в детстве, как и у многих его сверстников, было метание камней в цель и на дальность. Камень точно попал в голову хищнику, причем с таким же звуком, как если бы ударился о ствол дерева. Даже отпружинил также. Волк сразу исчез. В ярком свете луны видны были пузыри на поверхности воды. Из остальных плывших волков ближайшие находились от этого берега на расстоянии шагов двадцати. Их постигла та же участь, что и первого: оглушенные, они захлебнулись. На счастье, под ногами Лума оказалось достаточно подходящих для метания камней. Шесть следующих плывущих волков, устрашенные быстрой гибелью четырех собратьев, а главное, вожака, стали поспешноповорачиватьи плытьобратно. Лум даже расхохотался – так ему показалось смешным то, как они это проделывали: смешным выглядело несоответствие этой позорной явной торопливости той горделивой важности, с которой волки держали над водой головы. Конечно, это получалось у них непроизвольно: никакого намерения сохранять достойный вид при отступлении у этих не наделенных разумом тварей не было. Но именно такое впечатление они производили.

Смех сделал добрее нашего героя. Даже к этим ненавистным ему хищникам. Иначе он бы мог перетопить полстаи. Лум не воспользовался чрезвычайно уязвимым положением плывущих зверей и перенес «огонь» на противоположный берег, на котором замешкались менее смелые волки, не спешившие туда, где возможна была атака больших собак. Камни не представляли для них такой опасности, как для плывущих, да и попасть им в голову было куда труднее. Поэтому Лум метил уже не в головы, а в туловища. Каждый камень попадал точно в цель, причем с большой силой. Волки взвизгивали, как собаки, и убегали в лесную чащу. Вслед за ними в темном лесу скрылись и те волки, что еще не успели получить в бок камень, и те, что, доплыв до берега, выбегали из воды.

Всю эту баталию, особенно поспешное отступление противника, оторвавшийся от своей трапезы Брэнд сопровождал громогласным лаем и пару раз даже вступил передними лапами в воду, словно намереваясь преследовать убегающих.

Как только последний волк исчез из виду, человек и собака бросились друг к другу. Дико-радостными взвизгиваниями, наскоками на Лума, лизанием рук Брэнд приветствовал его. Юноша крепко сжал его в своих объятиях. Радости обоих не было предела. Пес был счастлив, что наконец нашел своего потерявшегося двуного друга. Наш герой чувствовал такую благодарность, какую описать невозможно.

– Неплохо мы их, Брэнд …! Это не первая наша победа с тобой, да?! – воскликнул он.

Когда эмоции немного поутихли, Брэнд поспешил вернуться к вкусной веревке. Лум хоть и испытывал большое желание удалиться как можно скорее и дальше от места своей несостоявшейся казни, все же не стал поторапливать друга. Впрочем, съедобные путы быстро исчезли в желудке собаки.



Мне нравится:
0
Поделиться
Количество просмотров: 16
Количество комментариев: 0
Метки: Жизнь кроманьонцев, неандертальцев в художественных образах. ... волки быстро перешли к решительным действиям.
Рубрика: Литература ~ Проза ~ Остросюжетная литература
Опубликовано: 29.12.2018




00
Есть вопросы?
Мы всегда рады помочь!Напишите нам, и мы свяжемся с Вами в ближайшее время!
1 1