Чтобы связаться с «Петр Гордеев», пожалуйста, войдите или зарегистрируйтесь.
Петр ГордеевПетр Гордеев
Заходил 6 дней назад

Борьба за женщин - 2. Глава 9

Ночевали сегодня они тоже близко друг от друга: Лум – на дереве, а собака под этим деревом.

Когда утром молодой охотник слез и продолжил путь, пес снова пошел с ним рядом.

Лум заметил, что тот все чаще становится на больную ногу. Он и вчера это делал, но гораздо реже.

Вдруг собака резко свернула в сторону. Они в это время шли по сосновой роще. Пес остановился в нескольких шагах от Лума, низко опустил голову и стал внимательно обнюхивать землю. Наш герой сразу понял, что собака учуяла по запаху чьи-то следы и позавидовал ее обонянию. Как охотника его не могла не заинтересовать находка попутчика, тем более, что он намеревался сейчас заняться охотой. Лум поспешил к собаке и увидел на земле вмятины от больших копыт. Молодой охотник безошибочно узнал следы лося. И человек, и собака пошли по следам. Лум сразу убедился, что животное и с больной ногой куда шустрее его. Это не могло обрадовать охотника. И действительно, добыв лося, пожелает ли собака подпустить к своей добыче человека? Но более беспокоило опасение, что ослабленная раной, по сути, трехногая собака не сможет настигнуть лося и только зря спугнет его.

– Стой! – невольно воскликнул Лум. Собака сразу остановилась и поглядела на него.

«О, так все же он немного понимает по-нашему!» - удивился охотник. – Видно, покуда шел за нами, слушал, как мы разговариваем. Вот и поднахватался маленько».

Пес снова двинулся по следу, а когда вновь увлекался и опять спешил, то скоро останавливался и поворачивал к Луму голову. Из клыкастой пасти его свисал длинный красный язык, а красивые карие глаза смотрели спокойным ожидающим взглядом. «Он без моего окрика останавливается и ждет теперь. Значит, он не знает наших слов, а просто понял, что я от него хочу», – подумал Лум и в который раз подивился сообразительности этого животного.

Минут двадцать человек и зверь двигались по следу. Впереди засверкали просветы: товарищи по охоте, а возможно, соперники приближались к краю рощи. В ярких полосах между стволами сосен виднелись зеленое поле и бледно-голубые холмы за ним. На фоне этой череды вертикальных просветов выделялся силуэт лося. Опустив голову с большими рогами, он щипал траву и медленно двигался.

Оба охотника мгновенно притаились, а затем стали осторожно красться к лосю. Собака гораздо раньше бросилась к нему, чем предполагал это сделать Лум. «Куда…?! Эх, только спугнет зря», – с досадой подумал он, глядя, как пес несется между темно-серыми основаниями сосен. При этом Лум с удивлением увидел, что собака мчится не на трех, а на четырех лапах и так, словно все они у нее совершенно здоровые.

Если бы охотники подкрадывались к лосю со стороны поля, то он мог бы их заметить гораздо раньше и имел бы шанс спастись бегством, но опасность пришла из леса, где хищникам всегда легче приблизиться к намеченной жертве. Огромный пес повис на шее сохатого. Через несколько секунд подоспел Лум и добил копьем обреченное животное. Между победителями не возникло спора из-за добычи. Пес принялся терзать издохшего лося в том месте, где вцепился в него, а Лум стал свежевать большую, мясистую ляжку. Лось был весьма крупный. Поэтому зверь и человек находились не близко друг от друга. Возможно, благодаря этому не проявился инстинктивный дух соперничества хищника за добычу. А может, пес считал уже, что он и Лум теперь одна стая или был таким умным, что понимал, что мяса хватит обоим.

Лум использовал сделанный им инструмент. Резец, хоть и наскоро примитивно выточенный, все же резал и кожу, и мясо.

Жевать сырое мясо не так уж легко было даже первобытному человеку. Лум ел способом, которым ели его сородичи, когда приходилось есть плохо прожаренное мясо, а таким оно было часто: вцеплялся в кусок зубами, оттягивал его рукою и отрезал мясо перед ртом.

Собака и человек насытились до отвала. Последний к тому же наполнил суму кусками мяса.

Наш герой и пес совместной трапезой славно отметили и скрепили начало дружбы и продолжили путь.

Через три дня после ранения собака уже резво бегала на всех четырех лапах, будто ранения не было и в помине.

Со временем Лум невольно стал обращаться к попутчику по имени, которое, сам не заметил, как дал ему. Он называл его Брэнд, что на языке номариев означало друг. Для удобства мы уже с этого момента будем так называть четвероного спутника молодого охотника.

Автор предвидит скептическое замечание кого-нибудь из читателей по поводу столь раннего приручения собаки. Действительно, считается, что одомашнивание животных широко стало происходить девять – двенадцать тысяч лет назад. Но, несомненно, отдельные случаи приручения животных были гораздо раньше, ведь найдено же доказательство использования лошади не в качестве пищи, а для езды на ней тридцать тысяч лет назад.

Наш герой и собака быстро приспособились охотиться совместно, и оба находили, что такое сотрудничество весьма удобно и результативно. Луму уже не приходилось стараться подкрадываться к животным как можно ближе. Стремительный спринт могучего Брэнда не оставлял шансов на спасение никому. Да и выслеживал животных он лучше. Зато человек доказал, что дротик и копье более эффективное оружие, чем клыки и когти. Кроме того, у Лума была сума. В ней можно было нести запасы мяса, которыми молодой охотник братски делился со своим новым другом. Эти запасы позволяли не изнурять себя ежедневной охотой.

Дружба с собакой дала человеку ощутимые преимущества не только в охоте. Она оказалась выгодна во многом другом. Так, Лум получил возможность ночевать не на деревьях. Уже на вторую ночь после того, как свел дружбу с собакой, он лег спать рядом с нею на землю. Правда, поначалу, несмотря на усталость, долго не мог заснуть, ибо подсознательно еще продолжал опасаться этого хищного зверя. Они ночевали в высокой траве в поле. Наконец Лум забылся беспокойным чутким сном. Однако вдруг почти сразу, как ему показалось, проснулся оттого, что услышал рычание. В первый момент он даже испугался, увидев рядом огромную собаку. Но тут же вспомнил, что они теперь друзья и понял, что пес рычит не на него, а на кого-то, кого не видно за зарослями травы. Рычание из глухого, настороженного стало громким и угрожающим. Лум тоже встревожился и взял, приподнимаясь, лежавшую под боком дубину.

Пес с яростным лаем бросился в темные заросли травы. Лум вскочил на ноги и увидел подкрадывающуюся к ним целую стаю небольших собак. Их было, наверное, не меньше двадцати. Даже стаи средних по размеру собак представляли немалую опасность для любого человека и животного. Встречаться с ними никто не любил. Особенно страшны эти своры были тем, что дружно нападали все разом.

Но и в стаях собаки не всегда ведут себя смело. Все приближавшиеся к нашим путникам собаки сразу же стремительно бросились в разные стороны перед несущимся на них свирепым гигантским псом. Напоследок еще раз облаяв их, Брэнд вернулся к Луму. Тот горячо поздравил его с победой и высказал ему свое восхищение. Потом опять лег спать и спокойно крепко заснул.

Земля, хоть и сырая, была, разумеется, постелью более удобной, чем дерево. Благодаря этому наш герой стал спать дольше и лучше высыпаться.

Рядом с таким другом, как Брэнд, Лум ощущал себя и в самом деле был в большей безопасности, чем без него. Огромный могучий пес и мощного телосложения человек, с дубиной и какими-то палками в руках, производили на всех животных впечатление внушительное, слишком необычное, непонятное. Все предпочитали обегать их стороной. Даже волчьи стаи. Правда, одну вид наших попутчиков ничуть не устрашил. Однажды Лум и пес днем шли широкой долиной. Они увидели вдали большую стаю волков. Те, заметив их, сразу повернули к ним и стали стремительно приближаться. Когда волки были от наших путников на расстоянии шагов пятисот, Брэнд начал на них яростно лаять. Шерсть его встала дыбом на загривке. Он свирепо рыл под собою передними лапами землю. Лум тоже стал лаять. При этом угрожающе потрясал оружием. Не раз эти устрашающие действия выручали их.

Однако стая продолжала приближаться. Все же за шагов двадцать до человека и собаки она остановилась. Такое случается, если волки не уверенны в своем полном превосходстве над теми, на кого нападают. Несколько мгновений они могут ожидать, когда кто-нибудь из них решится напасть первым. Подобное, как мы помним, произошло, когда наш герой вместе с другими охотниками был окружен в пути стаей волков. Лум вспомнил о том случае и о том, как успешно удалось выйти из опаснейшего положения. Сейчас он решил воспользоваться тем же способом. Самый крупный волк стаи пал, пораженный его дротиком. В следующее мгновение юноша метнул копье в другого, тоже очень большого волка и снова попал. Впрочем, попасть было нетрудно: волки находились совсем близко. Испуская дух, они жалобно заскулили. Услышав это от тех, от которых привыкла слышать только властный свирепый рык, и увидев их в жалком повергнутом положении, стая была поражена. Она растерялась, почувствовала себя беззащитной. Поэтому волков устрашила подъятая над головой Лума дубина, с которой тот, издав яростный боевой клич номариев, ринулся на стаю хищников. Вся она бросилась в стремительное бегство. Брэнд даже не успел воспользоваться своим оружием, которым наделила его природа.

Наши путники прошли вместе большое расстояние. И вот уже Лум стал узнавать особенно знакомые ему рощи, долины, холмы и горы, к виду которых привык за то время, что племя номариев жило здесь. Подходил к концу путь. Стойбище уже было близко. Брэнд тоже заметно повеселел: он был уроженец и обитатель окрестностей стоянки номариев, которые покинул, увязавшись вместе со своей стаей за отправившейся в путешествие группой охотников. Зная, что приближается к селению, Лум позаботился о том, чтобы сделать себе набедренную повязку, использовав для этого подошедшую шкуру добытого животного.

Наш герой с большим огорчением понимал, что придется с Брэндом расстаться: не приводить же с собой в племя собаку, где ее, конечно же, сразу убьют. Он крепко обнял мохнатого друга и долго держал его в объятиях. Потом сказал дрогнувшим голосом:

– Прощай, Брэнд. Не иди за мной больше.

Но пес хоть и был необычайно понятлив, этого никак не хотел понимать. Он упорно продолжал идти за охотником. Тот принялся отгонять его. Однако пес, повиливая хвостом и тревожно-непонимающе глядя на человека, шел и шел за ним. Тогда Лум стал угрожающе рявкать и замахиваться дубиной. Но пес и теперь не хотел расставаться. Лум, как ни трудно ему было заставить себя, два раза кольнул его копьем. Уколол, конечно, несильно, не до крови. Все же это возымело некоторое действие – на несколько шагов пес отстал. Однако по-прежнему шел за Лумом. Юноша уже в отчаянье начал швырять в него камни. Конечно, старался не попасть. Когда убедился, что и эта мера бесполезна, все же заставил себя один камень пустить точно в цель. Хоть кинул только в пятую-шестую часть своей силы, пес взвизгнул от боли и жалобно заскулил. Он лег животом на траву, положив перед собой лапы. Он часто дышал, высунув из пасти длинный язык и глядел на Лума. Особенно тяжело было видеть его взгляд: карие воспаленно-тревожные глаза были по-прежнему полны любовью и преданностью. Сердце человека сжалось от боли и чувства вины. Полный отчаянья, он опустился на землю и взялся за голову. Пес сразу подошел и лизнул его в щеку. Лум невольно с нежностью обхватил мощную мохнатую шею и почувствовал, как на глаза навертываются слезы.

– Они ж убьют тебя, дурачок, – сказал он.

Невдалеке появились четыре собаки. Брэнд увидел их и побежал к ним. Они явно были хорошо знакомы, потому что встретились как давние друзья. Лум облегченно вздохнул и заспешил к стойбищу.

Когда человек воспитывает собаку с возраста щенка, то любовь ее к хозяину становится особенно крепкой. Любовь Брэнда к Луму, тоже сильная, все же не успела стать такой, когда собака общество хозяина предпочитает любому другому. Иначе бы пес, наскоро обменявшись со своими старыми знакомыми приветствиями, заключавшимися в основном в обнюхивании подхвостьев, быстро догнал бы молодого охотника. Неожиданная встреча очень отвлекла Брнда. Ему захотелось провести время в привычном приятном собачьем обществе.

Лум оглянулся на собак, еще раз облегченно вздохнул и зашагал дальше.



Мне нравится:
0
Поделиться
Количество просмотров: 14
Количество комментариев: 0
Метки: Жизнь кроманьонцев, неандертальцев в художественных образах. Опасный путь домой продолжается.
Рубрика: Литература ~ Проза ~ Остросюжетная литература
Опубликовано: 25.12.2018




00
Есть вопросы?
Мы всегда рады помочь!Напишите нам, и мы свяжемся с Вами в ближайшее время!
1 1