Чтобы связаться с «Петр Гордеев», пожалуйста, войдите или зарегистрируйтесь.
Петр ГордеевПетр Гордеев
Заходил 11 часов 21 минуту назад

Борьба за женщин - 2. Глава 6

Провожая взглядом удаляющихся иноплеменников, Лум произнес мысленно: «Так значит, это ронги… Вот кто… Неужели они уже здесь?! А я-то подумал, было, что убийцы моих сородичей из племени, где люди еще огонь не приручили…» Последние слова пришли ему на ум, потому что он вдруг вспомнил жуткие слухи о ронгах, о которых говорили, что они иногда даже живыми поджаривают пленных. Так что использовать огонь уж точно умеют. «Но почему же тогда они ели сырое мясо?! Да они вообще не жгли костра – весь хворост остался, – размышлял Лум. – Они боялись жечь огонь. Они боялись чомо. От костра дым идет. Огонь, дым в ночи очень видны. Они боялись, что чомо их заметят. А уходить не хотели – добычу оставить жалко было… Как же наши не смогли отбиться?! Наших же было девять. А тех только четверо. А я один их всех уложил!»

Наш герой не знал, что врагов было не четверо, а восемь. Это был охотничий отряд. Ронги находились на опушке леса, когда вдруг заметили номариев. Те шли еще далеко от места своей будущей стоянки. Опускающееся к горизонту солнце слепило им глаза. Поэтому ронги увидели их раньше, а увидев, сразу спрятались в кусты и траву, оставшись незамеченными чужаками. Умело скрываясь в зарослях, видели, как иноплеменники собирали хворост, разожгликостер, сели есть. Ронги подкрались к номариям и неожиданно напали на них. Никто из ужинавших не успел даже встать, чтобы оказать сопротивление. Напавшие жестоко перебили товарищей Лума.

Убийство нескольких иноплеменников и сохранение их тел для общеплеменного пиршества считалось у ронгов большим успехом, превосходящим по значимости и заслуживающим большей славы, чем даже добыча стольких же крупных животных. Победа приобретала еще большее значение ввиду того, что в последние дни племя жило впроголодь. Нельзя сказать, что ронгам-охотникам изменила удача. Нет, просто не всегда удавалось добыть столько пищи, сколько требовалось для всего племени, которое, как мы уже знаем, было очень большим. Такие периоды недоеданий не являлись редкостью в жизни ронгов. Тем не менее племя давно не делилось на части, что позволило бы легче прокормиться, как поступали другие большие племена. Несколько позже будет сказано, почему ронги этого не делали.

Расправившись с номариями, воины незамедлительно поспешили сообщить сородичам о своей блестящей победе, которую, пожалуй, иначе назвать и нельзя было, ибо достигнуть ее удалось совсем без потерь, благодаря умело выполненному тактическому приему. К племени отправились четверо молодых быстроногих воинов. Зачем понадобилось столько гонцов, когда, казалось бы, и одного достаточно было? Дело в том, что часть пути предстояло пройти в сгущающихся сумерках и в ночной темноте, когда слишком много рыскало в поисках добычи хищников: у четверых посланцев было больше шансов донести известие до соплеменников, чем у одного.

Перед дорогой гонцы подкрепились мясом, которое не успели доесть номарии. Оставшиеся охранять добычу воины, проводив посланцев, собрались, было, хорошо разжечь пока маленький костер, чтобы поджарить какого-нибудь убитого, как вдруг увидели поднимающиеся клубы дыма над лесом за полем. Ронги поняли, что там стоянка каких-то людей. При этом сообразили, что убитые ими иноплеменники наверняка никакого отношения к этим людям не имеют: если б у них были родственные или союзнические отношения, то они не стали бы располагаться на ночлег здесь, а пошли бы к ним. Наш герой, находившийся тогда в том лесу, не мог ощутить запаха дыма, потому что до встречи его с незнакомкой неандертальцы еще не разожгли огонь, а после был слишком поглощен страстью.

Ронги поспешили затушить костерок. Затем легли на землю и стали с тревогой наблюдать из-за травы за лесом, темневшем по другую сторону поля. Они опасались, что чужаки заметили дым от здешнего костерка. Впрочем, им можно было не беспокоиться по этому поводу: дымок, который исходил от маленького огня, сразу подхватывался северным ветром и рассеивался. Они все больше убеждались, что их присутствие не замечено местными жителями. Окончательно успокоились, когда сгустились сумерки. Тогда ронги приступили к давно жадно ожидаемой трапезе, последствия которой нами уже описаны. Конечно, они досадовали на то, что нет возможности поджарить пищу, но и в сыром виде она доставила немало удовольствия гурманам-каннибалам.

Они помнили, что один из остановившихся здесь иноплеменников, ушел в лес. У них не было сомнения, что он отправился туда, привлеченный запахом воды: его приносили сюда порывы ветра. Конечно, ронгов не удивило то, что он не возвращается и даже не показывается им на глаза: наверно, видел, как они расправились с его соплеменниками. Они были уверены, что он уже далеко отсюда, а скоро и вообще забыли о нем. Поэтому необычайно изумились, когда рано утром вдруг увидели, как он вышел из леса и преспокойно зашагал прямо к ним, как к своим.

Зоркими глазами ронги разглядели, что пока чужак смотрит только себе под ноги. Воины сразу легли на землю. Наблюдая за ним из-за травы, скоро убедились, что он и не подозревает об их присутствии. Воспользовавшись тем, что Лум смотрит себе под ноги, незаметно для него перебрались в кусты, чтобы устроить ему засаду. Что произошло потом, читатель уже знает.

Но вернемся к гонцам. Когда они удалились на некоторое расстояние, то, обернувшись, увидели на небосклоне клубы дыма. Поскольку дым поднимался в той стороне, откуда гонцы шли, то они решили, что это, конечно же, их товарищи, занятые приготовлением пищи, разожгли большой костер.

Воины шли быстро. Время от времени даже бежали. Поэтому достигли места стоянки своего племени гораздо раньше, чем ожидали, когда только-только наступила ночь. Известие чрезвычайно обрадовало соплеменников. Многие были голодны. Никому не хотелось ждать утра, чтобы двинуться в путь: всем хотелось быстрее вкусить желанную пищу. К тому же опасались, что оставшиеся с нею воины не смогут уберечь добычу от хищников. Поэтому племя сразу двинулось туда, где имелась возможность утолить голод. Нужно заметить, что в те времена, если добыча оказывалась слишком тяжелой для того, чтобы ее принести в племя, то все сородичи отправлялись к ней. Быстро сняться с места и отправиться в путь для ронгов не составляло труда, потому что уже давно они вели кочевую жизнь.

Свет от ясного звездного неба с ярко сияющей луной позволял гонцам безошибочно указывать дорогу. Под утро ронги заметили на начинающем бледнеть небосклоне легкий дымок. Все тоже решили, что это дым костра ожидающих их сородичей. Через некоторое время дымок исчез. Он исчез потому, что неандертальцы перестали подбрасывать в свой костер хворост, который уже кончился.

В то время, когда наш герой вышел из леса и шел через поле к месту стоянки номариев, племя ронгов двигалось прилегающей к этому полю холмистой местностью. Находящиеся между ними небольшие возвышенности не позволяли им увидеть друг друга. Когда Лум подошел к дубу, под которым увидел мертвых сородичей, толпа ронгов вышла на поле. Она по-прежнему не видела Лума, а он не видел ее. Теперь увидеть друг друга им мешали заросли кустов и мелких деревьев, идущие от дуба у места стоянки номариев к лесу.

Но в этот момент ронгов увидели другие глаза, глаза неандертальцев, которые с наступлением утра отправились на поиски пропавшего соплеменника, убитого Лумом. Два коренастых, мускулистых человека с копьями увидели между стволами сосен, как по полю рассыпается большая толпа. Они оторопели – никогда в жизни им не приходилось еще видеть такое множество людей.

Когда во время боя под дубом Лум, преследуя противника, выскочил с ним из зарослей и убил его на глазах всех ронгов, те решили, что какие-то чужаки покусились на их добычу, и бросились на выручку своим.

Ронги так и не узнали о близком присутствии неандертальцев: те, конечно, сделали все, чтобы не быть обнаруженными, а о подозрительном дыме над лесом сказать уже никто не мог. Но приближающееся племя, как мы помним, видело на небосклоне струйку дыма. Ронги решили, что он исходил от уже погасшего огня, небольшое кострище от которого увидели на стоянке чужаков.

Нашего героя не случайно удивило появление в здешних местах племени, которое, по его представлениям, должно было находиться еще далеко на востоке: именно оттуда приходили страшные слухи о нем. Как вдруг оно оказалось уже на рубеже страны неандертальцев? Лум не знал, что в настоящее время у ронгов главной задачей было найти племя номариев, что все племена на востоке, оказавшиеся у них на пути, которые не смогли убежать или дерзнули дать им отпор, уже истреблены, а точнее… съедены, что теперь настала очередь номариев.

В те времена на огромном пространстве обитаемой суши жило не так уж много племен. Меняя обедневшие охотничьи угодья на более богатые, каждое кочевало в пределах очень обширной территории, которую считало своей страной. Отнюдь не всегда легко было найти стоянку хозяев этой территории. Ища номариев, ронги прошли мимо и углубились далеко на запад. Случайная встреча здесь чужаков обнадежила их. Причем им было не важно, номарии ли это или люди другого племени, потому что особой разницы во вкусе мяса людей разных племен они не находили. «Значит, мы не ошиблись что пришли сюда – скоро найдем все их племя», – с радостью думали ронги. Большие надежды они возлагали на лучших бегунов, получивших приказ догнать и привести убегающего чужака. Если б им это удалось, то появилась бы возможность пытками заставить его показать путь к своим сородичам. Однако преследователи Лума разочаровали всех ронгов. «Ничего, – утешали себя каннибалы, – зато мы теперь знаем, в какую сторону идти, чтобы найти их».

Наверное, имеет смысл кратко рассказать об истории племени ронгов. Задолго до описываемых событий их предки кочевали на просторах современных Сирии и Ирака и особым пристрастием к людоедству не отличались. Когда перебрались на территорию нынешнего Ирана, то попали в окружение очень воинственных племен. Частые войны в те времена служили упрочению каннибалистских традиций. Желая избавиться от опасного соседства, ронги ушли жить в суровую горную местность. Но здесь тоже оказались среди таких же племен людоедов. Пришлось ронгам вести непрестанную борьбу и с ними. Войны преимущественно заключались в многочисленных стычках. Их цель была в основном в захвате пленных, которые живо отправлялись на костер и в желудки победителей. В обычаях племени ронгов традиции каннибализма тоже приобрели особенно большое значение. Выжить в столь жестоких условиях помог клану совет одной его женщины, которую ронги, жившие по законам матриархата, весьма почитали за мудрый ум. Она сказала: «Нельзя разъединяться – чем больше народ, тем больше воинов, тем больше сила». Клан перестал делиться. Но как могло прокормиться многочисленное племя? Ронги сделались агрессивнее даже своих соседей. Добыча людей стала самым желанным и почетным делом для ронгов-мужчин. Занятие это оказалось особенно целесообразным, потому что именно людей можно было какое-то время держать в плену, подкармливать, когда результаты обычной охоты давали избыток мяса, и постепенно съедать, когда такая охота не приносила достаточно пищи.

Однажды ронги вдруг обнаружили, что во всей обширной горной местности, где жили они и еще несколько племен, никакого другого племени, кроме их не осталось: большинство были ими съедены, некоторые откочевали в иные места, чтобы спастись. Ронги не пощадили даже те два племени, которыми стали отделившиеся когда-то от их клана четыре рода.

Теперь победоносные воители обратили взоры туда, где жили давние предки ронгов, откуда они вынуждены были уйти сюда в горы. Многие предлагали вернуться в эти степи. Однако в спорах о том, в каком направлении перекочевывать, взяли верх те, кто предлагал двигаться на север. Средняя Азия, южные Сибирь и Урал представляли собой тогда благодатный край, где был благоприятный климат и водилось бесчисленное множество животных, а ведь именно животные, а не люди составляли основу рациона ронгов. Да и племен там было немало, потому что люди охотно селились в этих местах, что для ронгов тоже имело большое значение, ибо от своих воинственных каннибалистских традиций они отказываться не собирались.

Племя двинулось на север. Так началось первое в мире великое нашествие. Однако, спустившись на равнину, ронги неожиданно для себя столкнулись с очень мощным сопротивлением: три здешних племени уже очень хорошо знали о зловещей славе ронгов и объединились против них. Горцам пришлось воевать с этим союзом почти десять лет. Зато, когда наконец одолели его, то долго потом не встречали серьезного сопротивления: разрозненные племена, на которые нападали, становились легкой добычей людоедов. Приблизительно через тридцать лет после начала нашествия ронги перекочевали через южно-уральские горы и двинулись дальше на запад. Страшная молва об орде людоедов шла впереди нее. Одни племена, как говорилось выше, старались спастись бегством, другие вступали с ними в борьбу. Борьба эта была порой очень упорной, продолжительной, временами успешной для противников ронгов. Однако, в конце концов, те все равно одолевали. Они всегда побеждали, потому что их было больше. Тем племенам, которые уходили далеко на север, удавалось спастись, ибо ронгам не хотелось идти туда, поскольку они уже успели привыкнуть к теплому климату края, где долго кочевали, хотя прежде имели немалую закалку, приобретенную в суровом горном крае.

Немногим более, чем через пятьдесят лет ронги дошли от южного Урала до центральной Европы, оставив за собой огромные обезлюдевшие пространства.



Мне нравится:
0
Поделиться
Количество просмотров: 16
Количество комментариев: 0
Метки: Жизнь кроманьонцев, неандертальцев в художественных образах. Великое нашествие каннибалов.
Рубрика: Литература ~ Проза ~ Остросюжетная литература
Опубликовано: 21.12.2018




00
Есть вопросы?
Мы всегда рады помочь!Напишите нам, и мы свяжемся с Вами в ближайшее время!
1 1