Чтобы связаться с «Петр Гордеев», пожалуйста, войдите или зарегистрируйтесь.
Петр ГордеевПетр Гордеев
Заходил 2 дня назад

Борьба за женщин - 2. Глава 3

Определившись в какую сторону идти, охотники за женщинами, не теряя больше времени, двинулись в путь навстречу приключениям.

За двадцать восемь дней, к тому моменту, когда события нашего повествования, снова начали бурно развиваться, они значительно удалились от родного стойбища, но были еще далеко от территории обитания неандертальцев. Им бы удалось преодолеть гораздо большее расстояние, если бы не необходимость много охотиться, чтобы прокормиться в пути.

За эти двадцать восемь дней во взаимоотношениях наших путешественников произошли такие поразительные изменения, что в них трудно поверить. «Старшаки» совершенно отказались от своего главенствующего положения. От их повелительного, спесивого, пренебрежительного отношения к молодым охотникам не осталось и следа. Между спутниками установились по-настоящему дружеские отношения. Что же явилось тому причиной? «Старшаки» быстро поняли, что оказались в условиях, совершенно отличных от тех, в которых жили в племени. С ними не было могучего Герана, авторитет которого служил главным оплотом утверждения господства «старшаков». Численное преимущество тоже не было сейчас на их стороне, а в своем силовом превосходстве над молодыми охотниками они отнюдь не были уверены. Даже более того, двоих из них они немало побаивались – гиганта Хора и, как ни странно, низкорослого Лума. Не раз «старшаки» с удивлением наблюдали, как тот в силовых забавах юношей одолевал в борьбе всех, даже того же Хора. В беге же, правда, только на самые короткие дистанции, измерявшиеся от одного куста до другого и равные приблизительно девяноста и ста пятидесяти метрам, он вообще не оставлял никаких надежд своим соперникам, побеждая с очень большим отрывом от них. Сородичи часто подбивали самых сильнейших борцов и бегунов племени, а ими были «старшаки», вызвать его на состязание. Однако те отнюдь не торопились это делать. Юноши не допускались к участию в силовых забавах «старшаков», а если допускались, то только в случае, если кто-то из последних сам желал вызвать кого-нибудь из молодых охотников на состязание. Конечно же, это делалось не с целью соблюсти возрастные категории, как, например, в современном спорте. Нет, просто «старшаки», слишком опасались, что обнаружится силовое превосходство какого-нибудь молодого охотника над теми, благодаря кому в основном держалось господство «старшаков» в племени, опасались, что это придаст ему дерзости, которая подтолкнет к неподчинению им и пренебрежению другими законами. Однако, если действительно появлялся юный богатырь, способный одолеть сильнейших мужей, а тем более вождя, то какие бы ни существовали правила, придуманные для того, чтобы он не узнал об этом своем превосходстве, со временем оно все равно становилось очевидно и ему самому и окружающим, потомучто не одни только состязания выявляли и показывали всем истинные мужские качества, но в не меньшей мере и охота, а охотились «старшаки» и юноши вместе. Чтобы обезопасить себя и выгодные им устои племени, «старшаки» торопились принять такого молодого охотника в свое привилегированное сословие. Поэтому появлялись восемнадцатилетние и даже семнадцатилетние «старшаки». Их называли «гераями». Как правило, именно они со временем становились вождями племени. Был «гераем» и Геран. Мог бы стать «гераем» и Лум, но ему не везло. Дело в том, что охота номариев преимущественно была чрезвычайно энергетически затратна. Особенно часто они применяли такой способ, который называли «гонялками». Заключался он вот в чем. Охотники делились на пять групп, которые располагались по кругу на расстоянии двух-трех километров друг от друга. По сути, это была ловушка. Она раскидывалась там, где уже находились животные, или с очень большой вероятностью должны были скоро появиться. Охотники умело скрывались в густой растительности. Группа, к которой животное оказывалось ближе, чем к остальным, старалась незаметно подкрасться к нему на расстояние досягаемости броска дротика, чтобы завершить охоту в самом ее начале. Однако животное редко подпускало к себе настолько близко, поскольку такая ловушка располагалась, как правило, на открытой равнине, где довольно трудно было долго продвигаться незаметно. Вспугнутое животное бросалось прочь от людей и уже через несколько секунд не оставляло им никаких надежд в состязании на скорость. Но на сколько человек уступал четвероногому существу в быстроте, на столько же превосходил его по уму, придумавшему эффективные способы охоты. Нет, он не собирался состязаться в скорости с полным сил животным. Люди гнали его, умело направляя в сторону соседней группы охотников. Те появлялись из своего укрытия, когда гонимое животное проносилось невдалеке мимо. Продолжать гон была их очередь. Эту своеобразную эстафету они передавали третьей группе, третья – четвертой, четвертая – пятой, та – первой. Животное было вынуждено преодолевать неоднократно страшный для него губительный круг, теряя скорость и становясь более досягаемо для дротиков. Изощренная выдумка людей обеспечивала им выигрышное положение – пока одна группа гнала животное, остальные отдыхали. В конце концов, охотники догоняли изнуренное животное и поражали его своим смертоносным оружием или же, загнанное, оно падало и тоже становилось их добычей. Подобным образом люди порой охотились даже на целые стада оленей, косулей, овец, козлов, лошадей. Конечно, такой способ охоты требовал очень хорошего умения бегать длинные дистанции. Все мужчины-номарии были отличными, как бы сейчас сказали, стайерами и марафонцами. (Примечание: стайерами называют бегунов, состязающихся на дистанциях от двух до четырнадцати километров, марафонцами – состязающихся на сверхдлинные дистанции – двадцать, тридцать километров и более). Естественно, что комплекцией своей они очень походили на современных спортсменов этих квалификаций – были сухощавыми. Правда, имели значительно более развитую верхнюю часть тела. Лум же обладал, как уже говорилось, мощным телосложением. Оно, конечно, было довольно массивно. Люди с таким телосложением, как правило, не могут хорошо бегать длинные дистанции. Исключительно выносливый, Лум все же умел их хорошо бегать. Но не так хорошо, как соплеменники. Обычно он бежал последним. Зато никто другой не мог так близко, как он, подкрасться к животному и, неожиданно появившись из укрытия, пока намеченная жертва не успела опомниться, стремительным спринтерским рывком сократить расстояние между собой и ею, чтобы сделать ее более легкой мишенью для своего дротика или копья. Однако номарии редко охотились таким способом, потому что были мало удачливы в нем. А когда охотились, то дротик Лума обычно первым настигал спугнутое животное. После этого оно сразу замедляло шаг или останавливалось, чтобы через несколько мгновений рухнуть, испустив дух. Это позволяло другим охотникам осыпать его дротиками. И потом никто из «старшаков» не соглашался признать, что главная заслуга в этой добыче принадлежит молодому охотнику. Кроме того, всегда находился кто-то из них, кто нагло утверждал, что именно его дротик первым поразил животное. Лум же, с детства воспитанный непрекословить «старшакам», не смел оспорить такого лгуна. Когда охотились на медведя, наш герой думал, что появилась возможность показать всем свою силу, свою смелость. Но всех желающих выйти один на один с мохнатым свирепым великаном оттеснял большой любитель охоты на медведей Геран, потомучто победа над грозным повелителем леса очень поднимала авторитет мужчины среди соплеменников, а о своем авторитете среди них вождь проявлял немалую заботу.

Чтобы сэкономить силы для преодоления больших расстояний, наши путешественники использовали именно тот способ охоты, в котором Лум был как раз столь успешен. Почти всех животных, которых сумела взять эта группа охотников, добыл именно он. Часто Лум даже просил соплеменников оставаться на месте, поскольку убедился, что без них ему удается намного ближе подобраться к животным. С каждой новой добычей авторитет нашего героя среди товарищей возрастал. Особенно авторитет его возрос после вот какого случая.

Однажды, когда они шли долиной, вдруг появились и окружили их очень крупные свирепые лесные волки. Стая оказалась на редкость большой: в раза три превосходила численность охотников. Если бы она напала, то поход наших путешественников скорей всего здесь бы и закончился. По всей видимости, волки эти еще никогда не сталкивались с людьми и не знали какую опасность представляют палки с острыми камнями на конце в их руках: иначе вряд ли бы приблизились к такой большой группе охотников. Все же пока они не нападали, а только угрожающе яростно рычали, оскаливая свои страшные клыки: поначалу хищники испытывали некоторую нерешительность, ожидая, как часто бывает в таких случаях у волков, когда кто-то из них первым набросится на врага – тогда и остальные все сразу набросятся. Как правило, роль смелого бойца, увлекающего личным примером стаю в атаку, брал на себя вожак. Лум знал это. По особенно крупным размерам одного волка, и по тому, как к нему жмутся некоторые явно боязливые сородичи, он угадал кто вожак. Наш герой решительно опередил его, метко метнув дротик. Дротик вонзился волку в бок. Лум устремился к тяжело раненому хищнику и добил того копьем. Стая, услышав жалобные скулящие визги своего вожака и, увидев его поверженным, пришла в ужас. Бросившись прочь от людей, волки скоро скрылись в ближайшем лесу.

К девятнадцатому дню похода все попутчики Лума, даже «старшаки», стали относиться к нему как к своему предводителю, хотя сам он отнюдь не стремился к лидерству, а тем более к власти над другими. Но они явно желали видеть в нем своего вожака, ибо он внушал им чувство надежности и уверенности в будущем.



Мне нравится:
0
Поделиться
Количество просмотров: 12
Количество комментариев: 0
Метки: Жизнь кроманьонцев, неандертальцев в художественных образах. Охотники за женщинами двинулись в путь навстречу приключениям.
Рубрика: Литература ~ Проза ~ Остросюжетная литература
Опубликовано: 19.12.2018




00
Есть вопросы?
Мы всегда рады помочь!Напишите нам, и мы свяжемся с Вами в ближайшее время!
1 1