Чтобы связаться с «Дмитрий Плазмер», пожалуйста, войдите или зарегистрируйтесь.
Дмитрий ПлазмерДмитрий Плазмер
Заходил 4 часа 16 минут назад

Братство - Посиделки с Олегом 6

Тишина да темноты омут царили в квартире, когда, гремя ключами, вечером с работы пришла Диметра, разделась и, обув домашние тапочки, направилась в ванную, из под двери которой подозрительно пробивался электрический свет. Диметра открыла дверь и удивлению ее не было предела: в сухой ванне сидел Олег, одетый в рубашку темно-синего цвета с белой вертикальной полоской, заправленную под монотонно голубые джинсы, заканчивающиеся серыми кедами с вставками голубого цвета. Положив левую ногу на правую он лежал в ванне в полный рост, его солнцезащитные очки ловили свет лампы сверху, сквозь линзы очков кажущийся темным. Олег лежал слегка запрокинув голову назад таким образом, чтобы ее придерживала стена (своеобразной прокладкой между ней и головой служила его правая рука, а левую он положил на ногу, по периметру которой в ванне стояло 5 неоткрытых банок пива) и при этом свет падал на его шею, обрываясь на тонком ровном длинном носе, скулах, впалых щеках и частями оставаясь на его приоткрытых узких губах.
- Что это с Вами, доктор Ковалев? – ироническим тоном спросила Диметра, пристально посмотрев на Олега.
- Хе! А здороваться тебя в детстве не учили, да? – тем же тоном спросил он, широко улыбаясь.
- Здравствуйте-здравствуйте! – протяжно и шутовски сказала она и вдруг перешла на серьезный тон. – Ну а все-таки, что с тобой?
- Забирайся, Дорогая, ко мне. Я вопрос решаю: выпить или не выпить.
Олег подобрал вытянутые ноги, ступни поставил вместе, а колени развел по бортам ванны, Диметра села напротив и обхватила колени.
- Ну и в чем суть вопроса, Милый?
- Да это не важно, Родная, одна пациентка из себя вывела. Сижу, думаю и понимаю, что виноват я сам. – Олег снял солнцезащитные очки, положил их на полку и посмотрел на Диметру усталыми глазами.
- А подробнее?
- Да на грудь я с утра принял, - обыденным тоном отмахиваясь от подробностей ответил он.
- Ну а дальше-то что? Ты же мой парень, не скрытничай.
- Тут и рассказывать нечего. Пошел на работу и прямо с утра заваливается хромая девка и с порога говорит, дескать, помогите, доктор, у меня ноготь врос. А сама все приближается и приближается ко мне, приобнять хочет. Показывайте, говорю ей, а она вдруг отпрыгивает от меня и так истерично заявляет: «доктор, да от Вас разит! Это уже вошло в привычку». А я ей: «А у вас, милочка, синдром острого о****енения на фоне общего недоебания. Это уже диагноз», ну а потом такое началось, крики что я хамло и все в таком духе. – Олег уныло опустил глаза. – А позже она успокоилась и сняла носок, картина была страшной, в итоге делал гнойную операцию, вводя новокаин забыл спросить ее об аллергии. Все прошло хорошо. Ехал домой и думал: и зачем я с утра пил.
- Ну вот, что не делается – все к лучшему. Ты из этой ситуации извлек урок: не пить с утра. – Взгляд Диметры стал мутным и отрешенным.
- Ну ты у меня психолог! – с влюбленностью в голосе воскликнул он. – О чем задумалась?
- Хм, если бы наша ванная была сейфом с кодовым замком изнутри, то я бы первая прокрутила его со всех сил не зная пароля.
- Заперла нас и не спросила бы меня?
- Нет.
- Ах ты моя стервочка! – Олег приблизился к ней, утонув пальцами в волосах слегка разлохматил ее прическу, приблизился к ее губам. – Сейчас я тебя! А… Ты же не умеешь, - осекся он и опрокинулся к стене. – Извини. Я научу тебя, обязательно, будешь целоваться лучше, чем я.
- Хочется верить, - неуверенно, с частично инфантильным тоном сказала Диметра загрустив.
- Родная, не грусти. Это будет скоро.
Она взяла одну из лежащих вокруг банок пива и протянула ее Олегу.
- Спасибо! Настоящий друг!
- Ну а…
- А тут и рассуждать нечего, - прервал Диметру Олег и открыл банку так, что пиво полилось напружу, ну руки о под рукава Олега. – Дружба - это добровольное самопожертвование.

- Самопожертвование кому: человеку, коллективу? – Диметра смотрела внимательным взором.
- Другу конечно. Когда речь идет о коллективе, то мы уже говорим о братстве.
Руки Олега эротично источали аромат пива, провел ими по шее Димерты, после чего полез в карман и достал оттуда пузырек белого цвета.
- Сейчас закинусь, Дорогая, и на пару часиков, не могу больше, пиво не действует.
- Зай, да ты что? – возмутилась она широко раскрыв глаза.
- Не бойся, Милая. Где наша не пропадала?! – он ввел пипетку пластикового пузырька сначала в одну ноздрю, потом в другую, закрыл глаза и откинул голову. Его лицо приобрело довольный вид и она видела его медленно рассладбляющиеся мышцы, обмякшие ноги, что было видно даже через брюки, будто принявшие фору бортов белой стандартной ванны, находящиеся в том же разведенном виде; руки оставленные на ногах, пальцы правой сжимали капли. Опертая на противоположный край Диметра всем движением тела приблизилась к нему, взяла левую руку в свою и провела пальцем по ладони – ритмично дышащий Олег не рефлексировал, мускулатура его лица давала информацию о полном покое. Она расшнуровала и сняла с него кеды, взору открылись черные носки, после снятие которых его ступни будто обрели свободу. Далее Диметра расстегнула манжеты его рубашки, после и остальные пуговицы и едва касаясь подушечками пальцев провела по его животу, слева на котором виднелся диагональный шрам – след от уличных драк с ножами, видный еще на школьных фото. Она продолжила путь до возбуждения, гладкая грудь Олега остановила ее пальцы сосками и оставив его левом соске левую руку правой она дотронулась до своих возбужденных гениталий, массируя их, кладя руку, вибрируя ею до наступления абсолютной радости, абсолютного чувства полета свободы мысли и ощущения, до наступления счастья настолько сильного и бурно, что эта ночь, как немногие, запомнится ей на всю жизнь накрывшим голову, шею, плечи и растекшимся по всему остальному телу экстазом радости ласкать себя, поднимать себя до высот космоса и спускать до глубин океана. Олег открыл глаза и полумутным взглядом посмотрел на Диметру, она при этом словно ударенная током убрала руку с его груди и резка откинулась на противоположную сторону ванны.
- Дорогая, ты чего? – удивился он. – А время сейчас сколько?
- 5:30, - посмотрела на часы она. – Нам на работу скоро..
- Вот я отрубился, а хотел поговорить.. Почему ты так испугано выглядишь? – Олег посмотрел внимательным взглядом – А что вчера было?
- Да мы так и проспали в ванне, - ответила она, стараясь скрыть эмоции.
- Красивая ты, - старался проморгаться он, но расплывчатость зрения отпускала его постепенно.
Диметра покраснела и опустила глаза. Олег оперся на край ванны, встал и ступил на пол.
- Я сейчас душ приму, потом ты и пойду, чайник поставлю. Бутерброды сделаешь? – голос Олега был протяжным и заспанным.
Диметра охотно кивнула головой, направляясь за ним. Он включил чайник, рассыпал растворимый кофе по чашкам, прокрутив мысли в голове о нехватки времени выпить «настоящий» кофе, который виртуозно варит Диметра, разлил по чашкам кипяток и сел на противоположную по отношению к ней сторону стола, оценив два куска хлеба, на которых лежала колбаса и поверх нее – сыр. Сидя по разные стороны стола Диметра имела возможность рассматривать Олега словно на ладони…
- Так вот о братстве, дорогая, - прожевал он. – Братство служит определенной идее и функционирует по схеме: либо сами члены, братья, осознавая определенную идею, следуют ей. К примеру, эти молодежные организации: хиппи, панки, хакеры. – Олег доел бутерброд и сделал глоток кофе, поймав внимательные глаза Диметры. – Либо ситуация лидера, ведущего то или иное братство за собой.

- Да, только я не согласна с тем, что братство дееспособно при отсутствии лидера, идейного вдохновителя. – Диметра сделала глоток кофе. – Теоретически идейного вдохновителя может не быть в живых, но наличие носителя его идей позволяет братству не превращаться в хаотичный массив безыдейных людей.
- Нет, Дорогая, согласись все-таки, что братство живет идеей, а не лидером. – Олег допил кофе и посмотрел на Диметру полными любви глазами и немного смягчил тон. - Лидер может быть арестован, но это не значит, что арестовано братство - оно живет идеей; лидер может умереть, быть убит, но это не будет означать, что мертво братство – на его место придет другой и поведет за собой. Наконец, может быть уничтожено и братство, и лидер, но не умрет идея – она обретет новых носителей.
Диметра откинулась на стул и посмотрела на Олега:
- То есть ты ставишь идею выше ее носителей? – спросила она задумчиво. – Хочу мастурбировать..
- Естественно, зай, братство смертно, идея же бессмертна в своих последователях. Именно идея, идея чистая и не искаженная ни деньгами, ни загребающими жар. На работу пора, - рассмеялся он.
Они встали из за стола и Олег направился в спальню, открыл шкаф, быстро оделся, практически бегом вышел к входной двери, обул кроссовки, массивную черную куртку.
- Все, я побежал. После работы встречу, - скороговоркой проговорил он и ушел.
Диметра оделась и, последовав примеру Олега, убежала на работу.
Фасад здания консультационного центра, спрятанного в карман двора, желтизной стен сливался с осенним пейзажем. Часть мелкой плитки, огибающей контуры оконных рам, отлетела, образуя на фоне новый пластиковых стеклопакетов неестественный контраст заброшенности с любовью к переменам. Внутрь вела металлическая дверь с отшелушившейся краской, слева от которой находилась синяя вывеска, золотыми буквами сообщившая Олегу о том, что Диметра работает именно здесь. Спокойно осмотревшись в застывшей позе военной осанки он полез в карман куртки, тут же закурил удивляясь как быстро пришла осень, атрибутивно возвещающая о себе порывами ветра, ритуально гоняющего листья по асфальту, словно мысли в его голове. Наступив и тем самым затушив окурок он взглянул на часы, сообщившие что рабочий день Диметры закончится через полчаса, быстрым шагом он направился к цветочному киоску, смотрел минут двадцать, пока его взгляд ни примагнитили красные, ее любимые, розы, от мнимого отсутствие которых он рисковал потерять самообладание. Выбрав самую красивую и пышную он вернулся к зданию центра практически вовремя – Диметра спускалась с порога и выглядела уставшей, смотрела вниз сосредоточенно.
- Та-ак, психи опять довели мою девочку? – иронически спросил он, на что получил неожиданно серьезный ответ:
- Они не психи, Дорогой, пока я в состоянии справится с их пограничными состояниями, при патологии – вот тогда уже направляются к психиатру.
- Ага, я понял. Пришли поболтать дамочки, которым нечего делать дома.
- Не угадал. Такими, вон, молодежь занимается. Ребята только с Вуза приходят, а поработать охоты хоть отбавляй. Просто разговорились о жизни с одной клиенткой.. Она, кстати, как видит фото на моем столе – всегда спрашивает о тебе.
- И о чем же вы говорили? – Олег протянул розу Диметре.
Она улыбнулась во все лицо и аккуратно держа цветок ответила более легкомысленным тоном:
- Да так…
Поднялся ветер, троллейбуса не было минут тридцать, спина Любимого частично загораживала и частично не допускала до Диметры ветер. Оба не заметили как начало темнеть, в момент раздумий вожделенный общественный транспорт распахнул перед ними двери, пропуская ее вперед он зашел следом и направился к двойному сидению, место у окна которого предусмотрительно было занято Диметрой. Она сутулясь смотрела в окно, троллейбус тронулся и от последовавшей неожиданности ее будто ударило током, молнией экстаза, неожиданного экстаз, от которого перехватило дыхание – Олег незаметно провел руку за ее спину и обнял по-мужски сильно и по влюбленности бережно, привлекая ее к себе и приближаясь сам. Заведомо дальняя дорога укачивала и клонила в сон настолько, что перекрывала желание всеми фибрами, всеми клетками, всей аурой, всеем пространством и временем ощущать тепло Олега, единственного человека с которым тепло; единственного, положив голову на плече которого можно чувствовать себя в безопасности и в доходящей до маниакальной уверенности – в зоне его тепла, его ауры, его магнетизма, его света, его энергетики ничего не случится, в этот старательно свитый кокон никто не проникнет.
- Просыпайся, моя Сладкая, следующая остановка – наша, теребил он руку Диметры, загадочно оказавшуюся в его руке.
Стемнело. Двор, пустой и тихий, радовал наличием освещения, падающего на упавшие листья, играючи поддающееся кроссовкам Олега.
- Смотри-ка, и струны целы. – Он поднял гитару, лежащую под скамейкой их дома, пристально рассмотрел и положил рядом. – Покурим?
Она одобрительно Кивнула и села на скамейку напротив щелкнув зажигалкой. Он сделал несколько энергичных затяжек, раздавил окурок, взял найденную гитару и туж же стал играть.

- Та-ра-ра-ра. Та-ра-ра-ра-ра-ра.

Диметра сразу же узнала мелодию. Качнув головой пару раз в такт, спустя полминуты он начел петь:
-We passed upon the stair,
We spoke of was and when
Although I wasn′t there,
He said I was his friend
Which came as some surprise?
I spoke into his eyes
I thought you died alone
A long long time ago

Oh no, not me
We never lost control
You′re face to face
Withthemanwhosoldtheworld, - и тут гитарное соло, по которому даже в акустическом варианте она узнала песню. – Та-ра-ра-ра. Та-ра-ра-ра-ра-ра. – Олегпродолжил:
I laughed and shook his hand,
And made my way back home
I searched for form and land
For years and years I roamed
I gazed a gazely stare at all the millions here
We must have died along, a long long time ago

Who knows? Not me
We never lost control
You′re face to face
With the man who sold the world

Who knows? not me
We never lost control
You′re face to face
With the man who sold the world.

- Здорово, - искренне похвалила она.
- Что-то вспомнилось вдруг, - задумчиво улыбнулся он. – Тогда мне даже хотелось высветлить волосы под цвет как у Курта…
- Пошли домой, зай? Холодно..
Олег одобрительно кивнул и оставив гитару на скамейке пошел вместе с Диметрой домой.



Мне нравится:
0
Поделиться
Количество просмотров: 13
Количество комментариев: 0
Метки: эротика
Рубрика: Литература ~ Проза ~ Антиутопия
Опубликовано: 02.02.2019




00
Есть вопросы?
Мы всегда рады помочь!Напишите нам, и мы свяжемся с Вами в ближайшее время!
1 1