Чтобы связаться с «Василий Мустяца», пожалуйста, войдите или зарегистрируйтесь.
Василий МустяцаВасилий Мустяца
Заходил 13 дней назад

Дело Косырева



Колёса тоже не стоят,
Колёса…
Вертятся, пляшут жернова,
Вертятся…
В. Мюллер

Наташа Лешану шла по пустынной вечерней улице, уже час как зашло солнце. По тротуару, и около, валялось много мусора: бумаги, огрызки; пластиковые бутылки будут валяться на дорогах через сто лет – сейчас шёл февраль 1919 года. Мусора (менты) на дорогах не валялись, они заседали в ревтрибуналах, валялись именно бумаги. Возле гостиницы Метрополь лежал пьяный Олег Булэцел с потухшей цигаркой в зубах. Он посмотрел на грудь молодой Наташи.
- Посо… - промямлил пьяный.
- У своей покойной бабушки можешь пососать, - отрезала Наташа.
- Что? – промямлил пьяный.
- Грудь.
У пьяного полезли глаза на лоб:
- Посодействуй, говорю я! На махорку.
Соловьёв, чекист, двигался по коридору Таганской тюрьмы. По сторонам находились камеры. Соловьёв остановился у двери камеры № 44, осмотрелся, быстро отпер ключом, вынув его из кармана, вошёл. Годелюк лежал на единственных в камере нарах, рядом стоял стол и две табуретки. Он открыл глаза. Увидев Соловьёва, Годелюк вскочил с нар.
- Тю-тю-тю! – останавливал его Соловьёв и вынул из внутреннего кармана своей куртки флягу. – А я водочки принёс – угостить.
- Шалишь! – недоверчиво сказал Годелюк, но не садился.
- Не-е! – проговорил Соловьёв. Открутил флягу, наполнил из неё крышку фляги (немного) и выпил.
- А-а, - успокоился Годелюк, сел за стол.
Соловьёв, чуть покрутив головку фляги, чего не заметил рассеявшийся Годелюк, налил в крышку, поднёс Годелюку. Он взял.
- Закуски бы.
- Будет и закуска, - как-то странно сказал Соловьёв.
- Как ты попал в Таганку? – спросил Годелюк и опрокинул содержимое крышки в свой рот, проглотил.
- А! – почувствовал он неудобство в желудке.
Соловьёв сел на второй табурет у стола. Годелюк смотрел на него с ужасом, что-то нехорошее чувствуя в животе. Соловьёв вынул лист бумаги, распрямил его на столе и положил на него отточенный карандаш.
- Пиши, - сказал он, - что всё, что ты говорил на следствии, ты выдумал, и я дам тебе противоядие. Иначе через десять минут ты умрёшь.
Через пять минут Годелюк закончил писать. Соловьёв взял лист, прочёл.
- Правильно. Косырев, Либерт и Роттенберг ни в чём не виноваты, они добросовестные чекисты.
Из Метрополя вышли Сергей Кодряну, Гоша Чебану, Дима Казаков и Андрей Строготяну. Наташа Лешану направилась к ним.
- Посо… - мямлил пьяный Булэцел, валяясь на тротуаре.
- Что хочет этот пьяный? – спросил Наташу Андрей.
- Пососать, - ответила она.
Соловьёв сложил бумажный лист, положил вместе с карандашом во внутренний карман своей куртки.
- Ну! – взмолился Годелюк, ожидая противоядия. У него уже расплывалось от боли в глазах.
- Подыхай! – сказал Соловьёв.
Годелюк схватил его за грудки, Соловьёв ударом кулака отбросил его на нары, встал, добрался до двери, вышел и запер камеру.
Хоть Дзержинский на суде сказал о Косыреве: железный чекист, но ЧК всё-таки расстреляло и Косырева – чтобы другие чекисты-взяточники были целей.

комментарии:
в аудиоприложении - юмор Винни Пуха.


Мне нравится:
0
Поделиться
Количество просмотров: 23
Количество комментариев: 0
Рубрика: Литература ~ Проза ~ Сатира
Опубликовано: 30.06.2018




00
Есть вопросы?
Мы всегда рады помочь!Напишите нам, и мы свяжемся с Вами в ближайшее время!

1 1