Чтобы связаться с «Евгения фатьянова», пожалуйста, войдите или зарегистрируйтесь.
Евгения фатьяноваЕвгения фатьянова
Заходила 1 день назад

Тайна космического рарведчика




Длинный телефонный звонок разбудил полковника Степана Федоро­вича Сумина. Он посмотрел на часы: было два ночи. Не без тревоги Сумин взял трубку.
– Степан Федорович, извини, что разбудил, – послышался голос гене­рал– лейтенанта Андронова. – Звонил из Рязани Ершов. Полчаса назад в посадке за городом Михайловым приземлился неопознан­ный космический объект. Бойцы спецотряда « Марс» уже на месте. Тебе нужно срочно туда вылететь, Возьмёшь капитана Соболева. Пусть сделает видеосъемку. И чтобы никакой газетной шумихи! Высылаю сейчас машину. Счастливого лета!
– Спасибо, товарищ генерал!
Сумин начал одеваться.
– Степа, кто звонил? – сквозь сон спросила жена.
– Андронов. Срочно улетаю.
– К вечеру будешь дома?
– Пока не знаю, Светлана, спи, не вставай. Я побегу, а то машина должна вот–вот подъехать, – он поцеловал жену, взял дипломат и вышел.
Машина стояла у подъезда. Капитан Соболев распахнул дверцу.
– Ну, что,поехали? – Сумин сел рядом с водителем.
– На аэродром, товарищ полковник? – уточнил сержант Прошин.
– Да, в Кубинку.
На аэродроме все было готово к отлету. Через несколько минут вертолет поднялся в ночное небо и взял курс на Рязань. Сумин смотрел в необъятную звездную ширь. Внизу кружились мириады огней. Ночная Москва уходила в сторону, уступая место темным полям и ле­сам. Там, внизу, люди спали и видели сны, независимо от того, где это было: в квартире или в палатке. Степану Федоровичу захо­телось вдруг оказаться на берегу Оки. Помнится, в молодо­сти они часто со Светланой уезжали на выходной под Каширу. Ставили палатку и уходили на рыбалку. С противоположного берега из леса доносился запах хвои. Но теперь внизу рыбачили другие, а он летел навстречу неизвестности. Се­кретные сведения о неопознанных летающих объектах или, как их на­зывают, "летающих тарелках", всегда волновали его. Не раз приходилось ему и самому видеть: то эллипс, то шар с ми­гающими огнями. Бывал он и на местах посадок НЛО. Что ожидало под Михайловым – Сумин не мог еще представить. Возможно - было и падение метеорита. Так случалось уже не раз.
Вертолет приземлился на местном аэродроме. Сумина встретил на­чальник ФСБ по Рязанской области генерал-майор Ершов. Они сели в "Волгу" и минут через десять были на месте нахождения неизвест­ного объекта. Лесопосадка была оцеплена отрядом "Марс". Сквозь ли­ству поблескивал пульсировавший сиреневыйлуч.
– Никакого движения вокруг НЛО не обнаружено. Свет исходит из кабины, товарищ генерал, – доложил местный чекист капитан Северов.
– Степан Федорович, что будем предпринимать? – спросил Ершов. – У Вас есть опыт обращения с небесными гостями. Пойдем?
– Нет, подождем до рассвета. Просьба ко всем, кто здесь присутствует, близко не подходить, соблюдать спокойствие и тишину, – распо­рядился Сумин.
Он и Ершов пошли по проселочной дороге вдоль посадки. Предрассветные сумерки бледнели, переходя в синеватую дымку раннего утра. На востоке появилась алая полоска зари. Она разрасталась во всю ширь горизонта. И, наконец, брызнула яркими солнечными лучами. И тут же в посадке грянул птичий хор. Где–то в кустах пела иволга.
– Красота, а?! – генерал расстегнул молнию легкой курт­ки. – Когда бы мы с Вами, Степан Федорович, полюбовались восходом солнца. Какая у нас природа на Земле! 3ачем нам соваться в Космос на другие планеты? Нам и без них хорошо жилось, без инопланетян. А теперь они еще взялись летать к нам. Не доведет это до добра!
– Ну, почему Вы так думаете, Виктор Данилович? – возразил Сумин.
– Есть в Космосе разумные гуманные цивилизации. Без них нам не обойтись. Мир и порядок на планете все труднее удерживать. Будем надеяться на их помощь.
– И контакты можно навести?! – удивился Ершов.
– Все возможно, Виктор Данилович, – усмехнулся Сумин. – Так что, пойдемте знакомиться.
Они надели спец костюмы, Северов взял дозиметрический прибор, а Соболев – видеокамеру. Осторожно продвигаясь к объекту, они увидели за кустами боярышника сигарообразную серебристую капсулу: метра два в диаметре и около четырех – длиной. Она лежала на обожженной траве. Кусты вокруг были обуглены. Сбоку капсулы торчала веерооб­разная пластина. Осмотрев ее, они обнаружили, что это дверца откры­того люка. Круглые иллюминаторы излучали свет.
Сумин осторожно заглянул в люк и увидел мальчика лет восьми. На нем был серебристый комбинезон с капюшоном. Он сидел в кресле и смотрел на круглый фосфоресцирующий экран какого–то прибора. Сумин кашлянул. Мальчик поднял на него большие карие глаза. И, если бы не зеленовато–желтый цвет лица, его можно было бы принять за земляни­на. Сумин заколебался: "А, может быть, это испытание Пентагоном ка­кого – то секретного летательного аппарата?".
– Привет, малыш! Ты откуда взялся? Что случилось с твоим лета­тельным аппаратом? Куда, в какую страну сообщить о тебе? – обратился Сумин к незнакомцу на английском языке.
К удивлению полковника ответ прозвучална русском языке:
– Я понимаю ваш язык, землянин. Мое сознание трансформировало его
Меня зовут Сумокий. Я с планеты Альфа созвездия Ориона шестнадцатой гуманной цивилизации.
– Ты в состоянии двигаться и выйти наружу? – поинтересовался Су­мин.
– Да. Но Вы отойдите от люка. Мне нужно скоординировать свой вы­ход, чтобы обезопасить Вас от лучевого поражения.
Сумин засомневался: "А вдруг упустим его".
– Напрасно Вы плохо думаете обо мне, – прервал его мысли Сумокий.Сумин поразился: "Он угадывает мои мысли?!".
– Совершенно верно. Я читаю Ваши мысли. Прошу поверить мне и
отойти от люка.
Соболев и Северов, быстро отошли от капсулы. Сумин присоединился к ним;
– Виктор, не прекращай съемку, – обратился он к Соболеву. – Ожидает­ся что–то интересное.
Сумокий нажал кнопку на щитке, кресло откину­лось, и он буквально выпал наружу. Едва шевельнул ногами, тут же подпрыгнул метра на три над землей и опустился на то же мес­то. В руках у него был маленький кубик с разноцветными огоньками. Сумокий вертел его, нажимал на кнопки.
– Что ты делаешь? – спросил Сумин,
– Высчитываю увеличение удельного веса своего тела. Иначе, как я буду ходить по вашей планете?! У вас тут маленькое притяжение.
– И ты умеешь это делать?! – удивился капитан Северов.
– Умею. А почему это Вас удивляет? У нас любой ученик космичес­кой школы узнает об этом в первый же сезон.
– Зачем? Разве притяжение на твоей планете переменное? – полюбопытствовал Сумин.
– Нет. На планете Альфа оно постоянное. Но гораздо сильнее ваше­го. Мы же летаем на другие планеты различных систем. А там разные притяжения.
– Зачем ты прилетел на Землю и почему один?
– Я возвращался на звездолете на свою планету вместе с родителями. На нас напали два звездолета берлитцев четвертой негуманной цивилизации. Они хотели захватить нас. Отец направил свой звездолет в Солнечную систему. Поняв, что ему не удастся их парализовать, он посадил меня в аварийную капсулу и выстрелил на Землю.
– А что сталось с родителями? Они погибли?
– Нет. Они материализовались, а я не мог. У нас материализуются только взрослые определенного возраста. Сумин с сомнением посмотрел на Соболева. Капитан пожал плечами.
– Вы сомневаетесь в достоверности сказанного? Но гуманоиды нашей цивилизации никогда не обманывают.
– А ты знаешь, малыш, что не сможешь улететь отсюда на свою планету? У нас нет звездолетов.
– Да, знаю. По космической истории мне известно, что земляне от­стали от нас по развитию на пятьдесят миллиардов лет в вашем ис­числении.
– Почему в нашем? А у вас какое лето исчисление?
– Для нас не существует ни времени, ни пространства. . .
Пока они беседовали, солнце поднялось над горизонтом довольно высоко. День обещал быть жарким. Полковник Сумин посмотрел на часы. Было пол– одиннадцатого. Он повернулся к капитану Северову:
– , Все ясно. Будем закругляться.
Сумокий удивленно спросил: – Это что, идти по окружности?! Мне непонятен смысл слова "закругляться".
Пока Сумин обдумывал ответ, инопланетянин защелкал кнопками куба. Получив разъяснение через свой прибор, улыбнулся: – Теперь понятно, что это слово имеет смысл "заканчивать". – Нам, действительно, пора заканчивать и уезжать, – подтвердил Сумин и предложил Сумокию: – Надеюсь, что ты тоже поедешь с нами?
– Согласен. Но я должен кое– что сделать, – Сумокий снова вошел в капсулу. Послышалось легкое жужжание и щелчок.
Соболев, производивший съемку, стал отходить от капсулы. За ним по­следовал и Северов.
– Товарищ полковник, отойдите, он что то задумал! – крикнул Виктор.
Сумин не успел ответить, как капсула растаяла на их глазах.
Сумокий стоял, как ни в чем не бывало. В руке он держал небольшой серебристый чемодан типа сейфа.
– Зачем ты уничтожил капсулу? – спросил Сумин.
– Она мне больше не понадобится, - спокойно ответил Сумокий. – Я оставил себе только нужные приборы.
Их разговор прервал подошедший генерал Ершов: – Степан Федорович, – обратился он к Сумину, – генерал Андронов на связи. Поговорите из мо­ей машины.
В это время Сумокий достал из чемоданчика прибор с маленьким эк­раном и включил его. На экране появился генерал Андронов. Все оторо­пело молчали.
– В чем дело, полковник? – послышался бас Андронова. – Почему Вы ниче­го не докладываете?
– Я им еще ничего особенного не рассказал, – ответил вместо Степа­на Федоровича Сумокий.
– Это еще кто там вмешивается?! – лицо генерала Андронова выразило удивление.
– Товарищ генерал-лейтенант, это наш гость с Вами говорит. 3овут его Сумокий. Он с планеты Альфа созвездия Ориона, - доложил Сумин.
– Все понятно. Подробнее - позже. Сейчас немедленно вылетайте вместе с ним в Москву, – приказал Андронов.
Экран прибора погас. Сумокий уложил его в чемоданчик и подошел к "Волге".
– Ну, что, тронемся, Степан Федорович? – переспросил Ершов и сел рядом с водителем.
– Да. Приказано вылетать. – Сумин и Соболев сели на заднее сидение. Между ними расположился пришелец из космоса.
Ершов подозвал капитана Северова и распорядился:
– Оцепление снять и выехать в расположение части. Вам и личному составу объявляю благодарность. Все ясно?
– Так точно, товарищ генерал-майор! Разрешите выполнять?
"Волга" тронулась и взяла курс на Михайлов. Машина виляла по проселочной дороге. Когда тряхнуло в очередной раз на ухабе, Сумокий спросил:
– Почему вы не равняете дорогу? Так ехать очень неудобно.
– Ты прав. Но, видишь ли, дорога идет через поле, она узкая. Если ее начать ровнять, то техника уничтожит часть посевов, – начал объяснять Сумин.
– Разворотят так землю, что не жди урожая! – подал голос Ершов.
– А зачем пользоваться техни­кой? Можно повлиять на структуру почвы вот этим, – Сумокий достал из чемоданчика круглый прибор. – Остановите машину и раз­решите мне выйти, – попросил он.
.
Все вышли из машины на дорогу. Сумокий присел на корточки над ко­леей и бросил в нее шар. Тот покатился, и почва стала разравниваться. Через минуту метров пятьдесят дороги были гладкими, как стол.
– Фантастика! – восхищенно прошептал капитан Соболев.
Когда подъехали к вертолету, Сумокий рассмеялся:
– Вот уж не думал, что увижу такую древнюю машину. У нас в учебнике по космологии есть её рисунок среди техники прошлого...
Сумин и Сумокий поднялись в вертолет. Соболев сел позже, закончив съемку.
– "Омега", я – "Марс". Произвожу взлет. Встречайте. Как поняли? – раздался голос командира экипажа.
– Я"Омега", Вас понял. Ждем...
Пока летели, гуманоид с интересом рассматривал приборы в каби­не, задавал вопросы вертолетчикам. Сумин поражал­ся его знаниями. «Можно только пофантазировать о том, что знают взрослые гуманоиды этой цивилизации » - подумал он…
На аэродроме в Кубинке Сумокий, заметил боевые реактив­ные самолеты, покачал головой и сказал:
– Вам не нужна эта техника. Ее придумали берлитцы негуманной цивилизации. Ничего хорошего она не принесет. Воюют только не гуманоиды. А мы, гуманоиды, созидаем во Вселенной.
– Но нам самолеты необходимы для защиты, – возразил Сумин.
Сумокий нахмурился и молчал какое – то время. Потом снова оживился: – можно обойтись без негуманной техники. Она же способна только убивать! А это значит, что нарушается Космический Закон Равновесия Сфер.
– А мы не знаем Его, Сумокий, к сожалению.
– Я Вам все расскажу потом, Степан Федорович. Мы же спешим к генерал-лейтенанту Андронову, да?А мне нравится на Зем­ле. Только придется Вас многому учить – с детской непосредственностью заявил Сумокий,- и сел в кабину рядом с Соболевым. Сумин располо­жился впереди.
В Москве поток машин поглотил "Волгу". На одном перекрестке об­разовалась пробка. Сумин поглядывал на часы. Вынужденная стоянка за­тягивалась. Сумокий вертел в руках какой то трубо образный приборчик. Остановка его не огорчала. Наоборот, ему нравилось вести наблюдения. Он с нескрываемым любопытством рассматривал дома, людей, машины. 3аметив, что Сумин нервничает, гуманоид повернул прибор в его сторону. – Степан Федорович, у Вас нарушается ритм сердца. Не стоит так реа­гировать на пустяки.
– Ничего себе пустяк! Мы опаздываем к генерал - лейтенанту Андронову,Хотите, я ускорю наш приезд? – предложил Сумокий.Сумин кивнул в ответ. Сумокий снова достал шарообразный прибор, покатал им по дверцам и верху машины с обеих сторон. И тут же из них появилось что–то вроде пропеллеров. Машина плавно поднялась на порядочную высоту и полетела. Люди удивленно смотре­ли снизу и из окон зданий... Через несколько минут "Волга" плавно опустилась на Лубянке.
Генерал-лейтенант Андронов. Встретил полковника Сумина и Сумокия на пороге кабинета. Капитана Соболева он тут же отправил готовить к показу видеоматериалы. В это время Сумокий направил на генерала трубчатый прибор. Телохранитель Андронова чуть не бросился на гуманоида. Но гене­рал успел остановить его еле заметным условным сигналом. Сумокий покачал головой и сказал:
– Мне бы хватило доли секунды, чтобы парализовать Вас. Этот прибор зафиксировал агрессию еще раньше, когда я поднимался по лестнице. Вы уже тогда готовились защищать генерала от меня. Более чем странно. Я не собирался нападать. Но я не обижаюсь: таковы все не гуманоиды.
– А меня Вы, молодой человек, тоже хотели парализовать? – улыбнулся Андронов. - Располагайтесь.
Сумин занял место на стуле, а Сумокий уселся в черное кожаное кресло. Он внимательно рассматривал кабинет. На большом столе, за которым расположился Андронов, стояло много теле­фонов, в углу комнаты телевизор ,рядом компьютер и сейф. На стене в рамке две карты. Одна была зашторена. Увидев на стене портрет Дзержинского, Сумокий удив­ленно спросил у генерала:
– Юрий Петрович, а зачем в кабинете изображение человека, душа ко­торого далеко? Я об этом портрете говорю. Для Вас это вредно. Андронов не нашелся, что ответить, потом спросил:
– А почему может быть вредным изображение человека, которого глу­боко уважаешь?
Сумокий еще больше удивился:
– Какое имеет значение, уважаете Вы этого человека или нет! Мерт­вое биологическое тело даже в изображении несет отрицательную энергию. У Вас этот смертоносный поток проходит на уровне почек.
Андронов заметно побледнел, ему недавно оперировали правую почку.
– Вижу, Сумокий, что ты знаешь много интересного. Не можешь ли рас­сказать нам, что тебе известно о других цивилизациях и планетах; – спросил Андронов, чтобы не дать гостю говорить о его болез­ни дальше.
– Не только могу, но и обязан это сделать! У нас в Кодексе Поз­наний Вселенной записано: "Законы Космоса распространяй в других галактиках и цивилизациях". – Сумокий усмехнулся.
– Вы считаете меня маленьким мальчиком? А мне по земному счету уже двадцать пять лет. И образование у меня высшее космическое. Через некоторое время, я уже буду зрелым человеком. Изменится моя внешность и рост. Я мало чем буду отличаться от обычного землянина.
– Как долго ты будешь на нашей планете? Насколько я понимаю, ты ее
сможешь покинуть в любое время.
– Я это смогу решить позже, когда узнаю все свои прошлые воплощения. Если среди них окажется земное значит, здесь найду свою сердечную половину. Любимую женщину.
– Как это?! – заинтересовался Андронов.
– Вполне возможно, что мое приземление не случайно. Судьбе угодно бы­ло забросить меня сюда. И я могу встретить здесь ту, которую ищу че­рез воплощения по всей Вселенной. Хотя мы, гуманоиды, намного ушли от землян по духовному и физическому развитию, но мы также имеем семьи, детей.
– Всё, как у нас? Ну ну, продолжай!
– Почти, – подтвердил Сумокий. – Различие в том, что у нас нет разво­дов, ревности, ссор и драк между мужем и женой. У нас гармоничные от­ношения, полные любви и доверия.
Сумин безмолвно слушал их беседу. Ему казалось, что он смотрит фантастический фильм. Настолько удивителен был рассказ гуманоида. И в то же время этот инопланетный парень был ему симпатичен. Сердце защемило.Полковник вспомнил единственного сына Святослава, погибшего на перевале Саланг в Афганистане. Они с женой то­сковали о нем. Святослав даже не успел обзавестись семьей. Как само собой разумеющееся Сумин решил усыновить Сумокия. Он еще не знал, как к этому отнесутся Андронов и жена. Поэтому, когда генерал-лейтенант задал ему вопрос, где они поселят Сумокия, Сумин предложил:
– Разрешите, товарищ генерал,- лейтенант мне его усыновить?
– Усыновить?! – Андронов поднял брови и задумался, посматривая, то на полковника, то на Сумокия.
Сумин терпеливо ждал ответа. Обстановку разрядил Сумокий. Он по­дошел к Сумину и сказал:
– Я постараюсь сгладить Вашу сердечную тоску о сыне, Степан Федорович, согласны ли Вы, если я буду носить его имя?
У Сумина на глазах выступили слезы. Он обнял Сумокия.
У Андронова запершило от волнения в горле. Он хорошо знал погибшего Святослава.Они долго еще обсуждали в деталях вопрос усыновления. Андронов вызвал к себе майора Дорохова.
– Оформите все документы и личное дело на лейтенанта Сумина Святослава Степановича, – приказал он.
– Товарищ генерал, но лейтенант Сумин погиб в Афганистане, – опешил Дорохов, он посмотрел с любопытством на Сумокия.
– А его место занял Сумокий, майор. Все оформить с грифом "Строго секретно". Что будет непонятно, обращайтесь ко мне и полковнику Сумину. И еще. В течение суток переселите Суминых в особняк на Олимпийском проспекте. Пусть этим непосредственно занимается майор Крутов. Для наблюдения за гуманоидом создайте постоянную врачебную комиссию. Включите в нее представителя Центра Ноокосмологии. Впрочем, я сам поговорю с Подлесным. Всё, пока свободны...

XXX

Светлана Ефимовна стряпала пироги, когда муж вошел на кухню. За ним следовал странный мальчик. У него была необычная внешность. Особенно поражали глаза: они смотрели с добротой и любопытством.
– Вот наш сын Святослав, – робко произнес Степан Федорович. – Ты уж не сердись, мать, что не спросил твоего согласия на усыновление. Не мог я поступить иначе с сиротой.
Она, готовая расплакаться при упоминании имени погибшего сына, подошла к мальчику и погладила его по голове:
– Все будет хорошо, малыш. Мы подружимся с тобой.
– Конечно, мама. Ты будешь довольна мною. Я постараюсь тебя не огорчать.
– Степа, в какой же класс мы его определим?
Сумин смутился, не зная, как объяснить необычность происхождения их приемного сына. Выручил Сумокий. Он взял Светлану Ефимовну за руку и усадил на диван. С приятной улыбкой сказал:
– Мамочка, я уже взрослый. Мне не нужно ходить в школу. Сегодня
мне присвоили звание лейтенанта, я буду служить с папой.
– Но почему ты еще такой маленький ростом? Это что, заболевание в детском возрасте?
– Нет, мама. Просто я иначе расту. Я родился на другой планете. Нормального роста я скоро достигну.
Светлана Ефимовна наморщила лоб, что то припоминая. – А когда ты родился?
– Четвертого ноября тысяча девятьсот восемьдесят седьмого года на ваше летоисчисление.
– В день смерти Святослава..., – она расплакалась.
– Да, мама. Он погиб в девять утра, а я родился в девять вечера. Его душу приняло мое биологическое тело.
– Сыночек, родной, так ты вернулся ко мне?! – Светлана Ефимовна об­няла Сумокия.
Степану Федоровичу стало не по себе. Он потянулся к аптечке за валокордином.
– Отец, не пей эту гадость! – остановил его Сумокий. – Я сейчас тебя подлечу.
Он подошел к своему чемоданчику и достал из него прибор в виде куриного яйца. Нажал на кнопку. В приборе что–то загудело. Голубой луч вырвался из маленького глазка. Сумокий стал водить лучом по гру­дной клетке Степана Федоровича.
– Смотри ка, сразу легче стало! В сердце не щемит, голова перестала болеть. Это что ж за штука? – поинтересовался Сумин.
– Лазерный биостимулятор, отец, – Сумокий подал прибор. – Учись вклю­чать его сам. Маме может понадобиться твоя помощь в моем отсутствии. Наконец–то, Светлана Ефимовна поняла:
– Ты и вправду с другой планеты?! И в тебе душа Святослава?! До меня не сразу дошло всё. Я, как во сне, все восприняла. Думала, что выдумываешь небылицы, чтобы меня успокоить. А твой прибор убедил меня. Ну, что ж, – вздохнула она, – пусть хоть душа Святика будет с нами. Прав­да, отец?
– Правда, правда, мать, – обрадовался Степан Федорович. – Да, вот еще
что, – он замялся, – нам завтра придется переехать отсюда.
– Ты что?! Куда?! – растерялась Светлана Ефимовна.
– Успокойся, в особняк на Олимпийском проспекте. Понимаешь, так надо для службы и лучше будет для Святослава. Не нужно, чтобы кто–то видел, как он будет бурно расти.
– Степа, а как же быть с друзьями, соседями? Они все равно будут интересоваться и приходить.
– Ничего, что–либо придумаем, – Степан Федорович прошелся по комнате. – Мать, а ты думаешь нас кормить ужином?
– Сейчас, сейчас, – она заспешила на кухню. В дверях обернулась. – Тебе что приготовить, Святик?
– Мама, если можно, мне салат из свежих овощей и вареную картошку; Через полчаса Сумины сидели за обеденным столом на кухне. Светлана Ефимовна застелила стол белой скатертью, достала тарелки из фарфорового немецкого сервиза. Степан Федорович налегал на котлеты. Он попытался положить пару котлет Сумокию – Святославу.
– Спасибо, отец, но не надо. Для меня это яд. Я никогда в жизни не ел биологическую массу другого живого существа...
После ужина Сумокий помог Светлане Ефимовне убрать и помыть посуду. Потом она увела его в комнату Святослава. Достала чистый комплект постельного белья. Матрац нужно было достать из встроенного под высоким потолком шкафа. Она собралась идти за стремянкой. Но Сумокий спокойно взмыл под потолок, открыл шкафчик и достал матрац. Плавно опустился и положил его на тахту. Светлана Ефимовна с удив­лением наблюдала за ним.
– Ты что, так можешь прыгнуть на любую высоту?! – спросила она.
– Конечно, мама. Но я буду ходить как все земляне...
На другой день рано утром Сумины переехали в дом на Олимпийском проспекте.
Просторный дом уединенно стоял в большом саду. Степан Федорович и Святослав сразу после выгрузки вещей отправи­лись на службу.
В комнате приемного сына Светлана Ефимовна наводила уют особенно тщательно. На журнальный столик поставила живые цветы в хрустальной вазе. Возле тахты положила под ноги шкуру белого медведя, подаренную несколько лет назад им полярным летчиком. Немного подумав, она повесила на стену портрет погибшего Святослава. Сын улыбался ей с фотографии. Долго смотрела на него. и решила в выходной день с мужем и Сумокием съездить на кладбище...
А в это время генерал - лейтенант Андронов, полковник Сумин и лейтенант Святослав Сумин обсуждали уже второй час вопрос создания Особого отдела космической разведки в новом варианте. Гуманоид переделал весь принцип ее действия, изложенный в начальной справке. Он предложил отнестись критически к предложениям научно – исследовательского Центра Ноокосмологии. Святослав сразу разделил в предложениях Центра то, что было получено по контакту от гуманных и негуманных цивилизаций. Через некоторое время он обещал контакт со своей шестнадцатой гуманной цивилизацией. А пока решили, что лейтенант Сумин будет читать лекции по космологии определенной группе сотрудников, заниматься их практической подготовкой. Общее руководство Особым отделом космической разведки поручалось полковнику Сумину. Связь с Центром Ноокосмологии должен был осуществлять полковник Трубин.
Андронов вызвал его. Трубин вошел в кабинет. Поздоровался с Андроновым и Суминым, с любопытством посмотрел на Святослава, подал ему руку:
– Полковник Трубин Алексей Иванович.
– Очень приятно. Лейтенант Сумин Святослав Степанович.- Трубин не выразил удивления, так как уже был в курсе дела происхождения нового сотрудника и его усыновления полковником Суминым.
Андронов предложил Трубину послушать все доводы Святослава по поводу коррекции начальной справки. Внимательно выслушав, Трубин согласился по всем пунктам. Они тут же договорились, что лейтенанту будут передаваться на экспертизу все контактерские записи, полученные из Центра Ноокосмологии.
– И еще относительно тематики лекций, их чтения. Надо определить, кто, когда и как будет слушать лекции, – заметил Андронов.
– Я предлагаю следующий метод чтения: внушение через подсознание. В мозгу звучит голос лектора, но его никто не видит. А записывать лекцию можно будет свободно, – высказался Святослав.
– Получится ли, – засомневался Андронов. – Мы же не такие
совершенные, как гуманоиды, лейтенант.
Святослав улыбнулся. Он встал и подошел к столу.
– Товарищ генерал-лейтенант, разрешите апробировать предложение прямо сейчас, – Святослав достал из кармана маленький прибор – куб и поставил на стол.
– Действуй, лейтенант. Что от нас требуется?
– Сесть поудобнее и расслабиться. Записывать ничего не будем. Просто пройдете сейчас психофизическую подготовку к лекции. Все смотрите на этот куб. Не удивляйтесь вслух, чтобы вы не увидели и не услышали, – проинструктировал Святослав и нажал на кнопку прибора.
В какое – то мгновение стенки куба стали переливаться всеми цветами радуги, и в мозгу каждого послышалась необыкновенно нежная музыка. Никто и не заметил, как ее сменил голос Святослава:
"Я расскажу Вам о строении нашей Вселенной. В ней живут шестнадцать внеземных цивилизаций: четыре – негуманных, двенадцать – гуманных. Самая высшая гуманная цивилизация – Шестнадцатая. Различие этих цивилизаций состоит в том, что негуманные цивилизации имеют ступенчатое техническое развитие. Но у них отсутствует духовное начало. Гуманные же цивилизации имеют духовное ступенчатое начало, которое соответствует целесообразности и находится на очень высоком уровне.
На планете Земля правит вторая негуманная цивилизация. Но это было не всегда. Когда–то на Земле жили представи­тели шестнадцатой гуманной цивилизации. Но они в своем большинстве покинули эту планету. На это была причина, о которой я расскажу позже. Но то, что их сменили не гуманоиды второй цивилизации, это я знаю точно. Через два месяца я смогу вам рассказать и о причине, побудившей гуманоидов покинуть Землю. Я смогу запросить Банк данных моей гуманной цивилизации"...
– Вот пока все, – Святослав выключил прибор. – Вы слышали музыку и мой рассказ?
Андронов и Сумин ответили утвердительно. Трубин признался, что слышал все урывками, но восприятию мешал какой – то шум.
– Вы думали о чем–то постороннем, Алексей Иванович?– спросил лейтенант,
– Как Вы догадались?! – выразил удивление Трубин. – У меня жена в больнице лежит. Сегодня звонил туда и узнал, что ей утром стало хуже.
– Вот поэтому у Вас, Алексей Иванович, вибрировал при моем сеансе центр восприятия. Я видел красные вспышки в энергетическом теле. Хотите, я помогу Вашей жене?
– Если только можно, Святослав Степанович! – Его лицо выражало одновременно просьбу и надежду. – Она так мучается от спазм сосудов головного мозга, это же адская боль! Уколы уже не помогают. Наркотики я не разрешил вводить.
– Где она находится, в какой больнице?
– В шестой городской. Это на Новобасманной улице.
– Покажите на карте, пожалуйста.
– Товарищ генерал, разрешите воспользоваться картой?– обратился Трубин.
Они подошли со Святославом к большой карте Москвы.
– Вот больница. Она рядом с Елоховским собором. Мне Вас отвезти туда? Это займет мало времени, – засуетился Трубин.
– Ехать не надо. Я все сделаю отсюда. По Вашим параметрам я сориентирую прибор на Вашу жену. Вам только придется поехать к ней и подготовить ее. Врачам ничего не говорите, – попросил Святослав. – Да, во время сеанса пусть жена сидит только спокойно.
– Хорошо, Святослав, все сделаю, как Вы сказали. Товарищ генерал -лейтенант, разрешите съездить в больницу?
– Конечно, Алексей Иванович, дело интересное и нужное! – ответил Андронов.
Трубин спешно вышел из кабинета. И он вскоре сообщил по телефону, что жена согласна.
Святослав приготовил лазерный биостимулятор, просчитал на компьютерной шкале параметры и направил голубой луч в окно в сторону больницы. Андронов и Сумин молча наблюдали за действиями лейтенанта. Сеанс длился две минуты.
– Юрий Николаевич, а Вы не хотели бы?испытать действие этого прибора на себе? – обратился тихо к генералу полковник Сумин. – Я уже дома попробовал. Здорово получается!
Андронов не успел ответить, как к нему повернулся Святослав и предложил: – Действительно, давайте проверю Вас, товарищ генерал! Сидите спокойно, – он стал водить зигзагами голубым лучом по груди Андронова. – Так, а теперь, пожалуйста, из кресла пересядьте на стул верхом.
Андронов подчинился.Как только луч коснулся его правой почки, на приборе замигала красная лампочка.
– Юрии Николаевич, Вам нужно менять правую почку!– сокрушенно сказал Святослав. – Вам операция, с моей точки зрения, была сделана неудачно. Возможно, что это предел для земного хирурга. Но только не для нашего врача. У нас это делается по–другому. Как только я смогу контактировать со службами связи Альфы, то вызову на первом же звездолете Вам врача.
– А почему сейчас ты не можешь наладить с ними связь? Родители на Альфе тоже ведь ждут тебя, – заметил генерал.
– Они знают, что раньше установленного срока я не выйду на контакт. А он придет, когда с наступлением определенного периода у меня в мозгу откроется канал частотной сигнализации. Вот тогда решится многое.
– Хорошо, будем ждать этот период, – Андронов посмотрел на часы. – А сейчас вы свободны. Не забудьте, лейтенант, завтра в четырнадцать часов Ваша лекция для определенного личного состава.
Не успели Сумины дойти до двери, как раздался телефонный звонок. Звонил Трубин: – Юрий Николаевич, представляете, жене сразу стало значительно легче: головные боли отпустили! – Я не знаю, как благодарить нашего знакомого...
Святослав, мысленно восприняв их разговор, остановился и ждал окончания переговоров. Андронов положил трубку.
– Я рад, что жене Алексея Ивановича стало легче. И не надо благодарить. На моем месте любой бы альфалианин сделал такое. Это все равно, как вы даете друг другу таблетки. А для нас они – далекое прошлое. У нас все лечение на приборах построено.
– А ты бы мог сделать такие же приборы, как у вас на Альфе, для землян?– заинтересовался Андронов.
– В принципе, я знаю схемы устройства всех нужных приборов. Дело в том, что материалы, из которых они сделаны, у вас на Земле отсутствуют. Я постараюсь в своих лекциях рассказать и об этом...
На этом их разговор закончился. Сумины отправились домой...
На другой день Святослав расположился в маленьком кабинете, предварительно оставив куб на столе в аудитории. Он знал, что сейчас в ней собрались офицеры, которых отобрали для подготовки в космические разведчики.
Точно в четырнадцать часов он мысленно включил куб, который начал переливаться различными цветами и призвал аудиторию расслабиться, не думать о постороннем.
Святослав рассказал о гуманных и негуманных цивилизациях, а потом о Великих Законах Космоса.
Чтобы стать космическими разведчиками, необходимо стремиться к открытию своего "Я" в другом Измерении. 3десь, на планете Земля, вы жи­вете в четвёртом измерении. Но вам неведомы пятое и шестое измерения. Познание Истины Космического Бытия – это и есть переход в эти измерения. Бытие – это все, что пронизывает нас во все наши воплощения. При переходе в шестое измерение, вы способны попасть в прошлое. Шестое измерение дает возможность посредством машины времени познавать и прошлое, и будущее. Но машина времени – это чисто символическое наз­вание, ибо мы возносимся в будущее или опускаемся в прошлое только благодаря высокому духовному развитию.
Ваша душа свободно выходит из биологического тела и странствует в потоке духовных флюидов.
Святослав замолчал и выключил прибор. Молчали и те, кто его слушал. Они понимали, что, не достигнув достаточно высокого духовного развития, невозможно внедряться во внеземные гуманные цивилизации. Значит, им, земным людям, в эти цивилизации, как говорится, дорога заказана. Поэтому, когда полковник Сумин объявил об окончании лекции, уходили в недоумении. Вроде бы, шли на службу в отдел космической разведки с большим желанием и уверенностью, а готовиться придется для засылки пока что во внеземные негуманные цивилизации...
Генерал Андронов вернулся из столовой управления в кабинет и ждал прихода лейтенанта Сумина. Предстояло конкретно решить вопрос о новом наборе кандидатов в Центр подготовки космических разведчиков. Но где было взять десяток, хотя бы таких, как Святослав? В негуманные цивилизации подготовить космических разведчиков было проще, так как земные законы совпадали с законами этих цивилизаций. Засылка разведчиков к гуманоидам требовала иного подхода. Следовательно, необходим был поиск.
В это время Сумины прогуливались в саду внутреннего двора управления. У них было еще несколько минут до окончания перерыва. Степан Федорович был до глубины души потрясен прочитанной Святославом лекцией. Он молча курил сигарету, раздумывая: "Как же мы ничтожны в своей повседневной жизни. Торопимся куда–то, чего–то хотим. И желания наши какие–то мелкие. Что такое мысли о повышении зарплаты или покупке автомобиля по сравнению с тем духовным миром, в котором живут люди, подобные Сумокию? И какими же низкими, безнравственными кажутся им земляне".
– Скажи, сын, – обратился он к Святославу, – почему гуманоиды не вмешаются в жизнь землян, не прекратят войны и дела неправедные?
– Все происходит согласно одному из Законов космоса, который гласит, что вмешиваться в жизнь других цивилизаций нельзя. Мы можем делать доброе - спасать вас от самих себя. Понимаешь, во Вселенной идет поступательное развитие. Придет, время, когда на Земле снова восторжествуют Законы Космоса. То, что делается сейчас, закончится к середине первого столетия третьего
тысячелетия. Наивысшего развития и расцвета духовности земляне достигнут в седьмом веке третьего тысячелетия.
Это будет Золотой Век Добра. Если хочешь, я вам с мамой сегодня расскажу и покажу кадры об этом. А теперь мне пора. Увидимся дома.
Святослав пошел по аллее. Степан Федорович с удивлением заметил, что гуманоид заметно подрос...
Святослав постучал в дверь кабинета генерала.
– Войдите! – послышался голос.
Андронов стоял у окна с весьма озабоченным видом. Святослав про­читал его мысли и понял, что разговор будет долгий. У него уже был готов ответ.
– Разрешите доложить, товарищ генерал?
– Докладывайте, лейтенант, – Андронов сел в кресло и с любопытством посмотрев на него.
– Лекция прошла успешно. Однако, у слушателей я зафик­сировал некоторые сомнения... Относительно затих раздумий о канди­датах в космическую разведку. Новых мы, будем искать по городам России. Мне известны позывные всех гуманный цивилизаций. Код таких позывных имеет любой гуманоид, отправляющийся в какую–либо систему планет. Иногда бывает, что помощь нужна срочно. Особенно тогда, когда появляются не гуманоиды. Они–то мастера делать нам неприятности. На это способны батрэки и берлитцы четвертой негуманной цивилизации.
– Когда можете приступить к поиску? Какая нужна помощь?
– Могу сейчас же. Но мне нужна комната, обитая мягким материалом темно-синего цвета и неяркое сиреневое освещение внутри комнаты.
– Понятно. К утру все будет готово. Во сколько начнете поиск?
– В шесть утра. Прохождение параметров будет чище и земляне не накалят еще атмосферу.
– А это как понимать?! – заинтересовался генерал.
– С утра идут потоки положительной энергии. Люди в хорошем нас­троении. А позже появятся злоба, раздражение, зависть. Все это и породит потоки отрицательной энергии. А прибор работает только на положительной энергии. Он–то и отыщет любого гуманоида, потому что покажет положительное превышение.
– Но ведь у землянина может тоже быть подобное? Вернее, у того, кто имеет гены потомков гуманной цивилизации, живших прежде на нашей планете.
Вы же сами рассказывали, что не все покинули Землю.
– Да, Вы правы, товарищ генерал. Я имел в виду этих же потомков гуманоидов. Но, думаю, их не так–то много с нужным нам параметром. К тому же, будут учитываться и другие качества: интеллект, внешность, физическая подготовка...
Они закончили работу вечером, обсуждая реальный план подготовки и засылки космических разведчиков в гуманные цивилизации.
Святослав вошел в дом, когда родители, поужинав, смотрели по телевизору фильм. Он тихо прошел на кухню. На столе стоял накрытый салфеткой ужин: - его любимый салат из капусты с морковью, жареная картошка и апельсиновый сок.Поел, вымыл посуду и сел у открытого окошка. Сад отделял дом от освещенной фонарями улицы. Поэтому звездное небо было видно хорошо. Отыскал взгля­дом в созвездии Ориона родную Альфу и задумался. Ему показалось, что она излучает тепло и покой. Святослав представил, как мать и отец го­ворят о нем и ожидают от него весточки. Святослав услышал знакомую мелодию протяжной русской песни. Ему показалось, что он стал маленьким мальчиком и лежал в колыбельке. Над ним склони­лось доброе и красивое лицо молодой женщины. Она улыбалась и на­певала колыбельную. Видение исчезло. Заломило в темени. "Значит, скоро откроется канал!" – подумал он. Видение было одним из его воплощений на Земле. Он - то знал, что не случайно попал сюда. Его предки жили когда–то на этой планете. Он тоже жил на Земле.
Святослав закрыл глаза и снова услышал мелодию. Но она была веселая и озорная. Кто–то играл на рожке. А он, Святослав, стоял на лугу с девушкой и видел ее большие голубые глаза, длинные свет­лые косы, вздернутый носик и улыбку на лице.
– Алена! – вскрикнул он и очнулся.
"Неужели процесс открытия канала пошел так быстро? – подумал Свято­слав. - Кто–то воздействует на меня извне! Это могли сделать только альфалиане. Он встал со стула и осмотрел себя. Рукава рубашки едва доставали до локтей, а брюки были по колено. Он пошел в ванную, где на вешалке были две пижамы. Натянул одну на себя, хотя она была и маловата. Вышел из ванной и столкнулся со Светланой Ефимовной.
Она всплеснула руками: – Святик, какой же ты стал большой! Выше отца! И крикнула в открытую дверь зала - Степа, иди скорее сюда!
Степан Федорович не замедлил появиться. В отличии от жены, он не удивился, а сразу же повел Святослава в спальню.
– Здесь вещи сына, которые он ни разу не надел, – тихо произнес Сте­пан Федорович, открыв платяной шкаф. – Одевайся.
Святослав надел белую рубашку, светлый летний костюм, обул туфли. Степан Федорович повязал ему галстук и стал наблюдать, как Святослав смотрится в зеркало. Гуманоид отличался от погибшего сына только цветом кожи, оттенок которой был зеленовато-желтый.
В спальню зашла Светлана Ефимовна.
– Вот сейчас ты настоящий Святослав! Оттенок кожи, правда, все дело портит, – заметила она.
– Это поправимо, мама!– усмехнулся Святослав. – Одну минутку, он вышел на кухню, взяв с собою лазерный биостимулятор, вскоре вер­нулся к родителям. Они вздрогнули: перец ними стоял их сын. Тот Святослав, который сгорел в БМП под Салангом...
В выходной Святослав предложил отцу и матери:
– Садитесь в кресла. Я Вам покажу фильм. Увидите будущее России и всей планеты. Экраном будет стена.
Закончив приготовление, он включил космовидеофон. На стене появил­ся черный квадрат, постепенно принявший сверху фиолетовый оттенок. – Смотрите и слушайте мои пояснения, – допросил Святослав. – Первый век третьего тысячелетия будет черный с фиолетовым оттенком.
Я не буду показывать предательства, унижения и войны, которые предсказаны России. Потому что эти предсказания относительны. Любая нация может улучшить свою карму и фиолетовый цвет Добра и Покоя может прийти раньше. Россия всё выдержит.
На экране возник желтый квадрат.
- А это второй век третьего тысячелетия, – продолжил Святослав. – Он бу­дет веком Радости и Успокоения. Возникнет духовный взрыв. который даст миру великих людей: ученых, писателей, артистов. Художники напишут див­ные картины, превосходящие шедевры двадцатого века...
На экране засветился голубой квадрат.
– Третий век будет голубым. Это цвет Возрождения Духа в сер­дцах и душах землян. В этот век люди познают процесс продления свое­го жизненного срока. Вся Вселенная узнает о духовном возрождении землян...
И вот на экране появился космодром. С него стартовал звездолет. Он пролетел в Космосе мимо планет и светил, опустился на желто-зеленую равнину какой–то планеты...
И снова появилась на экране Земля. Красивые города с просторными домами, магазинами, отелями. Овальные ристалища, полные людей, приветствовавших тех, кто хотел состязаться в красноречии, показать плоды своего труда.
Наконец, экран озарился сиреневым сиянием четвертого, пятого, шестого и седьмого веков.
– Седьмой век будет золотым Веком Добра. Высоты Духа достигнет каждый, – заметил Святослав.
На экране закружились планеты Солнечной системы. Но их уже больше на пять. И многие люди переселились на них. Звездолеты курсировали между планетами, как трамваи и троллейбусы в любом большом городе.
Святослав погасил космовидеофон.
–Так будет сынок?! – спросила Светлана Ефимовна. – Просто не верится! – Будет, мама! Обязательно будет!
На другой день Святослав проснулся поздно: у него был выходной. Сделал зарядку, помылсяв душе, оделся. Не успел причесаться, как раздался телефонный звонок. Святослав взял трубку.
Послышался женский голос: – Алло, кто у телефона?!
– Святослав.
В телефонной трубке раздалось всхлипывание. Святослава ударила теплая волна чувств. Он понял, что с ним говорит та, которая приходила к нему в видениях. В прошедшую ночь он во сне был в лесу, и рядом с ним оказалась Она. Девушка была в коротком сарафанчике. Лёгкий ветерок шевелил её длинные светлые волосы. Когда они сидели на берегу реки, он накрыл ее плечи курткой и поцеловал. Потом они лежали в траве и их тела сливались воедино...
– Почему ты плачешь?– спросил Святослав тихо в трубку.
– Ты же погиб в Афгане, а мне чудится твой голос.
– Нет, Алена, я жив!
– Но меня зовут Катя. Разве ты забыл?!
– Не забыл! Просто в прошлом воплощении тебя звали Аленой.
- Мне об этом говорили.
– Где и кто?!
- Мои друзья - уфологи.
Я собираюсь поехать с ними в экспедицию за Воронеж на Хопер. Хотела рассказать об этом Светлане Ефимовне. Она дома?
– Нет, она куда–то ушла, когда я еще спал.
– Святослав, так ты вернулся?! И я тебя увижу?! – воскликнула Катя.
– Мы встретимся с тобой на Хопре. И очень скоро! – Святослав больше не успел сказать ничего: в трубке пискнуло, их разъединили.
Какое–то время Святослав задумчиво сидел в кресле, а перед ним ви­тало видение девушки, с которой он только что разговаривал по телефону. На этот раз она была в белом платье и фате.
– Что с тобой, сынок?! – раздался голос, прервавший видение. Перед ним стояла перепуганная Светлана Ефимовна.
– Ты такой бледный и сидишь с закрытыми глазами. Тебе плохо, не заболел ли?! – она потрогала его лоб.
– Да что ты, мама, я здоров! Просто задумался – сейчас звонила Катя.
– Катя?! – обрадовалась Светлане Ефимовна. – А ты разве знаком с ней?
– И да, и нет, – замялся Святослав. – Я даже не знаю, как тебе объяснить. А ей – тем более. Она, мама, меня за настоящего Святослава приняла.
– О, Господи, что теперь будет?! – всплеснула руками Светлана Ефимовна. – Они так любили друг друга! Собирались пожениться.
Она заплакала и ушла в ванную. В приоткрытую дверь было слышно, как Светлана Ефимовна умывалась, всхлипывая. Святослав подошел к ней, взял полотенце и вытер ей лицо.
– Мамочка, но я же и тот, и этот Святослав. Поэтому я тоже люблю Ка­тю и тоже хочу жениться на ней.
В дверь позвонили. Святослав открыл. Это был посыльный из управле­ния. Он принёс пакет. Святослав прочитал предписание - выехать в Ростов- на Дону для экспертизы найденного объекта. Святослав вошел в свою комнату, чтобы собрать вещи в дорогу, и увидел в кресле Светлану Ефимовну. Она спала, обняв портрет погибшего сына. Он осторожно накрыл ее пледом и вышел.
Полковник Сумин настолько был увлечен чтением бумаг, что не слышал, как Святослав зашел в кабинет. Почувствовав на себе взгляд, он поднял голову.
- Быстро приехал! Или мне показалось, что быстро? Садись Святослав. Тебе приказано выехать в Ростов. Вот билет: поезд пятьдесят второй, вагон седьмой, отправляется с Курского вокзала в двадцать один сорок. Маме я все объясню. Кстати что она там делает?
- Мама спала, когда я уходил из дома.
– Да, вот тут, посмотри, прислали из центра Ноокосмологии, – Святослав взял у отца папку. – Почитай, а потом поедем к Подлесному.
Степан Федорович вышел из кабинета, а Святослав сел в кресло и раскрыл папку. В ней было послание к землянам "Подарок судьбы". Оно начи­налось: «Люди земли! Высший Разум Вселенной обращается к Вам с посла­нием от Творца Вселенной. На планету Земля из Космоса посылается информация о предпринимаемых мерах по спасению человечества... "Дальше речь шла об экологической обстановке на Земле, о заболеваниях, которые грядут, из за всеобщего загрязнения планеты. Святослав определил лазерным индикатором, что послание внедрено негуманной цивилизацией. Он чи­тал небезопасную информацию, включив электронный биостимулятор на уровень отражения воздействия, исходящего из мыслеформ послания.
Когда полковник Сумин возвратился в кабинет, Святослав продолжал водить голубым лучом по страницам послания.
– Зачем ты это делаешь? – поинтересовался Степан Федорович.
– Нейтрализую отрицательные мыслеформы. Не то они наделают много бед. Это послание негуманоидов, отец. Такую же нейтрализацию должны пройти люди, принявшие его по контакту.
– Так об этом надо немедленно сообщить Подлесному! Я позвоню...
– Но сначала, отец, я должен спасти тебя и нейтрализовать опухоль мозга. Не надо было читать это послание. Присядь, пожалуйста, на диван, – попросил Святослав.
Сумин сел, Святослав принялся водить голубым лучом по его голове. Полковник почувствовал, как тяжесть в лобной части головы уменьшилась, а потом и вовсе исчезла.
– А вот теперь можно и к Подлесному отправиться. Позвони ему, – предложил Святослав, посмотрев на часы. Было 15-20…
Научно – исследовательский Центр Ноокосмологии находился в двадцати минутах езды от Управления в одном из тихих переулков Москвы. Сумины вошли в вестибюль старинного здания прошлого века. Поднялись на второй этаж и столкнулись с директором Центра Иваном Ефремовичем Подлесным.
– А я как раз хотел Вас встретить. Помешал звонок. Прошу.
Они прошли в просторный кабинет и сели за круглый стол, на кото­ром была нарисована карта Вселенной.
– Что скажете о послании, уважаемый главный эксперт? – спросил с лег­ким налетом иронии Подлесный. Ему было не совсем приятно, что работу Центра ставили под сомнение. Компетентность Центра Ноокосмологии, как он считал, была настолько очевидна. А тут вдруг ему дали в экспер­ты молодого человека из госбезопасности.
Святослав даже не открыл папку о посланием. Он положки ее на стол и предложил Подлесному лечь на диван и закрыть глаза.
– Ну, знаете, это уже..., – начал раздраженно Подлесный и не закончил фразу. Голубой луч скользнул по его голове, и он послушно выполнив просьбу.
Когда он открыл глаза, ему показалась, что прошла всего минута. Но, взглянул на часы иудивился: они показывали, что он пролежал на диване час десять минут. Полковник Сумин сидел за столом и наблюдал за ним. Святослав отсутствовал.
– Что произошло, Степан Федорович?! Где эксперт?! – удивился Подлесный.
– Вас нейтрализовали от отрицательного воздействия этого, так называемого, послания. Здорово оно Вас нашпиговало! А Святослав сейчас на­ходится в кабинете психологической разгрузки: нейтрализует Галину Сергеевну и Ларису Викторовну, которые привезли Вам "Подарок судьбы". – А что это за прибор с голубым лучом? Что-то новое? Не припомню, чтобы подобное мне встречалось. Наш центр, вроде бы, неплохо оснащен. А, впрочем, зачем я спрашиваю: в вашей системе вое возможно.
Вошел Святослав. Он был озабочен, но тут же вежливо спросил Подлесного: – Как себя чувствуете, Иван Ефремович? Я прошу прощения за столь бесцеремонное обращение с Вами. Но у меня не было иного выхода. У Вас интенсивно развивалось белокровие.
Подлесный побледнел: – Белокровие?! Но я чувствую себя прекрасно. Исчезла тяжесть в голове.
– Да, я нормализовал Вам состав крови. Вас, вижу, интересует прибор? – Святослав показал кубик. – Это многоканальный электронный биостимулятор. Мо­жете его посмотреть. Только, пожалуйста, не нажимайте на кнопки.
Подлесный взял кубик, повертел, внимательно рассматривая его:
– А где марка завода – изготовителя? Или это тоже сверх секретно?
Сумин усмехнулся: – Вы не найдете не только в России, но и на всей Земле изготовителя подобной штучки! Больше я Вам пока ничего не скажу. Послушайте лучше эксперта.
Святослав открыл папку, достал листы послания. Они были чистыми: ни одной строчки текста на них.
– Видите, что осталось от послания "Подарок судьбы"? Я его тоже нейтрализовал. Иначе оно уже начало внедрять все указанные в нем нега­тивные явления. Галину Сергеевну я спас от аллергии, а Ларисе Викторовне убрал раковую опухоль. Не говорите им только об этом. Им я ска­зал, что сделал профилактику от нового вируса гриппа. Отчасти это и правда.
– Тогда, почему же послание несло такие неприятности? – недоумевал Подлесный. – Ведь то, что эти женщины контактеры, подтверждено у нас экспертизой.
– Вот потому, что диктовала этот «подарок негуманная цивилизации».
– Вы уверены в этом?! – вспыхнул Подлесный. – У меня есть подтвержде­ние самого Мулатова, что контакт был с гуманной цивилизаци­ей. – Он достал из папки текст экспертизы и подал Святославу.
Тот внимательно прочитал его и заявил:– экспертиза неверна. Она, как и послание, продиктована негуманоидами.
– Вы настаиваете на своем мнении?– нахмурился Подлесный. – Хотя Вы и работаете со сверхсекретным прибором, но свое несогласие насчет ре­зультата экспертизы я выражу генералу Андронову. И немедленно – Он взялся за телефонную трубку. Но, прежде чем набрать номер, сыронизировал:– Торопитесь, молодой человек! Вы не можете доказать своей право­ты.
Святослав посмотрел вопросительно на Степана Федоровича. Сумин
понял его взгляд и кивнул в ответ.
– Дело в том, Иван Ефремович, что я как раз представитель высшей гуманной цивилизации. Ни одна из двенадцати гуманных цивилизаций не могла продиктовать такого "послания".
– Так Вы–ы–ы инопланетянин?! – удивился Подлесный. – Не может быть! Вы же сын полковника Сумина, я Вас с детства знаю!
Тут вмешался полковник Сумин:
– Иван Ефремович, Вы же знаете, что тот Святослав погиб в Афгани­стане. Его душа вернулась к нам в теле этого Святослава. Примите все спокойно. Вам же вместе работать по сверхсекретному плану. Дайте Святославу список контактеров и их сообщения.
Подлесный безропотно разложил перед Святославом отпечатанные тексты и списки. Тот включил модификатор и пропустил через него всю информацию.
– Да, в этом списке есть контактеры с гуманными цивилизациями.Но Вы их дезориентировали предложенными вопросами.
– Почему же?! – удивился Подлесный. – А тексты их контактов с гумано­идами?! Вы же подтверждаете?!
– В том – то и дело, что только первые тексты. А потом Вы отсылали задания, и они отвечали, выходя на контакт. Так?
– Безусловно!
– В этом-то и заключается Ваша ошибка. Вы наруши­ли Закон Космоса:
"Не выходить на контакт без вызова». Вот на Ваши вопросы контактерам и отвечали негуманоиды. Они далеко не глупые. Но их «послания» несут отрицательное. Надеюсь, что в этом вы убедитесь. Подлесный заметно помрачнел. Результаты работы Научно-исследовательского Центра Ноокосмологии явно терпели крах. Он не хотел с этим соглашаться. Но не подал вида Святославу. А после его ухода решил все сообщить генералу Андроновуо дискредитации работы центра.
«А, может быть, Святослав сошел с ума в плену у моджахедов и возомнил себя инопланетянином?» - подумал он.
Прочитавший мысли Подлесного, Святослав спокойно отреагировал на его сомнения: – Иван Ефремович, Вы напрасно так думаете. Я не сумасшедший. Не заходите в тупик в работе Центра. Потому что она ка­сается не только Вас и Ваших сотрудников, но и всех землян. Кон­такт с гуманными цивилизациями необходим. Иначе не гуманоиды погу­бят Землю и всё живое на ней. Разве Вы не помните, что случилось с планетой Фаэтон, которая была в Солнечной системе? Она же взорва­лась из за необдуманных действий фаэтонцев. Они относились ко второй негуманной цивилизации. Достигли высокого технического развития. Но не учли, что Фаэтон был газообразной планетой. Их необду­манные эксперименты привели к катастрофе. Но это еще полбеды. После взрыва этой планеты часть фаэтонцев переселилась на Землю. Постепенно они смешались с землянами. От смешанных браков родились лю­ди, унаследовавшие преобладание в организме действия отрицатель­ной энергии. Отсюда бездумное отношение к приро­де, агрессивность. По этой причине на Земле так много воюют. Это необходимо предусмотреть и остановить. Иначе третья мировая война уничтожит все живое на Земле.
Подлесный только и смог вымолвить: – Простите меня, Святослав. Я просто обязан Вам поверить и подчиниться Вашему мнению. Вы пони­маете, что это означает. Дайте мне хотя бы некоторое время, чтобы я осмыслил все сказанное Вами. Надеюсь на Вашу помощь...

ххх

После разговора по телефону со Святославом, Катя никак не могла опомниться и поверить, что он жив. Странное чувство охватило ее, будто она заново родилась. Ей хотелось петь, смеяться, кричать: "Жив он, её Святослав, жив!". Катя не могла сложить вещи в рюкзак: все валилось из рук. А до прихода автобуса с уфологами оставалось несколько часов – в пять утра намечался отъезд в экспедицию на Хопер. Наконец, она закрыла рюкзак и повалилась на кровать. Сон охватил её мгновенно. Ей показалось, что она еще не уснула, как скрипнуло открывшееся окно, и в комнату с подоконника шагнул Святослав. В руке он держал розу. Катя вскрикнула. Но он прижал палец к губам. Подошел к крова­ти и склонился над ней. Они сомкнули объятья. Она целовала его глаза, нос, губы, приговаривая? – Господи, какая же я счастливая! Ты вернулся, мой Святик!
– Я всегда буду с тобой, моя лада, Аленушка! Восемь воплощений на­зад ты стала моей женой, княгиней Липовецкой. Если бы ты знала, сколько страданий и мук я перетерпел. Мне никак не удавалось настичь те­бя. То ты умирала маленькой, то тебя похитили и продали в гарем ту­рецкому султану. А в восьмом воплощении ты осталась навсегда в ко­лымской тундре. Я не смог уберечь тебя от голодной смерти в сильный мороз. Бараки для заключенных не отапливались. Я был тогда далеко от Земли на другой планете, – Святослав обнял Катю. – Можно я буду называть тебя Аленой, как прежде? Помнишь, как хорошо нам было в на­шем тереме?
– Да, помню, – Катя поцеловала Святослава. – Все помню, мой ясный сокол!
У нее закружилась голова.Они словно провалились гигантскую воздушную яму. Было темно. Только скрипнула деревянная кровать, и упало на пол беличье одеяло. В маленькое оконце терема светила луна. А Елена и Святослав не могли разомкнуть объятий. Под утро, когда забрезжил рассвет, Святослав сказал ей:
– Это наша последняя ночь, ладушка. Я еду в Золотую Орду. Вернусь ли – Бог весть. Если родится сын, назови Владимиром. Ему княжить за меня.
На рассвете Катя проснулась от настойчивого звонка в дверь. Она лежала поперек кровати, а на подушке благоухала алая роза. Катя оглянулась на окно. Оно было распахнуто. «3начит, Святослав вправду был здесь, – подумала она. – Но как он мог войти и выйти через окно, если квартира на шестом этаже? Но роза!». Катя тряхнула головой ирешила больше не думать о случившемся. Взяла рюкзак и вышла на улицу. Подойдя к автобусу, она почувствовала на себе чей–то взгляд. Оглянулась и увидела Святослава. Он махнул ей рукой и скрылся за углом. -Почудилось что ли, – подумала Катя.
Среди пассажиров она знала только руководителя экспедиции уфологов Генриха Михайловича Суланова и однокурсника Костю Шубина.
Пока ехали до Новохоперска, она познакомилась с членами экспедиции: мужем и женой Вячеславом и Ириной Мартыновыми, их сыном Максимом, симпатичной блондинкой в спортивном костюме - детским врачом Ларисой Семеновной. Остальные пассажиры спали. Костяуказал, на лежавших на рюкзаках мужскую соломенную шляпу и женскую панаму, тихо сказал:– Это Валерий и Алла Дейнекины. - А на заднем сидении храпел бывший летчик Василий Григорьевич Усачев.
Новохоперск показался Кате довольно–таки невзрачным городком. Но, когда автобус стал спускаться по крутой дороге с горы, открылась восхитительная панорама леса. Река Хопер не была видна сверху. И только, когда автобус преодолел дугообразный серпантин серо­го асфальта, неожиданно из за поворота появился большой мост и под ним река. Сразу же за мостом свернули в сосновый бор и поехали по лесной дороге. Запах хвои ворвался в автобус через открытое окно. От непривычно свежего и чистого лесного воздуха кружилась голова. Кто–то включил магнитофон. Катя, устав­шая от долгой езды, задремала. Очнулась оттого, что автобус остано­вился.
Лагерь уфологов располагался на крутом берегу Хопра. Палатки были установлены полукругом. Под навесом вкопали стол и скамейки. Это место служило столовой. Еду готовили по очереди, используя запас продуктов, а то и пойманную рыбу. Вечерами сидели у костра, пили чай на травах, слушали магнитофонные записи, разговаривали...
Катя проснулась и посмотрела на часы: было шесть утра. Еще хотелось полежать, но сегодня она шла работать с Генрихом Михайлови­чем в зону посадки НЛО. Поэтому быстро натянула майку, трико, взяла полотенце и сбежала по пологой тропинке к Хопру. Умылась. Вы­тираясь полотенцем, заглянула в реку. Вода была прозрачная: на дне били ключи, плавно покачивались водоросли, а между ними быстрыми серебристыми тенями проносились стайки рыб.
– Катюша, завтракать! Пора идти в зону! – донесся голос Ирины Мартыновой.
Катя быстро проглотила яйцо всмятку, выпила кружку крепко заварен­ного чабрецом чая, взяла один из оставленных ей Генрихом Ми­хайловичем приборов и побежала догонять чету Мартыновых. Дорога шла по краю песчаного склона вдоль сосняка. Внизу по берегу росли дубы, а за ними – густой кустарник. На песке были видны свежие кабаньи следы. Катяшла осторожно, опасливо поглядывала на кустарник. Она облегченно вздохнула, когда увидела Мартыновых.
– А мы решили тебя подождать, – улыбнулась Ирина. – В первый раз страшновато одной идти, да и заблудиться можно. В прошлом году Костя промахал вот так километра два за озеро Желтоярка.
– А что мы будем делать в зоне? – поинтересовалась Катя.
Слава покрутил небольшим прибором в чехле:
– Я буду через каждый час производить замеры магнитного поля, а ты - определять уровень радиации. А вообще – то у нас работа в трех точках: лагерь, берег Хопра и зона. В лагере находится контрольная точ­ка съемок. Оттуда мы наблюдаем пролет НЛО, их снижение и посадку.
– Интересно! НЛО сядет и улетит. И все? Мы–то что можем сделать? – пожала плечами Катя.
- Как что?! – удивилась Ирина, – делаем биолокацию участка посадки НЛО. В зоне чувствуется воздействие неизвестной энергии. Мы разбива­ем зону на участки для магнитных съемок. Ты видела прибор в виде счетчика?
– Да. От него еще провод отходит, а на его конце как– будь то большая телефонная трубка.
– Это магнитометр ММ–60. Сейчас увидишь, как Генрих Михайлович с Галиной Юрьевной ведут магнитные съемки, – Ирина поднялась. – Пока прохладно, пойдемте лучше поработаем.
Они спустились в лощину, поросшую редким кустарником. Генрих Михайлович возился с магнитометром, явно обеспокоенный. – Что случилось, Генрих Михайлович, почему не снимаете? – спросил Мартынов.
– Не пойму, Слава, что с прибором. Только станем на нулевую точку, а счетчик ни с места.
Катя сидела на траве под деревом и в душе досадовала, что магнитные съемки не получаются. И вдруг какой–то внутренний голос прои­знес: "Человек, скажи Мартынову, чтобы нажимал кнопку магнитометра на третьем шаге. На нулевой точке прибор работать не будет". Катя вздрогнула и оглянулась. Но никого рядом не было.
– Слава, иди вперед. И только на третьем шаге нажимай кнопку, – подсказала она.
Мартынов так и сделал. Прибор заработал. Генрих Михайлович удив­ленно посмотрел на Катю:
– Ты же историк! Как могла догадаться?!
– Не знаю. Я и сама удивлена. Мне просто кто–то подсказал.
– Генрих Михайлович, у нее контакт, – высказал предположение Слава,
– Похоже, что так, – согласился Суланов. – Спасибо за помощь, Катюша. А твои возможности мы еще проверим.
Суланов и Мартынов стали удаляться в сторону Желтоярки. Галина Юрьевна что–то писала в журнале съемки. Ирина дремала, растя­нувшись на траве. Катя встала и пошла по лугу, вдыхая аромат разнотравья. Она расставила руки в стороны и вдруг ощутила упругий удар в ладони. От земли шел теплый поток. Она пошла дальше и машинально стала считать шаги. И неожиданно для себя поняла, что чувствует выход био энергиина определенном расстоянии, то есть, через три шага. Выходит, что она делала съемку баз магнитометра. Катя подбежала к Ири­не и Галине Юрьевне.
– Посмотрите, что у меня получается! Я чувствую выход биоэнергии ладонью. Вот, смотрите!
Галина Юрьевна внимательно понаблюдала за манипуляциями Кати, а потом предложила застол­бить выходы энергии из земли. Ирина взяла колышки, из тех, что были оставлены Сулановым, и стала их втыкать там, куда указывала Катя. Получалось так, как и при работе с магнитометром. Когда Генрих Ми­хайлович и Слава вернулись со съемок, Галина Юрьевна предложила им поработать прибором в направлении, по которому только что столбила Катя. Суланов и Мартынов принялись за измерения и тут же обнаружили колышки. Их расположение совпадало с показаниями магнитометра.
– Галина Юрьевна, откуда это, кто столбил?! – удивился Суланов.
– Катя, Генрих Михайлович. она рукой чувствует выход биоэнергии также, как и магнитометр, – объяснила она.
Мартынов затормошил Катю:– Ты же у нас контактер! А Генрих Михайлович как–то неопределенно хмыкнул в замешательстве. Он не очень верил в существование контактеров. Но то, что делала Ка­тя, он не мог никак объяснить. Физические законы здесь были бессиль­ны.

XXX

Святослав занял свое место в купе. Попутчиков пока не было. И, когда перрон медленно поплыл в окне назад, он забрался на вторую пол­ку, с удовольствием закрыл глаза и расслабился. За окном стало смер­каться. Свежий ветерок приятно холодил лицо в чуть приоткрытое окно. Неясные ощущения волновали душу, куда–то звали: то ли в прошлое, то ли в будущее. Но прошлое одержало верх.
…Святослав скакал по степи. Ему хотелось, чтобы конь взлетел и опустился у знакомого терема. Он представил, как бросит поводья холопу и побежит по крутой лестнице в горницу. Распахнет дверь и увидит княгиню Елену, свою Аленушку. Какой она стала за прошедшие почти два десятка лет, пока он был в Золотой Орде?! Как тосковал он по голубым глазам и русым косам любимой. Только бессонные ночи знали о его мечтах: жил и выжил только благодаря тому, что слышал черев сотни верст ласковый шепот жены: "Я жду тебя, любимый! Клонюсь, как травушка–муравушка, к земле от тоски по тебе. 3лые языки разное о тебе болтают: завел, мол, наложниц и забыл меня. Не верю, любимый! Я буду ждать те­бя до самого смертного часу. 3агнанный конь споткнулся и рухнул хрипя. Святослав перелетел через голову коня и покатился по траве. Очнулся от того, что ему брызгали в лицо водой. Двое бородатых мужиков склонились над ним. "Свои, русские", – прошептал Святослав и впал в беспамятство. Снова очнулся в избе, топившейся по–курному. Он лежал на лавке. У печи хлопотала пожилая женщина в широком холщовом сарафане и низко повязанном темном платке.
– Где я? – спросил Святослав и попытался приподняться, но закружилась голова.
– Лежи, князь, лежи. Слаб ты еще, – женщина поправила ему подушку.
– Где я? – он повторил вопрос.
– Бродники мы. Мои братья, Егор и Иван, нашли тебя в степи бездыханным. только по золотой гривне узнали, кто ты есть: князь Липовецкий с Селец - реки. Как окрепнешь, отвезут в детинец, – женщина запла­кала. – Ты–то, князь, вернулся от басурманов, а вот мой Васютка сгинул...
Стук в дверь купе вернул Святослава в настоящее. Проводница принесла чай. Святослав расплатился, закрыл дверь на защелку. Он провёл по телу голубым лучом лазерного биостимулятора, выскользнул из биологического тела и вылетел сквозь окно наружу. Внизу заблестел под луной Хопер. Святослав снизился над лагерем уфологов и сразу увидел Катю. Она шла одна по тропинке. Он переключил лазерный биостимулятор на ее параметр. Поток био энергии поднял Катю и понес в объятья Святослава. Ей казалось, что она видит сон. Перед ней снова был ее Святослав...
Катя проснулась оттого, что Генрих Михайлович тряс ее за плечи. Она лежала в своей палатке. Был ясный солнечный день.
– Катерина, что с тобой случилось?! – забеспокоился Суланов. – Вчера вечером послал тебя за прибором. На поляну ты не пришла. Когда я вернулся в лагерь, ты уже крепко спала, поэтому не стал будить тебя. Ты не заболела?Уже десять, все давно позавтракали.
Катя вылезла из палатки. И сразу у нее закружилась голова, потемнело в глазах. Это заметила подошедшая Лариса. Она быстро пощупала пульс и замерила давление.
– Упадок сил, голубушка, – определила она. – Много работала последнее время. А это все Вы, Генрих Михайлович, виноваты: по жаре ее на Желтоярку посылали. Похоже, что у нее солнечный удар.
До конца работы экспедиции оставалась неделя. Поэтому Катю отпустили
домой в Богучар. Они жили вдвоем с матерью в маленьком до­мике на берегу Богучарки. Мама, Наталья Петровна, работала акушеркой в роддоме. Когда Катя стала подбирать в саду кислые яблоки и сливы, Наталья Петровна сказала с сомнением:
– Не будь ты, Катюш, серьезной девушкой, я бы подумала, что ты беременна. А, может быть, и вправду согрешила в лагере?!
– да ты что, мам!– опешила Катя, и тут же вспомнила то, что считала сном. "Неужто правда?!" – похолодела она.
На другой день Наталья Петровна велела ей придти в поликлинику. Осмотр и анализы подтвердили, что Катя беременна уже четыре месяца. Вечером мать пришла с работы и устроила ей допрос. Катя сначала молчала. Врать она не умела. И только она от­крыла рот, чтобы рассказать правду, как раздался стук в окно. Мать вышла во двор и вскоре вернулась.
– Вот и вся разгадка! – вздохнула она и подала телеграмму. "Буду проездом. Встречай пятого в Кантемировке, поезд 52, вагон 7. Святослав".
Мать засуетилась, ее лицо подобрело.
– Позвони–ка и узнай, когда проходит поезд, а я пойду с соседом Олегом договорюсь насчет машины. Пусть тебя на "Жигулях" отвезет.
Она ушла. Катя принялась звонить на автовокзал, где было расписание поездов, проходящих через Кантемировку. Оказалось, что 52-ой прибывает на станцию в десять утра и его стоянка всего три минуты.
Катя долго сидела на ступеньках крыльца. Вечер был теплый и звездный. Такие вечера бывают только на юге России. Из степи тянет горьковатым запахом полыни. Громко трещат кузнечики. Небо кажется бездонным, а звезды рассыпаны по его темно-синему полотну, словно зерна. В такие минуты, вглядываясь в созвездия, начинаешь чувствовать извечную тоску человечества: "А вдруг, где–то там, с какой–то планеты, на тебя смотрит человек другого мира? И ты ничего не знаешь о нем. А он о тебе...".
А ночью Кате приснился сон. Она скакала на коне по лесу. И го­лос сына Владимира торопил ее: "Скорее, мама, скорее! А то мы можем не застать его в живых". Они въехали в ворота детинца, у крыльца вы­сокого терема спешились. По крутой лестнице Катя вбежала в комнату. На лавке, застланной овчиной, лежал Святослав. Его руки были скреще­ны на груди, глаза полузакрыты. "Боже мой, как он изменился! Кудри–то совсем седые и морщин сколько. Знать, не сладко жилось в Орде. Столь­ко лет держали", – она стала на колени и поцеловала мужа. Святослав открыл глаза и еле слышно произнес: "Вот, помирать домой отпустили. Прости, не доехал до тебя, лада моя ненаглядная, Але­нушка". Нет, не отпущу тебя! – закричала Катя и проснулась.
Мать стояла возле кровати: – Ох, а я уж испугалась! Никак не могла тебя добудиться. Пора ехать, Олег машину сейчас подгонит.
В Кантемировку они приехали за полчаса до прихода поезда. Олег ушел в магазин, а Катя вышла на перрон. Она волновалась. Ее размышления прервал голос из станционного динамика:
– Внимание! Граждане пассажиры, скорый поезд номер пятьдесят два "Москва – Ростов" прибывает на первый путь первой платформы. Нумерация вагонов с головы поезда. Повторяю...
Катя не могла сдвинуться с места. Волнение сковало ее еще больше. Но когда из вагона, остановившегося прямо перед ней, вышел строй­ный молодой мужчина в светлом летнем костюме и направился к ней, она узнала его. Это был Святослав. Кудри были подстрижены по моде. На гла­зах отсвечивали на солнце темные очки. Он снял их, поставил на пер­рон чемодан и обнял Катю: – Здравствуй, жена!
Машина быстро катила по дороге. Катя и Святослав сидели, обнявшись на заднем сиденье. Олег насвистывал и с любопытством рассматривал Святослава в зеркало. Так они доехали до Богучара. У дома их встретила мать, у калитки стояли соседки. Святослав вышел из машины, обнял Наталью Петровну и сказал:
-Здравствуйте, мама! - Соседки одобрительно зашушукались. Катя уловила краем уха шепот: - " Какого отхватила! Вот тебе и тихоня".
Во дворе уже стоял стол, уставленный всевозможными закусками и бутылками вина. Пока Катя и Святослав умывались с дороги, за столом уже становилось шумно. Соседи, подруги, приглашенные Катей и матерью, заняли места. Перед тем, как выйти к гостям, Святослав достал из коробочки золотое кольцо и надел Кате на палец.
– Это только сейчас пока, – заметил он. – А как в церкви будем вен­чаться, мы с тобой обменяемся платиновыми кольцами.
– Почему?! – удивилась Катя. – Разве золотые хуже?!
– Да не в этом дело, – замялся Святослав, – я потом объясню тебе.
Они вышли к столу, держась за руки. Их встретили хлебом – солью, как положено. Сначала были застольные речи и пожелания. Когда все подвыпили, послышались крики: "Горько! Горько!". На что Наталья Петровна заметила: - Не свадьба еще, а только встреча!
– Не говори, не говори, у Катерины кольцо–то на правой руке! – возразил сосед Егорыч и закричал:– Горько!
А жена Егорыча, бабка Соня, толкнула Наталью Петровну в бок: – Видать, зять у тебя, соседушка, непьющий. К рюмке и не притронул­ся ни разу. Вот повезло девке!
Гости разошлись. Катя и Святослав помогли матери убрать со стола. Перетирая посуду, Наталья Петровна спросила:
- Славик, что же так долго о себе знать не давал, как вернулся из Афганистана?
- Так получилось, мама. Я же в органах служу. Часто бываю в командировках. Так что привыкайте скучать по зятю.
- Мне-то что. Вон ей как будет, - она кивнула в сторону Кати.
– А я Катюшу в Москву заберу! У меня там квартира. Внуку нужны будут условия.
– А, может, внучка будет? – рассмеялась Наталья Петровна.
– Нет. Внук Владимир.
– Ох, уже и имя придумал, – Наталья Петровна встала. – Ладно, пойду спать. А вы на веранде ложитесь, в комнате душно.
Когда они улеглись на тахте, Катя спросила:
-Скажи, как ты попал ко мне на шестой этаж через окно? Взлетел, да?
- Конечно, взлетел.
- Шутишь, недоверчиво протянула Катя и обняла Святослава. – Кто-то тебе помог? Да? Пожарники дали лестницу на прокат?
- Просто я…, - запнулся Святослав, - не совсем тот, за кого ты меня принимаешь.
- Ты не Святослав?!
- Не пугайся,любимая. Я дважды Святослав. Просто я умер и воскрес.
-Как ты меня напугал, - облегченно вздохнула Катя. – Где тебя воскресили? В каком госпитале?
- На другой планете. Она называется Альфа созвездия Ориона.
– А ты не шутишь надо мной? – Катя заплакала.
- Уж, какие тут шутки! Прости, Катя! Я прибыл на Землю. Меня усыновил отец Святослава – Сумин Степан Федорович.Тво­ей маме я неправду сказал, утаил кое-что. Не будем ее пугать, правда?
– Конечно. А на работе знают, откуда ты?
- Знают, ладушка.
- Хочешь фокус?
Святослав оттолкнулся от тахты, взлетел под потолок. Несколько раз перевернулся в воздухе и стал на руки, легко и бесшумно вскочил не ноги.
– Давай полетаем, подышим свежим воздухом? – он взял Катю на руки и бесшумно взлетел в воздух. Они поплыли над Богучаром на высоте двухэтажного дома. Кате было совсем не страшно. Ее охватило чувство новизны и покоя. Она теснее прижалась к груди Святослава. Сначала она не поняла, услышав двойной перестук. А потом спросила, когда они спустились на веранду:– У тебя два сердца?!
– Да Катюша, два. И у нашего сына их будет тоже два, – он привлек Катю к себе, нежно погладил ее волосы. От его пальцев струился голубоватый свет.
Катя вздрогнула: – Что это?!
– Не пугайся, это поток био энергии. У меня ее больше во много раз, чем у тебя, вот поэтому ее и видно. И взлетаю я по той же причине. К тому же, притяжение на моей родной планете в несколько раз больше, чем на Земле. И для его преодоления требуется гораздо больше био ­энергии,
Катя провела ладонью по его груди: – Поэтому от тебя жаром пышет. Горячий какой!
– Конечно. И температура тела у меня сорок пять градусов. Я могу зимой свободно ходить без тёплой одежды. Потому что на моей планете, зимой температура падает до минус ста, поэтому я надену зимой осеннее пальто, чтобы не привлекать внимание.
– Я хочу тебя еще спросить вот о чем. А как же моя учеба в университете? Ты же знаешь, что до рождения ребенка еще шесть месяцев.
– Нет, Катюша, всего один. У нас дети рождаются быстрее. Маме ничего не говори. Я увезу тебя в Москву, и ты будешь рожать в специальном роддоме.
– Страшно мне, Святик, – Катя впервые назвала мужа уменьшительно ласково.
– Да что ты, ладушка! Тебе нечего бояться. Ребенок появится так безболезненно,что ты и не заметишь. Он сожмется в толщину пальца, апотом распрямится, как губка. И еще, предупреждаю: он сразу заговорит, у него будут зубы, растибудет быстро, за три месяца станет взрослым.
Катя была настолько поражена, что несколько минут молчала. Потом опросила, заикаясь: – А–а–а кормить грудью я его буду или как?
– Специальным аппаратом будешь сцеживать молоко, а Володя будет пить его из стаканчика.
– Боже мой, какие же мы на Земле отсталые! Сколько женщине приходится мук переносить с малышом, пока вырастет. А тут такие малые сроки. – Ну, положим, быть тебе с Володей вместе придется только до года. А потом мы его отдадим в спец интернат для одаренных детей.
У Кати на глазах показались слезы: – Так мало он будет с нами?!
– Успокойся, моя любовь, – Святослав нежно поцеловал ее. – Сын будет с нами все выходные, праздники, отпуск. Мы сможем у него бывать в любой день.
Катя вытерла слезы, заулыбалась:
– Спать что–то не хочется!
– А это ты от меня заряжаешься био эиергией.
– Знаешь, Святик, мне очень интересно знать о внеземных цивили­зациях от тебя. Ты же оттуда! А то у нас пишут столько нехорошего о пришельцах ив Космоса. А вот ты хороший. И совсем такой, как я. Но, как бы сказать, ты, – она замялась, подыскивая слово. – Более совершенный, – подсказал он. – Вот, вот, ты меня понял!
– Я прочел это в твоем мозгу.
– Да ты что, мыс ли читать умеешь?! Так тебя никто не обманет!
– А у нас не принято обманывать. Для нас это далекое прошлое. Я имею в виду нашу шестнадцатую гуманную цивилизацию.
– А почему она шестнадцатая, да еще и гуманная? Разве есть негу­манные? Расскажи мне.
– Дело в том, Катюша, что в Космосе, в нашей Вселенной, имеются четыре негуманные цивилизации и двенадцать – гуманных. Разница между ними большая.
– Это, как чернее и белое?
– Примерно так. Негуманные цивилизации имеют ступенчатое тех­ническое развитие, духовность у них отсутствует. Поэтому не  гумаиоиды имеют все пороки: жестоки, самолюбивы, любят власть, славу и пре­зренный металл, который называется деньгами.
– А гуманоиды похожи на тебя?
– В принципе все гуманоиды живут по законам Космоса. Бог наградил – их духовностью, любовью ко всему сущему. Они имеют сту­пенчатое развитие. Самая высшая ступень духовности у шестнадцатой цивилизации.
– В чем ее суть?
– В человеке есть чаша духовная. И каждая цивилизация проходит свой путь ее наполняемости. Моя цивилизация проходит седьмой путь. Катюша, дома у нас будет время еще поговорить. А теперь спать, завтра я еду в Ростов. А через два дня заберу тебя.
– Так быстро?! – встрепенулась Катя.
– Понимаешь, милая, тебе необходимо подготовиться к появлению на­шего малыша.
– Но как маме объясним все через месяц?
– Я съезжу за ней и всё расскажу. Если это сделать сейчас, не обойдется без слез. А тебе вредно волноваться.
– Ну, хорошо, я согласна. Давай будем спать...
Когда Наталья Петровна вышла рано утром на веранду, Катя и Свя­тослав крепко спали, обнявшись. Она на цыпочках прошла на кухню, помолилась перед иконой Казанской Божьей Матери. Готовилазавтрак ираз­говаривала сама с собой:
– Прямо–таки не верится ,неужто Катюшка моя и чья-то жена? А зять, какой положительный! Эх, Паша, Паша, был бы ты жив, порадовался бы за дочку, – обратилась она к фотографии покойного мужа на стене.
За завтраком Наталья Петровна старалась подсунуть зятю что, на ее взгляд, по вкуснее: – Вот курочка жареная, ешь, сынок. А то в дороге, какая еда!
Святослав благодарил за каждое предложенное блюдо. Но мясо есть не стал. Зато салаты все уплетал с удовольствием. И в дорогу взял только фрукты и овощи. От котлет отказался.
– Он что у тебя, вегетарианец? – удивленно опросила она Катю. – Не видишь что ли, – улыбнулась та, - разве это плохо?
В обед Святослав уехал. И Кате стало так одиноко, что она не на­ходила себе места. И тут внутренний голос сказал: "Мама, не грусти я же с тобой, твой сын!".
– Разве мы можем разговаривать? – удивленно произнесла Катя.
"Конечно, но меня слышишь только ты, мама. Спой мне песенку, какую
папе пела", – снова донесся внутренний голос.
Наталья Петровна вернулась из магазина и увидела: Катя качалась в плетеном кресле и пела.
– Уходила, ты была в слезах, вернулась –поёшь. Часом ты не заболела, дочь?!
– Нет, мама, не заболела! Просто я поняла, что осталась не одна.
– С кем же?! Вроде никого, кроме тебя, нет. – Она озабоченно потрогала лоб дочери. – Да нет температура, вроде, нормальная.
– Я вдвоем с сыном, мамочка! – рассмеялась Катя.
– До родов сколько еще времени!Чего придумала, – Наталья Петровна с сомнением посмотрела на дочь и покачала головой и ушла в дом.
Вечером, когда Катя легла спать, все тот же голос попросил ее: "Мамочка, расскажи мне сказку. Только тихо, чтобы бабушка не слышала". И Катя зашептала, нежно поглаживая живот:
– В некотором царстве, в некотором государстве жил–был принц...
Утром, открыв глаза, Катя не могла вспомнить, досказала ли она сказку. Голос ей сказал: - «Немного не досказала. Но было поздно, и я те­бя усыпил. Тебе, мамочка, нельзя переутомляться. Вот, когда я смогу ходить с тобой рядом, мы будем вместе гулять. И я, наконец, увижу то, о чем сейчас только слышу. Мне так хочется полетать, как вы с папой".
– И ты чувствовал, что мы летали?!
"Да. Я чувствую и слышу всё: даже твои мысли, мама"... Катя с удовольствием гуляла подолгу. Она беседовала с сыном, рассказывала ему все, что видела вокруг.

ххх

Ростов встретил Святослава зноем. Шагая по размягченному сол­нечными лучами асфальту, он не мог понять, почему земляне не устанавливают регуляторы температуры на перекрестках вместе со светофорами. Впрочем, и светофоры можно заменить электронными устройствами, которые тормозят любую машину в нужный момент. От этих мыслей он только вздохнул: "Все время забываю, что живу во второй негуманной цивилизации!".
Как было договорено, Святослав пересек вокзальную площадь и направился к гостинице. У входа его встретил майор Журавлев. Он ответил на ус­ловленный пароль и повел Святослава в номер на втором этаже.
– Располагайтесь, отдыхайте. Кондиционер включен. Обед я заказал для Вас в номер, Святослав Степанович. Я вернусь сюда с кандидатом ровно через два часа. Вас это устраивает?
– Безусловно. Я мог бы и раньше встретиться. Мне достаточно пять минут, чтобы быть в нужной форме, – улыбнулся Святослав.
Журавлев озадаченно посмотрел на него, но ничего не сказал. В номер постучали. Святослав открыл дверь. Официант привез на передвижном столике обед. Все блюда были овощными.
– Мне сообщили, что вы вегетарианец, вот я и выбрал на свой вкус. Не возражаете? – спросил майор.
– Спасибо.
– Что ж, рад был познакомиться. Приятного аппетита. До встречи.
Майор ушел. Святослав принял душ, достал электронный биостимулятор и провел им чистку организма от загрязнений. Пообедал, лег на диван, расслабился. Потом взял кубик, щелкнул клавишей настройки. На экране появилось лицо Кати. Ее глаза были закрыты: она спала. Было видно, как во сне вздрагивали длинные ресницы.
– Я заставил ее уснуть, папа – послышался голос сына. – Она пла­кала после твоего отъезда.
– Я скоро вернусь, сынок. Позаботься о маме.
– До скорой встречи, папа! Поторопись, мне уже пора на свет божий: - осталась неделя до моего рождения.
– Не беспокойся, я успею, сын. В Москве уже все готово для тебя, экран погас и тут же заиграл всеми цветами радуги. Послышалась мелодия условного сигнала альфалиан. Стремительный поток звезд пронесся по экрану. Его сменила голубая планета, которая сначала появилась в виде шарика. Он стремительно рос, увеличиваясь в объеме. И, наконец, Святослав увидел улыбающееся лицо матери Кияор.
– Здравствуй, сын, я рада видеть тебя.
– Здравствуй, мама! Я тоже рад видеть тебя. А где отец?
– Он, как всегда умчался в восьмую полусферу: занят преобразо­ванием почв четырех планет. А тебя поздравляю с женитьбой! Наконец, ты нашел свою Елену.
– Жаль только, что теперь я от вас с отцом далеко, дажене знаю, когда вернусь, значит, так Богу угодно, – грустно улыбнулась Кияор.
– Мы еще встретимся, Сумокий. А жену и сына береги. Если сможешь, прилетай с ними на Альфу.
– Постараюсь, мама. До встречи!
Святослав выключил прибор. Некоторое время он сидел, погрузившись в свои мысли. Он был еще там, на родной Альфе. И только включение лазерного биостимулятора помогло ему вернуться к земным де­лам.
В назначенный час в дверь постучали. В номер вошли майор Жу­равлев и высокий светловолосый юноша с широко расставленными се­рыми глазами. Разрез глаз в виде изогнутой полусферы указывал на то, что он рожден от гуманоида четырнадцатой цивилизации. Это же подтвердил прибор, высветивший индикатор этой цивилизации. "Для нача­ла неплохо", – подумал Святослав.
Он пригласил вошедших, сесть в кресла.
– Знакомьтесь Святослав Степанович. Это Сергей Муравьев, студент архитектурного Факультета строительного института, – представил Журавлев юношу. – Его мама – кандидат биологических наук Лидия Петров­на Муравьева ездила двадцать лет назад в экспедицию на Памир. Там в горах она встретилась с Вольфорием, отцом Сергея, прилетавшим с планеты Бета созвездия Волосы Вероники. К сожалению, никаких известий с тех пор она не имеет от него.
– А ты хотел бы встретиться с отцом и побывать на его планете?
– Очень хочу! – встрепенулся Сергей. – Но что я умею? Я не знаю. По-моему, я обыкновенный землянин.
– Нет, Сергей, в тебе гены бетианца и я помогу их развить. Тебе
говорили, чем ты будешь заниматься в Москве?
– Да. И я готов сделать все, чтобы познать Вселенную
– Нам нужно не только познавать Вселенную, но и вспоминать через
генную оболочку, как живут на планетах гуманных цивилизаций. Мало
изучить Законы Вселенной, нужно научиться жить по ним.
Внедрение на другую планету тебя не пугает?
- А почему это должно пугать? Если там живут порядочные люди, то это даже интересно.
- Ты прав. В гуманных цивилизациях действуют другие законы, там созидают во имя добра. Как я понял необходимо расположить гуманоидов к землянам.
- Можно полететь сразу и договориться?!
– Если бы так, – вздохнул Святослав. – Они не хотят идти на кон­такт со второй негуманной цивилизацией, что правит на Земле. Тем более, третья и четвертая негуманные цивилизации так испортили отношения с гуманоидами, что и думать о контактах невозможно.
Святослав прошелся по комнате. В гостиничном номере было душно. И Сергей уже несколько раз прибегнул к ингалятору: - он задыхался.
– Как видите, страдаю земными болячками, – пожаловался он.
– Нет, Сережа, это не астма. Просто твой организм унаследовал от отца склонность к более сухому и прохладному воздуху. Я бывал на его родной планете. Она экологически чистая и средняя температура там все время плюс шестнадцать.Да что же я мучаю тебя?! – спохватился Святослав и достал из кармана биостимулятор. – Сядь на кровать. Нет, лучше ложись!
Сергей с удовольствием растянулся на кровати. Святослав про­вел голубым лучом по его груди, Сергей задышал спокойнее.
– Здорово как, а! Дышу совершенно свободно! – А это что за прибор, Святослав Степанович? Таких на Земле, по–моему, не существует. Если и есть, то где–то в засекреченных учреждениях.
– Все может быть Сережа. Теперь садись и посмотри на голубую стенку куба,
– Святослав защелкал кнопками куба. – Только сосредоточься и ни о чем не думай.
Куб заиграл цветными бликами, послышалась нежная мелодия. Сергей встал и пошел по комнате. Он вдруг запел на каком–то незнакомом языке. Святослав посмотрел на таблицу, появившуюся на голубой сто­роне куба. Вибрировала цифра четырнадцать. Он набрал шифр четырнад­цатой гуманной цивилизации, нашел на шкале знак Беты созвездия Волосы Вероники, включил прямую связь с планетой. На экране появилось улыбающееся лицо дежурной станции приема частотных сигналов.
– Арвис приветствует гостей планеты Бета. Я рада выслушать вас, гуманоиды.
– Я хочу видеть своего отца Вольфория, – сказал по–бетиански Сер­гей. – Его генный код мне неизвестен. Но я знаю, что в год Перона он был в экспедиции на планете Земля в Солнечной системе.
Арвис повернулась к какому–то прибору, заработала клавишами.
– К сожалению, – вздохнула она, – Вольфорий покинул свое биологичес­кое тело и находится в бопьнеларии. В последней экспедиции в сотую полусферу он столкнулся с берлитцами и получил удар молниедромом. С ожогом высшей степени и был доставлен туда. Но я ему передам, как только он войдет в новое биологическое тело, что его ищет сын.
– Спасибо, Арвис,запрограммируй наши позывные. Мы работаем в Сол­нечной системе на планете Гея - Святослав нажал еще одну кнопку: лучевой сигнал ушел во Вселенную.
Сергей уже пришел в себя, он молча сидел на диване и задумчиво смотрел на биостимулятор. Святослав выключил куб.
– Что загрустил, юноша?!
Сергей оживился, вскочил с дивана и заходил по комнате:
– Я словно побывал на планете отца! Понимаете, как это важно для меня? Что дальше, что со мной будет, Святослав Степанович? В голове у меня все перепуталось!– Сергей снова сел на диван.
– Все будет нормально. Отправляйся домой и сообщи матери, что те­бе предложили работу в Москве.
– А как быть с учебой в институте?!
– Переведешься на заочное отделение. Потом мы с матерью поговорим и объясним. Тебя же нужно утвердить в управлении. Выедешь в Москву через два дня. Предписание получи у майора Журавлева.
Сергей ушел. Святослав позвонил в Москву полковнику Трубину и доложил: – Птенчик удачно вылетел ив гнезда. Готовьтесь учить его летать...
– Молодец, Святослав! А тут еще птенчики нашлись! Вернешься, поедешь в Воронеж, а оттуда вылетишь в Новосибирск. Да, забыл поздравить те­бя с женитьбой. Мне Степан Федорович сказал. Поздравляю и желаю счастья. Подарок за мной. – Пригласишь на свадьбу.
– Какая свадьба, Петр Николаевич, крестины на носу! – Ну и шустер же ты, парень! – рассмеялся Трубин. Ладно, вези свою красавицу поскорее в Москву. Жду через два дня с рапортом. До вст­речи!
Святослав положил трубку. В дверь постучали. Вошел ростовский чекист капитан Орешкин. За ним официант нес поднос. Он поставил его на стол перед Святославом и снял салфетку. При виде борща и жареной картошки с салатом из помидоров Святослав почувствовал, что проголодался.
– А вот коньяк уберите! – строго произнес он.
– Слушаюсь! – Орешкин мотнул головой официанту. Тот взял коньяк и про себя подумал: "Язвенник что ли?!".
После обеда Сумин и Орешкин вышли на площадь. Тут же к ним подъехала белая "Волга".
– Вы поездом или самолетом будете возвращаться? – спросил Орешкин
– Мне сейчас в Богучар за женой заехать нужно. Подбросите?
– Без проблем! – Орешкин переговорил с управлением и получил ука­зание сопровождать Святослава в поездке.
Машина выехала за город и помчалась по шоссе. Новочеркасск, встретил их грозой и сильным ливнем. Остановились на площади. Неожиданно Сумина охватило чувство тревоги. Он сел в машину и включил куб на волну «опасность».
Розовый экран показал «Москвич», стоявший, на противоположной стороне площади. В нём сидели двое мужчин. В руках одного был овальный прибор.
– Включите музыку. Что-нибудь веселое - обратился он к Орешкину.
Тот вставил кассету в автомагнитолу. И тут же Святослав услышал свои слова и мелодию. «Прослушивают! Усмехнулся он. – Кому же это понадобилось?». Он направил голубой луч из шара в сторону «Москвича». Прибор жужжал, просчитывая позывные внеземных цивилизаций. Он замолк на параметречетвертой негуманной цивилизации.
- Свяжитесь, пожалуйста, с ГИБДД, - обратился он к Орешкину. – Пусть немедленно проверят «Москвич» голубого цвета, припаркованный у входа в сквер.
Когда через несколько минут "Волга" пересекала площадь, "Москвич" медленно развернулся, чтобы последовать за ней. Но дорогу ему преградила машина ГИБДД.
– Что–то там непонятное происходит! Может, узнаем, кто в «Москвиче"?! – предложил Орешкин.
– Не стоит. О них вы узнаете по возвращению. Они нас все равно не догонят, – спокойно ответил Святослав,- щелкнул клавишей, настроил куб на шкалу "дезориентация".
Всю дорогу Орешкин обеспокоено поглядывал в боковое зеркало. Но погони таки не было. Он облегченно вздохнул, когда "Волга" въехала в Богучар.

ххх

В Москву Святослав и Катя приехали рано утром. Из окна вагона они увидели на перроне Светлану Ефимовну. Когда вышли из вагона, она обняла Катю, погладила по щеке сына, прильнула к его груди и заплакала: – Святик, сыночек, я так рада, что вы поженились!
Сквозь толпу пассажиров и встречавших, спешивших к подземному переходу, протиснулся Степан Федорович. Он преподнес букет роз невест­ке, расцеловал ее и сына.
– Ну, надо же, чуток опоздал вас встретить. С Подлесным заговорился. Кстати, он передал привет и поздравление, – рассказывал Степан Федорович по пути к "Жигулям", оставленным на стоянке.
Степан Федорович открыл багажник, уложил чемодан и сумки. От Кур­ского вокзала до Олимпийского проспекта доехали быстро.
После завтрака Святослав и Степан Федорович собрались на службу. Светлана Ефимовна и Катя проводили их до машины и вернулись на террасу. Здесь было прохладно в тени дикого винограда, образо­вавшего живую стену с солнечной стороны. На улице было плюс тридцать для Кати, выросшей на юге, эта температура была обычной. А вот Светлана Ефимовна с трудом переносила жару: она то и дело вытирала лицо мокрым полотенцем.
– Катюш, тебе налить зеленого чая?– спросила она, разглядывая ее по­полневшую фигуру.
– Спасибо, что–то не хочется. Я лучше апельсинового сока выпью. Так мой малыш желает!
– А не рано ли ему еще желать?! – улыбнулась Светлана Ефимовна.
– Нет. Через неделю познакомитесь с внуком Володей!
– Надо же, уже и имя выбрали! А что же у деда и бабок не спросили?
– А это не мы выбирали, ему оно наречено давно.
и Катя рассказала Светлане Ефимовне все, что говорил ей о воплощениях Святослав. То, что внук будет необычный, обрадовало Светлану Ефимовну Но она, как и Катя, опечалилась, что он так быстро станет взрослым.
– Получается, что и порадоваться на малыша, мало придется, – вздохнула Светлана Ефимовна. – Ладно, Катюш, полежи в своей комнате, а я обед приготовлю.
– Давайте и я Вам помогу.
- Иди, отдыхай.

ххх

Генерал Андронов встретил Святослава довольной улыбкой: – Значит, говоришь, получается, нашел того, кто нужен?! Приступай к занятиям, как только вернешься из Воронежа. А Вы готовьте класс поскорей, – обратился он к полковнику Трубину.
– Работы идут полным ходом, товарищ генерал-лейтенант, интернат для особо одаренных детей получится неплохой, – доложил Трубин.
В кабинет вошел с озабоченным лицом полковник Сумин. Он подал Андронову компьютерные расшифровки. Тот внимательно прочитал их, а затем отдал Святославу. – Так что скажете о Новочеркасских преследователях, задержанных в "Москвиче?
– Что работники ГИБДД ничего противозаконного не нашли в действиях этих туристов. Скорость они не превысили, документы у них в порядке, – ответил Сумин - старший.
Святослав включил куб на волну видеокосмофона. На экране поя­вились портреты двух молодых мужчин. Фосфоресцировала характеристика из Банка данных Вселенной:
"Зуриба Зар, 30 лет, житель планеты Берлит, четвертая негуманная цивилизация. Агент внешней космической разведки. Внедрен в ЦРУ два го­да назад с целью подготовки третьей мировой войны.
Суфрима Бок, 28 лет, житель планеты Берлит, четвертая НГЦ. Агент внешней космической разведки, связной. Он направлен для помощи З. 3ару".
– Вот так дела – заволновался Андронов. – Мы, значит, собрались договор ОСВ с американцами подписывать, а они "туристов" нам подбрасывают?!
– Наземное вооружение в третьей мировой воине будет играть малую роль, товарищ генерал-лейтенант, – начал пояснять Святослав. – Борьба пойдет в ко­смическом пространстве. Оттуда можно любую земную технику уничтожить в один миг.
– А почему за тобой пошло наблюдение? Откуда им известно о тебе?– с удивлением поинтересовался полковник Трубин.
– Помните, я Вам рассказывал о нападении берлитцев на наш звездолет в космосе? Они тогда зафиксировали выстрел капсулы и высчитали, на какую планету она попала. У них техника развита, хотя и хуже, чем у нас, но уровень ее достаточно высок. Цели только разные: берлитцы агрессивны, как все негуманоиды, а мы...
– В чем–то их превосходите? – прервал его Андронов.
- Безусловно. И не только в техническом развитии. У негуманоидов нет силы духа. Они не в состоянии понять логику поведения гуманоида. И никакие приборы не могут им помочь. Кстати, берлитцы тайно могут на­ходиться в США ,но ЦРУ проверить их не сумеет, так как они входят в биологическое тело любого землянина, – продолжил Святослав.
– Это, вроде, как один у другого украл костюм?! – удивился Трубин.
– Что–то вроде этого, – усмехнулся Святослав. – У них есть специальный прибор, с помощью которого они вытряхивают шесть других человеческих тел из биологического.
– Интересно, интересно! И Вы можете сделать такое?! – Андронов был удивлен.
– Хотите убедиться?Прошу, все сядьте на расстоянии не менее пяти метров от меня и наблюдайте.
Размер кабинета позволял выполнить требования. Святослав включил биостимулятор, провел по всему телу голубым лучом и лег на диван. Наблюдавшим за ним Андронову, Трубину и Сумину – старшему хорошо было видно фосфорисцирующее тело, поднявшееся над неподвижно лежащим Святославом. Его глаза были закрыты. Фосфорисцирующая фигура прошла сквозь стену кабинета и вернулась обратно, зависла над биологическим телом и опустилась в него. Святослав открыл, глаза и сел на диване. Его собеседники находились в оцепенении. И ему пришлось прибегнуть к биостимулятору, чтобы снять с них шок.
– Какие возможности! – восхитился Андронов. – Святослав Степано­вич, для Вас же не существует преград!
– Да, это так, Юрий Николаевич. Но существуют Законы Космоса, которые я должен соблюдать. Некоторые из них дошли наЗемлю в виде заповедей. Соблюдая их, можно сделать немало полезного. В борьбе с негуманоидами тоже...
Они даже не заметили, как день склонился к вечеру. Синяя дымка сумерек накрыла всё еще оживленные улицы Москвы. Засветились фонарии рекламы. На Спасской башне Кремля пробило ровно двадцать два, когда Сумины вернулись домой. Свет горел только на кухне. Катя и Светлана Ефимовна сидели за столом и шили. Светлана Ефимовна строчила на швейной машинке детскую рубашку, а Катя вышивала шапочку.

ххх

Зуриба Зар, а по армянскому паспорту Зорик Зарьянц, был не в ду­хе после того, как не удалось установить, куда пропала белая "Волга". Он с таким трудом отыскал в России альфалианина и тут же потерял. Как видно, он переоценил свои способности. Сказалось долгое пребыва­ние в состоянии покоя. Ему ничто не угрожалов Армении. Он удачно переселился из США и купил дом в Спитаке. А помог эму в этом Суфрима Бок, по армянскому паспорту Софик Баконян, который год назад женилсянаЗаре Туманян. С нею Софик познакомился в Париже, где она го­стила у своей сестры.
Софик не терял даром времени. Ему удалось купить уединенную дачу на берегу озера Севан. Двухэтажный дом, построенные из горного туфа, в старинном стиле, напоминал средневековый замок. Вскоре в подвале дома Софик и Зорик оборудовали лабораторию.Они использовали приборы из контейнера, доставленного им звездолетом с планеты Берлит. Хотя и было много шума, армянская пресса по поводу появлении НЛО над озером Севан, но Софика никто не потревожил. Возможно, кто–либо и приезжал к даче, но ворота были на замке, сам он работал в Спитаке, устро­ившись мастером в фирму по ремонту телеаппаратуры. Для него это не составило труда, Так как телевизионные приборы землян были известны ему хо­рошо. Все они были примитивны, до смешного.
Перед Зурибой Заром стояла задач – внедрить вирус зла на Земле. Сложность состояла том, что нужно было выбрать один из вирусов болезни, распространенной среди землян. В течение года Зуриба наблюдал, сравнивал данные, полученные из различных источников. Получалось, что самым быстро распространяемым вирусом оказался гриппозный. Если совместить с ним вирус зла, то во время эпидемии гриппа можно будет дестабилизировать обстановку в целых областях, республиках и государствах.
О результатах исследований он сообщил в Главный централ объедине­ния негуманных идей, который находился в столице планеты Берлит Элиохоме. Ответ был положительным. Работу одобряли и советовали поторопиться с внедрением вируса: связь с гуманоидами крепла именно в России. Русские находились на пороге сотрудничества с гуманными цивилизациями Космоса. Главный централ беспокоило появление на Земле гуманоида из шестнадцатой гуманной цивилизации. Был приказ его уничтожить. Но для этого требовалась посылка на Альфу Ориона космического аген­та, в функции котороговходили нейтрализация родителей гуманоида и ликвидация его связи с Альфой. Зурибе Зару предстояло путешествие на звездолете альфалиан, если удастся обмануть кого–либо из них на Земле при посад­ке звездолета. Берлитцы давно научились входить в биологические тела гуманоидов. Но многие их агенты исчезали навсегда в просторах Космоса. Вернуться от гуманоидов удалось только одному агенту. Это был он, Зуриба Зар. Его опыт пребывания на Зеленой Гане пятой гуманной цивили­зации был достаточен для дальнейших действий среди гуманоидов.
Сегодня Зуриба Зар не мог простить себе, что упустили альфалианина. Он нервничал и вел машину слишком рискованно: тормоза взвизгивали на поворотах.
– Шеф, не спеши, а то не доедем до цели, – предупредил его Суфрима. – А нам еще километров сто ехать.
– Доедем! Ты родственнику телеграмму послал о приезде?
– Я звонил ему.
– Зря! Нарушаешь инструкцию. Я же тебе напоминал, что телефоны в Рос­сии прослушиваются. Тем более, разговоры лиц кавказкой национальности.
– Ай, слушай, перестань осторожничать! – возразил Суфрима. – Армян здесь хорошо воспринимают. Мой родственник отлично устроился в Воронежской
области. Место для пребывания надежное: маленький поселок сельскохо­зяйственного техникума, в пяти километрах от районного центра Таловая. Рядом – железная дорога и место посадки звездолетов гуманоидов.
– Я–то улечу, если звездолет альфалиан еще не покинул Землю. А вот
тебе гуманоида искать придется.
- Найду, торговля фруктами поможет…
Когда они миновали Богучар, Зуриба обеспокоено заерзал на сиденье: – помоему за нами следят!
Суфримаоглянулся назад. За ними на близком расстоянии следовала машина «скорой помощи». Рядом с бородатым шофером сидела женщина.
- С чего ты взял? Обыкновенная «скорая». Может быть, больного отвозили в Ростов.Машина, как машина, - высказался Суфрима.
- Это в чужую область-то возить!? – парировал Зуриба.
- Хорошо, давай проверим. Езжай спокойно, дождемся, когда они остановятся, и познакомимся.
В Павловске «скорая» обогнала их и остановилась возле столовой. Шофер и женщина направились в здание. Берлитцы остановились тоже и отправились за ними. В зале народу было мало. Женщина мыла руки, шофер уже расплачивался за еду у стойки. Ему было не унести два подноса с тарелками и стаканами компота. Зурибаподошёл и предложил: - Давайте помогу! – он взял поднос и пошел к столу за шофером.
Расположились за одним столом. Познакомились. Шофер Иван Степанович представил попутчицу, врача Надежду Петровну. За обедом завязалась беседа о разном.
– Да, вот, приехали забрать в Павловске из госпиталя двух ветеранов войны и отвезти их домой в Азов, – рассказала врач.
– А почему они лечились не в Ростове?
– Госпиталь для инвалидов Отечественнойвойны межобластной. Им добираться на автобусе трудно: у одного нет ноги, другой перенес операцию на глазах. Пообедаем, заберем их и назад.
- Надежда Петровна, может быть, вам требуется помощь? – предложил Суфрима. – А то нам это не составит труда!
- Спасибо за предложение, но в этом нет необходимости, - улыбнулась она, встала из-за стола. – Иван Степанович, поехали, пока тихий час не начался в госпитале. Всего вам доброго, попутчики!
Берлитцы двинулись следом за «Скорой», которая проехала несколько десятков метров по дороге и свернула направо. Зуриба и Суфрима сидели в машине в замешательстве: в руках первого попискивал крошечный прибор. А реагировал он только на появление опасности. Откуда она исходила в данный момент – для них было непонятно. И тут Зарибу осенило:
- Ловко же нас хотели обвести! В салоне «скорой» были еще два человека.
- Почему ты так думаешь?
- Я видел, как официантка выносила на подносе тарелки с едой на улицу,а возле двери стояла только «Скорая».Обдумаем план дальнейших действий. Да не дрожи, раздражённо заметил Зуриба. – Ты же не первый год во внешней разведке. Давай постоим подольше на обочине. Будем менять задние колёса. Наблюдай внимательно за проходящим транспортом. А я займусь заменой.
Суфрима устроился поудобнее на раскладном стульчике, налил из термоса настой травы зубу-зу,взятой с родной планеты. Настой был холодным и горьковато-терпким. Он быстро успокоил Суфриму.Берлитец смотрел, на первый взгляд, рассеянно на проносившееся, машины. Неожиданно заработал прибор слежения. Из- за поворота появилась чёрная «Волга». Суфрима нажал кнопку проникновения сквозь тонированные стёкла. В салоне «Волги» на заднем сидении он увидел Надежду Петровну. Она была без халата и что-то писала в блокноте.
- Точно - это была женщина из госбезопасности,- воскликнул Суфрима и показал Зурибе зафиксированный прибором слежения кадр.
Зуриба тут же сел в машину, вышел на связь с центром негуманитарных идей внешней разведки планеты Берлит.
- Суфрима, сейчас видел в машине агента ФСБ, - как можно спокойнее сообщил Зуриба. – Нас не только засекли, но и ведут. Под угрозой срыва вся операция «Вирус зла». Лабораторию взрываем немедленно дистанционно и едем в техникум…
Вечером они подъехали к дому родственников Суфримы. Окна были темны. Калитка оказалась запертой. Постучали, но никто не вышел.
- А хозяев нет дома!
- Стоп, сейчас выясним! Они как-то говорили, что иногда оставляют ключи у вахтёрши техникумовского общежития,- сказал Суфрима и направился через дорогу к зданию, где на первом этаже горел свет.
В вестибюле за столом сидела пожилая женщина и вязала. Увидев незнакомца, она подвинула к себе телефон и строго спросила: - Вам кого?!
- Извините, пожалуйста. Я приехал к Туманянам, они родственники мои. Дома их нет. Случайно не подскажите, где они могут быть? – обратился он.
- А Вы, наверное, Софик? – с грустью спросила она и достала из стола ключи и лист бумаги. – Вот Вам просили передать. А сами, как услышали по радио и телевизору сообщение о землетрясении в Спитаке, сразу же на машине уехали туда. Там такое творится! - женщина заплакала. Надо же было им три дня назад сына и дочку отпустить туда в гости. Живы ли они?
. Берлитцы открыли ворота, поставили машину во дворе и зашли в дом.
-Всё свершилось! Родственнички скоро не вернутся и это нам на руку, - с удовлетворением произнёс Суфрима.
- Но времяработает не на нас. Преследователи не заставят себя долго ждать, - обеспокоено заговорил Зуриба. – Завтра утром отправимся в Хорольскую балку...

ххх

Экстренное совещание у генерал-лейтенанта Андронова началось с обсуждения событий в Спитаке.
- На место трагедии вылетает бригада во главе с полковником СиницынымРаботайте внимательно, анализируя все версии и докладывайте мне.
Теперь, товарищи, поговорим о берлитцах. Что мы имеем в настоящий момент о них: остановились они недалеко от посёлка Таловая Воронежской области в доме родственников жены Суфримы Бока, рядом с сельскохозяйственным техникумом. Цель их приезда в это глухое место просматривается ясно: в нескольких километрах от техникума – зона посадки звездолётов гуманных цивилизаций - Хорольская балка. Вот это место на карте, - генерал карандашом указал точку. – Лейтенант Сумин, Вам предстоит вместе с полковником Елохоновым из Воронежа отправиться туда.
Точнее, вам нужно прибыть в научно- исследовательский институт имени Докучаева. Он в десяти километрах от Таловой. По легенде вы учёные – лесоводы. Воронежские чекисты уже подобрали вам куратора: ведущего научного сотрудника института Бориса Игоревича Куликова. Постарайтесь встретитьсяс альфалианами и наладить с ними общий контакт. Если это удастся, то будем готовить переговоры на правительственном уровне. Держите нас в курсе дела. Позже к вам подъедет Подлесный. Если в Воронеже будет ещё кандидат, то отправьте его в Москву, прежде чем поедете в Таловую. Ясно? - Андронов посмотрел на Сумина-младшего.
- Вполне,- ответил Святослав.
- Полковник Трубин, кандидата встретите и отправите в Солнечногорск. Там всё подготовлено?
- Так точно, товарищ генерал-лейтенант!Уединённая дача в лесу за полигоном. Есть вертолётная площадка.
- Это хорошо, а спецкомната готова?
- Вроде бы, получилась. Но так ли всё сделали, может определить только лейтенант Сумин.
В это время раздался телефонный звонок. Генерал взял трубку, и заулыбался, повторяя: - Так – так, хорошо!.. Ну и замечательно... Да, да, везите гостя на спецобъект, мы тоже приедем сейчас.. Хорошо, до встречи!
Святослав догадался, что звонил отец, докладывая о встрече гуманоида из Ростова.
- Так, лейтенант, ваш первый клиент прибыл. Сейчас выезжаем на спец – объект. Там и покажите начало своей работы. Дежурный, мою машину на выезд! – приказал генерал по селекторной связи.
Машина остановилась у Высоких ворот дачи, огороженной железобетонными плитами. Ещё недавно её занимала семья одного известного адмирала. После его смерти вдова уехала к дочери в Севастополь. Три месяца дача пустовала, но потом её переоборудовали под базу подготовки космическихразведчиков. Впрочем, обстановка в доме осталась всё та же, домашняя. И только большой кабинет адмирала обили голубым шёлком, сделали специальное сиреневое освещение. В нём оставили несколько кресел, диван и журнальный столик.
Генерал Андронов придирчиво осмотрел «голубую комнату». Полковник Трубин облегчённо вздохнул, когда тот одобрительно кивнул и сел в кресло. Святослав сделал вид, что не заметил этой немой сцены. Ему было порой непонятно поведение землян. На Альфе Ориона отношения строились иначе: там не было начальников и подчинённых, все делалось на взаимопонимании через телепатический контакт. Поэтому поведение лейтенанта Сумина окружающим зачастую казалось странным. Он мог сказать: «Давайте прекратим обсуждение данного вопроса. Вам необходимо пересмотреть свою точку зрения». Для доказательства своей правоты оставлял удивлённому собеседникувидеоматериал. После просмотра становилось ясно, что лейтенант Сумин был прав. И получалось что по знаниям, умению анализировать обстановку Святослав был недосягаем.
В дверь постучали. В комнату вошли полковник Сумин и ростовчанин. Сумин доложил. Генерал испытывающим взглядом окинул гуманоида и подумал: «Встретил бы его на улице,с роду бы не отличил!
- Товарищ генерал, вот это и есть Сергей Муравьев.
Андронов пожал юноше руку и, видя замешательство ростовчанина, мягко произнес: - Сергей не тушуйтесь! Надеюсь, что в будущем сможете работать вместе с нами над разрешением достаточно важных проблем. А пока Вы будете зачислены курсантом школы космической разведки. Ваш учитель и непосредственный начальник – лейтенант Сумин. Так что, Святослав Степанович, пора показать гостя в деле?
Святослав включил космовидефон. Сиреневый свет в комнате, стал сгущается, переходя в сумерки. Стены завибрировали и словно исчезли. Все будто парили в космическом пространстве. Ощущение лёгкого полёта довершала нежная протяжная мелодия. Сергей приподнялся и стал раскачиваться в такт музыке. Он неожиданно запел на незнакомом гортанном языке. Ему ответил женский голос. На экране появилось красивое женское лицо. Оно выражало изумление. Незнакомка вглядывалась в лица сидевших, в «голубой комнате». Её миндалевидные глаза округлились.Она воскликнула: – Земляне!
Экран погас. Свет стал ярче. Святослав выключил прибор.
- Сергей вышел на связь правильно. Но он ещё не соединён серебряной нитью с информационным полем планеты своего отца, - начал пояснять Святослав.
- А почему инопланетянка испугалась нас? – спросил генерал Андронов.
- Товарищ генерал-лейтенант, вспомните, что на Земле правит вторая негуманная цивилизация. Для дежурных в полусферах гуманных цивилизаций связь с негуманоидами запрещена в целях самосохранения.
- Да-а, не очень приятная оценка,- заметил полковникТрубин.-Икакжемысгуманоидаминаладимсвязь?
- Будем готовить своего рода послов во все гуманные цивилизации. Они пусть и расскажут там, что на Земле есть люди, заинтересованные в связи с ними, - закрывая прибор, ответил Святослав.
Андронов откинулся в кресле и задумчиво протянул:
-М-да-а… Похоже придется поработать, засучив рукава, он посмотрел на часы. – Всё, рабочий день закончен.Святослав Степанович завтра же вылетайте в Воронеж. А Сергей пусть пока осмотрится, отдохнёт, на озере порыбачит. Василий Петрович, - обратился он к Трубину, уделите ему внимание, Там, глядишь, ещё кто-то из Воронежа прибудет.
- Слушаюсь, товарищ генерал-лейтенант! – ответил полковник.
Все вышли из комнаты и направились на выход из дома. В конце коридора Святослав вдруг обнаружил, что забыл на журнальном столике часы. Это были обыкновенные земные часы – подарок Кати. При работе с приборами он снимал их с руки, так как они останавливались. Альфалианские приборы отрицательно воздействовали на них. Он вернулся в «голубую комнату». И тут же возникло желание ещё раз выйти на связь. Святослав нажал кнопку космовидеофона с отметкой «У ГЦ. Зеленая Гана», сел в кресло. Экран зафосфорицировал и на нем появилась зеленокожая дежурная в желтом комбинезоне с обтягивающим голову капюшоном. Она нахмурила дуги коричневых бровей, когда услышала голос Святослава:
- Не отключайтесь! Да, это Земля, но я не землянин, а альфалианин из шестнадцатой цивилизации.
- Что нужно альфалианину среди негуманоидов? – настороженно спросила она.
Святослав быстро защелкал клавишами передатчика космовидеофона. Он кодом гуманных цивилизаций сообщил о своем пребывании на Земле. Дежурная тут же расшифровывала.
Закончив, она заулыбалась:
- Все ясно. Меня зовут Гвелия, я заложила твой код в Банк данных.
- Это негуманоид планеты Берлит. Запроси о нем Банк данных межгалактической космической разведки, - попросил Святослав.
Гвелия подошла к светящемуся экрану и быстро заработала кнопками. Святослав сосредоточился на экране и ждал. Дверь открылась, и в комнату заглянул Степан Федорович. Святослав махнул отцу рукой. Тот понимающе кивнул головой и закрыл дверь.
Гвелия закончила запрос и, получив ответ, серьезно заметила Святославу: - Берлитец очень опасен. Его нужно немедленно обезвредить. Он побывал на нашей планете, используя биологическое тело астронавта Портиса. Это случилось при обследовании двенадцатой полусферы. Там есть группа искусственных планет, которую иногда тайно посещают берлитцы. Портис отправился обследовать искусственную атмосферу планеты Коркоза, оставил свое биологическое тело в капсуле. Зуриба егозахватил. Но был быстро разоблачен. Ускользнул от агентов внешней разведки с помощью другого берлитца.Есть одна деталь, о которой ты не знаешь. Для тебя есть сообщение межгалактической внешней разведки. Вот оно. На экране появился текст: «Перехвачено сообщение Зурибы Зара на планету Берлит. Взрыв лаборатории «вируса зла» в Спитаке повлек землетрясение. Зурибе Зару и Суфриме Боку поступило указание – одному захватить альфалианина в энергетическом теле при приземлении звездолета в «Хорольской балке». Внедриться на звездолет, войти в биологическое тело альфалианина, добраться на Альфу Ориона и захватить твоих родителей. Второму поручено найти тебя и уничтожить. И продолжить работу по распространению «вируса зла», используя дом в поселке техникума в России. С этой цельюон должен внедриться в среду русских».
Святослав закончил связь. Уже в машине он доложил Андронову о «вирусе зла», его распространении на Земле.– Одним землянам не справиться с берлитцами. Они могут натворить бед, - заключил он свой доклад.
Возвращаясь в Москву, ехали молча. Каждый по-своему обдумывал доклад Святослава. У станции метро «Рижская» Степан Федорович попросил остановить машину.
- Прогуляемся с сыном немного, - объяснил он.
- Ничего себе прогулка: две троллебусные остановки топать! И рано утром Святославу вылетать в Воронеж. Когда же спать? – усомнился Трубин.
- Высплюсь! А поразмяться не мешает, - Святослав вышел из машины.
- Да, чуть не забыл! Вот тебе на экспертизу от Подлесного, Трубин подал папку.
Прежде чем взять папку, Святослав быстро достал прибор и скользнул по ней голубым лучом.
-, Убедительно прошу Вас, о всех материалах Подлесного сообщать сразу. Их держать без проверки небезопасно. Я же говорил как-то вам.
- Хорошо, хорошо, учтём! – недовольно буркнул Андронов. Но спохватился, почувствовал неправоту своей досады. Чтобызамять неловкость сказанного, он добродушно добавил: - Счастливого пути! Жду вестей из Воронежа. Да осторожнее с негуманоидами.
- Спасибо, Юрий Николаевич! Позвоню, буду крайне осмотрительным. Вам благополучно доехать домой!
По дороге Сумины не говорили о служебных делах. Не заметили, как прошли мимо Олимпийского проспекта и оказались на углу Марьиной рощи.Святослав вздохнул.
- По родителям скучаешь, сынок? - спросил Степан Федорович.
- Да как тебе сказать, отец. Иногда. Во сне мать Киялор снится. Но я тебя и маму Свету тоже люблю!
- А где на небе твоя Альфа? Покажи, а то из меня плохой астроном.
- Смотри, она находится в самом хвосте созвездия Ориона. Проведи взглядом наискосок от созвездия Персея слева… Ничего, отец, когда-нибудь побываем с тобой там в гостях!
- Староват я для таких путешествий, сын!
- Это по земным меркам стар. А я все сделаю, чтобы ты смог полетать.
- Ладно, фантазер, пойдем домой. А то нас, поди, заждались.
- Отец, я не фантазер! – возразил Святослав. – Ты забываешь, наверное, что я знаю намного больше, чем земляне?!
- Извини, сынок, твоя правда. Я не хотел тебя обидеть.
. На звонок дверь открыла Светлана Ефимовна.
- Ну, наконец-то, появились! Я уже не знала, что делать. Хотела вызвать «скорую», - взволновано заговорила она.
- Что случилось? На больную ты не похожа, - заметил Степан Федорович,
Святослав все понял и быстро вошел в зал. Катя сидела в кресле не естественно прямо и была бледна.
- Милая, что случилось? Тебе больно?
Катя подняла на него полные слез глаза:
- Нет, не больно. Просто я испугалась: он объявил, что сегодня в час ночи появится на свет. А мама мне о родах рассказывала…
- Успокойся, успокойся, дорогая. Я же тебя предупреждал, что все будет не так, никакой боли не почувствуешь. Сейчас вызову спецмашину из нашей поликлиники и поедем в Солнечногорск.
- И ты со мной будешь до конца родов?!
- Конечно, любовь моя! Не волнуйся, все будет хорошо.
Светлана Ефимовна и Степан Федорович, сели на тахту и молча слушали их разговор. Для нее многое было непонятным. Да и он, хотя знал, как все произойдет, все же не мог осмыслить неординарность появления внука на свет.
«Скорая» спец поликлиники ФСБ приехала быстро. Катя поцеловала свекра, свекровь и тихо сказала:
- Я спокойна и больше ничего не боюсь. Ждите с Володей!
Только Святослав собрался с Катей выйти вслед за врачом, как куб, лежавший в кармане пиджака, издал тихую и нежную мелодию. Святослав понял, что его вызывают на связь из совета межгалактической разведки. Вместе с родителями он помог Кате сесть в салон, где была уникальная лаборатория, попросил врача сделать несколько медицинских процедур, а сам быстро направился на веранду и включил космовидеофон на волну приема передачи из неизвестной точки вселенной. Он сидел напротив фосфорисцирующего экрана в плетеном кресле и слушал космическую музыку, ощущал, как она проникала во все клетки биологического тела, настраивала его на восприятие космических вибраций.На экране появилось мужское лицо: высокий лоб, тонкий прямой нос, зеленые глаза, на плечи ниспадали длинные вьющиеся волосы.
- Мир тебе, Сумокий - Святослав! Тебя приветствует представитель Совета межгалактической разведки Александр. Нам известно, что ты получил наше сообщение через дежурную Зеленой Ганы. Совет так же постановил: оказать помощь землянам в очищении планеты «от вируса зла». Это первый этап работы. На втором этапе пойдет подготовка Земли к экологическому очищению ее космическим огнем. Эту планету необходимо вернуть в сообщество гуманных цивилизаций. На тебя возлагается миссия – возглавить работу. Помощников мы сможем прислать только после тщательной подготовки плана их действий. Ты в скором будущем должен прибыть на Альфу Ориона и предоставить перед Советом Иерархов подробный видеоматериал. Берлитцев интересуете не только Вы. Мы предполагаем, что они ищут место посадки наших звездолетов в районе научно-исследовательского института. Учтите, ни в коем случае берлитцы не должны достичь посадочной площадки. Скоро мы пришлем Вам своего первого помощника.Желаем успеха в работе!
Экран погас. Положив прибор в карман, Святослав вышел к машине. За это время врач закончил обследование Кати. Анализы показали нормальный ход подготовки организма молодой женщины к родам.
- Поехали! – Скомандовал Святослав и сел в салон.- Отец, вернусь, все расскажу.
Пока ехали в Солнечногорск, Катя сидела, откинувшись в удобном кресле спокойно, крепко сжимая руку Святослава. Но он чувствовал ее внутреннее напряжение.
- Держись, ладушка! Я с тобой, - он обнял ее хрупкие плечи, поцеловал. Волна чувств закружила его, унесла в незабываемое.
…Река Семь плескала волной по носу будары. Князь Святослав стоял рядом с кормчим и зорко вглядывался в лесные дебри. Хотя здесь по берегам были непроходимые болота, татары проникали по тропам, заставляли проводников подводить к Семи. Их стали замечать совсем близко от крепости Липовец. А уж казалось бы во век было не найти. После возвращения из плена Святослав построил новую крепость в местах мало кому ведомых. Но нашелся один из бродникови указал к ней путь татарам за пару золотых кубков. Князь повелел негодяя Провку сыскать, допросить с пристрастием и посадить в воду за измену. За спиной Святослава кто-то легко шагнул к нему. Горячие ладони легли на плечи, послышался вздох.
- Что, измаялась, ладушка? Скоро приплываем: вона колокольня храма Покрова Пресвятой Богородицы уже видать, - произнес он и поперхнулся. Княгиня Елена прижалась к нему располневшим телом. Она была на сносях и попросилась рожать в Коренную пустынь к монашкам. Не раз молилась Елена перед чудотворной иконой, просила божью мать сохранить в татарском плену Святослава. Тогда же дала обещание, если бог пошлет еще ребенка помимо Владимира, то будет рожать его в монастыре. И еще тогда затаила в себе горькую думу княгиня липовецкая: если муж не вернется из неволи, уйдет в монастырь молить бога о спасении души любимого. Но бог услышал ее молитвы- муж вернулся из Золотой Орды. Она нашла его умиравшим в детинце. Почти год выхаживала травами, вывела яд, которым отравили Святослава татары, прежде чем отпустить. Они обрекли князя на медленную и мучительную смерть. Но старая нянька Елены, ведунья Любава, принесла «корень жизни» и положила князю на грудь. Это было вечером, а утром нашли корень обугленным. После этого Святослав пришел в себя. Каждый вечер Любава обкладывала князя травами, шептала что-то над горшком с углями, окуривала горницу. Святослав окреп, поднялся на ноги. И оброк свой Елена выполнила – ехала рожать в монастырь. О том, что будет девочка, ей сказала Любава, глядя в серебренный кубок с водой из святого ручья. Вздохнула она тогда о судьбе дочери: «Далеко отдашь свое дитятко. В чужой стороне княжить будет. И наречешь ее Ольгой».
Елена охнула, когда будара покачнулась, огибая мель. «Поди, Аленушка, в чердаке приляг. Еще нескоро причалим», - ласково сказал Святослав.
Машина «Скорой помощи» остановилась у ворот спеццентра. За короткое время на территории дачи возвели несколько зданий, были оборудованы автоматические ворота. Пока они бесшумно раздвигались, Катя затеребила спящего Святослава. Он очнулся не сразу. Открыл глаза, как-тостранно осмотрелся вокруг и спросил: - Что, причалили?!
- Иль ты во сне плыл?! – рассмеялась Катя.
- Да с тобой, ладушка, плыл в монастырь.
Разговор прервался: машина подъехала к зданию, где их встречали врач и две медсестры. Катю повели в палату, а Святослав направился в «голубую комнату». Он чувствовал, что необходимо разрядить охватившее его волнение. Он включил куб на волну планеты Альфа Ориона. Послышалась знакомая мелодичная музыка, на экране в зеленоватом небе парил космический балет. Балерины ритмично танцевалисказочную феерию «Золотой век добра». Святослав набрал код родного города. Как отличался он от земных городов! Неясные очертания домов в сиреневых сумерках ночи. Альфалиане могли измерять структуру дома в зависимости от желания. Нажатием кнопки можно было перестроить дом в течение несколько минут. Серкос, так назывался строительный материал альфалиан, изготовлялся на планетах спутниках биороботами. Для живого человека этот химический процесс был вреден. При перестройке дома достаточно было изменить структуру серкоса, пока он не становился тягучим. Когда процесс перестройки жилья завершался, возвращалась прежняя стойкость материала.
Святославу захотелось забрать жену, ожидаемого сына, и очутится с ними на Альфе. Но это было невозможно: Катя родилась на Земле, она дочь своей планеты. И сын будет землянином. Так угодно богу, как и пребывание Святослава на Земле.
В дверь постучали. Святослав поспешил выйти.
- Святослав Степанович, поздравляю: у Вас родился сын! – сообщила медсестра. – Все хорошо, жена ждёт вас.
Он взял заранее приготовленные три темно-желтые розы и помчался в медицинское отделение. Катя лежала с закрытыми глазами и улыбалась. Святослав подошел к кровати, положил треугольником розы вокруг головы жены и поцеловал ее.
- Все было просто. И напрасно я боялась, - Катя открыла глаза.
- А где Володя?
- Его купают.
- Одежду отдала?
- Всё сделала. Ой, мне не терпится его увидеть...
Дверь палаты открылась. Вошла медсестра держа за руку сероглазого, светловолосого малыша во фланелевой пижаме. Лицо медсестры выражало удивление.
- Сынок! Володя! – Святослав протянул к нему руки, поднял. Малыш крепко обнял его.
- Мамочка! – он потянулся к Кате. – Как мне хорошо с вами!.
Они побыли вместе недолго.
- Мне пора, дорогая. Нужно заехать домой и сразу в аэропорт: через два часа мой самолёт. Вы уж тут без меня не скучайте. Вернусь и заберу домой. К этому времени, надеюсь, мать и отец навестят, - он посмотрел на часы, поцеловал жену и сына, и покинул палату.
Дома, несмотря на поздний час, горел свет. Светлана Ефимовна укладывала вещи в дорожную сумку сына. Степан Федорович, сидел в кресле за празднично накрытым столом, подсказывал, что еще положить.
Услышав звонок, они поспешили к двери.
- Ну, что, родители, поздравляю с внуком! Я с ним уже разговаривал. Ростом он вот такой, - Святослав поднял руку на метр от пола.
- Вот уж радость-то! Поздравляю, сынок! – Степан Федорович обнял и расцеловал его.
Светлана Ефимовна от волнения не могла сказать слова. Она обняла сына и заплакала.
Это дело надо отметить, - заявил Степан Федорович и открыл бутылку «Шампанского».
Уже в самолете Святославу вспоминались счастливые лица родителей, лучистые глаза сына, нежные слова Кати на прощанье: «Люблю тебя, люблю, люблю!». Он не заметил, как уснул. И снова время повернулось вспять. Вернее, не было ни времени, ни пространства, а были две души, полные любви и верности. Никто и никогда не сможет их разлучить, погасить пламя чувств… Будара причалила к помостам. Два монаха ждали их на пристани. Княгиню Елену посадили в крытый возок, а Святославу подвели серого в яблоках жеребца. Князь Святослав легко вскочил в седло. Монахи сели на облучок возка и направили лошадей по дороге в лес. Кругом была непроходимая чаща. Монастырь располагался на горе в двух верстах от реки. С его колокольни была видна вся округа. Святослав скакал, вдыхая встречный ветер. Вдруг внезапный вихрь закружил его. Он услышал женский голос:
- Граждане пассажиры пристегните ремни! Наш самолет совершает посадку. Экипаж благодарит Вас и желает успеха в дальнейшем.
Святослав открыл глаза.
- Ну наконец-то проснулись! Я Вас не добудился, когда стюардесса разносила завтрак, - заметил сосед, пожилой мужчина в очках.
- Ничего страшного. Прилетели, дома покушаю. Сон порою дороже еды.
- Это верно. А я, представляете, и поспать, и поесть люблю. А вот самолет переношу плохо из-за полноты, одышка, - разговорился сосед.
В аэропорту среди встречавших, Святослав сразу увидел полковника Елохонова. Они крепко обнялись и направились к машине.
- Рад, рад, что ты жив! А то мне тогда сказали, что сгорел под Салангом.
- Как видите, Илья Леонидович, не совсем, улыбнулся Святослав. – Вот успел уже на Кате жениться, прошлой ночью сына Володю родила.
- Замечательно, поздравляю! Обрадовался полковник. – После работы со спецобъектом поедем ко мне и отметим все. Я Женю предупрежу.
- Нет, не говорите пока. Пусть будет сюрприз, - попросил Святослав. Он беседовал, а сам усиленно вертел в кармане куб, что бы в памяти всплыли эпизоды жизни из прошлого воплощения, лица людей, с которыми приходилось ему общаться. Святослав воскресил последнюю встречу с женой Елохонова. Это было в Кабуле. Майор Елохонов шел на внедрение в одну из банд, постоянно мешавших передвижению наших войск через Саланг. Святослав с расчетом БМП прикрывал его уход. Он невольно стал свидетелем, какмиловидная Евгения прощалась у КПП военного городка с мужем. Она не плакала. Ее зеленые глаза излучали столько любви, что Святослав вздохнул, вспомнив Катю. Евгения поцеловала супруга и перекрестила. Все это для лейтенанта Сумина осталось в той жизни, когда от прямого попадания ракеты «Стингер» над БМП взметнулось пламя…
В Березовой роще их ждал кандидат в космические разведчики. Это был молодой человекпо имени Виктор, с очень яркой внешностью: черные кудри, такая же борода, темнокарие глаза на матовом лице. Хотя он был отлично осведомлен о гуманных цивилизациях, но куб у Святослава не выдал, ни одного позывного. Явно, что Виктор был землянин. «Почему он выдал себя, за гуманоида? Кто-то хорошо проинформировал его о гуманных цивилизациях», - подумал Святослав. Побеседовав, он отпустил Виктора и через паруминут вышел за ним. Куб тут же заработал позывными Альфы Ориона. Святослав видел, как кандидат подошел к девушке, сидевшей на скамейке в тени деревьев.
- Ну что?! – нетерпеливо спросила она.
- Пока не знаю. Пойдем-ка лучше в кино, - предложил Виктор.
Она поднялась со скамейки. Святослав поспешил к ним.
- Девушка, я попрошу Вас остаться, - обратился он. – А Вы, Виктор, извините, поступили нечестно. Вы прекрасно же знаете, что идти к нам должна была…, Святослав сделал паузу.
- Вика, подсказала девушка и заплакала. – Вы простите меня, но он так хотел работать с вами.
- Ему и на Земле хватит работы. А вот Вы, Вика, мне нужны в другом месте. Пойдемте, поговорим, - попросил Святослав.
Они пришли в управление. Елохонов предоставил им свой кабинет. Святослав сел за стол, а Вика на стул у окна. Солнечные лучи играли в ее оранжевых волосах. Зеленые глаза имели овальную форму, тонкий прямолинейный нос рассекал дугообразные коричневые брови.
- Скажите, Вика, Вы знаете, что имеете отношение к планете Альфа созвездия Ориона? – начал беседу Сумин.
- Знаю, моя мать находится там.
- И Вы чувствуете связь с ней?
- Да. Перед тем как улететь, она говорила мне, что никто не сможет оборвать серебряную нить, которая связывает наши души.
- Тогда зачем вы рассказали о себе Виктору? Вы знали или нет, что я смогу отличить землянина от альфалианина?
- Но Виктор так просил меня, ему так хотелось стать космическим разведчиком!
- Но откуда он мог знать о космических разведчиках?!
- От отца, полковника Фролова. Он же заместитель полковника Елохонова, - с некой иронией ответила Вика.
- Ах, вот оно что! Спасибо за подсказку. Поблагодарил Святослав.
Ему стало грустно. Чтобы скрыть смену настроения, Святослав подошел к окну, задумался. Его просто поражали своей глупостью законы второй негуманной цивилизации. Как можно было надеяться, что обман Виктора не раскроется?!
Успокоившись, он обратился к Вике, перейдя на «ты»:
- С мамой можно пообщаться?
- Очень хочу! – обрадовалась она, прижав руки к груди.
- Тогда посиди и успокойся, пока я включу прибор, - попросил он, и защелкал клавишами куба, настроился на код Альфы Ориона. Мелодичный перезвон колокольчиков сопровождал веселую загадочную мелодию. Вика, не обращая внимания на Святослава и фосфоресцирующийэкран, пустился в пляс. На экране появилось улыбающееся знакомое лицо. Это была соседка его матери Кияор София. Святослав сразу узнал ее. Она некоторое время наблюдала за танцующей Викой. Потом ласково позвала: - Доченька! Вероника!
Вика прервала танец и потянула руки к экрану: - Мама! Мамочка! Как я соскучилась по тебе. Ну почему ты не взяла меня с собой?!
- Дочка, я же объясняла, что не могу тебя забрать до тех пор, пока не достигнешь нужного развития. И тогда ты сможешь выходить из биологического тела. Иначе тебе не выдержать путешествия в звездолете.
- Хорошо, мамочка, я буду ждать!
София внимательно посмотрела на Святослава и сказала по альфалиански:
- Привет Сумокий! Я рада, что ты познакомился с Вероникой. Она будет тебе хорошей помощницей.
- Почему мама называла Вас Сумокием?! – удивилась Вика. – Разве Вы не Святослав Степанович, как представились?
- Потому, что он тоже, как и я , альфалианин, - пояснила София. – Виктория, а где сейчас отец?
- Он уехал снова в экспедицию на Хопер. Я осталась дома с тетей Надей. Мама, у меня проблемы с прививками. Без них не оформляют в школу.
- Я же говорила Наде, чтобы не торопилась с учебой в школе. Тебе лучше сразу поступить в университет на факультет прикладной математики. И никаких прививок, они могут тебе навредить, - заволновалась София.
- Не беспокойтесь, я позабочусь об этом, - вмешался Святослав. Только сейчас он заметил, что Вика говорила по - альфалиански. Такого помощника он не ожидал найти так быстро.
Закончив сеанс, Святослав еще побеседовал с Викой, выяснив об отце и его сестре Наде. Они были земляне. Оформление документов на лейтенанта Веронику Зотову заняло немного времени. Полковник Елохонов остался доволен первым положительным результатом. Областной отдел космической разведки, который он возглавлял, заработал.
Проинструктировав и проводив Вику, Святослав и Илья Леонидович остались вдвоем в кабинете.
- Илья Леонидович, как же это так получилось с Виктором?
- Да вот так, извините, и получилось.Полковник Фролов представил мне своего сына, убедил. Надо же родственников космических нашел! – ответил раздосадовано Елохонов. – Придется сейчас с ним разобраться.
- Хорошо, поговорите. Теперь относительно Константина Сергеевича и Надежды Сергеевны Зотовых. С ними необходимо обстоятельно побеседовать, предупредить обо всем.
- Непременно. Каков дальнейший наш план?
- Надо ехать ко второму кандидату, Вы поговорите пока с полковником Фроловым, а я позвоню домой, узнаю обстановку.
- Добро. Привет им от меня предай, - Елохонов покинул кабинет.
Ко второму кандидату Владимиру Сергеевичу Лабузо пришлось выехать в пригород Воронежа на станцию Графская. У него там была дача. Свернув с основной дороги, машина пошла по сосновому бору. После расплавленного асфальта и духоты в центре города, здесь был зеленый рай. Святославу даже не хотелось думать о работе. Запах нагретой сосновой смолы дурманил, настраивал на лирический лад. Настроение у него поднялось еще после телефонного разговора со Светланой Ефимовной: у Кати и сына все было хорошо.
Подъехали к дачному кооперативу и отыскали желтый домик с остроугольной крышей. На участке никого не было. Никто не вышел на стук в дверь. Святослав, Елохин и Фролов вошли в единственную комнату. На полу лежал надувной матрац, рядом с раскладным столиком и двумя плетеными кресло - качалками. В углу стояли пустые закрытые банки. На полу лежали кучкой овощи и яблоки. На столе записка: «Я на озере, рыбачу».
Отправив Фролова за Лабузо на озеро, Святослав и Елохонов сели в кресла. Сумин достал куб, поставил на столик и включил. Прибор подал сигнал, показывая код двенадцатой гуманной цивилизации. Послышались голоса. Илья Леонидович вопросительно посмотрел на Святослава. Тот не успел ответить: вошли Фролов и мужчина средних лет. Он был светловолосый, худощавый с клинообразным лицом, узким разрезом глаз, вздернутым носом и почти квадратным очертанием губ.
Владимир поздоровался и сел на матрац. Фролов сходил к машине и принес себе раскладной стульчик. В ходе беседы на экране куба вспыхнуло: «Проксима Созвездия Пегаса».
- Владимир Сергеевич, вот Ваша родная планета. Двенадцатая гуманная цивилизация. Вы удивлены? – заметил Святослав.
- ПроксимаПегаса… впервые слышу об этом! Я всегда считал себя землянином, русским. Насколько помню, мы с мамой всегда жили в Воронеже.
- А своего отца вы помните?
- Нет. Мама говорила, что он уехал за границу на симпозиум и остался во Франции. Он был ученым-химиком. Случилось это в год моего рождения. Вот и мама идет, - оживился Владимир, посмотрев на окно. В комнату вошла пожилая женщина вбелой панаме. Она поставила на пол сумку, внимательно посмотрела на гостей.
- Здравствуйте. Что мог натворить мой сын? – с тревогой произнесла она. – или вы по поводу бывшего моего мужа? Так онумер в прошлом году.
- А Вы откуда знаете, кто мы?! – удивился Елохин.
- Шофер ваш знакомый. Несколько лет назад меня вызывали в КГБ из-за одного геолога. Так этот шофер приезжал за мной. Я же была начальником геологической экспедиции. А теперь пенсионерка Лабузо Маргарита Павловна.
- Маргарита Павловна, давайте будем откровенны, - Елохоновсделал паузу. Владимир Ваш приемный сын?
- Откуда вы это взяли?! – нахмурилась Маргарита Павловна.
- А вот откуда, Маргарита Павловна, смотрите, пожалуйста,- Святослав включил прибор.
На экране снова высветилось: Проксима Пегаса. Банк данных двенадцатой гуманной цивилизации зафиксировал в мае 1963 года катастрофу звездолета, летевшего через Солнечную систему к планете Бета Гончих псов. В живых остался только что родившийся младенец. Он находился в послеродовой капсуле. Это его и спасло от гибели. После взрыва звездолета в атмосфере капсула попала на Землю.
Маргарита Павловна села рядом с помрачневшим Владимиром, обняла его:
- Не сердись, сынок! Я не хотела тебе говорить, что ты у меня приемный. Да и что я могла рассказать? Нашла тебя на Урале в тайге во время экспедиционной поездки. Ты лежал маленький, беспомощный и совершенно голенький. В лагере у нас были лошади. Одна кобыла ожеребилась, и я поила тебя ее молоком. Вернулась с тобой в Воронеж. Экспедиционный врач дал справку, что я родила тебя в тайге. Все члены экспедиции поклялись держать в тайне, что ты найденыш. Теперь из свидетелей остался только врач Петр Николаевич Лазарев. Он живет у дочери в Липецке. Да и какое это имеет значение через столько лет, - Маргарита Павловна встала и подошла к сумке. – Давайте-ка я вас кофеем напою, - предложила она, доставая термос. – Вот тут у меня бутерброды. - Сынок, поставь, пожалуйста столик на середину, чтобы всем разместиться, - попросила она, выкладывая из сумки снедь.
- Маргарита Павловна, спасибо, но как-нибудь в другой раз посидим. Сейчас спешим, дела еще ждут. Владимир Сергеевич, так Вы завтра приходите к полковнику Фролову для оформления документов. Мы забираем Вас на работу в Москву, - сказал Святослав.
- Не пущу! – решительно возразила Маргарита Павловна. – Он у меня единственный сын, понимаете?! Для экспериментов ищите другую кандидатуру. Не пущу и все!
- Да никто никаких экспериментов не будет ставить над ним. Это мы гарантируем Вам, - успокоил полковник Елохонов.
Владимир подошел к ней, поцеловал в щеку: - мамочка, все будет в порядке. Буду навещать тебя. Захочешь, то и в Москву заберу.
- Чего я там не видела?! Все мои предки до пятого колена воронежцы, - смягчилась Маргарита Павловна, - ладно, поезжай, раз тебе доверяют.
Через полчаса машина остановилась возле уютного коттеджа на набережной водохранилища.
- Вот и мой небоскреб, Святослав! Елохонов распахнул перед гостем калитку.
- Неплохо устроились Илья Леонидович. Дом новый. Улочка тихая.
Елохонов нажал трижды на кнопку звонка и отошел в сторону. В дверях появилась Евгения. Она изумленно посмотрела на Святослава и всплеснула руками: - Боже мой, Святослав?! Не может быть! Жив?!
- Жив, Евгения Сергеевна, Жив! Добрый вечер…
- Заходи, заходи! – спохватилась она. – А Ильи что-то нет с работы.
- Да здесь я! – рассмеялся Илья Леонидович. – Ты думаешь нас впускать?
- Конечно, конечно! Проходите, раздевайтесь, умывайтесь, отдыхайте. А я пока на стол накрою.
- Мать, ты нам салатика сделай, картошку поджарь.
- Знаю, знаю, Илюша! Не забыла, что Святослав картошку жареную любит. И коньячку вам поднесу! – донесся голос из кухни.
Елохонов и Сумин переглянулись.
- Женя, мы с тобой по рюмочке выпьем, а Святославу минеральную из холодильникадостань, пожалуйста. Есть в запасе?
- Есть «Липецкая». А с каких это пор он на минеральную перешел?
- Со дня моего второго рождения, Евгения Сергеевна.
- Вот как! Расскажи-ка, друг, как ты спасся.
Их воспоминания закончились в полночь…
Утром - полковник Фролов занялся оформлением документов Владимиру. Сумин и Елохоновуединились в кабинете, чтобы подготовиться к поездке в Таловую. На подробной карте Таловского района, лежавшей на столе, были отмечены: НИИСХ имени Докучаева, поселокВехнеозёрского техникума и Хорольская балка – место посадки звездолетов гуманных цивилизаций.
Негуманоиды уже отсиживались в доме Туманянов. Пока еще не выходили и не выезжали никуда. За ними наблюдал заместитель директора по хозяйственной частитехникума Андрей Дмитриевич Харин, майор-десантник запаса.- Мы с ним знакомы еще с Афганистана. Интересно, что же предпримут эти родственнички! – Елохонов вопросительно посмотрел на Сумина.
- Будут искать место посадки звездолетов. И, безусловно, им нужен я.
- Значит, Вам, Святослав Степанович, надо быть крайне осторожным!
- Не волнуйтесь, Илья Леонидович, обо мне заботится вот эта штука, - Святослав достал из дипломата небольшой шар. – Я ставлю прибор на позывные планеты Берлит. Стоит только берлитцам приблизиться, хотя бы на километр ко мне, как, видео - индикатор жужжанием оповестит меня. А я уже найду способ защитить себя. И легенда у нас хорошая.
- Да, Вы правы. Мы ученые-лесоводы, прибыли перенимать опыт работы у ведущего научного сотрудника института Бориса Игоревича Куликова. Вы даже себе представить себе не можете, насколько интересно беседовать с этим человеком! Я был недавно у него. Он меня по таким чудесным местам водил, рассказывал так, что заслушаешься. Впрочем, во всем убедитесь сами.
- Посмотрим, посмотрим! – Улыбнулся Сумин. – А из-за берлитцев, Илья Леонидович, место посадки звездолетов придется менять. Что предложите?
- Есть запасной вариант в Хреновском бору. Это Брагинское лесничество. По дороге в Таловую заедем туда. По Вашей разработке мы нашли место на берегу затона и провели там рекогносцировку местности. В этом помог нам главный лесничий Иван Васильевич Пронов. В округе на пятнадцать километров никто не живет. От затона реки Битюг справа большое болото начинается. Есть там охотничья избушка. Года два назад мы там охотились на кабанов и ночевали в ней.
Святослав Внимательно слушал полковника, а сам щелкал клавишами куба. Экран зафосфорисцировал и на нем появились кадры из прошлого: лица тех, о ком рассказывал Елохонов. Илья Леонидович замолчал: настолько сильно было его удивление. Он видел воплощение прошлого действия на экране. На кадре, изображавшем поляну, с видневшейся в ее правом углу охотничьей избушкой, Святослав задержался и подвел итог:
- Илья Леонидович, Вы просто молодец! Все предусмотрели.
- А как же! Надо было предполагать, что посадка звездолетов в таком людном месте, как территория института, очень быстро будет раскрыта. Люди устремятся туда ради любопытства, и распознать врага в такой толпе будет трудно.
Да, вы правы. Место посадки должно быть уединённым. Но у нас в запасе должно быть ещё одно.
-Без проблем. Вот посмотрите Новохопёрский район. Заповедник подходит по всем статьям.
-Ну что ж, я согласен. - Святослав поднялся, - тогда в путь!
В Брагинское лесничество они приехалив полдень. Было жарко. Безветренно. На единственной улице посёлка было не души. Даже собаки лежали в тени деревьев и не проявили никакого любопытства к остановившейся возле второго с краю улицы дома машине. Калитка была закрыта на палочку.
-Где же Проновы?- удивился Елохонов, - В прошлый приезд Нина Васильевна была дома. Она не работает.
Хлопнула соседняя калитка. Из неё вышла старушка: - Вы никак Проновых ищите? Онисено ворошат в саду. Поверните назад, через дорогу увидите сад. Вот там они и работают всей семьёй. Если вы насчёт леса, то лучше Ивана Васильевича ждите возле конторы. Он с двух часов лес выписывает. В перерыв не пойдёт. И магарыч не возьмёт. Ещё и прогонит, если предложите. Он у нас мужик правильный.
-Нет, бабушка, мы не за лесом. Спасибо, что подсказали, где найти Проновых, - ответил Ерихонов. Что будем делать? - повернулся он кСвятославу.
-Давай здесь подождём, предложил Святослав.
Они вышли из машины,иприселина лавочку у ворот Проновых. Их внимание привлёкмолодой человек. Он шел, покачиваясь из стороны в сторону. За ним шла молодая женщина и причитала на всю улицу:- Вы посмотрите, люди добрые! В такую жару напился! А работать, кто будет?! - онаударила пьяного кулаком в спину. Тот повалилсяна обочину и не подавал никаких признаков жизни. Женщина всплеснула руками: - Вот артист! Надо же так притвориться!
Святослав не выдержал и подошёл к ним. Он достал биостимулятор и провёл лучом по телу пьяного. Через минуту тот открыл глаза, встал и пошёл по дороге. Он был трезв. Через несколько шагов остановился и крикнул жене:-Чегостоишь? Иль дома дел нет?
Женщина ошарашенно посмотрела на Святослава, перекрестилась и поторопилась вслед, за мужем. Елохонов рассмеялся:- Как ты её напугал!
-Я не понимаю, как в такую жару можно употреблять эту гадость?
-Что тут понимать! – Елохонов сокрушённо махнул рукой. В это время из-за угла соседнего дома появилась странная процессия: две женщины несли мужчину, они держали его за руки и за ноги. Елохонов сказал:- Ну вот, ещёодного пациентанесут.
Пока Святославотхаживалпьяного, Елохонов успел сходить в сад за Проновыми.С ним пришла Нина Васильевна. Иван Васильевич извинился и пообещал появиться минут через десять. Нина Васильевна всплеснула руками, увидев процедуру излечения выпивох. Она долго рассматривалаСвятослава со всех сторон, даже обошла вокругнесколько раз. Потом села на лавочку рядом сЕлохоновыми спросилаудивлённо:- Эточто заврачтакой сВамиприехал? Нашиалкаши век непросыхали.А оних как!Вотбыего кнам на пару месяцев. Всех бы нашихмужиковприучилбы кделу. Ибылибы онивсетрезвые, какстёклышки. А тона работунекоторыепо неделе невыходят.Акакдоувольнениядоходит, сразувногиначальствувалятся, клянутся, плачут. Пройдётмесяц - ониза старое. Ладно, пойду,накроюна стол. Вы, голодные?
- Особенно небеспокойтесь. Еслиможно, томолочкахолодненького.
-Тогда пойдёмте во двор. ЯВаснапою.Вашврачещёнескороосвободится. Вон кнемуещёидутпациенты.
Онивошливодвор. Нина Васильевнаполезлав погребзамолоком. Елохоновселза стол подбольшойяблоней. Здесьбылоне так жарко. Нина Васильевна поставила,перед нимкувшин с холодны молоком, тарелкус блинамии приняласьшинковать овощи на окрошку, приговаривая:
-Вот яВас сейчасугощуокрошкой.Квасмолодой.Хренкупотрём туда.
Водвор вошёлИванВасильевич.Он поставил граблив сарай, поплескалсяпод старенькимумывальником, вытираясь полотенцем, подошёлк Елохонову ипротянул руку: - Здорово бывали, ИльяЛеонидович!А это кто с тобойпожаловалкнам?Он наркологчтоли?То-ток немувсенашивыпивохисобрались. Покаон ихлечитьбудет, давайстобойнаозеросмотаемся, карасиковнапару сковородокналовим. Я только закидушку возьму, - и он проворнополез по лестнице на чердак сарая.Вернулсяс сеткой, прикреплённойкбольшому шесту.- Пошли что ли?- предложил он Елохонову..
Онипрошли черезогородв сосновыйбори вскоре очутились на берегуовальногоозера.Пронов надел болотныесапогии зашёл спесчаного берегавводу. Елохоновприселна поваленное деревои стал наблюдать, как ловкополучалось у ИванаВасильевича с ловлей карасей.Что-то зашуршало совсем рядоми из-забольшого камнявышла черепаха, необращаяна него внимания ,
плюхнулась в воду. Елохоновс удивлением наблюдалза окружавшей его природой: реликтовые сосныокружилиудивительной чистоты озеро. Вода была прозрачнойнастолько, чтобыли виднырыбки,сновавшиемежду водорослямина достаточнобольшойглубине. Естественномупесчаному пляжу мог позавидоватьлюбой престижный курорт. В таком чудесном месте не хотелось думать о делах. Елохонов засмотрелся на перистые облака. Он подумал: «Вот живёмнаЗемле ине думаем, чтодалеко на других планетах тоже людиесть. А немешалобыучесть. АтовсетолькоиговорятпроНЛО.Знали бы подобные скептики, что звездолётыинопланетянреальность. Вотрядомходит человек с другой планеты. И никто об этом не знает».Его мысли прервалвозгласПронова: - ИльяЛеонидович!Рыбу-товозьмите. А я вентеря ещё поставлю. Глядишь, щучка попадёт хорошая. - Проновтутжена берегу почистилрыбу. Когда они вернулись во двор, НинаВасильевнапродолжалахлопотатьустола. Онаужесделалаокрошку,напекла блинов. Вкалиткувошёл Святослав. Он приветливопоздоровалсясНинойВасильевнойипротянулрукуПронову:

- Святослав Степанович! Но зовите меня просто Святослав.
Нина Васильевнас улыбкойсказала:
- Прошу к столу.
- Спасибо, спасибо! Если не возражаете, мы сначала прогуляемся с супругом, а тогда уже и попробуем Ваше угощение, – предложил Елохонов
- Хорошо, делайте дела, - заулыбалась она!
«Волгу», чтобы не привлекать внимание, поставили во двор. Иван Васильевич на поездку завел свою «Ниву». Прогулка по сосновому бору доставила Святославу большое удовольствие. А затон реки Битюг привел в восторг: вода была прозрачная, песок на дне чистый. Несколько черепах грелись на солнышке. Увидев людей, они даже не сдвинулись с места, а только спрятали головы в панцирь. Недалеко закуковала кукушка. Святослав поднял голову. Высоко в голубом небе парили птицы. Он подумал: «И такую неповторимую красоту хотят уничтожить негуманоиды?! Нет, не бывать этому!»
Он достал шар, задалприбору программу и бросил его в траву. Сам растянулся в холодке под кустом.
-А измерения делать будем?! – с удивлением спросил Елохонов
-Они уже делаются, Илья Леонидович.
-Где?! Кем?! Кроме нас здесь нет никого, Святослав Степанович.
В это время шар выпрыгнул из травы на грудь Святославу. Тот взял его, и заглядывая в глазок прибора, стал диктовать цифры замера. Скрывая удивление, Иван Васильевич спокойно записывал их. И только, глядя на поблескивающий шар, сказал:
- Вот бы нам такую штуковину для замера делянок!
- Думаю, скоро получите такой прибор от меня в подарок, - пообещал ему Святослав. – А результаты замера таковы, Илья Леонидович, что эта поляна идеальная посадочная площадка для звездолетов. Учитывая их скорость подъема, никто не сможет помешать взлету, потому что овальная форма поляны позволяет электромагнитному заграждению остановить любое живое существо. Никто не будет уничтожен, а просто слегка парализован. Как только звездолет улетит, парализация исчезнет. Разве, что кости немного поболят и голова от напряжения. А теперь пойдемте в охотничью избушку.
Бревенчатый домик был закрыт на ржавый висячий замок. Иван Васильевич долго возился, открывая его. Ключ никак не поворачивался. Святослав попросил Пронова отойти в сторону. Он включил шар, и голубой луч прибора моментально открыл замок.
- Вы просто волшебник, Святослав! Настала очередь удивиться Ивану Васильевичу. – Чудеса и только!
Втроем вошли в избушку. Пронов быстро снял со стола перевернутые стулья, тряпкой протер мебель и предложил:
- Садитесь, поговорите, а я пойду в моторе покопаюсь, барахлит что-то.
Елохонов сел напротив Святослава и спросил:
- А как можно поставить электромагнитные заграждения?
- А вот так, - Святослав взял из дипломата металлическую коробочку, нажал на ней рычажок и приставил ее к стене за картиной Васнецова «Утро в сосновом бору». – Пойдемте наружу. Внутри поляны электромагнитного излучения нет, его радиус двадцать пять метров.
Они вышли и направились к середине поляны. Елохонов оглянулся на машину. Ивана Васильевича возле нее не было. Полковник не придал этому значения и внимательно слушал увлекательный рассказ Святослава о точности посадки звездолетов. Вдруг раздался тонкий писк шара. Святослав удивленно посмотрел на прибор:
- Вроде бы, никого в округе нет, а он показывает нарушение электромагнитного ограждения!
И тут Илья Леонидович вспомнил про Пронова: - возле машины не видно, может, отошел в лес и …?!
- Отключаю электромагнитное заграждение, - Святослав нажал кнопку на приборе, - и давайте поищем его.
Ивана Васильевича нашли метрах в двадцати под большой сосной. Он сидел на земле неподвижно, в его глазах застыл страх.
- Иван Васильевич, вставайте, - обратился к нему Святослав.
- Не могу, я не живой, - прошептал Пронов.
- Живой, живой! – рассмеялся Сумин, - и подал лесничему руку.
Тот ухватился за нее и поднялся, осторожно стал ощупывать себя:
- Вроде, как паралич у меня был! Голова тяжелая, все болит.
- Не пугайтесь, это воздействие прибора для охраны площадки. Боли скоро пройдут, - успокоил его Святослав. – Извините, что не предупредил Вас, чтобы от машины далеко не отходили.
- Да чего извинятся, Святослав! Я опять восхищен штуковиной! Нам бы такую охрану, а то воруют лес. Разве за всеми егерь уследит?!
- Иван Васильевич, пожалуй, я подлечу Вас, чтобы боли ушли побыстрей, - предложил Святослав.
Пронов лег на траву, а Сумин включил прибор и голубым лучом заскользил по телу лесничего.
- Ты смотри, вправду полегчало! – Пронов сел и потряс головой.
- Вот видите. А теперь прогуляйтесь с Ильей Леонидовичем, а я в избушку схожу, мне нужно побыть одному.
Поставив куб на стол, Святослав набрал позывные Альфы, добавил код Совета Иерархов. Экран засветился, послышалась нежная музыка.
На экране появилась миловидная светловолосая дежурная с лиловыми глазами. Она заговорила по-альфалиански:
- Приветствую тебя, Сумокий - Святослав! Какой отдел Совета Иерархии подключить тебе?
- Рад видеть и слышать тебя, Анна! Мне нужен отдел межгалактической разведки.
После негромкого щелчка на экране появилась просторная комната. Ее стены казались прозрачными и вибрировали. В кресле у окна сидел гуманоид. Его серо-голубые глаза на овальном матовом лице излучали спокойствие и доброту. Черная борода и белая просторная одежда хотя и составляли контраст, но гармонировали. Он приложил руку к сердцу в знак приветствия. То же самое сделал Святослав.
- Орест слушает тебя, Сумокий – Святослав.
- Сообщаю координаты новой посадочной площадки звездолетов.
- Хорошо, я принимаюкоординаты.
Сумокий включил куб и передал все данные. Орест зафиксировал ихисообщил:- В сторону Земли отправился звездолет «Омега». Посадка будет совершена в Хорольской балке.
- А вернуть его нельзя? Или хотя бы предупредить?!
- Вернуть уже нельзя. А на связь с ними выйдем сейчас же, - Орест повернулся к приборам и включил позывные «Омеги». На экране замелькали искаженные пейзажи Земли, послышался треск и писк.
- Что случилось? – забеспокоился Святослав.
- Негуманоиды включили прибор помех. «Омега» уже приземлилась. А Зуриба и Суфрима где-то там рядом. Иначе кто бы помешал связи? – Орест нахмурился. – Срочно поезжайте в Хорольскую балку. Я сообщу Совету Иерархов. Действуйте по обстановке, но будьте осторожны - у негуманоидов вакуумные пистолеты и молниегромы.
Вернувшись к Проновым, Елохонов и Сумин сели в «Волгу» и помчались в Таловую. Семья Проновых стояла у ворот, махая им вслед. Во дворе стоял стол, уставленный тарелками с угощениями.
В машине Святослав включил прибор прямой связи с Москвой. На экране появилось озабоченное лицо полковника Трубина:
- Что случилось лейтенант?! Почему включен канал экстренной связи.
Святослав доложил обстановку. Трубин вопросительно смотрел на него и молчал. Святослав понял, что полковник ждет от него решения. Он был намерен объяснить план дальнейших действий, как вдруг на экране появилось лицо генерала Андронова.
- Оцените на месте обстановку и действуйте. Используйте аппаратуру слежения и парализации негуманоидов. Их надо взять живыми, пока не натворили кое-чего. Меня держите в курсе, - приказал он.
Елохонов притормозил машину: - Так, мы почти приехали: через километр поселок техникума. Давайте заглянем к Харину, узнаем, что к чему. И оттуда в Хорольскую балку.
- Согласен, Илья Леонидович.
Машина свернула с шоссе и углубилась в лесопарк. Они поехали мимо учебного корпуса техникума, завернули за угол общежития и остановились возле деревянного дома, спрятавшегося в гуще фруктовых деревьев. Елохонов вышел из машины и направился вглубь сада. Святослав остался у машины и с любопытством стал разглядывать фруктовые деревья. Дорожка между ними была усыпана душистыми плодами. Святославу они напоминали кукереву на той его родной планете. Только кукерева имела оранжевые плоды с терпким сладковатым привкусом. А яблоки на вкус были другими. Но то же ему нравились. Их запах волновал, звал в прошлое…
Князь Святослав приехал в Липовец на яблочный Спас. Уставший после дальней поездки к реке Олым, он с удовольствием попарился в бане. Святослав сидел в предбаннике в холщевых штанах и пил квас. Вошла княгиня Елена, поставила перед ним блюдо с антоновкой. Взяла одно яблоко, надкусила и подала ему. Святослав залюбовался ею. Из озорной красавицы после родов Владимира она превратилась в сиявшую счастьем материнства женщину. Слегка располневшая фигура оставалась стройной. Тяжелый узел белокурых волос был скрыт кружевным повойником. Елена присела рядом с ним, ласково провела ладонью по его обнаженным плечам. Он обнял ее и крепко поцеловал. Елена, задыхаясь в поцелуе, не разнимала рук вокруг его шеи…
- Святослав Степанович, идите к нам! – услышал он из далека, голос Елохонова и очнулся.
Святослав пошел по дорожке в сад. За третьей яблоней в тени виноградной беседки стоял стол. За ним сидели Елохонов и мужчина средних лет. Он внимательно посмотрел на Святослава, встал и представился:
- Харин Андрей Иванович.
- Очень приятно. Сумин Святослав Степанович.
- Как тут дела у Вас? С новыми соседями познакомились?
- Пока нет. Они избегают встречи. Но мне из сада видении их двор. Часа два назад они погрузили в багажник машины ящик и уехали. Я за ними тут же сына Женю послал на мотоцикле. Оказывается, они остановились в Хорольской балке на берегу пруда. Женя порыбачил там часок. За это время они лодку надувную на воду спустили и начали рыбачить, рассказал Харин.
- Да-а, что-то гости замышляют. Что будем делать Святослав, Степанович? – спросил Елохонов. – Не пустить ли в ход вариант ученых – лесоводов?
- Согласен, звоните другу.
Елохонов набрал по сотовому телефону номер Куликова:
- Добрый день, Борис Игоревич! Вас беспокоит друг Владимира Павловича из Воронежа, представился он паролем. – Не могли бы Вы сейчас провести с нами экскурсию? Спасибо, подъезжайте, ждем Вас возле техникума.
Куликов не заставил себя долго ждать. Он подъехал на красных «Жигулях». После знакомства и короткой беседы Святослав предложил ему:
- Поснимайте видеокамерой нашу экскурсию в Хорольской балке. Особенно на фоне пруда. Вид будет чудесный, если рыбаки окажутся в кадре!
В это время к ним на мотоцикле подъехал Женя Харин и сообщил:
- Гости вернулись домой, и бросили пустой ящик во дворе.
- Эх, прозевали! – огорчился Елохонов.
- Илья Леонидович, спокойно, последнее слово за нами! – Святослав включил космовидеофон, набрал позывные звездолета «Омега» и свой код.
- «Омега» слушает. На связи главный пилот Тарас, - заговорил с экрана приятным баритоном белокурый красавец.
- Я Сумокий. Запрашиваю время отлета звездолета. Все ли члены экипажа на месте? Где вы сейчас находитесь?
- Переходим в ваше измерение в двадцать три часа земного времени. Все члены экипажа, кроме Лариона, вернулись. Он направился к пруду в Хорольскую балку на встречу с тобой, Сумокий. Мы сейчас над вами видим ваши машины. Но мы невидимы: включена система маскировки. Улетаем на Альфу в двадцать три тридцать после встречи на посадочной площадке.
- Понятно, Тарас. Отправляемся на встречу с Ларионом. На посадочной площадке будем, как условлено.
Когда пришли туда, на правом берегу пруда, на поваленном дереве уже сидел Женя Харин. Посреди пруда рыбачил на надувной лодке смуглый черноволосый мужчина. Святослав включил прибор слежения, вмонтированный в переносной магнитофон. Шкала высветила расчеты местонахождения негуманоидов. Один находился в тридцати метрах, другой в километре юго-западнее пруда. Это было место посадки звездолета. Сумин и Елохонов стали на фоне пруда и Куликов начал снимать их видеокамерой. Все шло по плану. Но нигде не было Лариона и Зурибы Зара. Святослав встревожено осматривал противоположный берег. Но кроме Жени там никого не было. По знаку Святослава Елохонов не спеша, пошел вдоль берега, будто любуясь природой. Поравнявшись с Женей, громко спросил:
- Ну, как рыбак, и много наловил?!
- А, вот, посмотрите! – Женя показал на ведро, где плескалась рыба.
Илья Леонидович наклонился над ведром
- Они сбросили какой-то блестящий цилиндр на дно пруда. А продолговатый металлический ящик замаскировали в кустах слева от пруда, - тихо доложил Женя.
- Молодец! – также тихо похвалил Елохонов. И повысил голос: - Смотри, хороший улов у тебя! Может, продашь мне?
- Да что Вы! Берите просто так.
- За так нельзя! Сколько хочешь? Илья Леонидович понизил голос. – Женя давай поторгуемся. – Так продаешь прямо с ведром?
- Ладно, за все сто рублей. Только без ведра. Пакет найдете?
- Хорошо. А за рыбу даю двести. Получай! – Елохонов все это время незаметно наблюдал за рыбаком на лодке. Тот внимательно слушал их разговор. Елохонов обратил внимание на то, что леска у одной удочки рыбака далеко уходила в сторону навстречу ветру. А он был достаточно сильным, что бы снести ее в противоположенную сторону.
Взяв пакет с рыбой, Елохонов подошел к Сумину и Куликову.
- Как-то странно ведет себя этот рыбак. Одна удочка явно предназначена для чего-то другого, но не для ловли рыбы.
В это время сработал прибор: едва слышное попискивание указывало на то, что где-то рядом Ларион. Лазерный индикатор был настроен на его позывные. Он сразу высчитал, что Ларион на дне пруда.
- Так, так все понятно. Вот почему леска у рыбака не плывет по направлению ветра, - сделал вывод Елохонов, выслушав Святослава.
На какое-то время они отвлеклись от наблюдения за рыбаком. Шум отъезжающей машины заставил обернуться. Это были «Жигули» рыбака: На багажнике лежала надувная лодка. Святослав быстро выяснил личность за рулем, Суфрима Бок.
- Илья Леонидович, значит, Зуриба Зар отправился на место посадки звездолета! – Лазерный индикатор продолжал попискивать, но указатель расстояния, на котором должен был находиться Ларион, замер на нуле. Святослав раздосадовано тряхнул прибор. Стрелка указателя сдвинулась. – Перехитрил он меня, понимаете! А с Ларионом что-то неладное. Запрошу звездолет «Омега». – Он включил прибор. На экране появилось озабоченное лицо главного пилота.
- Лариона пока нет. Буду ждать его еще немного. Как появиться сообщу сразу, - пообещал Тарас.
- Хорошо. Появились некоторые сложности. Будь повнимательней, появится Ларион, улетай встречу отложим, - передал Святослав.
Тарас сосредоточился и настроил себя на волну Святослава. Его мысли передавались Тарасу. Все стало понятным: негуманоиды могут попасть на звездолет. Тарас собрался включить электромагнитное заграждение на расстоянии пятьсот метров от звездолета, как во входном отсеке мелькнул желтый костюм Лариона. Тарас облегченно вздохнул.
- Ларион на борту, - он тут же сообщил Святославу. – Поднимаю звездолет до встречи!
- Чистого неба вам, Тарас! – пожелал Святослав. – Так, «Омега» улетела, слава богу. Правда, не пришлось встретиться с альфалианами. Но здесь нашей вины нет.
- Конечно. Если бы не помешали негуманоиды, то все бы получилось, - заметил Елохонов. – А куда же второй из них делся?!
- Эту задачу и предстоит нам разгадать! Давайте-ка, Илья Леонидовичотыщем Суфриму Бока сейчас. Борис Игоревич, вы с нами или домой?
- С Вами! Пока освещение позволяет, буду вести съемку для пользы дела, ответил Куликов. Раздался писк прибора. Святослав достал его и посмотрел на показатели: Ларион удалился на два километра. Ровно сколько было до сельскохозяйственного техникума. Это означало, что Суфрима Бок увез Лариона. Но он, кроме надувной лодки, ничего не забирал, никаких посторонних предметов.
Настоящий ребус! – вздохнул Елохонов. Выходит, Ларион улетел и не улетел?! Кто же тогда на звездолете?! Неужели Зуриба?! Выходит, что Суфрима Бок запихнул альфалианина в надувную лодку и увез?!
- Но человека невозможно поместить туда, не разрезав ее! Это же не спальный мешок: открывай молнию ложись, и застегивайся, - высказался Куликов.
- Нет, Борис Игоревич, такое вполне возможно! - Уверенно заявил Святослав. – Ларион мог находиться в энергетическом теле и его можно даже протолкнуть в маленькую дырочку, предварительно парализовав. А для этой цели негуманоиды пользуются вакуумным пистолетом. Стреляет он капсулами с парализующими плотными сгустками, в которых сконцентрированы электромагнитные поля. Биоэнергия, попав в энергетическое тело, начинает растекаться по нему и стягивать электромагнитными волнами все его части. Вот тут-то и можно втолкнуть его куда угодно. Значит, Ларион не улетал и находится в руках Суфримы. Едем.
От пруда вернулись в техникум. Оставив машины у административного здания, Елохонов и Сумин задворками пошли к дому Туманянов, а Женя и Борис Игоревич в сад к Хариным. Святослав осторожно пробирался сквозь заросли шиповника, за ним следовал Илья Леонидович. От кустов до огорода, за которым стоял дом, оставалось метров двадцать. Их нужно было пересечь ползком, чтобы не заметили. В это время в кармане Святослава затрещал прибор, показывая сильные электрические разряды. Святослав стремительно бросился к дому. Это было так неожиданно, что Елохонов не успел спросить о своих дальнейших действиях.
Когда Святослав вбежал в комнату, Суфрима Бок пытался с помощью молниедрома убить Лариона. Парализованный электрическим замыканием, которое Суфрима сделал при помощи обыкновенной отвертки, он лежал на полу. От уничтожения Лариона спасал жилет из плотного газообразного сплава. Он был бронированный. Святослав выстрелил и парализовал Суфриму Бока. Пока тот корчился в углу комнаты, Святослав быстро убрал с Лариона электромагнитное поле. Однако тот не смог встать. Суфрима Бока повредилэнергетическое тело альфалианина. Лариону требовалась медицинская помощь. Но на Земле не умели делать операции на энергетическом теле. Требовалась изоляция Лариона в плотно закрывавшемся сосуде или сейфе. Иначе ему грозила гибель от какой-нибудь земной инфекции. Положение было отчаянным.
Куликов привез свой личный сейф. Лариона свернули и положили внутрь сейфа, предварительно обработав его лучом лазерного дезинфектора. Святослав размышлял, как сообщить на «Омегу» о том, что настоящий Ларион остался на Земле. Он знал, что любое сообщение на борт звездолета слышит весь экипаж. А тайный код экстренного сообщения знал только Ларион. Но он был безмолвен. Ещё предстояло найтибиологическое тело Зурибы, установить там наблюдение. Зуриба мог, не задерживаясь на Альфе, прилететь со следующим звездолетом. Оставалосьсообщить в центр межгалактической разведки. И тут же к нему пришел телепатический приказ уединиться. Святослав поспешил к «Волге». Началась связь с Альфой. Член Совета межгалактической разведки Цезарь запросил причину отмены встречи с экипажем «Омеги». Святослав доложил о ситуации.
- Ведите наблюдение за приземлением звездолета «Центавр». Отправление через восемнадцать часов. Место приземления Хоперский заповедник. Нейтрализуйте гостя «элексиром добра», - проинформировал Цезарь.
- Меня волнует судьба моих родителей, - запросил Святослав.
- Будь спокоен, они на Бете Ориона.
-Спасибо. Передайте им мою радугу любви и почтения. Пусть не волнуются за меня. Надеюсь на встречу.
Сеанс закончился. Святослав почувствовал такую тоску по родителям, что не выдержал и материализовался. Он очутился на лиловом берегу Саврского зеленого моря. За оранжевыми утесами угасало голубое светило Мория. А на смену ему вставала искусственная Лея. Она сияла ослепительно белым светом. он увидел зеленые пляжные домики из бетианского дерева-бамбука свуи. Их строили просто: склеивали ультразвуковой сваркой круглые стволы. Вершины, увенчанные пушистыми золотистыми метелками, собирали так, чтобы они образовывали благоухающий купол. Свуя считалась деревом жизни, потому что бесконечно могла подпитывать человека энергией. Святослав высчитал ,в каком из этих домиков находились родители. Он бежал к нему по лиловому песку так быстро, что перехватило дыхание, хотя он и провел перестройку организма на атмосферу планеты Бета Ориона. Оба сердца в груди стучали так, что вспухали буграми мускулы. И тут Святослав увидел Кияор. Она сидела в плетеном кресле. Заметив Святослава, бросилась ему на встречу. Но тут же остановилась: - Ты ушел в другое воплощение, Сумокий? И больше не мой сын?! – она заплакала.
- Да нет же, мама! Я по-прежнему твой Сумокий. У меня просто не было возможности принять внешность альфалианина. Разве ты забыла, что я стал космическим разведчиком?! – он обнял мать, прижался к ее щеке. В их цивилизации поцелуи не были приняты между родителями и детьми.
- А где отец?
- Вольфорий только что улетел на «Стрекозе» к своему брату Конану. А мне передали твою радугу любви и почтения. И я стала мечтать о встрече с тобой, твоей женой и сыном.
Святослав вздохнул: - Это будет, мама! Обязательно будет. А теперь мне пора, - он стал на колени, скрестил руки на груди, улыбнулся Кияор на прощанье и исчез.…
Очнулся Святослав снова в «Волге». Немного ломило в висках от быстроты перестройки организма. К машине подошел Елохонов.
- Святослав Степанович, а мы вас искали! Куда пропали!
- Да так, - засмеялся Святослав, - кое-что выяснил.
Он не сказал больше ничего. А Елохонов это понял так, что некоторые действия начальства ему не положено знать.
Святослав Степанович, что будем делать с негуманоидом? Может уничтожим?
- Нет. И к чему?
- А почему?! – удивился Елохин. - В тюрьму нельзя помещать. Неизвестно что он может выкинуть.
- Мы его перевоспитаем, - загадочно улыбнулся Сумин. Он достал из чемоданчика капсулу похожую на шприц, и пошел в дом. Елохонов последовал за ним. Суфрима- бок лежал еще в трансе. Но бледность лица исчезла. Цвет кожи стал розовым.
- Пора оживить! – И Святослав сделал укол в ладонь негуманоида. Тот зашевелился и открыл глаза. Сел и удивленно спросил по-армянски:
- Где я?!
- Вы в доме своих родственников, Софик Артурович, - ответил ему тоже по-армянски Святослав
- А что со мной случилось?! Почему я лежу на диване?! – Суфрима встал и медленно прошелся по комнате, выглянул в окно. – И машины моей нет!
- Понимаете, - Святослав подмигнул Елохонову. – Вы попали в автокатастрофу вместе со своим другом Зориком. К сожалению, он погиб. А Вас мы забрали и собирались отправить в больницу. Но врач «скорой помощи», который только что сделал вам укол и обследовал, заверил ,что ничего серьезного нет. Есть только несколько ушибов. Так что можете спокойно отдыхать в ожидании родственников. Они должны на днях вернуться из Армении. Вы помните, что там произошло?
- Нет. А что! – спросил с удивлением Суфрима.
- Ужасная вещь – землетрясение! – ответил Елохонов, - Скажите, а где Вы там живете?
- Недалеко от Спитака. На берегу Севана у меня двухэтажный коттедж.
- Вот как раз в этом городе эпицентр землетрясения. Вполне возможно, что от вашего дома остались только развалины, - продолжил Елохонов.
Суфрима сел на диван и заплакал: - Что я буду теперь делать? Я должен вернуться в Спитак, там моя жена. Жива ли она?!
- Не волнуйтесь, мы все узнаем и сообщим Вам, - успокоил Святослав. Суфрима затряс головой, пытаясь что - то вспомнить и бессвязно заговорил: - Зуриба улетел… Планета Берлит… не выдавай, подожди… Вирус зла…
Святослав незаметно провел по негуманоиду шаровым лучом. Суфрима закрыл глаза, упал головой на подушку и заснул.
- Вот оно что! Они действительно произвели взрыв, - Святослав задумался, анализируя факты. – Волнения в Армении являются проявлением вируса зла у большого количества людей. Перед этим они все переболели гриппом. Следовательно, вирус зла был внедрен в вирус гриппа. Таким образом, был нарушен закон равновесия сфер. Поэтому город Спитак буквально был разрушен землетрясением.
Пока Суфрима спал, Святослав договорился с Хариным и его женой, что они присмотрят за соседом. Жена Харина, Вера Кузьминична, была фельдшером. Святослав оставил ей несколько ампул лекарства для уколов. Естественно, чета Хариных не собиралась ни с кем обсуждать состояние здоровья гостя из Армении.
- А не вернется ли он в прежнее агрессивное состояние? – усомнился Елохонов.
- Это исключено, Илья Леонидович. Ему было введено лекарство «Элексир добра». Он навсегда убирает из головного мозга агрессивный центр. Нервные клетки перестраиваются, получая положительный заряд.
- Вот бы провести вакцинацию всех людей на Земле! – воскликнул Елохонов. – По другому бы зажили.
- Всему свое время, - загадочно улыбнулся Святослав. – А пока вам пора отдохнуть. Утром едем в Новохоперск. Нам необходимо осмотреть место разлома земной коры в заповеднике. Не мешает и там поставить постоянное электромагнитное ограждение. К тому же, завтра вечером у меня в заповеднике есть еще кое-какие дела.
Сумин и Елохонов распрощались с супругами Хариными и отправились ужинать к Куликову. На прощанье Борис Игоревич отдал им видеокассету, на которой был запечатлен арест Суфримы Бока и его превращение в мирного гостя из Армении.
В двадцать три часапо московскому времени они вернулись в гостиницу и сразу легли спать: каждый в отдельной комнате номера «люкс». Святослав вышел на связь с центром межгалактической разведки и доложил о нейтрализации Суфримы Бока. Он попросил прислать со звездолетом «Центавр» комплекс препаратов для своего сына Володи и врача для лечения генерала Андронова. Закончив сеанс связи, не выдержал и включил космовидеофон на волну Кати и сына. Они уже были дома. Святослав не стал будить Катю. Зато Володя отреагировал на его телепатический запрос сразу:
- Все нормально, папа. Только мама за тебя волнуется, иногда плачет.
- Поцелуй ее за меня, сынок. И скажи, что я завтра ей позвоню. До встречи.
- До свидания папа.

ХХХ

Звездолет стремительно набирал высоту, удаляясь от Земли. Главный пилот Тарас запросил космический маяк на Луне. Монотонный голос робота выдал параметры перехода в пятое измерение. Тарас нажал сигнальную кнопку сбора экипажа в специальном отсеке, который они между собой называли оранжереей. Отсекделился на капсулы с микроклиматом тех планет, посещение которых планировала Центральная станция межпланетных структур. Сегодня экипаж ,наконец – то, подготовится к переходу в стихию родной планеты Альфы созвездия Ориона. Как приятно будет ощутить знакомый запах оранжевой кукеравы – огромного дерев - цветка! Тарас почувствовал во рту вкус газообразного коктейля из кукеравы. Достаточно будет приставить к пористому стволу круглый шарпон с улавливателем и лакомство само устремится в прибор. Сигнал сиреневого луча в вакуумном зеркале указывал на то, что его ждет экипаж .Тарас скользнул в лабиринт. Поток свежего воздуха понес его вдоль прозрачных стен, переливавшихся цветами радуги. Двигаясь в среднем режиме ,он отключил себя от ощущений, оставив только одно- аккумуляцию мысли на едином с экипажем потоке. Так он готовил отчет о прошедшей экспедиции.
В оранжерее царила обстановка, соответствовавшая приказу главного пилота: каждый занимал такую позу, какая ему нравилась в данный момент для концентрации мысли. Таисия полулежала в овальном кресле, которое вибрировало под грустную музыку, Ольга стояла на голове, Зория разговаривала по видиокосмофону со своим мужем, работавшем на спутнике-планете созвездия Гончих Псов. Мужчины сосредоточились в параллельном отсеке оранжереи. Главный механик звездолета Петр смотрел на экран мини-стабилизатора, прослеживая режимные работы по переходу в пятое измерение. Назар прокручивал в воздухе разноцветные пейзажи Земли. Он работал мастерски насытителем, выбрасывая фейерверк газовых красок. И только Ларион был чем-то встревожен. Он щелкал портативным отслеживателем, возвращая один и тот же кадр приземления звездолета в Хорольской балке научно-исследовательского института. Казалось, что часть земного пейзажа переместилась в оранжерею. Могучие деревья склонили ветви к прозрачной воде овального озера. Под толщей воды резвились рыбки. Вот зашевелилась осока, и большая зеленая лягушка плюхнулась в воду. Тарас позвал Таисию. Она подплыла к нему в кресле.
- Простите за мою вольность. Положено отчитываться по всей форме, но близость родной Альфы расстроила мои чувства.
- Ничего, Таис, мы сейчас перебазируемся.
В мгновении они оказались в специальном отсеке оранжереи. Таисия быстро заработала кнопками видеоробота. На экране замелькали диаграммы, цифры, снимки атмосферы в спектральном анализе в химическом расщеплении.
- М-да-а, - задумчиво протянул Тарас, – хорошо поработала, Таис. Расчеты по выводу вредных веществ из атмосферы Земли сделаны блестяще!
- Знаешь, Тарас, я обратила внимание на неоднородность загрязнения. Земляне знают только часть химических элементов его состава. А ведь в атмосфере постоянно происходят расщепления и соединения другого порядка.
- Какого именно? Что ты имеешь в виду?
- Нам необходимо продолжать работу в атмосфере по созданию химических соединений, влияющих на выживание землян.
- Это же улучшит состояние атмосфера! – одобрил Тарас. – Пусть теперь поработают химические отряды. А ты сообщила им данные?
- Да. Я уже вызвала два звездолета с космодрома на Венере. Один экипаж поработает над уничтожением окиси железа, другой – двууглекислого циркония.
- Таис, теперь еще остается переработка ядовитых выбросов из заводских труб.
- Установка для этого готова. Ее загружают в специальный ангар на межгалактическом комплексе «Орфей».
- Не хотите ли попить прохладительного? – пропел радиолуч из микрофона в виде экзотического цветка.
Таисия нажала кнопку положительного ответа. Два розовых шарика выплыли из круглого отверстия в предмете, отдаленно напоминавшим, земной холодильник. Только он был меньше, прозрачный и фосфоресцировал.
Тарас нажал кнопку выхода: - Наслаждайся сама, Таис. Мне что-то не хочется.
- Встретимся дома на альфе? – заглянула ему в глаза Таисия.
- Обязательно, Таис. Отчет в Собрании Космодома предстоит солидный.
- Да я не об этом, - раздосадовалась она. – Речь идет о нашей встрече в Саду Вечности. Вспомни, как нам было хорошо тогда. Это путешествие во времени незабываемо!
Тарас, молча слушал ее. В голове завибрировали звуки незнакомой музыки. Голубая дымка унесла его на ярко-оранжевую траву Альфы. Но уже не Таисия смотрела на него большими зелеными глазами. Нежный шепот звал, волновал и успокаивал:
- О, Тар! Доблестный Тар, ты был так прекрасен на рыцарском турнире. Перламутровые волосы незнакомки струились по плечам. Но они не скрывали ее красивую шею сквозь прозрачную вуаль, окутывавшую девушку с головы до ног, на руках блестели украшения. Лазурный хитон был перехвачен в талии золотым обручем. Тарас запомнил: за спиной девушки огромный замок из белого туфа. Незнакомка поманила Тараса рукой, приглашая следовать за ней в замок. Но тут голос Таисии сообщил:
- Я нажала кнопку возврата, Тар! Нам пора возвращаться в двадцать первый век.
Тарас молча вышел из Сада Вечности.
- Да что с тобой, Тар? – удивилась Таисия.
- В каком веке я был?
- Ты разве не помнишь, что нажал второе тысячелетие до нашей эры?!
- Как-то не обратил внимания.
Таисия покачала головой:
- Что с тобой там произошло? Кого и что видел?
- Это не важно, Таис, - вяло возразил Тарас. – И, вообще, мне пора домой.
С этих пор он стал избегать встреч с Таисией. Ему почему-то было не - приятно беседовать с ней. Если раньше он снисходительно относился к ее знакам внимания, то теперь они его раздражали. Тарас отключил в своей спальне электронную «кукушку», желавшую ему голосом Таисии лучезарного дня, но это были личные отношения. А на работе им приходилось часто летать в одной экспедиции. Таисия была прекрасным космохимиком. Тарас ценил в ней работоспособность и выносливость. Они не раз вылетали из звездолета на фаероне за пробами грунта и воды на Землю. Хотя выход на поверхность Земли происходил в энергетическом теле, все равно требовалась чрезвычайная осторожность. Земляне вели себя при встрече агрессивно. Приходилось так что Тарас носил с собой психотронный пистолет. Однажды он еле успел сделать выстрел и успокоить рыбака, который камнем хотел ударить сзади Таисию. Она как раз брала пробу воды в озере и не видела этого парня, сидевшего в камышах. Удар не нанес бы вреда энергетическому телу. Но опасна была бы дыра в скафандре. Кто знает, какие микробы можно занести было потом с Земли в звездолет.
- Тар, ты так и не ответил на мой вопрос? – обиделась Таисия.
- Пока Тарас искал удобный ответ, чтобы окончательно не обидеть Таисию, раздался сигнал, приглашавший их в капсулы безмолвия. Звездолет приближался к космодрому, расположенному на искусственном спутнике Альфы.
Тарас вернулся в отсек главного пилота. Остальные члены экипажа заняли предназначенные им капсулы. Предстояло соединение энергетического и биологического тел. Тарас внимательно смотрел на экран капсулятора. Отработанный процесс соединения происходил быстро. Тарас только успел отстреливать капсулы в специальный контейнер. Настала его очередь. Он включил робота – пилота, который должен выстрелить его капсулу, а контейнер перегрузить в специальную камеру. На космодроме контейнеры будут перевезены в дезинфектор – профилакторий. Здесь экипажу предстояла адаптация в течение нескольких дней…
Тарас очнулся от звука музыки. Она лилась со всех сторон, тонко и нежно обволакивая сознание. Это был сеанс психоадаптации. Его не удивили видения каких-то планет и их обитателей. Но вот сознание натолкнулось на что-то знакомое: белый замок из туфа. Тарас бежал по винтовой лестнице вверх и женский голос молил:
- Скорее Тар! Жду тебя так давно.
Наконец-то, он достиг верхней площадки башни - голубоглазая красавица, которую он видел благодаря машине времени, протягивала к нему руки. Но она была одета в серебристый скафандр. Девушка отдала ему какой-то маленький предмет. Тарас взял его. Музыка смолкла. Он открыл глаза. Сиренево-серебристый свет падал в комнату из окон на потолке. Мягкая мебель, ковры – все было таким, каким Тарас все видел на родной планете: желтыми и зелеными. На стенах извивались любимые оранжевые цветы - люмбавиив виде колоколов с зелеными клейкими тычинками. В детстве Тарас лакомился их соком, высасывая его. Неожиданно раздался весёлый женский голос:
- На физиологический аутотренинг взлетели!
Тарас привычно оттолкнулся от мягкого ложа и поплыл по комнате, делая, то плавные, то резкие движения руками и ногами. Он извивался, летал, раскинув руки. Наконец, завис вниз головой. Когда щелчки автоматического лазерного рентгенощупа смолкли, Тарас опустился в кресло и стал ждать осмотра. Машинально нажал кнопку телерепортера. На экране поплыли знакомые пейзажи Альфы: оранжевые леса, зеленые пески, желтые воды озер. И тут он вспомнил, что обещал матери навестить ее по возвращении из экспедиции. Набрав номер ее видиокосмофона, услышал ответ фоноробота:
- Я на прогулке, Тар. Все готово к твоему приезду. Жду. Целую. Мама.
Внимание Тараса привлек небольшой предмет на ложе. Он взял его. Это был треугольник с золотым зигзагом - знак Иерарха шестнадцатой гуманной цивилизации. Так вот что дала ему голубоглазая незнакомка! Значит, она нашла его с помощь машины времени? Но почему он был недогадливый! Девушка явно жила в двадцать первом веке его родной цивилизации. А в первом тысячелетии до новой эры он видел одно из прошлых ее воплощений. Найти незнакомку ничего не составляло. Но встретиться будет труднее. Она наверняка была Иерархом в какой-либо дальней полусфере. Во многих полусферах он бывал много раз, но ее там не встречал. По монодинамику прозвучал голос Никиты: ’’Мы ждем тебя, кэп, в серебристой комнате!’’.
Тарас нажал кнопку трансформации. Левая стена комнаты растаяла. Он шагнул в серебристый полумрак. И снова нажал кнопку трансформации. Стена за ним восстановилась. Серебристый свет стал ярче. Члены экипажа плавали по комнате в такт собственной песне. Каждый пел по одной строчке. Тарас присоединился к ним. Через некоторое время все плавно опустились на серебристый пол и разом смолкли. Таким образом, они восславили любимую планету и свое возвращение на нее. Их пребывание в профилактории закончилось: предстоял отчет в Космодоме о работе экспедиции на Земле…
Фаэрон плавно шел на посадку в районе озера Туко. Ольга и Зория шептались, посмеивались. Тарас знал, что после отчета они собирались улетать на планету Бета-Ориона. Там Ольгу ждал жених, найденный через электронную сваху. Зория решила сопровождать ее. Муж Зори, Костя должен возвратиться на Альфу через два сезона. Поэтому Зория приняла приглашение Ольги, погостить у нее. Таисия делала вид, что присутствие Тараса ей безразлично и кокетничала с Ларионом. Тарас обрадовался, не придется, больше с ней объяснятся. Сигнал посадки заставил всех встрепенуться, возвращались домой после сезонной работы на Земле. Микро роботы просчитали мгновенно упругость грунта, выбрали точку поры. Фаэрон скользнул под углом в сорок пять градусов по потоку электромагнитных волн, обогнул вершину Пути и запрыгал по оранжевому берегу озера Маон. Прыжки постепенно уменьшались. В конце посадочной полосы фаэрон остановился и вобрал в себя ноги-вибраторы. Помощник пилота пригласил всех пассажиров, желавших добраться в центр города Сепы, на ’’Стрекозу’’. Этот вид транспорта представлял собой среднее между речным трамваем и гидросамолетом.
Члены экипажа звездолета разделились на группы. Никита оставался на берегу, потому что его дом был у подножия Пути. Тарас же решил отправиться к матери, взяв одноместный фаэрон. Таисия и Ларион направились в двухместном фаэроне на ночевку в горный санаторий. Таисия с торжествующим видом следовала за спутником. Под конец не выдержала и оглянулась на Тараса. Но он уже поднял в воздух свой фаэрон. Только Ольга и Зория видели немую сцену недовольства Таисии. Они дружески улыбнулись ей и скрылись в ’’Стрекозе’’…
Естественное светило Альфы Лепаи два ее искусственных спутника опустились к горизонту, когда Тарас подлетел к горам Сора. Их желтые вершины были еще достаточно освещены зеленоватымилучами Лепы. Но у подножья самой высокой вершиныв глубокой долине уже царил мрак. Ночи на Альфе были темно-зелеными. В определенные периоды этот темно-зеленый мрак светлел под фосфоресцирующими лучами спутников Лепы. Тарас включил лазерный щуп, задав ему координаты родного дома. Фаэрон стал снижаться, а затем пристегнулся специальными стропами к отвесной стене высокого здания. Тарас произвел трансформацию стены и оказался в просторной комнате. Мать накрывала на стол.
- Привет, мамочка Дария!
- Тар?! – обрадовалась она. – Здравствуй, сынок! – Дария погладила его по руке. – Садись ужинать. Я приготовила желе из плодов сапияры. Еще салат из цветка кукеравы.
- Ну и, конечно, коктейль?!
- Все приготовила, что ты любишь, сынок! Как долго тебя не было. Отец звонил несколько раз, прилетал дважды. А ты запропастился на Земле. Не люблю, когда ты работаешь на планетах Солнечной системы.
- Почему, мамочка?
- Уж очень о них нехорошая слава. А на Земле эти ужасные фаэтонцы и их гибриды. О них столько плохого, говорят! Едят там друг друга.
- Да не друг друга. Они питаются массой млекопитающих такого же состава, как они и мы.
- Это ужасно! Все равно, что съесть своего родственника.
Тарас улыбнулся: - Да будет тебе! Меня же они не съели?! – он достал портативный космовидео - репортер. – Посмотри лучше пейзажи Земли. Там очень красиво. Хочешь, включу с видеоокружением?
- Только, если не страшно.
- Испугаешься – выключу.
Дария села на диван: Включай!
Тарас щелкнул затвором аппарата. Зашумел березовый лес. Солнечные лучи пробивались сквозь листву. Закуковала кукушка. Бабочки порхали над белыми цветами…
Дария рассмеялась: - А почему у них трава и лес зеленые? Так непривычно… на поляну вышла пестрая корова. Она замычала.
- Это, мама и есть млекопитающее на Земле, которое едят люди
Дария нахмурилась и сказала с сожалением: - Действительно ужасные люди. Уничтожить такое симпатичное существо. Они, что, разлагают его на атомы и молекулы?
- Нет, мама. Смотри дальше…
Раздался рев. Множество коров бились о стены странного здания. Это были съемки бойни. То, что увидела Дария, заставило ее заплакать.
Дария повернула к нему заплаканное лицо:
-Тар, прошу, никогда мне больше не показывай то, что делается на Земле. Они там сошли с ума!
- Но ты же знаешь, что на Земле правит вторая негуманная цивилизация.
- Все я знаю, сын. Но одно дело – знать, а другое видеть. Твой отец тоже несколько раз работал на Земле. Тогда было еще хуже. Земляне убивали друг друга, так же, как вот этих несчастных коров.
- Это у них, мама, называется война. Все происходит оттого, что гуманная цивилизация Ассан на Земле погибла во время Великой Катастрофы. Давай посмотрим видеолетопись того давнего времени. Я хочу кое-что сравнить и проанализировать.
- Конечно, сынок. Я же сама участвовала в экспедиции по спасению Земли. Это было десять воплощений назад. Мы полетели туда, чтобы определить размеры катастрофы. Нас ужаснули оплавленные мертвые долины, брошенные пустые города, мертвые животные на сгоревших пастбищах.
- И тогда ты встретила моего отца?
- Да, Тар. В том воплощении он был правителем большого государства на Земле. Жители этой страны цивилизации Ассан назывались славяне и отличались высоким ростом, светлыми волосами и голубыми глазами.
- Так значит, во мне течет славянская кровь?
- Конечно, сынок. С тех пор мы с Ярополком не расстаемся. Меняются наши воплощения, а с ними имена, род занятий. И только наши души преданны друг другу, нашей любви. Я никогда не рассказывала тебе об этом. Но теперь настала пора. Я чувствую, что ты на пороге своего вечного счастья.
- Как ты проницательна, мамочка! Я действительно встретил необыкновенную девушку.
- Так почему же ты не познакомишь нас?
- К сожалению, я не знаю, где она сейчас. Только и есть у меня вот эта вещица. – Тарас подал матери треугольник. – Девушка была у меня в профилактории. Я был еще в трансе вхождения в биологическое тело, поэтому не мог поговорить с ней. И не знаю ее даже имени. Скорее всего, иерарх в отдаленной полусфере.
- Ну, это не легко уточнить. Дай-ка мне видеокосмофон. Дария набрала шифр данных: - Приветствую тебя, моя дорогая подруга София! Зеленоволосая красавица с голубой кожей и желтоватыми глазами ответила ей: - О, Дария, я тебя рада видеть! Давненько мы с тобой не общались. О, а тар стал таким молодцом, смотрю, смотрю! Путь не забывает, что я его крестная мать.
- Приветствую, крестная! Я тебя всегда помню. Скоро появлюсь у тебя. Вот только отчитаюсь в Космодоме об экспедиции.
- Надеюсь, ты прилетишь не один?!
- Если ты сейчас нам поможешь порыться в Банке данных.
- Ах, как интересно! Скажи ее имя, и я тут же все о ней вам выложу.
- Соф, но мы не знаем ее имени. Она оставила Тару только этот знак,- Дария показала треугольник.
- Иерарх?! Ничего себе, - озадаченно протянула София. – Ладно, наберитесь терпения. Я включу для вас видеовизаж Иерархов всех полусфер. Переключитесь на космофон: у него экран больше.
Дария и Тарас уселись перед большим овальным экраном во всю комнату. Поплыли полусферы с целой галереей портретов Иерархов. Вид одного из них вырвал крик радости у Тараса: - Она!!!
- Красавица! - восхитилась София. - У тебя хороший вкус, мой мальчик.
- Соф, не томи Тара. А то он без фаэрона к тебе улетит, - улыбнулась Дария. – Кто она?
- Хорошо, хорошо, я сейчас! - София защелкала клавишами Банка данных. На экране пошли портреты всех воплощений девушки. И на конец ее имя - Анна.
- Славянка, - прошептал Тарас. - Мама, мы с ней одного духовного Начала. Но почему в воплощениях не было ее такой, как в машине времени?! И замка и белого туфа почему-то не было?!
- Потому, сынок, что это было на земле. Там в цивилизации Ассан. Вы Богом предназначены друг другу. Где бы вы не жили, на какой планете, в каких бы воплощениях, ваши души всегда будут стремиться друг к другу.
- Я найду ее, мама!
- Верю тебе, сын. И хочу, очень хочу этого! А теперь успокойся, сядь. Тарас повиновался: сел рядом с матерью. Онавзяла тоненькую трубочку с зеркальным отверстием и взмахнула ею. Из отверстия полетели разноцветные шарики.Они закружились по комнате.
- Собери их, Тар. Тебе сейчас необходима психоаналитическая разгрузка. А я настрою космофон на историческую видеотеку. Пока Тарас плавал по комнате и собирал в ту же трубочку шарики, Дария по видео справочнику код видеотеки и заказала видеороботу фильм в одном орошении Земли.
Тарас снова сел на диван. Он был спокоен. От недавней вспышки не осталось следа. Дария растрепала ему волосы:
- Как ты похож на отца, Тар! Те же черты лица, те же волосы. И ростом ты с Ярополка. Только глаза, желтые как у меня. Все славянское, а от сетского совсем не много.
- Не только глаза, мама…
- Конечно. У тебя сетская уравновешенность мыслей и действий. Твой отец по – славянски, эмоционален. Нам, сетам, эмоции никогда не мешали мыслить и думать. Именно поэтому сеты, древняя нация Альфы, сумели объединить славян, селенов, хеттов, майя, ацтеков, в туманные цивилизации Космоса. Созвездие Ориона стало, как ты знаешь, духовным центром всей Вселенной.
- Я помню, мама, уроки космической школы. Но почему из шестнадцати цивилизаций четыре негуманные? Помню объяснения учителя. Но это не полный ответ. Они технически развиты. У них ноль духовности. Они покланяются князю тьмы. Но все же, почему?
- Тар, давай посмотрим фильм, а потом сравним то, что увидишь с тем, что происходит на Земле в двадцатом веке, - Дария включила космофон.
На экране в безбрежном космическом просторе появился серебристый шарик. Он рос, приближаясь, затем превратился в планету Земля. Или как ее еще называют, - Гея. Тарас с интересом смотрел на экран. Древние города были прекрасны. Они напоминали своими улицами, зданиями и, вообще, чем–то неуловимым, города на планетах созвездия Ориона, Персея в эпоху Великого Переселения.
Дария комментировала кадры видеохроники:
Земля – Гея очень древняя планета. Она когда-то освещалась, как и другие планеты этой системы, двойной карликовой звездой очень высокой энергетической плотности. В ту пору Земля входила в мировое космическое сообщество. И, хотя она находилась на краю Вселенной, ее заселили пришельцы с одной из планет большой галактики Млечного пути. Они были представителями гуманной цивилизации Ассан – светлоликие. ’’Лик’’ в данном случае означает состояние души, духовность. Пространства материков на Земле были велики. Вода занимала только пятую часть поверхности. Поэтому светлоликие, приняли на планету жителей Селены, цивилизацию Цзы – так называемых узкоглазых. Двойная карликовая звезда иссякла. Вследствие этого угасла жизнь на Марсе и на Землю переселилась цивилизация Майя, С Юпитера – ацтеки, с Сатурна – хетты. А Мировое космическое сообщество подключило к этой системе планет Солнце. Вследствие формирования орбит планет вокруг Солнца, Селена была притянута Землёй и стала её спутником.
Тарас прервал мать: - Значит, сеты уже тогда имели могущественные познания оформировании системы планет.
- Да, Тар. Но Бог дал, нашему народу не только познания, но и большое трудолюбие. Мы стражи нашей Вселенной. Оберегаем её Доброе Начало.
- В школе нам учитель рассказывал о Великом Переселении с Земли. Но причины не давал. Почему, мама?
- Совет Иерархов шестнадцатой гуманной цивилизации решил не раскрывать эти причины людям наших планет до тех пор, пока они не достигнут полной зрелости. В эту пору Доброе начало укрепляется в человеке и ничто его уже не поколеблет. Вот, к примеру, ты имеешь право узнать все сейчас. Только давай продолжим просмотр, завтра и я отвечу на твой вопрос. Лучше пошли своё первое любовное послание Анне.
- А где я возьму электронную сваху?! Этот прибор приобретает мужчина, решивший выбрать невесту и передать ей свои чувства на расстоянии. Я же не мог предположить, что так быстро найду Анну.
- Об этом я позаботилась! – Дария достала из шкафа красивую шкатулку с множеством кнопок в виде сердечек и круглым лазурным экраном. – Займись-ка, а я пока тебе приготовлю ложе в верхней сиреневой комнате. – Она направилась наверх.
А Тарас задумчиво смотрел на шкатулку. Волнение настроило его на передачусложной гаммы чувств. Пальцы забегали по кнопкам. Первой он нажал изумрудную, что означало: ’’Я тобой восхищен и покорен, Анна!’’. Одновременно он нажал клавишу параметра, куда мысленно заложил координаты Альфы созвездия Гончих Псов. Анна работала там. Зазвучала нежная мелодия, и желтым светом вспыхнул экран. Так Тарас получил ответное послание: ’’Рада, что нашел меня. Жди, скоро встретимся Анна’’.
Утром Тарас проснулся рано. Дария еще спала. Он вышел из дома на широкую площадку на вершине холма,с одной стороны которого плескалось озеро Маон, с другой – подступали горы. Тарас сбежал по лестницена берег. На пляже никого не было. Жильцы соседних домов еще спали. Он разделся и вошел в воду. Поплескавшись, лег на поверхность воды. Ее плотность позволяла лежать спокойно и созерцать восход Лепы и ее спутников. Розовый туман окутывал горы Сора. Но вскоре он исчез, обнажив зеленые вершины. Донесся голос матери:
- Тар, быстро поднимайся завтракать и собирайся в Сепу! Только что звонил Никита. Отчет об экспедиции перенесли на сегодня. Тебя ждут в Космодоме в полдень.
’’Ох, этот Никита! - подумал, раздосадовано Тарас. - Не дал отдохнуть. А, впрочем, он прав! Сетский рационализм взял верх над славянскойэмоциональностью. Стало ясно, что долго наАльфе они не задержатся. Тарас нахмурился: значит, встреча с Анной откладывалась. Но в душетеплилась надежда на то, что она успеет, прилететь и они встретятся.
Наскоро позавтракав, Тарас стал собираться.
- Сынок, а я рассчитывала, что ты побудешь со мной хотя бы немного.
- Не грусти, мамочка, я постараюсь навестить тебя до отлета в экспедицию. И мы обязательно позвоним отцу.
- Хорошо, Тар, я буду ждать тебя. Ты позвони мне из Сепы…
Тарас посадил фаэрон на площадке недалеко от Космодома. До отчета оставалось ещё немного времени. Он вошелв маленькое кафе и заказал коктейль из кукеравы. Не успел устроиться в кресле, как увидел Таисию. Она сидела в одиночестве за столиком бара и о чём–то сосредоточено думала. Шарпон, стоявший перед ней, выпускал последние пузырьки коктейля. Тарас настроился на волну её размышлений и удивился. Таисия обдумывала предложение Лариона – выйти за него замуж. Тарас еще больше удивился, Лариону нравилась другая девушка. Электронная сваха уже проверяла все их параметры и совместимости. Это должно было происходить в течение сезона. У некоторых подготовка к вступлению в брак длилась и по два – три сезона. А иногда приходилось менять что-то в организме жениха или невесты, обратившись к врачу. На Альфе, да и во всей шестнадцатой цивилизации, очень серьёзно относились к вопросу продолжения рода. Так почему же Ларион нарушил нравственные законы цивилизации?! Не знал бы его Тарас пять сезонов, он усомнился бы в нём. Так необдуманно мог поступить только человек из негуманной цивилизации.
Размышления Тараса прервал Никита, который некоторое время наблюдал за ним: - Извини кэп, пора. Все наши уже в Космодоме кроме тебя и Таисии.
- Никита, позови её. Она всё ещё в романтическом трансе, - иронически улыбнулся Тарас. – Похоже, что Ларион не терял времени за прошедшую ночь.
- Как?! – дивился Никита. – Неужели Таисия пошла на нарушение этикета?!
А я считал, что они по – дружески провели время в санатории.
- Нет, Таисия пока ничего не нарушила. Но со стороны Лариона есть один странный поступок. Впрочем, не будем это обсуждать.
Тарас решил не говорить о том, что узнал о Ларионе. Потому, что настройка на чужие мысли тоже имела определённые ограничения, естественно, нравственного характера. Как главный пилот, он имел право проверять мысли членов экипажа. Но вторгаться в личную жизнь – считалось безнравственным.Другое дело, когда они работали в космосе. Там мысленный контроль был просто необходим, особенно при переходе в другое измерение. В это время Таисия очнулась от романтического транса и подошла к ним. Виновато посмотрела на Тараса. Но он сделал вид, что ничего не произошло в их отношениях. В глубине души ему было ее жалко, но чувства есть чувства. Тарас не осуждал её. И даже не имел права об этом думать. Он сделал настройку на её мысли, чтобы подготовить Таисию к совместному докладу в Космодоме. Он делал это не первый раз даже вне звездолёта. Но Ларион его насторожил. Пока Тарас не делал ни- каких предположений и выводов. Дело осложнялось ещё тем, что Ларион был прислан на звездолетотрядом космической безопасности.
Люди, служившие в этом отряде, проходили специальную подготовку в течение нескольких сезонов. К тому же шестнадцатаягуманная цивилизация по своему духовному развитию настолько была совершенна, стояла на такой высоте ступени, что никто не могподумать друг о друге плохо, тем более, поступиться нравственным Законом. Но тот, кто в своей работе соприкасался с негуманными цивилизациями, посещая их планеты, знал умениенегуманоидов внедриться к гуманоидам. На этот счёт в правилах космической работы были чёткие предписания. Тарас знал их хорошо и тщательно соблюдал. Ему вдруг вспомнился сверкнувший в земном пейзаже конус. Но именно Ларион и обратил внимание Тараса на него. Так что же произошло с Ларионом за периоды входа в биологическое тело и пребывания в профилактории? Это ещё нужно было разгадать.

ххх

В большом конференц-зале Космодома народу было много. К Тарасу подошли главные пилоты других звездолётов. Не успели они обменятся приветствиями, как раздался сигнал гонга, обозначавшийначало заседания.
Экипаж Тараса отчитывался после трёх пилотов других экипажей о создании атмосферы на планете Бета созвездия Волосы Вероники, обогащении Альфы Центавра цветными металлами. Отчёт прошёл блестяще. Все члены экипажа справились с заданиями. Оценка их работы Советом Иерархов была высшей.Они узнали об этом, прочитав отзыв о ней на экране лазерного определителя.
После отчета Ларион ушел, сославшись на вызов в совет космической безопасности. Тарас действительно увидел на табло вызова их экипажа горевшую голубую лампочку. Он решил подождать Лариона и узнать, к какому выводу пришли там насчет конуса. Но к его удивлению на табло загорелась зелёная лампочка – вызов в сверхсекретный отсек Совета космической безопасности. Войдя в большую круглую комнату, на стенах которой светилась карта шестнадцатой гуманной цивилизации, Тарас увидел, что Поликула, руководитель отдела, внимательно наблюдал и слушал разговор Лариона и двух членов Совета космической безопасности на экране монофона. Поликула, не отрывая взгляда от экрана, жестом указал Тарасу на кресло. Тарас сел и стал слушать. Ларион вел себя спокойно. Разговор шел об аппарате слежения батреков. Поликула погасил экран монофона и повернулся к Тарасу.
- Скажи, Тарас, ты не ничего не заметил такого в поведении Лариона?
- Да, вроде бы, нет. Во время работы, экспедиции вообще не было никаких нарушений и сбоев у членов экипажа.
- Понимаешь, Ларион не вышел с нами на связь перед входом в биологическое тело: Желтая лампочка на табло связи не загорелась.
- Но может быть, - удивился Тарас, - Ларион ушёл к своей капсуле в режиме.
Правда…, - тут он запнулся.
- Что, правда?- Это было уже после прибытия из профилактория. Вечером Ларион улетел с Таисией в горный санаторий. А перед отчётом в Космодоме я встретил Таисию в кафе и настроился на её мысли. Хотел, чтобы от романтической прогулки она настроилась на предстоящий отчет. И обнаружил, что Ларион предложил ей выйти за него замуж.
- Замуж?! Вот как?! – Поликула удивленно поднял брови. – Но ведь с Таисией встречался ты.
- Да, я. Но это были чисто дружеские отношения согласно нравственному этикету нашей цивилизации. А Ларион вообще не посчитался с теми Законами, которые мы соблюдаем всегда.
- Тар, значит он чужак! – Поликула нажал красную кнопку вызова.
Двое членов Космического Совета безопасности Секватр и Дуполис плавно опустились, трансформировав правую стенку кабинета. Поликула обрисовал им ситуацию с Ларионом.
Секватр утвердительно сказал: - К вам на звездолет проник в энергетическом теле Зуриба Зар. Он захватил биологическое тело Лариона. Мы только что убедились при разговоре с ним. Это показал его отчет и неточности в нем.
- Теперь понятно, почему Ларион не вышел на связь с нами. Чужак просто не знал кода, - заметил Поликула.
- А как он объяснил свой невыход на связь? – Спросил Тарас.
- Вроде бы, не сработал, обратный сигнал и у него не оставалось больше времени перед входом в биологическое тело.
- Но этого не может быть! – изумился Тарас. – Если бы не сработал обратный сигнал, биоробот сразу же остановил бы вход Лариона в капсулу. Настоящий Ларион не мог этого сказать, потому, что знал безотказность процесса перехода.
- Конечно, - вздохнул Поликула, - так мог сделать только негуманоид.
- Помню такое же внедрение два сезона назад, - Секватр, защёлкав кнопками электронной книжки памяти. – Вот смотрите. - На экране высветились ошибки, допущенные негуманоидами в прошлом воплощении. – Они не в силах достигнуть нашего уровня духовного развития.
- Я вот что предлагаю. Немедленно отправить экспедицию вновь на Землю. Особая группа Космической безопасности будет вызвана тоже немедленно. От чужака необходимо избавиться, - подвёл итог Поликула.
- Сколько человек я приму на борт? – поинтересовался Тарас.
- Посылаем троих: двух мужчин и одну женщину. Они будут ждать ваш звездолет на Венере. Смотри в оба за – лже - Ларионом до встречи с особой группой. Экипажу её нужно представить, как группу химиков. И поговори до отлета с Таисией.
- Хорошо. А теперь нужна корректировка плана работы на Земле. Вариант дезориентации, возможно известен этому Лариону. И не он ли его предложил, чтобы сбить нас с толку.
- Возможно и так, - нахмурился Поликула. Не специально ли подстроена съёмка кадра со сверкнувшим конусом? Не отвлекающий ли это момент?
- Вполне возможно, - поддержал его Дуполис…
Из Совета Космической безопасности Тарас зашел в научный Центр экспедиций. Из химического отделакак раз вышла Таисия. Она держала несколько коробок с пленками – заданиями. Она остановилась и выжидающе посмотрела на Тараса. Он заметил, что Таисия немного побледнела.
- Пройдемся, - предложил ей Тарас.
Они вышли на улицу и направились в Сад Спокойствия. Он встретил их благоуханием цветов и пением птиц, прохладой деревьев, собранных с планет Вселенной. Таисия углубилась в розарий.
- Смотри, какая прелесть, - она склонилась над темно-бордовойрозой.
- Это с Земли, откуда мы прилетели…
- И куда снова вылетаем, - продолжила Таисия и посмотрела вопросительно на Тараса.
- Ты права, Таис. Возвращение несколько ускоренно. Как тебе это объяснить, - замялся Тарас.
- Тут и объяснять нечего. Неужели ты считаешь меня такой безнравственной?!
- Да нет, Таис. Просто я не знал, как заговорить с тобой на такую деликатную тему.
Онарассмеялась и покраснела.
- Я знаю, что ты прочитал мои мысли в кафе. Некто сделал мне предложение. Но это не Ларион. Настоящий Ларион любит мою подругу Зою. Электронная сваха уже связалась с ней. У Зои и Ларионав конце сезона будет свадьба. Они собирались объявить о нейпо каналу видеокосмосвадеб. А где же настоящий Ларион?!
- Это нам предстоит разгадать, Таис. Постарайся понаблюдать за лже - Ларионом.
- Я боюсь его, - вздохнула Таисия. – Он явный негуманоид. Вел себя по отрицательной таблице поведения негуманоидов, пытался проникнуть ночью в мою комнату. Пришлось включить систему электронной защиты.
- Не бойся, Таис, - успокоил Тарас. – За ним ведется постоянное наблюдение. Ты же веди себя, как ни в чем не бывало. Вот тебе лазерный прибор ’’Защитник’’, - Тарас отдал прибор эллипсного вида, со множеством дырочек. – Если, что, парализуй им лже – Лариона. Воздействие прибора одностороннее. Если будешь носить его в кармане, достаточно только нажать кнопку, которая должна быть с твоей стороны. Следи за положением прибора при включении.
Таисия облегченно вздохнула: - Спасибо, Тар. Теперь я спокойна.
- Вот и хорошо. Сосредоточься на заданиях. Мы будем садиться на Земле в Новохоперском заповеднике. Сделаешь анализы воды из реки Хопер иозера Желтоярка.
Она ушла. А Тарас включил космовидеофон на волну Кияор и послал свои позывные. Вскоре она появилась на экране.
- Слушаю тебя, Тарас!
- Вы получали позывные от Лариона?
- Да! И очень удивилась: Ларион передал привет от Сумокия и сказал, что от него есть небольшая посылка. А Сумокий был у меня полчаса назад одну минуту и о посылке ничего не сказал. К тому же, почему она должна и быть?! Кодексом космических полетов передача материальных предметов с других планет запрещена.
- Вы не сказали об этом Ларион?
- Нет. А что?
- Да так, ничего особенного, - замялся Тарас. – Но лучше вам улететь к мужу. Вы же давно с ним не встречались?
- Почти сезон. А с Сумокием ничегоне случилось?!
- Нет, нет, не беспокойтесь, у него все в порядке. Новам пока лучше улететь с Альфы. Дуполис пришлет за вами ’’Стрекозу’’. Побудьте у Ярополка до тех пор, пока вам не сообщат, - Тарас выключил космовидеофон и сел в плетеное кресло.
Аромат множества роз немного дурманил, настраивал на романтический лад. И тут пением соловья отозвался космовидеофон. Тарас ответил. На экране появилось смеющееся лицо Анны.
- Приветствую тебя с Венеры, Тар!
- Да – а?!– удивился он. Его сердце учащенно забилось. – Что там делаешь?
- Обдумываю вопросы электронной свахи и жду тебя.
- Я скоро прилечу! Но почему ты на Венере?
- Так надо, Тар. Потом узнаешь. До встречи! – Анна послала поцелуй. Экран погас. «Надо же такому случиться! У меня серьезный полет: На Венере придется брать группу космобезопасности. И Анна там. Будет ли время побыть вместе? – подумал он и решил положиться на то, что будет.
На следующий день Тарас собрал экипаж ’’Омеги’’ на предполетный инструктаж. Все выглядели посвежевшими и были в хорошем настроении. Сообщение о внеочередном полете в Солнечную систему восприняли с радостью. Зория и Таисия не могли усидеть на месте: им хотелось поскорее ринуться в отсеки своихлабораторийи окунуться снова в работу. Никита обсуждал с новым инженером Володей план обустройства посадочной площадки для звездолета. Они должны были испытать новую систему защиты аппарата и людей, вышедших на Землю в энергетическом теле. Тарас сразу заметил, что Ларион напряженно вслушивалсяв их разговор. Он выглядел неважно. Все тело вибрировало: видимо, биологическое телонастоящего Лариона не могло ’’переварить’’ энергетическое тело чужака. Атмосфера, притяжение на Альфе Ориона была отличительна от земных параметров. А у чужака не было прибора настройки. Тарас предложиллже - Лариону задержатьсяпосле совещания для обсуждения секретного плана действий в районе Хорольской балки. Ему предстояло при помощи прибора исследовать в озере аппарат, который сверкнул конусом на кадре видеосъемки. На исследование отводилось два часа земного времени. За этот период особая группадолжна была отыскать настоящего Лариона.
Когда лже - Ларион, вернее Зуриба Зар, ушел, Тарас направилсяв секретный отдел к Дуполису. Они еще раз просчитали по секундам действия экипажа ’’Омеги’’ на все время полета до Земли. Зуриба Зар останется в поле зрения членов экипажа. Даже во сне его будет сторожить особый прибор, замаскированный под часы.
- Особое вниманиеуделите его попыткам проникнуть в отсекс секретным оборудованием для испытаний, - напутствовал Тараса Дуполис.
- Вряд ли он успеет отличитьнастоящее оборудование от тех муляжей, что ему покажемв открытом отсеке.
- Как знать, - засомневался Дуполис. – Мы не знаем, чтоуспел почерпнуть негуманоид от пребывания в биологическом теле Лариона. Бывали случаи, когда в памяти примитивных негуманоидов, побывавших в энергетическом телегуманоида, всплывали секретные сведения высшего понятия. В руках негуманоидов они превращались в изобретения оружия массового уничтожения. Возьмите хотя бы появление водородной бомбы на Земле. Однажды наш посланец пожалел некоего негуманоида в одной критической ситуации – оставил ему свое биологическое тело, уйдя в теле этого негуманоида на задание. Земнойпрофессор даже не догадывался, почему они так долго спали в течение суток с его соседом по палате в одном из подмосковных санаториев.
- Это были вы, Дуполис?
- Конечно. Мне не хотелось вводить профессора Сахова в состояние клиническойсмерти. У него было слабое сердце. А он через полгода изобрел водородную бомбу. Позже я заставил его раскаяться. Но оружие – то осталось.
- Но оно законсервировано. Пришлось и над этим потрудиться нашим космическим разведчикам.
- А Чернобыль! Когда мы снимали там радиацию из разрушенного атомного реактора, то такого насмотрелись, - Тарас покачал головой.
- Что нам еще Сумокий сообщит, -вздохнул Дуполис. – На Земле затевается атомная война. Мы же не можемдопустить, чтобы на этой планете исчезала жизнь. Да поможет нам Бог, - Тарас перекрестился и встал. – Мне пора!
- Подожди, Тар. Тебе придется получить новые позывные ипароль для приземления. Теперь твой корабль не ’’Омега’’, а ’’Центавр’’. Ты понимаешь, что это вынужденная мера. Но она предусмотрена космическим кодексом в экстремальныхусловиях.
- Все ясно и будет выполнено точно.
Тарас взял серебряный диск с заданием, вызвал ’’Стрекозу’’ и отправился на космодром. В это время члены экипажа уже проходили период адаптации в комнате безмолвия. Космический полет всегда требовал спокойствия нервной системы. Поэтому с экипажем проводился целый комплекс её разгрузки. Процедура начиналась с погружения каждого на мгновенье в особый раствор, очищающий не только кожу, но и нервные окончания. После этого каждый член экипажа находился в плавном движении в невесомости. Лечебная музыка давала настрой покоя, уверенности. Проплывали самые приятные картиныличной жизни: члены семьи улыбались и желали удачного полета. Потом наступала полная тишина. Все шли в звездолет. Первым входил главный пилот. За ним остальные. Тарас пропускал мимо себя экипаж, обдумывая, как бы лже – Ларионне увидел посадку спецгруппы на Венере. Выручил телепатически Дуполис. Он предложил вариант: лже – Ларион будет вызван на контакт межгалактической разведкой. Это ослабит его наблюдение за действиями экипажа на Венере. Тараса беспокоила Таисия: проверочные приборы на щите ’’Состояние членов экипажа’’ показывали, что она немного нервничала. Про лже – Лариона и говорить было нечего: стрелки приборов метались по шкале. Видеоробот на компьютерном экране показывал красныйтреугольник: экстремальное устранение члена экипажа в связи с несоответствием энергетического и физического тела. Наконец, он успокоился, как только физические тела членов экипажа остались в капсулах. Тараспровел дежурный телеобход корабля. Роботы доложили металлическими монотонными голосами готовность к полету. Тарас включил биоробота ’’Нолли’’ на маршрут слежения за лже – Ларионом. При нарушении инструкции поведения в звездолете ’’ Нолли’’ должен был его парализовать.
Тарас нажал кнопку ’’ Разрешение на взлет ’’- на экране космовидеофонапоявилось улыбающееся лицо дежурной станции отправления:
- Приветствую тебя, Тар! Взлет разрешаю! – Она подняла зеленый треугольник. – Состояние космического пространства на протяжении всего пути до Солнечной системы в норме. Но при входе в зону активности Солнца могут быть искажения в работе приборов, особенно биороботов. Прогноз провела Роксана.
- Спасибо, Роксаночка! Все понял и учту. До встречи!
- Счастливого пути, Тар!
Как только звездолет оторвался от платформы космодрома, Тарас вызвал главного механика Владимира. Они обсудили возможные сбои приборов.
- Смотри в оба за биороботами, особенно за ’’Нолли’’. Он выполняет важную работу, - подчеркнул Тарас.
- Все понял, Тар! Но мне кажется, что кто-то сейчас направился в секретный отсек с оборудованием. Ты никого не посылал туда? Я хотел проследить по видеокосмофону, но ты вызвал меня.
- Я не посылал, Володя, поспеши туда. Вход в этот отсек разрешен только: тебе, Лариону и мне. И то по докладу мне.
- Если пошел Ларион, то почему не доложил тебе?!
- Поспеши. Возможно, это и не он.
Владимир ушел. Тарас повернулся к экрану, нажал кнопку ’’слежение’’, введя шифр секретного отсека. И увидел, как лже - Ларион спрятался за угол коридора от Владимира. Как только Владимир удалился в направлении секретного отсека, негуманоид направился в химическую лабораторию. Тарас внимательно следил за ним. Таисия что-то дала лже – Ларионув стакане. Он выпил и отправился в отсек психической разгрузки. Тарас поставил управление звездолета в автоматический режим. Биоробот прогудел: ’’Управление принято. Курс известен’’.
Таисия напряженно смотрела на экран биофона. Она готовила мини – задания для биороботов – малюток. Они должны будут взять пробы воды и грунта в реке Хопер и озере Желтоярка, а также в заповеднике. Это нужно было для того чтобы, прежде чем уйдет на Землю группа космических разведчиков, привести параметры состава их биологического тела в соответствие с атмосферой и экологической обстановкой в районе высадки. Вошел Тарас.
Закончив работу, Таисия вздохнула:
- Тар, лже – Ларион только что ушел. Попросил что - либо от головной боли.
Я дала ему нейтрализатор, ослабляющий внимание.
- Куда он отправился?
- Помоему, в отсек психологической разгрузки. Я ему посоветовала.
- Молодец! Оттуда он скоро не выберется. В крайнем случае, если и соберется выйти, когда мы будем на Венере, постарайся задержать его, Таис. А пока веди за ним наблюдение, хотя я и включил ’’Нолли’’. Но этот негуманоид непредсказуем.
Таисия включила видеокосмофон. В отсеке психологической разгрузки горел сиреневый цвет. Лже – Ларион стоял посреди отсека и смотрел в стену. Тарас наблюдал за ним некоторое время и успокоил Таисию:
- Этот тип надолго задержится в комнате, так что не тревожься. Он тебя больше не побеспокоит. Но на всякий случай я оставлю у тебя ’’Нолли’’. Можешь поиграть с ним, Чтобы окончательно успокоиться, - он нажал кнопку вызова биоробота.
’’Нолли’’ вошел в лабораторию деревянной походкой. Он был похож на манекен из магазина. Разница в том, что биоробот двигался, говорил и мог даже запеть голосом того певца, в исполнение которого хотели послушать любимую песню. Таисия неприминула воспользоваться этим. И Тарас ушел из лаборатории, сопровождаемый веселой мелодией альфалианского шлягера: ’’ Я дарю тебе, любимый, радугу любви’’.
В отсеке управления Тарас застал Никиту и Владимира. Они готовились к посадке ’’Центавра’’ на Венере. Владимир читал столбцы показаний приборов на экране центрального космовидеофона. Никита переключал автоматическую регулировку входных отсеков. Он отделил один так, что никто не имел к этому отсеку доступа, кроме него и Тараса. Высадка членов экипажа на Венере не планировалась. Они забирали трех человек и улетали по маршруту. Для всех членов экипажа это была группа химиков, которая отправлялась на Землю для экологических работ по очистки загрязненной атмосферы планеты.
Один Тарас знал истинное назначение этой группы. Помимо захвата и обезвреживания лже – Лариона, ’’химики’’ с помощью Святослава должны будут выполнить сверхсекретное задание, но какое именно – Тарасу не было известно.
Главный пилот запросил космический маякна спутнике Венеры. Его дежурная тутжепроинформировала:
- Погодные условия для посадки на Венеру сложные. Магнитные бури усилилисьнастолько, что космодром не может принять звездолет. Вам придется садиться на платформу спутника. Группа химиков ожидает вас на маяке. Их руководитель хочет поговорить с тобой, Тар.
Покадежурная щелкала клавишами приборов, Тарас огорченно думал, что его встреча с Анной откладывается. Каково же было удивление, когда он увидел ее на экране космовидеофона. Её серьезный взгляд заставил рапортовать по инструкции:
- Главный пилот ’’Центра’’ приветствует командира группы химиков. -Контролер с оборудованием к погрузке готов, - четко ответила Анна. Ее взгляд давал понять, что личный разговор просто неуместен сейчас.
Экран погас. Тарас вздохнул. Но тут же взял себя в руки и отдал приказание Владимиру перевести работу приборов на усиленный режим. По внутренней связи зазвучали позывные химической лаборатории. Тарас нажал кнопку обратной связи: - Что случилось, Таис!?
- ’’Нолли’’ ушел из лаборатории! С ним творится что-то неладное. Он пел, а потом вдруг забормотал ’’Меня срочно вызывают… Меня срочно…’’ И вышел. Я проследила за ним. Он отправился в комнату психологической разгрузки, подошел к Лариону. О чем они говорили – я не слышала. Кто-то из них отключил космодинамик.
Ее перебил голос Никиты: - Заходим на посадку! Всем оставаться на местах, отсеки не покидать.
- Извини, Таис, я прерываю наш разговор, - предупредил Тарас. – Разберемся после взлета.
Звездолет закачался на надувных подушках и затих, прикрепившись к посадочной платформе. Тарас видел на экране весь процесс погрузки группы и оборудования. Всем руководил Никита. Вскоре он доложил:
- Погрузка закончена. Все благополучно.
- Молодец, спасибо! – произнес Тарас и попросил разрешения на взлет. Как только звездолет вышел из зоны воздействия магнитной бури, Тарас включил камеру слежения на комнату психической разгрузки. Он увидел странную картину: ’’Нолли’’ держал на руках неподвижного лже - Лариона. Тарас включил автопилота и побежал к ним. Когда он вошел в отсек, биоробот произнес: - Я применил парализацию. Он пытался заставить меня открыть люк секретного отсека.
- Спасибо ’’Нолли’’. Ты свободен.
Биоробот положил лже - Лариона на пол и вышел. Тарас вызвал врача. Радоимир сделал негуманоиду укол. Тот открыл глаза, удивленно посмотрел на Тараса и врача. Спросил: - Что со мной случилось?
- Ничего особенного. Просто, Ларион, ты устал и под воздействием магнитной бури твой организм отключился. Тебе необходимо полежать после поддерживающего укола, - разъяснил Радомир.

ххх

В десять утра Сумин и Елохонов уже сидели в кабинете Бориса Игоревича Куликова. Святославу сразу понравился спортивного телосложения мужчина. Он был тактичен и немногословен. Аргументировано отвечал на все вопросы Сумина, связанные с аномальной зоной заповедника. Куликов согласился сопровождать их в поездке в заповедник и предложил ночевать в палатке на берегу Хопра. Борис Игоревич, я хотел бы сначала встретиться с директором заповедника Зобовым, - попросил Святослав.
А я сейчас ему позвоню и предупрежу,- Куликов пододвинул к себетелефонный аппарат. Не успел поднять трубку, каквошла секретарша.
- Борис Игоревич, к вам Зобов.
- Да, да, пусть заходит! – Обрадовался Куликов. Зобов не заставил себя ждать. Он вошел в кабинет энергичной походкой и, пожимая всем руки, вопросительно посмотрел на Сумина и Елохонова.
- Легок на помине, Александр Иванович! Знакомьтесь – Мои гостииз Москвы и Воронежа, - представил каждого Куликов. – А мы к тебе собирались. Палаточку прихватили с собой, удочки, казанок на уху. Составишь компанию?
- Обязательно, о чем разговор! – Зобов развел руками.
По дороге вВарварино Зобов рассказывал о заповеднике, сокрушался, что в Борисоглебске собираются строить цех по производству пластмассовых изделий из ядовитого акрила.
- Понимаете, Святослав Степанович, Хопер жалко. Считаетсясамой чистой рекой в Европе. И вот тебе, будут вредные сбросы от цеха. Начнется замор рыбы от химии, а люди, что будут делать с такой водой! Гибельное дело затевают! Вы уж простите, что обращаюсь к вам: похлопочите в Москве, чтобы не было такого производства. Мы с вами письмо в Правительство передадим за подписьювсех сотрудников. А то и жителей можно подключить!
- Хорошо, обязательно помогу, - серьезно сказал Святослав.
Он был рад, что Зобов рассказал об этом. Более страшные последствияотравленная вода принесла бы гуманоидам, прилетающим на Хоперский разлом.
Они разбили палатку в тени старых верб над самой водой. До посадочной площадки было метров триста. Это устраивало Святослава. Зобов, съездивший домой, привез овощи, фрукты, зелень для ухи. Рыбачили Елохонов и Куликов. Сумин продолжил беседу с Зобовым. После ужина Зобов уехал. Святослав и Илья Леонидович вспомнили в разговоре Афганистан. Куликов с интересом слушал их.
Раздался легкий свист. Святослав извинился и достал шар из кармана. Прибор уже зуммерил во всю. Святослав отошел от костра на несколько метров и вышел на связь.
Выхожу в ваше измерение. Жду в условленном месте. Примите груз и пассажиров, - сообщил пилот ’’Центавра’’
- Вас понял. Отправляюсь на место посадки.
Святослав подошел к спутникам. Они, молча смотрели на него. Над лесом невдалеке появился светящийся эллипс.
- Смотрите, что это такое?! – воскликнул Елохонов и осекся.
Он впервые так близко видел звездолет. В теории, которую он изучал на курсах космической разведки, все выглядело не так загадочно.
- Ничего, привыкните, Илья Леонидович, - положил ему руку на плечо Сумин. А вы, Борис Игоревич, вижу, не удивлены появлением звездолета? – он повернулся к Куликову.
- Да мы уже привыкли к ним! Они часто здесь бывают. Правда, близко не подходим.
- Правильно делаете. И никогда ближе ста метровне подходите, иначе может быть плохо, - заметил Сумин.
- Что, могут атаковать?!
- Ну, гуманоиды могут только на некотороевремя парализовать. А негуманоиды убить могут.
Пока они разговаривали, звездолет снизился и исчез за верхушками деревьев.
- Мне пора. Но прежде примем меры предосторожности, - Святослав скользнулголубым лучом по Елохоновуи Куликову, а потом направил на себя.
- Ждите меня здесь. Я вернусь не один. Несколько человек из Москвы наблюдают с другой стороны место посадки. Я их вам представлю. Они будут приезжать сюда каждый раз при приземлении звездолетов.
Сумин быстро пошел по тропинке к густому сосняку. Как только деревья скрыли его от глаз Елохонова и Куликова, он подпрыгнул и поплыл над лесом. Через минуту он оказался у звездолета, который светился иллюминаторами, но люки его были закрыты. Святослав связался с Тарасом по видеокосмофону.
- Я готов принять гостей.
- Открываю главный люк. Гости готовы к походу. С тобой хочет поговорить врач.
На экране космовидеофона появилось озабоченное лицо Радомира. Это был один из лучших энергохирургов космического госпиталя на Альфе Ориона.
- Сумокий, я все подготовил для операции. Жду пациента. Кажется, у тебя есть еще один больной?
- Да. Но у него больные почки. Будешь оперировать?
Радомир улыбнулся: - О чем разговор! Это же элементарная замена больныхорганов биологического тела. Я подготовлю дезинфицированную камеру для приема больных.
- Энергетическое тело я доставлю быстро: оно в сейфе. А сейф в багажнике моей машины, - Святослав умышленно не назвал имени Лариона. Лже – Ларион мог подслушать их разговор и заподозрить что–либо. – А вот со вторым пациентом ты встретишься попозже. Конец связи! – Святослав выключил видеокосмофон.
В это время открылся главный люк и три фигуры вышли из звездолета. Как было договорено, они не подошли к Святославу, а быстро скрылись за кустами. За ними вышел Тарас и подошел к Святославу. Они стали спиной к звездолету и громко принялись обсуждать последние новости с Альфы Ориона. Тарас рассказывал, как навестил свою мать. Святослав слушал его, задавал вопросы и внимательно смотрел в прибор ночного видения. Он ждал, когда Лже – Ларион выйдет из звездолета. Негуманоид не заставил себя ждать. Его энергетическое тело высветилось в приборе красным контуром.
Святослав замер, прослеживая по прибору направление, по которому двигался негуманоид: Он явно торопился. Его движение было импульсивным и неравномерным: он то взмывал над землей, то снижался и почти полз.
- Посмотри, как мотается лже – Ларион. Спешит войти в биологическое тело и снова стать Зурибой Заром, - Святослав протянул прибор Тарасу, сняв браслет с руки.
- Да-а, ишь, как его разобрало! Скорее всего, он плохо себя чувствует после энергетического удара биоробота Нолли. К тому же, он не мог адоптироваться в биологическом теле Лариона. Специального прибора для этого у него не было. Вернее, прибор был в отсеке Лариона. Но Зуриба Зар не знал о нем. На Зеленой Гане ему было проще. Там атмосферные условия и притяжение почти как на Земле. Да и зеленоганцы еще не изобрели подобных приборов. Им до развития цивилизации нужно пройти еще шесть ступеней, - заметил Тарас.
- А, между прочим, межгалактическая разведка нашла его там быстро. Но Зурибу Зара предупредил негуманоид, внедрившийся в галактическую экспедицию зеленоганцев, которая работала на Марсе. Он вошел без Специального разрешения в отсек главного пилота и прочел предупреждение о переходе на особый режим взлета и посадки звездолетов в связи с появлением чужака. Зуриба проник на грузовой корабль, отправлявшийся с оборудованием на спутник Зеленой Ганы. И оттуда его забрал звездолет берлитцев. А лже – геолога, конечно, обезвредили и отправили в дальнюю полусферу.
- Я не раз бывал на планетах дальних полусфер и видел бывших негуманоидов. Они ничем не отличаются по виду от нас. Но только уровень их духовного развития продолжает оставаться низким. Они забыли о зле под воздействием Элексида Добра, но остаются равнодушными людьми.
- На все время, дорогой Тарас! По крайней мере, они хотя пакости перестали делать гуманоидам, - Святослав надел на руку прибор ночного слежения. – Мне пора! Сейчас вызову пациента для Радомира. Пока он прилетит из Москвы, я вернусь сюда. Он связался по космовидеофону с генералом Андроновым:
- Товарищ генерал, жду Вас в условленном месте. Вылетайте.
- Я готов. Сейчас отправлюсь в Кубинку. Но у меня для вас неприятная весть – Катя заболела.
- Что с ней?! – заволновался Станислав.
- Высокая температура, катастрофически падает гемоглобин. Она без сознания…
- А Володя?!
- С ним все в порядке. Он говорит, что ее могут вылечить только альфалианские врачи.
- Да, в этом он прав. Я прошу Вас забрать Катю с собой. Здесь ей помогут. До встречи!
Тарас, слушавший разговор, участливо спросил: - Что, жена заболела?
- И тяжело, - вздохнул Святослав.
- Не волнуйся, Радомир быстро ее на ноги поставит!
- Дай-то бог! Послушай, Тарас, не забудь включить электромагнитное ограждение, пока я не вернусь.
- Хорошо, - Тарас направился к звездолету.
А Святослав взмыл в воздух и через минуту догналгруппу косморазведчиков, которые преследовали Зурибу Зара. Они отдыхали в посадке и наблюдали по прибору ночного видения за негуманоидом. Тот лежал на поляне в пятидесяти метрах от них. Анна представила Святославу Андрея и Сокмурта. Они быстро обсудили видоизмененный план дальнейших действий. Святослав сообщил косморазведчикам о тяжелом состоянии Кати. Анна сразу предложила ему остаться. Святослав колебался:
- Наверняка, мы уложимся до прибытия вертолета из Москвы…
- А вдруг возникнут непредвиденные обстоятельства, и ты задержишься?! –усомнилась Анна.
- Тогда давайте сделаем так, вмешался в их спор Андрей. – Мы отправляемся вслед за Зурибой Заром, доведем его до биологического тела, обезвредим и будем ждать тебя и Анну в институте. Вы приедете с Куликовым.
- Скорее всего, сделаем так: Анна и Куликов поедут сразу на его машине. А я доберусь сам, как только решу вопрос о лечении Кати.
Прибор ночного видения запищал по - комариному. Значит, Зуриба Зар отправился дальше. Андрей и Сокмурт взялись за руки, оттолкнулись от земли и исчезли в темноте ночи. То же самое сделали Анна и Святослав. Вскоре они опустились возле звездолета. Тарас откликнулся на их вызов по космовидеофону и тут же появился на поляне.
- Анна, побудь немного с Тарасом, а я навещу своих рыбаков у костра. Появишься, как только я тебя вызову, - заметил Святослав.
Анна кивнула головой. Тарас ликовал в душе: наконец-то, они побудут с Анной наедине. Святослав, невольно прочитавший его мысли, подумал: ’’Хорошая пара!’’.
Тарас и Анна остались вдвоем. Он подошел к ней и взял за руку.
- Аннушка, дорогая, наконец - то мы вместе! Я так ждал этой минуты.
- Я тоже, Тар! Но не думала, что это произойдет во время служебной командировки. Мне просто нельзя расслабляться сейчас, - она провела ладонью по его щеке.
Тарас перехватил руку. Анна поднялась на цыпочки и поцеловала его в губы: - Вот тебе ответ на вопросы электронной свахи!
- Поженимся в конце сезона?
- Да! Но еще предстоит объявить о помолвке.
-Мы сделаем это по возвращении на Альфу.
Анна засмеялась: - Я согласна. Но могу задержаться. Обстоятельства покажут, Тар.
- Что ж, подождем твоего возвращения. Мама обрадуется этомуизвестию. А у тебя есть родители?
- Конечно! Только мама живет здесь, на Земле. А я воспитывалась у отца на Альфе. Да ты его знаешь. Это Дуполис.
- Ты откуда знаешь, что мы с ним знакомы?! – удивился Тарас. – А впрочем , что я спрашиваю, - смутился он.
- Нет, нет, это совсем не потому, что у нас с отцом одна профессия. Простоя была у него, когда ты приходил.
- Но почему я тебя не видел в его кабинете?
- Янаходилась в смежной комнате. Но видела тебя хорошо!
- Как же так, дверь была закрыта?!
- А я подсматривала по космовидеофону, услышав за дверью знакомый голос.
- Ипочему не догнала меня, когда я вышел из кабинета?
- Просто не было времени: торопилась лететь на Венеру.
Тарас обнял Анну. Такони стояли до тех пор, пока не запищал космофон в кармане Анны. Она вздохнула:
- Мне пора! Жди меня, Тар, скоро вернусь, - и пошла по направлению к реке. Тарас провожал ее взглядом, насколько это было возможно. Потом затревожился и включил прибор ночного видения. Анна шла уверенно, как - будто бывала в этом лесу не раз. Только когда она подошла к костру, Тарас выключил прибор и вернулся в звездолет…
Святослав представил Анну Елохонову и Куликову: - Знакомьтесь, пожалуйста. Это Анна Дмитриевна, моя помощница. Кстати, Борис Игоревич, - обратился он к Куликову, - Вам, придется срочно отвезти ее в институт. А я доберусь попозже.
Скачков сел за руль и открыл дверь: - Пожалуйста, Анна Дмитриевна!
- Зовите меня просто Аня, - улыбнулась она, заняв место. – Борис Игоревич, Вы, что, меня не узнаете?! Мы с Вами познакомились прошлым летом в Москве у Вашего племянника Николая. Я приходила к нему с двоюродным братом Вячеславом.
- Нюрочка, неужели это Вы?!- удивился Куликов. – Вы так изменились и повзрослели! Коля говорил мне, что Вы уехали в длительную командировку, когда я справился о Вас. Я же Вам подготовил видеокассету с природойКаменной степи.
- Спасибо, Борис Игоревич! Она у Коли? Я заберу ее, как только вернусь в Москву.
Куликов уверенно вел машину, искоса поглядываяна девушку.Она сиялакакой-то неземной красотой. А когда Анна достала из кармана комбинезона прибор и заговорила на незнакомом языке, Борис Игоревич понял, что эта загадочная девушка занимается серьезными делами. Но спрашивать большеничего не стал.
Святослав и Елохонов еще некоторое время сидели у костра, беседуя об истории города Новохоперска. Святослав удивилглубокими познаниями истории. Если бы Елохонов не знал, что Сумин сотрудник госбезопасности, он бы принял его за ученого-историка. Некоторые факты, приведенные Святославом, поразили его. Елохонов не имел понятия о том, что было на месте Новохоперска во втором тысячелетии до нашей эры. А Святослав описал ему большой город Мокшан, некогда расположенный на берегу озера Ильмень.
- На этом месте, где мы сидим с Вами у костра, уважаемый Илья Леонидович, когда-то плескалось глубокое озеро. На горе располагался город радиусом в пятнадцать километров. Широкие улицы. Чистые, с белокаменными домами, причудливыми арками площадей, на которых били фонтаны. Скульптурные ансамбли были гармонично расположены по склону горы и заканчивались красиво оформленными гаванью и пляжем.
- Святослав Степанович, Вы так описываете город, будто были в нем, - недоверчиво улыбнулсяЕлохонов.
- Хотите посмотреть фильм об этом городе? У нас есть еще час на это, - и, не дожидаясь ответа, включил космовидеофон и запросилу дежурнойальфалианскогоБанка данныхфильм о городе Мокшан на Земле. Елохонов с изумлением слушал их разговор на странном языке. Он догадался, что перед ним – инопланетяне. Его это нисколько не испугало. Наоборот, было очень интересно и загадочно. Он смотрел фильм, стараясь запомнить его до мельчайших подробностей. Когда просмотр закончился, Елохин спросил:
- Святослав Степанович, Вы, очевидно, знаете историю не только нашей планеты?
- Безусловно, Илья Леонидович! Мы даже совершаемвозвращения в свои прошлые воплощения, чтобы понять досконально тот или иной отрезок времени.
- Как, например, период конца двадцатого века и начало двадцать первого на Земле?
- Возможно, и так, - ответил Сумин, дав понять собеседнику, что дальше разговор продолжать не следует. Да и в это время прибор показал, что через несколько минут над лесом появится вертолет из Москвы. – Так что,Илья Леонидович, давайте потрудимся: дадим сигналы приземления вертолету. Вы пройдите, пожалуйста вот с этой штучкой по тропинке направо, - он подал Елохонову маленькую коробочку со светящимся глазом. – Это лазерный прожектор.
- Такой маленький?!
- У этого ’’малыша’’ мощность тысячи ваших земных прожекторов. Нажмите только первую кнопку, но луч к себе не поворачивайте. Это небезопасно. Не бойтесь: боковая безопасность Вам обеспечена.
- А когда включать?!
- Вам сообщит об этом вот этот браслет. Это прибор ночного видения со звуком комариного писка. Но Ваш ’’комар’’ пищит грубее земного. Действуйте! Он быстро зашагал по тропинке, Ведущей направо к кустам на краю поляны. Святослав отступил метров десять влево и оказался на причале. Прибор запищал, он нажал кнопку лазерного прожектора. Мощный луч устремился в ночное небо. То же самое сделал Елохонов.
Вертолет появился темным пятном на фоне звездного неба и приземлился на поляне. Генерал Андронов спустился из него по стремянке. Сумин подошел к нему.
- Добрый вечер, генерал пожал руку Сумину и Елохонову. – Ну, что тут? Докладывайте!
- Все идет по плану. Преследуем, - доложил Святослав.
Из вертолета опустили носилки. На них лежала Катя. Командир вертолета включил внешнее освещение. Святослав склонился над женой. Ее глаза были закрыты, дыхание прерывистое.
- Катя, Катюша, здравствуй! – тихо произнес он.
Она лежала с закрытыми глазами и не реагировала на его зов. Прерывистый сигнал космофона заставил Святослава выключить прибор. Тарас предупреждал о выходе из звездолета врача Радомира и двух членов экипажа.
Святослав пошел им навстречу. Поздоровавшись, Радомир заметил:
- Святослав, разве так можно нервничать? Или ты забыл, что своим волнением подавляешь положительную энергию в организме? Ты же вредишь ей. Давай-ка я сейчас на полчаса определю тебя в Сад вечности на звездолете. Побудь в отсеке среди деревьев и растений родной Альфы.
- Хорошо. Но сначала осмотри жену, - попросил, Святослав и повернулся к Елохонову: - Илья Леонидович, пойдемте со мной. Они подошли к вертолету. Радомир осмотрел Катю и перевел взгляд на Святослава: - Ее необходимо поместить в капсулу и отправить на Альфу Ориона. Предстоит замена почти всех органов. – Он приложил к губам Кати маленький прибор, похожий на медальон. Прибор еле слышно зажужжал. – Сердце у нее крепкое, но оно долго не выдержит, если не помочь ей немедленно. Быстро доставьте ее в медицинский отсек, сделайте поддерживающую блокаду органов, - отдал он распоряжение своим помощникам. Катю тут же унесли в звездолет. Радомир повернулся к генералу:
- Простите, пожалуйста, что сразу не представился Вам. Врач Радомир.
- Генерал Андронов!
- Прошу, генерал, следовать за мной. Вас, немедля ни минуты, необходимо оперировать. Сумин передавал мне Ваши анализы. И они показали, что левая почка бездействует, а правая перегружена и тоже на гране срыва. Вам заменим левую почку. Согласны?
- Да! Но где взять донорскую почку?!
Она уже есть. Согласно, вашего диагноза.
- Она, искусственная?!
- Нет, почка настоящая. Но она клонирована, то есть, выращена согласно Вашему ДНК.
- Спасибо. Вопросов больше нет!
Святослав молчал и не вмешивался в их разговор. Он старался думать только хорошее, о предстоящей операции Кати и генерала. И в то же время он тревожился за сына. Ему нельзя было волноваться в период бурного роста. Он мысленно послал Владимиру свою ’’радугу любви’’. И тут же получил ответ: ’’Папа, не беспокойся. У меня все в порядке. Бабушка и дедушка расстроились из-за мамы. Я их лечу голубым лучом’’.
В звездолете Святослав, генерал Андронова и Елохонов из дезинфекционного отсека перешли в комнату психологической разгрузки. Святослав сопровождал их, чтобы Андронов мог адаптироваться, успокоится перед операцией, а насчет Елохонова у него появились кое-какие мысли. Андронов и Елохонов были поражены обстановкой комнаты. Они сели в мягкие кресла, в спинку которых были вмонтированы ультразвуковые массажеры. После массажа и выпитого коктейля из кукеравы генерал спокойно вошел в операционный отсек, а Елохонов остался, задремав. Святослав знал, что воздействие снотворного коктейля удержит Елохонова в состоянии сна столько времени, сколько нужно будет ему, и отправился в Сад вечности. Он встретил его благоуханием ногелии – сиреневого цветка с большими розовыми тычинками, которые свисали нежной вуалью. Альфалиане называли его фатою невесты. Святослав ласково погладил цветок и лег в гамак. Он подумал о Кате. И какое – то мгновение поток времени унес его далеко-далеко.
… Князь Святослав сидел в гридне за праздничным столом. Он принимал сватов из Киева. Звенели кубки с фряжским питьем: алканом и романеей, русским сыченым медом, гости произносили здравицы в честь князя, княгини и их дочери Ольги. Святослав улыбался, шутил, угощал щедро, а сам краем глаза наблюдал за княгиней Еленой. Несмотря на внешнее веселье ее глаза, были грустными. Она переживала за дочь. Ольганаотрез отказалась выходить замуж за киевского князя Мстислава. На его портрет, что привезли сваты, даже не взглянула. А смотрин невесты избежать было невозможно, иначе бы сваты приняли это за унижение достоинства киевского князя. Невесту должен был приветствовать племянник жениха князь Игорь. И вот уже зазвенели, литавры и глашатай княжеского двора объявил: ’’Княжна липовецская Ольга!’’. Дверь горницы отворилась – вошла невеста. Гул одобрения пронесся по гостевым столам. Вопреки этикетам других княжеств, где невесту белили и сурьмили так, что даже родители узнавали ее только по наряду и походке, Ольга была не накрашена.
Ее юное лицо сияло красотой и свежестью. Она плавно прошла по горнице, остановилась посредине, и низко поклонилась гостям. Навстречу ей шагнул князь Игорь. Он поклонился Ольге в пояс, принял от нее золотой кубок с вином, выпил его до дна и троекратно расцеловался с нею. Хор певчих грянул величальную в честь князя и княгини. Они пошли по кругу.
- Вот бы кого в зятья тебе, князь! – зашептал, склонившись к уху Святослава, его дядя по матери пронский воевода Глеб. – Видел я князя Мстислава. Ольга ему в дочери годится. Да и не сидеть ему на киевском престоле. Князь Олег не допустит брата. Он киевский стол для Игоря приготовил. Зачем принял сватов от Мстислава?! Пусть бы за Игоря сватали.
- А что теперь поделаешь, если Ольга отказалась выходить замуж за Мстислава, - вздохнул Святослав, любуясь молодой парой.
Заиграл рожок и невеста, притопывая каблучками красных сафьяновых башмаков, закружилась вокруг Игоря. Он встряхнул черными кудрями и пошел вприсядку перед ней.
- Эх, хорошая пара, князь! – продолжал нашептывать Глеб.
Действительно, Игорь и Ольга были красивой парой. Она: светлая, голубоглазая, с длинной косой почти дот пят. На щеках горел румянец почти такого же цвета, как лента в косе. Золотые подвески и гривна на шее – вот и все украшения, что пожелала надеть княжна на смотрины. Игорь был на голову выше Ольги, строен, широк в плечах и тонок в талии.
- А ты потяни с ответом-то после смотрин. Может быть, удастся расстроить все, - посоветовал Глеб.
- Так-то оно так. Только бы киевляне не обиделись. Воевать нам в лето никак нельзя. Урожай надобно снять, сено для скотины заготовить…
Святослав очнулся от жужжанья космофона. Его вызывали в медицинский отсек. Радомир подвел Святослава к прозрачной капсуле, в которой лежала Катя.
- Святослав, она приходила в себя после поддерживающих процедур. Хотела поговорить с тобой, но уснула. Теперь увидишься с ней на Альфе.
Святослав нахмурился, тревожась за жену. Но в душе он был спокоен, зная, что на его родной планете Кате вернут здоровье. Ему очень хотелось улететь вместе с ней. Но срочное задание центра межгалактической разведки без его помощи спецгруппа не могла выполнить. Он бросил прощальный взгляд на жену и вышел из звездолета.
Он нашел Елохонова на берегу реки. Недалеко стояла машина, возле которой молчали две фигуры. Елохонов спросил: - Какие указания будут дальше?
- Поезжайте в техникум. А я должен еще кое-что предпринять насчет гостя из Армении.
- Святослав Степанович, разрешите мне с Вами. Вот и машину я вызвал из Анны.
- Отпустите машину. Она нам не понадобится. Возьмите только рыболовные снасти.
- Как же так. Не пешком же идти, - растерялся Елохин.
Елохин недоуменно пожал плечами и подошел к машине. Святослав тут же связался с Андреем и Сокмуртом. Они доложили, что Зуриба Зар на подходе к Хорольской балке, преследование идет вплотную.
- Ждите. Скоро буду. Но я не один. Со мной землянин. Он нам поможет. У меня на этот счет есть кое-какие соображения. – Подошедшему Елохонову он подал свой рюкзак: - Надевайте лямки. У Вас есть наручники?
- Конечно. – Елохин достал двое наручников и протянул Святославу, - Вам понадобятся.
- Нет. Они понадобятся Вам, Илья Леонидович, скрепите одними лямки рюкзака, а другими пристегнитесь сбоку к моему ремню. Мы сейчас совершим с Вами небольшой полет. Завяжите капюшон куртки.
Елохонов пристегнулся – Святослав упруго оттолкнул от земли, и они поплыли над ночными полями, миновали Таловую, и также плавно опустились на берег пруда в Хорольской балке.
- Илья Леонидович, Ваша задача изображать ночного рыбака. Разводите костерок, закидывайте снасти. В Вашем распоряжение пять минут. Когда к Вам подойдет гость из Армении, ничего не предпринимайте, притворитесь, что задремали. Дрова для костра, возле мостика. Чиркните по ним вот этой электронной зажигалкой, они загорятся моментально. А я ухожу.
Святослав обогнул пруд справа и присел за поваленным деревом. К нему бесшумно подошел Андрей.
- Гость только, что вынырнул из пруда с конусообразным предметом в руках и возится в кустах. Сокмурт наблюдает за ним, - доложил Андрей. – Будем брать?
- Нет. Пусть уходит. Нам важно проследить, где он оставит сейф с биологическим телом Иллариона.
Вскоре Зуриба Зар вышел из кустов и твердой походкой направился к костру рыбачившего Елохонова. Святослав следил за ним в прибор ночного видения. Конусообразного прибора с Зурибой не было. Это значило, что он вошел в свое биологическое тело.
Из темноты вынырнул Сокмурт. Он огорчил сообщением, что не смог обнаружить конусообразный предмет в кустах после ухода Зурибы Зара. Лазерный щуп, примененный Сокмуртом при поиске, давал искаженные данные.
- По всей видимости, Зуриба включил прибор создания помех, - закончил Сокмурт.
- Отправляйтесь в поселок техникума к Станиславу Николаевичу Филатову. С ним договорено, что вы его гости из Москвы. Отдохните, выспитесь. По всей видимости, брать Зурибу Зара будем по обстановке.
После того, как Андрей и Сокмурт исчезли в темноте ночи, Святослав поспешил к рыбацкому костру. Елохонов и Зуриба Зар мирно беседовали.
- Ну, где тебя носит?! Я уже стал беспокоиться, - заговорил недовольно Елохонов, - тут клев такой, а он к своей знакомой ушел и с концами.
- Да, ладно, посидели с Зоей, поговорили всего пару часиков, - подыграл ему Святослав. – Я тут прямиком через поле. Чаю вскипятил?
- Конечно. – Елохонов подал Святославу кружку с чаем. – А Вы будете чай, - обратился он к Зарибе Зару.
- Нет. Спасибо. Я только что поужинал. Наш лагерь геологов не далеко от вас, у докучаевского колодца. Я пошел прогуляться перед сном, завернул на огонек. Что-то мне ваши лица не знакомы. Я в округе всех рыбаков знаю.
- Да мы пару дней назад в поселок техникума погостить приехали, - объяснил Святослав.
- Да?! – изобразил удивление Зуриба Зар, - а у меня там родственники, семья Туманянов.
- Во! А мы у Хариных рядом! – заулыбался Святослав. Я в техникуме с одной заочницей познакомился. Вот прогульнулся к ней.
- Дело известное, - подмигнул ему Зуриба Зар, - ну, ладно, мне пора, а то завтра к Туманянам нужно заглянуть, я как раз выходной.
Когда Зуриба Зар скрылся за деревьями, Елохонов удивленно спросил:
- А почему Вы его не взяли? Я бы помог.
- Не время, Илья Леонидович. Сейчас отправимся к Хариным, будем у них отдыхать. Анна уже там. А теперь давайте собираться.
- Что, снова небесным путем? – поинтересовался Елохонов.
- А Вам понравилось?
- Да, как сказать, - помялся Елохонов, немного непривычно.
Вскоре они опустились во дворе Хариных. Окна в доме были темные. Но под навесом им было постелено на диване и раскладушке. Святослав связался по космовидеофону с Тарасом:
- Что нового, Тар?
- Гостю из Москвы благополучно сделана операция. Его отправили на вертолете домой. За жену не беспокойся. Все будет нормально. Ждем ваш груз.
Святослав выключил прибор и закрыл глаза. И снова вихрь времени закружил его. Он ехал на лошади тихим шагом. Жеребец Яшаня то и дело оглядывался на хозяина – ему былонепривычно, что Святослав не натягивал удила, не подгонял его шпорами. И все потому, что за луку седла держался трехлетний внук Владимир. Им навстречу по ромашковому лугу шла княгиня Елена. Она взяла внука из рук мужа, приговаривая: «Ах, ты князь наш киевский Красное Солнышко!»
- От Ольги вестей нет, - вздохнул Святослав, спрыгнув с коня, и пошел рядом с женой.
- Что она там задумала воевать. Поладила бы с древлянами.
- Как будто ты не знаешь Ольгу. Она всегда с характером была. А после смерти мужа каменная стала. Все мысли отомстить древлянам за смерть князя Игоря.
- Да… Коротким было ее счастье. А уж пара-то, какая была. Я еще на приеме сватов от князя Мстислава поняла, что князь Игорь ее суженный. Ведунья Мава предсказала на их свадьбе, что недолго им быть вместе.
Из перелеска показался всадник на кауром жеребце. Он скакал наметом. Епанча и светлые кудри развивались на ветру. Неожиданно он натянул поводья. Конь встал на дыбы и остановился, как вкопанный. Княгиня Елена охнула от неожиданности: «Сынок, Володя, что же ты так. Можно и упасть!»
Соскочив с коня, Владимир расхохотался: «Матушка! Это ты моему племяннику скажи. Я же воин!» – Он схватил на руки Володю младшего и затормошил его. Племянник звонко смеялся!
- Ну, будут тебе, дай-ка мальца, - рассердилась Елена и отобрала внука.
Святослав только хотел обнять сына, вернувшегося из дальнего похода, как увидел степного орла над головой. Раздался клеток, и птица ринулась с высоты к нему.
- Орчик! - воскликнул Святослав и очнулся на диване под навесом во дворе у Хариных. Он почувствовал чье-то присутствие за кустами винограда и включил электромагнитное ограждение. Кто-то с глухим стуком упал на землю. Святослав выключил ограждение и шагнул к винограднику. – Я с Вами, Святослав Степанович, - поднялся с раскладушки, проснувшийся Елохонов Он включил фонарик, и они направились в виноградник. На дорожке лежал неподвижно Зуриба Зар.
- Вот это да! – удивился Елохин. Он же завтра днем собирался к родственникам! Что ему здесь нужно?! – Он стал на колени и приложил ухо к груди негуманоида. – Что это?! У него два сердца стучат!
- Не удивляйтесь ничему, Илья Леонидович, при встрече с жителями других планет и цивилизаций. Вы еще и биороботов встретите. Не раз. Их очень трудно отличить от настоящих людей. А теперь давайте отнесем гостя непрошенного во двор к Туманянянам.
Вскоре Зуриба Зар был уложен на топчан под раскидистой яблоней. Сумин и Елохин бесшумно выскользнули со двора Туманянов. И во время. Проснувшийся Суфрима Бок стоял на пороге открытой двери и никак не мог вспомнить, как оказался на топчане гость, спавший крепким сном. Он не узнал Зурибу Зара и никак не мог вспомнить, где он видел этого земляка. Потом махнул рукой и ушел снова в дом досыпать.
Сумин и Елохонов улеглись. Но сон не шел к Святославу. Он думал о Кате и Володе. Его беспокоило, где Зуриба Зар спрятал сейф с биологическим телом Лариона. Обдумывая тактику дальнейшего поведения, он защелкал кнопками электронной записной книжки. Незаметно рассвело. Лучи солнца заскользили по двору, отражаясь зайчиками в стеклах окон. Святослав задремал. Проснулся от петушиного кукареканья. Петух сидел на спинке кровати и во всю горланил. Скрипнула дверь. Во двор вышла Анна. Она была одета в сарафан и повязана косынкой. На альфе Ориона такого не увидишь. Там женщины предпочитают облегающие комбинезоны, на голове носят шляпы, шапочки разных фасонов. Вчера Анна была альфалианкой, а сегодня уже вполне земная женщина.
- Доброе утро Святослав! Тебе бы еще поспать. День будет трудным.
- Доброе утро, Анна! Ты фиксировала меня?
- Безусловно. Это приказ Центра. Мы не только поступили в твое распоряжение, но и обязаны охранять тебя. Андрей и Сокмурт у Филатова. А я фиксировала на приборах, пока вы манипулировали с Зурибой Заром. Ты что не заметил, как он дважды хватался за вакуумный пистолет. Он узнал тебя. А у него приказ уничтожить тебя. Я чуть его не разрезала его лазерным лучом, когда он подкрадывался к тебе из-за кустов винограда.
- Ну, ты меня обижаешь, - улыбнулся Святослав. Я не в таких переделках бывал.
- Но почему не включил электромагнитное ограждение?
- Я просто подпустил его поближе.
- Ладно. Ты предполагаешь, что я должна ближе познакомится, с Зурибой Заром?
- Безусловно. Нам необходимо забрать биологическое тело Лариона. И отправить его на Альфу. Но главная задача узнать, где спрятан контейнер с вирусом зла. А потом мы его нейтрализуем и отправим на какую-нибудь дальнюю полусферу.
Проснувшись, Елохонов с удивлением слушал альфалианскуюю речь. Анна повернулась к нему: - Доброе утро Илья Леонидович! После завтрака нам предстоит познакомится с Зурибой Заром. Для него Вы мой хороший знакомый,..
Кстати, как поживает Женечка?
Елохонов ещё больше удивился: - Аня, а вы откуда знаете мою жену!?
- Видите ли, Илья Леонидович, мы с Женей познакомились давно на уфологической конференции в Москве. Я тогда работала корреспондентом «Комсомольской правды» и брала у Жени интервью. Так и подружились. Разве вы не знаете, что ваша жена наш контактер?
- Да как сказать, - замялся Елохонов, - когда мы поженились, я был далек от этого. Вот сейчас, по долгу службы вникаю.
А Женя работает в издательстве у Дмитрия Владимировича Сабониса. Помнится, вы у него интервью тоже брали год назад.- Вы это знаете? - удивилась в свою очередь Анна, - а потом смутилась, - да что я спрашиваю, естественно, что такие люди, как Сабонис всегда в поле вашего зрения. - А про себя подумала: «Что он еще знает о том задании? Вряд ли догадывается, какую идею усовершенствования ракетного двигателя я внушила тогда Сабонису».
Святослав, работавший с прибором дальнего наблюдения, прервал их беседу: - Давайте завтракать и за дело. Сегодня мы должны завершить операцию с Зурибой Заром. Аннушка, позвони Борису Игоревичу Куликову. Пусть отвезет тебя и Илью Леонидовича искупаться на озеро.
Они только что закончили завтракать, когда приехал на своей машине Куликов. Он преподнес Анне букет полевых цветов:
- Вам, Анна, привет от Николая. Я вчера с ним разговаривал по телефону.
- Спасибо, Борис Игоревич, за цветы и за привет. - Она села рядом с Куликовым на переднее сиденье. Елохонов устроился сзади. Через некоторое время они были уже в Хорольской балке. На берегу озера рыбачили Суфрима Бок и Зуриба Зар. Зуриба, увидев Анну и Елохина, которые расположились на песке под пляжным зонтиком, подошел к ним.
- Вы сегодня с дамой, - обратился он с улыбкой к Елохину. Тот не успел ничего ответить, как Анна кокетливо повела головой и рассмеялась:
- Меня зовут Зоя. Я вчера вечером приехала погостить к нему. - Она кивнула на Елохонова. - А он на рыбалке был. Присоединяйтесь к нам. Повеселимся вместе. - Она включила плеер и под ритмичную веселую мелодию начала танцевать. Яркий купальник облегал ее стройную фигуру. Зуриба Зар закружился вокруг нее. Елохин незаметно нажал сигнальную кнопку прибора, который ему дал Святослав. Получив сигнал, Святослав извинился перед Хариным, с которым беседовал под навесом во дворе. Он прошел в виноградник, подпрыгнул и переключился на другое измерение, чтобы быть невидимым. Через минуту он завис над Хорольской балкой. Видя, как Зуриба Зар заинтересовался Анной, Святослав понял, что рыбка клюнула на собственную наживку. Зуриба Зар явно догадался, кто такая Анна и не собирался выпускать ее из поля зрения. Святослав мог действовать свободно. Он включил прибор поиска биологического тела Иллариона. На экране появился мостик через ручей, впадавший в озеро. Под ним светился яркий клубок голубого света. Это было то, что нужно. Святослав спустился к мостику, вытащил из ручья сейф, провел по нему лучом невидимости и взмыл ввысь. На лету вычислил параметры ждавшего его звездолета, который завис невидимый на высоте нескольких километров над землей. Щупальцы биоробота втащили его осторожно в отсек дезинфекции. Когда эта процедура была закончена, Святослав вошел в отсек, где ждали его Тарас и Радомир. Он передал Радомиру сейф с биологическим телом Иллариона. Тот ушел в медицинский отсек. Тарас спросил с волнением: - Как там Анна?!
- Все хорошо. Ты не беспокойся. Анна себя в обиду не даст. Она истинная дочь Альфы. А ты привыкай к ее работе. - Трудно представить ее в такой роли, - вздохнул Тарас. - Не знаю, сколько ждать ее придется. Мы же решили объявить о помолвке по возвращении ее на Альфу. Хотелось бы и тебя видеть на нашей помолвке. И твою жену тоже.
- Постараюсь быть. Очевидно, прилечу вместе с Анной. И Катя выздоровеет как раз.
Вошел Радомир. Он был озабочен. - Как Илларион? - спросил Святослав. - Он в шоковом состоянии после входа в свое биологическое тело. Я подключил прибор электромагнитной разгрузки. Через пару часов Илларион будет на ногах. - Хорошо. - Святослав поднялся, - Мне пора. Можно взглянуть на Катю? - Да, да, иди к ней. Она проснулась. Но только быстро попрощайся. Она еще слаба.
Когда Святослав вошел в отсек, где лежала Катя, она улыбнулась ему одними глазами. Святослав приложил палец к губам, наклонился и поцеловал жену: - До скорой встречи, любовь моя. Выздоравливай. И не бойся, что будешь лечиться на моей родной планете. За Володю не беспокойся. Он с дедушкой и бабушкой. Завтра и я буду с ним. - Катя устало закрыла глаза. Святослав еще раз поцеловал ее и вышел. Вскоре он завис уже недалеко от звездолета, который исчезал в синей дымке неба. Святослав подал сигнал Анне о благополучном отлете звездолета. Она в это время лежала на песке. Елохонов и Зуриба Зар купались в озере. Суфрима Бок продолжал рыбачить. Получив сигнал, Анна выключила плеер, перевернула его и включила потайную кнопку. Тонкий луч мощной по плотности энергии парализовал, выходившего из воды Зурибу Зара. Он зашатался и рухнул на песок. Елохонов и Суфрима Бок подняли его и положили на траву в тени. Зуриба Зар был без сознания. Анна подошла к машине, гдедремал Куликов, достала из своей сумки аптечку. - Сейчас я приведу его в чувства. Только один укол. Принесите подушечку из нашей машины, - обратилась она к Суфриме Боку. Пока негуманоид не вернулся, Анна быстро сделала укол эликсира добра в ладонь Зурибе Зару. Вернувшийся Суфрима Бок начал поднимать голову Зурибе Зару. В это время он открыл глаза и сел: - Что это со мной? Почему я упал? - У тебя был солнечный удар, Зорик, - участливо сказал Суфрима Бок, - пойдемка домой. - Что вы! Борис Игоревич отвезет вас, - воскликнула Анна, - а я провожу, мало ли что! Я же медик.
Куликов молча, подъехал к ним и помог посадить в машину Зурибу Зара. Анна и Суфрима Бок сели сзади. Елохонов остался на берегу. Он ждал появления Святослава. И он не заставил себя долго ждать, вышел из-за кустови сел под зонтик к Елохинову.
- Все прошло отлично, - доложил Елохонов. - Анна - молодчина!
- Я и не сомневался, что вы сделаете, как надо.
- Да я то что, только присутствовал.
- А без вас Зуриба Зар мог убить Анну. Он то знал, кто она на самом деле.
- Вот как?! - удивился Елохонов. Но от расспросов воздержался. Раз начальство не объяснило этот факт, значит, ему не положено было знать.
- За проведенную операцию я буду ходатайствовать о присвоении вам, Илья Леонидович, досрочно звания генерал-майора и назначении вас начальником Центра практики космических разведчиков.
- Спасибо. Постараюсь оправдать ваше доверие.
- Даю вам неделю отдыха. А потом милости просим в Москву. Там обстоятельно поговорим о плане работы. Кстати сказать, вашу жену мы тоже берем в штат Центра. Ее контактерские способности пригодятся вам в работе с будущими космическими разведчиками. Тем более, что Евгения Сергеевна, давно работает у нас внештатно. Директор научно-исследовательского Центра Ноокосмологии Подлесный включил ее в список пятидесяти лучших контактеров.
- Признаться откровенно, я не очень-то верил в контактерство. А Женя, очевидно, просто не хотела мне навязывать своего мнения.
- Придется теперь наверстывать. Не исключено, что будет возможность побывать и на других планетах дружественной цивилизации. - Святослав посмотрел на часы, - что-то Борис Игоревич задерживается. Пойдемте - ка ему навстречу.
Они пошли по проселочной дороге вдоль посадки. В полукилометре увидели «Жигули» Куликова. Борис Игоревич менял колесо. Они помогли ему закончить работу и вскоре оказались на площади перед административным зданием научно-исследовательского института имени Докучаева. Куликов повел их к своему гаражу, где стояла машина Елохонова
- Илья Леонидович, я проверил Вашу машину, - Куликов подал Елохонову ключи от «Волги».
- Спасибо, Борис Игоревич. Нам это весьма кстати, пора ехать. Анна и Андрей остаются пока в поселке техникума. Не забывайте их. Мы Вам признательны за помощь, - Святослав пожал руку Куликову. Елохонов присоединился к нему.
- Служу России. И не стоит меня благодарить. Я обязан был это сделать. Это же как на войне. Родину надо защищать, - серьезно ответил Куликов.
В Воронеже Святослав пробыл полдня. Сначала он пообедал у Елохоновых. За обедом поговорил с Евгенией Сергеевной, которая приняла свое новое назначение философски: - Раз надо, буду работать. Трудновато будет мне сработаться с Ильей Леонидовичем.
- Это почему же? - удивился Елохонов.
- Да потому, что ты мне не раз доказывал, как сторонник взглядов Святослава Федорова, свое неверие в контакт.
- Ну, это когда было! - обиделся Елохонов - Я теперь на эти дела по-другому смотрю.
- Не сердись, Илюша, - Евгения Сергеевна, ласково погладила мужа по руке.
Святослав, чтобы разрядить обстановку, предложил:
- Евгения Сергеевна, а что у вас новенького пришло из Банка данных?
- Есть кое-что о птичьем гриппе. Вот, почитайте. - Евгения Сергеевна подала Святославу тетрадь с записями контакта. Тот прочитал и передал Елохонову:
- Что получается, Илья Леонидович. Не птицы виноваты. А сами люди. Даже не они, а плохая экологическая обстановка. При этом происходит мутация клеток в человеческом организме, которые гасят простудные заболевания. Они перестают защищать человеческий организм. Появляется вирус, который человек, ухаживающий за птицами, передает им с кормом и при общении. В крови человека антитела, содержащие вирус, гибнут через семь дней. У птиц же нет иммунитета, поэтому и падежпроисходит. Подготовьте докладную записку Подлесному, Евгения Сергеевна, а ее копию отдайте Илье Леонидовичу.
После обеда Святослав и Елохонов поехали в управление ФСБ по Воронежской области. Оформили документы на перевод Елохонова в Москву. Это заняло около часа. Когда они вышли из управления, день уже склонялся к вечеру.
- Так вы поездом до Москвы? - Я отвезу вас на вокзал.
- Нет, Илья Леонидович, своим ходом, - улыбнулся Святослав, - уж очень по сыну и родителям соскучился. Отвезите меня за город.
Елохонов остановил машину на берегу Дона. Пока догорал закат, они присели на траву, наслаждаясь прохладой, веявшей от реки. На другом берегу горел костер. Рыбаки варили уху. Ветер доносил ее пряный запах.
- Вот бы порыбачить! - вздохнул Елохонов.
- Зачем вы, земляне, едите рыбу? - пожал плечами Святослав. - Это все равно, что откусить от своей руки. К тому же поедание и рыбы, и мяса животных, смертельно опасно. Человеческий организм омертвляется постепенно, укорачивается срок жизни.
- А что поделаешь?! Не мы же начинали их есть. Наши предки виноваты, Святослав Степанович.
- Это не совсем так. Просто в ледниковый период Земли съедобной растительности было меньше. Поэтому земляне стали так питаться. И теперь уже трудно вернуться назад. Хотя вегетарианцы есть и среди землян.
Когда на небе показалась первая звезда, Святослав встал: - Ну, мне пора. До встречи в Москве, Илья Леонидович. - Счастливого пути!
Святослав разбежался, подпрыгнул и вскоре исчез за облаками.


Мне нравится:
0
Поделиться
Количество просмотров: 40
Количество комментариев: 0
Рубрика: Литература ~ Проза ~ Фантастика
Опубликовано: 29.03.2018




00
Есть вопросы?
Мы всегда рады помочь!Напишите нам, и мы свяжемся с Вами в ближайшее время!

1 1