Чтобы связаться с «Борис Голубов», пожалуйста, войдите или зарегистрируйтесь.
Борис ГолубовБорис Голубов
Заходил 1 день назад

Пиджак

Здесь не про решительность, когда снимают наброшенный
пиджак. Не про потертость в локтях. Не про качество одежды.
Пиджаками называют армейских офицеров, которые не
окончили военного училища. Просто, после гражданского высшего
учебного заведения, их специальность оказалась востребована в армии.
Отличаются культурой общения, речи, стеснением при управлении
подчиненными, тихим голосом, лишенным резких, командных нот.
Тяготятся строевой подготовкой и иным формами муштры. Службу, по
специальности, знают, но никакой боевитости и уверенности в правоте
своего дела. Хорошо с ними служить. Но встречаются, иногда, личности
уникальные.
Воинский путь начальника базы Степана Семеновича Потапова
аналогов не имел. Учился он в техникуме. Через два года учебы призвали
служить. Вернулся. Доучился. И подался в прапорщики по своей
специальности. Заключил контракт на пять лет. Пока служил, заочно,
получал высшее образование по привычному делу. Контракт
закончился. Получил диплом инженера и два года работал.
Но оплата труда в гражданской жизни с военной настолько не
соответствовала, что пошел в военкомат, в третий раз вернувшись
к военной службе. Более покидать ее не собирался, дослужившись
до начальника базы в крупном гарнизоне и звания подполковника.
Дело знал в совершенстве и также совершенно не ладил с
людьми. Говорил обрывками фраз, перескакивая с одной мысли на
другую. Понять можно было лишь с полуслова, но таких были единицы.
Если не понимали, сразу раздражался, переходя на ругань. Ругался
плохо, непонятно. Матерную речь употреблял неправильно, хоть
обучай. Выглядело смешно, и от этого злился еще больше, наливаясь
синевой, как баклажан.
Когда попадал под разнос начальника гарнизона, выглядел
побитой собакой, лишенной какого-либо достоинства. Ни на один вопрос
ответить не мог. Начальник, сам того не замечая, с ругани переходил
на смех. При этом, забывая, за что ругал.
Будучи человеком с чувством юмора, на следующий день,
после подобного разбора, он составил рейтинг глупости командиров
подчиненных частей и своего ближайшего окружения. Единицей
измерения был «потап». Начальник штаба имел один потап,
начальник тыла и командир автомобилистов по два потапа. Рейтинг
самого Потапова был наивысшим – четыре потапа.
Пока работал с техникой на базе, даже польза была. Но
порой, как всякого начальника, неудержимо тянуло к людям.
Особенно, в понедельник, после еженедельного строевого смотра.
Входила в состав базы рота обслуживания техники. Офицеры, прапорщики,
солдаты по призыву. Было с кем и кого.
На смотре выявили проверяющие всякую мелочь. У кого пятно
на штанах, сапоги не так сверкают, нитки в иголке короче положенного,
подворотничок пришит на пару миллиметров выше или ниже. А на
знании должностных обязанностей, при желании, всегда «завалить»
можно. Хорошо отработали проверяющие.
Посмотрел начальник гарнизона на командиров частей и
руками развел. Займитесь, говорит, повседневной жизнью подчиненных.
Вот Потапов и решил заняться.
После смотра, в казарме, все матрацы с коек сбросил, тумбочки
с личными вещами солдат опрокинул, имущество химзащиты раскидал.
Потом к строю роты подошел, разразился бранью, смыслом которой
было то, что кроме него, никто служить не хочет, лентяи и дармоеды.
Умственные способности подчиненных ниже плинтуса опустил. Приказал до
обеда строевой подготовкой заниматься.
Строй, молча, выслушал. Командир роты, Алексей Сергеевич
Кузьмин, в звании капитана, дал указание командирам взводов
организовать наведение порядка и предложил начальнику пройти в
канцелярию. Тот, невнятно бормоча невысказанные претензии,
по-хозяйски зашел и уселся за стол командира роты.
Кузьмин закрыл дверь. Начальник, по привычке, буркнул, что
совсем распустились, как осекся и съежился под прямым и жестким
взглядом ротного.
- Это мой дом, - медленно и внятно произнес Алексей Сергеевич. –
Я не позволю его рушить. Недостатки устраним к вечеру. Время
строевой подготовки закончилось. Расписание занятий нарушать нельзя.
Сейчас устраним последствия разгрома. Затем занятие по физической
подготовке под руководством командиров взводов. Пусть солдаты
спустят пар ненависти, которую Вы у них сегодня вызвали. Потом,
заместитель по воспитательной работе проведет занятие по общественно-
государственной подготовке, где восстановит психологическое
здоровью коллектива, урон которому Вы нанесли. Такой порядок
действий. Разрешите выполнять?
Стало стыдно и совестно. Иной мог возмутиться, но Потапов был
пиджак, и некоторые понятия порядочности брали верх над видимым
нарушением формы. Почему-то, захотелось снова стать лейтенантом,
в подчинении такого командира, как Кузьмин.
- Извините, - вырвалось само собой.
Ротный лишь кивнул в ответ.
До обеда начальник оставался в роте. Видел, как взводные
старательно обучают солдат на физической подготовке, а в действиях тех
отчаянное упорство и желание сбросить негатив. На общественно-
государственной подготовке, рассказывая о Курской битве, заместитель по
воспитательной незаметно перевел разговор на тему взаимоотношений
между людьми. Говорил об ответственности за обстановку в коллективе,
независимо от раздражающих внешних факторов, естественных, как
явления природы. Уже вечером, придя домой, Потапов сообразил,
что он и есть для роты - внешний фактор. Едва не разрушивший
основу службы, воинский коллектив.
Хороши мои офицеры, подумалось с гордостью, и солдаты неплохие.
С такими, даже, у такого, как я, дело пойдет.
- Как? - спросил ротного заместитель по воспитательной после
занятий.
- Нормально, - пожал плечами Кузьмин. - Другого бы со злости
разорвало, а наш сразу понял. Одно слово – пиджак.


Мне нравится:
0
Поделиться
Количество просмотров: 8
Количество комментариев: 0
Рубрика: Литература ~ Проза ~ Рассказ
Опубликовано: 25.05.2020




00

Есть вопросы?
Мы всегда рады помочь! Напишите нам, и мы свяжемся с Вами в ближайшее время!
1 1