Чтобы связаться с «Докторфилиус», пожалуйста, войдите или зарегистрируйтесь.

Его «Зелёная душа»

Владимир Акимов

«Малышка-ветерок» — это надо почувствовать в туркменской удушающей ночи. Выразить, записать возможно точно, это своё, именно своё, а значит, единственно подлинно существующее.

В первой повести «Зелёная душа», которая и станет основным предметом нашего рассмотрения, четыре главных героя, четыре медика-лейтенанта, прибывающие к первым своим местам службы: Валерий Зотов, Сергей Берсеневич, Владимир Ципля и незадачливый Рустам Гумеров, оказавшийся военврачом на границе, в общем-то, случайно — пошёл служить вместо старшего брата, так уж сложились их семейные отношения. Так сказать, три мушкетера и Д′Артаньян. Но на этом сходство и кончается: никаких впечатляющих дуэлей, погонь и прочей лихости. Если дуэль, то только со смертью. За жизнь. И не всякий раз она кончается победой героя. Как и в жизни. К нашему горю и печали. Никуда от этого не деться.

Сначала, кажется, что немного длинновато, немного слишком подробно о каждом герое, что настоящий сюжет начнется вот-вот, когда все четверо встретятся, тогда и закрутится основное действие. Но, читая, понимаешь, что авторская композиция иная, она именно в подробностях каждого, в его действиях, поступках, в его личной жизни, служебных заботах.

Герои Валерия Завирохина встречаются, расстаются — ведь их ведёт военная, пограничная судьба, полная тревог, неожиданных вызовов к страждущему помощи: будь то раненый боец, обгоревшая девочка, ставшая жертвой несчастного случая, или умирающий мальчишка с той, афганской стороны Пянджа.

Особой заботой автора в каждом из рассказов о своих героях становятся курсантские будни, веселые и грустные минуты становления будущих военных врачей. В этом видится определенный авторский приём, который позволяет Валерию Завирохину ещё пристальнее вглядываться в дорогих ему людей, подмечать чёрточки характера, что найдут своё развитие в дальнейшем. Ведь как познается характер, что в жизни, что в литературе? Через действие. Характер — есть действие. А в высоком выражении действия — поступок. Тогда характер уже читается явственно.

Ткань прозы Завирохина насыщена действием, следовательно, характерами. Но не только. Вернемся к «малышке-ветерку», с которого мы начали. Валерий Завирохин, на мой взгляд, обладает несомненным даром ярко и в то же время лаконично, ёмко, образно живописать природу как среду действий героев, то прекрасную и дружественную, то враждебную человеку. Он ничего не выдумывает, а просто хочет, чтобы читатель заметил то, что видел он сам...

«Солнце незаметно скатилось к самому горизонту, и скорый поезд... постепенно вполз в густую тень, словно змея в песчаную нору. В поднебесье засияли южные созвездия».

«Всё вокруг густо окуталось тьмой. Густой, чёрно-фиолетовой. Небесный свод, усыпанный яркими звёздами, казался бескрайним. Горячий и тягучий, словно патока, воздух, напоённый ароматами южных трав, дурманил сознание».

«Доклад он слушал невнимательно — мешали комары. Володя нещадно колотил себя по щекам и шее, стряхивал раздавленных насекомых, вытирал платком окровавленные пальцы, пытался унять зуд, смачивая места укуса слюной. А тут ещё бабочки, которые сотнями кружились в конусе света электрической лампочки, висящей над его головой, — с их крыльев сыпалась какая-то белая труха, въедающаяся в ткань мундира, и к концу доклада Ципля стал похож на заправского мукомола».

«За полночь на Чашм-Дару опустился Господин Мороз и напал на доктора, идущего по тропинке. Он невидимой рукой щипал ему уши, чем-то холодным и острым жалил щёки и голую шею, предательски забирался под полушубок. Несладко было и пограничникам, укрывшимся в ячейках, отрытых в каменистом грунте и накрытых двумя-тремя слоями брезента. Не спасали ни тулупы, ни печурки, сооруженные умельцами из консервных банок».

Вот именно такие точные детали человеческих взаимоотношений щедро рассыпаны автором по страницам сборника:

«Завтра вас будут инструктировать до слёз», — обещает доктору Ципле заместитель начальника штаба.

«Слёзы — верный признак достаточности влаги в организме...» — глядя на плачущую жену, думает Берсеневич.

«Я же вчера всех предупреждал: в пять утра нас неожиданно поднимут по тревоге!»

«В пузатенькой колбочке, на дне которой сдохла корочка мандарина, ждал своей очереди неестественно золотенький медицинский спирт».

Не буду пересказывать перипетии сюжетных линий, которые развиваются драматически, порой заканчиваются трагедией, скажу лишь об интонации авторского повествования, чуть ироничной, неброской, можно сказать, почти будничной, обыденной, но в этом её сила. Сила убеждения, что всё рассказанное — правда, так оно и было. Поэтому совершенно неожиданно звучат последние шесть строк в «Приключениях доктора Валеры»: «...обнаружил в почтовом ящике открытку следующего содержания:

«Многоуважаемый доктор!

Редакционная коллегия журнала прочла ваши рассказы и пришла к мнению, что все они выдуманы, изложены провинциальным языком и не заслуживают читательского интереса. К великому сожалению, опубликовать их в журнале нет никакой возможности.

С глубочайшим уважением — главный редактор...»

Первой моей мыслью было — именно это и есть выдумка! Но потом решил (неспроста ведь эти строчки имеют собственное название «Почта — последнее средство связи...»), что подобное подозрение ставит меня на одну доску с упомянутым бесфамильным редактором. Чего бы мне очень не хотелось. Не понял он ничего. Не почувствовал. Не прочувствовал. Значит, не дано. А вот кресло ему дали. К сожалению.

Лаконична справка об авторе на обложке: «Врачебное образование получил в Военно-медицинской академии имени С. М. Кирова. Служил в Среднеазиатском пограничном округе врачом пограничного отряда, старшим ординатором окружного госпиталя. С 1980 по 1985 год неоднократно выезжал в Афганистан для оказания медицинской помощи раненым и больным пограничникам...

Как много сказано этими незатейливыми, официальными словами. Для тех, кто понимает.

Итак, перед нами новая, своеобразно сложенная проза. Жаль, конечно, что книга набрана таким мелким, утомляющим шрифтом. Понятно — дело в деньгах. Но — жаль. Тот, кому повезёт прочитать эту небольшую книгу, познакомится с новым, своеобычно одарённым автором, продолжающим славную традицию русских врачей-писателей: Антона Чехова, Викентия Вересаева и Михаила Булгакова. Пожелаем же Валерию Алексеевичу Завирохину добра и удачи. В жизни и на творческом пути. Дай Бог!


Завирохин, Валерий Алексеевич. Зеленая душа ; Непридуманные истории ; Пянджский меридиан ; Легенды седого Рифея / Валерий Завирохин. - М. : Граница, 2003 (ООО Печ. салон Граница). - 261, [2] с. : ил.; 21 см.; ISBN 5-86436-329-4 (в обл.)Произведения Завирохина Валерия Алексеевича - полковника медицинской службы, многие годы прослужившего в пограничных войсках, посвящены будням медиков-пограничников.Филологические науки. Художественная литература -- Российская Федерация -- Русская литература -- с сер. 50-х гг. 20 в. -- Произведения художественной литературы -- Художественная проза -- Романы. Повести. Рассказы.




Мне нравится:
0
Поделиться
Количество просмотров: 15
Количество комментариев: 0
Метки: Зелёная душа, рецензия, Владимир Акимов
Рубрика: Литература ~ Разное ~ Литературная критика
Опубликовано: 04.10.2017




00



1 1