Чтобы связаться с «Докторфилиус», пожалуйста, войдите или зарегистрируйтесь.

Телефон — первейшее средство связи, а почта — последнее...

В один из непогожих дней прошлого века, когда в незакрытую с летней поры форточку служебного кабинета начали залетать первые снежинки, мне позвонил главный редактор журнала широко известного в узких кругах:

— Уважаемый доктор, вы получили гонорар за прошлую публикацию? Если получили, то предлагаю сочинить несколько рассказов, отражающих невидимую обывателю работу военного врача. Пусть это будут медицинские хохмы, словом, были и небылицы об эскулапах. Торопить вас не смею, но для творческого разгона считаю месяц сроком вполне приемлемым.

Пока мои натруженные мозговые клетки продуцировали аминокислоту, нужную для запуска речевого аппарата, слуховой анализатор, захлёбываясь от переизбытка другой аминокислоты, уже передавал гудки, доносящиеся из эбонитовой трубки телефонного аппарата.

«Какие такие хохмы и небылицы? — минут через десять возмутился я. — У нас, военных врачей, сплошная уставная рутина, узаконенная приказами и прочими инструкциями, порождёнными премудрым начальством, проще говоря, суровые медицинские будни. Вся наша жизнь течёт исключительно по строжайше заведённому порядку: совещание, конференция, консилиум. К исходу дня от таких хохм плакать хочется…»

Нетушки, никакой заказной писанины не будет, решил я и отправил просьбу главного редактора в подсознание, словно ненужную бумаженцию в ящик стола. Увы, но такова участь всех подобного рода бумаг, а их каждый день несут мне во множестве. Кладу, кладу бумажку за бумаженцией, глядь, а ящик-то полнёхонек. Приходит санитарка, складывает их в мешок и несёт в «крематорий», где они превращаются в дым и пепел.

С ненужными мыслями дело обстоит по-другому. Копятся, копятся они внутри черепа, а когда переполняют клетки мозгового вещества, то начинают просачиваться в сознание. О просьбе главного редактора журнала я вспомнил месяц спустя на совещании, где маститый доктор критиковал юного эскулапа за некое отступление от врачебного канона. Парочка сакраментальных фраз, произнесённая корифеем, подвигла меня сесть за клавиатуру компьютера и надолго забыться в пиитическом дурмане.

Завершив описание похождений доктора Валеры, и распечатав их на мелованной бумаге, кою по случаю приобрёл в лавке, я вложил в конверт листки своего сочинения и сопроводил его нижеследующим письмом:

«Уважаемый главный редактор!

Памятуя о давнишнем обещании, шлю заказанные вами рассказики о приключениях моего знакомого доктора, произошедшие с ним на службе в приграничье, кои, по разумению своему, озаглавил так: «Лекарь», «Странная арифметика», «Лунатик», «Ученик коновала» и «Скучная история». Если их соблаговолят опубликовать на страницах журнала, то прошу вас послать причитающийся мне гонорар на деревню Голицыно, в коей я по сию пору проживаю...

С полнейшим почтением и нижайшим поклоном доктор медицины М».

Распечатав сочинение на самой лучшей бумаге, какую только удалось достать в деревне, я выключил попахивающий палёной резиной компьютер и отправил по почте пакет в редакцию, а через полгода обнаружил в почтовом ящике казённое письмо следующего содержания:

«Многоуважаемый доктор медицины!

Редакционная коллегия обсудила ваши рассказы и единодушно пришла к мнению, что они не заслуживают читательского интереса и не могут быть опубликованы на страницах нашего журнала.

С совершеннейшим почтением главный редактор...»


© Валерий Завирохин



Мне нравится:
0
Поделиться
Количество просмотров: 15
Количество комментариев: 0
Метки: телефон, почта, средство связи
Рубрика: Литература ~ Проза ~ Рассказ
Опубликовано: 02.10.2017




00



1 1