Чтобы связаться с «Докторфилиус», пожалуйста, войдите или зарегистрируйтесь.

Странная арифметика

Капитан Корнеева, стоматолог с солидным стажем, и лейтенант Валера, начинающий врач, приехали на Энскую пограничную заставу.

Доктор Валера расположился в Ленинской комнате, достал из портфеля фонендоскоп и тонометр, блокнот для записей и приступил к таинству диспансеризации, о которой имел поверхностные представления, потому что в медицинском институте, они её, родимую, не проходили. Бойцы шли на приём охотно, ибо доктор Валера действовал безболезненно. Производимые им выстукивания, выслушивания и пальпация порождали лишь щекотку у особо чувствительных индивидов. Пока доктор Валера священнодействовал над телом очередного пациента, его органы чувств, натренированные за годы учёбы, продуцировали соответствующие импульсы головному мозгу, а речевой аппарат совершенно автоматически выдавал заключение: «Здоров!»

Начальник заставы, выпускник известного пограничного училища, как истый джентльмен, расположил капитана Корнееву в канцелярии заставы. Она же, на стерильной простыне, раскинутой поверх командирского стола, разложила замысловатой конфигурации щипцы, специальные зеркальца, зубные боры, шпателя, шприцы с иглами, стамески и увесистый молоток, а на стол замполита поставила портативную бормашину и множество всяких флакончиков и коробочек.

Закончив приготовления, Корнеева со всей капитанской строгостью обратилась к начальнику заставы:

— Товарищ старший лейтенант, потрудитесь представить на мой стоматологический осмотр весь личный состав — это первое. Второе, никаких срочных выездов на границу и «тревожных групп». Имейте в виду, молодой человек, все ваши пограничные уловки я знаю наизусть. Так что не надейтесь — увильнуть никому не удастся!

Сценарий зубоврачебной диспансеризации, которому следовала доктор Корнеева, состоял из двух премудрых действий: предупреждение болезней и санация ротовой полости. Оба действия неизменно, либо с незначительными отклонениями, выполнялись, как только очередной страстотерпец являлся в канцелярию и усаживался на табурет, вплотную придвинутый к стене.


Первое действие всегда начиналось тривиально:

— Откройте рот. Шире, ещё шире, — приказывала капитанша. — У вас же кариес, донельзя запущенный кариес! Почему не бережёте зубы, товарищ пограничник? — спрашивала она у насмерть перепуганного, покрывшегося испариной бойца.

Удовольствовавшись результатом, капитан Корнеева обращалась с грозной тирадой к начальнику заставы:

— Товарищ старший лейтенант, почему на вверенной вам заставе не проводится профилактика кариеса? Ах, нет зубных щёток и пасты? Так купите. Разве это сложно? Немедленно поезжайте и купите.

Доведя себя до рабочей кондиции, капитанша надевала стерильные перчатки и начинала нервно перебирать разложенные инструменты. Наконец, обнаружив нужный бор, она вставляла его в наконечник бормашины и начинала рассверливать поражённый зуб. От ужасного свиста и скрежета в канцелярии дрожали стекла и руки несчастного пограничника, сидящего с выпученными глазами и широко разинутым ртом, из которого струился сизый дымок с отвратительным запахом жжёной кости. Завершив процесс сверления, Корнеева, с несвойственным даме остервенением, замешивала пломбировочную массу, отчего предметное стекло издавало пронзительный звук, отдававшийся нестерпимой болью даже в здоровых зубах начальника заставы. Завершив починку, Корнеева приступала к процессу вырывания разрушенного зуба. Виртуозно вколов в нужную точку новокаин и выждав положенное для наступления анестезии время, накладывала на оставшуюся часть коронки щипцы соответствующей конфигурации и махом извлекала разрушенный зуб. Если коронка под щипцами рассыпалась, то в ход шли зубило и молоток.

Второе действие заканчивалось грозным предупреждением:

— Два часа не курить и не принимать пищу!

Солнце было в зените. Зелёная травка и редкие кусты, произрастающие на склонах пологих гор Копетдага, уже давно высохли от ночной росы, а капитан Корнеева удосужилась санировать только половину личного состава. Напротив, доктор Валера давно осмотрел всех бойцов, сделал положенные записи в медицинских книжках и, сидя в тенистой беседке, мучился от вынужденного безделья. Он докуривал четвёртую или пятую сигарету, когда в канцелярии наступила гробовая тишина, и на крыльцо вышел бледный как смерть начальник заставы. Он усердно натирал виски марлевым шариком, пропитанным нашатырём, и прикладывал его к посиневшему носу. Вероятно, многократно повторяемое второе действие, а именно манипуляции с зубами любимого личного состава довели начальника заставы до одурения.

За обеденным столом капитан Корнеева поинтересовалась:

— Как ваши успехи, доктор?

— Осмотрел двадцать восемь человек — все здоровы.

— Уважаемый коллега, вы на обед не заработали! В отличие от вас, — с апломбом заявила капитанша, — я потрудилась на славу. Счёт три к одному в мою пользу!

«Однако странная получается арифметика, — подумал доктор Валера, — Если у бойцов все зубы в наличии, то капитанша осмотрела 896 штук, если нет — то меньше. Тогда сколько я провёл физических исследований? Органы, которые пальпировал, выстукивал и выслушивал, — непарные, за исключением лёгких. Получается 196 плюс пальпация пульса и измерение артериального давления. Итого — 280 исследований. Почти три к одному».

— Товарищ капитан, — обратился доктор Валера к Корнеевой, — просто поразительно, как вы, почти не задумываясь, произвели подсчёты и выявили победителя в нашем негласном соревновании!

— Это соотношение, известное каждому стоматологу, проводящему санацию ротовой полости. Считайте сами. Я удалила семьдесят два зуба и двадцать четыре запломбировала. Получилось три к одному.

— Простите, товарищ капитан, но почему счёт в вашу пользу?..


© Завирохин В.А., 2003
© Издательский дом «Граница», 2003
ISBN 5-86436-329-4


Мне нравится:
0
Поделиться
Количество просмотров: 23
Количество комментариев: 0
Метки: арифметика
Рубрика: Литература ~ Проза ~ Рассказ
Опубликовано: 29.09.2017




00



1 1