Чтобы связаться с «Докторфилиус», пожалуйста, войдите или зарегистрируйтесь.

Шапиров, Борис Михайлович

Шапиров Борис Михайлович

[24 ноября (7 декабря) 1851 — 20 июля (2 августа) 1915]


Первый санитарный инспектор Отдельного корпуса пограничной стражи (ОКПС) с 1896 по 1912 годы, председатель лечебной комиссии Главного управления Российского Красного Креста, доктор медицины и хирургии, лейб-медик Двора его Императорского Величества, действительный тайный советник и кавалер ордена Александра Невского

Начало биографии

После окончания в 1874 году медицинского факультета Императорского Киевского университета Святого Владимира, поступил на службу врачом в уездном городе Сапожок Рязанской губернии. Затем, в течение двух лет проходил научное усовершенствование в Императорской медико-хирургической академии и одновременно стажировался в должности младшего ординатора при клинике внутренних болезней профессора Э.Э. Эйхвальда.

Во время Русско-турецкой войны 1877-1878 годов Шапиров служил в действующей армии в должности старшего врача Вологодского, а затем Оренбургского подвижного госпиталя Красного Креста. После окончания войны служил младшим врачом в Павловском полку, младшим ординатором в Николаевском военном госпитале Санкт-Петербурга, а затем врачом для командировок в Казанском военном округе. Помимо практической лечебной деятельности Шапиров занимался научными изысканиями, по итогам которых Йенский университет в 1896 году присудил ему степень доктора медицины и хирургии. Вскоре прошла успешная защита его диссертации «Материалы к физиологии желудочного пищеварения».

Служба в Отдельном корпусе пограничной стражи

26 февраля (10 марта) 1896 года император Николай II высочайше утвердил мнение Государственного совета «Об устройстве врачебной части в Отдельном корпусе пограничной стражи и об утверждении расписания числа старших и младших врачей, а также нижних чинов медицинского и хозяйственного разрядов в означенном корпусе».

Высочайшим приказом на должность корпусного врача назначили действительного статского советника, доктора медицины Бориса Михайловича Шапирова.

Должность, в которой он состоял шестнадцать лет, в связи с реорганизациями в ОКПС, несколько раз переименовывали: корпусной врач (с 1896 года), заведующий медицинской частью (с 1902 года), медицинский инспектор (с 1904 года), санитарный инспектор (с 1908 года).

Оценивая роль и заслуги Шапирова в организации медико-санитарной части корпуса, следует обратиться к литературному наследию начала XX века. Полковник Михаил Иванович Коновалов в 1912 году писал:

«При устройстве врачебной части в корпусе Пограничной стражи ставили задачу организаторам её — не уклоняться от норм военно-медицинского ведомства и делать всё, как там. Упускалось из внимания (ими), что медико-санитарные мероприятия вводятся не для вновь сформированного армейского корпуса, расквартированного в двух или в трёх губерниях, а для корпуса, раскинутого на обширном пространстве от полярного круга до тропиков, на пространстве, где некоторые местности совершенно не изучены в медико-топографическом отношении. Тут задачу приходилось решать самостоятельно: «списать у соседа» не было возможности. Судите сами, сколько пришлось пережить волнений новатору этого дела, прикомандированному к управлению корпуса врачу, ныне санитарному инспектору, лейб-медику Шапирову и впоследствии также помощнику его, статскому советнику Николаю Николаевичу Гурьеву, целиком вынесшему на своих плечах столь громадную организаторскую работу».

Шапиров, приняв на себя ответственную задачу: произвести коренную реорганизацию врачебной помощи в корпусе Пограничной стражи, с присущей ему энергией, принялся за дело. Под его руководством производилось назначение врачей и классных фельдшеров, устанавливалось число и тип лечебных заведений в бригадах, нанимались и возводились для них типовые помещения; высылалось медицинское оборудование и лекарственные средства по специально разработанным табелям, создавались фельдшерские школы.

С 1898 года под редакцией Шапирова начали издаваться санитарные отчёты по Отдельному корпусу пограничной стражи. Коновалов охарактеризовал их следующим образом.

«К особым достоинствам отчётов Пограничной стражи нужно отнести беспристрастное добросовестное отношение к обрабатываемым данным, отсутствие желания скрыть или умалить недочёты и недостатки, при постоянном стремлении улучшить быт солдат и офицеров и благосостояние медицинских чинов, и прекрасное изложение трактуемого предмета… Такого рода отчёты, как первого корпусного врача пограничной стражи, доктора медицины Шапирова, несомненно, приносят большую пользу своим умелым и правдивым изложением и составляют ценный вклад в нашу бедную литературу по врачебному бытописанию и медицинской статистике».

К 1900 году в бригадах корпуса было развёрнуто 53 офицерских и 1095 солдатских коек в 90 лечебных заведений (по штатной росписи полагалось иметь 91) размещённых в приграничье от Архангельска до Ашхабада. Лечебные заведения размещались в арендованных или собственных, возведённых по типовому проекту, помещениях, вполне отвечающих требованиям санитарии и гигиены. Их оборудование было единообразное. Кроме больничного инвентаря в каждом лазарете имелась дезинфекционная камера, куб для перегонки воды, паровой стерилизатор, микроскоп и лабораторная посуда для бактериологических исследований. Снабжение медикаментами, перевязочными средствами и хирургическим инструментарием производилось по особому каталогу. Ежегодные расходы на медицинское оборудование составляли 15 000 рублей. Лечебное питание больных проводилось по трём основным диетам: ординарной, средней и слабой.

По инициативе Шапирова в 1905 году заведование лазаретами и лазаретными покоями было полностью передано в руки врачей (ранее ими заведовали строевые офицеры), что положительно сказалось на организации медицинской и хозяйственной деятельности. В отрядах и на постах Пограничной стражи были исследованы источники питьевой воды, организован контроль над качеством приготовления пищи и выпечкой хлеба, устроены бани. Каждый пост снабдили медицинской аптечкой и наставлением по оказанию самопомощи, пограничников обеспечили индивидуальными перевязочными пакетами. Офицеры корпуса, а равно и их семьи стали пользоваться лечением в лазаретах корпуса за счёт казны. Врачи получили возможность усовершенствовать свои знания в Императорской военно-медицинской академии и на ежегодных врачебных съездах округов, устраиваемых первым санитарным инспектором корпуса.

Благодаря настойчивости Шапирова, врачи получили право участвовать в эмеритальной (пенсионной) кассе военного ведомства, в которую министр финансов первый шеф Пограничной стражи граф Сергей Юльевич Витте перечислил залоговую сумму в несколько сот тысяч рублей.

К исходу 1912 года Отдельный корпус пограничной стражи располагал Заамурским окружным госпиталем в Харбине (Северная Маньчжурия) на 485 коек, 35 бригадными лазаретами, 61 лазаретным отделением, 12 приёмными покоями (всего на 1198 коек), 4 санаториями и 60 фельдшерскими школами. Медико-санитарное обеспечение осуществляли 180 врачей, 534 медицинских и аптечных фельдшера, 6 сестёр милосердия, 143 лазаретных надзирателя, 433 лазаретных служителя.

Стараниями Шапирова в лазаретах были открыты операционные, налажено бесперебойное снабжение хирургическим инструментарием, современными средствами для обезболивания и дезинфекции. На должности старших врачей лазаретов стали назначать врачей, прошедших научное усовершенствование при Императорской военно-медицинской академии.

Хирурги лазаретов выполняли первичную хирургическую обработку огнестрельных ран, лапаротомии, удаление грыж, трахеотомии, торакотомии с резекцией рёбер, трепанации сосцевидного отростка, ампутации конечностей и др.

Например, в лазарете Амударьинской бригады, которым руководил старший врач надворный советник Капитон Яковлевич Шульгин, была устроена операционная палата 6 аршин в длину, 7 аршин в ширину и 5 аршин в высоту. Стены белёны извёсткой. Хирургический инструментарий, в котором не было недостатка, стерилизовали кипячением и хранили в 2% растворе карболки. Перед операцией врач и его помощники мыли руки стерильными щётками с мылом, затем 70% спиртом и погружали на 1-2 минуты в раствор 1% сулемы. Анестезия проводилась хлороформом. В качестве шовного материала использовался исключительно шёлк, предварительно стерилизованный кипячением в растворе соды. Для повязок использовались стерильная марля и вата. Чистые перевязки проводились в операционной, а гнойные — в перевязочной комнате. За два года Шульгин выполнил 361 оперативное пособие.

При непосредственном участии Шапирова для войск Заамурского округа учреждён окружной госпиталь в Харбине. Права и обязанности медицинских и хозяйственных чинов, а также порядок заведывания госпиталем регламентировались особой инструкцией, утверждённой шефом Пограничной стражи 21 августа 1908 года.

Госпиталь обслуживали восемь штатных врачей — главный, два старших и пять младших ординаторов, а также два провизора. Ежегодно в госпитальных бараках проходили стажировку два-три врача из бригад округа. Средний медицинский персонал состоял из 14 фельдшеров и 6 сестёр милосердия. Госпитальное хозяйство возглавлял комиссар, ему помогал бухгалтер и 8 писарей. Смотритель госпиталя (обер-офицер) возглавлял команду из 9 лазаретных и 27 палатных надзирателей. Духовное воспитание осуществлял псаломщик.

Будучи консультантом по санитарной части при правлении Китайской Восточной железной дороги, Шапиров принимал деятельное участи в ликвидации эпидемии лёгочной чумы, вспыхнувшей в Харбине в 1910 году.

Под его руководством производилась организация обсервационных и карантинных пунктов на станциях, устройство подвижных формалиновых камер. Для нужд Заамурского округа направлялись дезинфекционные средства, противочумные препараты и лечебная сыворотка. На помощь персоналу больниц были командированы 10 врачей, 7 студентов-медиков и 14 фельдшеров и фельдшериц. По рекомендации Бориса Михайловича правление Китайской Восточной железной дороги пригласило профессора статского советника Даниила Кирилловича Заболотного, который организовал в Харбине должные санитарно-карантинные мероприятия.

Благодаря самоотверженности врачей Отдельного корпуса пограничной стражи угрозу заноса лёгочной чумы в пределы Российской империи удалось предотвратить.

Несмотря на постоянную занятость, Шапиров неоднократно выезжал в служебные командировки на Кавказ и Среднюю Азию, где обследовал гигиеническое состояние бригад и условия работы медицинского персонала. В этой связи, об отношении Бориса Михайловича к подчинённым врачам, как начальника и человека, писал доктор Александр Константинович Пилацкий:

«Весьма доступный, приветливый, сердечный, он, с первого же раза, при знакомстве с ним, вселял доверие и расположение к себе, которое в дальнейшем ещё более укреплялось его правильною и справедливою оценкой деятельности каждого из врачей. Будучи по натуре чрезвычайно добрым и отзывчивым, он в своей деятельности не упускал случая принимать все зависящие от него меры к улучшению положения врачей, вникая даже в их частные нужды. Благодаря его заботам, врачи корпуса пограничной стражи были обеспечены содержанием, значительно лучшим, чем военные и морские в соответствующих должностях».

В 1912 году Борис Михайлович, по состоянию расстроенного здоровья, оставил пост санитарного инспектора Отдельного корпуса пограничной стражи и сосредоточил свою деятельность на общественном поприще.

Служение в Российском обществе Красного Креста

Членом главного управления Российского общества Красного Креста (РОКК) Шапирова избрали в 1901 году, а в 1904 году поручили пост председателя лечебной комиссии. В его обязанности входили: организация санаториев и детских оздоровительных колоний для лиц, находящихся под покровительством РОКК; назначение и выдача пособий нуждающимся. С 1903 по 1913 годы он принял участие в направлении на санаторное лечение 6 840 человек с расходом 428 750 рублей. Ввиду ограниченных вакансий, многие прошения Борис Михайлович рассматривал лично.

По поручению главного управления РОКК Шапиров принимал деятельное участие по организации гигиенических выставок в Дрездене в 1911 году и в Санкт-Петербурге в 1913 году, как председатель учредительной выставочной комиссии.

Членство в общественных организациях

Талантливый врач-организатор Шапиров отдавал все силы и знания служению людям. С 1897 года он состоял консультантом при санитарной части Китайской Восточной железной дороги. Многие годы возглавлял комиссию по детским оздоровительным колониям Общества охранения народного здравия, являлся членом Императорского человеколюбивого общества и Всероссийской лиги борьбы с туберкулёзом. Во время русско-японской войны состоял членом главной эвакуационной комиссии при Главном штабе военного ведомства.

Научная деятельность

Наряду с рачительным исполнением будничных служебных обязанностей, Борис Михайлович осуществлял обширную научную и литературную деятельность. Ряд научных статей он посвятил санитарному и медико-географическому описанию бригад Отдельного корпуса пограничной стражи. Многие его работы, посвящённые научным изысканиям и практическим наблюдениям, публиковались не только в российских, но и зарубежных изданиях. Наиболее известны следующие научные труды Бориса Михайловича:

Лечение невралгии подкожным впрыскиванием осмиевой кислоты // Русская медицина. — 1885.

К изучению физиологического действия третичных алкоголей на живой организм // Врач. — 1887.

Кавказские бригады Отдельного корпуса пограничной стражи в санитарном отношении // Военно-медицинский журнал. — 1898.

Лаверан. Палюдизм. Перевод с французского. — Санкт-Петербург, 1901.

Отчёт о детских лечебных колониях Общества охранения народного здравия, 1899-1902.

Наши пограничные окраины в Средней Азии. — Санкт-Петербург, 1901.

О выделении ветеринарной части в Отдельном корпусе пограничной стражи. — Санкт-Петербург, 1904.

Лечение нижних чинов в воинских частях // Военный голос. — 1906.

Наши пограничные окраины на Кавказе. — Санкт-Петербург, 1909.

Российское общество Красного Креста на международной выставке в Дрездене // Вестник Красного Креста. —1912. — № 1.

Красный Крест на Всероссийской гигиенической выставке // Вестник Красного Креста. —1913. — № 10.

Деятельность лечебной комиссии Красного Креста в связи с развитием благоустройства на отечественных курортах // Вестник Красного Креста. —1915. — № 5.

Награды

Определением Правительствующего Сената, 27 марта 1897 года, действительный статский советник Борис Михайлович Шапиров, с женою Софиею Васильевною и детьми Александром и Татьяною, признаны в потомственном дворянском достоинстве, с правом внесения в третью часть Дворянской родословной книги, по его чину действительного статского советника.

Описание герба Шапирова. Щит разделён на четыре части. В первой и четвёртой лазоревых частях серебряная кисть руки с червлёной повязкой. Во второй и третьей серебряных частях червлёный греческий крест. Щит увенчан дворянским коронованным шлемом. Нашлемник: три страусовых пера: среднее — серебряное, правое — лазоревое, левое — червлёное. Намёт: справа лазоревый, слева червлёный, подложен серебром. Девиз: «Тщиться быть мудрым» серебряными буквами на лазоревой ленте.

За заслуги перед Отечеством Шапиров награждён многими орденами Российской империи до Александра Невского включительно, а особым указом императора Николая II удостоен звания почётного лейб-медика Двора его Императорского Величества и произведён в чин действительного тайного советника. Его медицинская и литературная деятельность нашла отражение на страницах энциклопедического словаря Ф.А. Брокгауза и И.А. Ефрона.

Увековечение памяти

Жизненный путь первого санитарного инспектора Отдельного корпуса пограничной стражи, доктора медицины, лейб-медика и действительного тайного советника Бориса Михайловича Шапирова завершился в Санкт-Петербурге 20 июля (2 августа) 1915 года.


Могила Бориса Михайловича и Софии Васильевны Шапировых находится на Литераторских мостках Волковского кладбища Санкт-Петербурга.

В канун 160-летия со дня рождения Шапирова группа врачей-пограничников учредила памятную медаль. На аверсе — барельефный портрет и девиз: «Светя другим — сгораю сам», на реверсе — инициалы, должность и даты земного бытия. Действительно, Борис Михайлович отдал свою жизнь на благо Отечества. Он сделал неизмеримо много для медицинского обеспечения Отдельного корпуса пограничной стражи, что с полным основанием мог бы сказать: Feci quod potui, faciant meliorapotentes.
© Валерий Завирохин



Мне нравится:
0
Поделиться
Количество просмотров: 15
Количество комментариев: 0
Метки: Шапиров Борис Михайлович, военная медицина, Российская империя, ОКПС
Рубрика: Литература ~ Проза ~ Очерк
Опубликовано: 14.09.2017




00



1 1