Чтобы связаться с «Сергей Аретинский», пожалуйста, войдите или зарегистрируйтесь.

Леди "N" глава 6


Глава 6

                                                                         Но в том ли смысл, уже ль назад дороги
                                                                      Для нас всех нет? Смотри, как адский дух
                                                      Обвил змеёй, шипя зловеще, ноги,
                                                    На все мольбы он неохотно глух.
                                                                      Что ж медлит он? Вот жало ядом блещет,
                                                              Готов проткнуть им плоть…. Но нет,
                                                              Ему здесь по душе, как жертвы дух трепещет,
                                                               Ведь в том и состоит весь дьявольский секрет.

                                                                (Пилигримы Вечности)
                                                                                               С. Г. Аретинский

1
Я вновь прошедшие страницы
Листаю продвиженьем глав,
Персты натруженной десницы,
Число всех строф пересчитав,
Мчат мысли в свежем дерзновенье.
Влача уныло вдохновенье
Небесно-призрачный простор
Прервал вдруг лиры разговор….
О чём мы с нею говорили?
Среди быть может стройных нот
Мы жизни новый поворот
В строках ушедших ощутили,
Любовь к ним рифму призовёт….
2
Любовь…. Ты, думаешь любовь
Среди героев пробежала
И в жилах будоражит кровь,
Давая шанс начать сначала?
Иль может это увлеченье
Не отстаёт ни на мгновенье
От мимолётности сих слов,
Рождая радости трудов?
В плену придирчивых желаний,
Средь ненавязчивых идей
Я с разных где-то плоскостей
Стараюсь снять крупицы знаний
И довести их до людей.
3
В любви, хочу заметить строго,
Мы часто ищем невпопад
Черты, которые особо
Всю суть избранника хранят….
Весьма загадочное свойство:
Приняв в груди вдруг беспокойство,
Мчать жизнь по замкнутому кругу,
Не доверяя уж друг другу.
Да, в отношеньях между двух
Обман не новое нам дело,
Когда желанье захотело,
Терзая неспокойный дух,
Для плоти взять иное тело.
4
Я знал любовные забавы,
О них я не берусь судить,
Ведь место идеальной пары
Другим пришлось мне уступить.
Увы, так много огорчений
В порыве робких дерзновений
Готовила мне в жизни младость,
Где я забыл любовь и радость,
И вот теперь послушною рукою
Хочу вернуть увядший цвет,
В закате своих праздных лет
Встревожить здешнею строкою
Непостижимый, русский свет.
5
Вперёд за свежим вдохновеньем,
Которое быть может вас
Введёт нежданным пробужденьем
В волшебно-сказочный Парнас.
И музы в радостном объятье,
В своём незримом восприятье,
Умчат за край шальной мечты,
Где храм любви и красоты.
Так в путь, я знаю точно это:
Нас ждут герои среди строк,
Любви и ненависти сок
На отступление наложит вето.
(я снова рифму превозмог.)…….
6
Наш Нежин странным увлеченьем
Среди гостей уж слишком пьян,
И недостойным поведеньем
Не чтит благопристойность дам.
Он так несносен в поведенье,
Что в дамах сразу возмущенье
Рождает похотливый взгляд,
Касающийся всех подряд.
Мужья сих жён уж не довольны,
Враждебен им поэта пыл.
(Прости, я кажется, забыл,
что Нежин в школе мяч футбольный
сильнее лиры возлюбил.)
7
От рук рассказ опять отбился,
Не знаю, что вам и сказать,
У музы с детства я учился,
Но вот не смог с ней совладать….
С какой-то дамой деловито,
И без смущения, открыто
О чём-то Нежин говорит,
В его словах восторг звучит.
Но вздор лишь даме неприятен,
Хмель изо рта всё охладит,
Желанье плоти вдохновит
Её другой уж обожатель,
Он побогаче, чем пиит.
8
А Нежин, в склоке пользу видя,
Слова как масло льёт в огонь,
Обиду фраз бросает, сидя,
И в тот же миг: «Меня не тронь»!….
Нет, вряд ли будет интересно,
То, что давно и всем известно:
Мы в хмеле непристойны все,
Так вряд ли истина в вине.
Начну придирчивым сомненьем
Вращать страницы пёстрых глав,
Напев бесформенных октав,
Где наш герой предубежденьем
Прервал труды моих забав.
9
Вот дама вдруг, с которой был
Мой Нежин в тайном увлеченье,
В груди рождающая пыл,
Прервала словно сновиденье
Обиду горестных стихов,
Нелепость фраз, избитость слов,
Всю тайну выбора немого,
Где Косте предпочла другого.
И Нежин вот опять один,
Тревогой хмель не прекращая,
Себя ни в чём не проклиная,
Здесь случай подшутил над ним
У стен придуманного рая.
10
Ещё бокал, ещё движенье,
Для праздника необходим размах.
(У вас, мой друг, другое мненье
слова тревожит на устах?)
Но вряд ли я могу прервать
Романа нить, хотя, как знать….
Пусть всё идёт своим чредом,
А разберёмся мы потом.
Итак, уже почти «два» ночи,
И хмель блуждает меж столов,
Среди бокалов и тостов,
Минуты делая короче,
Он тайны приоткрыть готов.
11
Наш Нежин дремлет упоенно,
Главу чуть придержав рукой,
Шум утихает постепенно
Своей сомнительной игрой.
Беседы всё ж не умолкают,
Музыки терции считают
И забывают лишь о том,
Кто не зевает за столом.
Allegro,presto,agitato
Я помню темпа поворот,
Безумство тактов – ровный счёт,
И в forteстрастное staccato….
Нет, вряд ли в музыке семь нот
12
Музыкой можно наслаждаться,
С ней и смеяться, и страдать,
И умирать, и возрождаться,
И вечность кануть…. Там, как знать,
Быть может, славные поэты
Найдут средь строк её приметы,
Где к лире странное влеченье
Приносит музой облегченье.
Пора в слова мои порядок
Вносить волнующим теченьем,
Художник сыт своим произведеньем,
Но вряд ли пыл ему так сладок
Перед телесным истощеньем.
13
Вернусь к гостям опять строкою
Придирчивой, как к ночи свет,
Обрывки строф своей рукою
Сомкну в волнующий сонет.
Вот слева дама от меня
Сидит, как будто бы одна,
В очарование Лауры
Блистает тень её фигуры.
Заговорить с ней?…. Вдруг мужчина
Подсел к ней, словно верный муж,
Я вижу в них слиянье душ.
Не подойти уже причина,
Да в том и нет особых нужд.
14
Здесь некрасивых нет созданий,
Для женщин красота важна,
Чтоб возбуждать пыл обожаний,
Вот жаль, обманчива она;
Кокетлива, скучна порою,
Увлечена всегда собою,
Капризна, словно в ней весна
С зимою тесно сплетена.
Я слеп был раньше тенью многих,
В плену страстей, желанных глаз
Я делал глупости не раз,
И красоту сих дев убогих
С любовью путал я подчас.
15
Мой разум сделался умнее,
Но в вожделенье страстных глаз
Красоты женщин стал острее
Воспринимать средь серых масс.
Вот, например, посмотрим справа
(так мимолётная забава)….
Что ж обаятельна, мила,
Смотри, как тянется рука
К груди вздымающего тела,
Салфетку смяв касаньем губ.
Незримо, словно как-то вдруг,
Поправила капрон умело….
Я с ней провёл бы свой досуг.
16
Для женщин много песен, слов
Сложили праздные поэты
Я, как и все, всегда готов
Для них читать свои куплеты….
Но время движется вперёд,
Мгновение часы не ждёт,
А рассказать мне нужно много,
Хотя, для праздника такого
Должна быть важная деталь
Средь моего здесь наблюденья….
Я слышу ваши возраженья,
Ведь я забыл героев. Жаль,
Что слог не вызвал одобренья.
17
Вдруг вдоль неубранных столов,
Плывя волшебною походкой,
(движеньем недоступных слов
здесь рифма не взошла находкой).
Идёт она, и чернь волос
Спадает между белых роз
Изящным локоном на плечи,
И будто бы для сладкой речи
Уста её здесь рождены,
Ланит игривые напевы
Шелками дышать страстной девы,
Мужчины все побеждены,
А настоящие…. Ну, где вы?
18
Так кто же эта незнакомка,
Таинственна, как свет в ночи?
Нет, вряд ли это экономка,
Берёт какие-то ключи,
Идёт волнующим всех шагом,
Она знакома с зав. продмагом,
Ему бросает пару слов,
Он каждый звук внимать готов,
Как догму, истину скупую
И мимолётность встречи с ней
Готов вкусить, как ритм страстей,
Рад вожделеть деталь любую,
Здесь не взирая на людей.
19
В почтенье к ней склонил банкир
Главу, уставшую от сводок,
От цифр, от денег и от лир,
Он с ней, как будто, даже робок,
Учтив, заискивая словом,
Она рифмованным узором
Ему не жаждет угодить,
Ведь без неё ему не жить.
Сейчас хозяин ресторана
Пред взором пламенным смутился,
В нём вдруг рассудок помутился,
И так без ложного обмана
Он, как-то странно удалился.
20
А дамы сразу расступились,
Шепча какие-то слова,
В них неудачно оживились
Средь уст бесшумных имена.
Музыка странно прекратилась,
Она вдруг плавно очутилась
Перед столом, где Нежин спал,
Где строфы я свои считал….
Застыли все, и звон бокалов
В вине нежданно утонул.
«Ох, ведьма», – кто-то вдруг шепнул,
И чёрной тенью между залов
Неясный сумрак прошмыгнул.
21
Скрипичный ключ сменил движеньем
Октавы стонущих гитар,
Подвинул радостным волненьем
К желанью ощущенья чар.
Восторг зажёг свои огни
Среди пугающей тени,
Заметно продвигаясь к цели,
Желанья плоти захотели.
Рукою сладостно касаясь,
Её изящные персты
В порыве странной красоты,
К причёске Нежина ласкаясь,
Колдуют здешние листы.
22
Её взор волшебством манит,
Своим безумным сладострастьем,
Мне кажется, в нём дьявол спит
Каким-то будущим ненастьем.
Наряд её, блеск туалета,
Сильней мерцающего света,
Как мне бы здесь и не упасть,
Она – вселяющая страсть.
Наш Нежин дрогнул в пробужденье,
Узрев, как будто ночи взгляд,
Её волнующий наряд,
Руки немой прикосновенье –
Страстей блеснувший в перстне яд.
23
Он ждал её, и может быть,
Был счастлив чуда ожидать
И рад был с этим просто жить,
(я не трудился это знать).
Она ни слов не проронила
Его ни взглядом одарила,
Ни поманила за собой….
Но он вдруг встал, как сам не свой,
Не чувствуя земли и ног,
Пошёл неузнанный за ней,
Не видя стен, замков дверей,
Переступив через порог,
Он вряд ли замечал людей.
24
………………………………….
25
(Иссякли музы, продвиженьем
я рву измятые листы,
в порыве зыбкого волненья
представить силюсь я черты
героя нового в романе,
стихи в чернеющем тумане
мне вряд ли в том оставят шанс –
для строф невидимый аванс….
О, Боже мой, как я устал,
меня вдруг рок поставил на колени,
как я мечтал здесь выбраться из тени,
но вряд ли всё я в жизни просчитал
и рифмою сомкнул времён ступени.
26
Идти, бежать, скорее…. Но куда?
Здесь колдовство веков сменили Божьи грёзы,
до вечности рукою никогда
мне не достать, как зиму не настигнут грозы.
Я шаг ступил, пред тайной неизбежной
мой слог плыл рифмою прилежной,
форсируя событья, мысли дум,
он вывихнул, должно быть, слабый ум.
Я ждал, в безумии блуждая,
любовь незримую никем,
открыв глаза я был и глух и нем,
увы, наивно полагая,
что дух любви избавлен от измен.)….
27
Я помню девой эту даму,
Ей редкий дар Господь вручил,
Должно быть, редкую путану
В её судьбе разоблачил:
Я жгучей знал её брюнеткой,
Чуть строгой, но слегка кокеткой,
Удачливой, небрежной в меру,
Предав условность изуверу,
Она была слугой закона,
Где власть имущих для страны
Мы почитать, как все, должны.
Увы, порой для гегемона
Права лишь в прах обращены.
28
Её взгляд души многих ранил,
Её пыл разных волновал
И разум колдовством туманил,
И очень быстро остывал.
Она сменила сотни дел,
Профессий, непристойность тел,
Мужей наивных и чуть строгих,
И в жизнь вмешалась очень многих.
Сейчас мы спросим: «Кто она»?
Я не узнал в стихах ту местность,
Где рифме дали бесконечность,
Что в правоте убеждена.
Так кто ты, леди неизвестность?
29
Наш Нежин трансом упоённый
В подсобке зала уж сидит,
Он чует запах здесь зловонный,
Что от свечей её чадит.
Она садится, взгляд напротив
Он видит и уже не против
Внимать движенье губ и глаз,
Хоть в них могила ищет нас.
Её движенья очень странны:
Персты скользят незримо в круг,
Он видит продвиженье рук
К углам зловещей пентаграммы,
Где стынут тяжбы адских мук.
30
На миг забыв в груди волненья,
Он всё внимательно следил
За этой техникой движенья,
И вдруг…. В ней чёрт заговорил:
«Я знаю именем великим;
Ты вожделел умом безликим
Труды волнующих страниц,
Ты так желал, чтоб сотни лиц
Твой вензель на его обложках
Внимали праздною четой,
Ты так старательно рукой
Свой гонорар таил в ладошках,
Стыдясь, как будто бы, собой.
31
Я знаю…. В этом ли вина?
Ты ищешь в жизни постоянства….
Так знай, что только лишь вчера,
Оно ушло в иллюзии пространства.
Среди планет пустынных, словно мир
Ты рад вкушать материю, Эфир
И вожделеть всю магию забвенья
В порыве зыбкого виденья.
Всегда среди таких, как ты
Найдётся тень могучего тирана,
Иль истина гранёного стакана,
Которого подножьем красоты
Душа поставит в пелене обмана.
32
Ты ждал меня, среди восторга дней
Чтобы открыл мой дух дорогу в бесконечность,
Чтобы услышать храп беснующих коней,
Чтоб муки стали для тебя, как вечность.
Я слышу страх в натянутых здесь жилах
И крик сердец, рождаемый в могилах,
Что студят в смельчаках их кровь….
Ты не забыл свою любовь»? –
«Она мертва. К чему здесь помнить это?
Не хочешь ли вернуть мне час,
Когда я видел вожделенье глаз
И то мучительное лето,
Что в муках вспоминал не раз»? –
33
«О, нет…. Ведь это был не ты
Убийцей сладостного тела.
Отец твой – гений простоты,
А мать добра тебе хотела.
Ты поначалу испугался,
И даже чуть сопротивлялся,
Но ум практичностью берёт,
А чувство только рифмы ждёт.
Ты счастлив был тогда с душою
Незримо сделку заключить?
Я расскажу, ну так и быть
Завесу тайны приоткрою,
Уж близок час, тебе не жить.
34
Ты помнишь, что с тобой случилось,
Когда узнал, в чём кроется секрет?
В тебе нутро змеёй зашевелилось,
Ведь ты прочёл судьбе её ответ», –
«Молчи!!! Я знаю тяжкий грех,
Я вовсе не один из тех,
Которых ты презренною рукою
Всегда здесь тянешь за собою», –
«Конечно не из тех…………….
Ведь ты добился в жизни, что хотел,
Ты быстро к славе возлетел.
В моей груди рождает смех
Твой неудачливый удел», –
35
«Зачем ты здесь? Желаешь упиваться
Венцом своих зловещих дел,
Тебе так сладко наслаждаться
Грехом тобой рождённых тел,
Но есть ведь Бог, Он грех и слабость
Способен различить и жалость
Воздать блуждающим сынам,
Он как никто здесь верит нам», –
«Глупец, Ему и дела нет
До всех грехов, до таинства мученья,
Он одурел от наслажденья,
И с этим Он построил свет,
И усыпил всех кротостью смиренья.
36
Лишь я один, лишь мне подвластно
Противить мир Верховному Творцу,
Он ведь тиран, давно мне это ясно,
Стремит всю жизнь к трагичному концу.
К чему Он здесь подвигнул человека?….
В объятье сна, воюющего века
Он ввергнет в прах созданную Им твердь,
А людям даст мучительную смерть.
Он отнял всё, что в счастье для людей
Могло внести чарующий покой,
Он всё ж оставил выбор за собой….
Среди Своих волнующих затей,
Он возбудил тьму светлою строкой….
37
Так…. Я отвлёкся от беседы.
Не дальновидны слабые умы,
А те, кто знает вкус победы
В значенье слов, как будто бы, правы», –
«К чему мольбы, пустынные желанья,
К чему вся боль того воспоминанья,
Где вновь нелепости минут
Блаженство в горе облекут?», –
«К чему?…. Я дам тебе решенье
Среди жестоких чем-то строк.
Судьбы увядший чуть цветок
Стремиться снова в окруженье,
Где жизнь даст следующий толчок.
38
Она жива…. И даже недалече….
Ты слышать рад волнением слова?
Она с тобой была на этой встрече,
Вот только быстро, что-то вдруг ушла.
Ты даже не узнал, не чувствуя подвоха,
Ни в блеске глаз, ни в лёгкости здесь вздоха
Ту, что всю жизнь с тоской воспоминал,
Ту, что любил и долго так искал.
Прости…. Я чуть и не забыл
О таинстве весомого значенья,
Что ты оставил сгустком вожделенья
Средь лона ласк, где страсть заполучил,
Где замер миг в порыве наслажденья», –
39
«О чём ты?…. Я не понимаю»…. –
«Красивый был ребёнок….
Я так действительно считаю,
Но он не видел матери, пелёнок,
Не мог кричать и грудь просить,
И сладость молока испить,
И улыбнуться утром миру,
Встревожив раненую лиру», –
«Что ты сказал?», – «Могу и повторить.
Тебе пора уже запомнить
Теченье фраз, и жизнь свою наполнить
Великим смыслом, (что здесь говорить)
И попытаться всё детально вспомнить….
40
Ты помнишь сладостность движенья?
Влача вдруг жизнь задумчивой тоской,
Ты вряд ли в нём нашёл успокоенье,
Тревожа плоть послушною рукой.
Мы все стремим за приключеньем
Свой дух, и в редком увлеченье
Готовы обо всём забыть,
Вот только трудно с ним бывает жить.
Наталья знала уже это,
К мосту задумчиво ступая.
Ты в ней разрушил стены рая,
Но смерть её всё бродит где-то,
Конца пока не узнавая.
41
Рёбёнок так и не родился,
Была б красива твоя, Нежин, дочь….
Что ж…. Вот секрет твой и открылся
Вдруг в новогоднюю здесь ночь», –
«Безумие!!! Уже ль возможно», –
«Поверь мне, это ведь несложно
Сказать о том, что я давно уж знаю,
Я так о грешниках скучаю»….
Не видит он ни стен и не дверей.
Вскочив вдруг в бешенстве со стула,
В нём мысль одна лишь промелькнула:
Бежать, как можно, поскорей,
Страсть вновь к безумству подтолкнула….
42
«Беги, но только от себя
Ты вряд ли сможешь убежать,
Безумный шаг, тревожась и любя,
Не сможет жизнь от смерти удержать», –
Она сказала это с тайною улыбкой,
Как пишет демон дьявольской открыткой
Пророчество грядущих лет,
Где меркнет самый яркий свет….
Пора прерваться? Слабым вдохновеньем
Перелистать придирчиво страницы,
Умыть закрытые ресницы
Воды задумчивым теченьем
И вновь напрячь строфой свои десницы.
13 : 25 / 20 июля 2002 г. С. Г. Аретинский


Мне нравится:
0
Поделиться
Количество просмотров: 16
Количество комментариев: 0
Рубрика: Литература ~ Поэзия ~ Лирика любовная
Опубликовано: 21.04.2017




00

1 1