Чтобы связаться с «Сергей Аретинский», пожалуйста, войдите или зарегистрируйтесь.
Сергей АретинскийСергей Аретинский
Заходил 6 дней назад

Леди "N" глава 5


Глава 5

                                                         Нет, жить с таким я не могла бы дружно!
                                Он всякий раз, как явится сюда,
                                      Глядит вокруг насмешливо всегда,
                                      В глазах его таится что-то злое,
                                  Как будто в мире всё ему чужое;
                                  Лежит печать на злом его челе,
                                             Что никого-то он не любит на земле!
                                                    (Фауст)
                                                                       И. В. Гёте

1
Я знал иное вдохновенье,
Средь ранних строк и юных лет
Судьбы незримое движенье
И рифм счастливейший набег.
К чему стихи волнующей тревогой
Несут меня задумчивой дорогой
В незабываемые дни,
Где с музой были мы одни?
Любовь, томленье, расставанье,
Что ждёт среди грядущих строк
Мой всё ещё несовершенный слог –
Любитель женского вниманья
И дум невидимый пролог?
2
Скорей, спешу руки движеньем
Заполнить пустоту листа
Своим не гаснувшим волненьем,
Тревожа рифмами уста.
Читатель, стыдно мне признаться,
Что я готов здесь растеряться,
Не зная, что и как писать,
Ты попытайся всё ж понять
Мой неудавшийся сонет,
Моё невежливое слово,
Где огорчить уж рад любого
В сумбуре мыслей грешный бред,
Ведь вдохновенье не готово….
3
Довольно всяких оправданий,
Я презираю всякий миг,
Где лень во тьме иных влияний
Труду включает свой ночник
И музу тянет ожидать,
И заставляет засыпать
Потехой праздной вдохновенье,
Где лир волшебность пробужденья
Не слышит кропотливый труд,
Что некогда в квартире душной,
Строкою чем-то простодушной
Я выставлял на общий суд
Томленьем музы непослушной….
4
Читатель, помнишь, вечер движет
Минуты странной чередой,
И век иной уже всё ближе.
А где же наш с тобой герой?
Он уж одет по самой моде,
Так говорят у нас в народе:
«Одежда блеск придаст всему,
Но предпочтение – уму»….
Уж мир спешит, и Нежин видит,
Как год прошедший час восьмой
Отмерил стрелкой часовой,
Да, век исход уж свой предвидит
И миг для жизни роковой.
5
А, кстати, здесь хочу заметить;
Нам предвещает старый блуд,
Что это время заприметить
Не даст нам самый Страшный суд.
Но речь Святых полна загадок,
И правды миг не слишком сладок.
Я слог не прячу в красоту,
Склонив мольбы уже к Христу.
Он знанье дал в своём завете,
Что мне не в силах разобрать,
Да мало просто прочитать,
Последний час на этом свете
Нельзя никак предугадать.
6
Что ж Нежин? В странном поведенье
Последний блеск срывает с губ,
Как будто томное виденье
Уже пред ним предстало вдруг.
Ещё лишь всплеск дезодоранта,
И для такого элеганта
Даст всё не узнанная ночь,
(я не намерен ей помочь).
Наш Костя снова приглашён
На бал, который словом скрашу,
Где встретил он свою Наташу,
Где муж её был возмущён
И стройность строк встревожил нашу.
7
Так почему же он не вспомнил
Её, которую любил,
Пробел в сознанье не восполнил
И про предательство забыл?….
Нет, вряд ли грех свершённый
И муки шаг неугомонный
Так можно просто позабыть
И без мучений с этим жить.
Наталья сильно изменилась,
Я тоже сразу не узнал
В ней ту, которую искал.
А вдруг в ней муза оживилась,
Я слог давно уж к ней взывал?
8
Итак, наш Костя упоённый
Тем, что там будет рядом с ней,
Ещё чуть-чуть, как будто сонный,
В такси садится, и скорей
Уж мчится к стенам ресторана,
Где был в начале я романа,
Стихи стараясь превозмочь,
В ту нескончаемую ночь….
Огни реклам полузабытых
Сверкают разноцветным светом,
Блистает ласковым приветом
Витринность окон деловитых,
Всю ценность чувствуя при этом.
9
Прохожий здесь теснится улиц,
Накрыт уже домашний стол,
Улыбка праздничная у лиц,
(я лучшей рифмы не нашёл).
А Нежина томит волненье,
Тревожит и воображенье,
Рисуя сцены тех картин,
Когда она пребудет с ним.
Наш Костя, вот ещё, в смятенье,
Исполнен думой, вот опять
Тревожной мыслью время вспять
Толкает в праздничном движенье,
Я не хочу ему мешать.
10
А что Наталья? Скрыв надежды,
Узнав, что муж не будет с ней,
Тайком погладила одежды,
Сказав, что будет у друзей
В том двухэтажном ресторане,
Муж, не забыв печаль в обмане,
Ей наказал его не ждать,
Да, что тут впрочем, понимать.
Мы знаем все порок измены,
Нередко думая под час,
Что как-то он минует нас,
Но шаг упрямой перемены
Всё ж не снимает прищур с глаз.
11
Что, муж опять в командировке,
Ему важна так ценность дел,
Что он в своей экипировке
Интимность встречи разглядел?
Наталья вроде бы всё знает
И ценность встречи понимает.
Но разве встретить новый век
В семье не может человек?
Ну, что же делать, в огорченье
Наталья мужа провожает,
Его, быть может, вдохновляет
Её такое поведенье….
(ты скажешь мне, так не бывает?)….
12
Пора, пора шальных желаний
Пора любовных встреч, утех.
Иль может тень иных страданий
Готовит недоступный грех,
Быть может, мысль таит тревогу,
Быть может, тайную дорогу
Уже избрал Натальин дух?….
Я не могу решать за двух.
На прелесть тела надевает
Наташа новогодний шёлк,
Наш Нежин знает в этом толк,
Он всяких взглядом раздевает
Его позыв к любви не смолк….
13
Пришла минута мне вернуться
К герою новому, теперь
Лукаво в пору улыбнуться,
Чуть приоткрыв для тайны дверь.
Сменить вдруг замысел поэта,
В порыве зыбкого сонета
Вновь взять причудливую роль….
Сейчас я снова Феликс Вольф.
К чему здесь сладкие мгновенья –
Приют восторженных сердец?
Судеб невидимый венец
Не придавай всему значенья,
Пора начать уж, наконец.
14
Я не был с Костей приглашён
На этот новогодний праздник,
Им видно был уж так смешён
Мой неудачливый бумажник,
Мои дела не процветали,
Стихи и рифмы уплывали,
Давая Косте положенье,
Не видя в общем, возраженье.
А впрочем, мне и нужно это,
Необходим для рифм покой,
Давно здесь грешною рукой
На праздность я наложил вето
И не гордился уж собой.
15
Работал много, отрешённо,
Придав перстам сухой набег
К клавиатуре, тихо, ровно,
Давая мыслям свой разбег,
Я чтил незримое движенье,
И строки, словно песнопенье
Во мне рождались сотней звёзд
И уносились тайной грёз.
Но вот не знаю, как я встречу
С кем новогоднюю здесь ночь,
Гоню тревожность мыслей прочь,
Я время, будто не замечу.
(захочет кто-нибудь помочь?)
16
Ну, полно мыслям предаваться
Своею пишущей рукой,
Пора мне здесь уже расстаться
С моей невидимой игрой.
Представиться уже в полслова,
Как автор строф, что здесь такого,
Строкой в тот зал перелететь
И на героев посмотреть….
Уже разгар, наш Костя ищет
Глазами здесь влюблённый взгляд,
Он не узнал…. Её наряд
Желаньем плоти томно блещет,
Любви давая свой заряд.
17
А Нежин ссоры опасаясь,
Всё медлит…. Как же подойти?
Гостям небрежно улыбаясь,
Он к стойке бара отойти
Стремится важною походкой,
Его бокал наполнен водкой,
Хмель рад здесь разум возбудить
И горечь соком охладить.
Он всё следит…. Пока Наташу
Ревнивый не тревожит муж,
И Косте шум музыки чужд.
Я слог сейчас не приукрашу
В том нет пока весомых нужд.
18
Да, старый век уж провожают
Горячим жиром разных блюд,
Их гости так и обожают.
Какой-то сытый баламут
Напился и кричит у входа,
Что муза для его народа
Как будто вовсе не важна,
Ведь балом правит сатана.
Его стремиться успокоить,
Какой-то дамы грозный взгляд,
Он ей внимать, как будто рад,
Не прекращая здесь злословить,
Прибором теребит салат.
19
Вот снова звон, полны бокалы,
Рукою праздной терпкость вин
Тосты заносят в эти залы,
Не будешь же там пить один.
Мужчины, дамы все в веселье,
Не помня, что придёт похмелье,
Мужчины пьют уже с двух рук,
Держась за талии подруг.
Вот неуёмный звон бокалов
Уж носит лиры по столам,
Где шутки, брань и тут, и там
Снуют всегда меж ресторанов
В огне нежданных эпиграмм.
20
И гости, так вот и хмелея,
Как будто, и не ждут тот час,
Где ночь, причудливо темнея,
Приводит в сказку как-то нас….
Что здесь такое? Вслед за делом
Какой-то франт испачкал мелом
Свой фрак, жены своей костюм,
К оркестру рвётся, нити струн
Цепляет тонкими пальцами,
И словно слыша сердца стук,
Издал такой ужасный звук,
Что стыдно мне сказать словами
И передать движеньем рук.
21
Я ждал иные вдохновенья,
Но праздник здесь с шести часов
Рождал другие побужденья
У захмелевших чудаков….
Вот справа; просто мат на мате,
Вон слева; кто-то спит в салате,
И выражаясь здесь словами,
Всё это те, кто правит нами….
Прости мне, Бог, не всё такие,
Вот среди мечущихся лир
Известный в городе банкир,
А вот и рифмачи лихие,
К ним видно благосклонен мир.
22
А дамы, как всегда, как прежде
Прекрасны…. Рифмой не готов….
О вас не мне, увы, невежде
Рукоплескать значеньем слов.
Как жаль, что не законодатель
Артист и женщин обожатель –
Ревнивец жизни и мечты,
Кумир любви и простоты.
Оркестр замедлил темп движенья,
Тромбоны ждут под ритм кулис
Очарование актрис,
Где в сих мужах лишь миг волненья
Рождает пламенный стриптиз.
23
Что ж я и сам смотреть не против
На прелесть стройных, женских ног….
У мужа дамы, что напротив
На брюках заблестел замок,
Он возбуждён в своём виденье,
Актрис немых телодвиженье
Тревожит каждого из нас,
Но вряд ли женщины сейчас
Довольны этим представленьем,
Их мысли вовсе не о том,
И сидя за своим столом,
Они пугают наставленьем,
Рукой тревожа телефон.
24
Музыка в тактном продвиженье,
Тела волнующие дам
Рождают томное значенье,
Что льётся в праздничный стакан.
Мужчины вроде бы забыли
Свои проблемы, разговор сменили
На стройность тел и прелесть ног,
На стол и праздничный пирог.
А Нежин наш, чуть-чуть хмелея,
Набравшись храбрости, идёт
К Наталье, та, как видно ждёт
В душе тоскливой, томно млея,
Она без Кости не уйдёт….
25
Я к ним приближусь, мой читатель,
Крадучись, будто старый вор,
Как будто ревностный стяжатель,
Подслушаю их разговор….
«Вы всё ж пришли, как счастлив я,
Сегодня вижу вы одна,
Как этот вам идёт наряд,
Как встрече с вами я здесь рад», –
Повеса грешною рукою
Её за талию обнял,
Его жар плоти обуял,
Он так доволен сам собою;
С перста о муже память снял.
26
Она чуть-чуть лишь отстранилась,
Тревожной мыслью охладив,
Свой разум, кажется, смутилась,
А он по-прежнему игрив:
«Мой ангел, что-то вас смущает,
На что вниманье обращает
Ваш чем-то строгий даже взгляд?
Немилость ваша, просто ад».
«Вы так вольны, что с каждой девой
Готовы прямо же тот час
Вступить в интимность без прикрас,
Рукой, как будто бы не смелой,
Кольцо верните мне сейчас».
27
«Так, где ж ваш муж?», – здесь отвечает
Наш Костя…. Хладною рукой
Кольцо небрежно возвращает,
Как будто возмущён игрой.
Подумал он: «Что здесь случилось»?
Его желанье обратилось,
Добившись тайного свиданья,
В предмет любви непониманья….
Как обманулся, как унижен
Его довольный, чёрствый нрав,
Он игры знал иных забав,
И вот теперь так зло обижен,
Души прохладность в ней узнав.
28
Он отстранился, в расстоянье
Его слова тревожат слух,
Он уж не чтит её вниманья,
Во рту язык для рифмы сух.
Ах, как теперь с ним холодна,
Та, что вчера была вольна,
В телах рождая дрожь волненья,
В порыве сладкого движенья.
«Мой друг, вы что-то отстранились
Уже ль для вас ночь не мила,
Я помню, как-то вы вчера
В словах весомых оживились,
Что я сдержаться не смогла», –
29
Уже ли он так и не вспомнил
Ту, что слова предали вдруг,
Где сердце слёзами наполнил
Его мальчишеский испуг.
Сказать, иль нет, вот в чём проблема,
Неразрешимая дилемма
Ей грудь терзает до сих пор,
Привносит холод в разговор.
А Нежин даже в раздраженье,
Вновь принялся за свой бокал,
От разговора он устал,
Здесь вряд ли слышит возраженье
Переполнённый кем-то зал.
30
Прервусь, читатель, так и быть,
Уж близок бой ночных курантов,
Стихи пора поторопить,
Желанья ждут своих гарантов.
Вот все за стол уже присели,
Где гости вечер пили, ели,
Где бег ушедших в ночь часов
Рождал причуды чудаков.
Охвачен миг немым волненьем,
Замолкла музыка, сейчас
Речь президента тронет нас
Здесь новогодним поздравленьем,
Его мы слышим каждый раз.
31
В молчанье строгом все застыли,
Не смолк лишь шорох за столом,
А дамы, что-то приуныли,
Но я не знаю здесь, о чём.
С экрана речи прекратились,
Секунды звоном оживились,
Янтарь шампанского в бокалах
Желанья носит в душных залах,
Где в завершенье бой курантов
Желанья тянет на простор,
В небес Божественный собор,
Фортуна между конкурсантов
Ведёт там тщательный отбор.
32
Ну, вот свершилось здесь знаменье,
И новый век в свои права
Вступил, и час его движенья
Уж сводит каждого с ума.
А, что же Нежин загадал,
Удачу ли свою узнал?
Изрядно выпив, захмелел,
Он блеск фортуны вожделел.
Наташе будто бы неловко,
Она уж Нежина не ждёт,
Вот-вот он за столом заснёт,
И женщин верная уловка
Его с собою уведёт.
33
Так и случилось, правы лиры
Нельзя мужчинам доверять,
Одни злодея, те задиры,
Ну, что ещё здесь понимать.
Но всё же плоть любви желает,
Наталья это точно знает,
Ей тяжко совладать с собой,
Биенью сердца крикнуть: «Стой»!….
Вдруг видит, как за ширмой сцены
Наш неудачливый герой
Уже в объятиях другой….
В соблазне тягостной измены
Он вряд ли был самим собой.
34
Как боль несносно сердце сжала,
Наташе б выпить, наконец,
Душа того не ожидала:
«Какой же всё-таки подлец».
Что делать ей? Замолкли чувства
В объятье тайного безумства.
В руке сжимая прейскурант,
К ней пристаёт какой-то франт,
Бубнит бессмысленные речи,
Как ненавистный, злобный враг,
Наталья всем желает благ,
Накинув шубу вдруг на плечи,
Заметно ускоряет шаг.
35
Средь улиц снег, и ночь темна,
На помутневшем небосклоне
Плывёт невидимо луна,
Зима не спит в природном лоне.
Остановившись на мгновенье,
Снежинки в странном поведенье
Кружатся в вальсе голубом
Перед заплаканным лицом.
Наташе горестно и грустно,
Как будто тянет тяжкий грех
Душою в этот чёрный верх
И мир вокруг, увы, так пуст, но
Она как будто слышит смех….
36 – 37 – 38
……………………………….
39
Я текст пока перечитаю,
Вернусь в оставленную роль
И там, наверное, узнаю,
Что делает мой Феликс Вольф.
Он вновь один, опять квартира,
Листы бумаг и том Шекспира,
Бутылка водки, стопок звон,
Одевшись, всё ж выходит он.
На улице лишь снег, пустынна
Его уставшая глава,
В ней не покоятся слова,
Он рад, что жизнь не так уж длинна,
А смерть достаточно близка.
40
Он всё бредёт среди усталых
Дворов и окон расписных,
Меж улиц, средь больших и малых
Под думы истин прописных.
Вот вскоре темень оживится,
И праздник ночью обратится
Средь новогодних здесь утех,
Где заструится громкий смех.
Ну, а пока лишь из квартир
Я слышу хлопотливый бум.
А что ещё идёт на ум
Средь не запачкавшихся лир? –
Тоскливых мыслей слабый шум.
41
Зимы холодная среда
В объятье лёгкой непогоды.
Я брёл неведомо куда
Под настроение природы….
Вот слева слышу чей-то крик….
Остановившись лишь на миг,
Вновь ощущаю странный звук.
Дверей подъезда слабый стук
Насторожил моё вниманье,
И тут же в теле вечный зверь,
Проснувшись вдруг, уже теперь
Ведёт в волнующем старанье
Туда, где скрип издала дверь.
42
Ступая тихо, осторожно,
В подъезде слышу голоса,
Их разобрать уже не сложно;
Напрячь лишь уши и глаза….
Вступив в подъезд, я вижу тени,
Средь настороженных мгновений
Моё внимание привлечь
Готова здесь дурная речь:
«Ты что, красотка, убегаешь
Без основательных причин
От пятерых таких мужчин?
Ты нас ещё совсем не знаешь,
Любовь стара, как терпкость вин».
43
И тотчас с этими словами
Он сильно сжал младую грудь
Приятной дамы, и губами
Уж попытался к ней прильнуть….
Их было пять, я всё следил,
Их взгляды, словно плеть ловил,
И ждал, когда мой зверь бы смог
Свершить отчаянный бросок.
А женщина, сопротивляясь,
Уж попыталась вновь кричать,
Один из них успел зажать
Ей рот, и злобно ухмыляясь,
Её был рад к стене прижать.
44
«Ты что, шалава, нас не помнишь?
Что ж, будет так тебе больней,
Ты честь свою здесь не уронишь,
Сожми ей локти, посильней», –
Один из них ей руки крутит,
Другой ему уж не уступит,
С неё одежду третий рвёт,
Чётвёртый грудь ей сильно мнёт:
«Довольно парни представлений,
Она со мной сейчас пойдёт,
Я вижу, девушка не ждёт
В ночи подобных приключений
И вас, как видно, подведёт».
45
«Ты что, мужик, набрался малость», –
Вскипел один, и тяжело дыша,
Достал вдруг нож, – «Какая шалость», –
Я отступил на полшага.
«Ну, что бежишь, куда отходишь,
Меня ты здесь мой друг заводишь», –
Ножом вдруг резкое движенье
Он здесь свершил…. Презрев волненье,
Я раньше двинулся вперёд,
Сместив чуть линию атаки.
(Ну, кто из нас не видел драки,
предвидя схватки весь итог,
забрызгав кровью край рубахи?)
46
Рукой невидимой движенье,
Блеснувший нож я упреждал,
Кулак в его опереженье
В гортань противника попал.
Он захрипел, кровь лилась с губ,
Он опрокинулся, но вдруг
Ко мне рванул, стремясь попасть,
Я не мешал ему упасть.
«Ты, что мужик, желаешь смерти»? –
Взмахнув ударною ногой,
В меня хотел попасть второй.
Знавал я, как дерутся черти,
Когда-то сам я был такой.
47
Готова плоть к его удару,
Мгновенно делая уклон,
Был там подобен ягуару
Мой зверь, предчувствуя разгон.
С уклоном я ударил в пах,
Враг, вдруг почувствовав свой страх,
Чуть застонал, упал к стене,
Его добить осталось мне.
Я знал причудливость мгновений,
Увидев тёмный силуэт,
Я на лице кровавый след
Оставил молнией движенья,
Такой блеснул в глазах «Сайд-Степ».
48
Ко мне гурьбой метнулись двое,
Один из них достал свой нож,
Свершая действие иное,
(какое сразу не поймёшь)
Я отступил лишь на мгновенье,
И вновь ножу в опереженье
Мой сокрушительный кулак,
Но изворотлив новый враг;
Удар его, лица касаясь,
Прошёл, след крови на губах
И боль, мелькнувшая в зубах,
Будили огнь, что просыпаясь,
Вселял в сердца невольный страх.
49
Нож вновь блеснул холодной сталью,
Меня чуть-чуть застав врасплох,
Мел стен посыпался эмалью,
Манёвр мой был не так уж плох.
Атаки новой я не ждал,
И мысль врага предугадал
Мой упреждающий удар,
(во мне наверно есть тот дар).
Упал противник, сбив дыханье,
Ударом этой же ноги
Я кость сломал его руки,
Не забывая о вниманье,
Кулак припал к его груди.
50
Он вряд ли дышит, нет мгновенья
Мне убедиться в том, второй
Своим причудливым вращеньем
Меня увлёк вдруг за собой.
Нет сил, мне сдерживать захват,
Он будет сам тому не рад
Через одно, иль два движенья,
Во мне на это нет сомненья….
(Скажу вам: «Нет, такие вот борцы
Здесь уваженья не имеют,
Они побить лишь слабых смеют,
Как прыщеватые юнцы,
А в чём-то сильных не сумеют».)
51
Довольно всяких церемоний….
На горле пальцы я зажал,
Мой дух давно среди гармоний,
Средь жизни хаоса блуждал.
Враг захрипел, во всём старанье,
Стремясь восстановить дыханье.
Я здесь позицию сменил,
Рванул гортань, что было сил….
Последний в мечущем испуге
Рукою вынул пистолет….
Я знал чернеющий предмет,
Он видно так скорбел о друге,
Как будто знал его сто лет.
52
Я помню, девять миллиметров
Вдруг обожгли мои глаза,
Смерть от меня здесь в паре метров,
И к ней ступить лишь три шага.
Я медлил чуть, чего-то ждал,
Нет, нет, не страх меня сковал.
Враг заметался сам в испуге,
Он уж не помнил здесь о друге.
«Нажми курок…. Иль ты боишься?
Не трусь, мне нечего терять….
Ты не умеешь убивать?
Дай знать мне здесь, когда решишься,
Я не намерен долго ждать», –
53
Три шага, только три ступени
Дарили жизнь мне или смерть,
Таких не ждал я приключений,
Где под ногой дрожала твердь….
Я всё же двинулся вперёд,
Не зная, что меня там ждёт.
Здесь нет мне лишнего мгновенья,
Я смерть искал среди томленья
Среди толстенных мудрых книг,
Среди причудливых видений,
В огне терзающих сомнений
Я был безумцем каждый миг
И знал всю горечь унижений.
54
Ещё лишь шаг, пусть жизнь устало
Уйдёт, быть может, на покой,
Где смерть судьбе вновь даст начало….
Своей взволнованной рукой
Враг пистолет стал подымать,
Мне нечего там было ждать.
«Стреляй! Пусть Бог тебя простит
И к новой жизни вдохновит», –
Он медлил, долгое мгновенье
Уж длилось, словно битый час,
Мне нечего скрывать от вас,
Быть может важное значенье
Играл в судьбе тот миг сейчас.
55
Я шаг ступил…. Не видя цели,
Раздался выстрел…. Феликс Вольф
Упал к стене…. Что вы хотели?
Грудь обожгла горячим боль.
Забыв на миг оцепененье,
Наталья, ощутив волненье,
Вдруг бросилась с подъезда вон,
Не видя никаких сторон.
Бежала, падая, по снегу
Тянулся её нервный след.
«Скорей, скорей туда. О, нет!», –
Уже ли здесь предастся бреду
Мой неудавшийся сонет.
56
Назад, назад, уж невозможно
Свершить сейчас ей тяжкий грех,
Вернуться, Боже мой, как сложно,
А на пути мешает снег…………..
Подъезд вот этот, несомненно,
Страх исчезает постепенно,
Со скрипом дверь открылась вдруг,
Но кровь не вызвала испуг.
Убийцы нет, в подъезде шум….
Навеселе, ну кто не прочь
Гулять оставшуюся ночь?
А вот уж праздничный костюм
Там вряд ли сможет ей помочь….
57
Сочится кровь сквозь лоскут ткани,
Вольф приподнялся, а она
В движенье гибком, быстрой лани
Помочь желанием полна.
Опершись на худые плечи,
После такой неясной встречи
Вольф взгляд бросает ей в глаза,
Где заблестела уж слеза.
В волшебной прелести очей,
Среди дыханья красоты,
В огне несбыточной мечты
Как будто угадал он в ней
Давно забытые черты.
58
«О, Боже мой, что я здесь вижу,
Могу поклясться на крови,
Я жизнь люблю и ненавижу
Среди негаснущей любви.
Уже ль не лгут мои глаза,
Я будто слышу голоса
Из мира царственных теней,
Где жаждал я остаться с ней.
Лгала, лгала там школа наша
Среди сомнительных друзей,
Наперекор семи смертей
О, Бог мой, ты ведь та Наташа,
Я жизнь всегда был должен ей», –
59
Я говорил, что Новый год
Исполнен праздником чудес,
Он мчит судьбу в водоворот
И чуть касается небес….
Как долго держит в волшебстве
Роман мой дух, чаруя в сне,
Где счастье видно захотело
Прибрать израненное тело.
О, муза, лирой пробуждён
Мой сердца стук грудь рвёт степенно,
Терзая мысль одновременно,
Мы продолженье подождём,
Оно прибудет, непременно….
23 : 29 / 26 июня 2002 года С. В. Аретинский



Мне нравится:
0
Поделиться
Количество просмотров: 35
Количество комментариев: 0
Рубрика: Литература ~ Поэзия ~ Поэмы и циклы стихов
Опубликовано: 21.04.2017




00
Есть вопросы?
Мы всегда рады помочь!Напишите нам, и мы свяжемся с Вами в ближайшее время!

1 1