Чтобы связаться с «Сергей Аретинский», пожалуйста, войдите или зарегистрируйтесь.

Леди "N" глава 4


Глава 4

                                                                       Что ж? Тайну прелесть находила
                                            И в самом ужасе она:
                                                      Так нас природа сотворила,
                                                   К противоречию склонна.
                                                           (Евгений Онегин)
                                                                              А. С. Пушкин

1
Так, где оставил я героев,
Где потерял романа след?
Средь поэтических запоев
В стихи нередко сею бред.
Где не доволен сам собою,
Листы терзаю вновь строкою,
Как рифма ломаный сонет,
Ищу героев, их уж нет….
Пусть время нас здесь всех рассудит,
Я вновь готов идти вперёд,
Где день на ночь свой свет прольёт
И вновь вдруг рифмою разбудит
Романа нить, он всех нас ждёт.
2
Я вновь несусь, как время движет,
Скорей мгновений, что сонет,
Как верный пёс, строкою лижет
Сплетая в миг движенье лет.
Я тороплю стихов стремленье,
В груди не чувствуя волненье,
Средь суеты шальной мечты
Уже не слышу клеветы,
Не вижу зависти надменной,
На это времени мне нет,
Вот только жаль, что мой сонет
Ступает похотью степенной,
Скрывая главный свой предмет.
3
Что ж после бурного свиданья
Наталья время торопит,
Пред мужем лепет оправданья
Её никак не вдохновит….
Ногой нащупав лиры стремя,
Я вновь вернулся в наше время,
Где хрупким замыслом пера
Я тяготился здесь вчера.
Зима, опять зима, холодным
Рождает блеск искрящий снег,
Он вновь торопит жизни бег
Своим движением голодным,
Даруя мыслям свой разбег.
4
Наталья дома, пыл признанья
Её и манит, и страшит,
Но всё же тень непониманья
Её собою тяготит,
Уносит в мир неясных дум,
Тревожит чувства ей и ум,
Но всё же странное желанье,
Ей сладко, словно пониманье.
Муж дома, вроде всё, как прежде,
Пришёл за полночь, странные дела,
Он так устал…. Моя глава
Здесь не даёт его надежде,
Узнать, что ночь ему верна….
5
Мужья, вы знаете ль о том,
Что верность, встречи единичные
Приносят ветер новый в дом,
Когда кончаются наличные,
Когда фортуна изменяет,
Когда твой труд не вдохновляет,
Подругу, верность иль жену,
(я дальше пошлость приведу).
Но согласитесь, право слово,
Для наших жён уж нет преград,
Ведь я и сам тому не рад,
Но надо жить и мыслить ново,
Чтоб где-то бедам ставить «мат».
6
Муж спит давно, Наталья в думах
Проводит уж который час,
Мой слог, в дальнейших пересудах
Будь рассудительным хоть раз,
Не мчись под действием мгновенья,
Как лист от воли дуновенья,
Смыкая сложные пласты,
Не рви измятые листы….
Нет, сон нейдёт, упрямо думы,
Незримо мысль одолевая,
В свой лабиринт ум зазывая,
К мирам иным взывают шумы,
Несутся, словно птичья стая.
7
А Нежин, сытым истощеньем
Доволен видимо собою,
Он безмятежным сновиденьем
Невидим нынешней главою,
Так в пору мне его оставить
На время, может быть, слукавить,
Здесь подтолкнув свой слог слегка,
Привычный жест подать: «Пока»….
Что ж вновь вернусь я тенью в спальню,
Чтоб посмотреть тревожный сон,
Он в стенах, средь вещей, кругом
Расположился не случайно,
Мистичным светом окружён….
8
Наташе снится город мрачный,
Его скрывает ночью мгла,
(пейзаж, быть может, не удачный,
его здесь темень родила).
Огни домов уже усталых,
Каких-то странных, небывалых,
Рождает странный силуэт
Теней неясных злой дуэт.
Наташа двинулась вперёд,
Ей шепчут звуки дети ночи,
И страх влезает в грудь, нет мочи
Ступить и шаг, её зовёт
Немая мгла, закрыв ей очи.
9
Вдруг тень, мелькнувшая пред нею,
Маня незримою рукой,
Рождает звук подобно Лелю,
Своею сладкою игрой.
Наталья двинулась на звук,
Вот слева скрип, а справа стук,
Вот сзади мощный звук органа,
А впереди рука тумана….
Объята ужасом, она….
Ступает тихо, осторожно,
Но, Боже мой, как это сложно,
И как во тьме она сама,
И убежать ей невозможно.
10
Тень впереди, Наталья с нею
Крадётся, город перед ней,
Сгущая сумрак, всё темнея,
Наталью делает смелей.
А стены всё скользят тенями,
Лицо ей лижут языками,
И шепчут что-то тихо вслух,
Тревожа страхами ей дух.
Вот поводырь Наташин вверх
Скользнул могучими крылами,
Над погребальными крестами
Поднялся в небо белый стерх,
Взяв горсть земли с собой когтями.
11
Наталья, вдруг поднявши руки,
Взмывает вверх, какой полёт,
Она здесь слышит скрипки звуки
И неизведанное ждёт.
Взлетая к верху, тень густая,
Пути и цель не упуская,
Скользит меж крышами домов,
Наташа с ней в объятье снов.
Вот странный шум, вдали огни,
А тень злорадствующим смехом
Зовёт к причудливым утехам
И чуть касается земли,
И словно зверь, играет мехом.
12
Рукой власы не поправляя,
Наталья вниз, а тень ведёт,
К огням дорогу проторяя,
И рифм моих не признаёт.
Скорей, скорей, уже так близко,
Чуть высоко и слишком низко
Сред стен и темени глубокой
Они скользят дорогой одинокой….
Вдруг стены мрака расступились,
И тень исчезла, охлаждая след,
Но слог мой радует сонет,
И мы с Натальей очутились
На площади, где теней нет.
13
Здесь праздник, радость и веселье
Здесь шумность песен, кутерьма
И плясок бурное вращенье,
Костюмов разных мишура.
Вот слева нас забавный клоун,
Вот справа,… вроде Шэрон Стоун,
Под маской кажется усы,
А вот и человек-весы.
Всё в шумном вихре маскарада,
В сумбуре праздничных затей,
Здесь в странном облике людей
Наташа видеть их всех рада,
Они всё ж лучше тех теней.
14
Да, в самом деле, что такого
Ведь сны таят всех мыслей след,
Они уж ждут, из сна любого
Слепить какой-нибудь вам бред.
Но вряд ли это неуместно,
Мы всюду с вами повсеместно,
Не уставая счастья ждать,
Стремимся сны предугадать,
Чтоб знать, что день для нас грядущий
Готовит тяжбы, иль успех,
Вдруг слёзы, или может смех,
Но путь осилит лишь идущий,
Мы все, наверное, из тех….
15
Из тех, кто силится мгновеньем
Сменить проклятие на честь,
Чтоб снова долгим вдохновеньем
Страницы жизни перечесть.
Иль вновь я, может, заблуждаюсь,
Романа суть забыть стараюсь?
Так в пору мне уже прерваться,
Строками важными заняться.
Чего же ждёт мой слог? Сомнений,
Плененья радостных минут,
Где рифмы быстро потекут
В сумбуре здешних приключений
И слог романа завлекут.
16
А праздник в радостном разгаре,
Среди различных клоунад
Все гости здесь в хмельном угаре,
И пьян весёлый маскарад.
Вот клоун в красном колпаке
Упал, он видно не в себе,
Задел локтём седую даму,
О том рассказывать не стану,
Пусть кто-нибудь с почтенных дам
Домыслит что-нибудь чуть-чуть,
Ты только рифму не забудь,
А то я слово вставлю сам,
Чего краснеть, ну, как-нибудь.
17
Вот слева в маске попугая
К мужчине с маскою козла,
Как видно пол не различая….
(Бог мой, какая срамота.)
Им всё, как видимо, неймётся,
Мой друг, наверно мне придётся
Строфой их гневною разнять,
А то уж мне несдобровать,
А то вдруг скажет цензор гневный:
«К чему такой здесь поворот»?
Но я то знаю наперёд,
Смысл в том совсем не однодневный,
Он только будущее ждёт….
18
Вот справа в маске петухов,
Сверкают шпорами златыми,
И каждый здесь из них здоров,
Тела – доспехи, как литые.
Один, уж шпагу обнажив,
Про шум и маскарад забыв,
Вдруг выбрал стойку здесь для боя,
Наверно шпагой нужно стоя
Разить безжалостно врага,
Приняв атаку друга, слева
На них глядит седая дева,
Изображая знатока,
Как будто ей до всех есть дело.
19
Бог мой, веселье – не порок,
Но что-то слишком откровенно,
Танцуя прелестями ног,
Подолы шаркают отменно.
Звучит музыка заводная,
И сцена, кажется, родная:
В рубахе красной наш Иван,
Так весел и смертельно пьян.
Но разве можно насладиться
Нам в полной мере кутежом,
Вот как-то был за рубежом,
Так там уж есть чему дивиться,
Проблема только с багажом.
20
А вот уж диво, так уж диво
Крылато-пурпурный дракон,
Огонь и дым неторопливо
Из пасти изрыгает он….
Смотри вот в маске кабана,
Как в шерсти будто бы спина
Играет алым переливом,
Весь маскарад в огне игривом.
Пестреют праздничные маски,
Мерцают лица тут и там,
Даруя пыль своим следам,
В палитре сна сгущают краски,
Ну, что ещё сказать мне вам.
21
Наталья где-то в хороводе,
Весёлый хохот, крик и смех –
Всё то, что водится в народе
Среди гулянья и утех.
Но мне пора уж сон покинуть
И со страниц романа сгинуть,
Где своей пишущей рукой
Уйти, пожалуй, на покой.
И вот я снова здесь в квартире
Среди толстенных старых книг,
Я так устал, как замер миг,
Но что-то делается в мире,
Что голос мой сорвался в крик….
22
Я вновь устал и грусть незримо
Тревожит рифмами мой дух
Ей видно так необходимо
Занять и зрение, и слух….
Вот-вот усну, но сей же час
Куранты вот двенадцать раз
Пробили, полночь за спиной
Идёт небрежною строкой….
Вдруг…. Что-то чувствую, случилось,
Как быстро мысль меняет сон,
Я слышу здесь какой-то стон,
Беда с Наташей приключилась,
Крадётся к ней, как тень ворон.
23
Вот люди в сне вдруг сняли маски,
Огонь объял здесь эшафот,
Стирая чёрной тенью краски,
Ревёт аккордами всех нот….
Какой зловещий диссонанс,
Он тьмы рождает резонанс,
Земли тлетворной злая твердь
Готовит будущую смерть….
Идёт к Наталье бес ревнивый,
Трясёт козлиной бородой,
Грозит костлявою рукой,
Как пёс безродный, шаловливый,
Исполнен похотью людской.
24
Вот справа чёрт хвостом ей машет:
«Смотрите, братцы, как мила,
Она, пожалуй, всех здесь краше», –
Набрался видимо вчера….
А сзади волк свирепой масти,
Слюна стекает с жадной пасти,
Оскалив ряд своих зубов,
Он уж давно к прыжку готов.
Вот слева змей, шипя зловеще,
Скользит по тлеющей земле,
Он рад Наташе, и вдвойне,
Как жертву плоть сжимает в вещем,
Пока ещё неясном сне.
25
Нет больше сил тревожить время,
Наташа в ужасе, а круг
Сжимает плоть, где каждый семя
Готов отдать в страданье мук.
Нет больше шага к отступленью,
Сон не готовит к пробужденью,
А шабаш, как водоворот,
Наталью тянет в хоровод,
И скалясь злобно, ухмыляясь,
Бесовский ритм рождает яд,
Наташин трогая наряд,
Все черти, грязно раздеваясь,
Дают для плоти свой заряд.
26
Наталье холодно и стыдно,
Во мне нет сил, ей здесь помочь,
И избавления не видно
В ту нескончаемую ночь,
А шабаш всё не умолкает,
Исход его лишь дьявол знает,
Я помню, точно, он придёт,
Он видит всё, но что-то ждёт.
Вот пляска в буйство переходит,
И черти спорят, кто начнёт,
Алтарь их девственности ждёт,
А плоть невинности заводит,
И злость так просто не уйдёт.
27
Круг душит, нет уже надежды,
И черти яростной толпой
С Наташи белые одежды
Рвут, не смущаясь наготой.
Она кричит, но рот зажат,
А бесы кровь готовят в ад,
И болью рвут плоть девочки
Те незнакомые толчки.
Ликуя, черти в сладострастье
Бросают семя в лоно мук,
И грубость их костистых рук
Рождает тёмное ненастье
И плод любви пускает в круг.
28
Меняя грязные движенья,
Бесовский хор тревожит гул,
И вдруг из царствия забвенья
Восходит гневный Вельзевул.
Он грозен, он силён, могуч,
Чернее штормовых здесь туч
Его восторженная плоть,
А на алтарь Наташи кровь
Стекает болью. Тень тирана
Подходит к ней, все пали ниц,
Гримаса зверя сотней лиц
Меняет плоть в ночи обмана
Средь ненаписанных страниц.
29
Наталью тут же на алтарь,
Подняв когтистыми руками,
Несёт какая-то там тварь
Неторопливыми шагами.
Мой слог здесь вовсе не калека,
Зверь облик тотчас человека
Принял…. Я видел это сам,
Прильнув к терзающим стихам.
В глазах Наташи меркнет свет,
Ей боль покрыла кровью тело….
(О том я видно неумело
пишу, не ведая предмет.
Но, что сказать? Такое дело.)
30
Вот зверь подходит к ней, теснится
Вся нечисть злого алтаря,
Наталья взгляд поднять боится
В глаза немого упыря.
Он всё молчит, вот в звук литавр
Раздался гром, и вой гитар
Сменил мгновение молчанья,
Мольбы и слёзы причитанья.
Открыв мучительно глаза,
Наталья видит у него,
Черты знакомые того….
И вновь не прошенным слеза.
Читатель, ты узнал его?
31
Он шаловливою десницей
Тревожит прелесть её тела,
Бутон любви счастливой птицей
Уж ждёт, когда дойдёт до дела.
Он не торопит миг соблазна,
Ведь ночь не так уж безобразна,
И в ней желание нахлынув,
Невыносимо боль покинув,
Стремится в храм шальных утех,
Презрев прошедшую невзгоду,
Наталья, вдруг противясь Богу,
В истерии рождает смех
Здесь, будто, дьяволу в угоду.
32
Плоть ждёт малейшего движенья,
Ласкаясь к продвиженьям рук,
И сладкий миг совокупленья
Обжог касаньем жарких губ.
Наталья плотью изнывает,
Он нежен, он конечно знает,
Как похоть ублажить невест,
Лаская прелесть райских мест….
Желанья, бренные желанья,
Уже ли лучше всех наград,
Чтоб исполнением их ад
Тревожил разные старанья
Здесь обещаньем разных благ.
33
Вдруг реквием в тревожном сне
Сменил причудливость картины,
Чаруя,звуки в тишине
Мчат в небывалые долины,
Уносят мысль к мгновеньям света,
Где тени солнечного лета
Зовут к покою грешный дух,
В минуты сна тревожа слух.
Наталья видит чудеса,
Их не скрывает мгла скупая;
Походкой строгою ступая,
Монахи движут в небеса
Врата Божественного рая.
34
Звучит молитвенно капелла,
Как будто с сердца тяжкий грех
Упал на землю здесь не смело
Среди пока неясных вех….
Так долгожданное мгновенье
Уносит мысли в пробужденье,
Где вновь будильника трезвон,
Кошмарный прекращает сон….
Муж в ванне быстро чистит зубы,
И словно в суетном бреду
Жену целует на ходу
В её некрашеные губы,
Хватая завтрак на бегу.
35
Так вряд ли нужно говорить,
О том, что мы давно все знаем;
С годами вместе уставая жить,
Друг друга уж не замечаем,
Не видим радостной минуты
В часы ненужной ссоры, смуты.
Когда супружеская верность
Степенно переходит в древность
Мы ждём от жизни…. Но чего?
Катясь, как будто, по наклонной,
В спеси ещё неугомонной,
Ну, кто не жаждет изменить того
Своею жизнью неуёмной?
36
Зевая, чуть в постели нежась,
Наташа не торопит миг,
Морозность дня и утра свежесть
В зеркальность спальни тянет лик.
Телесной прелести нектар
Изящно белый пеньюар
Снимает мягкою рукою,
Она владеет так собою;
Вольна, строга, нежна в движенье,
И словно ангел во плоти,
Что лишь встречаясь на пути,
Уж будит всё воображенье
И не даёт вот так пройти.
37
Смягчив уста губной помадой,
Придав волнующим бровям
Дугу божественной усладой,
Наташа прелесть зеркалам
Дарует, только лишь мгновенье
Чарует каждое движенье,
Где плавность линий её тела
Иметь фортуна захотела….
Заканчивая макияж,
Наташа нежною рукою,
Тревожа женской наготою,
Берёт здесь чёрный карандаш
И удивляет красотою.
38
Ажур белья внимает тело,
Прилежность линий узнавая,
Застёжки просто и умело,
Средь пальцев тихо попадая,
Уж обнимают гибкий стан,
(я так хотел помочь ей сам).
А дальше, что идёт на ум?
Наталья строгий свой костюм,
Увы, движением привычным,
Рукою мягкой надевает,
Фигуры прелесть не скрывает
Костюм такой, и лаконичным
О леди слово не бывает.
39
И всё как прежде, кофе горсть
В стакане с сахаром смешалась….
«Супруг давно в квартире гость», –
Наталья что-то замечталась….
Её тревожит жуткий сон,
Бесспорно, ну конечно он
Во сне был с нею кем-то там,
Хранитель гневных эпиграмм….
Что ж поторопим слог мы с вами
Ведь время движется вперёд,
Её работа, где-то ждёт,
Неторопливыми шагами
Она уже туда идёт.
40
Работа, можешь ли игрою
Ты хоть когда-нибудь побыть?
Я воспевал тебя строкою,
Не смея о тебе забыть.
Вернувшись в старые страницы,
Я слов бесцельных вереницы
Уже забыл, стихами в путь,
О чём я говорил, забудь….
Последний день пред Новым годом
Исполнен страшной суетой,
Приготовлением, едой,
Что за столом так мимоходом
Блеснёт вдруг трапезой ночной.
41
Где неуёмный звон бокалов
Коснётся раненых минут,
Среди квартир и пышных залов
Мгновенья жизни потекут.
И с новым может вдохновеньем
В сеть дум пришедшим избавленьем
Вдохнём вновь ветер перемен
В краю незыблемых дилемм.
Но ночь пока ещё не встала
На нашем жизненном пути
И не торопится идти
Сумбуром в краски карнавала
И не спешит к нам в дом войти.
42
Все суетятся, право слово,
Вот мой как будто бы сосед,
Хмелея в праздник, что такого,
Несёт прохожим разный бред.
Вон рядом с ним его напарник,
Он словно гильзу злой ударник
Заводит…. Тоже не в себе,
Вот то-то радости жене.
В снегу уж оба извалялись
Прохожим право же смешно,
А им конечно всё равно,
Вот снова братьями обнялись,
Как будто, виделись давно.
43
А слева, сгорбившись уныло,
Подняв повыше воротник,
Волочит ель неторопливо
Какой-то страннейший старик.
Он озирается мгновенно
На каждый шум и непременно
Полами шубы прячет ёлку,
Старается, но всё без толку.
Замёрзший справа постовой,
Нахохлив зимний свой бушлат,
Дёжурству здесь, увы, не рад,
Всё ждёт, когда же он рукой
Вина откроет хмельный град.
44
Смотри, вон давние подружки
На рынке встретились, шутя,
Неугомонные болтушки
Трещат. А где же их мужья?
За столиком, две кружки пива,
Один из них скупая жила,
Его я знаю уж давно,
Но это вам ведь всё равно?….
Да, город дышит Новым годом,
Витринам средь шальных реклам
Уж нет числа, и вот я сам
Бреду, как тень, здесь мимоходом,
Бросая взгляд по сторонам
45
Вот день средь суеты проходит
В заботах, праздничных делах,
Наталья места не находит
В моих смутившихся стихах.
В строках неясной ещё речи
О предстоящей с Костей встрече
Наталья грезит, ведь она
В него, как видно, влюблена….
Иль, может, нет…. Все это бред,
Лишь месть от ран её душевных,
Бег от забот здесь каждодневных,
От ежечасных, тайных бед
И от поступков злободневных.
46
Строфами двигаясь вперёд,
Я рифмы строю неумело,
Не зная, что там дальше ждёт,
Я принимаюсь вновь за дело….
Здесь вновь главу перечитаю,
Страницы сцен перелистаю,
Анализируя сомненья,
Не удержусь от вдохновенья,
От оправданий интереса.
Где мы с героем сговорились,
Стихи в роман вдруг обратились,
Он словно молодой повеса,
В нём строфы девой оживились.
15 : 42/ 14 июня 2002 года С. В. Аретинский


Мне нравится:
0
Поделиться
Количество просмотров: 36
Количество комментариев: 0
Рубрика: Литература ~ Поэзия ~ Лирика любовная
Опубликовано: 21.04.2017




00



1 1