Чтобы связаться с «Сергей Аретинский», пожалуйста, войдите или зарегистрируйтесь.

Леди "N" глава 1


Посвящение

Как скучен мир не умудрённый нами,
Несчастен, даже чем-то сер,
Взглянув вокруг, вы убедитесь сами,
Вот вам классический пример:…….
………………………………………….
Устав от чар и дум печальных,
От прошлых, тягостных часов,
От мыслей дерзких и нахальных,
Вдруг окунувшись в сладость снов,
Спешу утешить вдохновеньем
Труды восторженных забав,
Я в сумасброде здешних глав,
Питаю мысли наважденьем
И свой пытливый духа нрав.
В шутливой форме разговора,
Не для страстей и не для спора
Начну сейчас я свой рассказ,
Где колкость слов и пышность фраз,
Где в тайных помыслах мечты
Живут кумиры простоты….
Прими же труд, читатель, мой,
Перстами, сняв вуаль страницы,
Измяв небрежною рукой,
Как стыд смутившейся девицы,
Листы робеющих стихов,
Отряды рифм и теплость слов,
И лёгкость строфного узора,
И простоту всю разговора.

Глава 1
                                                       
                                                                  Не ты ль слыла небесной в древнем мире,
                                       О, Муза, дочь Поэзии земной,
                                    Тебя ль бесчестили на лире
                                               Все рифмачи преступною рукой!
                                                            (Паломничество Чайльд-Гарольда) 
                                                                             Д. Г. Байрон
1
Всей жизни смысл не разумея,
Склоняясь к зрелостию лет,
Предмет мечты в душе имея,
На всяк вопрос, найдя ответ,
Хотел мой друг плоды науки
Не для забав и не для скуки
Вкусить влюблённостью пера,
Познать пути добра и зла.
Пленённый странным наважденьем,
В какой не помня день и год,
Он всё записывал в блокнот,
Тревожась странным пробужденьем,
От неудачливых забот.
2
Ночами в тягостном раздумье,
Глотая в чашках кофеин,
Он гениальностью безумья
Был как-то, странно одержим.
Был нелюдим и груб с друзьями,
Как будто смех его над нами
Несносной силой возносил,
Но всё ж он был и добр, и мил:
Был собеседником прекрасным,
В кругу знакомых умным слыл,
Нередко попусту шутил,
Стараясь быть предельно ясным,
Всем уваженье находил.
3
Для женщин вроде интересен,
Мужчинам, вроде не смешон,
Наш мир, мой друг, уж слишком тесен,
Тебе встречался верно, он….
Ну, к чёрту странность отступленья,
Тумана строфность, наважденья.
Я нервно пишущей рукой
Его представлю пред тобой.
Хочу сказать, чтоб быть не строже,
В наш сумасшедший, грубый век
Всё убивает интеллект,
И то, что жизни всей дороже
Не ценит здешний человек.
4
Итак, мой друг – писатель Нежин,
Со мной, он просто Константин,
Для милых дам, он груб и нежен,
Коллегам вечный пилигрим –
Скиталец странный без жены,
Его женить пытались мы,
Но тщетный поиск идеала,
Его судьба не испытала
Томленьем сладким ожиданья,
Сумбуром пламенных страстей
И с жаждой свежих новостей
Касаньем губ вдруг в миг свиданья,
Под шумность радостных гостей.
5
Дитя жестокости надменной….
Иль благосклонности судьбы?
В общенье с музой вдохновенной
Не легче ль просто без жены?
Но вот беседы, кривотолки,
Остроты слов, словно иголки….
Твердят друзья всему в ответ,
Что Константину тридцать лет,
Что уж пора судьбе постылой,
Ломая празднества устой,
Конец всей жизни холостой,
Положить встрече с дамой милой,
Желанной, самой дорогой.
6
Устав от прошлых вдохновений,
От дам убогих и больных,
В душе не слышав песнопений,
Он презирал и пыл иных.
Ему постыл и голос лиры,
И строфность сказочной порфиры
Уже не строит ритм стиха,
Фортуна жизни так, слегка
Его касается крылом,
И тягость жизни беспристрастно
За ним идёт, и всё ужасно….
И жаждет он своим пером
Родиться вновь, но всё напрасно.
7
Нередко балует нас муза,
На торжествах среди людей
Бываем часто, в том обуза,
Чтоб быть неясностью вещей,
Беда лишь в том, что в жизни поспешили,
До славы все охотники большие,
И положением своим особо
Гордимся… ну хотя б немного….
В тревожных почестях немало
Для сердца радостных минут,
Вот снова к вечеру зовут,
Да не туда куда попало
К застолью, там уж гости ждут.
8
Скорее, вот и у подъезда,
Гудит уставшее такси,
Сажусь, спешу у переезда
Двух незнакомок подвести.
Они кокетливы не в меру,
Имея странную манеру,
Судить о браке без преград
С тем, кто и вовсе неженат.
Ну что же, слушаю, вздыхаю,
Как будто я их чудный пыл
Всем существом уж полюбил,
Учтиво головой киваю,
Что имена их не забыл,
9
Тревожась, взгляд бросаю в окна,
Попутчиц вечер не уймёт,
Одна строга, другая беззаботна,
Какой же чёрт их разберёт.
Ну, всё приехал, рад уже проститься,
В надежде взглядом удивиться,
Что им со мной уж недосуг,
Что ждёт их где-то тайный друг.
Прощаясь, им целую руки,
Надеясь встреч не избежать,
Ну что ж, меня им не понять,
Я изучал любви науки,
Как нужно дамам угождать.
10
Вот средь гостей…. Какой здесь праздник,
Для звуков жизни сладкий звон,
Вот Нежин, славный наш проказник,
Как будто озабочен он.
Небрежно, нервною рукою,
Как эпиграммною строкою,
Берёт наполненный бокал,
Бармену что-то вдруг сказал,
Тот так учтиво поклонился,
Почувствовав небрежный тон,
Вдруг поспешил убраться вон,
В душе как будто возмутился,
Сказав себе: «Жестокий он».
11
О, ба…. Знакомые всё лица,
Людей таких не видит свет,
Вон там известная певица,
Охранник прячет пистолет.
Вот слева пурпурных порфир
Известный в городе банкир,
Вот справа, захмелевший фат,
А с ним невидимый магнат,
Он, слышал я, влюблён в него,
Ему для женщин сердце тесно,
И имя фата безызвестно,
Так вредна слава для него….
Всё это так уж интересно.
12
Прекрасным дамам нет числа
Нет взглядам пристальным волненья,
Кружась беспечно, голова
Рождает странность вдохновенья.
Томленьем сладким ожиданья,
В порыве зыбкого старанья
Подолов праздничный ажур,
(чуть я не выдал через чур)….
Я – женщин строгий обожатель,
Ревнивец женской красоты,
И плавных линий чистоты
Все поглощающий стяжатель,
Любитель женской доброты.
13
Хочу сказать вам беспристрастно:
Мужчиной можно только стать
Посредством женщины прекрасной,
Чтоб её слабость обожать.
Вот звон бокалов жажда просит,
Душа, хмелея, музы носит,
Я узнаю под песнь свирели
Музыку Моцарта, Сальери.
Ко мне вдруг дама подошла,
Должно быть, вовсе не для спора,
Для поддержанья разговора,
Так обаятельно мила
В величье сладостного взора:
14
«Скажите, это G –moll,
Мне кажется для соло скрипки»?
И я, вступая в разговор,
Со знаньем крою край улыбки,
И с важным видом знатока,
Начав свой слог издалека,
Вступаю в трепетном старанье
В предметный ход повествованья.
Сердца кокеток неуёмны,
У них иной для женщин пыл,
Я вдруг про это позабыл,
Что души их так бесподобны,
Что Бог их тоже не забыл.
15
А Нежин всё угрюмо чахнет….
Ах, Костя, Костя, что с тобой?
Вот рядом дама так и сохнет,
Глазами манит за собой.
Ах, как мила, ей пышность формы
Предвосхищает сытость нормы,
Для элегантности такой
Я б не желал себе другой.
Как её имя, может быть,
Её зовут Наташа, Ира,
Для Гёте или для Шекспира
Она б могла примером быть –
Все удивляющая лира.
16
Но Нежин как-то не приветлив
Тревогой сумрачной мечты,
Он взгляд свой, пристально замедлив,
Мнёт нервно чёрствые персты.
В молчанье строгом хмурит очи,
Как будто, боль терпеть нет мочи,
Как будто, странностью судьбы
Его мечты калечим мы….
И вдруг наш Костя резко всходит
К подмосткам мраморных перил,
Его, быть может, вдохновил
Седой оркестр, он всех заводит,
Тех, кто в сердцах не прячет пыл.
17
Подходит к даме так учтиво,
В поклоне к танцу пригласив,
Вдруг улыбнулся ей игриво,
Всю прелесть встречи ощутив,
Увлёк её к средине зала,
Музыка нежно заиграла,
И пара в тактный перезвон
Кружиться стала…. Нежен он,
Обняв рукою незнакомку,
Другой рукою руку мнёт,
К себе вдруг талию прижмёт,
Ей что-то шепчет без умолку
И снова в па её влечёт.
18
Все в восхищении застыли,
Умолк и говор за столом,
Все про жаркое позабыли,
Его оставив на потом.
А пара всё средь зала кружит,
Кого-то пиво жаждой сушит,
Вдруг кто-то вымолвил им в след:
«Вот это пара, спору нет»….
Замолкла музыка, в поклоне,
Чуть мимолётно пряча взор,
Наш незатейливый танцор
В аплодисментном перезвоне
Не прекращает разговор.
19
Они присели, шумы смолкли,
Уже ль для Нежина любовь
Все прекратила кривотолки
И будоражит в сердце кровь.
Волшебный край – любовь и счастье
И в летний день, и в хмурое ненастье,
Когда ты знаешь: рядом друг
Не разомкнёт с тобою рук.
Ещё вина, ещё дурмана,
Я вдруг нежданно загрустил,
Прибор столовый запустил
В жаркое, в пелене тумана
Я важность жизни упустил.
20
Ах, дамы, дамы – вы Богини,
Услышьте мой тревожный глас,
Под шелест платьев: макси, мини
На миг хоть осчастливьте нас,
В плененье сладостного взора
Блистайте сказочней узора
Под лиры вечный мадригал,
Что гений музы начертал.
Я пьян, ловлю себя на мысли,
Что хмель не скрасить жизнь мою,
Что пошлый стыд не утаю
В предметной позе, если
Я хмель в себе не подавлю.
21
Ну, что там славные поэты
Избитых строф несносный пыл,
Когда горячие котлеты
Вином я терпким не залил?
К чему бесцельные тирады
И пышность форм, и фраз наряды,
И незатейливость минут,
Когда тебя нигде не ждут?
Ну, полно мыслям предаваться
В застолье ломаных часов
Средь кривотолков, споров, слов
Под звон бокалов забываться,
Рождая разноцветность снов,
22
Пленяясь странным наважденьем,
Нести гостям несносный вздор,
И пробуждаясь вдохновеньем,
Вести нелепый разговор.
А что там Нежин? С милой дамой,
Да, да, читатель, с той же самой
Он вдохновенно говорит,
Как будто даже не грустит….
Ах, Боже мой, стыдливость речи
Её тревожность дум хранит,
Она с опаской говорит,
Как будто меткость слов – картечи
Её погибель затаит.
23
Как будто страх влечёт страданье,
И словно каждый скрип и звук
Рождает томное стенанье
И боль уже несносных мук.
А Нежин, то не замечая,
Желанность взора понимая,
Её вдруг за руку берёт,
Вот-вот устами к ней прильнёт,
За плечи робко обнимает….
Она, вдруг выронив платок,
Тревожит стройностию ног,
А Нежин то уж понимает….
(Я тоже так понять бы смог.)
24
И тут, мой друг, в молчанье гневном
Среди уже не трезвых душ
Подходит шагом злободневным….
Бог мой, он кажется ей муж.
Вот правды миг и жуткость встречи,
Простор для нецензурной речи,
Где злобность самых диких фраз
Я сообщу вам без прикрас.
В молчанье строгом вдруг застыли
С желаньем видеть весь скандал,
(читатель мой, я б так сказал:
те, кто там, рядом с ними были,
вдруг свой оставили бокал.)
25
Вот склока в буйство переходит,
Галантность рвётся из границ,
Суровость слов уже заводит,
И злоба всей гримасой лиц
Всецело тянет ссору в бой,
Вот муж бутылку взял рукой,
И не теряя редкость фраз,
Бутылкой метит Косте в глаз,
Но Нежин парень не из тех,
Кого легко так можно взять,
Ведь пыл для ссоры не унять,
Он доминирует успех,
О том сейчас спешу сказать.
26
Вот-вот начнётся…. Стынут гости,
До зрелищ всяк охотник дел,
Чтоб поразмять в скандале кости,
Ты должен быть хотя бы смел.
И Костя смел, он не уступит,
Он вроде там всю воду мутит,
А тот другой уж сжал кулак,
Но Нежин тоже не дурак,
Он взор с противника не сводит,
Для схватки хмель кровь теребит,
Но не решается пиит
Ударить первым, он заводит,
Как детонатор динамит.
27
Удар руки сменил движенье,
Накал бушующих страстей
Унял былое напряженье,
Что ж ревность – трапеза людей….
Их обступили…. Странность сцены….
Так что ж обиднее измены?
Во мне сейчас сомнений нет,
Покрыт той тайною предмет.
Ну что там Нежин?…. Пыл борьбы
В груди рождает свой пожар,
Он отвечает на удар,
Не предрекая нам беды,
Ведь Костя вроде бы не стар.
28
Ревнивец пал и тяжко дышит,
Охранник к Нежину спешит,
Он глас восторга в зале слышит,
Где кровь полы уж багровит.
Покинув здешний туалет,
Охранник, вынув пистолет,
Хватает Костю за одежды,
В тепле волнующей надежды
Поднялся с пола страстный муж,
Стремится вновь ударить Костю,
Взяв где-то в руки крепость трости.
Весь этот цирк для пьяных нужд,
Шумят ликующие гости.
29
Вот снова взмах, удар короткий,
И Нежин делает уклон,
Охранник между ними кроткий
Стремится снять конфликт сторон,
Но тщетно, тщетно, где ж вы, лиры,
Уймите страстный пыл задиры,
Укройте пледом новостей
Триумф беснующих страстей.
Ревнивцу всё-таки неймётся,
Охранник гневною рукой
Стреляет вверх, над головой
Раскатом выстрел раздаётся,
И все кричат наперебой.
30
Ну, наконец-то…. Разнимают,
Исчерпан ссоры всей предмет,
Ревнивца дамы поднимают,
Охранник прячет пистолет.
Виновник склоки тупит взор,
Как будто чувствует укор
И гневность раненого мужа,
Он к ней идёт неспешно, ну же….
И вот её и багровит
Пощёчин красноватый стыд,
И боль молчание хранит….
От розовеющих ланит
Она обиду затаит….
31
Вот смолкло всё, и гости сели
За стол, где стынула еда,
Им вроде бы скандалы надоели,
Пожалуй, снова время для прелести вина.
И вот опять трезвон бокалов,
И сплетни неуёмных залов,
И всех событий пересуд,
Политики меня поймут.
Лишь за столом мы преуспели
Судить о гибели страны
И о последствии войны,
А раньше разве бы посмели
Верхам устраивать суды.
32
Что проку в пьяных диалогах
В сумбуре сытости минут,
Голодные в сих в разговорах
Ну, вряд ли сытых разберут.
Покой последних всё острей
Стоит в судьбе, и для людей
Важнее нет завоеваний
В пылу восторженных стараний,
Здесь для фортуны нет преград,
Тут биржевые сводки, сметы –
Для счастья верные приметы,
Где лучший стимул для наград –
Разменный звон шальной монеты.
33
Ну, я отвлёкся…. Где же Нежин,
Ревнивый муж?…. Ну, вот и он
Сидит в углу, понятно, он обижен,
Вот поспешил из зала выйти вон….
Эх, вы, мужья прекрасных жён,
Стяжатели пестреющих имён,
В душе, лелея, чародейство мирт
Не можете снести невинный флирт….
Легко понять мне ваш страданий пыл,
Когда-то я имел в объятьях сладость,
Тогда в груди кипела бурно младость,
И те, что юношей когда-то полюбил
Простили мне неопытную слабость.
34
Но всё же, где наш гладиатор?
Его не вижу средь гостей,
Да, ревность страстный подражатель
Больших для жизни скоростей….
Ну, вот и Нежин, утомлённый,
Судьбой коленопреклоненный
Идёт уныло в гардероб
Раздумьем нервным морщит лоб,
И в серо-хмуром настроенье
Берёт одежду…. Выйдя вон,
В груди своей рождает он
Тревогой странное волненье,
Как будто погружаясь в сон.
35
Идёт, уныло сгорбив плечи,
Вдруг по дороге вспомнил он
Всю сладость губ и прелесть речи,
И восхитительный бостон,
И плавность хрупких женских линий
Ланит тревожность бледных лилий,
Желанность выплаканных глаз,
Дыханье выстраданных фраз.
Лазурность ласковых волос,
Как терпкость многолетних вин
Вкушал он там, был с ней один,
Где аромат любовных роз….
Всё пронеслось вдруг перед ним.
36
Нет, чувства в сердце не остыли
Я знаю, знаю, точно так
Нас всех когда-то вдохновили
Преодоления преград,
Сменили страстность обожанья
Предмет любви и пыл вниманья,
Где в вожделение минут
Лукавцы честь подстерегут.
А наш герой, читатель мой,
Среди дворов, как тень, бредёт,
Он для покоя не найдёт
Свой стыд убогий и больной,
Его один лишь случай ждёт.
37
Недуг сомнений, суть причины
Не так уж трудно угадать,
Коль нет любви и блеск мужчины
Привычно станет увядать.
Ничто не радует в миг счастья,
Ни в светлый день, ни в тень ненастья
Ничто не скрасит так досуг,
Как разнополый, верный друг.
И Нежин наш не исключенье,
Он знает стороны вещей
И жаждет встретиться он с ней,
И вдохновенное влеченье
Познать влюблённостью страстей.
38
Эх вы, прелестницы младые,
Которых праздностью зеркал
Увозят фаты удалые
На свой некрепкий пьедестал,
Где поутру тускнеют очи,
Где после бурной, тёмной ночи
Вас выставляют напоказ
Друзьям под пошлость сытых фраз.
Ужель для вас средь этих сцен
Не внемлет гордый сердца глас,
Ужель для совести сейчас
Язык души и сух, и нем,
И неудачливый для вас?….
39
Вот Нежин дома, сон нейдёт,
Его тревожит пыл мечтаний,
Сегодня вряд ли он уснёт
Под шелест дум, очарований.
Он взял вино, ведь сердце просит,
Всю тяжесть мыслей в стенах носит,
Вот он налил вино в бокал,
Как будто смерть свою сыскал….
В бокале том вся дерзость дум
Уже не в силах боль терпеть,
Где плоть страшится умереть,
И изнывает в хмеле ум,
И не боится боль иметь.
40
Вдруг Нежин взялся за перо
И стал писать, но труд напрасный,
Когда в душе лишь след зеро,
Где дум печальных ход неясный.
На кухне грязная посуда
Под жирным грузом амплитуды
Уже стоит почти пять дней,
Он не тревожится о ней.
К чему витринные чистоты,
Когда в душе несносный смрад
И суматоха, и разлад,
Где разум требует работы,
Которой дух твой был бы рад?
41
Ну что там музы? Где вы? Что вы?….
Компьютер Нежина молчит,
Он внял хозяина оковы,
Подкачку файлов теребит.
Ему страданья не доступны,
Зависнуть мысли все преступны,
Здесь в хмеле Нежин тупит взор,
Затих уснувший монитор.
Машины еле слышный шум
Реестр системный тяготит,
Всецело память сохранит
Тревожностью несносных дум,
Где Нежин наш, забывшись, спит.
42 –43 –44
…………………………………
45
Вдруг странный блеск и звук неясный,
Открыли двери на балкон,
И облик ангела прекрасный
Чудесной лиры перезвон
Искрит в янтарном маскараде,
В волшебно-сказочном наряде
Предстала ночь, её красы
Не зрели прежние часы.
Она заходит, сладкий звук
Рождает нежно-звонкий смех,
Ворвавшись с нею, мягкий снег,
Пушистый, льнёт к изгибам рук
В томленье прелести всех нег.
46
Я здесь смущён, и слепит очи
Её небесная краса,
И в изумрудном платье ночи
Её ласкают чудеса.
Среди волнующей мечты
В ней гениальность красоты….
Я знаю: в тех, в чьих жилах кровь
Во всех проснулась бы любовь.
Пред нею меркнут все светила,
И тёплость сказочной тиши
Я ощущал в своей глуши,
Мгновеньем счастья одарила
Её таинственность души.
47
А Нежин спит, и сон незримо
Его тревожность дум хранит,
Для мыслей так необходимо
Узреть, что душу вдохновит
Дыханье сладостного взгляда,
Что всем страданиям награда –
Любовь на миг, хоть в эту ночь
Ничто не сможет ей помочь….
И снится Нежину: как будто
Его объял всей тайной сон,
Он слышит странный перезвон
И чей-то шёпот…. Тут то
В какой-то зал вдруг входит он.
48
Ему знакомо всё: как прежде
Он видит в облике зеркал
Знакомых в праздничной одежде
И ту, что долго так искал.
Он к ней как старый друг подходит,
О чём-то разговор заводит,
Она приветлива, мила,
Лишь словно этого ждала.
В её глазах огня узоры,
Таят любви печальный взгляд,
Лица прелестнейший наряд
Искрит чарующие взоры,
Что так о многом говорят.
49
Он никого не замечает,
Отбросив стыд и все мечты,
Он всей душой её внимает,
Как тлен увядшие цветы.
Ах, Нежин мой, всё это сон,
Лишь утром грусть оставит он.
И миг растает, словно прах,
Где память вновь вернётся в снах….
А между тем, в колонных стенах
Плывёт таинственный покой,
Он как любовник молодой
Рождает пыл в сердечных венах
Всовокуплении с судьбой.
50
И сердце Нежина поёт,
В томленье чуда ожидая,
Оно вдруг знак ему даёт,
Тревожность строк испепеляя.
За локоть, взяв своей рукой,
Вдруг увлекает за собой,
И хладность странного сомненья
Во мне рождает вдохновенья,
И пыл влюблённости сердец
Здесь тяготит неясный ум,
Где муз пока нечёткий шум
Тревожит мысли, наконец
И пищу мне даёт для дум.
51
Нам не дано предугадать
Судьбы незримое теченье,
Но люди всё ж желают знать:
Где счастья миг таит знаменье,
Где жизнь уходит на покой,
Где время властною рукой
Рождает будущность мечты,
Где лиры пачкают листы,
Где в всуе шумного творенья
Вертится средь планет эфир,
Где сатана готовит пир,
Вдыхая алчность вожделенья,
В, увы, несовершенный мир.
52
Ну, я отвлёкся…. Боже мой!,
Героев наших след простыл,
Я вдруг увлекся слов игрой
И так о многом позабыл….
Пока довольно отступлений….
Так поскорей в храм вдохновений,
Итак, мой друг, спешим им вслед
Хоть сил идти, совсем уж нет.
Влюбленных много, может быть,
Ты видишь их, читатель мой,
Я взял перо, и мы с тобой
Судьбу любви здесь предрешить
Рискнём рифмованной строкой.
53
Да, странный вечер…. Шепчет лира
Мне сладость сказочной игрой,
Мой ум – несноснейший задира
Тревожит мысленный покой.
Но, Боже мой!, средь шумных залов,
Под унисонный звон бокалов,
Под пьяный говор сигарет
Не так-то прост любви предмет,
Чтоб быть достойным совершенства,
И вечным взглядом тайных звёзд
В полёте самых ярких грёз
Ловит мгновения блаженства
И упиваться счастьем слёз.
54
Младая живость интерьера
Объемность всех зеркальных стен
Для архитекторов – премьера
И неподкупность перемен.
Да, этот зодчий не из тех
Кого так жалует успех,
Он знает тонкости вещей,
Как быть фортуною идей.
Желаньем взгляда не бояться
Быть в восхищении чудес,
Чтоб в удивлении небес
Во мне невольно возрождаться
Здесь начал главный интерес.
55
Так, где же Нежин? В пышных залах
Он с незнакомкою идёт
В их переполненных бокалах
Вино обжечь уста уж ждёт
И в терпкости совокупленья
Вдохнуть в тела момент движенья,
Где возбудив приливность сил
Рассудок ум вдруг ощутил.
А Нежин с дамою не дремлет,
Ему как будто тяжко ждать,
Он рад её к себе прижать,
Его желанье ум не внемлет,
Таланту Кости дайте пять.
56
Она, как видно, в нём здесь видит
Пожалуй, страстного ловца
И словно весь исход предвидит,
И всю удачу наглеца
Пресечь уже почти готова:
Ещё лишь жест, ещё полслова….
Но всё же медлит…. Интерес
В ней с новой силою воскрес.
Она, как будто бы смиренно
В роль отведённую вжилась,
В ней благосклонность родилась,
Пленяя Костю вдохновенно,
Что ж обаянье – это власть.
57
Нет, что-то долго их вниманье
Сосредоточено на том
Чтоб быть во всём в непониманье,
Любовь, оставив на потом.
Да, люди странно поступают,
Простое, где-то усложняют,
Вдруг сложность, делая простым,
Всё в жизни обращать пустым
Для нас обычное занятье,
Где мы боимся за успех,
Я б не хотел обидеть всех,
Ведь всё былое восприятье
Для нас лишь миг шальных утех.
58
Чтоб больше время не терять,
Чтоб не бросаться здесь словами
Я музу буду подгонять
Своими дерзкими стихами.
К чему во сне такой сюжет:
Незримым жестом свой корсет
Седая дама поправляет,
Она неловкость понимает,
В улыбке прячет робкий стыд,
Поправив пышные одежды,
Её наряд таит надежды,
Желанность ласк её томит….
(Простите пошлости невежды.)
59
Вот дальше чуть другая сцена:
Влюблённой пары странный пыл
Хранит другая перемена,
(я чуть про это не забыл).
Они с друг друга глаз не сводят,
Свой пыл в желанность переводят.
Любовник страстью молодой
В тревоге трепетной рукой
В ажур немого декольте
Желанье плоти опускает,
Её, как видно, возбуждает
Общаться с ним наедине,
В любви иного не бывает.
60
Вот рядом с нашими друзьями
Опустошённой болтовнёй,
Жестикулируя руками,
Гордясь как будто бы собой,
Подпитость нескольких мужчин
Без основательных причин
Здесь в диспут свой бесцеремонно
Вставляют фразы оживлённо.
Их недовольство не смущает,
В пылу дискуссий брань летит,
Им цензор вряд ли запретит,
То, что язык не запрещает,
Запретный плод всегда манит.
61
Вот чуть левее пара дам
В интимность тайны посвящая
Друг друга, взгляд по сторонам
Мужам, кокетливо бросая,
Всё с укоризной теребят
Прелестниц праздничный наряд,
Им интерес до всяких дел….
(Боюсь, что здесь я их задел.)
Не дай Бог к ним на язычок,
Он расправятся мгновенно
С любым, поверь, попеременно.
Кому-то может невдомёк,
Что слово так бывает гневно.
62
Довольно вроде предаваться
Остротам, может быть сейчас
Мне нужно Нежиным заняться
И болтовнёй не мучить вас….
Вдруг входит в зал конферансье,
Мольберт на кожаном ремне
Усильем давит на плечо,
Но нам-то с вами всё равно.
Мы ждём, что скажет нам искусство,
Ну, вот картину ставят в центр,
Бог мой, какой эксперимент,
Какое трепетное чувство
В тот удивительный момент.
63
Вуаль долой с немой картины,
И оживилось плотно,
Застыли трепетно мужчины,
Как будто терпкое вино
Их души сладко осушило,
Теплом вдруг сердце пробудило
И вдохновенно жизнь зажгло,
Где пыл любовный сберегло.
Бог мой, прекрасное творенье,
Должно быть счастья звёздный лик
Пред нами всеми вдруг возник,
Всех муз волшебное рожденье
Нам подарило вечный миг.
64
Я задыхаюсь от волненья,
А что там Нежин, он застыл
От вдохновенного виденья
И свою спутницу забыл….
Нет, не могу поток целебный
Прервать и трепет вдохновенный
Унять стихом в своей груди,
Я задыхаюсь от любви.
Небес великий идеал,
Тот образ некогда туманный,
Неуловимый и желанный
Я средь красот земли искал,
Как жаль, что он непостоянный.
65
Я б так хотел усильем воли
Всю страсть безумную свою….
В плену прелестнейшем неволи
Сказать: как я тебя люблю,
Как я тоскую средь пустот,
И словно призрачный Эрот
Готов испить любовный сок
Ах, если б сделать я так мог.
О, если б не было преград
Ах, если б не было мучений
Я волей страстных вдохновений
Коснуться уст твоих был рад
Под шумность райских песнопений.
66
Но нет надежд, нет сил тревожных….
Я вдруг забыл, что это сон,
Видений в общем невозможных,
Красот всех дивных эталон
Не видел я, и вряд ли лира
Посмеет быть прекрасней мира,
Но кто рискнёт сказать ей в след,
Что на земле любви уж нет….
Близка здесь ночь под Новый год
Все ждут с великим нетерпеньем
Чудес с мирским благословеньем.
Но кто узнает наперёд,
Что будет Божьим изъявленьем?
67
Ну, что ж пора бы мне представить
Картину, что свела с ума,
Что так страдать смогла заставить
И опьянить нас без вина.
Ещё чуть-чуть, я вновь в волненье
Зову, зову здесь вдохновенье,
Но вряд ли стих оспорить мог,
То, что я сам понять не смог….
На полотне прекрасней звёзд
Под спектром красок засиял
Любви роскошный идеал,
Где в восхищенье сладких слёз
Я как ребёнок зарыдал.
68
Видал красавиц я таких,
Что королевами блистали,
И пробудив любовь иных
Неумолимо увядали.
Я зрел, как некогда природа
(ещё не помню время года)
В груди трепетное волненье
Рождала, словно песнопенье.
Но где они?…. Увы, уж нет….
Иных взяла нещадно старость,
Других такая в жизни малость –
Судьбы шальной эксперимент….
Да что уж нам здесь всем осталось?
69
А, что же Нежин?…. Лик Елены
Его тревожностью томит
В нём зреет план шальной измены,
Что в жизнь он скоро воплотит.
Но не ему, увы, дано
Любви прекрасное вино….
Постой, постой упрямый лис,
Ты вроде, Костя – не Парис.
Уже ли пестрый колорит
В тебе рождает пыл измены?
Взгляни, прекрасные Елены
Вокруг…. Быть может, вдохновит
Тебя мой слог на перемены.
70
Но Нежин наш неугомонно
Бросает взор на блеск холста,
А рядом так бесцеремонно
…………………………….
Седая дама: «Так…. Мила,
Но что-то чуточку крупна,
На ней одежда неудачно
Сидит, и будто бы так мрачно
Её тревожности лица
Перекосились вдруг гримасой,
Её улыбкою неясной
Я так сейчас возмущена….
Так кто её назвал прекрасной»?
71
Другая дама: «Странные мужчины,
Здесь вовсе не на что глядеть,
Не вижу никакой причины,
Чтоб мыслью здесь её раздеть….
Тугая грудь…. Ну, да и только,
Таких вокруг, да ещё столько»!
«Богиня»! – молвил им в ответ
Мужчина, где-то средних лет….
Ну, дайте случаю полслова
Особым мнениям предмет
Найдёт для истины свой след,
А красота, ну, что такого,
Она прекрасна, спору нет.
72
Ах, Нежин…. Спутница украдкой
Его, оставив сей же час,
Небрежно белою перчаткой
Салфетку мнёт и ждёт заказ.
Её тревожат перемены,
Она в цене мужской измены
Должно быть, знает злую ревность,
Её супружеская верность
Таит иной для всех нас смысл:
Бокал вина, коварства яд,
В любовных узах нет преград,
Её тревожит злая мысль,
И не страшит исчадьем ад.
73
Вот и вино, и мысль незримо
Грехом смертельным тяготит,
Уже ли так необходимо?….
Отмщенье всё же вдохновит….
Словно гранату на чеке
Старинный перстень на руке
Она невольно пальцем трёт,
Вот-вот бриллиант с кольца свернёт,
Под ним лишь яд и ничего.
Шипит вино, и тень отравы
Таят в себе немые травы,
Ей уж не жаль теперь его,
Смертельны с ревностью забавы.
74
Она вдруг к Нежину неспешно
Подходит, выпить пригласив,
На холст всё смотрит безутешно,
А Костя с нею так игрив….
Вот звон бокалов, словно стон,
Хранит смертельный перезвон,
Вот Нежин, выронив бокал,
Упал средь зала, застонал:
«Так дурно мне…. О, Боже мой,
Под мимолётный свет окна
Как мне близка теперь она.
Зачем я ссорился с судьбой,
Для жизни ранена душа»?
75
И вдруг… растаяло виденье,
Я с незапамятных времён
Из детства, как о сновиденье,
Всё тосковал, жалел о нём,
Чего-то ждал и верил снам,
Внимал Божественным мечтам,
Где под укор своей сестры
Терзал измятые листы,
Где все неверные друзья
Мне просто так мешали жить,
Где должен был я положить
Конец уже второму я,
Чтоб дух для лиры оживить.
76
Я видел: как прохладность ночи,
Души усталость напоив,
Ласкает прелестью мне очи,
Где ветер ласков и игрив,
Где тонкий, еле слышный звук
Мне был, как самый верный друг,
Где младость чистоты мечты
Была порукой доброты.
И был я там пустынный странник,
Среди жестокости врагов,
Среди магнатов и воров
Я был всегда и есть изгнанник
И воздыхатель вещих снов.
77
Прости меня, я занялся собой….
Главы, исчерпав свой порядок,
Я утомлён стихов игрой,
На пышность форм я слишком падок,
Но в том большой беды не вижу,
Всё что люблю и ненавижу
Тебе представил без прикрас,
Читатель мой, я сей же час.
Я не ищу в душе предлога,
Чтобы продолжить перлы глав,
Напев бесформенных октав,
Прости меня ты ради Бога
За лиру временных забав.
                            23 : 25/ 16 декабря 2001 года С. В . Аретинский


Мне нравится:
0
Поделиться
Количество просмотров: 24
Количество комментариев: 0
Рубрика: Литература ~ Поэзия ~ Поэмы и циклы стихов
Опубликовано: 21.04.2017




00

1 1