Чтобы связаться с «Братья Плосковы», пожалуйста, войдите или зарегистрируйтесь.

1. Добро пожаловать на Яппу! - 2

Братья Плосковы - ambrothers@yandex.ru
Гимгилдимыада

1. ДОБРО ПОЖАЛОВАТЬ НА ЯППУ! - 2

Инфоэкраны на стойках, указывающие направление, равномерно располагались по всему зданию космопорта. На счастье, некоторые экраны даже работали, пусть и в тест-режиме. Земные надписи дублировались по-муслински на тот призрачный случай в очень отдалённом будущем, когда муслинам будет позволено заходить на территорию космопорта. Во время полёта на «Гаргапане» Улит и Верум с помощью лингвозера выучили их язык.
- Что это за каракули? - Улит прищурил глаза.
- Те самые, знание которых лингвозер впихивал в твою голову почти две недели подряд.
- Дей-стви-я во вре-мя мете-о-рит-но-го дож-дя, - перевёл Улит с муслинского и испуганно посмотрел на Верума. - Тут бывают метеоритные дожди?
Верум вгляделся в написанное.
- Тут написано: «Действия во время пожара». Хм… А, понял, вот это слово читается «килзыр ша», а ты прочитал «килзыр жо».
- Я правильно прочитал, - заупрямился Улит. – Просто лингвозер попался бракованный.
- Извилины у тебя бракованные… не слишком извилистые, - сказал Верум и закрыл тему: - Нам туда.
Начальник космопорта, полноватый мужчина лет пятидесяти, - глаза серые, в висках проседь, орлиный нос, черты лица, будто высечены из гранита, - поднялся из-за стола и вышел навстречу Улиту и Веруму. Верум пожал начальнику руку, а Улит коротко кивнул.
- Привет, - сказал он и уселся в пластиковое кресло.
- И да, присаживайтесь, - пригласил Лерген. – Как Ылит? Всё так же занят?
- Хорошо поживает и очень занят, - ответил Улит. – Так занят, что даже на меня времени нет. Последний раз мы виделись около года назад. А так больше по телевизору отца вижу.
Лерген выдвинул ящичек стола, извлек оттуда две янтарные карточки с магнитными полосками и протянул их гостям.
- Добро пожаловать на Яппу, - сказал он, - это пропуска. Покажите их на КПП.
Лерген уселся на краешке стола и сложил руки на ляжке.
- Общее развитие цивилизации муслинов соответствует концу 19-го века нашей истории. Местное население потихоньку привыкает к нам… - начал он.
- Муслины, и правда, зелёного цвета и похожи на ящериц и крокодилов? – тут же перебил Улит, которому не терпелось увидеть живого муслина.
- Да, кожа у них зелёная. У мужчин-муслинов имеется явное сходство с рептилиями, - согласился начальник космопорта. – Муслинки же более… человечны, симпатичны и лицевыми типажами вполне сходны с нашими женщинами. Так вот, хочу предупредить, имеются некоторые проблемы с местным населением на Востоке Материка…
- Так они произошли от ящериц? – опять перебил Улит.
- Кто-то своей несдержанностью напоминает от кого произошли люди, - заметил Верум.
- Насколько мне известно, да, - вежливо сказал Лерген.
- Тогда продолжайте, - великодушно разрешил Улит.
- Так вот, жители восточной области Материка, так называемые востоковцы, относятся к нам предвзято и не одобряют наше присутствие на Яппе. Там свои политические разногласия, а в них сам чёрт ногу сломит.
- Оружие нам выдадут? – в лоб спросил Улит, перед отлётом насмотревшийся фантастических фильмов.
- Вот кретин, - пробормотал Верум, прикрывая глаза ладонью.
- Нет, а зачем вам оружие? – удивился Лерген. - Муслины, за исключением востоковцев, относятся к землянам с подобающим уважением и почтением. Они прекрасно знают, что мы гораздо могущественнее их. А здесь, на Западе, востоковцы - редкость. Даже если вы и встретите кого-то с Востока, ничего страшного. По сути, кроме бурчания под нос они ни на что не способны. В общем, в случае любых затруднений обращайтесь ко мне. Вы можете связаться со мной через посольство Земли в Язде, здешнем мегаполисе. Поймите, вы здесь не совсем официально, на мой страх и риск, поэтому обращайтесь именно ко мне. Лишь из-за уважения к Ылиту Тутли я рискнул согласиться и пропустить вас.
- И из-за уважения к семизначной сумме, - не преминул добавить Улит. - К чему скрывать? Все свои.
Начальник космопорта как бы не расслышал слов Улита и рассеянно побарабанил пальцами по столешнице.
- Как добраться до Гимгилимов? – прервал молчание Верум.
- Отсюда до Гимгилимов часа три с половиной езды, но вот на чём вы поедете? Мои все заняты. Впрочем, езжайте через Язду. Вечером туда отправляется служебный автобус, - произнёс он. - А оттуда вы можете добраться до Гимгилимов на рейсовом.
- Так мы и поступим, - важно кивнул головой Улит.
«Как это у него получается? – невольно восхитился Верум. – Вроде обычно кивнул головой, а при этом выглядит напыщенным, как индюк. Влияние матушки, не иначе».
- В Язде с ночёвкой проблем не будет. Город-миллионер, отелей хватает.
- Во сколько автобус? – спросил Верум.
- В 19-30. На первом этаже есть бар-ресторан. Я бы составил компанию…
- Ничего страшного. – Улит покинул кресло и смахнул невидимую пылинку с брюк. – Я понимаю, ты занятой человек, как и мой отец.
- Но проводить вас до головомоечного кабинета минутка найдётся.
- До головомоечного кабинета?
- Головомойка - аппарат, который обрабатывает мозг так, что при общении с муслином вы не сможете поведать ему о некоторых достижениях нашей цивилизации.
- Зачем подобные предосторожности? – спросил Улит.
- Зачем и таможня. Так решило правительство Земли, таков закон…
- А закону нужно подчиняться, - важно поддакнул Улит.
«Он даже поддакивает важно! - продолжал восхищаться Верум, который ещё на борту «Гаргапана» приметил за Улитом склонность придавать себе жутко умный и важный вид. – Неудивительно, что весь экипаж и пассажиры принимали его за сына гендиректора газовой компании планетного масштаба».
Головомоечный кабинет находился этажом ниже, в западном крыле. У окна во всю стену, выходящего на взлётно-посадочное поле, сунув руки в карманы, стоял лысый человек в серо-сливовом мятом халате. У правой стены сверкал никелем аппарат, отдалённо напоминающий бормашину.
- Хрег, обработай двоих, - пояснил Лерген, - а я побежал - Земля специалистов прислала. Улит, как увидишь отца, привет от меня.
«Долго же он стоял здесь и таращился в окно, не вынимая рук из карманов», - подумал Верум, пожимая скользкую и потную ладонь Хрега. Улиту было всё равно. Он пожал руку, не снимая перчатки.
- Присаживайтесь, - указал лысый на аппарат. – Кто первый?
Первым сел Улит. Хрег отрегулировал сиденье и надел на голову Улиту шлем, состоящий из забрала, стального обруча и наушников. От шлема к задней панели вился тонкий чёрный провод. Хрег нажал несколько кнопок. Головомойка глухо и недовольно загудела и тут же утихла. Хрег снял шлем с Улита.
- Всё, - сказал он и обратился к Веруму: - Теперь ты.
- Всё? – изумился Улит. - Я даже ничего не почувствовал.
- А и не надо, - Хрег ухмыльнулся. – Теперь точно не проболтаешься. Надёжная штука. Вот попробуй рассказать на муслинском об устройстве атомного реактора.
- Не могу.
- Вот видишь, сработало!
- Да я и на земном не смогу рассказать об устройстве атомного реактора! Я никогда не интересовался устройством атомного реактора.
Хрег хихикнул.
- Я пошутил. Слезай, уступи место своему приятелю. Будь спокоен, головомойка работает исправно.
Улит с Верумом, по совету Лергена, спустились на первый этаж и, следуя подсказкам инфоэкранов, отыскали бар-ресторан. В это послеобеденное время помещение пустовало. Лишь за одним столиком сидели двое рабочих. Улит и Верум прошли к стойке и уселись на трёхногие табуреты. Высокий и стройный бармен в серо-сливовой рубашке, как и принято у барменов, меланхолично протирал фирменной серо-сливовой тряпкой бокал и печально смотрел на экран телевизора, закреплённого под потолком. Показывали футбольный матч.
Улит с Верумом заказали по чашке кофе и парочке бутербродов, чем ненадолго отвлекли бармена от матча и прервали процесс протирания чистой тряпкой чистого бокала. Стеклянная витрина бар-ресторана, позволяющая увидеть кусок улицы, демонстрировала скамейки под навесом, дорогу, упирающуюся в гигантские ворота, ряд мусорных контейнеров и высоченную стальную стену, ограждающую территорию космопорта, жилого городка и отведённую под строительство площадь.
- Интересно было бы глянуть на местную природу, - сказал Верум, перестав созерцать мусорные бачки. – Надеюсь, будем проезжать мимо озера. Почему-то хочется полюбоваться здешними озёрами.
- Какая разница чем любоваться? Мне нужно попасть в гимгилимскую библиотеку, отыскать книги по истории муслинов и переписать из них всё самое интересное.
- Улит, тебя кроме книг, ЭКЛИ и отца вообще что-нибудь интересует?
- Отец является для меня примером для подражания. ЭКЛИ помогает развиваться духовно. Ещё я занимаюсь плаванием, верховой ездой и фехтованием на тростях, что помогает развиваться физически. Я за разностороннее и сбалансированное развитие, поэтому получаю от жизни всё. Главное, соблюдать расписание.
- Но другая планета – это ведь интересно, - заметил Верум, запивая кофе кусок бутерброда с ветчиной и сыром. – Я вот впервые на другой планете. Здесь всё иначе: другая флора, другая фауна, зелёные жители.
- Птички, зверушки – тоска… Вот на муслина бы посмотреть, да на живого. Жаль, на таможне всё забрали, ни видео снять, ни сфотографироваться. Ничего, скоро приедем в Язду. Там этих муслинов тьма тьмущая
- Не так уж и скоро, - ответил Верум, взглянув на часы на стене.
Улит отпил кофе и скривился.
- Какая гадость! У нас в клубе во время собраний варят замечательный кофе, а это натуральные помои. Кстати, месяц назад у нас проходила выставка одного известного скульптора, но ты его, конечно, не знаешь по причине своей недалёкости.
Теперь скривился Верум. За две недели полёта он по самое горло насытился россказнями Улита об ЭКЛИ и, конечно, об отце. Верум дружил с Ылитом со школы, когда тот ещё не был таким занятым и известным, относился к нему с симпатией и уважал, как друга, но всему есть предел. И Улит явно достиг его.
А сын известного писателя трепался об известном скульпторе Ардее Попилли. Он прославился своей экстравагантной выставкой «Мировые задницы».
- Мировые… что? – Верум подумал, что ослышался.
- Задницы, - терпеливо повторил Улит, словно разговаривал с умственно отсталым. – Сначала он планировал назвать выставку «Крыша мира», а потом решил, что это название слишком банально, и назвал «Мировые задницы». Понимаешь, оттолкнулся от обратного. «Крыша мира» - «Задница мира», а там и до мировой задницы недалеко. Новаторство, понимаешь, да?
- Ничего не понимаю.
- Сейчас поймёшь. Ардей ведь гений. Знаешь, все его задницы вылеплены из глины и без помощи рук.
- Это как? При помощи ног?
Улит наклонился к Веруму и громко прошептал:
- Он их вылизывал языком.
Верум запрокинул голову и расхохотался. Бармен встрепенулся.
- Ты чего хохочешь, деревенщина?! Это оригинально! – ощетинился Улит. – Выставка имела успех. Многие задницы были проданы на аукционе за большие деньги!
- Да, нужно быть гением, чтобы суметь продать глиняные жопы за большие деньги.
Улит не уловил сарказма и поведал об одной из прошлогодних выставок. На ней демонстрировались пудовые шары из грязи, блёсток и патоки. Каждый шар продали за 50.000 водных.
- ЭКЛИ точно означает Элитный Клуб Любителей Искусства? – весело спросил Верум.
- Именно искусства. В отличие от некоторых, мы, эклицы, способны восхищаться и ценить. Наш девиз: «Восхищайся прекрасным и оригинальным. Цени прекрасное и оригинальное». А не всякие там устаревшие и никому не нужные банальные деревья, луга, канавы и прочую природную дребедень. - Улит любовно погладил шарообразный набалдашник стальной трости, прислонённой к стойке.
- И продаёте прекрасные глиняные задницы.
- Одно другому не мешает.
- А, пополнение! – бодро воскликнул мужской голос.
Улит с Верумом обернулись. К стойке подошёл усатый мужчина среднего роста и среднего телосложения в серо-сливовой робе. Он подмигнул «новичкам», уселся на табурет и обратился к бармену:
- Эр, приветствую!
- Здравствуй, Михудор, - печально молвил Эр.
- Эр, сегодня мне не помешает куриный суп, картошка со свининой, а лучше свинины с картошкой. И особенно не помешает кружка крепчайшего кофе.
- А компот?
- Компот?
- На кухне компот пропадает.
- Пускай пропадает, компот помешает.
Эр кивнул и ушёл в проём позади. Михудор обратился к «новичкам»:
- Добро пожаловать на Яппу! С начальником космопорта уже виделись?
Мужчина ощерился, обнажая желтоватые зубы. Его улыбка напоминала одновременно волчий и лисий оскалы. Потемневшая на солнце кожа, выступающий резко скошенный подбородок, нагловато-весёлые глаза человека умеющего быть и обаятельным, и хамоватым. Веруму Михудор не понравился сразу.
«Этому усатому палец в рот не клади, сразу видать, тёртый калач», - подумал он.
- Обед с опозданием обычно ведёт к ужину с опозданием, - изрёк Михудор. - С утра одолел проклятущий инженер! Скопить бы денег поскорее, плюнуть в рожу этому засранцу и открыть своё дело.
- Мы не новички, - поправил заранее приосанившийся Улит. – Мы здесь с важным поручением.
Верум незаметно пнул Улита по щиколотке, чтобы поменьше болтал. И также незаметно получил в ответ по лодыжке.
- И здесь не совсем официально, - из вредности добавил Улит.
Веруму захотелось размозжить голову сына известного писателя чем-нибудь этаким. Например, фаянсовым унитазом.
Эр принёс заказ.
- Благодарю, - сказал усатый и взялся за ложку с твёрдым намерением выесть и выпить всё подчистую. – С утра не жравши. Загонял проклятый инженер, до пены изо рта загонял!
Расправившись с супом, мужчина вытер салфеткой рот и спросил наугад:
- Вам в Язду? Могу подбросить.
- Мы на рейсовом, - сказал Верум.
- Зачем ждать до вечера, когда я освобожусь через час? У меня машина - домчим быстрее любого автобуса!
- Действительно, Верум, зачем ждать до вечера, когда можно выехать через час? – поддержал усатого Улит таким тоном, словно Верум не мог понять очевидного. – А так нам в Гимгилимы.
- В Гимгилимы? – неизвестно чему обрадовался Михудор. – Могу и в Гимгилимы. Я знаю этот городишко. Пару месяцев жил в Гимгилимах с одной мадам…
Усатый сунул в рот ложку с куском свинины и аппетитно заработал челюстями. «Как саранча», - подумал Верум.
- Так ты повезёшь нас в Гимгилимы? – спросил Улит.
Михудор прожевал.
- Повезу, вот только дайте несколько минут.
Глотнул кофе.
- И час вдобавок. Довершу начатое на стройке и отпрошусь. С вас за поездку до Гимгилимов всего… - мужчина оценивающе окинул твидовый костюм Улита и явно недешёвые ботинки, - тысяча ерджи.
- Ерджи – муслинские деньги, - невпопад сумничал Улит.
Верум вздохнул.
- Ну да, - сказал Михудор, - так вы согласны?
- Нет, - сказал Верум.
- Да, - сказал Улит. – Верум, не забывай, кто платит. Можешь ждать рейсового автобуса и добираться до Гимгилимов через Язду, а я поеду с Махадором. Мне не терпится увидеть муслинов и совсем не хочется торчать в космопорте до позднего вечера. Гимгилимы – муслинский город, Махадор?
- Михудором, - поправил Михудор, доедая картошку. – А город муслинский.
«Упрямый самодовольный дурак, - вздохнул Верум, - не силком ведь удерживать. В конце концов, возможно, я слишком нагнетаю. Мужик не упустил шанса подзаработать, чего тут такого?».
- Где можно обменять земные деньги на ерджи? – спросил Улит.
«Хоть мозгов хватило на кейс не показать», - подумал Верум.
- Мы тут взяли с собой немного наличных, - с хорошо уловимой ноткой хвастовства произнёс Улит и кивнул на кейс возле его ног.
Верума прошиб холодный пот от такой легкомысленности, но, похоже, усатый слишком увлёкся поеданием свинины. Если известно имя человека, это не значит, что он перешёл в ряды тех, кому можно доверять.
- Хотите, покажу где банк? - предложил Михудор.
- А космопочта работает? – спросил Улит.
- Вот с ней проблема, - сказал Михудор и залпом допил кофе. - Каналы не налажены.
Они вышли из бар-ресторана и свернули направо. Банк расположился неподалёку, в трёхэтажном лиловом доме. Над входом висела табличка с надписью «Земной банк. Первый межпланетный банк». Михудор отправился на свою стройку, а Улит с Верумом вошли в здание.
- Ылит не хочет стать первым межпланетным писателем? – полюбопытствовал Верум.
- Может и хочет, - задумался Улит, - но ему некогда. Из-за плотного графика он едва успевает книги писать. Поэтому иногда приходится писать в соавторстве. И замечу, что соавторы попадаются на редкость бездарные. Вечно приходится за ними всё исправлять.


Мне нравится:
0
Поделиться
Количество просмотров: 20
Количество комментариев: 0
Рубрика: Литература ~ Проза ~ Фантастика
Опубликовано: 03.03.2018




00
Есть вопросы?
Мы всегда рады помочь!Напишите нам, и мы свяжемся с Вами в ближайшее время!
1 1