Чтобы связаться с «Николай Долгушин», пожалуйста, войдите или зарегистрируйтесь.
Николай ДолгушинНиколай Долгушин
Заходил 3 месяца назад

моя энциклопедия

1
Николай Долгушин
МОЯ
ЭНЦИКЛОПЕДИЯ
Заречный
2017
2
Долгушин Н. Д. Моя энциклопедия : проза. Заречный :
Типография “КОПИ-РИЗО”, 2017 г. – с. 192
3
Книгу посвящаю первому читателю
и беспощадному критику – Ю.К.
Николай Дмитриевич Долгушин родился 15 марта 1939
года в г. Бузулук Оренбургской области. В 1959 году окончил
Ивановский индустриальный техникум. В настоящее время про-
живает в г. Заречный Пензенской области. Состоит членом го-
родского литературного общества прозаиков «Былина». Часто
публиковался в местных изданиях «Заречье», «Любимая газе-
та». Его рассказы включались в сборники местных писателей
«Человеческий фактор» и др. Автор книги «Записки графома-
на», составитель юмористического сборника «Всё о женщи-
нах». Это его третья книга.
4
От автора
На свете столько написано энциклопедий, что жизни
не хватит их даже перелистать. Однако, нет моей энци-
клопедии, и я этот недостаток в мировой литературе по-
пытаюсь восполнить.
Нового, удивительного, поучительного и полезного чи-
татель здесь вряд ли найдёт, но зато он узнает как именно
я понимал, принимал, переживал те самые понятия, вещи,
события от «А» до «Я». И если это будет интересно хотя
бы одному читателю, если он тоже захочет переосмыс-
лить «что», «как» и «зачем», то я буду доволен и благода-
рен ему.
5
Аборт
Мне – мужику – вроде бы об этом и писать не с руки –
чисто женская проблема и беда. Однако, это не так.
У меня было бы, самое малое, ещё пять братьев-сестёр,
но мать моя именно столько сделала абортов. Не от хорошей
жизни, конечно, а от беспросветной нужды. Нас у неё уже
было четверо. Надо сказать, это время было послевоенное,
сороковые и пятидесятые годы прошлого века. Аборты были
законом запрещены. Война и репрессии выкосили население.
Надо было его восполнять.
Сейчас, в наши дни, о войне и голоде, обо всех лишениях
молодые знают по фильмам и книгам, живут в относительном
достатке, но рожать бабы не хотят. Боятся. Никто не уверен в
завтрашнем дне, в своём муже, которого завтра рабовладелец
уволит, а найти новую работу не так-то легко. У нас теперь
в каждом городе есть биржа безработных, которая почему-то
называется «Центр занятости» (хотя там заняты только мно-
гочисленные сотрудники и начальники). К тому же роды, ре-
бёнок – это испорченная фигура, пелёнки, бессонные ночи,
лишние расходы. Идут на аборт. Их там уговаривают оста-
вить ребёнка, пугают бездетностью на всю жизнь. Не боятся.
Заводят собачку модной породы, и она успешно заменяет ре-
бёнка. Надоест – другую можно завести. Красота!
Моя позиция всегда одна и та же – запретить аборты и
жестоко наказывать и ту, которая убивает плод и врача, кото-
рый ей в этом помогает. Оба убийцы. Даже в христианской
морали это неотмолимый грех!
Исключение, снятие запрета только после консилиума
врачей, когда будущая мать может умереть при родах или ро-
дить мёртвого.
Оправдание молодых «не хочу плодить нищету» сегодня
не актуально. На Египет и Турцию деньги находят, автомоби
А
6
ли, пусть в кредит, но покупают и едят не чёрный хлеб, а ре-
бёнок – это, видите ли, удовольствие дорогое, непосильное!
Да, безумно дорогое и с каждым годом всё дороже, но
не дороже радости и счастья материнства. И семья без детей
– это не семья, а сожительство двух эгоистов, недоумков, до-
стойных только жалости.
Справедливости ради надо сказать, что государство де-
лает всё, чтобы детей не рожали. Но это отдельная тема, по-
литикой пахнет. А политика у нас всегда пахнет тюрьмой.
Зато я знаю, что на этот грех, на эти вынужденные стра-
дания толкаем их мы, мужики. Когда женщина уже нам не
верит, на нас не надеется. Когда понимает, что одна ребёнка
не сможет вырастить. А если и сможет, то не хочет, чтобы он
рос безотцовщиной.
Когда школьница втайне от родителей делает аборт, её
можно понять. Ею руководит страх (отец узнает – убьёт), бо-
язнь позорной репутации. Понять можно, простить нельзя.
Можно понять и простить женщину, у которой есть про-
тивопоказания по здоровью.
Но есть такие, которые абортов не делают. Пришла в
роддом, родила, отряхнулась и ушла. А ребёнок остался в
роддоме. Без фамилии, без имени, без судьбы. Вот таким
женщинам нет прощения.
Кстати, Россия давно уже держит первое место по числу
абортов.
Автомобиль
«Автомобиль не роскошь, а средство передвижения»,
как писали незабвенные Ильф и Петров. Сегодня он стал
средством наживы для тех, кто владеет автоконцернами и
для бензиновых королей. Для потребителя автомобиль те-
А
7
перь стал бедой. Иногда явной (ДТП с летальным исходом),
но чаще скрытой, невидимой.
Было время, когда авто было мечтой. Ждали в очереди
годами. И из этой очереди могли выкинуть по воле начальни-
ка, если ты, например, угодил в вытрезвитель. Но всё равно
наступал день, когда ты бежал вприпрыжку на базу, где толь-
ко что грузили новенькие, сверкающие лаком «Жигули» или
«Москвичи». И доставалось тебе не то, о чём ты мечтал, а то,
на капот которого ты успел лечь животом. Потом тебя заме-
няла жена или кто-то другой, а ты шёл оформлять докумен-
ты. В те времена машины были заметны только на дорогах, в
остальное время они стояли в гараже.
Сейчас мы видим во дворах, на улицах, на тротуарах, на
газонах тысячи стоящих машин. И невольно думаешь – «А
где же хозяин?» Зачем он отдал огромные деньжищи, если
это сверкающее иноземное чудо стоит без движения? Теперь
только от толщины кошелька и от твоих амбиций зависит,
какой автомобиль будет стоять у твоего подъезда. Именно
у подъезда, так как в гараж (если он есть) надо топать или
ехать. Это неудобно. А тут вышел, хлопнул дверцей и поехал.
Красота! Благодать! Жизнь удалась!!
Если бы! На самом деле именно из-за обилия авто аме-
риканская автомобильная столица Детройт опустела наполо-
вину. Пробки. Нескончаемые. Вечные. В тех же США боль-
шая проблема – как избавиться от старых авто. Очередь и
большие деньги, чтобы сдать его на утилизацию. Россия уже
вступила в эту фазу. Но нашего русского мужика этим не ис-
пугать и не остановить. Дорогой бензин, дорогие и не всегда
доступные автозапчасти, налоги, страховки, плохие дороги,
беспредел ГИБДДешников, отсутствие парковочных мест –
ничего это не мешает покупать всё новые и новые авто. Ну,
просто эпидемия, массовый психоз.
А
8
При этом никто не думает о миллионах выхлопных труб
автомобилей, из которых в атмосферу далеко не ладан попа-
дает. Я с высоты девятнадцатого этажа в Москве увидел, что
такое СМОГ. Увидел и обомлел: видны были хорошо только
4-е и 5-е этажи зданий. Всё, что ниже тонуло в сине-черном
тумане, который воздухом назвать язык не поворачивается.
Но московские мамы говорят детям: «Сколько можно сидеть
у компьютера? Сходи хоть воздухом подыши». И он, бедный
идёт «дышать». Выросшее до 18-ти годков это «дитятко» не
идёт в армию. Весь больной, не прошёл медкомиссию. Потом
он женится на такой же москвичке и родится у них… Сами
понимаете – не Илья Муромец.
А вначале этой грустной цепочки было первое звено,
имя которому – автомобиль.
Агрессия
На моём веку я успел-таки встретить доброжелательных,
участливых и совестливых людей. Они подавали кусок хлеба
или варёную картофелину, когда я с нищенской сумой ходил в
голодный 1947-й год. Они пускали меня, беспризорника, пе-
реночевать, а ближе к зиме давали одежонку, обувку. Потому
что жалели сироту, безотцовщину. В детдомах тогда персонал
не обворовывал детей, не измывался над ними. Относились
к нам не хуже, чем к собственным детям. Во взрослой жизни
дать в долг «до получки» никто не отказывался, ибо знал, что
и он когда-нибудь окажется в таком положении. И долги воз-
вращали. Сами, без суда и в обещанное время. Совестливыми
были. А гостей привечали так, будто ждали их всю жизнь.
Выкладывала хозяйка на стол то, что нам, ребятишкам редко
доставалось. Гости уезжали, а мать с отцом ещё долго распла-
А
9
чивались с долгами. Потому что обидеть гостя, ущемить его
в чём-то, не порадовать считалось делом немыслимым. Даже
если это был троюродный брат или вообще – «седьмая вода
на киселе». Что мы видим теперь, через 50 лет после описы-
ваемых событий? Честь, стыд, совесть, добро, сострадание
– это всего лишь термины. Очень немногие обладают этими
качествами и на них смотрят как на белых ворон. Произошло
это потому, что слишком заметной стала пропасть между бо-
гатыми и бедными. Известно, что «гусь свинье не товарищ».
Теперь этот «гусь» ставит двойные стальные двери, катается
на дорогой «Тойоте» и при встрече едва кивает. Потому что я,
например, для него –неудачник, почти никто. Хотя десять лет
назад он сидел у меня за столом, поздравлял с днём рождения
и говорил хорошие слова. Но тогда у него не было «Тойоты».
А сегодня, став богатым, он изменился и как человек. Чтобы
убедиться, насколько современный человек растерял челове-
ческие качества, лягте на тротуар, изобразив больного. Прой-
дут десятки людей, и никто даже не замедлит шаг. Однажды я
так свалился на землю при сердечном приступе. Не мог даже
дотянуться до заднего кармана брюк, где всегда лежит пузы-
рёк с нитроглицерином. Если бы мимо не проезжала «ско-
рая» и шофёр не заметил бы меня, ты, читатель, не читал бы
эти строки. Или уж совсем простой эксперимент проведите.
В переполненном автобусе, наступите кому-нибудь на ногу.
Или толкните. И вы увидите глаза, налитые кровью. Вы ус-
лышите в свой адрес столько слов и таких, что они вас в шок
повергнут. За столь малую вину вас прилюдно смешают с
грязью. Вы даже извиниться не успеете. Это и есть агрессия.
Дальше о ней и писать не хочется.
А
10
Администрация
Это власть и те, кто ей прислуживает, т.е. чиновники. Те-
оретически все они наши слуги (главу мы сами избрали на
выборах), а практически, когда попадаете в здание админи-
страции, то даже вахтёр или охранник смотрит на вас свысо-
ка. И вы обязаны предъявить паспорт и четко сказать, к кому
и зачем вы пришли. Совсем не факт, что сразу туда попадёте.
Разве что с третьей попытки. Тем более не факт, что сразу
решите свой вопрос. Потому что там сидят не слуги наши, а
«хозяева», «господа».
В администрации мы (с их точки зрения) мешаем рабо-
тать и своими пустяками отвлекаем их от важных государ-
ственных дел. И поэтому нас мурыжат, гоняют из кабинета в
кабинет, требуют какие-то справки и т.д.
Самые нетерпеливые махнут рукой, с досадой плюнут
и ни с чем уйдут домой. А терпеливые, знающие законы и
свои права умудряются-таки добиться того, ради чего сюда
пришли. Но в администрации о таком человеке останется
очень плохое мнение. Я не часто бывал в администрации,
но мне – старику – ни в одном кабинете, ни разу не пред-
ложили даже стула. Старики-коммунисты в 90-е годы не раз
стояли пикетами под окнами администрации. Но ни разу к
ним никто не вышел. Хотя на плакатах были написаны самые
насущные требования к власти. Только кольцо милиции с со-
баками окружало их. Власть всегда боялась народа. Сейчас
уже не боится.
Адреналин
Этим чужеземным заковыристым словом ныне име-
нуется та бурлящая, кипящая в жилах и капиллярах кровь,
А
11
когда ты стремительно падаешь вниз или взлетаешь вверх,
как на гигантских качелях. Или когда приближается момент
близости с любимой женщиной, которую долго ждал и всё
ж дождался. Из чего же состоит эта радость тела? Конечно,
прежде всего, из страха: а вдруг не получится, не так закон-
чится. Потом из удовольствия. Ещё из гордости – я это смог!
И наконец, из желания хлебнуть ещё одну порцию этого
самого адреналина.
Знакомо ли мне получение этого самого наркотика? Да,
знакомо. Надо было заехать на мотоцикле на борт морско-
го парома по металлическому настилу шириной около полу-
метра. Естественно, без перил. А высота над землёй – с 4-х
этажный дом. По двум таким настилам машины, не поме-
стившиеся в трюме, заезжали легко – у них четыре колеса. А
у меня только два, и угол наклона трапа около 30-ти градусов.
Страшно, но выхода нет. В бога не верю, но всё же мысленно
произнёс «Господи, помоги!» и повернул ручку газа. Мотор
взревел, и я поехал вверх. Сердце стучало, наверное, сильнее
мотора, ноги дрожали, но руки, слава богу, нет. Я не успел
испугаться, когда мотоцикл, пролетев по воздуху метров 15,
опустился на палубу в считанных сантиметрах от противопо-
ложного борта. То есть, я мог перелететь через борт и плюх-
нуться в море.
«Молодец!» – похвалил я себя. Но, оказывается, за мной
наблюдали те, кто стоял на палубе. Они тоже кричали «мо-
лодец!» и аплодировали, как артисту, удачно завершившему
цирковой номер.
Были, конечно, и другие ситуации, но там адреналин
был навязан обстоятельствами, выбора не было. Надо было
просто спасать свою жизнь. А в случае с паромом выбор был.
Я мог попросить своего приятеля, который уже заехал на сво-
ей «Яве» и у которого опыт мотоциклиста был на порядок
больше.
А
12
Аккордеон
Гармошка «хромка», баян, аккордеон – таков был путь
моего музыкального роста. Гармошка, да и та чужая была
в голодном, нищем детстве, на баяне (тоже казённом, клуб-
ном) играл уже взрослым. Аккордеон, роскошный немецкий
«Weltmaster», купил уже сорокалетним, когда смог за два
года на зарплату инженера накопить 500 руб. И вряд ли в тот
день на земле был человек счастливей меня. Я играл часами,
до изнеможения, до скандалов с женой и соседями. Но никак
не мог наиграться. Знал ноты, даже имел учеников, но играл
чаще всего по памяти, благодаря хорошему музыкальному
слуху. Это гены отца живут во мне до сих пор. Он был знаме-
нитым гармонистом на всю округу. И даже в карагандинской
ссылке был «вытащен» из шахты и посажен баянистом в Дом
шахтёра.
Сейчас аккордеон не в моде, баян – почти ругательное
слово, хотя на ТВ всё ещё жива передача «Играй, гармонь».
В глубинке российской, в уцелевших сёлах и деревнях ещё
звучит гармонь и песни под неё. Но опять же – гармонь, а
не аккордеон. Это как телега и автомобиль, если сравнивать
гармошку с аккордеоном. И то и другое едет, но разница ко-
лоссальная.
Мой аккордеон сгорел при пожаре и вместо него стоит
сиротливо на комоде старенький баян «Полесье». Встреча-
емся с ним совсем редко. Грустно, но годы и современный
стиль жизни совсем не способствуют игре на нём. Как пи-
сал Есенин «для веселья планета наша мало приспособлена».
Особенно в нынешней России.
А
13
Алименты
Это плата мужчин за ошибку при выборе жены. Это «со-
бачий кусок» для брошенного (иногда не по своей воле) ре-
бёнка. Но и этот кусок подлецы-отцы стараются или не пла-
тить вовсе, или платить как можно меньше. Они справедливо
полагают и уверены, что «бывшая» деньги тратит на себя, а
не на ребёнка. Платил в молодости, и я эти самые алименты.
Но платил из рук в руки. Платил, как можно больше, ради
чего поехал на урановые рудники в Учкудук. Чтобы сын знал,
что он не брошен, не забыт. Просто он не рядом со мной, но
не его это вина. И мой сын имел всё, что хотел, чего не имели
даже те дети, кто жили рядом с отцами. До сих пор не могу
понять тех, кто прячется, бегает от алиментов, как бы мстя
своим бывшим жёнам. Но мстят они ни в чём не повинным
детям.
Алкоголизм
Остряки говорят: «Кто не курит и не пьёт, тот здоро-
веньким помрёт». Но здоровенькие умирают куда как реже
пьяных. На Руси пьянство бытует со времён Ивана Грозно-
го. Оно не было столь губительным до 19-го века. Религия,
обычаи, здравый смысл и труд от зари до зари ограничивали
пьянство. И пили только по праздникам, на свадьбах и по-
минках.
Век 20-й и нынешний похоронил миллионы мужчин,
где водка стала прямой или косвенной виной гибели. Стати-
стику лучше не смотреть. Просто в голове не укладывается,
когда видишь цифру 40-50 тыс. в год. Этому можно верить,
можно не верить. Только вспомните, кто и как умер в вашем
А
14
городе, в вашей деревне, в вашем доме. Из моего окружения
водка погубила тестя и сына, двоих соседей в подъезде и бо-
лее десятка знакомых в нашем маленьком городишке. Имя им
было при жизни презрительное – «алкаши». Их регулярно
подбирала милиция и отвозила в вытрезвители. К цене бу-
тылки прибавлялась плата за пребывание в медвытрезвите-
ле. Потом на работе алкаша лишали премии и 13-й зарплаты.
Эти деньги тоже шли в карман государства. Учитывая число
пьющих, деньги не малые. Поэтому алкаш был выгоден и ну-
жен государству. Но все денежные поборы с этого горемыки,
лекции о вреде алкоголизма, проработки на общих собраниях
– это была всего лишь ширма, дымовая завеса. Государство
спаивало население, имея не только экономическую выгоду.
Распад семей, миллионы детей-сирот в детских домах
при живых родителях, дорожные катастрофы, пьяные драки
– это всё она, родимая, – водка. Как и в случае с абортами,
Россия сегодня впереди планеты всей. 18 л на душу населе-
ния в год, включая младенцев! При 8 л - и то уже насту-
пает деградация и вымирание нации. При бешеных ценах в
сегодняшних «супермаркетах» на всё и вся, водка остаётся
самым дешёвым продуктом потребления. И хотя цены на неё
подняли чуть не вдвое, с целью, «чтобы меньше пили», на
самом деле это – то же спаивание населения плюс сказочный
«навар» торговцам.
Алкашом и выпивохой я не был и отношусь к категории
малопьющих. Решил проверить, насколько мало. Подсчи-
тал и ужаснулся – 5 литров в год! А ведь пью только, в день
рождения, по праздникам и в гостях (если наливают). А ещё,
когда обновку надо обмыть, чтобы дольше носилась. Одним
словом, «свинья грязь найдёт». Нет, от моего пития не стра-
дала семья, не скудел семейный бюджет, и я не терял лицо.
Но всё равно пришлось бросить пить, когда кардиолог сказал
А
15
«или рюмка или жизнь». Я почему-то выбрал жизнь. И не
скажу, что без бутылки она стала хуже.
Будь моя воля и власть, я бы «Указом № 1» ввел в стране
«сухой закон». Это неправда, что он не поможет, что начнут
гнать самогон и пить всякую гадость. Будут, но немногие.
Потому что будут знать, если пьяный – в тюрьму, гонишь и
продаёшь – туда же, но уже лет на 5. Продаёшь спиртное под-
польно – садись за решётку, но уже на 10 лет.
Но сухой закон у нас никогда не введут. Почему – чи-
тай выше.
Альпинизм
«Умный в гору не пойдёт, умный гору обойдёт» – гла-
сит шутливая поговорка. В моём перечне бессмысленных и
опасных увлечений альпинизм занимает первое место. Если
посмотреть историю альпинизма, вернее, его статистику, то
волосы на голове шевелятся. Тысячи погибших, многие ты-
сячи! И тех, кто лез к вершинам, и тех, кто лез их спасать. Во
имя одного лишь тщеславия, чтобы стоя на вершине с отмо-
роженной мордой, едва живому, сказать громко и победно:
«Я это смог!»
Нет, не смог. Надо бы ещё и спуститься вниз. Как раз при
спуске их большинство всего и погибает.
Может, я кощунствую, но мне этих дураков нисколько
не жалко. А вот детей, оставшихся сиротами, вдов и матерей
этих жалко.
Другое дело – горноспасатели. Есть такая профессия.
Эти люди спасают шахтёров из завалов. Тоже рискуют и тоже
порой гибнут, но они спасают трудяг – полезных людей. Тех,
кто для нас уголь добывает. В советские времена имя «шах-
тёр» звучало гордо. Так же как сегодня «космонавт» или «ме-
неджер Газпрома».
А
16
Америка
Конечно, речь о Северной и конечно, о США. В раннем
детстве о существовании этой страны я узнал, когда впервые
прокатился в кабине «Студебеккера». Эти могучие грузовики
во время Великой Отечественной войны поставляла нам ( в
долг, конечно) Америка. Что и говорить, наша «трёхтонка»
ЗИС-5 ни в какое сравнение не шла с этой трехосной сильной
машиной. Но потом «Студебеккеры» пришлось вернуть Аме-
рике и они быстро исчезли с наших дорог.
США были тогда нашими союзниками и, открыв второй
фронт на запале Европы, помогли нам добить Гитлера. Аме-
риканские самолёты, тушёнка тоже хорошо выручали. Но всё
это давалось не за «спасибо», а за золото. Тем не менее тог-
да Америку никто врагом не считал. Даже фильм был снят
«Встреча на Эльбе», где наши и американские солдаты едва
ли не братались. Кстати, в этом фильме я впервые увидел не-
гра. (или афроамериканца, как теперь надо говорить, соглас-
но требованиям политкорректности)
Шли годы. И очень многое изменилось. Теперь США не
только наш враг, но и весь мир от них стонет и ропщет. Так
получилось, что именно американский доллар стал между-
народной валютой. Деньги, как известно, решают всё. Печа-
таются доллары в США и потому они ощущают себя един-
ственными хозяевами на планете. Творят всё, что хотят и в
любом уголке мира. Это они с помощью Горбачёва и Ельци-
на уничтожили СССР, и хозяйничали в нашей стране, как в
собственной колонии. Это они теперь пытаются добить РФ
- жалкие остатки от могучего СССР. Но у нас ещё не все бом-
бы заржавели, и есть чем ответить на прямое вторжение. И
мало не покажется. Только это их пока останавливает. Зато
именно США мы обязаны губительными, разрушительными,
А
17
антинародными реформами, которые, по сути, были диверси-
ями. Предатель-оборотень Горбачёв, недалёкий алкаш-пре-
зидент Ельцин превратили могучую державу в государство
третьего мира, в международную «барахолку» и поставили
людей на грань выживания. Так закончилась «холодная вой-
на с Америкой, где мы оказались побеждёнными. Когда и как
мы выберемся из этой ситуации, знает только Господь Бог.
Но хочется верить, что и на этот раз спасём Россию.
И всё же все наши богачи, вся «вшивая элита» за честь
считают побывать в Штатах, а ещё лучше – прикупить там
жильё и получить гражданство. Эта шпана, выдающая себя
за элиту, давно уже продала и предала Россию и русских.
И было бы благом, если бы они все разом туда уехали.
Лично у меня США не вызывают ни любви ни ненави-
сти. Только уважение, как к стране патриотов, людей, дви-
гающих мир по пути прогресса. Всё же, как не крути, а по
Луне они пешком прогулялись. И их «Шатлы», как городской
трамвай, летают в космос и обратно по расписанию. Имен-
но у них шесть могучих флотов с авианосцами. Про авто я
уже не говорю. Сегодня в мире бегают только американские
и японские авто, хотя немецкие и французские не хуже. И
живут они куда лучше нас. Даже сравнивать смешно. Правда,
большинство американцев живут всю жизнь в долг.
При всех прелестях американского образа жизни, я туда
на ПМЖ не поехал бы ни за какие коврижки. Чужбина, она
и есть чужбина. Те, кто надеется спастись, в случае войны, в
благополучной и сытой Америке очень ошибаются. Не дай
бог, конечно, если США отважатся выстрелить в нас ядерны-
ми ракетами. Но если такая беда случится, то и им придётся
хлебать из той же чашки. Нам есть, чем ответить.
А
18
Ангел-хранитель
Я с детства атеист и не верю ни в бога, ни в сатану. Так
же, как в рай и ад. И кратко говорю «поповские сказки». Зато
я верю в ангела-хранителя, который сидит у меня на правом
плече и зачем-то бережёт вот уже 78 лет.
Я просто вынужден был поверить в него, т.к. ничем дру-
гим нельзя объяснить, почему я остался жив в ситуациях,
когда уже простился с жизнью. Не было ни малейшего шан-
са, но – о, чудо!- каждый раз оставался жить.
Вот уже 15 лет врачи-кардиологи говорят мне открытым
текстом: «Непонятно, почему вы живы. С таким сердцем не
живут». А я живу. Живу с целым букетом болячек. От од-
них можно умереть, а другие уйдут вместе со мной. Когда
и как это случится я, конечно, не знаю и знать не хочу. Но
ангел-хранитель знает.
Чтобы эту главу закончить веселее, вспомнил анекдот:
С бешеной скоростью мчится по городу авто, пролетая
на красный свет. Пассажиры не выдержали и попросили
остановиться. Лихач остановился, люди вышли. И тут ан-
гел-хранитель говорит: «Извини, я тоже выйду».
Мораль: не всякого он бережёт. И правильно делает.
Анекдот
В толковом словаре – это жанр городского фольклора,
злободневный рассказ-шутка с неожиданным концом. А я бы
добавил, что по анекдотам можно учить историю государ-
ства. Причём, любого, во все времена, т.к. анекдоты сочиня-
ли, рассказывали и слушали ещё в античные времена. С юмо-
ром, иронией или сарказмом, но они как зеркало, отражали
жизнь общества, государства и отдельных личностей.
Анекдот не такая уж безобидная штука. За них люди по-
А
19
падали за решётку надолго. Порой и голову теряли. Но анек-
доты были, есть и будут. Я 50 лет собираю анекдоты, их у
меня в тетрадях и блокнотах тысячи.
- Зачем? Зачем тебе столько? – спрашивают меня иногда.
Не знаю, что ответить. Вот люблю их и всё тут! И слушать
и рассказывать. Хотя во времена КГБ я дорассказывался до
того, что это ведомство заинтересовалось мною. Я порядком
струхнул и бросился уничтожать так называемые «политиче-
ские» анекдоты. Но их было много и в разных местах. Мог не
успеть. Поэтому кидал в костёр тетради и блокноты, уже не
выбирая опасные. У страха глаза велики. Но прошло совсем
немного времени, и те анекдоты, за которые я мог схлопотать
срок, уже печатали в журнале «Огонёк». Миша Горбачёв по-
дарил нам «гласность», тем самым спас и меня. Однако зна-
чительная часть моей коллекции сгорела в костре за городом,
в лесу. О чём теперь жалею.
В наше время анекдот служит инструментом в информа-
ционной войне как средство скрытой пропаганды. Кто сегод-
ня Василий Иванович Чапаев? Нет, не герой Гражданской во-
йны, а герой анекдотов. Вроде бы посмеялись, похихикали,
другим пересказали и – нет героя, нет доброй памяти. Такие
вот пироги…
За что я так люблю анекдот? Прежде всего, за то, что он
смешной, во-вторых, остроумный и, в-третьих, злободнев-
ный. Тот, который мгновенно откликается на события, прои-
зошедшие в стране или в обществе день-два назад.
Есть ещё «пошлые», «похабные», с примесью «черного
юмора». Как говорится, «в семье – не без урода».
По анекдотам лучше узнаёшь историю страны, эпохи,
народа нежели по учебникам. И запоминаются они быстрее.
Если к месту и по теме, то любое застолье украсят. Как не
крути, а это народный жанр искусства. Отрицать и пренебре-
гать им, конечно, можно. Только зряшное это дело.
А
20
Аплодисменты
Для актёров театра и кино, для всех, кто выступает со
сцены аплодисменты – это второй хлеб. А для некоторых
даже первый. Мы таким образом благодарим их за талант,
труд, доставленное удовольствие, за красоту и мастерство.
И если нет этих аплодисментов, то нет большего огорчения,
нет желания что-то делать, стараться и добиваться.
Об этом очень хорошо написала Людмила Гурченко
в своей замечательной книжке, которая так и называется
«Аплодисменты» В молодости и я занимался театром на лю-
бительском уровне, вёл концерты художественной самоде-
ятельности. И каждый раз, когда опускался занавес, сердце
сжималось в комочек – будут ли аплодисменты. Слава богу,
они были и являлись, как сейчас выражаются, допингом, сти-
мулом работать ещё лучше. Чтобы аплодисменты звучали
почаще, погромче и продолжительней.
Аритмия
Похоже на анекдот, но вот вам мой диалог с кардиологом.
– Голубчик, у вас ещё и аритмия. Что будем делать?
– Ничего не надо делать. От аритмии ещё никто не умер,
– с достоинством ответил я.
Врач рассмеялся и спросил: - А вы уверены?
– Да, конечно!
– Тогда я вас должен огорчить. От неё умирают ничуть
не меньше, чем от других сердечных недугов. Ваша уверен-
ность говорит только о вашем невежестве.
И мне стало очень неуютно, мягко выражаясь…
А
21
Астрология
Убеждён и даже под дулом пистолета скажу: - Нет, это не
наука! Чистейшей воды шарлатанство, весьма схожее с рели-
гией. Там тоже всё держится на вере. С той лишь разницей,
что в первом случае верят в звёзды, а во втором – в Христа,
Будду, Аллаха.
Гороскопы – это кормушка астрологов и тех, кто себя та-
ковыми считает. Они сегодня везде и всюду – на экранах ТВ,
в газетах и журналах, даже в брошюрах. Я не Павел Глоба, и
не Василиса (из телепроекта «Давай поженимся»), но могу
прямо сейчас, на коленке, написать любой гороскоп. Но не
звёзды мне подскажут, а моя фантазия плюс хорошее знание
жизни и психологии.
Иногда из любопытства читаю эти измышления и диву
даюсь – сколь они примитивны, шаблонны и бесполезны. Но
люди, особенно женщины – верят этому бреду. Наверное по-
тому, что в них живёт потребность хоть краешком глаза за-
глянуть в своё «завтра»
Атомная бомба
Так уж случилось, что первую атомную бомбу взорвали
как раз там, где ещё мой далёкий предок основал деревню
Ерзовку. Если американцы взрывали атомные бомбы над вра-
жеской Японией, то в СССР это сделали над головами своих
солдат и деревенских жителей. Там мстили врагу и бомбой
запугали, а у нас людей использовали, как подопытных кро-
ликов. И опыт, конечно, был печальный, если учесть, что
сразу после взрыва солдаты пошли в учебную атаку. Многие
умерли в тот же день, или на следующий, многие долго боле-
ли, и тоже умерли. Но у нас «лес рубят – щепки летят». Кто и
когда у нас, в СССР жалел и берёг людей? Один лишь ГУЛАГ
А
22
унёс миллионы жизней. Да и в Великую Отечественную вой-
ну не очень берегли солдат.
Однако я отвлёкся. Вернусь к бомбе и к месту, где её
взорвали. Я побывал там спустя 50 лет. Увидел воронку ди-
аметром около ста метров. Неглубокая, склоны уже поросли
мелким кустарником, а на дне соорудили памятник и повеси-
ли колокол. Я позвонил в него, сфотографировал всё, постоял
в раздумье.
Если бы не эта воронка, то жили бы и сейчас мои двою-
родные братья и сёстры, которые много моложе меня по ро-
ждению. Но тогда они были глупыми детьми и, несмотря на
запреты, бегали сюда и по окрестностям, собирали гильзы от
патронов и всё, что им казалось нужным и интересным. Все
они едва перешагнули 50-летний рубеж.
За эти полвека, что минули после взрыва, выросли новые
леса, вернулись жители сгоревших деревень, заново отстро-
ились. Не знали они и не понимали, что их ждёт. Детство
моё тоже прошло в этих местах, но картины моего детства,
что остались в моей памяти и близко не совпадали с тем, что
я увидел теперь. Всё до неузнаваемости другое. До сих пор
не могу определиться – проклинать ту власть за взрыв или
благодарить. По большому, государственному счёту постра-
дали тысячи людей, зато живы миллионы. И живы потому,
что есть у нас эта бомба. В тысячи раз мощнее той, первой.
Враги наши знают это и пока боятся нас. Мы не беззащитные
японцы 1945 года. Тоже можем ответить, и мало не покажется.
К этой бомбе я сам тоже имею косвенное отношение. В
Учкудуке добывал урановую руду, а в последние годы жил и
работал в городе, где как раз начинку для этой бомбы делали.
Теперь вроде бы об этом уже можно говорить, так как дав-
но эти предприятия перепрофилированы на другую, мирную
продукцию.
А
23
Бабушка
В моей жизни она, пожалуй, самое светлое воспомина-
ние, хотя нрава она была крутого, и хворостина постоянно
дежурила в углу избы. Без дела не стояла. Но все мои шкоды
и проказы мудрая бабушка пресекала не только хворости-
ной, а прежде всего, словом. Это от неё я впервые услышал
два понятия «грех» и «боженька всё видит». Последнее меня
пугало больше всего. От бабушки я мог утаить, что стащил,
припасённые на праздник конфеты, но при этом опасливо
поглядывал на иконы в углу, на строгие лики святых. Боял-
ся, что наябедничают богу. В понятие греха входили многие
ограничения. Я регулярно получал ложкой по лбу, если лез
за стол, лба не перекрестив. Бросить на пол кусок хлеба тоже
считалось тяжким грехом. И хотя в детской моей детской го-
лове не укладывался глубинный смысл слова «грех», я пом-
нил, что «боженька накажет». Правда, роль боженьки всегда
исполняла бабушка. И всегда был страх перед неизбежным
наказанием. Но бабушка, если честно, всё же чаще жалела
«сиротинушку», чем наказывала. Она и сказки рассказыва-
ла и к труду приучала, к чистоте, аккуратности. Норовила
и вкусненьким побаловать, обласкать, посадив на колени и
прижав к большой и тёплой груди. О моём отце, погибшем
на фронте, она мало говорила, а вот дочь (мать мою) ругала,
на чём свет стоит. При этом слово «непутёвая» было самым
мягким. Хотя мама не была ни воровкой, ни пьянчужкой, ни
распутницей. Она была сельской учительницей, и её часто
переводили из деревни в деревню. Поэтому я и жил до школы
у бабушки. Хочется сказать о её необычной судьбе. Фамилию
она носила Шумская, но буква «М» появилась в фамилии на
заре советской власти. Была она из рода Шуйских, древнего
рода боярского, и в детстве жила в родовом имении князей
Шуйских. Революция уничтожила и князей, и имение, но ба-
бушка убереглась как раз благодаря букве «М» добавленной
Б
24
к фамилии. Уехав в глухомань, в деревню, и жизнь свою спас-
ла, выйдя замуж за крепкого хозяина, в большой и богатый
дом. По странной случайности, муж её тоже носил фамилию
Шумский. Так что мать моя боярского роду-племени, правда,
всего лишь наполовину.
Бабушка Катя единственная в деревне имела сепаратор,
швейную машинку «Зингер» и трюмо, закреплённое на рез-
ном красивом шкафчике. Роскошь неслыханная по тем вре-
менам. Ручку сепаратора и мне доверяли иногда покрутить.
Причём моя работа оплачивалась тут же порцией свежих тё-
плых сливок.
Но истинное удовольствие я получал (хотя в финале была
хворостина), когда крутил машинку «Зингер». Она жужжала,
сверкало колесо, бешено стучал иглодержатель, и меня всё
это повергало в дикий восторг.
В колхозе бабушка, как и дед Степан из принципа не ра-
ботали. Она была, как говорят теперь, предпринимателем. А
тогда это называлось спекуляцией. Возила в Ташкент швей-
ные машинки, керосиновые лампы и всё то, чего не было в
Ташкенте, но пользовалось спросом. Оттуда привозила тка-
ни, которые всегда были в дефиците, и потому доходность
бабушкиного промысла была высокой. Дед Степан делал
конскую сбрую и держал пасеку. Одним словом, баба Катя
не бедствовала. Тем не менее, дочь свою, Веру (мою мать)
выгнала из дому в 16 лет, сказав: «Хватит материнский хлеб
жрать, научись свой зарабатывать». И уехала Вера в Саранск,
где и получила диплом сельской учительницы начальных
классов. Надо сказать, что уже совсем взрослую, мать троих
детей, баба Катя на чём свет стоит ругала нелюбимую дочь
Веру. А любимой была младшая Надя. Умерла бабушка в 86
лет от старости как раз на руках у нелюбимой дочери, а лю-
бимая даже на похороны не приехала – билеты ей показались
слишком дорогими.
Б
25
Базар
В моей судьбе он фигурировал дважды. В детстве, уже
учась в городской школе, я по средам не учился. Весь день
проводил на базаре среди тех, кто продавал-покупал гармош-
ки и баяны, а также трофейные губные гармошки. Бывал на
сто седьмом небе от счастья, когда какой-нибудь дядька, видя
мои замёрзшие сопли под носом, говорил:
– Чё, пацан, музыку любишь? Поиграть, поди, охота?
Ещё бы! Я брал в руки гармонь или тяжеленный баян и,
замирая от счастья, извлекал звуки. И чуть не плакал, когда
приходилось возвращать инструмент хозяину. Не поверите,
но именно там, на базаре, я научился играть на гармошке
«хромке». Или «двухрядке», как её называли тогда. Играть
– это громко сказано. Скорее пиликать что-то похожее на пес-
ню или танец.
Второе знакомство было вынужденным. «Спасибо» Ель-
цину и его бандитскому режиму. Зарплату платить переста-
ли, а кушать хочется три раза в день. Зарплату тогда выдава-
ли тем, что производили. Наш завод производил часы марки
«Заря». Набив рюкзак коробками с часами, я уезжал в другой
город и с небольшой выгодой (из-за совестливости) продавал
их на базаре.
Продавая на рынках или на предприятиях часы, я уже
перестал с презрением говорить «торгаш» и ненавидеть эту
профессию. Она спасла нас с женой, зато подарила первый
инфаркт.
Нет, не люблю я базар. Хотя бы потому, что мой отчим
говаривал «на базаре два дурака, один продаёт, другой поку-
пает». И он, увы, прав.
Кстати, мой отчим никогда в дураках не был. Он мог
продать любое барахло за хорошие деньги, и наоборот, цен-
ную вещь купить за копейки. Умел и любил торговаться, брал
измором.
Б
26
Баня
«Прощай, немытая Россия!» - писал 150 лет назад Чаада-
ев, который очень не любил Россию, но почему-то его именем
называют улицы. Он был неправ. Как раз Россия, в отличие
от вонючей в средние века Европы, была и мытая, и чистая.
Потому что в каждом доме, вернее, в каждом подворье была
баня. И раз в неделю был банный день, где с веничком и па-
ром мылась вся семья. Для гостя тоже первым делом баньку
топили. Она была «чёрной» – если не было трубы, и «белой»
– если дым уходил не в баню, а в трубу. У той и другой были
свои преимущества, и свои недостатки, но я не об этом.
Главное – после бани ты был не только чистый, но ещё
и как бы просветлённый, лёгкий, будто груз с плеч сбросил.
Усталость, плохое настроение, как рукой баня снимает. О
пользе русской бани написаны тома и поэтому я лучше рас-
скажу о необычной бане, которую видел сам и едва не стал
заикой.
Дело было так. Нас студентов привезли в колхоз помо-
гать собирать урожай. Ивановская область, Фурмановский
район. Расселили по избам. Живём. Работаем. В ожидании
обеда сижу на подоконнике, свесив ноги наружу, читаю
книжку. Вдруг – страшный грохот. Оборачиваюсь. Это упала
железная заслонка, закрывающая вход в русскую печь. От-
туда на меня надвигается большущая, красная, распаренная
мужская задница со всем «хозяйством». А из печи пышет
жаром и паром. Меня с подоконника как ветром сдуло, и я
помчался к своим однокурсникам.
Кричу: – Жопа! Там жопа в печке!
Они в ответ: – Чего орёшь? Спятил, что ли?! Они здесь
все в печах моются. Ты видел во дворах бани? Нет их.
Едва оправившись от шока, возвращаюсь в дом. За сто-
лом сидит амбал Валера – сын хозяйки – и пьёт чай с варе-
ньем.
Б
27
– Садись за компанию, трус несчастный, – пригласил он.
– Завтра ты там будешь мыться…
– Не уж, спасибочки! Я лучше в речке искупаюсь.
– Даааа, тёмный ты человек – пожалел меня Валера.
Бедность
Корень этого слова, как не трудно догадаться, «беда».
Для русского человека беда эта привычная. Неприятная, но
и не гибельная. У нас даже нищие не умирают. С бедностью
и нищетой я крепко «подружился» в 1947 и вплоть до1952
года, когда отчим научился валять валенки. Это доходное, но
каторжно трудное ремесло помогло нашей семье выбраться
из нищеты, а позже и из бедности.
Теперешний народ в большинстве своём, хоть и бедству-
ет, но совсем не так, как бедствовали мы. В первый класс
городской школы я пошёл в лаптях, которые дед привёз из
деревни. Это вызвало шквал насмешек и издевательств, но
не босиком же в школу идти. Рубашку ситцевую мать шила
«навырост». По мере того, как я рос (а рос я на удивление
быстро), она надставляла рукава, а на новые дыры ставила
новые заплатки. Поэтому рубашка служила долго, пока пло-
щадь заплаток не перекрывала площадь основной ткани.
Бедность – это когда вся семья ела из одной большой
чашки, вместо кастрюль были горшки или чугунки, а о та-
релках и вилках мы и понятия не имели.
Бедность – это когда под лоскутным одеялом, сшитом
матерью, спали только она с отцом. А мы, трое братьев – под
шубняком, привезённом из деревни, под телогрейкой.
Бедность – это чай без сахара, каша без масла, хлеб толь-
ко чёрный и по строгой норме. Зато можно было испечь лу-
ковицу на раскалённой до красна дверце печки-голландки и
Б
28
«схрумкать» это лакомство, зажмурившись от удовольствия.
Бедность – это когда много чего хочется, о многом меч-
тается, но мало, или вовсе нет возможности всё это заполу-
чить. Но жить можно. Сегодня бедным считается тот, кто не
может купить детям скутер или смартфон.
Бедные нынче живут с огорода и с дачи. Нищенские зар-
платы и пенсии позволяют только сводить «концы с конца-
ми». Если в советское время мы жили «от получки до по-
лучки», занимая и перезанимая деньги, то сегодня эту самую
получку многие не видят месяцами. Новые рабовладельцы,
так называемые предприниматели, просто перестают опла-
чивать труд «рабов». И никто их за этот грабёж не наказы-
вает.
Но и сегодня каким-то чудом бедные выживают. Может
быть потому, что до появления капитализма уже имели кры-
шу над головой, мебель, одежду, обувь с запасом. Ещё и по-
тому, что очень выручают стариковские пенсии. Особенно в
погибающих, исчезающих деревнях и сёлах, где нет никакой
работы. Удивительно, но и деревенские ребятишки бегают с
мобильниками, катаются на велосипедах.
А что же правительство? Ведь уже 70 лет нет войны, а
бедных всё больше и больше. Да оно борется с бедностью.
А бороться надо с богатыми и сверхбогатыми, захапавшими
даром всё, что создали советские люди. С бедностью прави-
тельство борется, повышая тарифы ЖКХ, повышая цены на
транспорт, лекарства, на медицинские услуги и на образова-
ние, увеличивая штрафы. Но что-то от этой борьбы россияне
богаче не становятся.
Б
29
Безотцовщина
Какое это горькое слово! Особенно для мальчиков. Им бы
мужчинами расти, воинами, защитниками рядом с отцом. А
его нет. Он или убит на войне, как мой. Или погиб в ДТП, или
умер от болезни. И уж совсем плохо, когда сбежал, бросил
семью. В паспорте есть, в памяти живёт, а в дома давно нет. И
люто завидуешь сверстникам, которые взахлёб хвастаются:
«А вот мой папа!» Получается по их рассказам, что только
его отец самый сильный, самый умелый, самый добрый. Без-
отцовщина тихо плачет где-нибудь в уголке, прячась от этих
счастливчиков. Чтобы не спросили – А где твой папа? А кем
он работает? Рад бы ответить, но порой и мать не знает, где
он и что с ним. Потому что даже алиментов не шлёт. Хорошо,
если есть старший брат. Хоть он при случае заступится, не
даст в обиду.
Поговорка гласит «без отца – полусирота, без матери –
круглая сирота». Так оно и есть. Но и полусиротой жить тоже
не сахар. Я жил с отчимом, называл его «папа». Но так ве-
лела мать. Отцом он мне так и не стал, хотя, спасибо ему, не
обижал. У него было своих три сына. И с получки он нёс им
конфеты в кулёчке, пряники, игрушки. А меня будто и в доме
не было. Я плакал злыми слезами, забравшись на печку. Но
понимал, что они родные, а я – чужой. И всё же это лучше,
чем если бы его вовсе не было. Он был Хозяин, Кормилец,
Мужик.
Б
30
Берёза
Об этом дереве у нас в России столько песен, стихов,
картин написано, что сказать что-либо новое, неизвестное
невозможно. Берёзу можно смело вставлять в герб России,
как сделали канадцы, поместив на флаг кленовый лист.
Что такое берёза для русского человека? Только один
перечень полезностей займёт не одну страницу. Берёзовый
веник в бане – лучше не придумаешь. Берёзовый сок весной
попить – блаженство, праздник живота. Берёзовые дрова са-
мые жаркие. Даже в дождик берестой легко разжечь костёр
в лесу. В детстве мы жевали не жвачку американскую, кото-
рая сегодня всюду в супермаркетах. Нашу жвачку (называ-
лась она в наших краях словом «сагус») делали из берёзовой
смолы. Список можно продолжать и продолжать, но я хочу
сказать о другом. 35 лет назад, получив квартиру в городе, я
первым делом под окнами посадил берёзовый прутик с па-
лец толщиной. Поливал из шланга, прямо с балкона. Теперь
прутик превратился в могучее дерево выше 5-го этажа с ши-
рокой кроной.
Для меня новый год наступает теперь не с 1-го января,
а с того дня, когда из лопнувших почек появляются крохот-
ные, блестящие глянцем зелёные листочки. Тогда я подхожу
к берёзе, обнимаю её, «как жену чужую», прижимаюсь всем
телом и говорю ей: «Ну, здравствуй, красавица! С Новым го-
дом! Поживём вместе».
Когда-то в календаре друидов я прочитал, что по месяцу
рождения я и есть берёза. И она всегда будет рядом со мной.
Так оно и случилось. Так что не все врут календари.
Кстати, тем, что я живу именно в этом городке, а не в
другом, тоже обязан берёзе. Было это так. Мне надоела Сред-
няя Азия, Узбекистан и я заболел Россией. Решил уехать, вер-
нуться на малую родину. Мог выбрать из нескольких городов
России. Но выбрал этот, что стоит в сосновом лесу.
Б
31
На смотрины приехал ранней весной. Было прохладное
хмурое утро. Мы шли среди сосен и было как-то темнова-
то, неуютно. Моя провожатая сказала: «Город режимный, за
колючей проволокой, и много ты не увидишь. Может быть
идём зря – разочаруешься».
И тут вдруг стало светло и празднично. Мы вошли в
берёзовую рощу. И я, как Егор Прокудин в фильме «Кали-
на красная» подошёл к берёзке, обнял её, прижался щекой и,
наверное, заплакал бы счастливыми слезами.
– Хорошая моя! Красавица! Вот мы и встретились. Те-
перь я от тебя никуда не уеду, – вот эти слова я произнёс мыс-
ленно. А провожатой я сказал:
– Пошли назад. Я буду жить в этом городе.
– Но ты его не видел!
– Зато я увидел эту рощу…
Бомжи
Термин появился в 70-е годы в милицейских документах
и означал лиц Без Определённого Места Жительства. Рух-
нул СССР, пришли лихи 90-е, и число таких лиц выросло в
разы. Исчезли социальные гарантии, не соблюдались зако-
ны, царил правовой беспредел. По фальшивым документам
купленным у продажных судей и чиновников, законных до-
мовладельцев ОМОН просто выкидывал на улицу. Второй
фактор – безработица. Третий – из тюрем и лагерей выходи-
ли на свободу бывшие зеки. Но здесь их никто не ждал. Дома
и семьи уже давно не было, на работу (официально) нигде
не брали. Есть-пить-спать было негде, общество (это мы с
вами) их презирало и сторонилось. Появился целый класс
отверженных. Выбирать им можно одно из двух: или назад
на зону, или в бомжи.
Б
32
Их никто не считал. Не считают и сегодня, но цифра ко-
леблется от 1,5 до 4-х миллионов. Мороз по коже, даже не ве-
рится, что огромное, не бедное государство в упор не видит
СВОИХ граждан, но усердно помогает сирийцам, крымча-
нам и чеченцам. Не говоря уже о ДНР….
Безумно жаль этих людей, рад бы помочь и пригреть хотя
бы одного из них. Но жена кричит: – Ты спятил?! Хочешь,
чтобы люди над нами смеялись? Государству они не нужны,
а ты со своей дохлой пенсией спасать решил этих алкашей.
Я возражаю ей: – Ну, не все они алкаши – это раз. После
ВОВ семьи принимали тысячи детей-сирот, хотя жили все
бедно, перебиваясь с хлеба на квас. Это – два.
– Сравнил! То были дети, а это взрослые дяди и тёти.
Сами влипли, сами пусть и выкручиваются. Только через мой
труп! Забудь и думать!
Уверен, что не только моя жена такая, с такими взгля-
дами и убеждениями. Растеряли мы в новые времена мило-
сердие, сострадание и прочие хорошие качества. Сошлись
с женой на том, что собрали уже ненужную одёжку, обувь,
кое-что по мелочам, и отвезли на городскую свалку. Там кру-
глый год обитают (чуть было не написал ЖИВУТ) те самые
бомжи. Благодарили, руку пожимали и даже выпить с ними
предлагали.
С тяжёлым сердцем вернулся домой. И я уже не осуждаю
их, когда слышу от дачников: «Проклятые бомжи! Всё укра-
ли!». У них просто нет другого выхода. А кушать хочется.
Хотя бы раз в день…
Б
33
Борода
Носил её с небольшими перерывами с 60 до 76 лет. За-
чем? – спрашивали меня многие. Я отшучивался – чтобы
девки не приставали. А на самом деле я сам себе нравился
бородатым. Тем более, что другие говорили: – Тебе очень
идёт борода. И жена не ругалась. И бриться не надо. К тому
же веками на Руси мужик без бороды и мужиком не считал-
ся. Это Петр I объявил войну бородам, заменив их вшивыми
париками. Даже налог брали в казну за бороду. Некоторые
бояре даже жизни себя лишали, когда им насильно отстрига-
ли бороды. При тогдашних долгих и морозных зимах борода
ещё и согревала.
Но вот летом я взял ножницы и состриг её совсем! Сосе-
ди по подъезду ахнули; «Ты помолодел лет на 10! Смотри, не
вздумай отпускать её снова, срамоту эту!»
А жена даже не заметила эту перемену, хотя обедали за
одним столом. На то она и жена. Вот если бы я диван на пол-
метра передвинул, она бы сразу заметила.
Брак
Речь не о производственном браке, где токарь деталь за-
порол. Я о том браке, который в ЗАГСе регистрируют, вы-
давая «свидетельство о браке». Шутники говорят «хорошее
дело браком не назовут». Если бы я хранил эти свидетель-
ства, то у меня их было бы семь штук.
Первые шесть не уберегли от разводов, а последнее,
седьмое, вот уже 40 лет держит нас вместе. Я всё же вытащил
в этой лотерее счастливый билет. Но убеждён, что не бумаж-
ка из ЗАГСа держит семьи на плаву, а любовь, уважение и
понимание. Плюс безграничное терпение наших жён.
Б
34
Сейчас в моде гражданские браки. Это не так уж плохо.
Мы ведь в магазине долго примериваем обувь, не желая по-
том натереть мозоли. Но туфли-ботинки мы носим 3-5 лет, а
жену-мужа выбираем на всю жизнь. И хорошо бы не вляпать-
ся, не ошибиться.
Гражданский брак как раз позволяет лучше узнать друг
друга, когда он уже не в костюме при галстуке ходит по квар-
тире, а в трусах. И она не модель с подиума, а в халатике и
шлёпанцах. Тут становится понятно, кто есть кто.
Плохо только то, что в случае несчастливого лотерейно-
го билета страдает женщина, прежде всего. Особенно, если
будет или уже есть ребёнок, а он «слинял». Ему ребёнок не
нужен и он ни за что , юридически, не отвечает. Совесть?
Долг? Увы, у многих они отсутствуют. Вот этим гражданский
брак плох. Тут надо что-то делать. Что именно - я не знаю.
А если бы мне поручили дать рецепт, то я бы предложил
кастрировать того, кто сделал ребёнка и сбежал, обрёк на без-
отцовщину.
Братья
У меня их было четыре. Первого, что родился на два года
раньше меня я, конечно, не помню. Мне было чуть больше
года, когда его (и всю группу) отравили в детском саду по
халатности. Из 28 детей 17 умерли в первый день, а 11 через
2-3 дня, как мой брат. Троих следующих братьев мать родила
от отчима в 1947, 1949 и 1953 годах. И назвали их, соответ-
ственно, Саша, Витя и Вова. Теперь о каждом подробно.
Саша родился в голодный послевоенный год, но весил
5,600 г. Уже в роддоме получил прозвище «бутуз». Мать при-
несла его домой, а через месяц отчим забрал корову, продук-
Б
35
товые карточки и ушёл к другой женщине. Мы с матерью и
братиком были обречены на голодную смерть, так как нера-
ботающей матери карточки не полагались. Денег и продук-
тов не было. Пришлось вешать через плечо тряпочную суму
и идти побираться.
Бутуз требовал молока, а у матери его не было. Откуда
было взяться этому молоку, если она от голода уже ходить не
могла. Так и лежали они рядом на кровати, оба ревели и жда-
ли, когда я принесу что-нибудь поесть. И я приносил. И мы
выжили. А потом вернулся отец. Я и далее буду так называть
отчима. Как бы там ни было, но именно он потом стал един-
ственным кормильцем в семье.
Он не только вернулся, но и сделал второго братика. На-
звали Витей. Он ровно на 10 лет младше меня. Едва ему ис-
полнился годик, как отдали его в ясли, а Сашу – в детсад.
Летом я отвозил их туда на тележке, которую смастерил отец,
а зимой – на больших и тяжёлых салазках. И если бы только
эта обязанность лежала на мне! Нет, я был ещё и нянькой все
годы. Грех так говорить о матери, но была она плохой мате-
рью. Любила она играть в карты. Ни одна свадьба, ни одни
похороны, ни одна пьянка-гулянка без неё не обходились.
Она не была пьяницей, но всегда была «гвоздь программы»,
так как пела хорошо, на гитаре играла, танцевать умела и
любила.
А я сидел с братьями дома. Кормил, поил, забавлял, как
умел, «воспитывал», если не слушались или «нашкодили»,
спать укладывал. Сверстники на улице бегают, в лес ходят
и на речку, а я, как проклятый, с этими двумя «засранцами»
вожусь. Отняли они у меня детство. Ждал и мечтал о том дне,
когда они вырастут, а я смогу и для себя пожить.
Зря мечтал. Едва Вите исполнилось 4 года, мать родила
Б
36
Вовку. И снова мать свалила его на мои руки, на моё попече-
ние. Но к этой поре Саше уже шёл седьмой год, и я иногда
оставлял братиков на него. А сам – к пацанам, на улицу. За
это от матери получал хорошую трёпку. Её даже соседи осу-
ждали:
– Что ты парня совсем замордовала? Или не ты его роди-
ла? Он братьев с пелёнок нянчит вместо тебя. Ребята его на
улицу не дозовутся, а ты лупишь его. Сердца нет у тебя!
Но братьев я всё равно любил. Особенно среднего,
Витю. Он сильно отличался и в детстве и потом от старшего
и младшего братьев. Не ябедничал матери. Когда отец поку-
пал с получки пряники или конфетки «подушечки», то только
он оставлял мне, отрывая от своей доли. Мне не полагалось.
Мать говорила: «Ты уже большой, постыдись!» Мне стыд-
но не было, но от обиды часто плакал. Витя был пареньком
смекалистым, хитрым и умел ладить со всеми. Он ничего и
никого не боялся, во дворе и в садике был первым драчуном.
Но даже когда приходил домой с разбитым носом, не хныкал,
не жаловался, помалкивал.
И вот, казалось бы, три брата – все от одной матери и от
одного отца, но так мало похожи и внешне и по характеру.
Общей была только фамилия и судьба. Сашу из армии при-
везли в цинковом гробу. Вовка попал под поезд, а Витю – уже
взрослого – в лихие 90-е убили менты в Москве. И нет у
меня давно уже братьев. Только фотографии и память о них.
Б
37
Букет
Это то, что несут 1-го сентября учителям, Это то, без
чего на свидание с девушкой лучше не ходить. Наконец, бу-
кеты дарят жене, сестре, дочери на 8 Марта и в день рожде-
ния. Даже теще приходится его покупать, что бы хоть один
день побыть в её глазах хорошим человеком, не загубившем
жизнь её дочери.
Я люблю дарить букетики, но не из цветочной лавки.
Сам собираю первые ландыши, и несу эти скромные букети-
ки тем, кого люблю. А летом в лугах, в лесу, собираю разные
цветы и тоже несу их в подарок. И себе на стол ставлю.
Люблю цветы.
«Буран»
Речь не о снежном буране. В Москве я видел «Буран»,
который стоит экспонатом на ВДНХ. Тот самый, который
слетал в космос и сел на аэродром БЕЗ ПИЛОТА! Почти фан-
тастика, народ ликовал – утёрли нос американцам! Я тоже
порадовался такому достижению.
Но «недолго музыка играла, недолго длился карнавал».
Новая власть, в новом демократическом государстве гор-
дость авиапрома и космонавтики, национальное достояние
похоронила заживо. Как бы в насмешку, издеваясь, выстави-
ла напоказ. Стоит «Буран» так же нелепо, как лежит Ленин в
мавзолее.
Это мой плач из серии «Обидно за державу».
Б
38
Вера
Ещё в школе нас убедили, что бога нет. Повзрослев, я
прочитал «Библию для верующих и неверующих». И ещё раз
убедился, что бога нет.
Шли годы. Я видел, как ветшают и рушатся заброшенные
церкви, как сносят вполне пригодные и как в них устраивают
клубы, склады, мастерские. Борется власть с «опиумом для
народа». Из КПСС выгоняли с треском, если крестил внука
или ребёнка своего. Меня с барабанным боем торжественно
выгнали из пионеров, застукав около церкви с крашеными
яйцами в кармане.
Проходит время. И я вижу, как строятся новые и восста-
навливаются старые храмы. Как в дни городских праздников
рядом с мэром или губернатором стоит поп с крестом на сы-
том брюхе. Собираются в школах и ВУЗах внедрить попов.
В армии они уже есть. И даже на зонах для «зеков» часовни
построили. Пошёл обратный процесс. Власть вдруг реши-
ла, что церковь нужна, а верующие ещё нужнее. Потому что
попы внушают им в проповедях, что голосовать нужно толь-
ко за Путина и ЕР. И миллиарды уплывают из казны. Те са-
мые, которых не хватает на бесплатную медицину, на пенсии
и достойные зарплаты.
А что же с верой? Церкви растут как грибы. Даже в на-
шем городке их уже три, а четвёртая пока долгострой, потому
что пожертвования горожан быстрее разворовываются, чем
пополняются.
Кто ходит сегодня в церковь? Одна из них у меня под
окном и я вижу только женщин не моложе 50-ти лет. Иногда
мелькают и мужчины. Когда появилась мода (именно мода,
а не веление души, не вера в Христа) на крещение и венча-
ние, были в церквях и молодые. Неумело, и даже стесняясь,
В
39
крестились, иконы целовали, свечки ставили. Мода прошла.
Теперь, если увидишь в храме молодых, то они зашли сюда
из любопытства, как в музей поглазеть.
А я даже за этим не хожу.
Водка
У нас в России две беды – дураки и дороги. Это звучит
давно, и все соглашаются. А я считаю, что у нас одна беда и
называется она «водка».
Нет, я не состою в обществе трезвости, и долго смеялся в
1985 году, когда были безалкогольные свадьбы, объявленные
нормой. Как и любой нормальный мужик, я охотно выпью в
хорошей компании, но при этом знаю свой лимит.
Однако мало знаю таких, как я. И беды все приходят как
раз к тем, кто «лимит» этот не знают, или перебирают в два,
а то и в три раза.
Последние годы я подолгу жил в деревне. В песне поётся
«от людей на деревне не спрячешься». Да, там тайное быстро
становится явным. Я поговорил с 12-ю вдовами, матерями
и выяснил, что 10 мужей/сыновей погибли пьяными. Или в
драке, или замёрз, не дойдя до дома, или упал с трактора, или
утонул.
Причём тут дураки, дороги? Водка – вот враг №1 на
Руси. Кто и как боролись с этим злом? Всяко было. Даже чу-
гунную медаль в 24 кг на шею вешали. Но во все времена
водка приносила государству немалый доход. Кто же будет
резать курицу, несущую золотые яйца? Поэтому была види-
мость борьбы.
Водка была и есть не только алкоголь, но и «жидкая ва-
люта». Визит сантехника – бутылка, мелкий ремонт – она же,
В
40
надо украсть с работы что-нибудь нужное – бутылку сторо-
жу. Даже Сибирь Ермак завоевал не столько силой оружия,
сколько спаиванием аборигенов оптом. И за «огненный вода»
они отдавали всё – пушнину, жён и земли свои.
Кстати, мусульманам Коран запрещает алкоголь катего-
рически. Я 22 года прожил в Узбекистане и не видел пьяных
узбеков. А если и видел, то в компании русских. Это они го-
ворили ему: «Пей, не бойся! В мечети грех этот отмолишь.
Ты не мужик что ли?».
Пьяница был во всех отношениях выгоден государству.
С любой точки зрения. Он приносил доход, он в социальном
плане был никто, ибо ему говорили: «А ты бы помолчал, ал-
каш несчастный». И он молчал.
Сегодня уже нет СССР, уже 25 лет живём при капитализ-
ме, в новом государстве. Но с водкой стало ещё хуже. Теперь
она ещё и в гроб укладывает, будучи дешёвой отравой. Соби-
рает урожай по 40-50 тыс. человек. К тому же водка сегодня
– самый дешёвый продукт.
Что имеем ещё, кроме покойников? Детские дома, ин-
тернаты забитые сиротами при живых родителях. Вот это и
есть самая большая беда. Вряд ли надо тебе, читатель, объяс-
нять почему…
И напоследок опять же вопрос – а кто и как борется с
этим злом? Никто и никак. Только несчастные жёны и матери
слезами, уговорами, угрозами, просьбами пытаются спасти
спивающихся мужей, сыновей. Но чёрного кобеля не отмо-
ешь добела…
Не знаю, как ты, читатель, но я при всём своём оптимиз-
ме не вижу света в конце тоннеля. Не только света, а даже
малейшего проблеска.
Я вроде бы повторяюсь, но можно считать написанное
дополнением к слову «алкоголизм».
В
41
Вожди
Меня в советской школе учили, что историю делает на-
род. Теперь я точно знаю, что делают её Личности, облечён-
ные властью. И мы сегодня говорим, что Гитлера победил
Сталин, Наполеона – Александр I, а битву под Полтавой вы-
играл Петр I. Мой СССР развалили Горби и ЕБН. Именно
эти имена и останутся в истории.
У меня такое ощущение, что нашей горемычной России
постоянно не везло с царями-императорами, генсеками и
президентами. Испарилась иллюзия о великом русском на-
роде-победителе, который веками жил в рабстве. Миф непо-
бедимости России тоже развеялся. В Кремле сидели поляки,
французы, две немки с русскими именами. Это всё победите-
ли, завоеватели. Да, их прогнали, но ведь сидели же в Крем-
ле, в столице.
Мне трудно судить конкретно и точно, кто из царей-им-
ператоров был плох или хорош. Я тогда не жил. А вот при
Сталине я прожил 14 лет. При Путине живу уже 18. Надо ли
сравнивать эти две личности? Я знаю, что при Сталине стра-
на поднялась от сохи до атомной бомбы. И он двух сыно-
вей отправил на фронт, а не в Англию на учёбу. И в деревнях
даже в войну школы не закрывали. А я при нём получил бес-
платное образование (7 классов). В школе на Новый год, на 1
мая, на 7 ноября давали нам бесплатные подарки.
Потом пошли вожди-генсеки Хрущёв, Брежнев и, сами
знаете всех следующих. Худо-бедно, но всё же СССР был
второй после США державой. Нас в мире боялись и уважа-
ли. Были даже дружественные страны - Болгария, например.
И в космос слетали. И в спорте – вечные чемпионы. Слова
«безработица», «курс рубля», «ипотека», «кадастровая стои-
мость» были для нас абстрактными понятиями. И даже вовсе
В
42
незнакомыми. Да, жили все одинаково бедно, жили в страхе и
с вечными очередями. Но никто не боялся завтрашнего дня…
Всё это новая власть, новые вожди назвали «застоем»,
сломали, оплевали, уничтожили.
Теперь нашу историю тоже делает не народ. Этот народ
уже лишён национальности, и называется «россияне». Хотя
в Германии – немец, во Франции – француз, а в Чехии – чех.
Можно здесь написать и о других потерях, но, во-первых,
это чревато для меня. А во-вторых, и без меня люди знают,
что мы потеряли, что приобрели. Я ведь здесь собрался о во-
ждях писать. Причём о тех, при ком прожил мою жизнь. Но
могу сказать словами безвестного юмориста из Инета: «Не
везёт нашим правителям. Каждый предыдущий был намного
хуже». Этим всё сказано.
Воровство
Одна из христианских заповедей не велит воровать и
грозит адом. Может быть, воры и попадут туда, но пока они
живут, как в раю. Особенно те, кто ворует по-крупному, мил-
лионами и миллиардами.
Но я им не завидую. Знаю, что если что-то легко пришло,
то оно также легко и уйдёт. Это всего лишь вопрос времени.
К тому же «сколько верёвочке ни виться…»
Кстати, психологи считают воровство одним из инстин-
ктов, заложенных природой. Человек, ходивший в шкурах и
живший в пещерах, не мог не воровать. То есть сегодня у
него охота не удалась, а в соседней пещере пир горой – хо-
зяин добыл сразу двух зверей. Что делать неудачнику? Жены
и дети сидят голодные, холодильников не было, поэтому за-
пасов тоже не было. Выход один – украсть у соседа лишнее.
Это был вопрос выживания, а не морали.
В
43
Что касается меня, то могу с гордостью сказать, что ни-
когда ни у кого даже на рубль не украл. Стыдно признаться,
но я даже у государства не воровал, хотя возможности были.
Да, были, а желания и соблазна не было. – Ну, и дурак! –
сказал мне сын, созревший в лихие 90-е, когда не украсть,
не обмануть, не отнять было признаком слабака. Сын не был
слабаком.
Как карать воров? Где-то очень жестоко карают, даже
руку отрубают. А то и обе. На Руси клеймо «вор» на лбу вы-
жигали. Ужас! У нас, слава богу, воров жалеют и даже поощ-
ряют. Некоторые воры имеют по 5-6 «ходок», имея в судебной
практике статус «рецидивист». Спокойно и безнаказанно, в
роскоши и достатке живут так называемые «воры в законе».
А если их убивают, то свои такие же лихие ребята.
Если бы я сидел в государственной думе, то внёс бы та-
кой закон. Украл первый раз – получи 5 лет. Украл второй раз
– получи «червонец». Попался в третий раз – получи 20 лет.
Но если пацан 14-летний стащил велосипед или короб-
ку конфет в магазине – судить не надо. Надо позвать отца и
пусть он хорошенько выпорет его ремнём. И чтобы два дня
сидеть было больно.
Ещё строже наказывал бы за грабёж и разбой, начиная
с 15-и лет строгого режима. Такой вот я зверь без сердца и
жалости.
Враги, вражда
Да, мало хорошего – иметь врага. И ещё хуже – врагов.
Для меня враг – это тот, кто не согласен с моим мнением.
Шутка. А если серьёзно, то есть враг или нет его – это це-
ликом зависит от человека, от его характера и образа жизни.
В
44
Говорят ведь «он нажил себе врагов». Заметьте. Он! Сам
нажил. Или «он мухи не обидит». Тут уж гарантия стопро-
центная, что врагов у него нет, и не будет.
Но также говорят, что врага иметь полезно. Он не даёт
расслабляться, заставляет тебя быть сильнее, изворотливей,
хитрее. И всегда ждать от него «подлянки». Не могу сказать
«да, это так» или возразить. Не было у меня врагов, слава
богу.
А вот за нынешнюю Россию страшно. Обложили нас
враги, как волков красными флажками. Новая власть лишила
нас друзей и союзников. Теперь даже Болгария стала врагом.
и с Украиной воюем. Отпали от нас Кавказ, Средняя Азия,
Прибалтика. Даже внутри страны уже суверенные татары,
башкиры, мордва и прочие. Вроде бы не враги, но уже и не
друзья. Но это я уже в политику залез, т.е. не в теме.
Врачи
Нет ни одного человека, кто хотя бы раз не был у врача.
И нет на земле более благородной и почитаемой профессии.
И если бы не врачи, то этих строчек я уже давно не писал бы.
Но они продлили и сейчас пытаются продлить мою жизнь.
Низкий поклон им за это.
Я о другом. Сегодня медицина перестала быть бесплат-
ной и нам почти за всё надо платить. У кого есть чем, те пла-
тят. Но пенсионерам, матерям-одиночкам, бомжам, студен-
там – им платить нечем. А болеют все. Жить тоже хотят все
и, как ни странно, жить здоровыми. Тогда путь к бесплатным
врачам, в коридоры поликлиники в длинные очереди.
И вот ты, наконец, в кабинете врача. Того самого, кому
платят позорную зарплату, кому не дают времени на лече-
ние больного. Он пишет. Много пишет и даже домой берёт
В
45
дописывать. Он кормит чиновников от медицины. А тебе он
выпишет дорогущее лекарство и скажет «давайте вот это по-
пробуем». Тебе это лекарство не поможет. А ему – врачу –
будет добавка от аптечной мафии. Деньги никогда лишними
не бывают. В другой раз врач выпишет другое лекарство, не
лучше первого. Ему не выгодно, чтобы вы выздоровели. Тог-
да он будет сидеть в пустом кабинете.
Итак, медицина – это, прежде всего коммерческое пред-
приятие, а там главный фактор не здоровье, а выгода, рента-
бельность, окупаемость. Бесплатная медицина доступна, но
не эффективна, платная – эффективна, но недоступна. Поэ-
тому в сёлах ликвидированы фельдшерские пункты, в рай-
онных больницах нет родовых отделений и кардиологии. Ро-
женицы или новорождённые умирают по дороге в областной
центр, до которого надо ехать, в лучшем случае 30-40 минут,
но чаще - час и больше. Это если «скорая» сумела добраться
до села или деревни по бездорожью.
Кого проще всего обвинить? Конечно же, врача этой са-
мой «скорой» .Но он не виноват. Его подставили, сделали
козлом отпущения.
Неужели всё так плохо? Неужели автор этих строк так и
не увидел настоящих врачей?
Слава богу, что не везде и не всегда так плохо. Есть вра-
чи «от бога», есть врачи «дай вам бог», и есть врачи «не дай
бог!»
Я живу на этом свете так долго (пусть и с букетом боля-
чек) благодаря первым и вторым. Хотя попадались иногда и
третьей категории.
сейчас моё поколение всё чаще говорит «обидно за дер-
жаву» А мне обидно за армию врачей, которую вооружили
компьютерами для написания отчётов, но забыли добавить
зарплату. Забыли поднять их уровень жизни хотя бы наполо-
вину, в сравнении с врачами Европы и Америки.
В
46
Время
Оно как резина. Когда ждёшь что-то хорошее – девушку,
стоя с букетом, «дембель» в армии, гражданство России – оно
тянется бесконечно долго. И оно пролетает незаметно, ког-
да ты в отпуске, на песочке у тёплого моря. Когда любимая
пришла-таки на свидание, а потом говорит: «Пора, милый,
прощаться. Уже три часа прошло».
А тебе кажется, что только три минуты. Очень долго ра-
стут дети до года, не давая спать. И очень быстро, когда го-
ворят «готовьте денежки на свадьбу», хотя мать ещё помнит,
как кормила чадо грудью.
Самый большой недостаток времени – его нельзя вер-
нуть и нельзя остановить. А пессимисты говорят ещё хуже:
«Каждый прожитый день – это шаг к могиле». Но я оптимист,
и стараюсь жить так, будто сегодняшний день – последний.
То есть, успеть сделать многое, получить максимум удоволь-
ствий. Не всегда, но получается. Хотя всё чаще вспоминается
песня Высоцкого «привередливые кони». Тоже хочется по-
просить их помедленнее бежать.
В
47
ГАИ и ГИБДД
Не знаю как в других странах, но в нашей и тех, и других
боятся и тихо ненавидят. Во все времена у них была одна за-
бота: придраться к любому пустяку и принудить дать взятку.
Я мотоциклист с 50-тилетним стажем и с этими блюстите-
лями порядка на дорогах встречался сотни раз. В советское
время мой тех. талон был исколот «дырками» в 2 ряда. Пото-
му что я из принципа не давал ни рубля.
В новом государстве буквы стали другими и расшифро-
вываются они водителями так: Гони Инспектору Бабки Дви-
гай Дальше.. И хотя буква «Б» обозначает главную задачу –
безопасность – инспекторов попрежнему интересуют именно
«бабки». То есть деньги. Схема вымогательства осталась та
же, что была и у ГАИшников. Но счёт идёт уже не на рублиш-
ки, а на сотни и тысячи рублей. Штрафы дикие, несуразные,
грабительские и деньги жалко. Чаще всего половину штрафа
«гайцу» в карман и... Двигай Дальше. То есть МЫ САМИ
развращаем людей в форме, но обвиняем и клеймим их. Ведь
напрямую никто из них не говорит «дай».
Да часто они неправы, борзеют, но спорить или доказы-
вать в суде свою правоту себе дороже. И они это знают.
К тому же, мы не знаем свои права и законы. А если и знаем,
то понимаем, что прав тот, у кого больше прав. И не дёргаем-
ся. Я как-то спросил молодого ДПСника: – А ты не боишься,
что я настучу кому надо и ты лишишься хлебного места?
– Нет, не боюсь. Мы ведь не только сами кормимся на
дорогах, но ещё и тех, кого вы назвали «кому надо». И они не
станут резать курицу, которая несёт золотые яйца.
Я поразился наглому цинизму, но…логика у него желез-
ная. Поэтому так будет всегда, просвета я не вижу. Но мне
можно уже не волноваться – я своё отъездил…
Г
48
Геи
Ещё их называют «гомики», «голубые», «гомосеки». Ев-
ропейская цивилизация уравняла этих уродов с нами, с нор-
мальными людьми и даже узаконила браки между ними. Это
звоночек к вырождению человечества, которое выгодно тем,
кто мечтает о «золотом миллиарде», т.е. 6 миллиардов надо
уничтожить и оставить только один, который, по их разуме-
нию, имеет право жить на планете Земля.
Двум гомосекам позволено усыновлять детей, которым
трудно будет определять, кто папа, а кто мама. Поэтому вво-
дится понятие «родитель №1 и родитель № 2».
Такое извращение, патологию и уродство возвести в
норму – это выше моего разумения. И тысячу раз был прав
Сталин – «гомиков» просто отстреливали, как бешеных со-
бак. Но на «цивилизованном» Западе проводят гей-парады…
А как у нас в России? Потихоньку эта гнусность уже ста-
новится темой не только анекдотов, но и повседневностью.
«Гомики» Пенкин и Моисеев поют на сцене Кремлёвского
дворца, мелькают на экранах ТВ и числятся в «звёздах».
Народ-публика сидят, слушают, не плюются, а аплодиру-
ют им. И билеты недешёвые купили…
Ничего удивительного – Россия, СССР и теперь РФ всег-
да подражала, копировала и внедряла в быт «made in ottuda»,
полагая, что мы сильно отстаём в культуре.
Так на просторах русской земли появились «панки» с
«ирокезами», битломания, РЭП, брейк, а теперь и свои гомо-
сексуалы.
То ли ещё будет! – пела когда-то Алла Пугачёва.
Г
49
Гимн
Торжественная песня во славу государства. Когда-то он
звучал каждое утро по радио в 6 часов, под него просыпа-
лись. Но есть гимны у студентов, медиков, туристов. Был
гимн даже у ФЗУшников, которые позже стали ПТУшниками.
Звучал он так:
Пройдут года, настанут дни такие,
Когда советский трудовой народ
Вот эти руки, руки молодые,
Руками золотыми назовёт.
У наших ПТУшников, конечно, не было гимна. Нет те-
перь и самих ПТУ, ГПТУ и СПТУ. Рабочий класс нам не ну-
жен. Капиталистической, путинской России нужны менед-
жеры, брокеры, риэлторы и, конечно же, предприниматели и
работодатели (новые рабовладельцы). У них гимна нет. Зато
есть лозунг «хочешь жить – умей вертеться»
Вот и вертятся молодые здоровые парни у прилавков ма-
газинов, официантами и в офисах. Ждут пятницу, когда мож-
но уйти с этой постылой работы, и «оторваться по полной».
Где-нибудь в ночном баре. Тут уж не до гимна.
Голод
Когда я прочитал, что на земле каждые 5 минут кто-то
умирает от голода, то вспомнил, что и мне грозила такая
участь. Нет, я не пережил блокадный голод Ленинграда. Не
голодал в ГУЛАГских лагерях. Но было так, что упал в го-
лодный обморок прямо на рельсы трамвайные. Вожатая
успела затормозить в полуметре от меня. Она же потом меня
Г
50
и откармливала, возвращала к жизни. Было мне тогда уже 17
лет. А впервые голод испытал в 7 лет. Два года, как кончилась
война, страна залечивала раны, вставала из руин. Питались
по продовольственным карточкам. Выдавали самые необхо-
димые продукты. Понемногу, но выжить было можно. Поте-
рять эти карточки – было первым звонком к голоду. Дублика-
тов не выдавали, никто в городе запасов не имел, поделиться,
выручить не мог.
Поэтому с утра и до самого вечера была только одна не-
отвязная мысль и единственное желание – хоть что-то съесть.
Летом было легче. Ели жмых, который воровали из товарных
вагонов. Грибы и ягоды, что удавалось собрать в лесу. Ели
речных ракушек, раков ловили.
Но спасала кормилица-деревня. Много нас тогда ходило
по деревням с сумой через плечо. И всё же нас жалели – до-
мой мы приносили и кусочки хлеба, и куриное яичко, и кар-
тошку, и тыкву. Едва живая, опухшая от голода мать готовила
из этих спасительных даров еду себе и нам, двум братьям.
Зимой из-под снега на колхозных полях выкапывали свеколь-
ные листья. Из них получался ярко-красный сладковатый
суп, вкус которого я помню по сию пору.
Именно голод сделал человека человеком. Если начинал
он с простого собирательства, то потом перешёл к выращи-
ванию, диких животных сделал домашними. Так появились
земледелие и скотоводство, и риск умереть от голода значитель-
но уменьшился. Хотя были и голодные, неурожайные годы.
Однако, не укладывается у меня в голове, почему сегодня, в
21-м веке, когда на свалки городские вывозят тонны выброшен-
ных, несъеденных продуктов, в мире умирают от голода. Есть
страны, где снимают за год по 2-3 урожая, но и там люди голо-
дают. А другие лечатся от ожирения. Жуткая несправедливость,
нелепость, дисбаланс. Однако выход из такой ситуации пока не
нашли. Похоже, что его никто не ищет.
Г
51
Голуби
Не о тех, которых разводят голубятники заядлые ( Пом-
ните фильм «Любовь и голуби»?), а о тех городских, что жи-
вут среди плевков и окурков, совершенно не боясь людей. На
голубя даже наступить можно. Вредная птица. С ней борются
на аэродромах, чтобы не попали в турбину самолёта. С ней
борются даже в московском Кремле. Мало того, что они за-
гадили памятники и крыши, так они ещё царапают купола
соборов, сдирая позолоту.
С лёгкой руки Пикассо голубь стал символом мира. И
совершенно напрасно. Далеко не мирная птица. Самец может
до смерти заклевать самку, если она ему не угодила. Собра-
та тоже не пощадит. Но несмотря на всё это, люди охотно
кормят голубей, а дети с удовольствием гоняются за ними.
Потому что из городской жизни кроме кошек и собак другой
живности не видят. А тут птичка, совсем рядом, поймать хо-
чется… Ну, как тут удержаться?
Я этих голубей-дармоедов не люблю. А вот синичек
кормлю с ноября по апрель уже много лет. Кстати, никто ни-
когда не видел голубят. Видимо, они как дети наших депута-
тов и министров, рождаются в России, а живут за границей.
Гордость
Иногда слышишь фразу «он такой гордый». Говорится
она или с оттенком похвалы, или, наоборот, осуждающе. Вот
и я в раздумье – хорошее это качество характера или пло-
хое. Если есть, чем гордиться, если есть чувство собственно-
го достоинства, самоуважения, то, несомненно, это хорошо.
Но если это перерастает в чванство, высокомерие, то это уже
гордыня, а не гордость. И в христианской морали считается
одним из тяжких грехов.
Г
52
Иногда я слышал в свой адрес – «Ты чего такой гордый.
Смирись, уступи». Я не смирялся и не уступал как раз пото-
му, что во мне живёт это самое «самоуважение». Убеждён,
что как только перестанешь уважать себя, начнёшь проги-
баться под других, тебя они же и не станут уважать. И тогда
мало чего ты в жизни добьёшься.
Встречались ли мне люди, страдающие гордыней? Да,
конечно, и не раз. Но всегда смотрел на них с брезгливой жа-
лостью, как на носителей дурной болезни.
Горы
Их тоже не люблю. Даже на снимках. Не ахаю, не восхи-
щаюсь. Тот единственный случай, когда я не согласен с Вы-
соцким, будто «лучше гор могут быть только горы».
Где-то вычитал, что горы – это шрамы Земли. Дорогие
мои, ну скажите честно хотя бы самим себе – кого и когда
украшали шрамы? Нет, шрамы уродуют, мешают. Что каса-
ется гор, то польза от них только одна: они влияют на климат.
И Крым не был бы столь желанным и тёплым местом, если
бы не горы. Ещё в горах вечные снега и ледники. Оттуда на-
чинаются многие реки.
На этом польза гор и заканчивается. Людям-горцам жи-
вётся там несладко. Тропы и тропинки вместо дорог, труд-
ности с топливом, оторванность от «большой земли», т.е. от
равнины, где можно купить то, чего в горах нет и быть не
может. Даже сходить в гости в соседний аул на другом краю
ущелья – это великий труд. Там нет тротуаров, асфальта, ав-
тобуса. Только ноги. Здоровые и сильные. Хорошо, если есть
ослик или конь. Мне только раз в жизни довелось быть гостем
в горном ауле. Вот где надо учиться гостеприимству. Они не
Г
53
устраивают допроса, кто ты и откуда, зачем здесь объявился.
Они встречают тебя так, будто только тебя и ждали всю жизнь.
Даже неловко становится от такой заботы, внимания и ува-
жения. И накормят, и напоят, и спать уложат, и ещё при рас-
ставании загрузят тебя припасами. Ничего не требуя взамен.
Даже сильно обидятся, если станешь им деньги предлагать.
Они знают, что слабый, плохой человек в горы не пойдёт.
И он обязательно сам расскажет о себе, о своей цели, о своей
семье. Поэтому и не расспрашивают, а прямо с порога гово-
рят: «Проходи в дом, дорогой, гостем будешь». И если я ког-
да-нибудь полюблю горы, то только из-за горного народа. Не
важно, какой национальности и веры. Они лучше нас с вами.
Гости
Не столько о гостях хочу сказать, сколько о гостепри-
имстве, хлебосольстве. И то и другое ныне утеряно. Пред-
ставьте ситуацию: вы едете на машине в отпуск и случилось
так, что машина заглохла прямо у первых домов города. А
уже темнеет, впереди ночь, а в машине четверо. Надо ис-
кать ночлег. Вы обойдёте все ближайшие дома, но никто вас
ночевать не пустит. Иные и вовсе дверь не откроют. Но все
будут советовать гостиницу. Почему? Что случилось с рус-
ским человеком, который веками считал грехом оставлять
человека без крыши над головой? Случилось самое страш-
ное – мы перестали верить людям, мы боимся чужих, мы жи-
вём за двумя стальными дверями с домофонами и камерами
видеонаблюдения. По телевизору мы ежедневно слышим и
видим сплошной криминал, обман, воровство, насилие. Нас
приучили жить в страхе, по закону уголовного мира «не верь,
не бойся, не проси». И гостеприимство потихоньку умерло.
Страх победил вековые традиции.
Г
54
Тем не менее, в гости мы ходим и сами гостей принима-
ем. Человек существо общественное и потому, если меня не
зовут в гости или ко мне не идут я начинаю душою болеть.
Мне плохо без людей. Скайп и мобильник никогда не заменят
живого общения.
Зато когда гости за столом, а жена приготовила своё ко-
ронное блюдо, когда на столе графинчик стоит с водочкой, то
тут и разговоры, и песни, и анекдоты. И хочется, чтобы гости
подольше посидели, продлили мой маленький праздник. Но
он, к сожалению, случается всё реже и реже. Как говорил ве-
дущий Познер «такие времена».
Гроза
Поэт Тютчев написал – «люблю грозу в начале мая, когда
весенний первый гром…»
А я не люблю грозу. В любое время года не люблю. По-
тому что ещё в юности пережил такую грозу, которую и я и
сельчане сочли концом света. Падала сплошная стена воды,
было темно, как ночью, хотя на часах было 11 и с утра палило
солнце при ясном голубом небе. Тихий ручей – воробью по
колено – превратился в бурный поток шириной метров де-
сять, и нёс на себе всё, что сумел снести по берегам. Небо
распарывали непрерывные зигзаги молний, гром не утихал
ни на секунду. Уши заложило, как при выходе из самолёта.
Чем это объяснить, не знаю, но горели деревенские избы,
но горели не так, как мы привыкли видеть в кино с языками
пламени, с чёрным дымом. Нет! Они горели как свечи бе-
лым цветом, и мы видели яркий столб света, уходящий во
тьму. Ливень не мог погасить пожары. Сгорело 8 домов дот-
ла, ферма колхозная вместе с сотней телят. А по полям будто
бы асфальтовый каток проехал. Одним словом, гроза далеко
Г
55
не праздник, а чаще всего беда. Особенно, если молния по-
падает в человека. В это трудно поверить, но гроза ежегодно
только у нас в стране убивает тысячи людей. Если гроза ещё
и с градом, то и вовсе ущерб немалый.
Странно и непонятно, почему синоптики не предупре-
ждают нас о приближающейся грозе, хотя умудряются давать
прогнозы аж на месяц вперёд.
Нет, господа-товарищи, не люблю я грозу.
Грузия и грузины
Я в своё время на своём мотоцикле исколесил всю евро-
пейскую часть СССР и довелось побывать в Грузии. Прошло
с той поры уже почти сорок лет и многое изменилось. Ны-
нешняя власть сделала всё, чтобы Грузия стала враждебной
и отдельной от России страной. Даже короткая победоносная
война была с Грузией.
Но никто и никогда не изменит моё мнение о грузинах –
этом дружелюбном, гостеприимном народе, не знавшем бед-
ности, голода, гражданской войны. Даже в голову не придёт
считать их врагами..
Что касается самой Грузии, то им в СССР жилось лучше
всех. Ведь Сталин был грузином. Там нет, и не было заводов
и фабрик, шахт и рудников, но в этой благословенной земле
такой климат, что утром воткнёшь лопату в землю, вечером
вытащишь две. Виноградники в каждом дворе, фруктовые
деревья растут чаще, чем у нас крапива. А в горах овечьи
отары, сотни тысяч голов. Всего этого грузинам хватало для
безбедной жизни. И сегодня там нет ни одного нищего, хотя,
при новой власти они стали жить хуже.
Г
56
Про природу Грузии надо писать стихами, но я не поэт.
Считаю и убеждён, что только Алтай может соперничать с
Грузией, если речь идёт о пейзажах и природных красотах.
Вот где надо отдыхать от трудов и забот, а не в Турции или
Египте, куда я даже по приговору суда не поехал бы.
Гуманизм
Термин надо понимать как человеколюбие и от-
зывчивость.
В древней Спарте не знали такого понятия и калек, боль-
ных и стариков сбрасывали со скалы, если верить истории.
Жестоко? Да. Правильно? Да, правильно, считаю я. И тут
на меня обрушится шквал нелестных эпитетов и ярлыков,
вплоть до «фашиста». Не спешите обвинять. Читайте дальше.
Та же Спарта просуществовала почти 300 лет и победить
её никто не смог. Там все были физически здоровы. Маль-
чишку с детских лет воспитывали воином, который умел
перенести все тяготы, владел всеми видами оружия. А ещё
был патриотом. И потомство у него тоже было здоровым и
сильным.
А что сегодня? Родился недоношенный урод. Его выха-
живают, спасают, лечат. Зачем? Кроме горя и слёз в доме он
ничего не принесёт, будет вечной обузой. Обществу он тоже
не нужен – балласт, нахлебник. Ему самому тоже жизнь не в
радость. Но мы проявили гуманизм.
Век 21-й стал весьма урожайным на калек и уродов, счёт
идёт на миллион. Это слепые, глухие, без рук, без ног, дауны,
и с рождения у них уже диабет или другие болезни.
Но мы все их бережём, заботимся. Пандусы везде пона-
строили в городах для колясочников. Хотя я за последние 10
лет не видел ни одного колясочника, который бы ехал по это-
Г
57
му пандусу. Даже устраиваем для них Олимпиады, где они
ставят рекорды, которые им доступны. Опять же, гуманизм.
А куда делся этот гуманизм по отношению к здоровым,
нормальным детям, если у нас в стране всё ещё очень много
беспризорников и сирот? Почему строятся дорогущие стади-
оны за сотни миллиардов рублей, а пионерские, - ох, прости-
те! - детские лагеря закрываются? А те, что есть, доступны
только богатым.
Куда испарился гуманизм, если растёт детская смерт-
ность, детская преступность и даже детская проституция?
Кто мне ответит? Я с удовольствием послушаю.
Дача
Те самые «6 соток», на которых мы отдыхаем, согнув-
шись буквой «Г», с мая по октябрь. Для кого-то она кормили-
ца, для кого-то место отдыха с друзьями и шашлычком, а для
кого-то место, где можно безнаказанно поживиться за чужой
счёт – бери, что унести сможешь.
Для меня дача была тем самым райским уголком, где нет
гула машин, где не слышны звуки соседских молотка и дрели
с их нескончаемым ремонтом. Плюс контакт с землёй. Копа-
ешь, сажаешь, поливаешь, удобряешь – и всё это в охотку и
с удовольствием. Если же по осени «помощники» (цыгане и
бомжи) не соберут урожай, то и тебе что-то достанется. Огурец
или кабачок со своей грядки куда вкуснее, чем из магазина.
Почему я написал «была»? Потому что устал от воров,
которые уже инструмент садовый стали воровать или ломать
электропроводку и оконные рамы. Дачу продал за копейки,
потому что родная наша власть вдруг спохватилась, что ни-
чего не имеет с наших дач, не в доле. И тут же ввели када-
стровый учёт и налоги. Всё вместе по стоимости виллы на
Д
58
Лазурном берегу. Народ в массовом порядке дачи бросает. Те
самые, которые в СССР дали на бросовых землях бесплатно.
Где вы выкорчёвывали деревья, поднимали целину, дороги,
воду, электричество за свои кровные проводили. Государство
российское и советское ржавой копейки не потратило на нас.
А тут вдруг заволновались – как бы мы с дачами своими
олигархами не стали. Непорядок. И навели свой порядок.
Тысячи брошенных дач. Теперь ни нашим, ни вашим. Госу-
дарство стало «собакой на сене».
Есть, всё-таки есть у нас Государственной Думе «свет-
лые» головы. Теперь ждём налог на бороды. А то ходят му-
жики, красуются, а государство от этого ничего не имеет.
Деньги
О них сказано и написано столько, что вряд ли я добавлю
что-то интересное. Скажу лишь, что я согласен с утвержде-
нием «деньги - зло, пока они чужие». И расскажу, что они
значили и значат в моей жизни. Образно выражаясь, они
были всегда гости – пришли и ушли. Чаще всего гостей было
маловато, но были случаи, когда неожиданно много. И тогда
я просто не знал «кого куда сажать».
Когда был студентом техникума в конце 50-х прошлого
века, то мне как детдомовцу выдавали 6 руб. в месяц. Их хва-
тало, чтобы сводить свою девушку в кино и купить ей моро-
женое. Или даже пирожное. Хватало на 4-5 походов.
А приехав с дипломом на Сахалин и получив должность
начальника электростанции, я получил первую зарплату в
размере 2100 руб. Был в шоке. Просто не представлял, куда
можно деть такие деньжищи. Помогла молодая жена. Уж
они-то знают, куда девать деньги. Любые, хоть миллионы.
Сейчас мы живём в такое время, когда именно деньги
Д
59
стали единственной и главной целью в жизни. Чем у тебя их
больше, тем выше твой статус. И не важно, где и как ты их
добыл.
У нас в СМИ всегда пишут «заработал», но чаще всего
слово работа здесь лишнее. Суровая правда в том, что деньги
эти или украл из бюджета, или ограбил, или взятки по-круп-
ному брал, используя высокую должность.
У нас в стране нет ни одного токаря-миллионера, учи-
теля – миллиардера. А вот жена мэра Москвы сумела-таки
«заработать» миллиарды. И даже не сесть на нары.
В интернете даже научат, как заработать 80 тыс. в день,
не выходя из дома. И каждый здравомыслящий человек по-
нимает, что это обман или, как теперь говорят, «развод на
деньги».
Слава богу, что доживая седьмой десяток, я так и не за-
болел этим, вирус «делаем деньги» в меня не проник. Не-
богатой скромненькой моей пенсии пока хватает, чтобы вы-
жить. Для меня деньги гости – пришли и ушли.
А вот молодым не позавидуешь. У них девиз «хочешь
жить – умей вертеться». Вот и крутятся, кто как умеет…
Деревня
Казалось бы, ну какое мне дело до деревни, если я всю
сознательную жизнь прожил в городах? Однако я человек де-
ревенский по роду-племени и если болит моя душа сегодня,
видя погибающие брошенные деревни, то во мне звучит зов
предков.
Ведь по большому счету мы все родом из деревни, если
оглянуться даже на 100-120 лет назад. Но города, уклад жизни
городской, испортил нас настолько, что мы уже на деревен-
ских жителей смотрели свысока. «Эх, ты, дяревня!» - насме-
хались мы над ними. Да, блага цивилизации (электричество,
Д
60
радио, телевидение) пришли в деревню с большим опозда-
нием. И это было благом, а не бедой. Деревня сохраняла ещё
обычаи, нравы, веру и нравственность. Там помнили и пели
русские народные песни, лихо плясали на свадьбах и даже
сказки и легенды рассказывали.А в городах и тогда и сегодня
копировали западную культуру, слепо и глупо подражали во
всём. Даже стыдились своего деревенского происхождения.
И получилось так, что ушли из деревень в города, но город-
скими ещё не стали. Но и деревенскими уже не были. Некий
человеческий полуфабрикат получился. Почитайте-ка Шук-
шина Василия Макаровича. Лучше его никто не сумел по-
казать эту трагедию. И у меня не получится. Но теперь этой
проблемы нет и быть не может. Хотя бы потому, что нет уже
деревни. Не рвались бомбы и снаряды уже 70 лет, не было
землетрясений и пожаров, а деревень нет. Даже на географи-
ческих картах нет их названий. А те, что ещё живы мало чем
отличаются от города. Там и газ, и водопровод, и TV в ка-
ждом доме, и у всех есть мобильники. Но живы эти деревни
потому, что ещё не все старики и старушки умерли. И сами
живут и детей-внуков на свои пенсии содержат, в огородах
ковыряются из последних сил. Низкий им поклон за это.
Но в осеннюю и весеннюю распутицу порой сидят без хлеба.
Автолавка не проедет – утонет в грязи. Всё это испытал на
себе, когда купил дом в небольшой деревушке.
Но самая большая беда – это брошенная земля-корми-
лица. Заросли поля и нивы дурной травой, а кое-где уже и
кустарником. Даже полосы огородов за домами выглядят как
редкие зелёные заплатки. Брошен дом – брошен и огород.
Луга, где косили сено, где пасли скот колхозный тоже ника-
кие уже не луга, а заросли репейника и борщевика. Скотину
давно пустили под нож, некого и некому пасти. Даже в сосед-
нем селе купить молоко – вопрос удачи.
Д
61
Долго ещё могу здесь описывать беды и несчастья дере-
венские, но никому это сегодня неинтересно. Даже обвинят
в излишней драматизации. Скажут: «Чего ты стонешь и пла-
чешь? Деревня своё отжила!»
Но я уверен, что если Россия выживет и вновь станет
державой, то только тогда, когда народ вернётся на землю,
возродит деревни и сёла. А шумные, тесные и вонючие горо-
да будет вспоминать как кошмарный сон.
Дети
Надо ли говорить, что без них и жить не стоит, что даже
бог велел «плодитесь и размножайтесь». И все мы были деть-
ми, вспоминая это как самую счастливую пору в жизни. Даже
порой детство – «золотым» называем, хотя у моего поколе-
ния оно было далеко не золотым.
Не буду «о грустном». Лучше о детях сегодняшних, ро-
дившихся уже в XXI веке. Такие игрушки, такая одежда и еда
нам и не снились. Для нас компьютер, космос и даже телеви-
зор были далёкой сказкой, к жанру фантастики относились.
А для нынешних детей это будни – не удивляют, не восхища-
ют. Они теперь знают и умеют гораздо больше, чем мы в их
возрасте. И это прекрасно, это радует.
Казалось бы, теперь можно рожать и рожать, хотя бы
троих-четверых. Ан, нет! Даже одного родить или не хотят
или боятся. Почему? Причин много, перечислять их не буду.
Назову лишь главную – неуверенность в завтрашнем дне.
Можно в одночасье остаться без работы. Могут объявить де-
фолт, и все твои сбережения, если они есть, конечно, превра-
тятся в фантики бумажные. Может муж сбежать к другой или
из квартиры выселят за долги ипотечные. Наконец, можно
Д
62
просто заболеть. И во всех этих ситуациях тебя никто не за-
щитит, не поможет. Ты лишь услышишь расхожую фразу -
«это твои проблемы».
Вот и рожай детей при такой жизни. Сто раз подумаешь.
Но всё же рожают. Хотя принести младенца из роддома уже
стоит немалых денег. Ещё больше придётся отдать, отправ-
ляя ребёнка в первый класс. Я уж не говорю, во сколько обой-
дутся выпускники.
Фраза «нет ничего дороже ребёнка» приобретает ещё и
второй смысл – он действительно обходится очень дорого.
Без помощи дедушек-бабушек родители вряд ли смогли бы
обеспечить ребёнку счастливое детство.
Но когда смертность в стране всё ещё превышает рож-
даемость, тут уже государство должно встревожиться. Ведь
это катастрофа, беда! Надо всячески поощрять рождаемость.
И поощряют. За второго ребёнка аж полмиллиона почти на-
значено. Немалые деньги, но родители их в руках никогда
не подержат. Детские садики стали мечтой – дикие очереди.
И мама сидит дома, ждёт, когда подойдёт её очередь отдать
дитя в садик и пойти работать.
Нынешние рабовладельцы – ой, ошибся – работодатели
они называются вежливо - не очень-то торопятся брать таких
мамаш на работу. Дети часто болеют, и приходится часто её
отпускать с работы.
Одно лишь радует – дети всего этого не знают и это хо-
рошо. Оно на то и детство, чтобы петь «пусть всегда будет
солнце, пусть всегда будет мама, пусть всегда буду я!»
Д
63
Джунгли
Вовсе не о джунглях Амазоки хочу рассказать. Не бывал
там, только по книжкам и фильмам знаю кое-что. Я о «ка-
менных джунглях» больших городов, о громадных бетонных
коробках-ульях, в которых живут миллионы людей.
В настоящих джунглях легко заблудится, потеряться и
никто не найдёт тебя. А если и найдут дикари, то скорее
съедят, чем домой отведут. В городских джунглях ничуть не
лучше. Вы можете жизнь прожить в одном подъезде, но так
и не узнаете кто есть кто, на кого можно положиться и кто
поможет в беде. Вы чужие на всю жизнь. Вы не можете вы-
пустить ребёнка одного во двор. Потому что двора-то и нет.
То есть он как бы есть, но до отказа забит машинами. А если
у вас есть машина, то это вечная головная боль куда её поста-
вить, ибо проектировщики о парковках и гаражах не думали.
Просто расставляли коробки в некоем пространтве. Чтобы
повыше были и погуще стояли.
Если вам посчастливилось жить на 14-м или 22-м этаже,
то это вас бог наказал. Самая типичная ситуация – сломался
лифт. А у вас в руках ребёнок или сумки тяжеленные. Ещё
хуже – нет грузового лифта, а вы купили мебельный гарни-
тур. Доставка на этаж обойдётся дороже самого гарнитура.
Здания, как правило, одной серии (дома-близнецы) и если
бы не таблички, то трезвому человеку свой дом не найти.
Хорошо хоть додумались красить в разные цвета.
Могу и дальше перечислять все «прелести» жизни в ка-
менных джунглях, но зачем? Все в курсе. Но куда деваться
бедному крестьянину, если в умирающей деревне нет ра-
боты и нечем кормить семью? Вот он и уезжает в город.
Где отработал 8 часов и свободен. Гуляй, Вася! Обрёл-таки
лучшую долю.
Д
64
А лучшая доля была там, в деревне или селе, которую
бросил на погибель. Там, где нет смога, где вода без хлорки
и ядов, где молоко не из порошка, а от коровки. К тому же
курочки свои, поросята растут и фрукты овощи не с базара.
Но! Но там надо пахать от темна до темна, тяжкий труд без
выходных, удобства во дворе и навозом пахнет.
Нет, не люблю я город. И никогда не полюблю. Он губит
людей, развращает и разобщает. Но и в деревню уже не уе-
дешь, нет её…
Долги
Различаю три вида долга: финансовый, гражданский и
супружеский. Сначала о финансовом. Копируя американский
образ жизни, россиян приучают тоже жить в долг, который
называется «ипотека». Это кабала на долгие годы, когда жи-
вёшь в вечном страхе не выплатить кредит.
Другой вариант – взял деньги у приятеля или соседа «до
получки». Такое случается в доме у плохой хозяйки, которая
годами живёт по схеме «заняла – отдала».
Я своей жене с первых дней запретил занимать деньги,
напомнив слова китайской мудрости «если ты никому не дол-
жен, ты уже богач». И она послушалась. Мало того, я и сам
никому в долг не давал и не даю. Это очень напрягает – вечно
думать «отдаст – не отдаст». Если не отдаёт друг, брат, прия-
тель, то как-то язык не поворачивается напоминать.
Долг гражданский. Он велит, например, служить в ар-
мии. Там тебя научат убивать врагов, если нападут на твою
Родину. Ту самую Родину, которая требует плату за лечение,
обучение и жильё, но тебя, лично, не защищает. И запрещает
тебе иметь оружие для защиты. Даже нож охотничий надо
регистрировать. А у бандитов оружие есть. Любое.
Д
65
Но Родину и мать не выбирают, поэтому их надо защищать.
О супружеском долге в народе ходят тысячи анекдотов
и приводить их здесь нет смысла, ибо все они сводятся к од-
ному – если не выполняешь долг, то за тебя его выполнит
другой.
Дом
Мужчина должен в своей жизни сделать три дела: ро-
дить сына, посадить дерево и построить дом.
Сын есть, берёза под окном из прутика вымахала выше
5-го этажа, а вот дом не построил. Оправдание одно – он был
мне не нужен. Государство по имени СССР всегда, где бы я
ни жил и ни работал, бесплатно давало квартиру. Пусть «од-
нушка» или «двушка», без модного ныне «евроремонта», но
мы жили – не тужили. И квартплата была 12-14 руб., т.е. 10-я
часть моей зарплаты. А сегодня 3,5-4,5 тыс. руб. и это уже ¼
пенсии.
Но речь не об этом. Дом для человека – это как гнездо
для птицы. Сюда всегда тянет, здесь я чувствую себя хозя-
ином, мне комфортно и здесь меня всегда ждут. Не зря ведь
говорят «в гостях хорошо, а дома лучше».
Был и у меня свой дом. Купил в умирающей деревне поч-
ти даром. И только там я почувствовал себя мужиком. Топор,
пилу, косу, грабли пришлось осваивать впервые. Деревенские
мужики смеялись, глядя на мои неумелые действия. Им было
невдомёк, что я всё-таки жизнь прожил в городах, в казённых
квартирах, где только молоток, дрель и плоскогубцы иногда
требовались. Но со временем освоился и однажды сосед Сте-
пан на полном серьёзе попросил помочь ему сена накосить.
Очень я боялся опозориться, но бог миловал. Степан даже
похвалил, и эта похвала была мне дорога.
Д
66
Свой дом – это всегда забота о нём. Он как живое суще-
ство, без хозяина, без людей быстро стареет и рушится. На
него больно смотреть. Как раз по ним, по дамам видно, как
гибнет русская деревня, и сердце кровью обливается. Ведь
все мы родом из деревни.
Будь моя воля, я бы в приказном порядке заселял моло-
дёжь в умирающие деревни. Пусть сохранят их, засеют поля
и огороды, живут на земле, а не на асфальте. Первые три года
стройматериалы, бензин, саму землю, брошенные дома – всё
за символические деньги. А главное – к каждой деревне хо-
рошую дорогу. Это уже была бы государственная забота.
И не надо кабалу-ипотеку, не надо жить в рабстве у так на-
зываемых работодателей, не надо дышать выхлопными газами
и покупать в магазинах еду-отраву. В деревне всё будет своё,
своими руками и для себя сработано. Такой вот я мечтатель-у-
топист. Потому как по происхождению крестьянский сын.
Дума
Очень не хочется говорить о политике, о власти, но как
умолчать об этом, если они решают, как нам жить.
О царской Думе только читал, а вот о нашей Государ-
ственной Думе сегодня только в детсаду не говорят.
Причём говорят только плохое. Интернет переполнен
анекдотами об этой Думе, смысл которых один – думают ли
там вообще? Впечатление такое, что если и думают, то только
о том, как ещё можно навредить народу. Получая запредель-
ные оклады, редко посещая зал, где кнопки для голосования,
или сидя там и играя в шахматы, они умудряются принимать
такие законы, что впору называть не Гос Думой, а ГосДурой.
Д
67
Например, «запретить пивные ларьки ближе двухсот метров
от школы». Тем самым спасли школьников (ведь они, в ос-
новном, пиво пьют) от пивного алкоголизма. А вот если до
пивнушки 250 м, то можно, уже не страшно.
Или закон о полиции. Что он изменил? Чем сегодня по-
лицейский лучше милиционера? Или там нет уже воровства,
взяток, произвола? Есть, и сколько угодно. Высшие чины под
следствием сидят. Многих президент лишил постов-корму-
шек.
Про бесчинства ГИБДДешников и говорить не хочется.
Это тоже тема бесчисленных анекдотов.
Но зато, жизненно важные законы, кардинально меняю-
щие жизнь людей, спасающие от обнищания, от болезней, от
бандитской пули, не принимаются. Награбленное приватиза-
торами не возвращается, платная медицина не отменяется,
оружие иметь для защиты своей жизни по-прежнему нель-
зя. А убийца и насильник будет жить. Его, оказывается, уби-
вать нельзя, это не гуманно, не по-европейски. Осиротевшие
дети, потерявшие отца или мать, будут своими налогами по-
жизненно кормить того, кого можно было повесить без суда
на первом фонаре.
На месте президента я бы разогнал эту Думу раз и на-
всегда, уничтожил, как осиное гнездо. Только вот что-то дол-
го никто меня в президенты не выбирает.
Д
68
Душа
Она есть у каждого из нас. Учёные даже смогли взве-
сить её с точностью до долей грамма. Весит она в среднем у
взрослого человека 2,3 г.
Мало, но как много она весит, если о человеке говорят
«он с большой душой» или «душевный человек». Значит че-
ловек этот никогда не обидит, всегда и посочувствует, и по-
может, и поймёт тебя. Мало таких людей, но какое счастье,
если это твой друг. Никакого богатства не надо. Рядом с ним
и самому хочется быть лучше.
Совсем другое дело, когда человек забывает о своей
душе и живёт только ради тела. О нём говорят – «бездуш-
ный» – плохой значит, опасный. И от него лучше подальше
держаться. На самом деле душа у него есть. Он, например,
любит свою собаку, балует её и даже слова ласковые находит.
Но с людьми душа, как бы выключается, бездействует
Меня всегда интересовало – а куда же девается душа, ког-
да человек умирает? Тело съедят черви могильные – это по-
нятно. А душа? Оказывается, и учёные с этим соглашаются,
что душа бессмертна. Индийцы свято верят в реинкарнацию
– переселение душ. Религии упорно твердят про рай и ад.
Но мне думается, что душа попадает в некую вселен-
скую копилку, и она там хранится миллионы лет, чтобы ког-
да-нибудь быть использованной в качестве кирпичика в хра-
ме Вселенского Разума.
Д
69
Евреи.
Тема эта у нас под негласным запретом. О них или хорошо,
или никак. Легко заработать статус националиста, шовиниста,
а то и стаью УК РФ за разжигание межнациональной розни.
Но я всё же рискну высказаться на эту щекотливую тему.
Меня иногда называют антисемитом. И они сто раз не-
правы. Какой из меня антисемит, если я обожал Аркадия
Райкина, с удовольствием слушал Утёсова, смеялся до слёз,
слушая Хазанова и восхищаюсь писателем Михаилом Велле-
ром. Я уж не говорю об огромном вкладе евреев в мировую
(и нашу) науку, медицину и культуру. Вызывает уважение их
стойкость, умения жить даже там, где их, мягко выражаясь,
не любят. Умные потому что дружные. Веками всюду гони-
мые, они уцелели, как народ, нация, сохранив свою веру и
культуру. И даже имеют теперь своё государство. Не из по-
следних, кстати.
Но когда я читаю, что 8 из 10-ти начальников ГУЛАГа
были евреи, когда у чекистов Урицкого и Володарского руки
по локоть в крови русских, а почти все нынешние олигархи
и банкиры тоже евреи, то как-то не очень хочется любить ев-
реев. Тут могут напомнить поговорку «кто старое помянет,
тому глаз вон». Но Чубайс, Греф, Абрамович не такие уж
старые. А что они сделали и продолжают делать для России
не мне вам рассказывать…
Если я ошибаюсь, пусть меня поправят и переубедят. Но
скажу честно и с горечью, что не евреев я виню в наших те-
перешних бедах. Мы сами виноваты. Наша покорность, трус-
ливость, вера в доброго барина (который приедет и нас рас-
судит) и «авось само пройдёт, устаканится» – вот что сделало
нас такими, какие мы есть. Так что «неча на зеркало пенять
коли рожа крива» говорит пословица.
Е
70
Ехидна
Так называется безобидное для человека животное, ко-
торое выглядит не очень-то привлекательно. Может быть,
поэтому и человека ехидного тоже так назовут. Применяется
обычно к тёщам и свекровям.
Ёлка
Это дерево давно уже на Руси стало символом Нового
года, праздника, которого всегда ждут дети. За три-четыре
дня до нового года ёлку устанавливают в доме, закрепля-
ют и начинают украшать. Нет, пожалуй, большей радости и
удовольствия, чем развешивать на пахучих и колючих ветках
игрушки, блестяшки, гирлянды и «снежинки» из ваты. Ри-
туал этот целиком отдаётся детям и надо видеть в это вре-
мя их счастливые мордашки. Милота! Поневоле и взрослые
себя детьми ощущают. Дети помнят и знают, что под ёлкой
их ждут подарки и с радостным нетерпением ждут, когда па-
па-Дед Мороз и мама-Снегурочка вручат их, порадуют ребя-
тишек. Это век 21-й.
…А 70 лет назад, в моём детстве, тоже была ёлка, но
не дома (роскошь непозволительная), а в школе. Украшения
были бедные, в основном руками девчонок и учителей сде-
ланные, но всё равно ёлка выглядела в наших глазах сказоч-
но красивой. И Дед Мороз был вовсе не дедом, а переодетой
учительницей, но после троекратного «Ёлочка, зажгись!» мы
все начинали верить в сказку. Хоровод вокруг ёлки, сольные
номера, хлопушки взрывались и, наконец, самое главное –
Снегурочка раздавала нам кулёчки. А в них сладости и вкус-
ности, в повседневной жизни нам и не снившиеся. Например,
Е
71
экзотические мандарины. Мы даже не знали, как их едят. Не-
которые грызли прямо с кожурой.
Разумеется, подарки эти были бесплатными. И это в
стране, поднимавшейся из руин после войны. Нам говорили,
что нам товарищ Сталин прислал подарки. Мы верили. Мо-
жет быть, поэтому я плакал, когда он умер.
Жена
Как и во всём остальном, здесь нет однообразия, жёст-
ких рамок. Есть жёны хорошие, есть плохие и есть никакие.
Но я о хороших. Они, кстати, бывают только у хороших му-
жей. У плохих даже самая хорошая жена будет плохой. По
себе знаю…
Шутники говорят, что жена – это чемодан без ручки: тя-
жело нести, но жалко бросить. Это потому, что жёны огра-
ничивают нашу свободу выпить лишнюю рюмку, сходить
«налево» или заначку сделать. Иные и вовсе бесчеловечны:
гонят на дачу грядки копать или ковёр выбить.
На самом деле жена – это многопрофильный специа-
лист, работающий бесплатно, без выходных. Она кулинар,
экономист, бухгалтер, снабженец, педагог, уборщица, прач-
ка, агроном и т. д. А ещё успевает детей родить, выкормить,
воспитать. Умудряется мужа обиходить, оставаясь красивой
и привлекательной. Не зря мы её называем лучшей полови-
ной. Именно на ней держится семья, дом, мир в доме. Ведь
на Руси в древности называли её «берегиня». Лучше не ска-
жешь.
Обидно и горько видеть как в наше подлое время целена-
правленно рушится семья. Тут тебе и ювенальная юстиция,
и оголтелый феминизм, и нищенские зарплаты, и телевизор.
Каждый пятый брак не держится дольше года. Видимо, скоро
Ж
72
и у нас разрешат сатанинские однополые браки, чтобы не от-
стать от «цивилизованной» Европы. Но это уже другая тема.
Что касается меня, то я с последней женой живу уже
почти 40 лет (и возмущаюсь – даже Сталин не давал такого
срока). Если бы не она, то и этих строк вы не читали бы, так
как давно в могиле лежал бы. Так что она и есть моя береги-
ня. За что ей низкий поклон.
Женщина
Мы, мужчины, во все времена стараемся их принизить,
в шутках и анекдотах высмеиваем их болтливость, капризы,
небогатый ум и многое другое. А есть ещё и поговорки вовсе
жестокие и несправедливые, вроде «курица – не птица, баба
– не человек», «волос долог – ум короток».
Конечно, мы тысячу раз не правы, мягко выражаясь. Ра-
стёт у меня сын – любимый наследник мой, а вместе с ним
дочурка-прелестница. Родила, вскормила и вырастила их
женщина – мать.
Утром я съел вкусный завтрак, надел выглаженную ру-
башку и отутюженные брюки. Это сделала женщина – жена.
Вечером с сумками в обеих руках, после работы, домой
вернулась женщина-хозяйка и женщина-работница.
А ближе к ночи, она, не жалуясь на усталость и болячки,
ложится рядом с тобой. И ты понимаешь, как хорошо, что
она у тебя есть. Хорошая, замечательная, лучше – не надо. Но
тебя, почему-то, тянет на плохих. Но это уже другая история.
На мой взгляд, матушка-природа создала три самых пре-
красных произведения – женщин, цветы и бабочек.
Надо ещё сказать и о том, что женщина без мужчины
живёт долго. А вот мы, такие умные и сильные, без женщин
живём плохо и мало. Потому что представляем собой просто
выросших детей, которым без матери не житьё, а сплошное
сиротство.
Ж
73
Жизнь
Она, порой, как дорога по льду – ждёт опасность и в то-
ненькой трещине. Но мой девиз – жить так, чтобы приятно
было вспомнить, но стыдно рассказать внукам. Жить и бо-
яться – это не моё. Кто-то справедливо сказал, что человек
живёт для получения удовольствий. Так оно и есть. Сегодня
на рыбалке ты изловил 5 огромных лещей. Жизнь удалась.
Завтра жена получила от тебя в подарок шубу – и у неё жизнь
удалась. Твой сын поступил в МГИМО. Жизнь у сына сло-
жилась. После дикой жары ты оказался в прохладе – опять
удовольствие. Ребёнок выпросил-таки мороженое – и снова
радость, удовольствие. Примеры можно множить бесконечно
и все они подтвердят тезис: живём для получения удоволь-
ствий.
Однако у этой медали есть и обратная сторона. Ну,
во-первых, за удовольствие, так или иначе, надо платить.
Поймал 5 лещей, а тут, откуда ни возьмись – рыбинспектор
– «положено только три штуки». И ты выплачиваешь штраф
или суёшь в карман инспектору взятку.
Ребёнок съел мороженое, а к вечеру горло заболело, тем-
пература поднялась. Но есть явления в жизни и похуже. Не
зря в народе бытует пословица «жизнь прожить – не поле пе-
рейти». На дороге жизни столько ухабов, ям, поворотов, что
порой тяжко приходится. Но тем она и хороша наша жизнь,
что учит обходить эти ухабы и ямы, резко не поворачивать.
Как говорят хохлы «не кажи «гоп!», колы не перескочишь,
а колы перескочив – спершу подывись, во що вскочив». Да
поле перейти легко, если оно не заминировано. Жизнь про-
жить без ошибок, потерь, разочарований ещё никто не сумел.
И потому мы не просто проживаем время, но ежедневно,
ежечасно учимся жить. И в этой школе не всегда получаем
«пятёрки».
Ж
74
Я живу долго. Для среднего россиянина преступно дол-
го.. Потому что уже много раз побывал на поминках тех, кто
и до пенсии не дожил. И за прожитые годы ставлю себе твёр-
дую «четвёрку». Потому что и учитель был строгий,и учился
я прилежно. Но всё равно, многое ещё или не сумел, или не
успел, а чаще поленился сделать. На «потом» откладывал, до
следующего понедельника.
Есть у жизни одно замечательное свойство – запомина-
ется только хорошее. Даже моё голодное нищее детство ви-
дится сегодня золотой порой. На одном из предприятий, где
я работал, начальник был дурак и самодур, столько судеб че-
ловеческих искалечил (и мою в том числе), но запомнился он
мне, когда прилюдно вручал ценный подарок, грамоту и бес-
платную путёвку в санаторий. И его крепкое рукопожатие.
Короче говоря, жить – это здорово!
Зависть
Считается, и не зря, одним из грехов. Никого она не кра-
сит и делится на два вида – чёрную и белую.
Чёрная – это когда у кого-то есть, а у тебя нет. И ты явно
или тайно желаешь, чтоб и у него тоже не было.
Белая – когда, кто-то достиг, сумел, приобрёл, и ты хочешь,
чтобы у тебя тоже было, чем похвастаться или гордиться.
К сожалению, белая зависть встречается так же часто,
как белая ворона. Что касается меня, то я завидую только тем,
у кого талант. Не важно, как и в чём он проявляется. Это мо-
жет быть и музыкант, и писатель, и столяр-краснодеревщик.
Но талант всегда восхищает, стимулирует и такому человеку
не грех и в ножки поклониться.
Шутка гласит «талант не пропьёшь». Увы! Ещё как про-
пивают. Фамилий называть не буду (о мёртвых либо хорошо,
З
75
либо никак). Любой из вас знает их. Не пуля на поле боя, не
бандитский нож в тёмном переулке, не болезнь неизлечимая
свели в могилу очень талантливых людей. Пьянство. Горькое
и беспробудное. Главная беда в государстве нашем. Не поза-
видуешь…
Знамя
Это широкое полотнище на древке, принадлежащее го-
сударству, военной части или какой-нибудь организации –
так написано в толковом словаре Ожегова.
Знамя – это, прежде всего, символ, как бы лицо того,
кому оно принадлежит. У военных потерять полковое знамя
- куда страшнее, чем потерять 9/10 личного состава. Не зря
около него круглые сутки и в мирное, и в военное время сто-
ит часовой.
Наше знамя над куполом рейхстага означало Победу. А
те немецкие знамёна, что бросали на землю у стен Кремля
означали полное и окончательное поражение.
А есть ещё и флаг. Он отличается от знамени тем, что
тиражируется и его всегда можно заменить на другой.
Зачем я всё это пишу? Затем, что в эпоху Сталина муж-
чина получил срок 10 лет за то, что после первомайской
демонстрации перекинул через забор связку флажков, с ко-
торыми шли дети в колонне. Он собирался сразу после празд-
ника подобрать их и сдать на склад. Не успел. Его арестовали
за оскорбление флага СССР, как врага народа. Ведь это был,
пусть маленький, но флаг с гербом. Нельзя было кидать его
на землю. А человека кинуть в лагерь на 10 лет было можно.
Вот вам и символ! Сейчас не сталинское время, но со знаме-
нем, с флагами всё же надо обращаться осторожно и береж-
но. От греха подальше.
З
76
Знание
Френсис Бэкон сказал «Знание – сила». В СССР выхо-
дил даже журнал с таким названием, и я его читал от корки
до корки. Тяга человека к знаниям, к мироустройству, к зако-
нам матушки-Природы как раз и есть двигатель прогресса.
Не будь этого, ходили бы мы и сегодня в звериных шкурах с
каменным топором.
Но есть такие знания, которые лучше бы и не знать. На-
пример, дату своей смерти. Как в Одессе говорят «а оно нам
надо?». Нет, не надо. Ещё в Библии написано «многие зна-
ния – многие печали». А шутники добавляют – «меньше зна-
ешь-крепче спишь».
Если бы мне предложили выбор – знать или уметь? – я
выбрал бы последнее. Потому что умелец созидает, творит, а
знаток только рассуждает, учит, советует.
З
77
Игра
Играем мы всю жизнь. Начиная с погремушки, что мама
кладёт в детскую кроватку и, кончая казино, где убелённый
сединами мужик пытается сорвать банк, стать ещё богаче. То
есть играет с судьбой, на случай счастливый надеется.
Даже и так говорят «жизнь – это театр, и все мы в нем
актёры» так оно и есть. Как раз жизнь и делает нас актёра-
ми. Мы встречаем на улице знакомого, улыбаемся, женщи-
ны даже обнимаются и целуются. Но отошёл этот человек на
10 шагов, а ты про себя говоришь: «Чтоб ты сдох, скотина!»
Зато сыграли роль приветливого, незлопамятного и доброго
человека.
На работе, в кабинете, мы с коллегой играем в шахматы,
хотя обеденный перерыв кончился. Заслышав шаги началь-
ника, тут же прячем шахматы и изображаем кипучую дея-
тельность. Игра.
Что касаемо меня, то я игрок. Азартный, неутомимый и
всеядный. Готов всегда и везде сыграть в карты, в шахматы,
на баяне и даже в бадминтон. Зачем? Почему? А черт его зна-
ет. Вот хочется и всё! Радость, удовольствие от победы греют,
настроение бойцовское создают. Игры помогают, как бы себя
утвердить, что «не лыком шит».
И хотя в детстве мне мать не раз говорила, что «игра не до-
водит до добра» – не помогло. В детстве после игр и с красными
соплями приходил, и с порванными штанами, и проигравший в
«чику» свои жалкие копейки. Но всё равно играл, хотя следы
от ремня заживали только на второй или третий день.
Исчезли детские дворовые игры, а было их много. У
мальчишек свои, у девчонок свои, но были и общие. Никто
конкретно не учил правилам, а как-то всё само собой полу-
чалось. Польза была очевидной. Это и здоровье (много дви-
И
78
гались), и живое общение, и ответственность при командной
игре, и много других плюсов.
Теперь ничего этого нет. Сидят за компьютерами, не дви-
гаются, портят зрение, а общение – виртуальное. Во дворах
– только малыши в песочнице, или на качелях под приглядом
бабушек. Откуда при всём этом у детей возьмётся здоровье?
Оно лишь убавляется. И физическое и духовное.
То есть на лицо деградация. Грустно.
Теперь, уже взрослый, я бы ради интереса и в казино схо-
дил поиграть, но пенсия моя даже в «очко» не велит играть.
Кстати, ещё лет в 30, поездные аферисты отучили меня играть
на деньги. Спасибо им теперь говорю. Тихо, мирно, без по-
терь играю теперь с компьютером в шахматы или в нарды.
Как жена говорит «чем бы дитя ни тешилось».
Изгои
До 90-х годов прошлого века я слышал это слово, в книж-
ках попадалось, но оно как-то не трогало и не волновало. Не
было у нас в стране изгоев. А в новой стране появились. И с
каждым годом число их росло. Сюда относятся бомжи, бес-
призорники, пропавшие без вести и те, кто остались жить в
среднеазиатских и прибалтийских республиках. Это сотни
тысяч русских людей, лишенных крыши над головой, эле-
ментарных условий жизни, гражданских прав и родины. Той
самой Родины с большой буквы, которой они попросту не
нужны, которая всячески мешала вернуться под её крыло, а
иногда просто спасти себя и семью от смерти. Знаю это не
понаслышке.
Своей тёще я три года добивался получения гражданства,
хотя она приехала из Узбекистана в Пензенскую область, где
И
79
родилась, где живёт и работает её старшая дочь, моя жена.
Она вдруг стала иностранкой и три года была изгоем, чело-
веком без прав, без пенсии и даже к врачу не могла пойти. Но
спасла юбилейная дата – 60 лет Победы над Германией – и
президент приказал без проволочек дать гражданство таким,
как моя тёща. И ещё пять лет она прожила россиянкой.
Изгоем был и мой брат в те же лихие 90-е, работая в Мо-
скве на стройках. Прописки, естественно, не было, приходи-
лось прятаться от милиции, жить, где придётся. Было даже и
так, что денег не платили совсем. Просто выгоняли, пинком
под зад. А жаловаться было некому, да и опасно. Кончилось
тем, что в милиции его и убили. Сгинул мой братец.
Слава богу, то страшное время миновало. Уже и граж-
данство стало легче получить, и «менты» в Москве не убива-
ют. Но изгои есть, их ещё непозволительно много, и по-преж-
нему они никому не нужны.
Только передача «Жди меня» пока ещё ищет и находит
потерявшихся людей. Низкий им поклон за это.
Измена
Тема вечная, бесконечная, но о ней писали, пишут и бу-
дут писать столько, сколько будет жить человек. Написаны
многие тысячи книг, пьес, сценариев и на этом фоне я вряд
ли удивлю читателя. Но рассказать, как я понимаю измену,
хочется.
Есть разные виды измены, например: измена Родине
(предательство), супружеская измена и др. С первой всё ясно.
Государство никогда не простит измену и финал известен:
или пуля в затылок или петля.
А вот с супружеской изменой вариантов много, а точнее
три: изменяет он, изменяет она, изменяют оба.
И
80
Начнём с мужчины. Жена застала мужа с любовницей
или ей сообщили доброжелатели. Сценарий стандартный:
грандиозный скандал – чемодан – вокзал – развод. Причём
чемодан она может собрать и свой. Детей подмышку и - к
маме. А дальше по-разному. Она может и простить, но никог-
да не забудет. Может в отместку, в качестве разовой акции, и
сама переспать с чужим мужиком. Но чаще всего, прощает,
чтобы у детей был отец. Пусть непутёвый, но свой, родной.
Лучше, чем отчим. Но ярлык «кобель» и «бабник» будет но-
сить до гроба.
Почему женщины тяжело переживают измену? Вовсе не
потому, что он переспал с другой, а потому что боятся, что та,
другая, лучше неё, красивее, достойнее. Вот с этим ни одна
женщина не согласится. Ей и в голову не придёт, что муж че-
рез месяц может забыть, как звали ту женщину Второй вари-
ант – изменила она. Здесь сценарий простой, и, как правило,
срабатывает на пользу. Обозвал последними словами – поко-
лотил – обещал в следующий раз прибить. А через неделю
простил и забыл, потому что у самого рыльце в пушку. Но
случается и другой исход. Патологический ревнивец может и
убить. Это как раз хлеб для драматургов. Они так умело всё
напишут, что читатель или зритель обрыдается.
Конечно, измена – это зло, и его надо искоренять, бо-
роться с ним. Но это всё равно, что бороться со сном, т.е.
бесполезно. Человек может долго мучиться, но всё равно
уснёт. Организм требует. То, что мы называем супружеской
изменой, в биологии называется полигамией, и она заложена
природой в организм мужчины. Ещё в первобытные времена
мужчина бегал в соседнюю пещеру. С тех пор мало, что из-
менилось. Почему муж лупит жену за измену? Он не хочет
кормить чужого ребёнка. А жена? Почему она корит и пилит
мужа за измену? Он нашёл «другую», которую счёл лучше.
Грех, с её точки зрения, непростительный, несмываемый.
И
81
И пойманный «с поличным» муж даже не пытается расска-
зать жене про полигамию, ибо теперь он навечно «козёл», в
лучшем случае.
Ну, пора уж и про себя. «Чист и безгрешен», хоть икону
с меня пиши. Потому что книжку эту прочтёт и моя жена. А
вариант «чемодан – вокзал» меня не устраивает.
Иммунитет
Это как раз то, что должно беречь наш организм от бо-
лячек, от вредных и опасных бактерий, вирусов и прочей га-
дости. За миллионы лет матушка-природа этот инструмент
в человеке довела до совершенства. И он работает, если мы
ему не мешаем. Кошки и собаки, волки и медведи, даже пти-
цы аптек не имеют, но живут и размножаются миллионы лет.
Они не пьют водку, не курят не вкалывают наркотики. Они
не глотают таблетки пачками и упаковками. Они не покупают
автомобили, отравляющие воздух. Не знают зависти, мести,
гнева. А у нас всего этого добра хоть отбавляй. Тут уж ника-
кой иммунитет не выдержит. Сдаётся на милость победителя,
который в наши дни и в нашей стране долго не живёт. Это я
про мужчин. Женщины берегут себя потому, что на их плечах
дети, дом, работа и мы, мужики. Но экология и их не щадит,
к сожалению. Они тоже дышат отравленным воздухом, пьют
воду, в которой даже и стирать бельё не надо бы, и едят ма-
лопригодные продукты из магазинов. И всё равно – спасибо
этому иммунитету! Пусть ослабленному, изуродованному,
но спасающему нас от погибели. Моему иммунитету самый
низкий поклон. Борется с целым букетом хворей и болячек,
и слёзно просит не мешать ему, если я хочу отпраздновать
80-летие. Я обещал ему три года поберечь себя и его. Бог даст
– получится.
И
82
Инвалид
С латинского языка – это бессильный слабый человек,
утративший способность что-либо делать.
Не согласен. У меня в удостоверении написано «инвалид
II группы, без права работать». Почему? Да, я своим изра-
ботавшимся сердцем уже не смогу рельсы таскать, кирпичи
подавать каменщику, лес валить. Но голова-то у меня работа-
ет! У меня есть профессиональные знания и 40-летний стаж
их применения. Но на работу не берут, как только посмотрят
на моё удостоверение. Обидно, чёрт возьми! Был бы женщи-
ной – плакал и рыдал. И вот уже 20 лет живу, проедая свою
дохлую пенсию.
А ведь мог бы (и сегодня могу) приносить пользу, ра-
ботая в каком-нибудь производственном отделе завода или
КБ. К тому же и денежка лишней не была бы, жилось бы по-
лучше. Почему иждивенец, нахлебник выгоднее государству,
чем работник – не могу понять.
Мне иные с ухмылкой говорят: «Государство о твоём
здоровье печётся, а ты, неблагодарный, ещё и не доволен.
Опять в хомут просишься. Отдыхай и радуйся!»
И они, и я знаем прекрасно, что как раз радоваться нече-
му, если тебя, как бы нет, «списали в архив».
Хотя мой знакомый ровесник ещё работает, получает не-
плохой оклад, и его даже не отпускают на отдых. Но он – все-
го лишь пенсионер. Не инвалид. Зависть не лучшее чувство,
но я ему завидую.
И
83
Инстинкт
Обидно сознавать, что мы все от обезьяны произошли.
Ещё обиднее, когда учёные нас считают животными. Утеша-
ет лишь слово «sapiens», т.е. «разумный». Однако факт, что
мы живём, повинуясь инстинктам, сомнения не вызывает. За-
чем современному горожанину нужна рыбалка? Тем более,
зимняя? В магазинах полно всякой рыбы. Купи и ешь на здо-
ровье. Нет, оказывается жив ещё в человеке инстинкт охотни-
ка. И рыбак идёт за рыбой, охотник с ружьишком – за дичью,
а бабник – сами понимаете – не за бабочками охотится. Но
тут уж другой инстинкт влечёт нашего брата к прекрасному
полу. Особенно, если это молодая вдова, а собственная жена
в декрете пребывает. А попробуй ей сказать про инстинкт –
не поймёт! И обзовёт последними словами, и вообще может
предложить вариант «чемодан – вокзал – куда глаза глядят».
Скажет, что род продолжать надо дома и со своей женой. Сам
не раз подобное слышал…
Есть ещё инстинкт сохранения жизни. Пожалуй, самый
сильный. Именно он бережёт нас от опасностей, от холода и
голода. Мораль, нравственность, законы тут бессильны, если
надо выжить. Стали бы вы есть кошку, сваренную вашей же-
ной и поданную на ужин? Нет, конечно. И жене пришлось бы
с фонарём под глазом походить. А вот ленинградцы в бло-
каду ели кошек, собак, крыс. Жить хотелось! Не до жиру. И
выжили…
Надо ли бороться с инстинктами и жить по правилам, по
нормам, по законам? Надо! Но трудно и порой невозможно.
Поэтому в литературе, кино, театре тема супружеской невер-
ности столетиями кормит и авторов, и актеров, и режиссёров.
Религия, законы загоняют инстинкты в рамки морали и нрав-
ственности, но не всех и не всегда… Не зря юморист напи-
сал, что всё самое приятное или недоступно или статья.
И
84
Интуиция
Не люблю я чужеродные слова, которыми сегодня уси-
ленно заменяют русский язык. Ведь любой грамотный чело-
век знает, что интуиция – это предчувствие чего-то.
Считается, и даже наукой доказано, что очень хорошо
предчувствие развито у женщин, и потому их трудно обма-
нуть. Тем не менее, именно они и жалуются «я ему поверила,
а он обманул».
О себе скажу так. Принимая какое-либо решение я, как и
все мужчины включаю логику, анализ, опыт. Поразмышляю,
загляну вперёди, как правило, вляпаюсь, ошибусь. Или не то,
или не так, или не вовремя сделаю. Но если внутренний голос
мне говорит: «не надо», или «рискованно», или даже «опас-
но», а я к нему прислушаюсь, то почти всегда неприятностей
и проблем избегаю. Понять, как работает этот механизм, где
прячется этот второй разум – не могу. Но он явно существует.
И отмахиваться от него, не брать в расчёт вряд ли стоит.
Искусство
Я не искусствовед и мои суждения всего лишь МОЁ
восприятие того или иного вида искусства. Например, жи-
вопись. Для меня художник – это тот, кто позвал меня в лес
(Шишкин), показал величие и мощь моря (Айвазовский), на-
рисовал московский дворик (Поленов) или вернул в истори-
ческое прошлое («Утро стрелецкой казни»). Хвала и честь
тем художникам, что делают мультики, расписывают стены и
потолки храмов, создают ткани разноцветные или декорации
театральные. То есть то, что радует глаз, обогащают духовно,
учат видеть красоту.
И
85
Но когда в музеях выставляют мазню футуристов, сим-
волистов, абстракционистов и прочих авангардистов, то по-
нимаешь, что и среди художников есть ненормальные люди,
не от мира сего. Хорошо оплачиваемые «эксперты» упорно
внушают нам, тёмным,что даже «чёрный квадрат» Малевича
– это высокое искусство, до которого мы просто не доросли.
А тот же Шишкин вовсе и не художник, деревья любой ду-
рак нарисует. Поэтому архаичен, не моден и денег на нём не
заработаешь. Но меня не облапошить. Я знаю, что из говна
конфетку не сделаешь.
Если мне предложат два билета – один в цирк Никули-
на, другой в Большой театр – я выберу цирк. Для меня это
высокое (аж под куполом цирка) искусство. Там сердце за-
мирает от страха за жизнь воздушных гимнастов или дресси-
ровщиков хищников. Там посмеёшься до слёз над клоунами.
Там восхитишься силой, ловкостью, смелостью и красотой.
А опера-балет… рылом не вышел.
Если предложат посмотреть руины храмов, крепостей и
дворцов Италии или поездку в Дубай, то я ни секунды не
колеблясь, выберу город-сказку, сон наяву, жемчужину Вос-
тока. Там за четыре десятилетия в пустыне возвели рукотвор-
ные чудеса. Когда на улице 45 градусов жары, а под крышей
катаются на лыжах.
Про кино даже и писать не хочется. Это всё равно что
сплясать «Барыню» на похоронах. Умер этот вид искусства
в России. Не зря ведь кинотеатры позакрывали повсюду. А
в тех, что ещё живы показывают голливудский хлам – уби-
валки, догонялки, стрелялки, ужастики. Зато как звучит –
триллеры, блокбастеры! Советские фильмы, на которых мы
выросли, не только развлекали, но и воспитывали. Даже ко-
медии. И за это им спасибо. Пока их ещё можно посмотреть
при желании в Интернете.
И
86
Нынешняя власть запретила к показу мультик «Ну, по-
годи! Потому что там Волк курит. Но зато по телику крутят
«Том и Джерри», где маленькая и подлая Мышь измывается
над большим и сильным Котом. Есть и наш отечественный
«шедевр» – «Маша и Медведь». Там тоже вздорная злая дев-
чушка-крошка издевается над огромным добрым и терпели-
вым Медведем. Очень воспитательный и полезный для детей
мультик. То есть, пусть ты маленький, но если подлый, хи-
трый, коварный, то всегда одержишь победу над добром.
Много чего ещё можно написать про искусство, но я за-
кончу тем, что оно – наша духовная еда. И если эта еда отрав-
лена, то лучше ходить голодным.
Испытатель
В самом слове содержится корень «ПЫТАТЬ». Да, по-
фессия эта и есть пытка, но добровольная и за большие день-
ги. Хотя далеко не все доживают до этих денег. Работа испы-
тателя ещё и подвиг во имя прогресса, науки и даже нашего с
вами спасения. Мы знаем, что опыты (опять эти три буквы
ПЫТ) проводятся на мышах, крысах, собаках. Но в космос
теперь летают люди. И на подводных лодках, что по году не
всплывают на поверхность тоже люди. Cобаку туда не отпра-
вишь. Поэтому нужны добровольцы. И они находятся. Но их
имён мы никогда не узнаем. Зато знаем имена лётчиков-ис-
пытателей. Их награждают, очередные звания присваивают,
но и среди них долгожителей немного. А почему я пишу
об этом? Ведь меня это ни с какого боку не касается. Но я с
огромным уважением отношусь к этим людям. Дай бог им
здоровья побольше!
И
87
Кабала
Нехорошее слово и явление. Одна из разновидностей
рабства. В наши дни она называется ипотека. Слово грече-
ское, означает залог и звучит красиво. Но берут ипотечный
кредит не от красивой жизни, а от безысходности. Как пра-
вило, чтобы купить жильё или машину. И если без машины
прожить можно, то на улице жить не будешь. У нас не тро-
пики, а самая холодная страна в мире, и крыша над головой
ох, как нужна. Особенно молодым, только-только создавшим
семью и сыгравшим свадьбу на деньги родителей. Деньги
банк под грабительский процент даёт под залог имущества.
А откуда оно у молодых? Значит под имущество родителей.
Идут годы, почти весь заработок уходит в банк, а долг
всё висит, душит петлёй безысходности и зависимости. А
квартиры всё дороже и дороже. А рубль всё дешевле и де-
шевле. Но кредит – ипотеку брали двое, а из роддома при-
несли третьего. Это тоже весьма дорогое удовольствие, если
даже детская коляска стоит 20-25 тыс. Ещё ведь и квартиру
надо обставить, благоустроить. Плюс грабительские поборы
ЖКХ. В шутку расшифровывается - Живи Как Хочешь, хотя
шутка мрачная.
Значит опять надо брать кредит. Кабала не кончается и,
неизвестно, когда кончится. Иногда, правда, кончается очень
быстро. За неуплату через суд (а он всегда на стороне бан-
ка) выкидывают тебя на улицу. Жаловаться можешь только
Господу богу. И начинать жизнь с нуля или влиться в армию
бомжей. Я не расшифровываю это слово. Его теперь знают
даже дети.
Другая разновидность кабалы называется вежливо «ра-
ботодатель», хотя всякий знает, что это современный рабов-
ладелец. Правдами-неправдами ты получил какую-то работу.
Пусть не по специальности, и не шибко денежную, но всё
К
88
же кормит, стаж идёт, жена не пилит. Работодатель обманы-
вает государство, показывая липовые зарплаты. Сам раб до-
бровольно подписывает ведомость с мизерной зарплатой, а
остальное получает в конверте. Понимает при этом, что пен-
сию будет получать смешную, что помогает хозяину жульни-
чать. Ах, не нравится? Судом хозяину грозишь? Ах ты тварь
неблагодарная! Пошёл вон!
И ты вместе с честностью и справедливостью оказыва-
ешься на улице. В этом городе, если он не очень большой,
работу ты уже не найдёшь. Рабовладельцы в сговоре и «бун-
товщиков» на работу не возьмут.
И раб, ой, простите, работник это знает. Такое будущее
его не радует. Кабала? Да, кабала! А почему?
– По кочану! – читает со сцены юморист Анатолий
Трушкин. И народ в зале смеётся, хотя надо бы плакать. Так
и живём…
КВН
Эту телепередачу я смотрел с огромным удовольствием,
стараясь не пропустить ни одну. И даже записать на «видак».
Ждал как праздника и ни разу не разочаровался. Так было до
начала лихих 90-х. Разве можно забыть такие команды, как
«Утомлённые солнцем» с Мишей Галустяном? Или одесских
джентльменов? Или команду БГУ из Минска? А каковы ка-
питаны этих и других именитых команд! Суперталантливые
ребята. Шутки, репризы стали образцом юмора. Петросян
до сих кормится ими, выдавая за свои. Всегда было жалко
членов жюри – как трудно было из лучших выбрать самых
лучших? Кстати, в жюри не было случайных людей, а были
настоящие ценители юмора.
К
89
Что теперь? Жалкое подобие или, как говорят, «КВН уже
не тот». Начну с жюри. Там сидят спортсмены, певички, теле-
ведущие и даже Набиев, который у меня вызывает отвраще-
ние своим одним только видом. То есть люди, которых надо
раскрутить или попросту дать им заработать. Поэтому во-
прос «А судьи кто?» говорит об уровне КВН. Но и судить-то
особо некого. Команды-близнецы и не смешны, и не наход-
чивы. А сценарии им пишет похоже один человек далёкий от
юмора. Тоска смертная… Не то что посмеяться, улыбнуться
не над чем. Участники команд постоянно ругаются, дерутся,
стреляют и шутят так, что порой даже уши вянут.
Почему так? Что случилось? Думаю, что КВН – это от-
ражение времени и эпохи. А время наше, как писал когда-то
Маяковский, «для веселья мало оборудовано». Великие поэ-
ты всегда пророки.
Казнь
Это узаконенное убийство человека. Суд или царь-сул-
тан-император имели право лишить человека жизни. Хотя и
тогда и сейчас это привилегия Бога – дать или отнять жизнь.
Подсчитать, сколько народу сложило голову на плахе, или
были убиты другим способом вряд ли возможно. Уверен, что
счёт пошёл бы на миллионы. А вот хорошо это или плохо –
тема для дискуссий. И в царской России и в СССР казнили
людей. Теперь Российскую Федерацию заставили отменить
казнь. Убийца сидит в тюрьме, ест-пьёт, имеет крышу над
головой, а родственники убитого содержат его, платя налоги
в казну государства. Справедливо это? Конечно, нет! Чудо-
вищно несправедливо, но не может сегодня наша страна про-
тивиться воле «цивилизованного» Запада. Бережём убийцу.
Его жизнь бесценна…
К
90
Конечно, я против казни невинных людей. Жертвы сред-
невековой инквизиции, гитлеровских крематориев, сталин-
ского ГУЛАГа, диктаторов Пол Пота и Пиночета – это и есть
десятки миллионов казнённых безвинно людей. Их очень и
очень жалко.
Но убийц, педофилов, гомиков, взяточников я бы казнил
без суда и следствия, чтобы спасти здоровое общество, лю-
дей нормальных!
Карьера
В советские времена «карьерист» было ругательным
словом. Карьериста осуждали на комсомольских и партий-
ных собраниях. Почему? А потому что люди, стремящиеся
сделать карьеру, забывали поговорку «всяк сверчок знай свой
шесток». Сидишь ты, к примеру, младшим научным сотруд-
ником в лаборатории какого-нибудь НИИ, и сиди, не дёргай-
ся. Без тебя старших хватает. А то ещё и ты в начальники
лаборатории захочешь.
Сейчас «сделать карьеру» даже женщины стараются,
чтобы стать финансово независимой. У некоторых получает-
ся. Они хорошо и модно одеты, питаются в ресторанах, ездят
на дорогих машинах. Но вместо ребёнка – породистая доро-
гущая собака. Вместо законного мужа приходит, по её жела-
нию, «гостевой муж». Подруг практически нет, а если есть,
то только те, кто кормятся за её счёт, путешествуют вместе с
ней, опять же на её деньги. Зато карьера сделана.
У мужиков ситуация ещё хуже. Достигнув самой высо-
кой ступеньки в карьерной лестнице они или спиваются, или
их пристреливают враги или завистники. А ты, читатель, не
хочешь сделать карьеру?
К
91
Кино
В моей жизни, как и в жизни любого советского чело-
века, оно было самым доступным, самым дешёвым и самым
любимым видом искусства. И не зря Ленин сказал, сто оно
принадлежит народу. Оно и развлекало и воспитывало и учи-
ло нас.
В детстве моём даже 10-копеечный билет в кино надо
было как-то заслужить у матери. У неё каждая копейка была
на счету. Поэтому проще было проникнуть в кинотеатр без
билета. И мы, мальчишки, научились делать это виртуозно.
Чтобы посмотреть того же «Чапаева» в пятый раз. Я, напри-
мер, мечтал поскорее вырасти и стать тем счастливчиком,
который проверяет билеты у входа, а потом сам, бесплатно,
смотрит все фильмы. Мечта не сбылась…
Телевизор, интернет и новая российская власть уничто-
жили кинотеатры, но кино живёт, и любовь к нему не остыла,
не убавилась.
Да, теперь другое кино, и цели у него другие, и артисты
далеко не того масштаба, как в советском кино. Однако ветер
перемен унёс из кино доброту, настоящий героизм, настоя-
щую любовь. Зато принёс стрельбу, погони, драки, ужасти-
ки, «мыльные сериалы» и, конечно, обязательные постель-
ные сцены. И 9/10 этого хлама сделаны в США. Есть и наши
фильмы, но это подражание американским.
Кит
Конечно, я не видел кита своими глазами, но зато в юно-
сти, когда я в Одессе работал вожатым в пионерлагере, где от-
дыхали дети моряков китобойной флотилии «Слава», много
наслушался рассказов о китах. А на главном судне посмотрел
К
92
ещё и фильм о том, как добывают китов и как их на палубе
этого судна разделывают. Зрелище, скажу вам - не из прият-
ных, но впечатляет на всю жизнь. Именно с той поры я пе-
рестал уважать человека и верить, что «человек – это звучит
гордо». Нет, звучит подло. Убивать этих гигантов, весящих
тонны, чтобы забрать килограммы – это преступный промы-
сел. И флотилию я никогда не назвал бы «Слава». Уместнее
было бы «Позор».
О китах писать не буду. Сегодня даже школьник знает,
что крупнее и тяжелее кита нет на Земле никого. Не хищник,
никого не убивает, никакого вреда нет от него. Но истребле-
ние продолжается и очень скоро кит исчезнет как вид. Как
исчезли бизоны и зубры, как исчезла рыба белуга в низовьях
Волги.
Китай и китайцы
Живых настоящих китайцев я видел один раз в жизни.
Вернее, не просто видел, а они работали на строительстве
фабрики, где я был назначен главным энергетиком. Они про-
изводили впечатление биороботов. Работали молча, без пере-
куров и на редкость добросовестно. Дисциплина, доведенная
до автоматизма. Ровно в 8 начинали, ровно в 12 складывали
инструменты и колонной по три человека шли в столовую.
Но когда ровно через час хотели продолжить работу, то не
смогли. Инструменты украли. Надо было видеть их лица.
Они были в полном недоумении и не верили, что инструмент
именно украли. «Этого не может быть!» - твердил их брига-
дир Лю Цинь на корявом русском языке. И его узкие глазки
становились круглыми.
А наши работяги ржали, глядя на растерянных, ошелом-
лённых китайцев, которые озирались по сторонам, надеясь
К
93
на чудо, что инструменты вот-вот окажутся там, где они их
оставили, уходя на обед.
Вспоминая эту давнюю историю, я теперь понимаю по-
чему Китай становится на глазах мировой державой. Потому
что они умеют работать, жестоко карают воров и взяточни-
ков, не прогибаются под Америку, ни с кем не дружат, но и не
воюют. И живут на свои юани, доллары и евро им не нужны.
Страна для нас была и остаётся загадкой, чудом, сказкой.
Начиная с ВКС и кончая атомной бомбой у них всё – ВЕЛИ-
КОЕ. Их уже стало полтора миллиарда, т.е. каждый четвёр-
тый житель планеты китаец. Потихоньку они заселяют наш
Дальний Восток, планируя оттяпать у нас и Сибирь до Урала.
Им катастрофически не хватает территорий, их можно по-
нять. Но Сибирь жалко отдавать, хотя народ бежит оттуда. Не
от хорошей жизни. Сегодня мы в Сибири как собака на сене.
Ни себе, ни людям.
Однако, отвлекся я. Цель написания этой главы сказать,
что я очень стал уважать китайцев. Нам есть чему у них по-
учиться.
Климат
Что я, да и миллионы других людей, знаем о климате?
Только два определения – плохой и хороший. Что веками
знал русский человек о климате? Тоже мало: зимой холодно,
а летом тепло и жарко. Ещё о капризах климата. То засуха, то
нескончаемые дожди. И то и другое случалось часто и всегда
порождало голод, эпидемии, болезни. Спасение искали толь-
ко у Бога.
Что мы знаем теперь о климате? Гораздо больше. Знания
эти мало радуют, ибо человек своей кипучей деятельностью
сумел испортить даже климат на нашей планете. Человек
К
94
научился разгонять дождевые облака в определенном месте.
Но он же изобрёл и климатическую войну. Теперь умеет у в
нужном регионе вызвать засуху или наводнение.
Это всё булавочные уколы, детский лепет на фоне гло-
бального потепления. Здесь под угрозой вообще жизнь че-
ловечества. Как спастись? Что делать? И главное – кто будет
спасать? Оказывается, надо резко уменьшить выбросы угле-
кислого газа в атмосферу. Это значит – остановить заводы
и фабрики, поставить автомобили в гаражи на ближайшие
15-20 лет, пока не изобретут замену бензину. Надо прекра-
тить вырубать леса – «лёгкие» планеты, которые пока ещё
спасают нас.
Возможно ли это сегодня? Нет и ещё тысячу раз нет. За-
воды и фабрики, нефть и бензин – всё это в руках частных
лиц, богатых и сверхбогатых. Они никогда не согласятся на
потерю своих миллиардов. К сожалению, именно они – бан-
киры, олигархи, миллиардеры – правят миром.
Мы с вами дорогой читатель, изменить ничего не мо-
жем. Вернее, можем, если всем миром, но не дадут. К тому
же в мире больше врагов, чем друзей. И даже перед лицом
грядущей всемирной катастрофы люди Земли не могут, не
хотят жить мирно. Войны – большие и малые – не прекраща-
ются ни на один день. О климате никто и не думает, только о
победе, о деньгах, о власти и личном благополучии.
К тому же продажные СМИ и купленные учёные успока-
ивают сказкой о том, что глобальное потепление на планете
всего лишь очередная страшилка. Мол, живите, ребята, спо-
койно и не верьте паникёрам.
И под шумок строят новые заводы, наращивают мощ-
ность автозаводов и длину нефтепроводов. Стремительно и
беспощадно продолжают вырубать леса, а реки, озёра, даже
моря и океаны превращать в помойки, гибельные для всего
живого.
К
95
Мне говорят – А ты чего переживаешь? Тебя это, ни с
какого боку не касается, чего волну гонишь?
Отвечаю. Ещё как касается! Ещё сорок лет назад я повёз
своего сына (ему тогда было 18 лет) на малую родину, где
прошло моё босоногое детство, где веками жили мои пред-
ки. И что же мы увидели? Реку Бузулук, в которой я купался
и даже тонул, мы перешли как ручей, засучив штанины до
колен. Лес, в котором собирали я годы и грибы, в котором
легко и надолго можно было заблудиться, попросту исчез.
Будто и не было его никогда. Зато по улицам города бегали
тысячи машин. И даже в деревнях через два-три дома стояла
легковушка или трактор, или мотоцикл. Значит, про чистый
воздух уже говорить не приходится. Видели и насосы, кото-
рые нефть из земли выкачивают. Видели и поля заросшие бу-
рьяном и кустарником.
Климат на малой родине изменился настолько, что из
обихода исчезли валенки. Те самые, без которых зиму было
не пережить, на работу или в школу не пойдёшь. Вместо шуб
и полушубков, вместо зимних пальто с меховым воротником,
стали носить куртки с тёплой подкладкой. Зимой при t -41°
мы в школу не ходили. А теперь даже -30° зимой – большая
редкость.
Так верить мне или не верить в потепление? Если я
вижу, как по асфальту бегут ручьи, а на календаре 2 января.
По телевизору в это время твердят – не верьте лжеучёным!
Никакого глобального потепления нет, и не будет.
К
96
Книга
Не знаю, как другие, но я свою жизнь без книги не могу
представить. Считаю, что книга и колесо были главными
изобретениями «homo sapiens», человека разумного. Именно
они обеспечили прогресс, стали фундаментом цивилизации.
Мать была учительницей, тётка была учительницей и,
не мудрено, что я стал читать с шести лет. Причём, только
печатный текст, ибо писать пока не умел. Читал всё, что по-
падётся на глаза. От магазинных вывесок до Большой совет-
ской энциклопедии. Мало, что понимал, но читал жадно и с
огромным удовольствием. Книга была не только окном в мир
непознанного, но и учителем, советчиком, другом.
В школе на уроках я тоже тайком читал. Держал книгу
под крышкой парты, в которой была прорезана мною щель.
Передвигая книжку, и читал строчку за строчкой. И тогда
урок в классе проходил спокойно. Если книгу отбирали, то
урок я срывал, доводя учителей до истерики. Кончилось тем,
что мне легально разрешили читать на уроках. Теперь книга
уже лежала на парте открыто. Я блаженствовал.
Меня воспитывали улица и книга. Всё плохое – с улицы,
а если во мне и есть сегодня что-то хорошее, то это взято,
впитано из книг. Трудно сказать, сколько я их прочёл. Си-
стемы не было, читал всё подряд. Но тогда библиотеки не
были замусорены детективами, любовными романами. И
библиотекари не всякую книгу могли дать мне – мальчишке.
Поэтому главными книгами нашего послевоенного детства,
конечно же, были «про войну». Так и просили: «Дайте мне
про войну».
Потом шли книги «про индейцев», сказки и о путеше-
ственниках. Я уж не говорю про фантастику. Такие книжки
я «проглатывал» за один присест, забывая про улицу и даже
про еду. За такую книжку, чтобы дали мне почитать, я мог
К
97
отдать даже резину для рогатки, которая у нас ценилась, как
сегодня – валюта.
Я никогда не запоминал авторов. Мне тогда казалось, что
книга, вроде бы - самостоятельное живое существо. И глав-
ным было – не кто её написал, а что в ней написано. Поэто-
му авторы-кумиры появились у меня уже в зрелом возрасте.,
когда я стал искать книги именно конкретных авторов, лю-
бимых и почитаемых мною. Начиная с Максима Горького и
кончая сегодняшним Михаилом Веллером.
А что сегодня, в XXI веке ждёт книгу? Та же участь, что
и у виниловых грампластинок, что проигрывались на пате-
фонах. Если до 80-х годов прошлого века за хорошей кни-
гой охотились, добывали её, то сегодня книги выкладывают
в подъездах на подоконниках, на лавочках у подъездов. При
этом человек надеется, что кто-то эту книгу возьмёт. Нет, не
берут. И дворники их отправляют в мусорный контейнер
Почему так? А потому, что в каждом доме есть компью-
тер, и любую книгу можно прочитать на мониторе. Бесплат-
но. Купить эту же книгу – до неприличия дорого.
В начале 60-х я купил две роскошные книги чешских
путешественников – Иржи Ганзелки и Мирослава Зикмунда.
По 6 руб. каждая Меня мать месяц пилила за эту безумную
трату, обзывая мотом и транжирой. А в 2009 году мне жена
подарила на юбилей Книгу Рекордов Гиннеса за 1800 руб. И
шока не было. Потому что в том же книжном магазине были
книги и по четыре тысячи, и по шесть с лишним.
Но теперь перестают книги и читать, и покупать. Детей
в школах и дома чуть ли не «из-под палки» заставляют чи-
тать. Хотя и сегодня есть ещё среди детей любители книг. И
это радует. Но вырастут эти дети и нарожают своих. Вот те,
будущие дети, уже не увидят в своих домах книжных полок.
В лучшем случае, родители что-то сохранят на «флешках».
Книгу и школу, как место обучения, заменит компьютер.
И это на мой взгляд очень плохо.
К
98
Коллекционирование
Длинное и неудобное слово, которое проще заменить
словом «собирательство». На мой взгляд – это психическое
заболевание. Причём, трудноизлечимое. По себе знаю.
Боже, чего только я в своей долгой жизни ни собирал.
Детство пропускаю, а сразу во взрослую жизнь отправляю
тебя, читатель. Собирал открытки цветов, размещал их в тол-
стых огромных альбомах для фотографий. Получилось 12
альбомов и больше тысячи открыток. Зачем? Хотел внучке
подарить, когда подрастёт лет хотя бы до десяти. Подросла.
Перелистала два альбома и… вернулась к игре «Марио» на
телевизоре. Нулевой интерес.
Собирал значки гербов российских городов. Набрал око-
ло 800 штук, закрепил на трёх бархатных полотнах. Получи-
лось очень красиво. «А зачем?» – спросил меня 15-летний
сын. У меня челюсть отвисла. «Как это зачем! – возмутился
я, – Для тебя старался. Это ведь не просто кусочки металла, а
история городов, как бы их лицо». Но этот наглец покрутил у
виска пальцем, ехидненько так ухмыльнулся и снова уткнул-
ся в очередной детектив.
Сейчас собираю бутылки необычной, нестандартной
формы и из разного материала. Мне даже из Италии, Фран-
ции, Германии привозят их, зная мой интерес. Теперь уже
моя жена спрашивает: «Ты что, совсем сдурел? Зачем тебе
эти двести бутылок? Их уже ставить некуда!»
Ну, что я могу сказать? Сам не знаю. Да, практической
пользы никакой, и места для них уже не хватает. Но остано-
виться не могу. Псих, наверное.
Однако, я не настоящий коллекционер, так себе, ди-
летант. Вот помню Юру Солнцева из Учкудука. Он соби-
рал книги. Не просто книги, а подписные издания, т.е. он
гордо заявлял: «У меня на полке весь Толстой» или «весь
К
99
Голсуорси». Причем авторы и содержание книг его не ин-
тересовали. Он их не читал и не собирался читать. Дру-
гим тоже читать не давал. Подбирал он книги по цвету об-
ложек. И на полках в его 2-х комнатной квартире стояли
тысячи книг всех цветов радуги. Причем, сам он не пил,
не курил, с женщинами вообще ничего не имел. Жил аске-
том. Спал на полу, питался как нищий, одевался как бомж.
Все деньги, а зарабатывал он, будучи машинистом ка-
рьерного отвалообразователя, 800-900 руб. в месяц. Это
было в четыре-пять раз больше, чем в среднем по стране. Как
прикажете его назвать? Дураком? Психом? Шизиком? Назы-
вайте (и называли) как угодно, но это была его жизнь, его
радость. Радость охотника, добытчика, кладоискателя, когда
удавалось пополнить свою коллекцию. Как говорят, «одна,
но пламенная страсть» или более приземлено – «охота пуще
неволи».
Вот вроде бы оправдался…
Но даже я не понимаю, как можно отдать 10 тыс. долла-
ров за редкую марку?! За клочок бумажки с ноготь величи-
ной вбухать целое состояние!!! Однако, скажи я это самому
коллекционеру, он посмотрит на меня как на недоумка.
Компьютер
Он не только чудо техники и конкурент мозгу человека,
но ещё и болезнь. Так и называется «компьютерная зависи-
мость», т. е. тот же наркотик. И я решил проверить себя, бо-
лен ли. Отключил на 3 дня. Первый день пережил легко. На
второй день сказал себе «только почту посмотрю». Посмо-
трел и… лёг спать в час ночи. Болен. Хронически и неизле-
чимо. Почему? А потому, что без него «и скучно, и грустно, и
некому морду набить». Если серьёзно, то для меня комп стал
К
100
учителем, помощником, информатором, партнёром по играм
и средством общения по СКАЙПу.
Однако, как в песне поётся «рядом с добром уживается
зло». И весьма ощутимое, особенно для детей. Вместо под-
вижных игр на улице, вместо живого общения, они часами
сидят, сгорбившись у компа, портят зрение, получают дозу
радиации, растут эгоистами, т. к. не умеют общаться. Книг
тоже не читают. Зато охотно смотрят то, что имеет пометку
+18. И на девочек уже смотрят как на объект для секса. Лю-
бовь – это потом…
Не буду здесь говорить о роли компьютера в науке, про-
мышленности, в медицине и образовании. Это знают все.
А фантасты пугают, что киборги скоро поработят человека.
Картина жуткая, но можете спать спокойно – мы с вами до
этой поры не доживём.
Конфеты
Любимое лакомство детей и женщин. Вроде бы и сказать
о них больше нечего. Однако, я всё же кое-что расскажу. В
далёком детстве, сразу после войны, было не до конфет. Раз-
ве что с получки отец приносил кулёк «подушечек», и мать
делила их среди младших братьев. Мне не полагалось, т.к. по
словам матери, я был «большой». Конечно не маленький, не
ребёнок. Мне уже было 8-10 лет. Зато три раза в год в школе
давали бесплатно подарки и там были всякие конфеты. Даже
2-3 шоколадки в обёртке. Но они были «валютой». За одну
шоколадку девчонки отдавали три карамельки и мы, пацаны,
охотно менялись. Но лизнуть шоколадку (не откусить!) неко-
торые девчонки разрешали. Чтобы хоть вкус узнать.
По весне в «дни поминовения родителей» бегали на
кладбище и с могилок таскали конфетки. Воровством это не
К
101
считалось – их для того и клали, чтобы кто-то съел и помя-
нул усопшего. И только один раз в жизни я едва не объелся
конфетами. На дворе шёл 1955 год, я жил в ташкентском дет-
доме № 11. Однажды нас повезли на экскурсию, на конди-
терскую фабрику. О таком счастье мы и мечтать не могли, а
тут вот они КОНФЕТЫ! Едут на конвейерной ленте рекой
разноцветной и пахучей. У нас сразу слюна «до полу». Но
мы народ добычливый и стали украдкой хватать с ленты и
совать в карманы. Хотя тётка-экскурсовод сразу сказала: «Ре-
бята, ничего не берите с конвейера. Мы всё вам дадим».
Ага! Нашли дураков. Ещё неизвестно – дадут, не дадут,
сколько и каких. А тут вот они, вкусняшечки! Сами в рот про-
сятся. Девчонки шепчут - «и на нас берите». У них ведь нет
карманов-то. Из цеха карамелек перешли в цех шоколадных
конфет, типа «Мишки на Севере» в красивых фантиках. Но
мы уже «затарились» карамельками. Что делать? Стали вы-
брасывать их под конвейер, а загружать шоколадки. А они
ещё горячие, жгутся. Но мы терпим. Последним был цех
плиточного шоколада. Но плитку уже не сопрёшь – сильно
заметная, и мы с тоской провожали их взглядом. Уплывали
от нас…
Наконец подошли к огромным сверкающим бакам, и нам
стали наливать жидкий горячий шоколад. Пей – не хочу! И
мы пили, обжигаясь и давясь от жадности. Понимали, что
второго такого счастья нам уже не видать.
Экскурсия закончилась. Мы вернулись в ту комнату, где
переодевались в стерильные одежды перед экскурсией. Жен-
щина-экскурсовод, по-доброму улыбаясь, сказала: «А теперь,
мальчики, вытряхивайте всё из карманов, из-за пазухи. Вон
стоят 22 пакета и там для вас мы положили всё самое вкус-
ное». Красные, как раки от стыда мы освободились от наво-
рованного и ожидали расправы. Но её не последовало.
К
102
Взрослые понимали, что мы дети. И не просто дети, а
детдомовцы. Когда каждый взял свой пакет, то увидели там
столько конфет, что аж дух перехватило. Хором сказали «спа-
сибо!» и счастливые вернулись в детдом. Там щедро подели-
лись с теми, кому не выпало наше счастье.
Потом пришла юность, первая любовь и конфетно-бу-
кетный период. Теперь уже кормили конфетами своих лю-
бимых.
Сейчас, в старости, я тоже раскладываю конфеты на мо-
гилах тех, кого я пережил. Но собирают эти конфеты бомжи
и дети-цыгане. Пусть… Не жалко.
Корова
Было время, когда она была почти в каждом деревен-
ском подворье, и даже по две-три коровы держали. В далёком
теперь 47-м году прошлого века нашу семью (четыре рта)
спасла от голода Зорька. Я помню как воровал для неё сено
зимой, как с отцом (тоже украдкой) косили сено летом. Даже
драгоценные кусочки хлеба скармливал ей – вот как любил
нашу кормилицу. Корова – это не только молоко и смета-
на. Сливки, творог, пахта, масло – всё она же. Если корова
трёхведерница, то и вовсе подарок судьбы. Мать доит Зорьку,
а я уже рядом стою с кружкой наготове. Мать хоть и ворчит, в
дом гонит, но всё равно зачерпнёт из ведра. Тёплое, пахучее
пенистое молоко было не только едой, но и радостью, ма-
леньким праздником. Зорьку любили и баловали все домаш-
ние. Даже отец, лютый матерщинник и грубиян, ни разу не
крикнул на неё.
Была и неприятная сторона. Государство брало налог с
коровы – надо было сдавать масло. Не помню сколько имен-
К
103
но, но народ роптал. То есть ОТДАВАТЬ надо было, а вот
сено для неё косить государство запрещало. Сначала надо
было накосить колхозным коровам. Косили по ночам и тай-
ком во двор свозили. Но нас этот налог миновал почему-то.
Может потому, что мы в городе жили, а не в колхозе.
Как живётся сегодня нашим коровам? Их, как и нас с
вами, всё меньше и меньше становится. В деревнях и сёлах,
где 20 лет назад ходили тучные стада по 50-60 голов, теперь
вовсе не видно никакого стада. Купить в деревне молоко те-
перь проблема. И цена у него ай-яй как кусается. Но зато оно
того стоит! Это вам не магазинное из порошка сделанное.
Чтобы закончить эту оду корове повеселее, вот вам анек-
дот. Женился городской мужик на деревенской бабе и пере-
ехал жить к ней. Прошло время и стал он хвастаться: «Я те-
перь сельский житель и всё знаю!».
– Ой, не смеши людей! Знает он…Ты до меня вообще
не знал, что такое корова! – урезонила его жена.
Коса
Не о женской косе речь, хотя и о ней есть что сказать
Я о той самой косе, которая была ещё 50-70 лет назад в ка-
ждой деревенской избе. Столь же необходимая, как топор,
пила, грабли. Даже не одна, а 2-3 косы, каждому подогнанная
под руку. И черенок всегда выглядел, как отполированный на
станке.
Лишь однажды я помахал косой на сенокосе, и понял,
что руки косца отполировывают черенок, не станок.
О сенокосе надо бы отдельно написать. И хотя сенокос
не самое легкое занятие, зато это всегда был праздник. Не зря
К
104
бабы надевали яркие праздничные одежды. Запах ско-
шенной травы – слаще не бывает. Есть трава скошенная – будет
сено, будет сено – будет и молоко, а с молоком и телята растут
и ребята не голодают. Тоже растут как на дрожжах.
Но я отвлёкся. Косой надо было не только косить, но ещё
и сделать её острой, приемистой, лёгкой. Ведь даже лишние
100 грамм веса за день превращались в тонны, если посчи-
тать, сколько раз надо было махнуть. Как говорится, «раззу-
дись плечо, размахнись рука».
И всю эту науку мужики знали хорошо. Никто и никогда
из них свою косу никому не давал. Не только из-за примет,
суеверия. Коса была предметом гордости хорошего хозяина.
Но идёт время, и прогресс сделал своё чёрное дело. Те-
перь нет романтики сенокоса. Трактор плюс сенокосилка, а
за ними механические грабли. Косой уже никто махать не хо-
чет. К тому же и не умеет. А жаль.
Кумиры
Заповедь «не создавай себе кумира» столь же эффектив-
на, сколько «не ешь сладкого». Я даже не понимаю – почему
это плохо. Наверное потому, что уж очень горько и обидно с
ним расставаться, разочаровавшись в нём. И второго кумира
ждёт та же участь.
У меня в детстве кумиром была соседка тётя Галя. Она
проверяла билеты в дверях кинотеатра и могла БЕСПЛАТНО
смотреть ВСЕ фильмы. А какой пацан не мечтал об этом?
Мать давала на кино 20 копеек далеко не каждый день и при-
ходилось в кинотеатр проникать «хайцем» и сидеть на полу,
К
105
если не было свободного стула. Но нас не выгоняла тётя Галя,
жалела.
А потом кумиры сменяли друг друга, как часовые на
посту. Были юмористы (Чаплин, Аркадий Райкин), писате-
ли (Горький, Солоухин, Астафьев, Шукшин, Веллер), поэты
(Есенин, Тушнова), певцы (Сличенко, Высоцкий). Разочаро-
вался только в В. П. Астафьеве. Но не как в писателе, а за то,
что он вдруг возлюбил Ельцина, стал лизать ему зад. Види-
мо, старческий маразм сделал своё гнусное дело.
Все эти кумиры были для меня не просто объектом лю-
бования, но прежде всего Учителями, маяками в мире искус-
ства и, конечно, очень хотелось быть похожими на них, хоть
чуть-чуть… Когда мне один читатель написал по поводу моей
первой книжки «я как будто Шукшина читал», я заплакал от
радости. Более высокой похвалы я и во сне не увидел бы.
Но когда любовь к кумирам зашкаливает до фанатизма,
то ничего хорошего в этом нет. Может потому и предостере-
гают нас «не создавай себе кумира».
К
106
Лагерь
В моей жизни я побывал в трёх лагерях: пионерский, ту-
ристический и там, где колючая проволока (его чаще называ-
ют «зона»).
Сначала про пионерский. Нет, не пионером я там был, а
директором. Всего один сезон и три смены, но первый седой
волос у меня появился именно там. Что пришлось там уви-
деть, услышать и пережить – об этом надо отдельную книгу
писать. Скажу коротко: все виды детской преступности, (кро-
ме убийств) цвели пышным цветом. Детей было 750, сотруд-
ников 110., но явно не хватало вышек с пулемётами по углам
и колючей проволоки. До сей поры не могу понять, откуда у
детей 12-14-ти лет было столько агрессии, наглости, бесстра-
шия и тяги к разрушению.
Мальчишкой и я был когда-то. Далеко не паинькой, но
наши проделки и шалости были тогда просто детским лепе-
том, если сравнивать с тем, что вытворяли мои пионеры. Я
проклял тот день, когда легкомысленно согласился на долж-
ность директора. Ладно, хватит о грустном.
Совсем другое дело – лагерь туристов. Как и студенче-
ство, всю жизнь буду вспоминать такие лагеря, как самое
светлое, весёлое и полезное времечко. На лодках и плотах по
рекам и озёрам России, по дорогам игорным тропам на мо-
тоциклах. Палатки, костры, песни, нехитрая, но такая вкус-
ная еда, приключения – всё это порождало великое братство
туристов, дружбу на долгие годы. И даже любовь случалась.
Что касается доступности, то туризм обходился настолько
дёшево, что часть отпускных денег домой привозил. Сегодня
туризм умер. И как раз из-за диких цен на турпутёвки. К тому
же стало далеко небезопасно. И народ хлынул от наших кра-
сот в Египет, Турцию, Таиланд. Парадокс, но побывать тури-
Л
107
стом в Дубай дешевле, чем 10 дней по Волге на теплоходе.
«Се ля ви», как говорят французы.
Теперь про лагерь-зону. Я работал энергетиком как раз
внутри колючей проволоки, а мои подчиненные были «тяже-
ловесы», т.е. те, кто был осуждён на 10-15 лет. Честно при-
знаюсь – сначала было очень страшно, ибо не знал как себя
с ними вести.
Им нельзя приказать, на них бесполезно орать, взывать к
совести, чем-либо угрожать. Они никого и ничего не боятся,
живут по своим законам-понятиям. А мы – вольнонаёмные
– всё равно, что инопланетяне, из другого мира. Они хоте-
ли от нас только одного – приносить им чай, курево, иногда
что-нибудь из продуктов. Как раз это строго запрещалось и
немедленно следовало наказание: убраться из зоны и из го-
рода в 24 часа.
Оно нам надо? И всё же находились слабые духом и лег-
комысленные люди, которые соглашались. Зеки дарили им
ручной работы ножи, зажигалки, портсигары, подсвечники,
рамки для картин. Порой искусной, филигранной работы.
Трудно устоять перед такой красотой. Но такой союз с зека-
ми длился недолго. Стоило лишь один раз в чем-то им отка-
зать, и они сами сообщали охране лагеря. К счастью, я усто-
ял. Хотя соблазняли долго и упорно. Лишь когда я сказал им:
«Ребята, мне спать с женой на кровати как-то больше нравит-
ся, чем с вами на нарах» – они зауважали меня. Я не боялся
их, научился понимать и принимать их правила и законы. И
понял простую вещь: если относиться к ним по-человечески,
с уважением – они горы свернут. Но уж если не захотят, то
палец о палец не ударят. При этом умело изображая трудо-
вой процесс. Запомнился один дед. Ему было далеко за 60, из
которых он 35 лет провёл в тюрьмах и на зоне. Срок у него
уже кончался и он вот-вот должен был выйти на волю.
Л
108
– Что будешь делать, Степаныч? Куда поедешь – спросил
я его.
– Никуда не поеду. Дойду до ближайшего магазина, жах-
ну кирпичом по витрине, схвачу пару бутылок водки, палку
колбасы и бежать. Через полчаса я уже буду здесь, на зоне.
На воле мне делать нечего, сынок. Я уже забыл, как там надо
жить. Здесь теперь мой дом.
Были и другие интересные персонажи, но это уже надо
писать «тюремный роман». Не смогу. В самом конце призна-
юсь, что пуще всего на свете боюсь и боялся попасть в тюрь-
му, на зону, т.е. в неволю. Нет ничего страшнее этой участи.
Лада
Это, во-первых, женское имя, которое нечасто, но встре-
чается. Знал я такую женщину. Подсознательно хочется, чтоб
она умела ладить с людьми. То есть соответствовать имени.
Увы! Эта была бы чемпионом, когда бы проводился конкурс
стерв. Поэтому её чаще всего, не в глаза, конечно, Злада на-
зывали.
Во-вторых, так назвали одну из моделей наших бывших
«Жигулей» – «Лада Калина», «Лада Приора». Неиссякаемая
тема для анекдотов, порочащих наш отечественный авто-
пром. Остроумцы и острословы глумятся, изгаляются на эти-
ми машинами. И похоже, не бесплатно, так как народ поку-
пает иномарки, помогая чужому автопрому и угробляя наш.
Я не квасной патриот и даже не владелец «Лады», но
как-то пришлось проехать более 1, 5 тыс. км. Было две ино-
марки и злосчастная «Лада». Ни в скорости, ни в комфорте
она нисколько не уступала «Шкоде» и «Нисану». Даже мел-
кой поломки не было. Зато экономия на бензине составила
Л
109
почти тысячу рублей. Не ах, какие деньги в наше время, но
на дороге не валяются.
И, наконец, Лада – это была славянская богиня красоты
и любви, а на древнерусском языке – супруга, жена.
Лебеда
В одной песне поётся «у природы нет плохой погоды. У
неё нет и плохих растений Это мы, люди, делим их на плохие
и хорошие, на полезные и бесполезные. А на самом деле в
природе всё полезно.
Спроси сегодня на улице любого человека моложе 50-и
лет - «что такое лебеда?» Кто скажет «травка такая», а кто
и вовсе не знает. Между тем, трава эта очень даже спасала
народ (и мою семью тоже) в голодные годы. Еда была не ахти
какая вкусная и сытная, но желудки наши обманывала, будто
мы наелись. И выжили.
Что мы знаем о той же крапиве, кроме того, что она
жжётся, и лучше обходить её стороной? Но и её тоже ели в
лихие времена. Даже сегодня гурманы и «веганы» едят бор-
щи и салаты из молодой крапивы. Едят и нахваливают.
Лебеда не зря содержит слово «беда». Будто знала при-
рода-матушка, что если придёт беда, то трава эта выручит. В
остальное время она считается сорняком и её безжалостно
истребляют.
Л
110
Лошадь
Собака – друг человека и это уже стало аксиомой. Но
лучшим другом и помощником была во все времена лошадь.
И в мирное время и в военное. Слово «безлошадный» в кре-
стьянском мире было синонимом «бедный».
Хорошая лошадь, хорошая сбруя, хорошие сани-телеги
были предметом гордости хозяина. А если в хозяйстве было
2-3 лошади, то это уже гарантия достатка в доме. Но в совет-
ское время этот крепкий хозяин автоматически зачислялся в
«кулаки», лошадей отбирали, а самого – на Соловки.
20-й век свёл значение лошади к нулю. Я имею в виду
нашу Россию. Техника заменила лошадь. Остались только
те, что бегают по ипподрому и те, породистые, которые сто-
ят порой дороже автомобиля. Красавцы такие, что глаз не
отведёшь. Удел лошади сегодня – это развлекать публику и
способствовать престижу богатых людей, наравне с яхтами,
личными самолётами и виллами.
А чего это я вдруг пишу о лошадях? Сугубо городской
житель – мне ли о лошадях писать?
Я не всегда жил в городе. Детство и отрочество моё в де-
ревне прошло. И если взрослые разрешали нам, мальчишкам,
сводить коней на водопой, то это был самый счастливый день
для нас. Проехать верхом до речки, помыть лошадь, пока она
пьёт, дать ей пучок травы или даже горбушку хлеба – это
было мечтой каждого из нас.
А в сенокосную пору на лощадке мы собирали свежеско-
шенное сено, стоя на толстой жерди, к концам которой были
привязаны гужи. А наши ноги служили заслоном для травы.
Она собиралась кучей, копёшкой и сталкивала нас с этой
жерди. Мы снова вставали не неё. Если нас при этом хвали-
ли, работниками называли, то гордость переполняла нас. И
в обед нас сажали за общий стол, как равных. И даже куски
получше подкладывали.
Л
111
Как такое забыть? Ведь это была часть детства – золотой
поры. Теперь при больших ценах на горючку рады бы заве-
сти лошадку, но где её взять? Да и сбрую уже никто не делает,
вымерли шорники. Сено не укупишь, телегу смастерить тоже
не каждый сможет. Вот и нет на селе лошадок.
Любовь
Тема столь обширна, столь вечна и бесконечна, что ска-
зать здесь своё слово не удастся – всё давно сказано.
Но никто за века так и не смог дать точного и всеобъ-
емлющего определения, что это такое и «с чем её, любовь,
едят». Лишь строгие учёные, лишенные сантиментов, утвер-
ждают, что это действие гормонов. У мужиков – тестостерон,
у женщин – эстроген.
Конечно, здесь первую скрипку играет инстинкт продол-
жения рода. Но любой поэт-лирик плюнет мне в лицо, сочтёт
это бредом и возвысит любовь до высот неимоверных. Даже
обзовёт меня животным.
Я не обижусь. Потому что тоже считаю – любовь дела-
ет человека человеком. Как и все нормальные люди, я тоже
не раз и не два переболел этой болезнью. Она неизлечима,
хроническая, и рецидивы случаются даже в мои преклонные
годы, когда надо бы уже не о мирском думать.
И если заходит речь о человеческом счастье, то я его
определяю одной фразой – «любить и быть любимым». Если
речь идёт о женщине. Но любить можно не только женщину
или детей своих. В детстве, в школе нам внушали, что надо
любить свою Родину, товарища Сталина, своих родителей и
природу. И мы это любили.
Л
112
Сегодня с «любовью» гораздо проще. Девушке уже не
обязательно говорить «я люблю тебя», достаточно сказать «я
хочу тебя». И если девушка его тоже хочет, то у неё на этот
случай в сумочке в всегда припасён презерватив. Чтобы не
«залететь» и не идти в ЗАГС втроём. Или, что ещё хуже, не
идти на аборт.
Конечно, я малость утрирую, преувеличиваю, но от ре-
альности далеко не ушёл.
И любовь к Родине, называемая «патриотизмом», тоже
искоренялась, как и само понятие «Родина».
Теперь там, где хорошо, тепло и сытно – там и Родина
– считает молодёжь. Уже научена горьким опытом, что не
очень-то нужна она Родине с названием РФ.
Любовь к родителям ещё жива, если они активно, без
унизительных просьб, помогают деньгами, оставляют квар-
тиры, а сами убираются в дома престарелых или на кладби-
ще. И чем скорее, тем лучше.
– «Ну, ты даёшь!» – возмутится читатель, – Совсем обор-
зел! Где ты такое видел?
– Ребята, видел! И не один раз. И не только в нашем го-
родке. Присмотритесь – и вы увидите…
Я считаю что любовь – это и есть наша жизнь. Невозмож-
но прожить жизнь не любя. Каждый из нас помнит свою Пер-
вую любовь, как и первую учительницу. И это воспоминание
самое дорогое и самое лучшее. Любовь к детям, к «братьям
нашим меньшим», к природе, к Родине – это всё ветки одно-
го дерева, имя которому ЛЮБОВЬ. Да, если она когда-нибудь
восторжествует, то и впрямь спасёт мир. Дай-то бог!
Л
113
Марш
Взрослая жизнь мужчины начинается под марш Мен-
дельсона в ЗАГСе, продолжается под марш «Прощание сла-
вянки» в армии, и заканчивается под траурный марш Шопена
на кладбище. Но он уже его не слышит, и звучит он уже не
для него.
В школьные годы я убегал с уроков и шёл вместе с по-
хоронной процессией до самого кладбища. Только для того,
чтобы послушать как медные блестящие трубы издают пе-
чальные звуки, которые сердце сжимают в комочек, слезу вы-
биваю невольную. Конечно, в школе ругали за прогулы, мать
за это ремнём лупила, но отвадить так и не смогли.
Теперь этот марш под запретом, чтобы не травмировать
психику людей, но иногда запрет нарушают. И если я слышу
этот маленький скорбный оркестрик, то по-прежнему в гор-
ле першит…
Мегаполис
На русском – сверхгород. Всё больше людей стараются
жить в городах. Там есть работа, которая кормит, комфорт,
культурный досуг.
Но на этом преимущества города кончаются, а проблем
и неудобств гораздо больше. Постепенно жизнь в городе ста-
новится адом, но точка возврата пройдена, и человек уже не
может вернуться в свою деревню, село, хутор. Их нет, они
опустели. Земля-кормилица не кормит, а зарастает травой и
кустарником.
Какие трудности переживает горожанин? Начну список
с самого главного – ему нечем дышать. Посмотрите на Мехи-
ко, Токио, Москву с самолёта днём. И увидите лишь верхние
М
114
М
этажи зданий, которые утонули в синей дымке или в серо-
вато-сизом тумане. Это смог, коктейль из выхлопных газов
миллионов авто, из дымов заводских труб и воздуха. Люди
часто вынуждены ходить в масках и даже покупать баллон-
чики с чистым воздухом.
Вторая проблема – мусор и канализация. Токио – это 36
млн. жителей, целое государство. А теперь представьте, что
каждый житель за один день выбросит хотя бы 100 г мусо-
ра. Это будет 3600000 кг или 3600 тонн мусора. Понадобится
360 мусоровозов-десятитонников. Но ведь ещё этот мусор
куда-то надо деть! Свалки нужны, гигантские площади загу-
бленной земли. Вы удивитесь, но в Токио нет свалок. А му-
сора гораздо больше, чем я подсчитал. На порядок больше.
Его перерабатывают и сжигают на специальных фабриках.
Это хорошо, но дым из труб этих фабрик ядовит и являет-
ся одним из компонентов смога. Тоже зло, но гораздо мень-
шее, чем свалки. Однако, не во всех мегаполисах так хорошо
с утилизацией мусора. Если в Токио десятки мусоросжига-
тельных заводов, то в Москве только четыре. А мусор увозят
куда попало за десятки километров от Москвы.
Про канализацию писать не хочу. Любой из вас садится
на унитаз хоть раз в день. А теперь представьте себе на се-
кунду, утро в том же Нью-Йорке, когда садятся 17 млн. чело-
век. А потом всё это «добро» куда? Правильно, в реку Гудзон.
Проблема третья – автомобильные пробки. Как известно
«автомобиль не роскошь, а средство передвижения». Живёшь
на юге города, а работа на северной стороне. Метро, пере-
садки на троллейбус и с километр пешком. Неудобно, долго,
дорого. Человек покупает авто. А некоторые ещё и права по-
купают. Вот они-то, не зная и не соблюдая ПДД, создают за-
торы-пробки, совершая ДТП. И средняя скорость становится
около 4 км/час. Нескоро, очень нескоро человек доберётся до
работы. Два-три таких опоздания и работу он теряет.
115
М
Есть ещё одна неприятная особенность городской жиз-
ни. Люди живут вместе, тесно, рядом, но далеки друг от дру-
га, разобщены. Хорошо, если знают хотя бы часть соседей по
подъезду своей многоэтажки.
И последнее – шум. Я живу в маленьком городке, в две-
сти раз меньше Москвы, но тишина бывает только с двух до
пяти часов ночью. А дальше – гул моторов, грохот мусорных
контейнеров, стуки, бряки, звяки в квартирах. Днём всё это
– по нарастающей. Но ухо привыкает как-то, приспосабли-
вается и, вроде бы, перестаёт слышать. А вот мозг всё это
накапливает и, вдруг, врач вам говорит, что это хроническая
усталость.
Человек вроде бы разумное существо, но не хочет жить
на земле без асфальта, дышать чистым воздухом и есть, как
теперь говорят, «экопродукты», выросшие на «чистом говне»
(шутка моего приятеля-дачника). Горожанин даже не может
искупаться в реке, что течёт посреди города, а когда-то из неё
пили воду.
Вот вам и мегаполис – детище прогресса и гордость ин-
женеров, архитекторов и футурологов! Венец цивилизации,
прости Господи!
Медицина
Вряд ли есть хоть один человек, который хоть раз не был
бы у врача. Медицина просто стала частью нашей жизни.
И не только тогда, когда сидим в очереди в поликлинике. Мы
настолько поднаторели в медицине, что к врачу идём только
за диагнозом, а лечимся в Интернете. Не верим врачам, само-
лечением занимаемся.
Я могу много хорошего сказать о врачах советской эпо-
хи. Во-первых, они долго и хорошо обучались в институте.
116
М
Во-вторых, шли в ординатуру на 2-3 года, и только потом
– к самостоятельной работе к больным. Если терапия топта-
лась на одном месте, то хирургия творила чудеса. Врачам мы
верили безоглядно. Но государство не ценило их самоотвер-
женный труд и получали они чуть больше учителей. Если ра-
ботали на две ставки.
Сама наука – медицина – зашла в тупик. Никак не может
вырваться из «бермудского треугольника – показания, про-
тивопоказания, побочные эффекты. В народе это называет-
ся проще – здесь лечим, а там калечим. Виной тому полное
отрицание и даже запрет на НАРОДНУЮ медицину. И со-
вершенно напрасно. Врач может ошибиться, а народ, с его
тысячелетним опытом не ошибается.
Вот вам простой пример. На даче порезал палец. Что со-
ветует врач? Немедленно йод или зелёнка. А если их нет под
рукой? Тогда (советует народная медицина) плюнь на место
пореза и положи сверху листок подорожника. Благо он растёт
везде. И заживёт как на собаке!
Теперь, когда медицина занимается не лечением, а оказа-
нием медицинских услуг (то есть денежку себе зарабатыва-
ет) по утверждённому прейскуранту, народ всё реже и реже
идёт к врачу-рвачу. Которому ты не нужен здоровым, ему не-
выгодно быстро тебя вылечить. Так ты из больного превра-
щаешься в ходячий кошелёк.
Жива ещё и бесплатная медицина. Но и там ты не ну-
жен. Врачу некогда тебя выслушивать, советовать. Он пишет.
Много пишет, долго, и ему это не в радость. Но деваться неку-
да. Медицинский чиновник запросто лишит его премии или
надбавки за малейшую ошибку в отчёте или справке.Кого тут
надо жалеть – нас или врача?
И уж совсем плохо, если вы попали к молодому врачу,
который сел в кабинет прямо со студенческой скамьи. Их там
117
М
не учат. Или учат, но очень плохо. Потому что все сотрудники
института живут в постоянном страхе, что их закроют. Тут
уж не до студентов. Тоже надо бумаги нужные писать в Ми-
нистерство образования.
Неужели всё так плохо? – не поверит мне читатель. Тог-
да спросите любого врача, медсестру, лаборантку. И они вам
ещё больше расскажут. На извечные два вопроса «кто вино-
ват?» и «что делать?» я вам ответа не дам. Не знаю.
Мёд
Человек возводил в ранг божества кошку(Египет),корову
(Индия), обезьяну (Тайланд) и даже змею. Но я обожествил
бы ПЧЕЛУ медоносную. Трудно найти человека, который бы
ни разу в жизни не ел мёд. Ещё труднее назвать вред от мёда
для человеческого организма. Про пользу мёда и других про-
дуктов пчелой производимых, написаны горы книг и в них
одна только правда.
В моей жизни был случай, когда хозяйка деревенской
избы, где я остановился на недельку, как проезжий турист,
попросила помочь ей мёд выбрать из ульев. Грешно было бы
отказаться. Работали мы с ней с раннего утра и до обеда. С
помощью медогонки получили два молочных бидона.
Я ликовал! Вот уж теперь-то наемся мёду «от пуза». Да,
в первый день съел стакан меда в два приёма. Второй день –
только полстакана, а третий день две столовых ложки. Боль-
ше не хотелось. Так что передозировка не грозит.
Недавно прочитал, что пчела исчезает. В некоторых
странах пропала полностью, а где-то стремительно идёт на
убыль… А это катастрофа, грядёт голод. Ведь 70% того,
что мы едим – это работа пчёл, опыляющих растения. Хо-
зяйственная деятельность человека «разумного» уничтожает
118
леса, поля, луга, сады. Пчеле попросту нечего опылять, ей не-
чем питаться. Она умирает и от болезней, когда поля опыля-
ют химикатами, чтобы урожайность поднять. Вот и получа-
ется – сегодня БОЛЬШОЙ урожай, а завтра ЕГО НЕ БУДЕТ.
Что тут можно добавить? Остаётся только тяжело
вздохнуть…
Милиция
Сегодня она полиция, но реформа не добавила этой ка-
тегории людей ни любви, ни авторитета. Только казна сильно
«похудела» на переименование штампов, печатей, вывесок,
надписей и на новую форму. К тому же слово «полицейский»
сильно смахивает на «полицай». А это со времён ВОВ уже
позорное клеймо.. Ещё и то, что служат полицейские не на-
роду а власти, берегут не нас, а от нас. Карательный орган
суд без полицейских тоже не обходится. Слова «милиция» и
«произвол» были и остаются синонимами. Поэтому их в луч-
шем случае не любили, а чаще всего ненавидели и боялись.
И не зря. В 97-м году в Москве менты (их только так и на-
зывают по сей день) развлекаясь в ночное дежурство, убили
в подвале отделения моего брата. И ни у кого из них волос
с головы не упал. Брат умер не сразу. Он в коме пролежал у
Склифасовского полтора месяца. А у дверей палаты кругло-
суточно дежурили два мента с автоматами. Когда я попытал-
ся пройти туда, они сказали: «Проваливай отсюда, если не
хочешь лечь рядом!».
Мне тоже, в моём уже городке, выпало «счастье» стол-
кнуться с ментами. Они взяли меня на улице и привели в от-
деление, где я три часа ждал офицера. Он с порога заорал:
– Кого привели, олухи! Вы хоть посмотрели в ориентировку?
Что общего у этого мужчины с фото? Только очки…Бараны!
М
119
М
Офицер извинился и сам отвёз меня на «МЕНТОВОЗЕ»
домой. По дороге пожаловался: «Не идут к нам нормальные
люди. Одни бездельники и тупые». Его можно понять и даже
посочувствовать. Но нам-то с вами от этого не легче. Да ра-
ботёнка у них незавидная. Они имеют дело с отбросами че-
ловеческого общества – ворьё, бандиты, убийцы. Трудно там
оставаться порядочным человеком, гуманным и сердоболь-
ным.
Один знакомый, который из рядового дослужился до
майора, горько сетовал: «Ну, и что? Всё равно я для других
«мент поганый». А ведь под пули лез, часами в засадах си-
дел, скольких бандитов на нары отправил».
Да, обидно. Я его понимаю. И знаю, что человек он хоро-
ший. Хоть и мент.Закончу опять же анекдотом. – Сынок, ты
кем станешь, когда вырастешь? Тот отвечает: – Милиционе-
ром. Отец: – к той поре народ будет сознательный законопо-
слушный и милиции не будет. Сынок: – Пап, отстань! Всё
равно РАБОТАТЬ не буду…
Мода
Это явление я считаю массовым психозом, и распростра-
няется оно по закону цепной реакции. Носит характер эпиде-
мии. Что-то вроде сезонного гриппа. Неизвестно, кто заболел
первым, потом кто-то второй и третий. Пока не переболеют
тысячи, а то и миллионы.
Болеют модой чаще всего женщины. Добровольно, охот-
но и даже с удовольствием. Одежда, обувь, сумочка, приче-
ска, цвет волос – всё это женщина меняет по многу раз по
принципу «все так носят» и «я не хочу быть белой вороной».
Спорить с ними, ругаться, пытаться к разуму достучаться
бесполезно и даже опасно. Может разводом кончится.
120
Взять, к примеру, последнюю моду на тату. Белое чи-
стое, бархатно-нежное тело девчата раскрашивают всеми
цветами радуги. Дикость? Конечно! Глупость? Ещё какая!!
Но девчонка и слышать не хочет, что когда-то она будет уже
не Светка-конфетка, а Светлана Ивановна, а потом внуки бу-
дут её называть баба Света. И ей будет стыдно показаться
со своей татуировкой. Сто раз себя проклянёт, но… деваться
некуда. Кто эта несчастная? Жертва моды.
Но и мы, мужчины, иммунитета от модных веяний не
имеем. Не те масштабы. Как у женщин, но тем не менее уви-
деть сегодня мужчину с волосами на голове можно не часто.
Голова лысая, выбрита до блеска. Зато непременная борода
или бородка, усы и усики – это уж как мода подскажет.
У богатых мода на авто, на домашний интерьер, на круи-
зы. У бедных – на магнитики, что прилеплены в каждом доме
на холодильник. И в глухой деревне и в мегаполисе – везде.
Грешен и я. Оба холодильника сплошь «омагничены»
видами городов, церквей. Самое смешное – не могу остано-
виться. Уже места нет, куда прилепить очередной магнитик,
но покупаю.
Не берусь судить, хорошо это или плохо, надо или не
надо следовать моде, но она была в древние века, жива сегод-
ня и будет жить ещё долго-долго. Пока будет жить на земле
человек.
Мотоцикл
Самый доступный, самый лёгкий и самый опасный вид
транспорта для молодёжи. Был. Когда жил в СССР. Сегодня
та же ЯВА-350 ненамного дешевле авто. Про японские мото-
циклы даже мечтать не приходится. Там цены зашкаливают
М
121
М
за миллион. Отечественый мотопром загублен окончательно
и поэтому мотоциклов на дорогах не видно. Только китай-
ские дешёвые и ненадёжные скутера бегают. Но и их уже
не стало, когда ввели «права». По этой причине и мой скут
стоит в гараже, ржавеет.
На своём веку я перепробовал все отечественные мото-
циклы, начиная с «Ковровца» и кончая «Уралом». Но самым
надёжным и проходимым был ИЖ-Юпитер. Даже на верши-
не Эльбруса побывал на нём. И всё же элитой в мотомире
справедливо считался чешский Ява-350. Нас даже ГАИш-
ники особо не донимали. В советское время переднее колесо
моей Явы стояло в пяти морях – Белом, Балтийском, Чёрном,
Азовском и Каспийском, не считая Байкала. Который тоже
море. Потому что существовали автомотоклубы под эгидой
ДОСААФ, и мы катались по всей стране. Бензин стоил де-
шевле газированной воды с сиропом. Нам он оплачивался.
Платили командировочные и даже гостиницу оплачивали, ко-
торая нам и на фиг не нужна была. Мы могли остановиться
где угодно на ночлег, не опасаясь за мото и за свои жизни.
Правда ГАИшники и в те времена были нашими врагами. Да,
ломал и руку, и ногу. Даже в лицо смерти заглядывал, но ни-
что не могло остановить меня, отказаться от мотоцикла. Лю-
блю по сей день пламенной любовью, но… возраст. Укатали
сивку крутые горки…
Музыка
В толковом словаре – это искусство, а для меня это та-
кая же необходимость, как еда, дыхание, солнечный свет.
И совсем не важно какая она – классическая, инструмен-
тальная, народная. Лишь бы звучала постоянно, вызывая в
122
памяти знакомые мелодии, а вместе с ними и воспоминания.
Мне бы музыкантом надо было свой век прожить. Как
мой отец играть на баяне для людей и для себя. Или на саксо-
фоне выучиться (мой любимый инструмент), чтобы в орке-
стре играть. Но пришлось стать электриком. Так обстоятель-
ства сложились.
Музыка слов, музыка ветра, музыка волн морских, на-
бегающих на берег, музыка певчих птиц – всё это я слышу
каким-то другим ухом, и мне интересно и радостно жить.
Своеобразный допинг, постоянная подзарядка души.
Есть у меня и баян, но в нём, наверное, уже пауки живут.
Беру в руки 2-3 раза в год, пока один в доме. Попиликаю с
полчаса и опять баян отправляю в футляр. Что раньше хоро-
шо играл, уже перезабыл, и пальцы стали деревянными.
А всё потому, что в моём кругу появились сразу два бая-
ниста-профессионала. Они, а не я теперь играют в дни наших
общих застолий. После них мне даже совестно брать баян в
руки.
Но я не печалюсь. Всему своё время. Без музыки я не
живу. Она звучит в доме постоянно. И даже в поезде она у
меня в наушниках играет.
Странно, но факт: музыкальные способности я унасле-
довал от отца, а мой сын похоронный марш от гопака не от-
личает. Не медведь на ухо наступил, а наверное стадо слонов
прошлось. Не сработали гены.
М
123
Ненависть
Это антипод любви. Не напрасно говорят, что «от любви
до ненависти один шаг». Такое же сильное чувство, только со
знаком «минус». Каждый из нас хоть раз в жизни испытывал
ненависть к кому-либо или к чему-либо.
– Блин, убил бы! – говорим в таком случае. Но не убива-
ем. Нары тюремные не такие уютные, как домашний диван.
– Убила бы эту мразь! – с ненавистью говорит жена про
педофила. Но его не убивают. Он через три-четыре года вы-
ходит на свободу по УДО. Якобы исправился…
То есть любовь созидательный фактор и потому держит-
ся дольше, чем разрушительная ненависть. Фраза «я не лю-
блю» та же ненависть, но до поры упрятанная в мягкое тело
терпимости. Послушайте песню Высоцкого «Я не люблю»,
и, думаю, вы согласитесь со мной. Я тоже не люблю всё, что
назвал Высоцкий. Очень не люблю. Почти ненавижу…
Н
124
Огонь
Именно огонь позволил человеку стать человеком и на-
всегда стать хозяином на планете. История огня интереснее
любой другой истории, но я не историк. Скажу лишь, что без
огня не было бы современных городов из стали, железобето-
на и стекла. Потому что три этих материала без огня полу-
чить невозможно. Так же как и чашку, из которой мы пьём по
утрам кофе, или тарелку, из которой едим борщ.
Но огонь не всегда – созидатель. Он ещё и разрушитель,
источник бед и больших потерь. Это, прежде всего, пожары.
Мне довелось видеть (слава богу, не пережить) два пожара.
Горел лес и горели деревенские избы. Что касается леса, то
различаются два вида пожара – низовой, который ещё как-то
можно потушить, и верховой, бороться с которым бесполез-
но. Я видел верховой, когда горели кроны деревьев, а ветер
создавал гигантские красные полотнища и миллиарды искр.
Зрелище гипнотизирует – и страшно, и красиво. Виновник
один – природа. А вот низовой пожар – это уже человек ви-
новат. Вольный или невольный поджигатель.
И как раз человек был виновником, когда на глазах жите-
лей деревни и, теперь уже бывших, хозяев, горело одновре-
менно семь изб. Пожарные машины приехали из районного
центра через полчаса и сумели спасти только соседние дома,
поливая их водой, создавая водяную завесу из брызг.
От сгоревших дотла домов остались только печи и тру-
бы. Огонь сожрал всё. А ведь на Руси, в древности вот так
сгорали целые города. И каких-то 200 лет назад половина
Москвы сгорела стараниями французов. Этот кошмар я не
могу себе даже мысленно представить.
Не зря существовали Огнепоклонники. Они понимали,
что бессильны перед огнём и просили у Бога Огня милости.
О
125
Оля
Нет, рассказ не о моей первой любви, и даже не о кон-
кретной женщине. Когда-то прочитал, что имя определяет
судьбу человека, характер и образ жизни. Не поверил. Мало
ли что сегодня пишут…
Однако, вспомнив всех Оль, с кем свела жизнь, пришёл
к неожиданному выводу, даже закономерности. Первая –
стервозный, нетерпимый, агрессивно-скандальный характер.
Вторая – несчастливая судьба, как следствие такого характе-
ра. У них было несколько мужей, двое-трое детей от разных
мужей, разведёнка или вовсе никто в жёны не берёт. Как пра-
вило, они одиноки и в вечном поиске очередной жертвы.
Если эти строчки читает Оля, то прости меня! Речь не о
тебе – ты редкое исключение из правила. Такое случается.
Возьму другое имя – Николай (как бы скрытый компли-
мент самому себе, но факты вещь упрямая). Считалось и до
сих пор считается, что на Руси ИВАН было самое ходовое
имя. Нет, только на втором месте после Николая. Здесь, ко-
нечно, внесла свой вклад религия православная со своим Ни-
колаем Чудотворцем (ещё называют Николай Угодник).
Давайте вспомним наших русских Николаев (и других
не забудем). Два царя, Чернышевский, Гоголь, Некрасов –
писатели. Рубцов, Доризо, Гумилёв – поэты. Тесла – гений
электрический, Паганини – скрипач гениальный, Коперник
– астроном… Могу и дальше продолжить, но зачем? И так
видно, что талантами эти люди не были обделены, и долго
будут жить в памяти людей. (Это я не о себе).
Мне возразят, что имя Михаил (Ломоносов, Шолохов)
ничем не хуже. Не спорю. Не хуже, но реже в списке талан-
тов и гениев.
О
126
Опера
Ударение надо ставит на первую букву. Если на послед-
нюю, то это – сериал про «ментов» или операционная систе-
ма для «компа».
Итак, опера – это вид искусства для избранных. Она ни-
когда не была искусством для народа, как цирк, например,
или кино. Да, искусство – это сплошь условности и твоё во-
ображение. Но в опере сочетается вокал, театр и музыка. Та-
кой вот коктейль.
Единственный раз меня уговорили сходить на оперу.
Было это в Ленинграде, в Мариинке. Я мужественно вынес,
пережил, перемучился первое отделение. Пересчитал всех
лысых, брюнетов и блондинок в зале. Пересчитал все софи-
ты, прожекторы и лампочки в люстрах, а минуты тянулись
как часы. Уже не помню названия этой оперы, но помню, как
позорно сбежал из театра, даже не соблазнившись буфетом.
Почти исчезла, как вид искусства, оперетта, и «Сильву»
вряд ли где увидишь. Приучают к мюзиклам, но сомневаюсь,
что они приживутся. Уйдут в историю, как и опера, которая,
если где-то и останется, то, опять же, для избранной публики.
Мне могут сказать, что я и в музыке и в театре разби-
раюсь., как баран в апельсинах. Неправда. Я всю жизнь лю-
блю и слушаю музыку, сам играю на баяне и аккордеоне. И
театром в молодости занимался. Даже получил звание «ре-
жиссёр народного театра», но вот такой случился казус – не
люблю оперу. Хоть убейте меня.
О
127
Оружие
Каждый мужчина хотел бы иметь его при себе, чтобы
при случае защитить себя, семью и дом свой от лихих людей.
Но НИЗЗЯ! Ни тогда в СССР, ни сегодня в РФ. Власть лице-
мерно опасается, что мы по пьянке друг друга перестреляем.
На самом деле она нас с вами боится. У нас даже нож охот-
ничий надо регистрировать, а обычное ружьё лучше отнести
ментам. Даже деньги выдадут.
Хотя в тех же Штатах оружие можно купить также легко,
как автомобиль. И даже не надо справку от психиатра, что ты
не дурак. Тем не менее население страны не убывает и рево-
люций там не случается.
Всё написанное можно считать вступлением. Меня по-
ражает огромное количество видов оружия. Начиная с камен-
ной дубинки и кончая нейтронной бомбой. И назначение у
них одно – убивать себе подобных. И ладно бы лук да стре-
лы, сабли да мечи. Но сволочи-китайцы придумали порох, а
Нобель изобрёл динамит. Теперь счёт убитых пошёл уже на
сотни тысяч и на миллионы. Всё потому, что умные головы
придумывали каждый раз всё более смертоноснее. Пока не
дошли до водородной бомбы. Одной такой бомбы достаточ-
но, чтоб ы, например, от Пензенской области осталась только
пыль и обугленная земля. Ужас и кошмар! Не приведи, го-
споди!!
Попробую перечислить только ВИДЫ современного
оружия. Огнестрельное, холодное, химическое, ядерное, бак-
териологическое, информационное, спецоружие для шпио-
нов и спецназа… Мама родная! И всё это чтобы нас было на
Земле как можно меньше.
Вот если бы все эти светлые головы да в мирное русло!
Чтобы на сбережение людей, на борьбу с раком и другими
смертельными болезнями. Чтобы люди забыли о войнах на
О
128
всегда… Несбыточная мечта. Человек не просто животное, а
хищник, которого боится всё живое. Он не может не убивать.
Вон охотники нынешние – убивают зверьё просто для раз-
влечения. Отдых у них такой, видите ли. Потому и Красная
книга появилась, чтобы спасти оставшихся животных.
Но это уже другая тема.
Охота
Как известно, она пуще неволи. Так оно и есть. Если
из неволи ещё как-то можно вырваться на волю, то рыбак,
охотник, грибник до конца дней своих так и будут рыбачить,
охотиться и грибы искать.Что за этим стоит? Почему вопре-
ки здравому смыслу зимний рыбак в лютый мороз едет на
рыбалку? Часами сидит у лунки и радёшенек, если выловит
три-пять рыбёшек. Они от голода его не спасут. Рыбу можно
купить и в магазине. Любую. Но попробуйте это сказать ры-
баку. Наживёте врага.
Видимо мачеха-Природа наделила мужика инстинктом
добытчика. А с инстинктами невозможно бороться. По себе
знаю. Вечно что-то коллекционирую. Ведь это тоже охота,
страсть добыть нужное, недостающее. Порой даже по прин-
ципу «мы за ценой не постоим». Жена ругает предпоследни-
ми словами, дураком обзывает, но ей про инстинкты говорить
бесполезно и даже опасно: может без сладкого оставить…
Очки
В моём детстве, когда телевизоры, компьютеры были
мечтой и сказкой, никто не пялился на экраны ежедневно и
часами. Зрение наше не страдало. Как же я умудрился надеть
О
129
очки в 20 лет? Очень просто – я был заядлый книгочей. Моя
мать яростно боролась с этим моим увлечением, прятала от
меня книги, жгла их в печке, прошла по всем библиотекам,
где я брал по 2-3 книги и уговорила библиотекарей не давать
мне книг.
– Испортишь глаза! Будешь как слепой. Ни одна девка за
тебя замуж не пойдёт, если у тебя на носу будут очки красо-
ваться.
Сейчас это звучит как анекдот, но тогда жених или не-
веста в очках вызывали сочувствие, жалость. Это считалось
пороком, едва ли не уродством. Что касается взрослых, по-
жилых, то человек в очках был такой же редкостью, как се-
годня без очков. И можно было слышать на улице, примерно
такой диалог:
– Видела сегодня в магазине Петра Иваныча.
– Какого Петра Иваныча?
– Господи, какого-какого. Который в очках ходит.
– А-а, знаю его. Он с моим мужиком вместе работал.
То есть очки были редкостью и носили их, в основном,
люди интеллигентные – врачи, учителя, научные работники.
Почему? А всё потому, что они, как и я, много читали и много
писали. Стеснялись люди носить очки, показывать свою не-
полноценность. А заставить девушку надеть очки на людях
- было практически невозможно. Я вначале тоже очень стес-
нялся надевать очки. Ели видел на улице знакомого человека,
тут же сдёргивал очки и прятал в карман.
Сегодня очки носят дети уже с трёх лет. Они ещё не
читали книг, не напрягались у экранов ТВ и компьютеров.
Здесь сработали гены родителей-очкариков. Жалко этих ре-
бятишек, но ничего поделать нельзя. Издержки прогресса и
цивилизации. Папуасы и дикари в лесах Амазонки очков не
носят. Они им не нужны.
О
130
Очередь
Почти всю нашу жизнь в СССР слово «очередь» звучало
всегда, и было частью нашей жизни. В условиях вечного де-
фицита, когда надо было не столько покупать, сколько доста-
вать то, что «выбросили». Нет, не на свалку, а на прилавок.
Очереди были всегда, везде и за всем. К врачу, за справкой,
в магазинах, на получение квартиры или авто, на подписные
издания.
На гербе СССР были изображены колосья, увитые лен-
той. А надо было поместить туда очередь и обвить её колючей
проволокой. Потому что колосья символизировали благопо-
лучие, богатство советских людей. Но ни того ни другого мы
почти не видели.
Очередь можно было купить, продать и, самое страшное
– потерять. Стёрся номерок на ладони, написанный химиче-
ским карандашом или ты опоздал на перекличку – всё! Был
105-м, стал 437-м Сам виноват, нечего было бегать. Но при
всех этих строгостях были и ростки гуманизма. Женщину на
сносях или с малым ребёнком на руках пускали без очереди.
Вернее, через 5 человек, считая от того, кто уже стоял у при-
лавка или у заветного окошка, где кассир выдавал зарплату.
Сегодня дефицита нет, товаров и продуктов завались,
бери – не хочу. Но очереди всё равно стоят. Потому, что из
семи касс в магазине работают две. Потому, что больных
много, а талонов к врачу мало. И ещё потому, что машин ты-
сячи, а дорога одна. И та двухполосная. Вот и стоят в проб-
ках-очередях, матерятся, проклинают власть и судьбу. Но от
машины не отказываются.
Так и помру, не доживу до того дня, когда в России чело-
век спросит: «Очередь? А что это такое?»
О
131
Ошибка
Мы частенько ошибаемся, но оправдываем себя пого-
воркой «конь о четырёх ногах – и то спотыкается». Или «не
ошибается тот, кто ничего не делает». Очень удобно. Ты сам
вроде бы и не причём… Не срабатывает и правило про граб-
ли. Наступаем на них с упоением мазохиста.
Мудрецы советуют учиться на ЧУЖИХ ошибках, а мы
даже на своих не учимся. Почему так? Что делать? Как про-
жить, не ошибаясь, не вляпываясь? Это вопросы из ряда «по-
чему человек умирает?» Потому что он не может жить веч-
но. И тем более, не ошибаясь. Когда я первый раз неудачно
женился, то в паспорте штамп ЗАГСА перечеркнул жирной
чёрной линией и сверху написал ОШИБКА!. Но это не спас-
ло меня от следующего брака, хотя знал уже, что хорошее
дело браком не назовут.
О
132
Память
Понятие весьма обширное, но я поведу речь о той, кото-
рую с возрастом теряем. На мой взгляд, без руки, без ноги,
слепой и глухой человек может, пусть и не в полную силу, но
жить, и даже трудиться, быть полезным обществу, семье.
Но когда нет памяти, и ты мучительно вспоминаешь –
«кто же это?» при встрече с явно знакомым человеком – это
убивает. Жить не хочется. Самое обидное, что помню, как
выглядел мой школьный пенал, как 50 лет назад встречал
жену из роддома, но три дня не мог вспомнить, как фамилия
ведущего «Поля чудес». Жутко комплексую по этому пово-
ду. Жена утешает – «не ты один такой». Слабое утешение.
Деградацией попахивает. Но и медицина говорит – «Так оно
и должно быть. Организм стареет». А остроумец Александр
Ширвиндт написал: «Старость – это возраст, когда забыл, где
записал, чтобы не забыть». До боли знакомая ситуация. Хотя
память можно и нужно тренировать, как и мышцы тела. Мне
даже к 70-летию подарили книжку «Как развить и сохранить
память». Прочитал. Но уже нечего сохранять. Что упало – то
пропало. Доживу с тем, что осталось, хотя господин Альц-
геймер уже стучится в дверь.
Печь
Виктор Астафьев написал оду русскому огороду, а я –
если бы сумел – написал бы ОДУ РУССКОЙ ПЕЧКЕ. Да, той
самой. что стоит в любой деревенской избе.
Раннее детство моё прошло в деревне у бабушки Кати, и
русская печь мне хорошо помнится. Мне, малышу, она каза-
лась огромной, необъятной и была любима во всякую пору.
П
133
Даже летом, когда её редко, но топили.
Первое, с чем ассоциируется печь – это хлеб и пироги.
А ещё каши, щи, картошка в горшке, запечёная в молоке. От
одного только запаха духовитого и сладкого уже едва ли не
сыт бывал. Любая еда, или как в деревне говорили «варево»,
была необыкновенно вкусной и сытной.
Печь не только кормила, но и согревала. Если очень уж
горячая, то подкладывались половички домотканные или шу-
бейки старые. Но чаще лежанка была тёплая. Лежишь на ней
и слышишь как поёт сверчок в подпечье, как гремит ухвата-
ми баба Катя. А порою что-то глухо и страшновато гудело в
трубе. Баба Катя говорила мне, что это домовой ворчит, чем-
то ему не угодили. Рядом с печкой, как правило, были ещё и
полати. У нас там спал дед, а иногда припозднившиеся гости.
Там тоже было тепло, даже просторнее, чем на печи, но всё
равно тянуло на печную лежанку. Кстати, спать на ней надо
было поперёк, а не вдоль. Чтобы не рассердился домовой:
только он имел право спать вдоль лежанки..
Зимой я и спал, и играл, и даже питался, не слезая с печ-
ки. Мне туда подавала баба Катя первый блин, приговаривая:
– На-ка, отведай, не обмишулилась ли – скромничала она.
Нет, такого с ней не случалось. Съешь, бывало, два-три
блина, окуная их в холодное кислое молоко, и до обеда про
еду и не вспомнишь. А когда баба Катя доставала на деревян-
ной лопате караваи хлеба из печки, то изба тут же наполня-
лась хлебным ароматом и у меня уже слюнки текли. Я кру-
тился под ногами у бабушки, а она строжилась:
– Уйди, пострел, кому сказала, уйди!
Но она знала, что не уйду. пока она, прислонив каравай
к широченной груди своей, не отрежет мне ломоть ещё горя-
чего хлеба с аппетитной корочкой. Я съедал хлеб торопливо,
почти не жуя, и даже давился.
П
134
Баба Катя ругалась:
– Да куда ж ты торопишься-то? Али с голодного краю
приехал, али голодом тебя морю?
А я уже тянул ручонку за вторым куском.
– Погоди, вот остынут хлеба, тогда ещё получишь. А го-
рячий хлеб нельзя помногу есть, - и караваи исчезали под бе-
лым полотняным покрывалом, возвышаясь на столе горкой.
А ещё печь лечила. Деда от ревматизма, а меня чаще все-
го от простуды. И однажды вылечила даже от чесотки, когда
я два или три дня безвылазно сидел на горячей лежанке, весь
измазанный берёзовым дёгтем, от пяток до макушки. Баба
Катя говорила соседкам, которые приходили к ней молоко
через сепаратор пропустить:
– Вона, гляньте-ка на него. Как есть чертёнок из преис-
подней, только рожки ещё не выросли, прости меня, господи!
Сама баба Катя на лежанку никогда не залезала. Скорее
всего, из-за фигуры. Дед постоянно подтрунивал:
– Смотри, внучёк, бабка-то у нас ширше печки. Как толь-
ко её пол держит, не проваливается...
– Поговори у меня, пень старый, – без злобы и без обиды
отвечала баба Катя.
И до сих пор, когда я уже сам не дед, а прадед, для меня
два понятия «печка» и «бабушка» сливаются в одно неразде-
лимое, не мыслимое друг без друга. Я тогда хоть и маленький
был, до загнетки не доставал, но у меня были две обязанно-
сти: готовить щепки для растопки и золу выносить в сени,
ссыпая её в большую кадку. И я очень гордился этим, тем
более, что баба Катя подхваливала:
– Вот какой у нас в дому работничек-то растёт! И чё бы
я без тебя, родимца, делала? Пропали бы с дедом за понюх
табаку...
Ещё помнятся мне печурки. Это специально сделанные
П
135
ниши в боковой стенке печи. Там и варежки мокрые сушили,
там дед и махру свою держал. Много чего можно было там
найти из домашней утвари.
Однажды, просунув свою блудливую ручонку поглубже,
я нащупал в печурке что-то твёрдое, непонятное. С трудом,
но вытащил. Оказалось, что это жестяная красивая круглая
коробка из-под «лампасеек» (так в деревне называли леден-
цы монпансье), а в ней тоже круглые желтые кругляшки. Я
взял два таких кругляша и с удовольствием катал их по полу.
За этим занятием меня и прищучила баба Катя. После хоро-
шей порки я узнал, что это были золотые монеты ещё с цар-
ских времён, и берегли их «на чёрный день». С тех пор не
люблю деньги. Я ещё не понимал зачем они нужны, но раз уж
их прячут, а тех, кто находит больно бьют, то ничего хороше-
го ждать от них не приходится.
Но возвращаюсь к русской печке. Она была ещё и краси-
вой. Одна боковая сторона печи выходила в горницу ( у нас
она называлась «передняя изба»)и была украшена гладкими
блестящими цветными плитками-изразцами. На них были
изображены и люди, и звери, и цветы.
Одним словом, домашняя картинная галерея. Не у всех,
конечно, не во всякой избе было такая красотища, но баба
Катя жила не бедно. Только у неё одной во всей деревне был
сепаратор и швейная машинка «ЗИНГЕР» с ножным приво-
дом (любимая моя забава).
Одна картинка на изразцах очень мне нравилась. На ней
был изображён лихой казак на белом коне и с саблей в руке.
Захотелось похвастаться на улице, сверстников удивить и
порадовать. И я попытался ножом-косырём отколупнуть эту
плитку. Но силёнок и ума не хватило и я только зря исцарапал
плитку. За это был бит бабой Катей и к искусству «на вынос»
я сразу охладел.
П
136
Уже будучи студентом третьего курса техникума, когда
нас всех отправляли помогать колхозникам, я узнал. что рус-
ская печь ещё и баню успешно заменяет. Этот случай можно
рассказать как юморной, почти анекдотичный, но я сам, сво-
ими глазами видел как из печи, пятясь задом, вылез огром-
ный детина, распаренный докрасна, с прилипшими к телу
соломинками и листьями. Я едва умом не тронулся от такого
невиданного зрелища и позорно бежал. Потом Валерка (это
был сын хозяйки, где меня поставили на постой) долго поте-
шался надо мной. Ему было в диковинку, что я не знал про
обычай париться в печи. И действительно в той деревне я не
увидел ни одной бани.
Как хорошо. что в наши дни от модных и малополезных
каминов стали возвращаться к русской печи в частных домах,
надёжность и полезность которых проверена веками. Только
вот настоящего печника сегодня днём с огнём не сыщешь. А
горе-печник такую печь сложит, что из дому убежишь. Но я
верю, что искусство кладки настоящей русской печи возро-
дится, коли есть спрос. Найдутся и умельцы, и ученики у них
тоже будут. Всё будет – была бы жива Россия.
Писатель
До 19-летнего возраста это слово для меня означало
только то, что это человек, пишущий книги. Просто профес-
сия такая. Кто-то умеет делать мебель или чинить обувь, а
писатель умеет писать книги. И хотя с шести до девятнадца-
ти лет я прочёл тысячи книг, авторов я не запоминал. Только
названия книг. Разумеется, тех, с кем знакомила школа, я знал
и помнил.
Но случилось так, что однажды полковник запаса, кото-
рый у нас в техникуме заведовал библиотекой, сказал мне:
«Коля, ты должен стать писателем. Тебе уже сейчас есть
П
137
о чём писать. В свои девятнадцать лет ты успел прожить две,
а то и три жизни. Ты хорошо рассказываешь, а писать будешь
ещё лучше».
Тогда я не придал значения словам этого человека, а по-
том и вовсе забыл. Пока не попала в руки книжка «Мартин
Иден». Именно она круто изменила мою жизнь. Я тоже за-
хотел стать писателем. Но одно дело хотеть и совсем другое
– уметь. А я, конечно, не умел. Зато любил учиться. Стал чи-
тать биографии писателей, литературоведческие работы, ме-
муары. И понял, что одного желания и старания мало. Надо
ещё иметь талант, надо хорошо знать жизнь, людей, природу.
Не зря ведь писателей называют «инженерами человеческих
душ».
Стал не просто смотреть, всматриваться, не просто слу-
шать, а вслушиваться. И учиться думать, словарный запас
пополнять. Появился и кумир – Максим Горький. Для меня
он был всё равно, что бог для верующих, т.е. всезнающий,
великий и недосягаемый Учитель.
Шли годы. Водовороты и вихри житейские не оставляли
времени на именно писательский труд. Разве что иногда пи-
сал в местные газеты. Зато всю жизнь вёл дневники. Если бы
они уцелели, то их сегодня можно было издавать как готовые
книги, но, увы! Не сохранились.
Уже доживал шестой десяток, когда решился написать
именно книгу. И написал. Сам набрал на компьютере, сам
сверстал, и только переплёт и обложку пришлось заказывать.
В день 70-летия держал в руках свою первую книгу. И был
счастлив. Дарил всем гостям, пришедшим на мой юбилей.
Наверное, это был самый счастливый день в моей жизни.
Когда пошли хвалебные отзывы я и вовсе возликовал.
Не верил, что люди будут читать мою писанину. Тем более, хвалить.
В интернете её и по сей день читают и тоже хвалят. Но
П
138
писателем я себя не считаю, «звёздный вирус» не подхватил
и понимаю, что до писателя мне, как до Китая пешком.
Зато понял главное – труд писателя тяжек, мучителен. И
на хлеб в наши дни не заработаешь пером. Хуже того, книги
надо издавать на свои кровные. Но не писать уже не могу.
Хочется рассказать о времени и о себе, о бывшей стране и
нынешней.
СССР рухнул. И долго ещё не будет у нас шолоховых,
шукшиных, астафьевых – этих гениальных, на мой взгляд,
писателей. Есть Союз писателей России, даже несколько, но
писателей, которых хочется читать и перечитывать нет и в по-
мине. Только детективщики и ремесленники от пера остались.
Да, есть Михаил Веллер, есть Виктория Токарева, есть
ещё два-три читаемых востребованных автора и… всё. Время
не то, для писателей – «нелётная погода». Но хочется верить,
что так будет не всегда, что книги и библиотеки выживут.
Поезд
С детства люблю поезда. Может потому, что оно про-
шло на ж.д. станции. Будучи взрослым, всегда выпрашивал
командировки, когда другие всячески от них отказывались.
Лишь бы на поезде проехать. И желательно подальше. Пред-
лагали самолёт в таком случае, но что самолёт? Два-три часа
просидишь рядом с человеком и даже имя не узнаешь. С ним
не поговоришь, он торопится…
Другое дело поезд. И народ попроще, если вагон плац-
картный, и никто не торопится. Чемоданы разложили, пере-
оделись в дорожное платье, постель застелили и… «давайте
знакомиться!» После чего на столик выкладывается еда и
питьё, у кого что есть – «угощайтесь, не стесняйтесь!» Че-
П
139
рез час ты уже знаешь кто есть кто, куда едет и зачем. Ника-
ких тайн. Порой даже до исповедей доходит. Карты, домино,
шахматы. Звучат песни по радио. С мужиками и по рюмочке
не грех пропустить. Так и едем, будто всю жизнь рядом жили.
Даже биографию проводницы бабы успевают узнать...
Подъезжая к Москве, слышим по поездному радио «Мы
приехали в столицу нашей Родины, в город Москву». Здесь
уже обнимаемся, прощаемся (скорее всего навсегда), но адре-
са и телефоны уже записаны, в гости взаимно приглашены.
У меня, человека общительного и любознательного уже за-
писаны в блокноте новые анекдоты, истории, байки и даже
кулинарные рецепты для жены.
Сегодня картина иная. И тебя никто не спросит, и ты уже
не лезешь с вопросами к человеку, который сразу уткнулся
в планшет или книжку, включил смартфон и сидит, сканвор-
ды разгадывает. Так можно проехать от Пензы до Москвы,
не узнав даже имени соседей по купе. О совместной трапе-
зе и речь не идёт. Даже в карты не с кем поиграть. Тоска
смертная… Даже колёса вагонные не стучат – стыки рельсов
заварены. Это прогресс. В некоторых вагонах есть биотуале-
ты. Уже не надо терпеть по два часа, когда санитарные зоны
закончатся и проводница откроет вонючий туалет. Но радио
молчит и про столицу нашей Родины уже не говорит. Види-
мо потому, что она столица другого государства – Московии,
где живут по своим законам, со своими пенсиями и льгота-
ми, со своими зарплатами, которые нам и не снились. Кстати,
наши поезда самые медленные в мире. Средняя скорость 50
км в час. И не потому, что электровозы или тепловозы мало-
мощные. Дороги у нас старые, при царях построены. На них
только сгнившие деревянные шпалы на бетонные поменяли.
Новые почти не строили. Не считая БАМа, который травой
зарос. Есть, правда, показушный и единственный скоростной
«Сапсан», но и он далеко не скоростной, если сравнивать с
П
140
японскими или с французскими поездами. И билет не
всякий купит – заоблачная цена.
Но любовь к поездам не угасла. Я и сегодня с удоволь-
ствием прокатился бы на поезде «Пенза-Владивосток». Бо-
юсь только пенсии не хватит на билеты.
Политика
– Пап, а где можно выучиться на политика?
– Нигде, сынок. Их никто не учит. Они, наверное, такими
сами родятся. Но тебе это не грозит, папа у тебя слесарь-
сантехник.
Анекдот, конечно. И всё же я не понимаю откуда берётся
это вредоносное племя рода человеческого, от которых вреда
куда больше, чем пользы. Политик слово почти ругательное
у нас. А политолог и вовсе что-то непонятное. Хотя подразу-
мевает некую науку политологию.
Во всех наших бедах российских виним прежде всего
политиков. Журналюги пишут «всё было бы лучше, но нет
политической воли». Куда она делась, воля эта? Почему она
не хочет ЛУЧШЕГО? Может политиков этих враги нам за-
слали? Или они с Марса прилетели? Ребята, не знаю! И вы
никогда не узнаете. Но если подумать хорошенько….
Для меня политики что-то вроде колорадских жуков на
огороде – вред один. Не припомню ни единого случая, когда
бы порадовался и возблагодарил их за труд их тяжкий, непо-
сильный.А ведь их развелось тьма тьмущая. И всех кормить
надо. Из бюджета, т. е. на ваши налоги. Но в толковом слова-
ре читаю – «Политика – это наука или искусство руководства
и управления государством или другими группами, нациями,
обществом». А я тут на политиков ополчился… Темнота не-
благодарная.
П
141
Похороны
Я дожил до возраста, когда всё чаще приходится ходить
на похороны и юбилеи. В одних случаях надо о «виновнике»
говорить либо хорошее, либо ничего. А почему? Видимо по-
тому, что душа ещё жива девять дней, и пусть она слышит,
что жизнь прожита не зря и память о себе оставил добрую.
Но неизбежно в голове неотвязная мысль «скоро уже и мне
туда». В «рай» и «ад» не верю, но всё равно в «ад» не хочется.
Пройдя по рядам могил на кладбище, с горечью и досадой
видишь, как много лежат там совсем мало поживших.. Это
наркотики и водка уложили их здесь. Причём, обоего пола.
Жуткие, убийственные времена наступили. Никак в России
рождаемость не обгонит смертность.
За похоронами идут обязательно поминки. Обычай древ-
ний – не мне его менять. Но мне в этом грустном обряде не
нравится обилие водки и вина. Доходит до курьёзов. Мужи-
ки, приняв «на грудь» сверх всякой меры, начинают анекдо-
ты травить и даже песни петь пытаются. Будь моя воля, ис-
ключил бы из тризны поминальной спиртное.. Тем более, что
повторять это ещё и через девять дней, и через сорок, и через
год…
Преследует меня и ещё одна крамольная мысль-жела-
ние: когда повезут к последнему приюту, привстать из гроба
и посмотреть, кто же тащится за ним, и кто пошёл проводить
меня в вечность.
П
142
Прогресс
Это то, чем человечество гордится. Золотая медаль Раз-
уму, Труду, Упорству. Лавровый венок творцам прогресса и
память о них на века.
У нас в стране меньше, чем за 100 лет, пройден путь от
сохи до атомной бомбы, до полёта в космос. А ещё от лошади
до скоростного поезда «Сапсан». И много ещё чего достигли,
пусть даже в роли вечно догоняющих и отстающих порой на
30-40 лет от мирового прогресса. Но всё равно – есть чем
гордиться.
И всё же у этой медали есть вторая сторона, не такая уж
золотая и блестящая. Самый простой пример. По дорогам
и улицам народ ездил на лошадях. По разным причинам на
дорогах гибли люди, но по всей России не больше тысячи в
год. Сегодня жертв ДТП 30-40 тыс. в год и в 3-4 раза больше
калек. Зато едем быстро и с комфортом. Это вам не лошадка.
Такая вот плата за прогресс.
Про атомную и водородную бомбу уже и говорить не
надо. Также, как про Чернобыль и Фукусиму. Есть ещё не-
видимый враг здоровью – электромагнитные излучения. Это
телевизоры, микроволновки, мобильники, высоковольтные
ЛЭП. Каждый в отдельности и вмести взятые, они медленно,
но верно убивают нас, сокращают срок жизни.
Но попробуйте убедить хоть кого-нибудь выбросить мо-
бильник на помойку. Или туда же отправить телевизор. Не
получится. Человек подсел на этот кусочек прогресса, как
наркоман на героин.
Япония держит первое место по роботам. Там они уже
детей нянчат, включают и выключают всю домашнюю тех-
нику, и даже заводы работают почти без участия человека.
Хорошо это или плохо? Как посмотреть…
П
143
Робот не заболеет, ему не нужен выходной и отпуск, он
не прогуляет рабочий день. А главное – не просит прибавить
зарплату.
Но! Что делать людям, которых заменили роботы? Че-
ловек 20 лет собирал машины на конвейере, а теперь он не
нужен. Его опыт и знания тоже не нужны. А кушать хочется.
И дети есть просят.
Не зря ведь в Англии ломали станки и механизмы, кото-
рые лишали людей работы и средств к существованию. Сей-
час такая революция, такой бунт против прогресса невозмож-
ны. В лучшем случае упекут в дурдом.
Прогресс, и не малый, в медицине. Забыты оспа, чума,
холера уносившие миллионы жизней. Даже «убийцу №2»
- рак вот-вот научатся лечить. Почти все органы, включая
сердце, тоже научились менять как запчасти. Однако и у этой
медали есть обратная сторона. Называется она «доноры».
Это те, кто готов отдать, например, вторую почку, для спа-
сения дорогого человека. Но готовы далеко не все и потому
людей стали воровать, как в народе говорят, «на органы».
Этот дикий преступный бизнес процветает, ибо органы стоят
бешеных денег. Вот и получается, чтобы спасти одного, надо
убить другого.
Сегодня можно изменить пол, если не хочется жить тем,
кого мама родила. Пластические хирурги могут из урода кра-
савца сделать, а из старухи – молодуху. Тоже прогресс.
Вот тут и думай – радоваться или печалиться, бороться
с гибельным прогрессом или смириться. Где те весы, на ко-
торых можно было бы взвесить всё хорошее от прогресса и
всё плохое? Нет таких весов. Вернее, они есть и называются
«ВРЕМЯ». Только оно покажет, сколько ещё протянет наша
цивилизация на планете Земля.
П
144
Ревность
Кто испытал на себе это «благо» знает, что и ревновать
и быть объектом ревности – это изматывает и убивает в тебе
всё доброе.
То ли в шутку, то ли всерьёз, но говорят иногда «не рев-
нует, значит не любит». Убеждён, что ревность к любви ни-
какого отношения не имеет. Это отголосок инстинкта сохра-
нения «моей территории, моей собственности», за которые в
животном мире по сию пору бьются насмерть самцы живот-
ных.
Увы и ах, но мы тоже животные, только разумные. Это
утешает, но инстинкт - он и в Африке инстинкт. Бороться с
ним, трудно, сложно, иногда и невозможно. Вот и ревнуем. К
мужу, к жене, к матери, и организм как бы кричит: «Моё! Не
тронь! Не отдам! Убью!»
Два моих брака распались как раз из-за дикой необуздан-
ной ревности. Ревновали даже к фотографиям, к героиням
фильмов и, как ещё говорят, к «каждому столбу».
Доказывать, оправдываться – это только разжигать пла-
мя ревности. Раз он оправдывается – значит виноват. Потом
это надоедает, бесит, и вот он – развод. Он её не излечивает.
Она и другого будет ревновать. Повода если не будет, она его
придумает. Это о женской ревности.
Мужская ни чем не лучше и отличается только тем, что
она с кулаками. Есть ещё детская ревность. Новый муж или
приёмные дети очень трудно приживаются. Их люто ненави-
дят дети и стараются «спасти мать» для себя. Опять же сра-
батывает инстинкт по имени «Моё! Не трожь!»
Так что ревность – это хроническая, неизлечимая бо-
лезнь и надо бы в ЗАГСе задавать вопрос: «А ты будешь рев-
новать мужа/жену?» При ответе «да» брак не регистрировать.
Он всё равно развалится.
Р
145
Р
Реклама
Считается, что она двигатель торговли. Но у нас в Рос-
сии она только мозги двигает набекрень. Появился даже тер-
мин у психологов «рекламная болезнь». Пришла эта беда,
как и все наши беды, вместе с капитализмом. Только из-за
этой назойливой, как осенняя муха, рекламой, я купил те-
левизор с ПУ. Очень удобная штука! Как только звучит
слово «реклама», нажимаешь кнопку и… тишина. Закры-
ваешь глаза и не видишь то, что тебе впаривают торгаши.
Красотища! Только вот нажимать на кнопки приходится
3-4 раза, пока смотришь передачу или фильм. Это ужасно
раздражает, даже бесит. Рекламируют всё – от прокладок с
крылышками и подгузников, до лекарств и автомобилей.
И это в полунищей, разворованной стране, где люди
могут только посмотреть на товар, матюкнуться мысленно
и купить только самое необходимое, пока оно ещё доступ-
но. Но самое грустное, что эту рекламу оплачиваю тоже я,
покупатель. Затраты на рекламу включены в стоимость то-
вара. Таков закон нашего русского дикого капитализма.
Борется ли государство с засильем рекламы? Да! Запре-
щается в эфире или в печати хвалить товар, ибо это будет ре-
клама, за которую надо платить. Ругать товар, озвучивать брак
тоже нельзя. Это будет уже антиреклама. Торгаши стали ка-
стой неприкасаемых. Именно в магазинах – теперь это супер-
и гипермаркеты – люди покупали «палёную» водку и трави-
лись десятками тысяч в год. Но ни один из этих магазинов не
закрыли. И продавцов, владельцев таких торговых точек не
посадили. Ни одна из тысяч аптек, продававших фальшивые
лекарства, тоже не была закрыта. Нельзя! Они, во-первых,
налоги в казну платят, во-вторых, кормят тех, кто должен
их контролировать, наказывать, и тем самым спасать потре-
бителей. То есть нас с вами, дорогой читатель этих строк.
146
Мне возразят – «Но реклама нужна!» Если так уж нуж-
на, то откройте на ТВ канал «Реклама». Ведь есть канал для
рыбаков, охотников. Есть даже «Дом -2». Вот пусть и смотрят
рекламу те, кому она нужна. В газете нашей городской поло-
вина – посвящена рекламе и объявлениям. Я эту половину
сразу выбрасываю, она мне на фиг не нужна. Хотя денежку
я отдал за ВСЮ газету. Зато оградил себя от рекламы, спас
нервы и хорошее настроение. С телевизором, по-прежнему,
спасает только пульт Есть поговорка «Чёрт в аду привыкает».
Что же, я ему завидую – он смог привыкнуть. Я к рекламе не
привыкну никогда.
Роботы
Вскользь я уже писало них, но тут чуть подробнее. Век
20-й как только не называли – и компьютерный, и космиче-
ский, и сексуальной революции. Я назвал бы веком роботов.
Тех самых, которые заменили человека там, где труд моно-
тонный, опасный и непрерывный.
Не прошло и 100 лет, а роботы собирают машины на кон-
вейере, спасают людей из завалов и при пожарах, разгружают
и загружают корабли в портах и даже детей нянчат в Японии.
Чем хорош робот? Он не устаёт, не требует повышения зар-
платы, не просится летом в отпуск, не бастует, не болеет…
Впору гимны сочинять в его честь. Но!
Но он порождает безработицу. Не зря ведь в Англии тка-
чи ломали станки ткацкие. Не думаю, что этому прогрессу
рады те, кто остался не у дел. Однако, век роботов только
начался. То, что сегодня кажется чудом техники, через 10-
15 лет будет вызывать снисходительную улыбку. Как сегодня
патефон. Компьютерщики ещё помнят, что дискета в 1.44 Мб
казалось чудом. А сегодня флешка в 64 Гб –это будни. Но да-
Р
147
леко не вершина, не потолок. Одно лишь несомненно – чело-
век никогда не остановится на пути прогресса, и нет предела
свершениям пытливого ума.
Ромашки
Кто не знает этот простейший, повсеместный, как оду-
ванчик , цветок, что растёт на просторах наших. И кто из нас
нег гадал на его лепестках, отрывая один за другим и приго-
варивая «любит, не любит, к сердцу прижмёт, к чёрту пош-
лёт». Видел ромашку и я на краях полей пшеничных, и на
дачах куртинками, и даже в лесу полянками.
Но только один раз в жизни я не просто видел, а купался
в море ромашек.
Алтай. Благословенный край, кусок рая земного. Там
человек ещё не успел испоганить, замусорить, истоптать
первозданную, природную красоту. Не даром фирмы, тор-
гующие продуктами с добавлением лекарственных цветов и
ягод, процветают.
Именно там, в районе Белокурихи, я побывал в ромаш-
ковом море. На пологом склоне горы, сколько видел глаз, ко-
лыхалось белое море ромашек. Непривычно огромные, ос-
лепительно белые и нежные лепестки с оранжево-красным
солнышком посредине, на крепком и высоком, почти до ко-
лен, стебле колыхались они на тёплом ветру. И стоял аромат.
Не могу описать этот запах, но помню его по сей день и вряд
ли спутаю его с каким-нибудь другим.
И была женщина. Молодая, красивая, здоровая. И бегали
мы с ней по этому полю в костюмах Адама и Евы, догоняли
друг друга, ловили, падали на этот цветочный ковёр, орали
всякую ерунду, хохотали и радовались как дети.
А потом лежали на тёплой земле, раскинув руки, утонув
в этом роскошном белом ромашковом море, и глядели, как
Р
148
плыли в голубом небе корабли таких же белых облаков.
С той поры у меня в любимой ромашке только два ле-
пестка. Один – «любит», другой – «к сердцу прижмёт».
«Русские» иностранцы
В БСЭ (большая советская энциклопедия) написано
«русский путешественник…» или «русский инженер…» или
«русский учёный….». А фамилии совсем не русские – Прже-
вальский, Беринг, Ландау, Келдыш… Да, они много сделали
для России и СССР, честь им и хвала. Но почему их в русские
зачислили?! Чтобы престиж страны поднять, чтобы восхити-
лись именно РУССКИМ народом?
Поселите петуха в Антарктиде, среди пингвинов. И хотя
он тоже птица, но никто не скажет «антарктический петух».
Даже если он будет исправно кукарекать. Красоту и величие
Санкт-Петербурга создали прежде всего итальянские архи-
текторы – Росси, Кваренги, Растрелли – но славу мы себе
присвоили. Победу на Бородинском поле обеспечили фран-
цуз Барклай де Толли, грузин Багратион и другие НЕ русские
генералы. А слава опять нам досталась. Такая же картина и
в ВОВ, где побеждали маршалы Василевский, Рокосовский,
Баграмян. Мне кажется как-то нечестно чужие победы и до-
стижения присваивать себе, сверкать чужими орденами. Но
это МОЯ точка зрения и я не настаиваю, что она самая верная.
Было время, когда евреи срочно меняли фамилии на рус-
ские. Притесняли их. Не от хорошей жизни еврей Клявер
стал Олейниковым. И таких «русских» было немало. Но они
добились своего: пятую графу (национальность) убрали из
паспортов. Теперь и они не евреи, и мы не русские. Все в од-
ночасье стали «россияне». Хорошо, что страна наша не Аху-
ны называется…
Р
149
Рыба
Есть шутливая поговорка «рыба ищет, где глубже, а че-
ловек – где… рыба». Да, во все века человек ищет, находит и
ест рыбу. Кроме меня. И не ловлю, и в пищу не употребляю.
Сначала друг, плавающий на рыболовном сейнере радистом,
напугал. Написал «не ешь рыбу океаническую, она почти вся
радиоактивная». Потом не ел из куража, потом вовсе привык
без неё обходиться. Как жизнь показала – зря! Надо было
есть.
В советские времена, если хотели купить машину, пере-
ходили на «рыбные дни», отказавшись от мяса. Она была в
2-3 раза дешевле. Сегодня, в другой стране уже, она порой
стоит дороже мяса раза в два.
К рыбакам отношусь снисходительно, понимая, что в
каждом мужчине жив ещё инстинкт охотника, добытчика. И
тут уже ничего не поделаешь. На зимних рыбаков смотрю с
жалостью, как на больных людей.
Лишь однажды был на необычной рыбалке. Даже не
на рыбалке, а на браконьерской охоте за икрой. Было это на
Сахалине. На нерест по мелкой речушке вверх по течению
сплошным потоком шла крупная рыба. В косяк втыкалась
палка, и она не падала, покачиваясь, плыла вместе с косяком.
В речке стояли по колено в воде двое, хватали любую рыбу и
бросали её на берег. Двое других охотничьими ножами рас-
парывали брюхо и в ведро вываливали красную икру. Мень-
ше, чем за час вынесли 4 ведра икры. А на берегу остави-
ли десятки крупных и красивых рыбин. Сказали, усмехаясь,
– медведи сожрут. Меня это варварство с души воротило, и
я даже пожалел, что пошёл с ними из любопытства. Но что
было, то было.
Р
150
Самописка
Именно так мы называли ручку, которая, конечно, САМА
не писала, но зато не надо было таскать чернильницу в шко-
лу. И хотя она называлась «непроливайка», ещё как пролива-
лась! И училка уже не требовала «пиши с нажимом». К тому
же, перестали зависеть от девчонок, которые как раз и носи-
ли чернильницы и позволяли макать. Кончилась эра перьев.
А они были ещё и школьной валютой. За одно перо №86 (со
звёздочкой) давали два, а то и три других пера. Оно писало
тоненько и не оставляло клякс, само по себе казалось нам
красивым, изящным.
Потом на смену чернильной авторучки пришла шарико-
вая. Это уж и вовсе шедевр, которому вряд ли скоро найдут
замену. Впрочем, нашли уже. Американские школьники во-
обще не умеют писать, пользуются клавиатурой компа или
смартфона.
Я было попробовал найти ручку с пером и чернильни-
цу – ничего не вышло. Канули в вечность. Патефон нашёл, а
вот простую школьную ручку днём с огнём нигде не найдёте.
Прогресс, однако, как сказал бы чукча из анекдота.
Сердце
Что я знал о нём в 20 лет? Только то, что это главный
орган и находится слева в грудной клетке. В 40 лет знал, что
курение, алкоголь вредны для него, но меня это не пугало.
Мать моя не курила, не пила, а из больницы не вылезала из-
за этого самого сердца. Гипертоничкой была. А я продолжал
и курить, и про рюмочку не забывал. В 60 лет, как результат
моего невежества и неверия схлопотал первый инфаркт. Ли-
хие 90-е годы добавили второй и третий плюс инвалидность.
С
151
Таблетки стали второй едой, сотрудников «скорой» знал всех
в лицо, а врачи-кардиологи хором твердили «с таким сердцем
не живут». И давали кучу советов-запретов, которые я, есте-
ственно, в гробу видел. И продолжал жить так, будто числюсь
в группе космонавтов. Может потому и живу так долго. Хотя
многие мои ровесники (и даже много моложе) уже в лучшем
из миров. Правда, не всегда из-за сердца…
Сердце тот же барометр. Чутко реагирует на все измене-
ния – на погоду, на еду, на тёщу, на лекарства. И особенно на
психику, на настроение.
Если ты оптимист и твоя любимая песня звучит «Сердце,
тебе не хочется покоя. Сердце, как хорошо на свете жить!»,
если ты оптимист и жизнелюб, а живёшь так, будто у тебя
вместо сердца «пламенный мотор», то о смерти думать не-
когда.
Если ты пессимист, хлюпик и нытик, то для сердца это
тяжкий груз и он его со временем быстро раздавит. Эти люди
умирают каждый день, хотя похожи на живых.
Теперь о врачах и лекарствах. За 20 лет, что я живу ин-
валидом-сердечником, перевидел много кардиологов. И каж-
дый следующий говорил: «Какой дурак выписал вам это ле-
карство? Пейте вот эти таблетки».
Есть врачи «от бога», есть «иди с богом» и есть «не дай
бог!». Шесть лет назад мне попался из первой категории. Те-
перь (тьфу-тьфу!) и горя не знаю. Вечная ему благодарность!
Что касается лекарств, то здесь ситуация та же, что и с
врачами. То есть вопрос удачи, везения. Но без них не обой-
тись, к сожалению. Аптечная мафия это знает, и хорошо на
нас наживается, втюхивая дорогущие и часто бесполезные
лекарства.
Зачем я всё это написал? Затем, что и у тебя, читатель,
есть сердце. Береги его! И оно тоже тебя сбережёт на долгие
годы. Будь здоров!
С
152
Скорость
Гоголь хорошо сказал «и какой же русский не любит бы-
строй езды». Я русский, и скорость для меня – в « кайф»,
выражаясь языком молодёжи.
На своей «Яве-350» я гонял так, что второй раз ко мне
никто не садился пассажиром, т.к. уже поблагодарил бога,
что остался жив в первый раз. Привычка ездить на пределе
осталась и в старости. Теперь, когда я сижу в дорогой ино-
марке рядом с водителем, когда едем по пустой дороге, а на
спидометре всего 80 км/час. Я презираю этого водителя. Мне
хочется выйти из машины.
Но может быть, это ещё и потому, что я – максималист.
Как пел Высоцкий – «Я не люблю, когда наполовину…» Су-
дить о том, достоинство это или недостаток, предоставляю
тебе, читатель. А я любил и по сей день люблю бешеную ско-
рость, и когда мимо меня проносится на «Хонде» или «Суз-
уки» мотоциклист, я с восхищением и завистью смотрю ему
в след.
Скрипка
Очень точное название инструмента. Конечно, скрипит
получше, чем петли дверные или телега с немазанными ко-
лёсами, но мне не нравится, не люблю её. «Плебей, дикарь,
деревня!» – обзовут меня меломаны. – «Да знаешь ли ты, тун-
дра, что скрипка королева, царица всех инструментов?!».
Знаю. Слышал. И про скрипку Страдивари, мастера
Аманти, скрипача-виртуоза Паганини. Что скрипка Стради-
вари бесценна, её никто не продаст, и никто не купит. Ну, и
что? За клочок бумаги с ноготь величиной (редкая почтовая
марка) коллекционеры-богачи платят миллионы. Знаю и то,
С
153
что ещё 200 лет назад с алюминиевых тарелок ели только ко-
роли. Всё относительно.
Но скрипку всё равно не люблю и слушать никогда не
стану. Она была кормилицей бродячих музыкантов. Её легче
носить с собой, чем, например, арфу. Вот и стала она народ-
ным инструментом в Европе. А у нас была балалайка да гар-
мошка. Тоже не шедевры, но слушается куда приятнее.
Другое дело – ИГРАТЬ на скрипке. Это действительно
трудно. Там нет ладов, кнопок, педалей. Нужен прекрасный
слух, тренированные пальцы и хорошее зрение. И только тогда
струна выдаст нужную ноту. А если и не выдаст, то в оркестре
никто не заметит – голосок у неё слабенький. Виртуозы скрип-
ки безусловно вызывают у меня уважение и тихую зависть.
Случай
Умница Станислав Лем даже два тома написал на эту
тему и назвал их «Философия случая». Я этого делать не
буду (да и ума не хватит), но свято верю, что Его Величество
Случай порой в корне меняет судьбу. Каждый такой случай
начинается со слова «однажды».
Однажды я пришёл в дом коллеги в шахматы с ним сра-
зиться, а там на кухне, в домашнем халатике попивает чаёк
Эдита Пьеха! Звезда эстрады в ту пору уже недосягаемая для
простых смертных, каким был и я. И что же? Почти подружи-
лись. Не такой уж она оказалась неприступной и «звёздной».
Однажды иду я по Невскому в Питере и «лоб в лоб» стал-
киваюсь с моей бывшей любовницей. Мы расстались с ней
пять лет назад далеко отсюда, и наши пути не могли ну, никак
пересечься. Однако пересеклись, и стала она моей женой.
Однажды, снимая кинокамерой приезд министра Слав-
С
154
ского в Учкудуке, я слишком близко подошёл к нему, чтобы
крупно снять лицо. Тут же был обруган местным «царьком» за
нахальство. А министр вступился за меня и сказал: «Чего ты
орёшь на него? Мы с тобой скоро сдохнем и никто про нас не
вспомнит. А парень делает историю. Ему помогать надо и «спа-
сибо» говорить». Моя жизнь мгновенно переменилась в луч-
шую сторону с огромными возможностями и полномочиями.
Однажды, будучи в командировке, решил заглянуть к
своему подчиненному, который стал, пусть небольшим, но
начальником. После шумных объятий и похлопываний по
спине, я заметил в уголке кабинета симпатичную молодую
девушку. Сидела тихой мышкой, что-то писала, глаз не под-
нимая.
– Замужем? – спросил я хозяина кабинета.
– Нет, и не была – ответил он. И я, как всякий нормаль-
ный «командировочный» решил завести «служебный роман».
Теперь эта «мышка» уже почти 40 лет – моя жена. Иногда
умудряется меня сделать «тихой мышкой». Сижу в уголке и
соплю в две дырочки.
Случайность, как разновидность случая тоже в моей жиз-
ни много значила. Проехав на своей «Яве-350» полстраны, я
попадал в такие ситуации, что только случайность спасала
мне жизнь. Нежданно, негаданно, а люди потом говорили:
«ты в рубашке родился» или «тебя ангел-хранитель бере-
жёт». Нет, родился я как и все, но случайно я попал ногой в
бетонный придорожный столбик, мотоцикл остановился и не
улетел в пропасть вместе с женой.
С
155
Смерть
Честно скажу, я не хотел о ней писать. Нет, я не суеверен,
но всё равно, говорить о ней вряд ли кто любит. Известная
фраза «все там будем» для живых звучит как бы успокаиваю-
ще, как печальная неизбежность, о которой не хочется гово-
рить. Многие хорохорятся, бравируют, мол «не боюсь я смер-
ти!» Боятся, все боятся. Именно потому, что она неизбежна и
окружена тайной.
Мне много лет и я успел похоронить и самых близких, и
дальних родственников. Но каждый раз, бросая комья земли
в яму с гробом, глазами видел, но не мог понять – почему?
Ну, почему ещё неделю назад мы сидели за одним столом,
пили чай, травили анекдоты, хохотали, а теперь… никогда не
будет. И человека этого не будет в моей жизни. В этом недо-
умении, в тоске и печали уходил я с кладбища один. Даже
ощущал себя как бы виноватым « вот его уже нет, а я есть…»
Но в моей жизни было три случая, когда я, выражаясь
высокопарно, смотрел в лицо смерти без малейшей надежды
выжить. И каждый раз, ангел-хранитель спасал меня каким-то
чудом. Я мог улететь в пропасть вместе с мотоциклом на во-
енно-грузинской дороге. Я мог утонуть в Охотском море. И
был случай, когда и в левый и в правый бок упирались концы
бандитских ножей. Но и тогда уцелел. Как именно – долго
рассказывать. С тех пор перестал бояться смерти. Вернее пе-
рестал думать и говорить о ней, помня - « двум смертям не
бывать, а одной не миновать». Может потому и пережил всех
родных. А плакал всего два раза в жизни. Первый раз, когда
умер Сталин, а второй – когда не стало Василия Шукшина.
С
156
Спорт
О пользе и необходимости спорта писать – всё равно, что
объяснять почему сахар сладкий, а дед старый. Я о другом.
Об отмене ПРОФЕССИОНАЛЬНОГО спорта в стране. Или
хотя бы урезать виды спорта (их более 50-ти) до минимума.
Возмущает и то, что футболист нашей сборной, пиная мяч
и позоря страну, в разы получает больше, чем академик или
ведущий инженер, которые работают головой с пользой для
государства. И совершенно непонятно, откуда берутся сотни
миллионов для покупки чёрных, коричневых и жёлтых игро-
ков. У нас что, СВОИХ нет талантливых игроков? Или мы
крошечная страна типа Люксембурга?.
– Что за бред ты тут написал?! – возмутится кто-то.
– А престиж страны, города, области?
Очень просто! В сборной Швейцарии, далеко не бедной
страны, играют учитель, парикмахер, таксист. Не професси-
оналы. И даже выигрывают иногда у маститых прославлен-
ных профессионалов. Отыграли матч и по домам, по своим
рабочим местам. Людей порадовали, сами удовольствие по-
лучили, но бюджет страны не пострадал.
Спорт теперь стал чисто коммерческим предприятием.
Не редкость «договорные» матчи, где заранее обговорено
кто кому и за какие деньги проиграет. А игроки всего лишь
инструмент в этих финансовых играх. Спорт – это рай для
жулья и коррупции.
Иногда смотрю футбол. Играют «Аякс» и «Манчестер
Юнайтед», к примеру. Стадион забит до отказа. Это ещё и
деньги. Смотрю наших футболистов – стадион пустой. По-
чему? Догадайся сам, читатель. С трёх раз. А я больше не
буду о грустном.
С
157
Справедливость
Это любимое хобби бедных и неиссякаемая тема кухон-
ных разговоров. И хотя все знают, что не было её и нет, но
говорят, ищут, добиваются, лбы разбивая о стену непонима-
ния и неприятия. Во все времена, у всех народов справед-
ливость была и есть недостижимая мечта. Это как горизонт
– его видно, но никто ещё не дошёл до него. Ещё и потому,
что каждый справедливость понимает по-своему, у каждого
она своя. Как и счастье. Простой и понятный пример. Я ра-
зоблачил начальника – вора и самодура. Он меня с треском
уволил. Где справедливость? А нет её. Моя – растоптана, а
справедливость начальника живёт и процветает. Как гово-
рится – каждому своё.
Любой из читающих эти строчки может привести много
примеров, и потому я ставлю точку, чтоб не доказывать, что
«сахар – сладкий», а «старик – старый».
Собака
Не люблю собак. Да, слышал и слышу, что собака - друг
человека. Знаю и то, что она ищейка, сторож, поводырь, спа-
сатель. В войну даже танки немецкие подрывала, а в лабо-
раториях по сей день опыты на ней ставят. Но всё равно не
люблю. Особенно овчарок, рвущих тело человека на куски.
Именно овчарка покусала в детстве моего братишку, оставив
глубокие шрамы на лице на всю жизнь.
Под моим окном, через дорогу стоит небольшая рощица.
Туда собаководы круглогодично водят своих собак. Не сове-
тую туда заходить без противогаза. Роща вся «заминирова-
на» слоем собачьих испражнений. Это вам не Европа. Там ты
должен носить совочек и пакетик, чтоб не пакостить, не пор
С
158
тить окружающую среду. Конечно, виноваты люди, а не соба-
ки, но… всё равно не люблю собак. Я уж не говорю о тех, кто
в семь утра уходит на работу, а в семь вечера возвращается
домой. Все 12 часов собака одна в городской квартире. Она
воет, скулит, лает. Даже мне её жалко. Но хозяевам хорошо
– они не отстают от моды, которая диктует состоятельной се-
мье обязательно держать породистую собаку. Слушая стра-
дания, по сути, брошенной собаки, начинаешь ненавидеть её
хозяев.
Но мой сын пошёл не в отца – он обожал собак. Будучи
ещё школьником, долго канючил «Ну купи, пап!» Я сдался,
и мы принесли в дом белоснежного месячного щенка. На
груди у него было черное продолговатое пятно, похожее на
галстук-бабочку, и поэтому его назвали Франтиком. Сын был
более, чем счастлив. Только, что не вылизывал щенка.
Прошло чуть более месяца и этот Франтик, играя, потя-
нул штору, и она упала вместе с гардиной, по пути поломав
цветы на подоконнике и разбив дорогую хрустальную вазу. Я
засунул Франтика в рюкзак, сел на мотоцикл и увёз его за 20
км в лес, где и выбросил. Там были рядом какие-то дома, и я
был уверен, что этого красавца подберут.
Убитому горем сыну сказал, что дверь забыли закрыть
и Франтик сбежал. Сын поплакал-поплакал, и постепенно
успокоился.
Теперь – «картина маслом». Я, жена и сын стоим на бал-
коне и вдруг видим – по двору, нюхая асфальт, бредёт тощий
и грязный наш Франтик. Поравнялся с нашим подъездом и
посмотрел на нас. Меня аж слеза прошибла. Я восхитился и
умилился одновременно. За преданность дому, за то, что на-
шёл его и вернулся, я простил Франтика навсегда. Было это
давно, почти полвека назад.
С
159
Совесть
Считается хорошим качеством, похвальным и даже не-
обходимым. Только вот почему-то совестливый человек бе-
ден и нищ, а бессовестный, наглый раскатывает на дорогой
иномарке, и многое ему в мире удовольствий доступно.
Отсюда грустный вывод: совесть – признак и достоин-
ство слабого человека. Она мешает, а не помогает жить в
достатке. Ведь сегодня человек ценится не за ум, не за до-
бродетели и даже не за дела его, а какой у него дом, машина,
связи. И в какой тёплой стране он отдыхает два раза в год с
«девочками».
Я человек совестливый, есть у меня такой пережиток.
Поэтому на балконе стоит ржавый велосипед вместо иномар-
ки под балконом моей «двушки». С совестью я дружу. Она у
меня не спит летаргическим сном. Вы будете с меня смеять-
ся, как говорят в Одессе, но я горжусь этим.
Старость
«Старость – не радость» гласит поговорка и нам, стари-
кам, она понятна лучше всех. Хотя есть и юморные варианты:
«старость – это когда записал, чтобы не забыть, но забыл, где
записал» или «в старости при виде красивой женщины под-
нимается только давление».
В старости болячки наваливаются, седины-морщины
жизнь женщинам портят и возможности организма к нулю
близятся. Но не это печалит. Больше всего горько и обидно,
когда тебе говорят: «Помолчи! Ты своё отжил. Это в ваше
время трава была зеленее и девки краше. Теперь другое вре-
мя. Тебе не понять».
С
160
И смотря на тебя снисходительно, насмешливо, как на
капризного ребёнка. А самые наглые и неблагодарные дети
вообще предлагают ТУДА готовиться, а не о земном думать.
До слёз обидно! Ведь для них жили трудились, чтобы в люди
вывести, чтобы наших ошибок не повторяли. Нет, не нужен
наш опыт, наши советы и наказы. «Лучше рублём помоги», –
говорят.
Я треть жизни прожил в Узбекистане. Вот у кого надо
поучиться отношению к старикам! Там слово, просьба, при-
каз старика даже не обсуждаются. Выполняются беспре-
кословно. И поговорки о старости совсем другие. «Согласие
отца – согласие бога». Чуете? Отец к богу приравнен. Или
«Богатство детей – отец и мать». Есть, очень даже есть чему
поучиться у азиатов.
Суд
Человек я не из трусливых, но панически боюсь суда. На-
шего суда – неправедного, продажного и только карательно-
го. Попробовали было «суд присяжных», но они стали выно-
сить оправдательные приговоры, освобождать невиновных.
А это нашему суду не надо. Он оправдывает или назначает
условные сроки только тем, у кого миллионы, или заступни-
ки на самом верху. Примеров не счесть. Украл человек на 20
тысяч – два года тюрьмы, нанёс ущерб на 1,5 миллиарда – до-
машний арест и 5 лет условно.
В народе давно сложилась поговорка «суд, что дышло,
куда повернул, туда и вышло». Но тот беспредел, который
сегодня творится судьями, просто зашкаливает. Но судьи –
каста неприкасаемых. Они могут отправить за решётку и не-
винного на долгие годы (потом это назовут судебной ошиб-
С
161
кой), но ни одного судью пока не посадили. При огромных
окладах, при взятках и поборах живут они припеваючи. Ко-
нечно, живо ещё и «телефонное право», когда звонок из вы-
сокого кабинета отменяет Уголовный кодекс и подсудимого
или оправдывают, или сажают на нары тюремные. Тут уж
судья не спорит.
Вот именно и потому я боюсь, суда, судей, милицию, как
чёрт ладана. Не приведи, Господи, попасть в их лапы, если
на счету в банке нет хотя бы полмиллиона. Словосочетание
«честный судья» звучит так же, как «еврей-оленевод», и я это
помню всегда.
Меня могут спросить: «А чего ты так боишься суда? Ты
не воруешь, не убиваешь, на митинги не ходишь. За что тебя
судить?»
То-то и оно, что в тюрьмах и лагерях каждый пятый си-
дит ни за что. Или подставили, или заставили, или та самая
«судебная ошибка». Я однажды пять (!) часов просидел в
«ментовке», ожидая, когда придёт офицер. И только тогда,
когда он сказал сержанту: «Дебил, ты кого привёл?! Посмо-
три в ориентировку. Этот мужчина похож на подозреваемого,
как трактор на велосипед». И, извинившись, отпустил меня
домой. Повезло мне…
С
162
Театр
Театральное искусство мне знакомо и как зрителю, и как
актёру, и как режиссёру. Началось всё с того, что в заводском
клубе иногда проводили смотры художественной самоде-
ятельности и требовался конферансье. Такое вот красивое
французское слово, которое теперь заменили русским словом
«ведущий». Ты, похоже, этому не рад? А как же любовь к
родному языку?
Будучи парнем весёлым, начитанным, с фантазией я со-
гласился и скоро стал незаменим. Хорошая память хранила
анекдоты, шутки, фразы, и в зале стоял хохот и звучали апло-
дисменты.
Потом решил попробовать себя как актёр и записался в
драмкружок. Дальше – больше и случилось так, что наша ру-
ководительница надолго слегла в больницу.
– Коля, жалко спектакль терять. Ведь уже почти до гене-
ральной репетиции дожили. Выручай. У тебя получится.
Как ни странно, но действительно – получилось. Спек-
такль имел успех, и даже попал на республиканский кон-
курс, где занял второе место, а я получил звание «режиссер
народного театра». И сразу же распрощался с театром. Мне
председатель жюри конкурса сказала: «Дорогой мой, актёр
вы – так себе, а как режиссёр просто молодец. У вас большое
будущее».
Но я ведь актёром хотел стать! А уровень «так себе»
меня не устраивал.
Я учил других, как надо играть, как надо жить на сце-
не, забыв про своё «я». Многому учил, но сам не научился
– не дано от бога. Не жалею. Зато хорошо знаю театральную
«кухню» и потому театр не люблю. Те, кто делает колбасу,
тоже её не едят.
Т
163
Что сегодня у нас с театром? То же, что и с кино. Телеви-
дение потихоньку поглощает и театр. Там и платят хорошо,
и играть роли куда проще, чем перед живым зрителем в зале.
Там есть дубли. А в театре их нет. В случае удачи тебя «по
ящику» смотрят миллионы зрителей, а не сотни, что сидят в
зале.
Тишина
В городах много чего не хватает для нормальной полно-
ценной жизни, но больше всего – тишины. Той самой, когда
ничто не раздражает, не мешает, не бесит.
Когда я иногда живу в деревне, то просыпаясь, прежде
всего, наслаждаюсь тишиной. Разве что дятел стучит по де-
реву, что стоит под окном. Тихо ещё и потому, что деревня
вымерла. Даже собак и петухов не слыхать.
Нет тишины – нет и здоровья. Все шумы городские – а
они слышны двадцать часов в сутки – это те самые вре-
доносные факторы, как радиация, как плохая вода, которые
накапливаются в организме и сокращают его жизнь.
Наверное, поэтому мы бежим из города «на природу»,
будь это дача или шашлыки на берегу тихой речки, или в де-
ревню, что стоит подальше от шумных дорог.
Т
164
Туризм
Это ещё один повод вспомнить СССР по-доброму. До
переезда в Россию из Узбекистана я был членом автомото-
клуба. Мы на мотоциклах и машинах исколесили почти весь
Союз. Государство оплачивало нам бензин, командировоч-
ные и даже гостиничные, хотя мы спали в палатках. Сегодня
это звучит, как фантастика.
Кроме того, я мог купить путёвку всего за 30% (осталь-
ное платил профсоюз) и поехать в любой туристический ла-
герь. На лодках и плотах сплавлялся по рекам Урала и Си-
бири. На роскошном теплоходе по Енисею проплыл. Туризм
способствовал дружбе, патриотизму, давал здоровье и тем
был выгоден и государству, и нам.
О сегодняшнем туризме без слёз не скажешь. Во первых
государство полностью отстранилось и передало в частные
руки. А там одна забота – нажива, доходность. Я имею ввиду
внутренний туризм. Захотел я прокатиться по Волге от Ярос-
лавля до Астрахани и… обомлел. Почти в 2 раза дороже, чем
если бы я полетел в Дубай, например. И то при нашем рос-
сийском сервисе, когда каждый отвечает за свой сектор и ни-
кто не отвечает за ВЕСЬ пакет, за который я отдал бешеные
деньги.
Поехал я по Волге? Нет, конечно. Но и в Египет или
Турцию тоже не поеду. Даже по бесплатной путёвке. Я ещё в
России много прекрасных мест не посмотрел.
Т
165
Убийство
Сегодня это слово не вызывает ни у кого содрогания, со-
чувствия, возмущения. Все СМИ – и особенно телевидение
– постарались убийство сделать буднями. Лишь необычные,
вовсе уж изуверские, становятся темой обсуждения и кормят
репортёров. Но я не об этом
Удивило множество способов убить человека внезапно и
подло. Получил человек книгу по почте. Принёс домой, от-
крывает – выстрел. Читать некому. Намеченной жертве про-
тягивают зажигалку, чтобы он прикурил. Щёлк – выстрел,
курить больше не будет. – К вашему юбилею мы изготовили
эксклюзивное кольцо. Примерьте, пожалуйста! Жертва наде-
вает кольцо. Щёлк – выстрел. Кольцо носить некому.
Зонтики, авторучки, трости, обувь, одежда – всё приспо-
собили для убийства. И тут пуля совсем не дура, и штык не
молодец. Убивают ещё и ядами. Давно, с древних времён. Но
в наши дни отравители достигли таких высот, что не надо в
бокал с вином порошок сыпать. Достаточно смазать дверную
ручку кабинета и… нет человека. Или намазать руль его авто.
Результат тот же.
Цель таких убийств, подлых и коварных, далеко не само-
оборона. Убивают ради власти, денег, богатства. Или человек
слишком много знает.
Учитель
Своего первого школьного учителя мы помним всю
жизнь, как и первую любовь. В пору моего ученичества учи-
тель для нас был небожителем. Нам и в голову не приходи-
ло, что наши учителя такие же обычные люди, едят такой же
ложкой, спят на таких же кроватях. Даже кабинет с таблич-
У
166
кой «Учительская» был для нас, как бы с грифом «совершен-
но секретно». Уважение, почтение и страх перед учителями
жили постоянно.
Лихая беготня, шум и гам, драчка между мальчишками
мгновенно стихали, едва появлялся рядом учитель. Любая
его личная просьба выполнялась быстро и с удовольствием
на зависть одноклассникам.
Были, конечно, исключения. Но это зависело не от нас.
Мы всей школой ненавидели учительницу немецкого языка
Зильберт Зинаиду Францевну. Потому что она была немкой
из Марксштадта, что на Волге. А война с немцами закончи-
лась совсем недавно и для нас слово «немец» и «фашист»
были синонимами.
… Мне было очень приятно, когда на улице меня остано-
вил бородатый мужчина лет тридцати и сказал: «Здравствуй-
те, учитель! Не узнаёте?»
– Нет, – ответил я, недоумевая и не узнавая этого красавца.
– Вы учили меня играть на аккордеоне, а главное, учили
понимать и любить музыку. Вы для меня учитель с большой
буквы и вот представился случай сказать вам «спасибо».
И он крепко пожал мне руку, улыбнулся и произнёс:
– Вовка Колбаев я, 1964-й год. Вспомнили?
Я вспомнил и едва не прослезился.
Теперь о грустном, об учителе сегодня, начала 21-го века
в стране, именуемой Российская Федерация. Жалкая участь
и совсем не престижная профессия. И не только потому, что
платят преступно мало. Учителя и в моё время богачами не
были. Но они учили! Они несли, высокопарно выражаясь,
свет знаний. А нынешние оказывают «образовательные ус-
луги» и львиная доля времени у них уходит на написание
всяческих отчётов для чиновников от образования. Так и го-
ворят: «Учить не дают, задушили бумагами».
У
167
Теперь иная девочка в 9-м или 10-м классе выглядит
принцессой, а учительница – Золушкой. У этой девочки «ай-
фон» последней модели стоит больше, чем месячная зарпла-
та учительницы. Я уж не говорю о серьгах, кольцах, нарядах.
В прессе описывали не раз, что ученики бьют учителей.
Дикость! Варварство! Просто сон кошмарный, но, увы, – это
суровая действительность.
В наши дни из школы, после ЕГЭ, выходят плохо, или
совсем необразованные ученики. А из пединститутов такие
же учителя. Это национальная катастрофа, это хуже войны,
но… пока просвета не видно.
– Неужели всё так плохо? – не поверит мне читатель.
Нет, не всё плохо. Есть частные гимназии, где учатся дети
богатых. Там свои законы, там лучшие учителя и там плюют
на указания и предписания министерства образования. Там
действительно дают хорошие базовые знания. И учителя там
не бедствуют. Но таких гимназий – раз, два и обчёлся. Ведь
богатых и сверхбогатых у нас только 10%. Думай сам, чита-
тель. Вряд ли выпускники гимназий будут работать шофера-
ми, медсёстрами, продавцами. Но своих учителей они тоже
будут помнить и любить.
У
168
Фанат
Словечко ныне часто употребляемое. Нет больше бо-
лельщиков «Спартака» на стадионе, есть «фанаты». Нет по-
читателей певца Киркорова, но есть фанатки, которые норо-
вят хоть пуговицу сорвать с его пиджака для полного счастья.
Фанатизм, как явление, всегда плох и опасен. Нигде и
никем не приветствуется, как и всякое другое вредное и не-
приемлимое. Религиозный фанатизм, к примеру, порождал
войны, костры, преследования инакомыслящих. Не утихает
он и в наши дни.
Но у нас фанат – это хорошо. У них своя атрибутика,
свои наряды, свои законы-правила. Что-то вроде секты. Ду-
мать и соображать там не надо. Орут все – ори и ты, бьют
других фанатов – и ты не стой в стороне. Понятно, что это
выходит энергия молодости, максимализм и желание утвер-
дить себя. Но я знаю совсем взрослых рыбаков-фанатиков,
книголюбов-фанатиков и таких же коллекционеров. Но не
знаю и не понимаю природу фанатизма, хотя догадываюсь,
что это вывих психики. Такой же, как шизофрения или дру-
гие страхи-фобии. Меня, слава богу, сей порок миновал и я
благодарен судьбе.
Фантазия
Фантастов я ставлю на второе место после гениев. Эта
удивительная порода людей видит мир намного дальше во
времени, чем мы с вами. Кто из нас в детстве не читал про
«Наутилус» и капитана Немо? Но уже при моей жизни фан-
тазия превратилась в реальность. Атомные подлодки по году
не всплывают на поверхность. Правда они не так роскошно
обставлены, как «Наутилус». Но думаю, что наш Рома Абра-
мович сей недостаток ликвидирует.
Был период, когда я запойно читал фантастику и наших
авторов, и зарубежных. Но быстро прискучило. Темы или
Ф
169
звёздные войны, или поиск и колонизация новых планет, или
машины времени. Но везде герои также курят, выпивают,
ругаются и мирятся. Инопланетян тоже расписывают всяк
по-своему. То чудища восмиглазые с хвостами и крыльями,
то от человека земного не отличить. Но именно НОВОГО че-
ловека, отличного от нас, лишённого наших пороков никто
пока не описал. Или книжка мне такая не попалась.
К великому сожалению, я лишён дара фантазировать.
Конечно, жене я наплету с три короба, вернувшись под утро.
Но это обычное враньё. Это всякий сможет. А вот мой при-
ятель, такой же «писатель», как и я, умеет фантазировать. У
него и книжные герои по ночам в библиотеке разговаривают,
и звери выборы в лесу проводят, и египетские фараоны в
московском метро катаются. Завидую ему белой завистью…
Фобия
Слово означает «страх» Страхов много. Чего только че-
ловек не боится! Моя жена, например умрёт сразу, если в ли-
фте будет одна, и он вдруг остановится. Боится она и воды. В
речку выше колена под пистолетом не зайдёт. Это по-науч-
ному «гидрофобия». А на Западе культивируют русофобию,
выдавая нас чем-то средним между вампирами и людоедами,
жуткими агрессорами и тупыми животными. Чтобы повери-
ли – ТАКИХ надо убивать.
Меня одолела «ментофобия» Милицию-полицию боюсь
пуще смерти, обхожу их стороной, едва завидев. Почему?
Прочитайте ещё раз в этой книжке «Милиция». Также боюсь
суда, прокуратуры, ФСБ. Потому что в нашей стране угодить
на нары вовсе не редкость, даже если ты ни в чём не вино-
ват. Потом это назовут судебной ошибкой или «подставой»,
но тебе от этого не легче. Жизнь навсегда будет искалечена.
К тому же, я всегда помню пословицу грустную «от тюрьмы
и от сумы не зарекайся».
Ф
170
Цивилизация
Вопрос - благо это или вред - сегодня не стоит. Девять из
десяти скажут: «Конечно, вред! Да ещё какой!»
Давайте разбираться. На одну чашу весов сложим все
блага, на другую – вред и опасность. Как в анекдотах, нач-
нём с хорошего. Мы стали быстрее и комфортнее передви-
гаться. Настолько, что земной шар, наша Земля-матушка
кажется уже не такой большой. Ещё каких-то сто лет назад
единственным средством общения с тем, кто в другом городе
или стране, было письмо и шло оно долго. Сейчас же я вижу
собеседника на экране и говорю с ним так, как будто сидим
рядышком. Можно даже в наш разговор пустить и третьего и
четвёртого человека.
Про сотовый телефон я уж и не говорю. Его скоро в род-
доме на ручку младенца вместо бирочки крепить будут. Он
есть в каждой семье и у каждого её члена.
Любая хозяйка в доме теперь только кнопки нажимает.
Постирать – кнопка, уборка в доме – кнопка пылесоса, фарш
приготовить – кнопка электромясорубки, сварить или разо-
греть еду – кнопка мультиварки или печки микроволновой.
Удобно? Ещё как! И силы и время экономит. По улицам скоро
уже и ходить будет не надо. Встал на площадку электроскуте-
ра и покатил, куда тебе надо.
Про завоевания космоса, полёты на Луну, на Марс не
буду здесь писать. Сегодня это будни. Тем более, не стану
воспевать атомную и водородную бомбы, способные уничто-
жить наш город, к примеру, за пять минут. Выживут только
бактерии. Такие бомбы у нас в России есть и только поэтому
нас ещё не уничтожили многочисленные враги.
Ц
171
А в Японии работают и выпускают продукцию заводы,
где почти нет людей. Всё делают роботы. Даже за детьми в
доме тоже присматривают роботы.
Наука и техника продвинулись так далеко, что пора бы
уже и остановиться. У нас в России приступили было к пово-
роту северных рек на юг, в засушливую Азию, но, слава богу,
это безумие сумели остановить.
Теперь о минусах цивилизации. Две мировые войны
прошлого века унесли более 60-ти миллионов жизней и вторе
больше оставили калек. Потому что воевали уже не луками
и стрелами, не мечами и осадными орудиями. Танки, пушки,
самолёты, автоматы год от года становились всё смертонос-
нее.
Появилось выражение «нарушенная экология». Это по-
страшнее войн, ибо страдает и умирает сама планета и всё,
на ней живущее.
Человек, не думая о своих внуках-правнуках, ради сегод-
няшней выгоды сумел загадить и землю, и воздух и моря-оке-
аны. Уже появилась проблема космического мусора..
Как результат – практически нет здоровых людей в ме-
гаполисах. Да, страшные инфекционные болезни, вызывав-
шие пандемии, победили. Спасибо науке и медикам. Но рак,
сердечно-сосудистые заболевания и диабет косят людей не
хуже холеры. Больше того – уже из роддома несут больного
ребёнка, рождённого от больных родителей. На этой беде на-
живаются аптеки, продавая лекарства, больше половины из
которых – фальшивые.
Другая вселенская беда – мусор, свалки, отходы. Если в
ближайшие 15-20 лет ситуация не изменится, человечество
будет жить среди гор мусора. А это не оранжерея, не дендра-
рий и здоровья не прибавляет.
Ц
172
И немножко о компьютерах и мобильниках. Вреда от
них куда больше, чем пользы. Самый большой вред – это
малоподвижный образ жизни, отсутствие живого общения,
зато есть радиация, потеря зрения и слуха. Плюс немалые
денежные траты. Как-то так случилось, что ТВ, компьютеры,
мобильники стали предметами первой необходимости. Хотя
человек тысячи лет как-то жил без них.
И наконец, пропою гимн автомобилю. Ещё 50 лет на-
зад купить авто было проблемой. Годами стояли в очереди.
Машин в городе было, примерно, одна на 20 семей. И сто-
яли они ночью в гаражах. Сегодня авто есть в каждой тре-
тьей семье. Стоят они сплошняком день и ночь во дворах, на
улицах и , где сумеют притиснуться. У каждой из них есть
выхлопная труба. Дальше ничего объяснять не надо. На мой
взгляд, автомобиль – второе зло после ТВ. Если телевизор
убивает душу, сознание, интеллект и продаёт нам страхи, то
автомобиль убивает нас физически. Давит на дорогах, травит
выхлопными газами. А теперь, дорогой читатель, сам при-
кинь на своих весах и попробуй уличить меня во лжи, в иска-
жении фактов, в пессимизме.
Конечно, я повторяюсь. Почти о том же написал на букву
«П» – Прогресс. Но… у кого что болит, тот о том и говорит.
Ц
173
Часы
Вряд ли мне придётся здесь что-то новое открыть. Часы
давно стали обыденной вещью. А было время, когда соседка
говорила моей матери: «Вера, слыхала новость? У Степана
Иваныча часы сняли хулиганы проклятые!»
И это было несчастьем, горем. Часы на руке были ещё
показателем успешного, богатого человека. У меня они поя-
вились в 22 года с первой зарплаты и назывались «Победа».
Долго служили, пока я их в поезде не забыл. А потом кака-
я-то «растяпа» их долго ещё носила.
Часы бывают солнечные, песочные, механические и
электронные. А в России ещё и такие, стрелки которых два
раза в год переводили или на час вперёд или на час назад. Это
Западу угодили, чтобы считали нас цивилизованной нацией,
а не дикарями.
Похоже, часы наручные отживают свой век. Теперь вре-
мя можно узнать в мобильном телефоне, который уже в род-
доме привязывают к ножке младенца.
Человек, человечность
В юности моим кумиром был Максим Горький и очень
запомнились его слова «человек – это звучит гордо». Теперь
дожил до старости и уже не стал бы спорить со своей бабуш-
кой, которая говорила «нет страшнее зверя, чем человек».
Грубого, жестокого насильника надругавшегося над де-
вушкой, мы называем «зверь», «животное».
Тем самым обижая самих животных. Даже хищники не
едят друг друга. А человек в бесчисленных войнах и казнях
убивает себе подобных и празднует победу.
Ч
174
Поэты и попы воспевают Добро и утверждают, что оно
победит Зло. А реальность говорит об обратном. Добрый,
справедливый, честный человек живёт в нищете, а поддонок,
ворюга, бандит с большой дороги сегодня процветают.
Теперь о человечности пришла пора сказать. Да, он есть
и примеров можно привести много. Всем миром собирают
деньги , чтобы спасти больного ребёнка. Усыновляют сирот,
сдают кровь, вытаскивают из горящего жилья. Но, боже мой,
как мало таких людей! А с годами их становится всё меньше
и меньше. Сегодня жизнь человека в нашей стране ничего
не стоит. Всех приучили думать только о себе, а остальным
говорить «это твои проблемы». И по ТВ и в Интернете пока-
зывают множество случаев чудовищного равнодушия, когда
человека, лежащего на тротуаре, как бы, не видят, проходят
мимо.
Испытал на себе. Сбила меня фура на трассе. Скутер на
дороге остался, а я валялся на обочине. Очухался, встал, ша-
таясь, пошёл убирать свой скутер с дороги. Увидел верени-
цу машин числом не менее пятнадцати. Никто не вышел из
машины. Все ждали, когда я освобожу дорогу. Надо ли это
комментировать?
Однако у всякой медали есть обратная сторона. Есть,
конечно, есть хорошие, и даже замечательные люди. Они
и умельцы и таланты, и прекрасные отцы-матери. Иметь в
друзьях такого человека – это подарок судьбы. Два-три таких
подарка есть и в моей жизни. Вот на таких людях пока ещё
держится мир и наша Россия.
Ч
175
Честь
Это когда человек любит честь свою, бережёт и отстаи-
вает, если на неё кто-то покушается.
Хорошо это или плохо? Конечно, хорошо! Даже замеча-
тельно. Кому нужен человек-тряпка? Никому.
Но осуждают честолюбца только тогда, когда честолю-
бие есть, а чести нет. Любить-то нечего! Этакий радужный,
сверкающий мыльный пузырь. Но пыжится, тужится, стара-
ется защищать то, чего нет.
Отпетый ворюга – чиновник, о котором написал журна-
лист, подаёт в суд на него. И заводят дело о защите чести и
достоинства. Хотя эти два качества там даже в зародыше не
существуют. По этому чиновнику давно тюрьма скучает, но
туда вполне может отправиться не он, а тот самый журна-
лист. Мой знакомый редактор получил 1,5 года поселения, а
мог бы получить 5 лет лагерей, если бы не вступились дру-
зья-коллеги из Москвы. Оказывается, он затронул честь аж
самого губернатора!
Чудо
В наш просвещённый век мы говорим «чудес не быва-
ет». Наука давно всё объяснила и расставила по полочкам.
Бывают! Бывают чудеса, да ещё какие! Те же учёные в
тупике. И говорят «этого не может быть, потому что просто
не может быть никогда». Какие же они тогда учёные?!
Почитайте журнал «Чудеса и приключения» и вы поймё-
те, что человек много чего узнал за тысячи лет. Но ещё боль-
ше он НЕ ЗНАЕТ! Глазами видит, а умом понять не может.
Как? Почему?? Зачем??? Это вопросы. А ответов пока нет.
Ч
176
Разве не чудо, когда из крошечного семени вырастает
могучее дерево и живёт сотни лет?
Разве не чудо мы сами, рождённые после встречи спер-
матозоида с такой же крохой-яйцеклеткой?
А муравей, который тащит груз в 10 раз тяжелее его са-
мого – разве не чудо?
Перечень чудес можно продолжать ещё долго, но я
остановлюсь на самом главном чуде. Это мозг человека,
который пока используется лишь на одну десятую своих
возможностей.
И при этом мы имеем семь чудес света, ходим пешком
по Луне, и уже начинаем осваивать Марс, готовясь к его за-
селению.
А если мозг наш начнёт работать на семь десятых?
Оставляю эту тему писателям-фантастам. Не буду отнимать
у них хлеб.
Ч
177
Шахта, шахтёр
Подземный способ добычи ископаемых – вот что такое
шахта. А те, кто там работает, естественно, шахтёры. Это об-
щее название, но они делятся на проходчиков, крепильчиков,
спасателей, буровиков, взрывников и т.д.
Но есть и вспомогательные службы. Это электрики, вен-
тиляционщики, механики, машинисты угольных комбайнов
и другие.
Мой первый в жизни рабочий день прошёл на угольной
шахте в посёлке Мгачи, что на Сахалине. На глубине 400 ме-
тров. Честно признаюсь – было страшно.
Однако, скоро любопытство, новизна вытеснили страх
и я жадно всматривался во всё, что высвечивал лучик моего
шахтёрского фонаря. Мне очень мешал мой рост в 183 см.
Высота штольни или штрека редко превышала 150 см, и я
постоянно бился головой, вернее каской об верхний крепёж.
Каска сползала на нос, сапоги хлюпали в воде, что накапли-
валась на дне и скрывала рельсы, по которых в вагончиках
вывозили добытый уголь..
Я смутно представлял себе, как можно в таких условиях
работать, если даже перемещаться было очень нелегко. Но
время, такие же электрики, как и я (только уже с опытом),
сделали своё дело, и уже через месяц я таскал оборудование
и кабели по штольням, где «потолок» был и вовсе 70 см. Тя-
жёлый, почти каторжный труд, но шахтёрам приходилось
ещё труднее и опаснее.
Не зря они в стране были самые высокооплачиваемые и
в большом почёте. Не буду писать об авариях, взрывах, жерт-
вах. Скажу лишь, что немногие дорабатывали до пенсии.
Запомнилось и то ещё, что именно там, на шахте, я по-
лучил свою первую зарплату. После студенческой стипендии
это были просто фантастические деньги. Я за 4 года учёбы в
техникуме столько не получил.
Ш
178
В лихие 90-е годы даже шахтёрам не платили зарплаты,
и они в Москве стучали касками по мостовой. А надо было
стучать по головам тех, кто преступно и цинично грабил их в
новом государстве с названием РФ.
Сейчас вроде бы всё «устаканилось», и – слава богу! Что
касается меня, то День шахтёра и по сей день праздную.
Шпион
После книг «про индейцев» («Следопыт», «Зверобой»,
«Чингачгук») в детстве шли книжки «про шпионов». При-
чём у нас они – шпионы, а наши у них – разведчики. Такое
вот словоблудие. Вряд ли какой мальчишка не читал тогда
«Подвиг разведчика» и не мечтал стать таким же, как Нико-
лай Кузнецов.
То, что шпионаж - дело неблаговидное, как и воровство,
нам, естественно, и в голову не приходило. Не знали мы и
того, что профессия «шпион» ещё и в древние века была в
ходу. Назывались они «лазутчики», например, но сути дела
это не меняло – всё равно шпионили, воровали тайны, секре-
ты врагов, соседей, конкурентов.
Профессия трудная, опасная, никак и нигде не афиширу-
ется, но годится для неё далеко не каждый. Слишком много
надо знать, помнить и уметь. Государству шпион обходится
тоже в копеечку немалую, но она почти всегда окупается.
Шпионов красиво называют «рыцари тайного фронта»,
о них снимают фильмы. Однако подлинных имён мы не узна-
ем. Да и не очень хочется, если честно.
Шторм
Сухопутный человек знает о нём по книгам и фильмам.
Для моряков – это суровая повседневность плюс смертельная
опасность.
Ш
179
Я человек сухопутный и лишь однажды познал, что это
такое – шторм на море. Плыл пассажиром из Владивостока
на Сахалин и шторм застал на вторые сутки. По меркам мо-
ряков так себе штормик – всего 5 баллов. Но для меня это
было и жутко, и страшно, и запомнилось на всю жизнь. У
берега мой пароход казался громадиной, а во время шторма
он выглядел спичечной коробкой на фоне волн, скорее по-
хожих на движущиеся горы. На них со скрипом и покрях-
тыванием, задрав нос, взбирался наш пароходик. Казалось,
что он вот-вот переломится пополам, забравшись на гребень
волны. Нет, оставался цел и стремительно скатывался вниз.
«Не вынырнет, сейчас прямо носом войдет в воду и на дно!»
– думалось, глядя на борьбу со стихией. Бог миловал и наш
старенький пароход взбирался на следующую волну-гору.
Чтобы не испытывать мою нервную систему, я с палубы
сбежал в каюту, где мои попутчики люто страдали от мор-
ской болезни. Смотреть на это малоприятное зрелище было
ещё хуже, чем на штормовое море. И я вернулся на палубу.
Пришлось убедиться в том, что всё в мире относительно и
познаётся в сравнении.
Встречным курсом шёл флагман пассажирского Тихо-
океанского флота красавец-лайнер «Советский Союз». И я
потерял всякое уважение к своему «Чехову», который рядом
с белоснежным гигантом смотрелся как речной буксир. И,
похоже, этот шторм для «Советского Союза» был детской за-
бавой. Как тут было не позавидовать тем пассажирам и не
пожалеть наших.
К счастью, шторм длился недолго, и мы благополучно, с
жёлто-зелёными лицами и неверной походкой сошли на бе-
рег. Девчонки, которых я соблазнил Сахалином, не стесняясь
и не особо подбирая слова, проклинали и меня, и себя. Нет,
чтобы сказать «спасибо» за новые впечатления.
Ш
180
Эволюция
Проще говоря – это преобразование одного вида в дру-
гой. Классический случай – обезьяна стала человеком.
Но теперешние обезьяны что-то не торопятся стать
людьми. Они смотрят на нас и говорят себе – Нет уж, спаси-
бо! Кем угодно, только не человеком, который польстил себе
и назвался разумным.
Да, если посмотреть на деятельность человека, который
половину бюджета тратит на войны, чтобы убивать друг дру-
га, то разум тут не причем.
Но человек убивает ещё и окружающую среду, её обита-
телей. Даже космос замусорил. Это похоже на массовое са-
моубийство, и похоже началась анти-эволюция. Она пошла
вспять.
Лучшее тому доказательство – узаконенные однополые
браки. Даже в НЕразумном животном мире такое извраще-
ние не обнаружено. А «разумный» человек додумался.
«Нет, ребята, всё не так! Всё не так , ребята» - пел Вы-
соцкий.
И я говорю - не так, неправильно, гибельно ведёт себя
человек. Если в техническом плане достиг очень многого, то
так называемый «человеческий фактор» явно деградирует.
Эволюция застряла, забуксовала. Кто , как и когда это испра-
вит - я не знаю. Но время расставит всё по местам. Не при-
шлось бы только снова обезьяне опять брать в руки палку
и становиться человеком. В четвёртый раз, как утверждают
учёные…
Э
181
Юбилей
Хорошее дело – юбилей! За столом столько хорошего о
себе услышишь, что самому себе начнёшь завидовать. А ещё
подарки, поцелуи женщин, цветы – и всё это ради тебя одно-
го!
Но это хорошо и радостно, когда тебе 20-30, 50 лет, т.е.
лучшие годы жизни. Но юбилей в 60-90 лет уже не радует.
Пожелания крепкого здоровья звучат уже как издевательство,
ибо к этой поре от здоровья уже мало чего осталось. И подар-
ки не радуют, и речи-тосты кажутся фальшивыми.
Праздник уже при жизни похож на поминки, ибо о юби-
ляре или хорошо, или никак. Он понимает в свои 70 лет, что
этот юбилей, возможно, последний. И радости-веселья мысль
эта не прибавляет. Женщины уже и 40 лет не хотят отмечать,
помня, что «бабий век – сорок лет». А отмечать 50-60 лет их
надо долго уговаривать. «Кому охота на старуху смотреть?»
- говорят они.
Что тут скажешь?.. Да, юбилярша в 80 лет вызывает
только жалость и мысль «не дай бог дожить до такого дня».
Но юбилей проводят с помпой , с размахом, по принципу
«Знай наших! Не лаптем щи хлебаем!» Особенно в творче-
ских кругах – актёры, писатели, эстрадные звёзды. Потому
что для тех, кто пришёл к застолью – это возможность себя
показать, тост оригинальный произнести. Ещё лучше – на
экранах ТВ засветиться «И я там был, мёд-пиво пил».
Близится мой 80-летний юбилей. Если доживу – отме-
чать не буду. Почему? Читай выше.
Ю
182
Ювенальная юстиция (ЮЮ)
Порождение «цивилизованного» Запада, пекущегося о
правах ребёнка, но делающего его сиротой при живых роди-
телях. Более гнусной и глупой затеи пока никто не придумал.
Самое ужасное, что и у НАС нашлись умники, которые вов-
сю используют ЮЮ. Хотя это противоречит закону. Но их
никто за это не наказывает.
Лицемерный фальшивый лозунг «защитим права ребён-
ка» сводит роль родителей лишь к зачатию и рождению. Всё
остальное под надзором ЮЮ. Шлёпнул ребёнка по заднице
– приедут и отберут. Это насилие. Прав родительских лишат.
Не пустила мать дочку на дискотеку, та звонит по телефону
и... ЮЮ тут как тут. Ограничение свободы личности – гово-
рят и ребёнка увозят.
Так разрушается институт семьи, где родители и пик-
нуть боятся. Причём считается, что ТАМ, у государственных
тётей и дядей ребёнку будет лучше, чем с родной матерью.
Дикость? Абсурд? Да! 1000 раз да! Но разве однополые бра-
ки не абсурд? Но они УЗАКОНЕНЫ (???).
Так что молите Бога, чтобы наша Гос. Дума не скопиро-
вала и этот закон.
Ю
183
Ядерная война
Это как раз то, что касается всех и каждого, кто живёт на
планете Земля. Одни с ужасом и вполне понятным страхом
ждут её и боятся. А другие – это, в основном, военные и по-
литики – постоянно грозятся начать эту войну.
Вопрос только в том, кто первый нажмёт кнопку. При
этом нет гарантии, что именно он и выиграет эту войну. Ока-
зывается, что наша планета не такая уж большая, чтобы где-то
горели в адском пламене, а где-то загорали на белом песочке
у тёплого моря. К тому же в ответ может прилететь такой же
«гостинец». Всякий здравомыслящий человек понимает, что
в ядерной войне победителей не будет. Только побеждённые.
Даже сама природа не скоро оправится.
Но ведь и Наполеон и Гитлер знали, что до них никто
Россию победить не смог, но пошли на нас войной. Здравый
смысл не сработал. Где гарантия, что в США или НАТО не
найдётся новый безумец и не нажмёт кнопку? Нет такой га-
рантии. Что делать в такой ситуации? Я не знаю. Хотя со-
гласен с теми, кто призывает не ждать того дня, когда к нам
полетят ядерные бомбы и ракеты. И уж тем более не медлить
с ответным ударом. Почему? Почему мы должны погибнуть,
спасая цивилизацию? Кто оценит эту страшную жертву? На-
оборот, дураками назовут. Могли, мол, и сами «бабахнуть».
Ведь было чем. Но Россия вечно кого-то спасает. То болгар от
турок, то Европу от фашизма, то армян от турецких сабель.
Только вот нас никто не собирается спасать или защи-
щать. Нет в мире друзей, нет союзников. Обложили по пери-
метру, как волков красными флажками. И боимся мы за эти
флажки шагнуть.
Конечно, это размышления дилетанта, обывателя, и
очень может быть, не самые правильные. Но есть люди ум-
нее и грамотнее. Надеюсь, они всё же договорятся и устранят
угрозу последней войны на Земле.
Я
184
Я
Язык
Именно язык отличает нас от животных, позволяя не
только общаться, но и оставлять потомкам свои знания и
опыт. Меня удивляют и сходство, и различия в языках. Слово
«мама» на многих языках звучит очень похоже, хотя народы
живут порой очень далеко друг от друга. А простое петуши-
ное «кукареку» звучит очень по-разному у разных народов.
Учёные лингвисты давно уже всё разложили по полоч-
кам в своей науке. Нам, простым смертным, в популярной
литературе объясняют как возникают, живут и умирают язы-
ки. К примеру, давно нет латинян, а латынь живёт в биологии
и медицине. Врачи пишут рецепты, а биологи называют всё
живое на латинском языке.
Здесь я хочу поделиться с тобой, читатель, грустью и
болью по поводу уничтожения нашего родного русского
языка. Он нахально цинично планомерно вытесняется аме-
риканизмами и тюремно-лагерным жаргоном. Продавец
вдруг стал менеджером, мотоциклист – байкером, техникум
– колледжом, представление – шоу… В банке вам предло-
жат пролонгировать договор, а не продлить, и т. д. Примеров
могу предложить ещё множество, но не хочу «сыпать соль
на раны». Такое впечатление, будто нас готовят жить в аме-
риканской колонии, чтобы рабы понимали команды новых
хозяев.
Не один я печалюсь замещением русского языка чуже-
родными словами. Пишут и говорят об этой языковой ди-
версии люди поумнее меня – писатели, учёные, учителя – но
голоса их никто не слышит. Более того, теперь в школах на
английский язык отведено больше часов, чем на русский.
185
Так уже было в России, когда дворяне стыдились гово-
рить на русском, заменив его французским. И гувернёров-
учителей выписывали из Франции для детей своих. Но Рос-
сия не офранцузилась. Потому что крестьян было больше,
чем дворян и не было телевизора, компьютера и радио. И гра-
мотных было не густо. Теперь прогресс нам выходит боком.
Страшно подумать, что станет с нашим действительно вели-
ким и могучим языком, если процесс уничтожения его никто
не остановит. Скорее всего, народ смирится и привыкнет, как
привык уже обходиться без национальности в паспорте.
Я
186
Содержание
А
Аборт . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .5
Автомобиль . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 6
Агрессия . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 8
Администрация . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 10
Адреналин . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 10
Аккордеон . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .12
Алименты . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 13
Алкоголизм . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .13
Альпинизм . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 15
Америка . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 16
Ангел-хранитель . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 18
Анекдот . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .18
Аплодисменты . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 20
Аритмия . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 20
Астрология . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 21
Атомная бомба . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 21
Б
Бабушка . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 23
Базар . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .25
Баня . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 26
Бедность. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 27
Безотцовщина . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .29
Берёза . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .30
Бомжи . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 31
Борода . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 33
Брак . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 33
Братья . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 34
Букет . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 37
Буран . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .37
187
В
Вера . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 38
Водка . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 39
Вожди . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .41
Воровство . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 42
Враги, вражда . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 43
Врачи . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 44
Время . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .46
Г
ГАИ и ГИБДД . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 47
Геи . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 48
Гимн . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .49
Голод . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 51
Гордость . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 51
Горы . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .52
Гости . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 53
Гроза . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 54
Грузия и грузины . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 55
Гуманизм . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .56
Д
Дача . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 57
Деньги . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .58
Деревня . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .59
Дети . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .61
Джунгли . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 63
Долги . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .64
Дом . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 65
Дума . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 66
Душа . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 68
Е
Евреи . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .69
188
Ехидна . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .70
Ёлка . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .70
Ж
Жена . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 71
Женщина . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .72
Жизнь . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 73
З
Зависть . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 74
Знамя . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .75
Знание . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .76
И
Игра . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .77
Изгои . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .78
Измена . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .79
Иммунитет . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 81
Инвалид . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .82
Инстинкт . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .83
Интуиция . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .84
Исскусство . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 84
Испытатель . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .86
К
Кабала . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .87
КВН . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .88
Казнь . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 89
Карьера . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 90
Кино . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .91
Кит . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .91
Китай и китайцы . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 92
Климат . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .93
Книга . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .96
Коллекционирование . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .98
189
Компьютер . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 99
Конфеты . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . ..100
Корова . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .102
Коса . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .103
Кумиры . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 104
Л
Лагерь . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 106
Лада . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .108
Лебеда . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 109
Лошадь . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 110
Любовь . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .111
М
Марш . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .113
Мегаполис . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .113
Медицина . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 115
Мёд . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 117
Милиция . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 118
Мода . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 119
Мотоцикл . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 121
Музыка . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 122
Н
Ненависть . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .123
О
Огонь . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .124
Оля . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .125
Опера . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .126
Оружие . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 127
Охота . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .128
Очки . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .128
Очередь . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .130
Ошибка . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 131
190
П
Память . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .132
Печь . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .132
Писатель . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 136
Поезд . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .138
Политика . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .140
Похороны . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 141
Прогресс . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .142
Р
Ревность . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 144
Реклама . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 145
Роботы . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .146
Ромашки . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 147
«Русские» иностранцы . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 148
Рыба . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .149
С
Самописка . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .150
Сердце . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .150
Скорость . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 152
Скрипка . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .152
Случай . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .153
Смерть . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .155
Спорт . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .156
Справедливость . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 157
Собака . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .157
Совесть . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 159
Старость . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . ..159
Суд . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .160
Т
Театр . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 162
Тишина . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 163
Туризм . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .164
191
У
Убийство . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 165
Учитель . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .165
Ф
Фанаты . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 168
Фантазия . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .168
Фобия . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 169
Ц
Цивилизация . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .170
Ч
Часы . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 173
Человек, человечность . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 173
Честь . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .175
Чудо . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 175
Ш
Шахта, шахтёр . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 177
Шпион . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .178
Шторм . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .178
Э
Эволюция . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 180
Ю
Юбилей . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .181
Ювенальная юстиция (ЮЮ) . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 182
Я
Ядерная война . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .183
Язык . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 184
192
Долгушин Николай Дмитриевич
МОЯ ЭНЦИКЛОПЕДИЯ
проза
компьютерный набор,
верстка, дизайн
Карташова Ю.С.
Отпечатано с готового оригинал-макета
в типографии “КОПИ_РИЗО”
440000, г. Пенза, ул. Каляева, 7в
тел.(8412) 56-25-09
E-mail:tipograf_popovamg@inbox.ru


Мне нравится:
0
Поделиться
Количество просмотров: 133
Количество комментариев: 0
Рубрика: Литература ~ Проза ~ Повесть
Опубликовано: 29.12.2017


00
Есть вопросы?
Мы всегда рады помочь!Напишите нам, и мы свяжемся с Вами в ближайшее время!

1 1