Чтобы связаться с «Алифтина Никулина», пожалуйста, войдите или зарегистрируйтесь.
Алифтина НикулинаАлифтина Никулина
Заходила 15 часов 22 минуты назад

ВАНЮШКА

Осень в тот год была на удивление тёплой. Ванюшку это особенно радовало. Уже не пищал над головой прожорливый комариный рой, не лезла мошка в глаза и уши, а на фоне голубого неба золотая осень расстелила ковёр, шуршащих под ногами, листьев. Лес пестрил осенними красками ярко-жёлтых белоствольных берёз, зелёных нахохлившихся елей, и, красным огнём пылающих, кустов рябины.
Он любил в эту пору бегать в лес за грибами, за ягодами. Но тот поход за клюквой Ванюшка запомнил на всю жизнь.

Было ему тогда лет 12-13. Жили они семьёй в небольшом селе, на окраине леса. А попали они в это село так.

Ещё до войны умер отец Ванюши и его старшей сестры Любы. Мать потом вышла замуж за такого же вдовца Герт Павла Егоровича. По национальности он был немец. Жили они в станице Васюринская Краснодарского края. Отчим был работящий, как говорится, на все руки мастер. Только стали обустраиваться, налаживать свой быт, как в их дом, да и в дома всех советских людей, ворвалась война. Она смешала всё, круто перевернула людские судьбы. Помнит Ваня как немцы загнали их в вагоны. Мужчин отдельно от женщин и детей. Отовсюду доносились стоны людей, да детский плач. Сколько дней, ночей везли Ванюшка не помнил, высадили на станции в какой-то стране, потом они узнали что это была Польша. Расселили по баракам, опять поврозь друг от друга. Мужчины работали на каменоломнях, а женщин отдали в работницы местным помещикам.

Ванюшке постоянно хотелось кушать. Мать конечно отдавала ему с Любой часть своего супа и хлеба, но растущий организм требовал ещё еды. И они, маленькие пацанята, через дыру в заборе, выбирались за пределы лагеря и попрошайничали у местных жителей. Кто подавал, а кто сдавал их охране лагеря, которая била пацанят. Больно и обидно было Ване. Он плакал и проклинал эту войну, своё голодное детство, и то что он мало видел отчима и мать.

Как-то ночью их опять посадили в вагоны и перевезли в Чехословакию, где отчим работал у местного помещика в сельском хозяйстве. А в 1945 году, 6 мая, узников лагерей освободили союзные войска. 

Ура! Победа! Пленные покидали бараки и камеры, разыскивали свои семьи, чтобы вместе вернуться домой. И поехали они на грузовиках в сторону Родины, но та их встретила неприветливо. Как только пересекли государственную границу СССР, отчима пересадили в другую машину и увезли в контрационный лагерь для проверки. А как же, немец, да пленный... Потом его отправили на спецпоселение в Сибирь, Алтайский край, село Куличье. Мать с детками вернулись в родную Васюринскую, но там, после немцев была такая разруха, что не осилить ей одной, теперь уже с тремя детьми, восстановливать дом и поднимать детей. И отправилась она к мужу, туда, на Алтай.

Так и оказались они в небольшой деревеньке Куличье, которая находилась среди лесов, озёр, да болот.
Жили в бараке. Постоянно были под наблюдением коменданта, словно и впрямь враги. Им запрещалось выходить за пределы села. Утром мужчин увозили на лесоповал, а вечером, под конвоем, доставляли домой. Мать считалась вольной поселенкой и могла передвигаться свободно. Она брала с собой старших детей-Любу и Ваню и ходила по сёлам, меняла одежду на продукты. Меняла не только себе, но и соседям по бараку. Так они и выживали. Там же родились у Ванюшки ещё сёстры и братья. 

Ваня, как старший в семье мужчина, после отчима, чувствовал ответственность за них. Помнит, как бывало приведёт сестрёнок в детсад, а там не пускают, ноги мол грязные, цыпки* на коже. Он подхватит подмышки их, поднесёт к озеру, и полощет в холодной воде ножонки, а те верещат. Воспитатели, видя такую картину, грустно улыбались. А что делать. Почти все семьи так жили. Осенью срезал Ваня шляпку подсолнуха, выбивал семечки и колючей стороной отдирал эти проклятущие цыпки. Ребятня пищали, но старшего брата слушались. 

Село окружали леса. С одной стороны тянулись берёзовые рощи, с другой сосновый бор с примесями лиственницы, а по опушкам можно было встретить кустарники калины, рябины, черёмухи. Получается, что вокруг был и строительный материал и продукты питания в виде грибов и различных ягод. Вот Ванюшка и бегал частенько туда. То груздей наберёт, то опят нарежет. Мясистые подберёзовики и боровички, да жёлто-розовые сыроежки попадались на каждом шагу. Каких-то полчаса, час и его лукошко наполнялось отборными, душистыми грибами.

А тут и клюква поспела. Болото, на котором он собирал её, находилось не далеко от села. Туда многие односельчане ходили за этой вкусной и полезной ягодой. Ванюшку такое положение дел не устраивало. Ему хотелось побольше её собрать, как та тётка с соседней улицы. Она по ведру каждый день приносила. Но места своего не выдавала. Парнишка решил выследить её. Он проснулся до света, быстро оделся, взял ведро и побежал к тёткиному дому. Утренняя прохлада пробирала до костей мальчишку. Одежонка-то была латана-перелатана, но он этого не замечал, вон тётка с ведром уже вышла за калитку и пошла в сторону леса. Крадучись Ванюшка двинулся за ней.

Тропинка, петляя между деревьями, уводила всё дальше и дальше от дома. Здесь Ванюшка ещё ни разу не был. Женщина остановилась на краю болота, оглянулась, будто почувствовала чей-то взгляд, ничего не заметив, начала рвать ягоду. Ваня стоял за большой сосной, которая полностью скрывала его худенькое тело, клюквы здесь было так много, будто красный ковёр расстелили посреди леса. Он решил переждать, когда тётка нарвёт своё ведро и пойдёт домой, вот тогда и он примется за любимое занятие.

Ваня присел под деревом, на мягкий мох, достал из-за пазухи краюшку хлеба, отломил кусочек и стал жевать. Лес вокруг был густой и тёмный, и только над голым открытым болотом было светло. Неожиданно отчётливый булькающий звук послышался со стороны топи. "Водяной?"- мелькнула мысль. Да нет, это болотный газ выходит на поверхность. Но предательские мурашки всё же пробежали по коже. Через заросли кустарника он видел силуэт женщины, которая ловкими движениями рвала ягоду. 
Вот так за наблюдениями, в какой-то момент, даже задремал, а когда открыл глаза тётки уже не было видно. Быстренько схватил своё ведро и принялся собирать клюкву, перемещаясь с кочки на кочку. 
- Ещё пару раз можно прийти на это место, и на всю зиму хватит матери печь пироги и варить кисель из клюквы.

Ну всё, ведро полное, можно идти домой. Но тут Ваня понял, что потерял ту тропинку, по которой пришёл сюда.
- Леший что ли закружил меня?- подумал он,- или может та тётка лесная колдунья и заколдовала своё место?
Он петлял по краю болота, вглядываясь в деревья и не находил ту сосну, под которой сидел. А солнце уже стало касаться макушек. Ещё немного и невозможно будет разглядеть стороны горизонта. Ваня слышал от взрослых, что мох на деревьях растёт с северной стороны. Не правда! Пройдя второй круг, он понял, что мох густо покрывает стволы со стороны болота. Смеркалось. Парнишку начинал бить мелкий мандраж. Ведро с клюквой оттягивало его детские ручонки. Но упорство мальчика, а может страх остаться на ночь в глухом лесу подгоняли его искать ту заветную тропинку.

Какая-то большая птица, серо-чёрной окраски, выпорхнула из-под ног Вани и, неспешно махая крыльями, уселась на разлапистую ветвь сосны, наблюдая от туда за лесным пришельцем. В вечерней тишине опять стало отчётливо слышно бульканье болотного газа. Казалось что какое-то живое существо, вздыхая, просыпается от дневного сна. 
- Вот они сказки-то откуда берутся. Вот здесь наверное и живут лешие да кикиморы.- с ужасом подумал парнишка.
Ему стало не по себе. Да где же эта злополучная тропинка, которая привела его сюда и будто растворилась в болотном тумане.
Ваня заплакал. 
- Вот сейчас выползут из темноты ужасные лесные жители и разорвут меня на части.
Но вдруг он понял, что ходил вокруг болота против солнца.
- А что если попробовать идти в другую сторону.
И Ваня двинулся в обратном направлении. Не мог он потом вспомнить что произошло, но к его изумлению и восторгу метров через сто он увидел ту сосну, под которой сидел утром. Даже мох остался примятым. 
- Эй, как там тебя, Леший, спасибо. Это наверное ты надо мной сжалился и вывел на тропинку.

Будто на крыльях летел он домой, уже чётко ориентируясь между деревьями. Ветки хлестали его по щекам, но он этого не замечал. Добытчик нёс домой еду. Вон уже светятся окна их барака.
- Ох и влетит мне от мамки.- подумал Ванюшка. Но ведро клюквы, что нёс из леса, согревало душу мальчишки.
- Вон сколь еды несу,- хвалил он сам себя,- завтра опять туда пойду.
С этими размышлениями Ваня перешагнул порог родного дома.

* цыпки- мелкие трещинки, шершавость и краснота на коже рук и ног, появляющиеся от грязи и обветривания.
 


Мне нравится:
0
Поделиться
Количество просмотров: 10
Количество комментариев: 0
Рубрика: Литература ~ Проза ~ Рассказ
Опубликовано: 19.05.2020




00

Есть вопросы?
Мы всегда рады помочь! Напишите нам, и мы свяжемся с Вами в ближайшее время!
1 1