Чтобы связаться с «Энжела Полянски», пожалуйста, войдите или зарегистрируйтесь.
Энжела ПолянскиЭнжела Полянски
Заходила 2 месяца назад
Рубрики:

История одного проклятья



Эта история произошла в Средние века, но она до сих пор привлекает внимание не только историков и писателей, но и любителей всего загадочного.


«На огромные холодные глаза Филиппа Красивого ни разу, даже сейчас, не опустились веки.
Внезапно завесу пламени прорвал голос Великого магистра, и слова его были обращены ко всем и к каждому и беспощадно разили каждого. И так неодолима была сила этого голоса, что казалось, принадлежит он уже не человеку, а идет из нездешнего мира. Жак де Моле снова заговорил, как нынче утром, на паперти собора Парижской Богоматери.
- Позор! Позор! - кричал он. - Вы все видите, что гибнут невинные.
Позор на всех вас! Господь Бог нас рассудит!
Коварный язык пламени подкрался к нему, опалил бороду, в мгновение ока уничтожил бумажную митру, поджег седые волосы.
Толпа безмолвствовала в оцепенении. Людям казалось, что на их глазах жгут безумного пророка.
Лицо Великого магистра, пожираемого пламенем, было повернуто к королевской галерее. И громовой голос, сея страх, вещал:
- Папа Климент... рыцарь Гийом де Ногарэ, король Филипп... не пройдет и года, как я призову вас на суд Божий и воздается вам справедливая кара!
Проклятие! Проклятие на ваш род до тринадцатого колена!..
Пламя закрыло ему рот и заглушило последний крик Великого магистра. И в течение минуты, которая показалась зрителям нескончаемо долгой, он боролся со смертью.
Наконец тело его, перегнувшись пополам, бессильно повисло на веревках. Веревки лопнули. Великий магистр рухнул в бушующий огонь, и из багровых языков пламени выступила поднятая рука. И пока не почернела, не обуглилась, все еще с угрозой вздымалась к небесам.
Толпа, напуганная проклятиями тамплиера, не трогалась с места, и тяжелые вздохи, неясный шепот выражали растерянность, тревожное ожидание. Всей своей тяжестью навалились на людей ночь и ужас: мрак победил свет, падавший от затухавшего костра».

(Заключение 8 главы. "ПРИЗОВУ НА СУД БОЖИЙ")
Морис Дрюон. Железный король




Великий магистр ордена тамплиеров Жак де Моле – фигура безусловно из ряда вон выходящая, его жизнь и мученическая смерть послужили поводом для мифологизации рыцарства, а сам он стал прообразом борца против церкви и королей, вдохновителем многих поколений революционеров и атеистов всех мастей.
А началось все с крестового похода, который был ознаменован взятием Иерусалима в 1099 г. и основанием на Святой Земле христианского государства. Через 19 лет девять французских рыцарей во главе с Хуго де Пэйнсом дворянином из Шампани, основали знаменитый орден рыцарей Храма.
Свое название «Тамплиеры» или иначе, «Храмовники» воины - монахи получили потому, что их резиденцией поначалу служило здание, находившееся с южной стороны дворца иерусалимского короля Болдуина I и примыкавшее к церкви Гроба Господня. Ранее оно было мечетью Аль-Акса, святыней мусульман, грандиозным сооружением XI века, которое поддерживали 280 титанических колонн. На том же месте, по древнему преданию, находился и храм царя Соломона. По-французски «Tour du Temple», отсюда и название ордена.
В обязанности тамплиеров входили забота о дорогах и охрана паломников на их пути к Храму Христову.
Изначально устав ордена гласил:

«Пусть рыцари обладают прочным, но простым оружием, лишенным золотых или серебряных украшений; сверху железного панциря да носят они форменный белый плащ, на котором нашит большой красный крест. Рыцари, принадлежавшие к ордену, не должны иметь собственности, даже если орден будет богат. Они не могут целовать женщин, в том числе родных сестер и мать. В комнате, где спит рыцарь, он должен держать зажженную свечу из опасения, что над ним может взять верх дух тьмы».

По возращении домой, в Европу в 1127 году, всех девяти рыцарей встретили с величайшим триумфом. В январе следующего года в Труа был созван собор во главе со Святым Бернардом Клервоским, который официально утвердил орден тамплиеров и признал его как военно- монашеский. Орден, как и положено, был освящен и получил полный устав, согласно которому тамплиеры получили довольно широкие права. В том числе право принимать в свою среду рыцарей, отлученных от церкви за неблаговидные поступки. Новый устав определил и особые прерогативы магистра ордена, который мог по собственному усмотрению менять те или иные статьи устава и фактически становился независимым от какой-либо вышестоящей церковной инстанции.
Вот тогда–то дела ордена с головокружительной быстротой и пошли в гору. Покровительство Святого Бернарда придало храмовникам исключительное значение в глазах венценосцев, патриархов церкви и всего католического мира. В орден стали притекать многочисленные пожертвования, а число его членов росло с невероятной скоростью, поскольку весь цвет европейского рыцарства желал быть причастным к братству освободителей гроба Господня. Щедрые пожертвования заложили прочный фундамент финансового благополучия ордена, позднее многократно преумноженного коммерческими операциями храмовников.
Уже в XII веке монахи владели большими земельными наделами, прежде всего, конечно же во Франции. Исключительные права они получили в Португалии, где им была предоставлена обширная область между Коимброй и Лейрой, которую они должны были защищать от арабов. Здесь, как и в Палестине, тамплиеры строили крепости, привлекали колонистов и принимали в вассальную зависимость мирное население. Постепенно владения рыцарей Храма появились по всей Европе.
В казне ордена скапливались немыслимые, баснословные богатства. В 1191 году тамплиеры купили у английского короля Ричарда I остров Кипр за 100 тысяч византионов. В 1307 году орден имел уже 10500 мануариев, несмотря на то, что к этому времени тамплиеры потеряли все владения на Востоке.
Однако пока орден копил богатства, дела на Святой земле шли отнюдь вон плохо. В 1144 году мусульмане овладели Эдессой, одним из важнейших опорных пунктов, прикрывавших Иерусалимское королевство с севера. В 1187 году Саладин овладел Иерусалимом, и резиденция тамплиеров была перенесена в Храм паломников под Акрой. В 1244 году крестоносцы потерпели сокрушительное поражение в битве под Газой. Погибло и было взято в плен более чем половина воинов – монахов.
Тем не менее, тамплиеры довольно - таки быстро оправились от этого удара, и как ни в чём не бывало, продолжили копить богатства, не ведая, что главная для них опасность будет порождена в колыбели, где некогда был дан толчок к росту их величайшего могущества.
А во Франции же вступали в силу новые политические процессы. Довольно отчетливо прослеживалась движение от феодальной раздробленности к феодальной централизованности. Королевская династия Капетингов вела политику союза королевской власти с городами. Благодаря этому союзу французские короли, наконец, сумели осилить своих вассалов и нанесли ряд ударов традиционным врагам Франции — английским королям, и тем самым увеличили территорию своих владений.
Надо бы заметить, что этот союз был в равной степени выгоден и горожанам, так как облегчал их борьбу с феодалами, содействовал развитию ремесел и торговли, закладывая основы единого внутреннего рынка.
Конечно же в проведении подобной политики интересы французских королей столкнулись с интересами римских пап, которым усиление светской власти грозило ослаблением власти церковной. Решающее столкновение произошло между королем Филиппом Красивым и папой Бонифацием VIII в начале XIV века. В 1301 году в ответ на судебное преследование одного южно - французского епископа, ставленника римской курии, папа направил Филиппу грозное послание. Он обвинял короля в тирании, дурном управлении страной, порче монеты, запрещал ему собирать налоги с духовенства и под угрозой отлучения от церкви вызывал к себе на суд.
Но Филипп IV имел наглость, заявить, что речь идет об оскорблении всей нации и созвал 11 апреля 1302 года в соборе Nоtre – Dame de Paris представителей трех сословий. Добившись их поддержки, Филипп порвал и сжег папскую грамоту.
Упрямый Бонифаций VIII на свою же беду решил воплотить в жизнь свою угрозу об отлучении Филиппа Красивого от церкви, для чего выехал в Ананьи, где находились его дворец и собор, с амвона которого провозглашались подобные решения.
Однако верный друг французского короля канцлер Гийом де Ногаре, доктор права и профессор законоведения, член королевского совета, загодя отправился в Италию, где стал вербовать врагов папы, как среди простонародья, так и среди знати. В довершение всего де Ногаре ворвался в папские покои и потребовал у Бонифация отречения от папского престола и даже ударил его по лицу железной рыцарской перчаткой. Ну разве можно выдержать такое потрясение, через несколько дней упрямец старик скончался.
Следующий римский папа Бенедикт IX вознамерился осудить и уничтожить столь ненавистного канцлера, но 7 июля 1304 года вдруг неожиданно умер. Вполне возможно, отправиться к праотцам ему помогли людьми де Ногаре.
Выборы нового папы обернулись фарсом длиной в девять долгих и мучительных месяцев, пока 5 июня 1305 года кардиналы не выбрали папой под именем Климента V француза, епископа Бордосского. Под давлением Филиппа, резиденцией Климента стал Авиньон. С этого момента началось семидесятилетнее авиньонское пленение пап.
А тем временем росло недовольство французского народа к тамплиерам. Храмовники вытеснили предпринимателей и финансистов отовсюду, где пахло выгодными сделками, бедняки же ненавидели их как кровопийц, берущих огромные проценты даже за самую крошечную ссуду. Кроме того окруженные тайной, они исповедовались лишь у орденских капелланов и не допускали посторонних на свои церемонии.
Немудрено, что из - за этой таинственности поползли слухи, будто рыцари Храма давно впали в ересь, заразившись ею на Востоке, будто они заставляют вступающих в орден, отрекаться от Иисуса Христа и плевать на его распятие, что они ведут богослужения по испорченным книгам и служат дьяволу.
Естественно рано или поздно это должно было привлечь внимание правящего монарха, что и случилось. Филипп Красивый решил, что пришло время расправиться с тамплиерами, а заодно безусловно, в первую очередь, наложить лапу на их несметные богатства, как раз и повод подвернулся. Под подозрение взяли проявляемый храмовниками весьма активный интерес к военному делу. Вербовка новых воинов, укрепление старых крепостей, строительство цитаделей закупка оружия и боевых коней.
По настоятельным просьбам короля, весной 1307 года папа Климент V вызывал Великого магистра ордена Жака де Моле с Кипра, где тот вел подготовку к высадке экспедиции в Сирию. Магистр в сопровождении почти королевской свиты из 60 рыцарей, легкой кавалерии и чернокожих рабов прибыл во Францию.
Встреча состоялось в Пуатье. Филипп выказал крайнее недовольство об ордене папе. Жак де Моле уверял, что все обвинения продиктованы злобной завистью. Магистр потребовал, чтобы папа сам лично в качестве верховного арбитра рассмотрел дело и вынес свое решение. Климент V, стараясь всеми силами добиться компромисса в этом щекотливом деле, все же заявил, что не пойдет на серьезные уступки королю.
Однако ничто не могло заставить Филиппа IV отказаться от своего решения. Железный король решил действовать при помощи святой инквизиции помимо папы, но таким образом, чтобы постепенно втянуть в дело и его, пусть хотя бы и против собственной воли. Святая инквизиция не стала чинить препятствия, и после ряда консультаций с королем главный инквизитор Гийом Имбер возбудил, наконец, дело против некоторых храмовников.
Заплечных дел мастера с большим опытом, конечно же, вырвали у них немало «чистосердечных признаний», так как в ночь на 13 октября 1307 года король отдал приказ арестовать всех тамплиеров, находившихся на территории Франции. Монахам - воинам предстояло держать ответ перед инквизиционным трибуналом в качестве «свидетелей». Одновременно было конфисковано и все имущество рыцарей Храма.
Словно предвидя будущее, Жак де Моле успел сжечь многие документы и рукописи ордена. А так же отправить письма во все орденские дома. В ночь на 12 октября 1307 года перед волной арестов тамплиеры вывезли сокровища ордена из Парижа и доставили их в порт La Rochelle, где погрузили на 18 галер, которые отбыли в неизвестном направлении и исчезли навсегда.


«После ареста Великого магистра и 1250 храмовников под стенами орденской резиденции началось разнузданное празднество. Толпы парижан, желая отомстить тамплиерам за их спесь, сбежались к замку. Из погребов выкатили бочки, и вино потекло рекой. Кухни разграбили. Всю ночь народ пировал при свете факелов. Утром, несмотря на дождь, люди все еще теснились вокруг костров, разведенных под открытым небом. Пьяницы, храпели на голой земле, публичные девки, надев на себя белые рыцарские плащи, отплясывали непристойные танцы, а увешанные серьгами цыганки били в тамбурины. В огонь летели вязанки хвороста, вокруг бесновались пьяные хороводы».

Морис Дрюон. Железный король


А тамплиеры предстали перед судом. 136 храмовников под страшными пытками давали нужные показания. Великому магистру раздробили обе ноги, отдавили пальцы рук, грудь прижгли раскаленным железом, а потом вздернули на дыбу. Расследования, допросы и процессы длились нескончаемо долго.
12 августа 1308 года кардиналы получили папскую буллу лицемерно названной «Творя милосердие», где Климент V сообщал о гнусностях иерархов ордена, которые «В присутствии двух кардиналов признались в совершении чудовищных обрядов посвящения, а также поведали о других ужасных и позорных делах, о коих папа из стыда желал бы умолчать».
К весне 1314 года обвинительный приговор против тамплиеров был готов. 17 марта в Notre-Dame de Paris собрались судьи во главе с Гийомом де Ногарэ и епископом Санским.
В качестве главных подсудимых в собор были доставлены бывшие руководители Ордена Храма: Великий магистр Жак де Моле, генеральный визитатор Юг де Пайрандо, приор Нормандии Жоффруа де Шарне и командор Аквитании Жофруа де Гонвилль.
Четыре старца в грязных лохмотьях, измученные семилетним заключением, голодом, пытками и унижениями, стояли перед королевским трибуналом, блистающим яркими одеждами и драгоценностями.
Король потребовал распустить Орден Храма, но созванный папой в октябре 1311 года во Вьене XV-й Вселенский собор отказался уничтожить самый славный и могущественный союз рыцарей - крестоносцев: лишь четыре кардинала из 140 проголосовали за упразднение ордена! Кардиналы требовали беспристрастного расследования. Тогда Филипп появился на соборе во главе войска и силой заставил перетрусившего папу единолично распустить орден.
2 мая 1312 года Климент V подписал буллу «К провидению Христова наместника», согласно которой Орден Храма был распущен, а его имущество - передано Ордену госпитальеров.
Таким образом, Святой Престол предал тамплиеров...
Под диктовку канцлера де Ногарэ, королевский суд выдвинул чудовищные обвинения тамплиерам. Подсудимым инкриминировали поклонение дьяволу по имени Бафомет, воинов христовых, сражавшихся и умиравших в Палестине во имя Христа, обвинили в убийстве и людоедстве детей, в принуждении женщин к абортам, в отречении от Господа Бога попрании креста ногами и в плевании на него. Предъявлялись так же такие обвинения, как мужеложство.
Торжественный голос папского легата кардинала Альбано, зачитывавшего бредовый приговор, величаво плыл под огромным куполом собора. Казалось, тамплиеры были раздавлены тяжестью выдвинутых против них обвинений.
Но на первый взгляд, сломленный морально и физически, вдруг Великий магистр неожиданно громким, громовым голосом, так, чтобы слышал народ, произнес:

- Протестую!
Справедливость требует, чтобы в этот ужасный день, в последние минуты моей жизни я разоблачил всю низость лжи и дал восторжествовать истине. Итак, заявляю перед лицом Земли и Неба, утверждаю, хотя и к вечному моему стыду: я действительно совершил величайшее преступление, но заключается оно в том, что я признал себя виновным в злодеяниях, которые с таким вероломством приписывают нашему ордену. Я говорю, и говорить это вынуждает меня истина: орден невиновен; если я и утверждал обратное, то только для прекращения чрезмерных страданий, вызванных пыткой, и умилостивления тех, кто заставлял меня все это терпеть. Я знаю, каким мучениям подвергли рыцарей, имевших мужество отказаться от своих признаний, но ужасное зрелище, которое мы сейчас видим, не может заставить меня подтвердить новой ложью старую ложь. Жизнь, предлагаемая мне на этих условиях, столь жалка, что я добровольно отказываюсь от сделки…

Однако королевский страж заткнул рот магистру, но молчавший до того Жоффруа де Шарне, успел крикнуть:

Мы рыцари Христа, устав наш святой, справедливый и католический…

Разумеется, Филипп Красивый пришел в ярость. Он и его помощники потратили семь лет на то, чтобы уничтожить орден и присвоить богатства тамплиеров, а каких - то два старика, полностью находящиеся во власти инквизиции, осмелились возражать против королевского обвинения. По требованию алчного короля, великий магистр и приор Нормандии были приговорены к сожжению.
18 марта 1314 года Жака де Моле и Жоффруа де Шарне в бумажных колпаках еретиков сожгли на Еврейском острове - как раз напротив королевского дворца. Филипп и его свита любовались казнью из окон дворцовой галереи. В последний момент над любопытствующей толпой пронесся голос Великого магистра:

- Папа Климент! Король Филипп! Гийом де Ногарэ! Не пройдет и года, как я призову вас на Суд Божий! Проклинаю вас! Проклятие на ваш род до тринадцатого колена!..

Задыхаясь в языках пламени, Жак де Моле предал анафеме папу, короля, Ногаре и все их потомство на вечные времена, предрекая, что оно будет унесено великим смерчем и развеяно по ветру.
Вот с этого и начинается самое загадочное. Предсмертное предсказание Жака де Моле осуществилось, и довольно скоро. Через месяц после аутодафе на Еврейском острове, 20 апреля 1314 года предатель - папа умер от внезапного приступа дизентерии - Климента V свели в могилу кровавый понос и приступы рвоты. Еще через месяц в страшных муках скончался канцлер Ногарэ. 29 ноября 1314 года неожиданно умер король Филипп, всегда отличавшийся завидным здоровьем.



«Нет, это было еще не все, и не был еще окончен последний день короля Франции.
- А теперь, государь, вы должны передать своему наследнику королевское чудо,- сказал брат Рено.
По его приказу все покинули опочивальню, дабы король мог передать сыну своему, согласно обряду, мистическую власть, которой обладают владыки земли Французской, могущие чудом исцелять золотуху.
Откинув голову на подушки, Филипп Красивый простонал:
- Брат Рено, вот она, тщета мира. Вот он, король Франции!
В предсмертную минуту от него еще требовали последнего усилия, дабы научил он своего преемника исцелять одну из самых невинных болезней.
Не сам Филипп Красивый обучал сына обряду, не он говорил сакраментальные слова: он забыл их. Брат Рено выполнил за короля весь обряд. И Людовик Наваррский, преклонив колена у отцовского одра и сжимая горячими ладонями ледяные руки короля, стал обладателем тайного наследства.
Когда церемония была окончена, придворным снова разрешили войти в государеву опочивальню; брат Рено начал творить молитвы, а присутствующие вполголоса повторяли священные слова.
Когда они начали хором читать стих: "In manus tuas Domine..." - "В руки твои. Господи, предаю дух свой..." - вдруг открылась дверь - это вошел Пьер де Латиль. Все взгляды обратились к нему, и, хотя уста всех бездумно бормотали слова молитвы, все глаза были прикованы к епископу Шалонскому.
- В руки твои. Господи... - подхватил епископ Латиль, присоединив свой голос к голосам молящихся.
Потом кто-то обернулся к постели. И слова молитвы замерли у всех на губах: Железный король испустил дух.
Брат Рено подошел к постели, чтобы закрыть глаза умершему. Но веки, которые никогда не опускались, упрямо не желали опускаться. Дважды Великий инквизитор пытался закрыть глаза Филиппа, но тщетно. Пришлось прибегнуть к повязке. Король Франции входил в Вечность с широко открытыми глазами».

(Заключение 9 главы. "ТЕНЬ ПРОСТЕРЛАСЬ НАД КОРОЛЕВСТВОМ")
Морис Дрюон. Железный король


Судьбу короля разделили и три его сына, которых окрестили в народе «проклятыми королями». На протяжении 14 лет (1314—1328 гг.) они погибли один за другим при весьма странных обстоятельствах, не оставив после себя потомства. Со смертью Карла VI, династия Капетингов прервалась.
Однако, это еще не все. Уже на первых представителей новой династии Валуа, родственной Капетингам, посыпались проклятия Великого магистра. Началась широко известная Столетняя война (1337—1453 гг.). В ходе этой войны один из Валуа, Иоанн Добрый, умер в плену у англичан, еще один король Карл V, сошел с ума.
Так Валуа, как и Капетинги, кончили полным вырождением, при этом все последние представители династии погибли насильственной смертью: Генрих II (1547—1559) убит на турнире, Франциск II (1559—1560) умер от усердного лечения, Карл IX (1560—1574) отравлен, Генрих III (1574—1589) зарезан фанатиком.
В 1793 году, почти пять столетий спустя после смерти Жака де Моле, в Париже по приговору революционного Конвента был казнен "гражданин Луи Капет" - свергнутый король Франции Людовик XVI. Рассказывают, что когда, опустился нож гильотины и голова короля упала в корзину, неизвестный человек выскочил из толпы на эшафот и, оросив руку кровью, хлеставшей из обезглавленного тела, торжествующе вскрикнул:

- Жак де Моле, ты отомщен!

Надо бы отметить, что и «проклятых» пап постигли не меньшие бедствия. Едва кончилось «авиньонское пленение», началась «схизма»: двое, а то и трое пап, избранных одновременно, в течение почти всего XV века предавали друг друга анафеме. Не успела закончиться «схизма», началась Реформация: сначала Ян Гус, потом Лютер, Цвингли и Кальвин свели на «нет» влияние «апостольских наместников» в центральной Европе, а Великая Революция 1789—1799 годов вырвала из-под власти пап и лакомый кусок - Францию.
Но несмотря на то, что во Франции храмовники были почти полностью уничтожены, тем не менее, некоторым удалось скрыться. Однако английский король Эдуард II отправил рыцарей Храма в монастыри, дабы они искупили свои грехи. А вот Шотландия предоставила убежище тамплиерам из Англии и Франции, одним из них был Пьер де Омон, бывший Великий магистр Оверенский. По преданию, вечером 18 марта 1314 года де Омон и еще восемь рыцарей, переодетых масонами (каменщиками), собрали прах Жака де Моле, протянули мечи к эшафоту и поклялись отомстить за магистра и не дать ордену тамплиеров погибнуть. После чего де Омон, отправился в Шотландию, и 24 июня 1315 года на острове Мулл был посвящен в Великие магистры ордена. Предполагается, что тамплиеры оказали неоценимую помощь королю Роберту Брюсу в войне с англичанами, а также стояли у истоков создания масонской ложи «Святого Дома». Германские храмовники после роспуска ордена перешли в состав Тевтонского ордена. В Португалии же рыцари Храма были оправданы судом и в 1318 году изменили свое название, став рыцарями Христа.
Ну вот, пожалуй, на этом можно и завершить мрачную историю проклятия Великого магистра ордена тамплиеров Жака де Моле.


6.2.2015 - 28.5.2015



© Copyright: Энжела Полянски, 2015



Мне нравится:
0
Поделиться
Количество просмотров: 36
Количество комментариев: 0
Рубрика: Литература ~ Проза ~ Статья
Опубликовано: 23.04.2020




00

Есть вопросы?
Мы всегда рады помочь! Напишите нам, и мы свяжемся с Вами в ближайшее время!
1 1