Чтобы связаться с «Валентин Воробьев», пожалуйста, войдите или зарегистрируйтесь.
Валентин ВоробьевВалентин Воробьев
Заходил 5 дней назад

Трудовой десант


Благодарю тебя сердечно,
За то, что смог меня понять.
Люблю я письма сочинять,
Стихами я писал бы вечно.

Пишу не просто напоказ,
Но боль души в стихи слагаю,
И вновь тебе я предлагаю
Письмо, но ямбом в этот раз.

Стихи, стихи! – свои, чужие –
Я начал видеть в них зерно,
И верю: вскорости оно
Взрастит колосья золотые.

Я не жалею в них огня
И мыслей радостных безумий,
Над каждой строчкой – час раздумий,
За каждой рифмой – часть меня.

Но пусть, мне времени не жалко –
Что пред веками значит час!
Все это вроде бы закалка
Перед походом на Парнас.

Я покорю его вершину,
Пусть через много-много лет.
В поэтов славную дружину
Тогда войду и я – поэт!

Но я как будто заигрался
С моим Пегасом молодым.
И не хотел – перестарался,
Пускал в глаза и пыль и дым.

Скажу одно – мои куплеты
Весь город наш смог прочитать,
Но, к сожалению, газеты
Я не могу тебе послать.

У самого одна – на память.
Так первый лепет малыша
Глаза слезами затуманит,
А дальше льется не спеша.

Как я был рад, как день был светел,
Как жарко солнце грело, но
Я средь веселья не заметил,
Как осень глянула в окно.

И пир окончен. Гаснут свечи.
Распито сладкое вино.
Забыты пламенные речи.
Оркестр играет в домино.

И вновь, как в памятную осень,
Нам ветры севера шутя
В тяжелых тучах преподносят
Скупые капельки дождя.

Колхоз. Постылых две недели.
Но я в мажоре расскажу,
Про то, как руки не хотели
Кидать картошку на межу.

Про то, как спины с тяжким скрипом
Держали наши телеса.
Про то, как с журавлиным криком
Тянулись души в небеса.

Но слушай, слушай повесть эту
Под тихий шорох ветерка.
Я знаю, скромному поэту
Ты веришь на слово пока.

Дорожной пылью убеленный,
Меняя скорость в сотый раз,
Наш ЗИЛ, тяжелый и зеленый,
Устал вбивать в ухабы нас.

В просвете старого брезента
Мелькали контуры берез,
Бежал навстречу серой лентой
Песок в прожилках от колес.

Давно за лесом скрылся город,
Отстал в заутренней дали.
Под монотонный гул мотора
Девчата песню завели.

Но вот, чихнув вонючим дымом,
Наш грузовик перед селом
Застыл в молчанье терпеливом,
Обдав нас гарью и теплом.

Мы ж, одуревшие от тряски,
С лихим весельем казаков
Сигали с борта в дикой пляске
На спины наших рюкзаков.

И, отряхнувшись, поневоле
Смотрела шумная братва
Туда, где горбилась на поле
Сухая рыжая ботва.

Еще весной, когда посевы
Взошли и набирали рост,
Еще тогда с волненьем все мы
Так ждали теплых летних гроз.

Но лето выдалось сухое,
И влагой бредила земля.
Горели листья, никла хвоя,
Ботва пожухла на полях.

Пред нами, шефами, большая
Задача встала: как теперь
Убрать не долю урожая,
А весь картофель без потерь.

И мы – пятнадцать среди многих, –
Сменив привычный ритм работ
На пыль проселочной дороги,
В тот день оставили завод.

И вот оно – раздолье сосен,
И царство бежевых берез,
Природа, убранная в осень,
Родная, близкая до слез.

Здесь все не так, здесь все иное.
Нам, уроженцам городов,
Так сладко марево хмельное
Лесных просторов и садов.

Мы все порою тяготеем
К величью девственных картин,
К нерукотворным их куделям
Посеребренных паутин.

В нас необузданная тяга
К прохладе утренней росы,
И терпкий дух созревших ягод
Нас манит в дальние кусты.

И, словно остров неизвестный,
Среди березовых стволов
Пред нами встали грудой тесной
С полсотни домиков – село.

Деревня, русская деревня!
Простые избы в два ряда
И одинокий тополь древний
У обмелевшего пруда.

Жара. В полуденной истоме
Ни звука. Только изредка
Состав на дальнем перегоне
Оглушит криками гудка.

Толкутся куры под кустами,
Ища спасительную тень.
Два пса с поникшими хвостами
Скулят и бродят целый день.

Все в тень от зноя скрыться радо.
И нас, уставших от езды,
Манила темная прохлада
Большой приветливой избы.

Вошли. Опрятная светелка
В лицо пахнула стариной,
Укропом, собранным в метелку,
И щедрой русской добротой.

В углу лампадка с образами,
И, аккуратна и бела,
Старушка с добрыми глазами
Снует, хлопочет у стола.

И вот уже перед тобою,
Под потолок пуская пар,
Стоит серебряной горою,
Пыхтит пузатый самовар.

Вмиг стол накрыт. В стакан закапал
Душистый чай и через час
Нас сон свалил бы прямо на пол,
Но поле поджидало нас.

Кто знал возвышеннее доли
Из всех живущих на селе,
Чем просто прикоснуться в поле
К ботвою пахнущей земле?

Кто знал приятную усталость
От ветра заскорузлых рук
И очищающую радость
За свой полезный нужный труд?

Движенья слаженны и точны,
Нам отвлекаться недосуг,
Когда конвейером поточным
Пятнадцать пар проворных рук.

Когда огонь соревнованья
Зажег в нас жажду победить,
Когда от личного старанья
Зависит: быть или не быть.

Упрямо метр за метром к цели
Мы шли попарно бороздой.
Уж спины будто онемели
И грязь не смыть одной водой.

Но и она конец имела
Та наша первая межа.
И вот уж кто-то неумело
Из леса выкатил ежа.

От гама вздрогнули осины.
Девичий смех и смех парней.
Забыты ведра и корзины
И неизбежность трудных дней.

Усталость вмиг как ветром сдуло,
И слышно было до небес,
Как вдруг от топота и гула
Весь зазвенел осенний лес.

***

Но незаметно теплый вечер
Укрыл деревню и поля.
И вот уже иные встречи
Нам дарит сельская земля.

***

Но день за днем минули сроки,
Поля пустели, лес редел.
И беззаботные сороки
Совсем остались не у дел.

Среди подружек белобоких
Им скучно – вестникам лесным –
Сидеть на ветках одиноким
И ждать, и мерзнуть до весны.

И глядя вверх из-под ладони
На них, я видел, как легко
Пастух – веселый ветер – гонит
Куда-то стадо облаков.

И предо мной уже не небо –
Склады картошки и зерна.
Не облака – машины с хлебом
Идут с рассвета дотемна.

Я слышал, как под урожаем
Трещали, гнулись закрома…
Нас до вокзала провожали
С резными ставнями дома.

И там, в конце второй недели
Я, как и все, был рад тогда,
Что в этом нашем общем деле
Есть доля моего труда.



Мне нравится:
0
Поделиться
Количество просмотров: 20
Количество комментариев: 0
Рубрика: Литература ~ Поэзия ~ Поэмы и циклы стихов
Опубликовано: 16.12.2017




00
Есть вопросы?
Мы всегда рады помочь!Напишите нам, и мы свяжемся с Вами в ближайшее время!

1 1