Чтобы связаться с «Валентин Воробьев», пожалуйста, войдите или зарегистрируйтесь.
Валентин ВоробьевВалентин Воробьев
Заходил 4 дня назад

Перемены


1.
Как изменился мир вокруг.
Вновь с одиночеством на пару
Я завершаю жизни круг,
Бредя домой по тротуару.
И, свой оглядывая путь,
И роясь в памяти, скучая,
Вникаю в жизненную суть,
В ней перемены отмечая.

Гляжу: оплакано дождем,
В кострах рябиновых согрето,
От нас проверенным путем
Ушло приветливое лето.
Все небо мглой заволокло,
Умолкли радостные птицы.
Негромко каплями в стекло
К нам осень робкая стучится.

Грустят дома под этот дождь.
И глянув с неба тусклым оком,
Луч солнца – шаловливый гость –
Нас слепит зайчиками окон.
И с нами грусть свою деля,
Природа как девчонка рада
Теплу скупому подставлять
Подол промокшего наряда.

Но к переменам я привык –
В жару мечтаю о морозе
И сам меняюсь каждый миг
В извечной той метаморфозе.
Еще туманов не боюсь,
Усы как прежде тонко брею
И сам себе не признаюсь,
Что так безудержно старею.

Но спрятан верный мой блокнот,
Забыты бдения ночные
И вдохновения полет
Не веселит меня отныне.
Стихов я больше не пишу –
Я ремесло свое забросил
И никуда уж не спешу
В свою очередную осень.

2.
Да, я не тот теперь, пусть так.
И спит во мне благая сила,
Что даже каждый мой пустяк
Легко к Парнасу возносила.
Еще не вызревший вполне,
Тогда я метил в исполины,
Чтоб разлететься по стране
Стихом как пухом тополиным.

Сегодня ценностям другим
Я, словно воин, присягаю.
Пою им возрожденья гимн
И четкий ритм их постигаю.
Ловлю дыхание весны
В промозглой сырости осенней,
Тревожу собственные сны
Калейдоскопом впечатлений.

В многоголосье сотен уст,
Сквозь недомолвки и упреки,
Твержу упрямо наизусть
Я жизни трудные уроки.
Люблю все также листьев тлен
И алый цвет родного флага,
Но постоянство перемен
Я, как и прежде, чту за благо.

И в ежедневной кутерьме
Простая жизненная проза
Стихами ластится ко мне,
Когда прошедший день итожу.
И потому неспешно так
Иду усталый после смены,
И каждый пройденный мной шаг
Рождает в мире перемены.

3.
Вновь изменился мир вокруг,
А ты совсем не изменилась,
А ты все та же, милый друг,
В красе и свете мне явилась.
Казались вечностью мне дни,
Что нас с тобою разлучали,
Несли с собою грусть они
И прелесть тихую печали.

Как часто, душный день кляня,
Я засыпал без одеяла –
Вмиг память резвая моя
Твой лик услужливо являла.
И в искаженной глубине
Мне не подвластного сознанья
Ты вновь любовь дарила мне,
Моя возлюбленная Таня.

И просыпаясь в тот же миг,
Я звал тебя, но звал напрасно –
Не достигал мой страстный крик
Твоих ушей в краю прекрасном,
Родном краю. О, как хотел
Я обратиться вольным ветром,
Что надо мною шелестел
Ветвями бородатых кедров.
Я б улетел немедля прочь,
На сердце не тая обиды,
От дивных парков, знойных рощ
Волшебной, но чужой Колхиды.

4.
Но вот я вновь в родном краю,
И рад осеннему ненастью,
Я песни о любви пою,
Не веря собственному счастью.
И дни мои бегут, летят,
И нет средь них и двух похожих –
То дождь, то мокрый снегопад
Сутулят спины у прохожих.

Я не грущу о смене дня,
Но вдовьи слезы непогоды
Вновь исторгают из меня
Тоску сентиментальной оды.
Так, милой осени пора
Ко мне приходит как подруга,
С ней вместе тащится хандра –
Дуэнья старого недуга.

И, все на свете позабыв,
Пишу от точки и до точки
Я на осенний свой мотив
Свои заплаканные строчки.
И мнится мне, что в выходной
Умру в минуту озаренья,
И мой портрет на проходной
Повесят всем на обозренье.

И скажут прежние друзья –
Мне и сейчас подумать жутко, –
Что вся поэзия моя
Суть – аномалия рассудка.
Им вторит весь ученый род,
Что исключительность убога,
Но чтит талант простой народ
От Паганини до Ван Гога.

Я к ним себя не отношу
И не грущу совсем об этом,
Но рифмы легкие пишу,
Хотя и не зовусь поэтом.

5.
Но снова изменился свет.
На смену осени унылой
Зима спешит засыпать след,
Оставленный моею милой.
Опять кругом белым-бело,
Под песни вьюги засыпая,
Земля хранит свое тепло
Под снежной шубкой горностая.

Укрыв дома своим крылом,
Ночь опустилась, словно птица.
Мой город спит спокойным сном –
Пусть мирный день ему приснится.
Мне б тоже спать, а я не сплю.
Прогнав последнюю дремоту
Я вновь над рифмами корплю,
А завтра снова на работу.

6.
А завтра снова, будто в бой
За новый мир, за край свой отчий
Уйду в работу с головой
Начну свой новый день рабочий.
Я в этой битве рядовой,
Но рядовой большого званья,
В ней вижу долг первейший свой
И суть священного призванья.
И в этом суматошном дне
Мужаю с мальчиком из Тумы…
Но эту ночь оставьте мне,
Мои торжественные думы.

7.
Вновь одинокая кровать
Грустит и манит в омут ложа,
А я, не смея уставать,
Сижу, прошедший день итожа.
Свет ламп, похожих на свечу,
Ложится тяжестью на плечи.
Как много высказать хочу,
Как мало выскажу при встрече.

Пусть в этот час и в этот миг
Лежат меж нами километры –
Дорогу знают напрямик
Одни стихи мои и ветры.

Летите ветры и стихи!
Ночную тьму развейте вместе,
Пока шальные петухи
Спокойно дремлют на нашесте.
Пока ленивый солнца круг
Не удосужился проснуться,
Коснитесь губ и милых рук,
Коль не дано их мне коснуться.

Но разве в том моя вина,
Причина грустного финала,
Что не жалея полотна,
Зима весь мир запеленала.
А ты в болезненном плену,
На радость суетливым женам,
Сидишь царицей в терему,
Стеной больничной окруженном.

Тот терем кажется немым –
Не слышно пения и плача.
Туда любимым и родным,
Как в тюрьмы носят передачи.
И я к избраннице своей
Спешил на вечный зов природы
В тоннель заснеженных аллей
Под туш маэстро Непогоды.

И словно самый ценный клад
Я нес тебе кусочек лета,
Чтоб скрасить белизну палат
Волшебной прелестью букета.
И на стремительном бегу
Я видел: вкруг рябины дачной
Алели ягоды в снегу,
Как кровь в постели новобрачной.
Как будто жизнь холсты свои
Писать пыталась на мольберте,
Но алый колер – цвет любви –
Не смешивался с цветом смерти.

8.
В субботний день не ждут гостей
И ты, любимая, родная,
Вдали от всех людских страстей,
Ты не ждала меня, я знаю.
Быть может в этот ранний час
Зевала, вставши спозаранку,
И верно уж в который раз
Листала древнюю «Крестьянку».

Мелькал коллекций яркий ряд –
Костюмы, платья выходные,
И в ряд красавицы стоят,
А там – красавцы записные.
И среди сотни разных лиц
Пустых, надменных и счастливых,
Быть может, глянул со страниц
Вдруг чей-то образ молчаливый.

Среди нарядной пестроты
Неприхотливого журнала
Ты вдруг знакомые черты
В нем, этом образе, узнала.
И кровь толкнулась горячо,
И защемило сердце сладко,
И на прелестное плечо
Слезу смахнула ты украдкой.

А может, было все не так?
И вовсе не было журнала?
А на кровати, мыслям в такт,
Ты книгу умную читала.
В ней Пушкин ехал в Петербург,
В ней королевства рассыпались…
Мелькал, кружился бисер букв,
Глаза усталые слипались.

Но где-то за седьмой строкой
Моя фамилия стояла.
И вновь слезу смахнув рукой,
Ты забралась под одеяло.
А может, книжек тоже нет,
А ты с подружками болтала…
«Какой ты выдумщик, поэт», –
Сейчас ты мысленно сказала.

9.
Да, я присочинить горазд
Наедине с самим собою.
Я даже метил на Парнас
И взять его пытался с бою.
Но, то ли стих мой тих и вял,
Иль слог мой был высокопарен,
Но замредактора сказал:
«Ты приходи почаще, парень,

И со стихами – не один –
На заседания литгруппы.
Мы эти стансы поглядим
В свои критические лупы».
Я приходил, я приносил.
Кивал, на критиков косился,
Старался из последних сил
И раз в газете отличился.

Мне б нужно было продолжать.
Я ж за другое дело взялся.
И, как и следовало ждать,
Я как поэт не состоялся.
Не то, чтоб мне не по плечу,
Но вдруг желание остыло.
Я быть поэтом не хочу
Теперь ни с фронта и ни с тыла.
Лишь для тебя я вновь и вновь
Сонеты странные слагаю.
Я в них пою свою любовь
И бренность дней опровергаю.

10.
Когда не встретиться двоим,
Когда слова в молчанье тонут,
Все чувства тайные свои
Мы доверяем телефону.
Когда не радостно вдвоем
И жизнь отравлена раздором,
Мы нежность вежливо зовем
Нетелефонным разговором.

Я к крайностям привык давно –
Их в нашей жизни очень много.
Они как терпкое вино,
Как бесконечная дорога.
Любовь и злоба, жизнь и смерть,
Лукавство, хитрость и наивность.
Что лучше в жизни нам иметь –
Богатый опыт иль невинность?

Я для себя нашел ответ –
Живу от счастья застрахован.
Одной – убит во цвете лет,
Другой – навеки околдован.
Звени, звени, мой телефон.
Буди трезвоном сонный терем.
Кто мне не верит – не влюблен,
Кого люблю я – в той уверен!

Я набираю номер твой,
Клонясь в почтительном поклоне.
Стою – твой верный часовой,
Как на часах – на телефоне.
Я жду – и длинные гудки
Уж мчат к любимой вереницей.
И открываются замки,
И растворяются границы.

И вижу я: грядет весна,
Летит к нам с юга Синей птицей…
Я засиделся допоздна
Над рукописною страницей.
А ночь склонила на покой.
И долго, долго будет сниться,
Как машет бледною рукой
Любовь мне из окна больницы.



Мне нравится:
0
Поделиться
Количество просмотров: 22
Количество комментариев: 0
Рубрика: Литература ~ Поэзия ~ Поэмы и циклы стихов
Опубликовано: 16.12.2017




00
Есть вопросы?
Мы всегда рады помочь!Напишите нам, и мы свяжемся с Вами в ближайшее время!

1 1