Чтобы связаться с «Андрей Панченко», пожалуйста, войдите или зарегистрируйтесь.
Андрей ПанченкоАндрей Панченко
Заходил 2 дня назад

Необычное знакомство

Все в жизни бывает в первый раз. Так вот и я, нежданно негадано познакомился с матушкой- Одессой! Знакомство на столько было необычное, что на долго врезалось в память. Думаю, вам тоже будет интересно узнать, как это оно, впервые, самое обычное дело, но не та как у всех. Поехали.

Повод

- Купи дачу! Крыша над головой – это всё!

- А-а! Дядько! Я молодой, весёлый, мне погулять охота.

- А вот женишься, куда жену приведёшь?

- - У меня, у родителей, дом есть, да и чтобы жениться нужна девушка. А у меня её нет. То есть, есть конечно, но не такая чтоб жениться. Это так, на каждый день. Погулять, подарки там ей, в барчике посидеть.

- Так не понять. Если на каждый день, то это жена.

- НЕ! Жена это другое. Я ищу жену чтоб как мама. Чтоб с ней хотелось не погулять, а домой, под крылышко после работы.

- Ага! Нянька нужна. Мама постарела, нужно по моложе, и функций для выполнения побольше. Понятно.

- Ну раз понятно, то не будем рассуждать о морали, тем более что вы, старшие, это очень любите, перехожу сразу к делу. Я хочу купить машину. Так?

- Я-то при чём? Давай дальше развивай свою мысль.

- Здесь, у нас, ничего мне подходящего нет. А вот в Одессе есть.

- То есть ты хочешь сказать, что тебе одному страшно ехать.

- Ну вот видите, как вы прекрасно всё понимаете.

- А отец что же?

- Он ведь каждый день работает. Выходной только суббота и воскресенье. Надо ему давать отдохнуть. А мы с вами в любой день недели можем.

- Ну да, за три дня выходных, мы спокойно вернёмся.

- Вот я и решил, что вы, согласитесь. Вам ничего делать не надо. Приедем туда на автобусе, купим и обратно своим ходом. Всё. Я с машиной, а вы попутешествуете.

- Понятен пень. И когда?

- Вот мы уже на работе, а завтра, вечером в семь часов сменяемся. Едем домой, кушаем, переодеваемся и в десять автобус от центрального автовокзала.

- Да ты что?! Надо же жену предупредить. Собраться.

- Туго соображаете, дядько. Мы в семь меняемся. Уйдём чуть по раньше, Серёга нас прикроет. До девяти всё успеете.

- А чего до девяти если автобус в десять?

- А до вокзала добраться? То да сё!

- Ну ты авантюрист.

- Согласны?

- Пошли работать. Надо подумать.

- Ну дядько. Я уже и билеты взял.

- Так раз взял, то чего спрашиваешь?

- Ура! Едем! У меня будет машина!

Днём переговорил с руководством, и нас отпустили в пять часов.

Супруга удивилась, но в принципе тоже не возражала.

Антона она знала с лучшей стороны. Хороший, работящий парень. Да и приятно, когда тебе доверяют.

- Только смущает что вы оба с суток. Заснёте и всё. Шутка ли вторая ночь без сна.

- Тоха всё уже решил. Он сядет у окна. Сумку с деньгами под себя, а я, как прикрытие, с краю.

- А места то хоть рядом?

- Сказал, что взял рядом, и не далеко от двери.

- Ну помогай вам Бог.

- Посидим перед дорожкой.



Путешествие

- А я уже подумал, что вы передумали.

- Это с чего так?

- Ну время ведь.

- Так ещё половина десятого.

- И что? Я с восьми часов уже здесь.

- Торопыга. Автобус раньше не тронется.

- А мне и не надо раньше. Вдруг вы опоздаете.

- Вот опоздун малолетний. А вещи твои где?

- А какие вещи?

И так тихо, шёпотом, подойдя почти в плотную:

- Сумка с деньгами на мне, под курткой.

- И что? Больше ничего не берёшь?

- А зачем? Утром будем там, купим и вечером уже дома. Поедим на дороге. Я вам всё куплю. Ночью, на станциях, кофеёк. Днём, на обратном пути в столовку заедем. По дороге точно будут.

- Уговорил. Едем!

- Так вы что? Ещё думали?

- Да шучу я Тоха, шучу. Видишь пришёл. Даже жена в дорогу благословила. На дело то хорошее едем. Не прогулять заработанное, а вещь купить. Ценную.

- Как хорошо! А я был уверен, что вы, согласитесь.

- Пошли в автобус.

Вот так и получилось, что в Одессу, первый раз я еду не совсем по своей воле. Но то были цветочки.

Хоть мы были и с суток, но поспать нам почти не удалось.

Всё, как всегда. Сначала по салону бегали трое малышей, но через пол часа они угомонились. Потом одна мамаша не смогла уложить грудничка спать и тот капризничал. И вот. Вроде бы полная тишина. Приехали. Первая остановка.

- Ну что дядько? По кофейку?

- Ты тоже не спишь?

- Да уснёшь тут. Вон на платформе кофемашина. Попьём и покурим.

- Пошли.

Водитель ушёл отмечаться. Мы взяли по стаканчику кофе. Кроме нас вышли ещё трое мужиков. Ну и слава Богу. Значит дети спят. Тронемся и мы поспим.

Попили. Перекурили. Расселись. Поехали.

- Алло!

Телефонный звонок, как гром среди ясного неба. Громкий, противный и долгий.

Надо сказать, что мы сидим в центре автобуса. Второй ряд от двери. А перед нами ехал довольно крупный мужчина и он спал, когда мы входили, на двух сиденьях. Может два места и покупал, из-за своих габаритов. И раз спал, то не сразу и ответил на звонок.

Даже грудничёк пискнул в ответ на звук вызова, где-то там, впереди автобуса.

Но вот проснулся. Спросонок не сразу сообразил, что, кто и где. Нашёл-таки телефон. Нажал кнопку, и заговорил почти на весь автобус:

- Алло.

- Фима. Фима! Здесь такое.

- Фаечка, дорогая, не та громко. Я таки еду к тебе, но люди кругом спят. Говори по тише, им не надо знать за твои проблемы.

Вы знаете, что подслушивать не хорошо? Да я бы и не слушал, но, во-первых, сидя рядом он тоже говорил не слишком тихо. Во-вторых, в его телефоне была включена громкая связь. И в-третьих, это, наверное, самое интересное. Он говорил так, как говорят только в Одессе и больше ни где в мире. А это красиво! Я вам говорю!

- Ты не знаешь Фима за эти проблемы. В окно кто-то лезет. Двери ломают, меня убивают, а ты мене говоришь за говори тише? Как тебе не совестно Фима?

- Ну хорошо дорогая. Расскажи, что случилось?

- Некогда мне с тобой разговаривать. Пойду открывать двери, иначе вынесут вместе с обоями.

- Фая не открывай двери пока не спросишь зачем они пришли?

- Фима. Твои советы всегда приходят только потом. Я уже открыла и это два бездельника Софочки с верхнего этажа. Старшие на работе, а эти бояться, к ним тоже кто-то лезет в окно.

- Фаиночка! Так не бывает. Сразу не будут лезть во второй и третий этаж. В окна лазят за очередью.

- Ну хорошо. Ты мене уговорил. Пойду теперь открою окно, только уложу эту шпану малолетнюю. Им видишь-ли, Софочка сказала схорониться у меня. Вроде я полицейский и их спасу.

- Фая! Дорогая. Не открывай сразу окно, посмотри за штору.

- На этот раз ты успел, но я занята.

И телефон отключился.

Долгожданная тишина. Уснуть бы.

Тр-р-р-р! Приехали. Следующая станция

- Покурим?

- Не спишь? Пошли.

Когда вышли, Тоша спросил:

-Вам тоже, этот не дал поспать?

- Да можно было попробовать, но очень уж интересно он разговаривает.

- Не он, а она. Он почти молчит, зато она орёт просто в телефон.

- Во! Водитель идёт. Поехали.

Автобус тронулся. Тишина. Придремали.

Звонок. Ну в этот раз мужик видимо был готов, сразу ответил на вызов:

- Что там, родная? Только тише, все уже спят.

- Тебе Фима за всегда тише, а тут такое. Ты знаешь за абрикос что у нас под окном.

- Ну конечно знаю, дорогая.

- Этот абрикос посадил мой дедушка в день, когда его познакомили с бабушкой и при этом ему было всего двадцать лет. А тёте Циле, которая их знакомила, было всего пятнадцать, но она таки была его тётей и лучшей подругой моей бабушки. Так вот, этот абрикос машет своими ветками яко крылами на все стороны и стучит в окна. В наше и за то, что выше. Его, этот абрикос и испугались сорванцы, шо спят на твоей тахте. Когда ты приедешь, он, наверное, улетит.

- Фаичка, дорогая! Ну что ты говоришь? Абрикосы не летают. Ложись поспать, я утром буду. Уже и так за полночь.

- Все не летают, а этот улетит. И да, если у тебя за полночь, то и здесь ещё не утро. Ложись спать и не мешай мне бояться. У меня волосы не хуже веток того абрикоса, шевелятся и бегают по голове.

- Фаичка! Это нервы. Выпей валерианы или корвалолу.

- Ты так говоришь выпей, вроде предлагаешь армянский коньяк. Ты же знаешь, что я не переношу корвалолу за запах. Что за жуткий запах, и кто его выдумал. Ложись там уже спать и не мешай людям автобуса. Я сама справлюсь со своим кошмаром.

Армянск. Вышли. Покурили. Попили кофейку. Покурили. Поехали. Задремали. Звонок.

- ты уже спишь?

- Фаичка, дорогая, я тебя умоляю, говори тише. Люди же спят.

- Да пусть люди спят. Здесь Содом и Гоморра в рядочек. Ты себе не видел, как на наш абрикос прилетел стул. Такой белый и весь из пластмассы, как у соседнем баре. Прилетел и повис на самом верхе абрикосы и трепещет аки стяг. Мы сдаёмся! Такого не видела Одесса со времён проклятой войны. Когда румыны и фашисты драпали от нашей армии и махали белыми простынями. Вот. Ты посмотри. Ещё три скатерти на абрикосе. Всё гудит и машет. Ещё немного и я пойду в наступление на абрикос. А он сдаётся.

- Фаичка, дорогая. Ты не в себе. Выпей хоть коньячку. Я не понимаю за что ты мине говоришь, но чувствую, что тебе не хорошо. Я скоро буду. Мы едем уже на Николаев.

- Я так думаю, что ты никогда не доедешь. Вас задержит полиция или эта отступающая армия. Это конец света. Воют трубы и кричат все торговки разом на привозе. По всему городу машины мигают жёлтыми огнями и воют сигнализациями на мелькающую в просветах пролетающих туч, луну. Нет такой машины, чтобы ехала быстрее той тучи, что пролетают над городом. Фима – это конец света. Дождь сменяется градом и тишиной, за тем всё снова. Илия едет за мной на своей огненной колеснице. Фима – я уже трижды крестилась. Прости за мой скандал к тебе. Я не доживу до утра.

- Фаичка! Дорогая! Ну что ты говоришь! Ты меня пугаешь не на шутку. У меня всё трусится внутри. Что там у тебя происходит?

- Фима! Я уже выпила коньяку и стало тише. Выглянув в окно, я поняла, что одной ветки нашего абрикоса нет. Некому уже стучатся в окно. Но белые стулья и скатерти висят и машут. Я сразу не поняла за белые круги под воротами, но это оказались столы из соседнего бара. Я так думаю, что армия, когда отступала, взорвала наш любимый ресторан. Всё пропало! Всё пропало!

Николаев. Идёт дождь. Покурили под навесом. Попили кофейку.

Мужик тоже вышел размяться, но отошёл в сторону и продолжил свой разговор по телефону.

Потом подошёл и тоже взял стаканчик кофе, но выпить не успел. Пришёл водитель. Хотели уже ехать, но водитель не пустил с напитками в салон, и пришлось ждать пока этот Фима, обжигаясь и давясь не допил свой кофе. И не бросил, хотя все мужики на него смотрели и роптали. Настоящий Фима!

Поехали. Опять звонок. Ну и за долбала же она нас всех.

- Фима! Он таки рухнул. И было то ему меньше за сто лет. Я жду тебя, но ты не звони. Не буди сорванцов. Они устали за ночь больше чем ты.

И тишина. Может теперь удастся поспать?

Но не тут-то было. Автобус сильно качнуло несколько раз. Все не спящие прильнули к окнам.

На улице светает. Стали видны окрестности. Наш автобус несётся по автостраде. Слева авария. Скорая, милиция и пожарная машины.

Едем. Справа на боку лежит фура. Водители из остановившихся машин помогают выбраться из кабины водителю.

Лежит! Лежит билборд, а бетонная плита основания стоит ребром.

На деревьях лесопосадки лежит другой билборд.

Вот, на согнутых как проволока швеллерах лежит ещё один.

Кругом бумага, мусор, грязь.

Что здесь произошло?

Уже весь автобус проснулся. Все сидят и раздвинув шторы, смотрят на улицу. Это что-то е суразное.

Деревья гнуться чуть не до земли. Мусор пролетает мимо со скоростью самолёта. Вот проехали ещё две аварии. Наш водитель тоже снизил скорость. Автобус ещё несколько раз качнуло из стороны в сторону. Женщина в салоне резко вскрикнула.

Впереди показалась Одесса!

Ветер стал стихать. Деревья уже не ложатся на землю. Мусор падает от куда-то сверху на землю. Мы уже не спеша въезжаем в «освобождённый» город.

Здесь и правда, как после побоища. Автобус едет, а под колёсами трещат остатки пластиковой мебели и стёкол. Часть домов с разбитыми окнами.

То тут, то там поперёк дороги лежат деревья. Городские службы пытаются наводить порядок. Вот восстанавливают оборванные троллейбусные провода. Вот пилят лежащее дерево. Вот трактор пытается поднять лежащий билборд. Прохожих ещё нет, только рабочие. Ещё слишком рано. Автобус по пустой дороге старательно объезжает препятствия.

Дороги усыпаны обломками всего сразу.

Автосалон. Из названия, на крыше весит только одна буква «Т», но по машинам видно, что салон «Рено».

Стёкла все перебиты. Во дворе две машины лежат на боку.

- Алло! Алло! Фаичка! Родная! Как ты? Что тут было? Мы въехали в город! Полная разруха. Что произошло?

- Всё плохо Фима. Он рухнул. Нет больше нашего абрикоса, на ветвях которого мы сидели и целовались. На ветках которого были качели на которой выросли, и мы и наши дети с внуками.

- Фаичка! Родная! Как ты?

- Я Фимочка хорошо. Сорванцы спят. Соседний ресторан весь улетел. У дома напротив побиты все стёкла. А я ложусь спать. Коньяк кончился.

- Не переживай родная. Я скоро буду.

- Водитель. Водитель! Остановите. Мне от сюда ближе к дому. Я быстрее добегу, чем потом на такси ехать.

- Нельзя останавливаться в городе.

- Вы что н видите, что у меня дети дома и Фая?

Автобус остановился. Схватив свою сумку, мужчина выскочил в ещё не совсем открывшуюся дверь.

Автобус поехал дальше.

Ты уж нас прости мужик. Мы тут о тебе так плохо подумали, что ты нам спать не давал. Но после увиденного! Это просто ужас.

Такого я даже на городской свалке не видел.

Тут явно пронёсся торнадо! Вот это мы приехали!

А вот и автовокзал. Дворники наметают горы мусора.

- Ну что Тоша, звони продавцам. Может им уже и продавать нечего. Тогда здесь же сядем на этот автобус и домой.

Антон пошёл в сторону и стал звонить, а я пошёл искать туалет. Всю ночь только и знали кофеёк попивать.

Встретились, когда Тоша тоже вышел из туалета.

- Едут. У них всё нормально. Машина в гараже стояла.

Минут через десять и правда подъехала красивая иномарка. Тоша сразу за руль. Смотреть сидень и салон. Мне пришлось лезть под капот, брать документы, сверять номера и проверять уровень используемых жидкостей. Нам ведь на ней домой ехать, если купит.

Когда осмотр был окончен, проехались вокруг вокзала. Остановились и мы отошли в сторону.

- Ну что, дядько? Как вам точила?

- Слабовато. Она видно стояла долго.

- С чего это вы так?

- Ну смотри. Резина хоть и новая, но репаная с одной, правой стороны. Той что была на солнце. Тормозную жидкость и масло надо доливать до уровня. И если брать, то сразу узнавай, что они туда льют. Чтоб не смешивать разное. А также где найти номер двигателя. Если проверишь и сойдётся, можешь брать. Так машина в хорошем состоянии.

- Ну дядько, вам огромное спасибо. Всё проверили и посмотрели. Я-то лох в этом, глянул что не битая и ладно. Хорошо, что я вас взял.

Когда всё долили, досмотрели и записали, поехали к нотариусу. Сделали доверенность, отдали деньги и ещё до обеда отправились в обратный путь.

Выехали на объездную и сверяясь по карте поехали дальше. Больше ни каких приключений не случилось, если не считать, что Тоша чуть не уснул за рулём, уже подъезжая к родному городу. Вовремя толкнул его в бок.

Остановились на заправке. Выпили по две кружки кофе и спокойно доехали домой. А машина и правда попалась хорошая. Верой и правдой до сих пор служит Антону. Хотя сам Антон уже сожалеет что не купил дачу. Женится то он смог, а вот крышу над головой не купил. Спать то не будешь в машине.

- Да дядько. Жалко не послушался я вас. Молод был. Сейчас бы так не сделал. Зато у меня жена и машина хорошие. А также лучшие в мире друзья.

Я и на свадьбе был. И в Одессу мы не раз ещё катались. Но вот этот, первый раз запомнился на всегда.

Удачи всем, любящих близких людей и хороших друзей.







Мне нравится:
0
Поделиться
Количество просмотров: 11
Количество комментариев: 0
Рубрика: Литература ~ Проза ~ Рассказ
Опубликовано: 05.04.2019




00
Есть вопросы?
Мы всегда рады помочь!Напишите нам, и мы свяжемся с Вами в ближайшее время!
1 1