Чтобы связаться с «Григорий Хохлов», пожалуйста, войдите или зарегистрируйтесь.
Григорий ХохловГригорий Хохлов
Заходил 6 часов 37 минут назад

МИНА НА ГРЯДКЕ



МИНА НА ГРЯДКЕ



История эта старая, но своей актуальности не потеряла и сейчас. Ведь, всегда дачи оставались оазисом спасения для российского народа. Иначе и не выжить бы народу в труднейшей обстановке, уже обречённого на вымирание народа. Хотели президента Ельцина уличить в геноциде, по отношению к своему народу, но не тут-то было, не прошёл этот номер в нашей героической Думе, а жаль!

И мало что изменилось сейчас, уже в наше более благополучное время, и сейчас дачи по-прежнему кормят людей, а рост цен по-прежнему пугает.

Дачи придают всей нашей жизни, хоть какую-то стабильность, «что посеял то и пожнёшь осенью», на государственную помощь может надеяться только дурак. А оно, несчастное наше государство, всё глобальные проблемы решает: как вступить нам в ВТО, или как вернуть долг Парижскому Клубу, да ещё с такими «героями», как Чубайс, Кириенко, Гайдар, и другими деятелями, по которым тюрьма уже давно плачет. И расстрелов у них, по старой уже не действующей Конституции не менее десятка на душу.

Народу от этого глупого действия политиков только хуже становится, и основную проблему страны, как людей накормить, да живых их сохранить, сам же народ и решает на своих маленьких земельных участках. Сам!

Но и там процветает воровство, прямой грабёж, и даже до убийства дело доходит, столько много развелось в нашей стране наглых дармоедов, наркоманов и прочей негативной публики. И как их всех прокормить трудовому человеку, уму не постижимо? Милиция тут бессильна, просто не справляется она с такой «ордой» уголовников и бездельников, и никакие малые меры тут не помогут. Надо всю гнилую систему, нашей жизни в корне менять: дать людям хорошую работу, а потом и спрос с воров чинить.

А пока вынужден наш дачник иногда идти на крайние меры, и смешно тут, и грустно бывает. И что ещё ему бедному делать, ведь никто его не защищает и весь его труд зазря пропадает.

Сергей Палицын, уже в серьёзных годах мужик, крепкого телосложения, но уже с седой головой. Сказывалась, его служба в Афганистане, и полученное там ранение.

Сам Сергей голубоглазый, красивый да весёлый, и к тому же хороший семьянин. И, казалось бы, что ещё надо в жизни: живи, да радуйся. Но не тут-то было! Идёт большое сокращение в части, где Сергей служит прапорщиком, и он попадает под это сокращение, ибо здоровье его уже не соответствует принятой норме. Как говорится в народе: «Укатали Сивку крутые горки», а ему-то и надо всего год дослужить до пенсии, но кто из командиров пойдёт на подтасовку фактов, и помочь афганцу, если они сами, не в лучшей ситуации находятся и тоже ждут своей очереди на сокращение.

Носится Палицин по чиновничьим инстанциям, со всеми своими справками, но где там: головой чиновничью стену не прошибёшь: калибр, да запал не тот.

Не даром говорится в армии: «Как надену портупею, всё тупею да тупею», - это об армейских чиновниках сказано. Им одно говоришь, а они тебе совершенно о другом толкуют. Думать им вообще не надо, всё это действие лишнее: исполняй приказ, да хвали начальника, и ты всего достигнешь по службе. Именно отсюда все беды в армии: приказ сильней человека! А кто их пишет эти приказы? Такие же чиновники только большего масштаба. Вот ведь круговерть, какая! Совсем, как в анекдоте про осла.

Строят звери мост через реку, и вдруг всякое снабжение прекратилось: ни бетона тебе, ни железных конструкций, про остальное и говорить нечего.

Посылают звери в Главк медведя, чтобы тот продвинул всё это дело, и ускорил стройку. Но через неделю то приезжает: злой, худой и вконец расстроенный:

Там одни дураки сидят, и ничего ты им не докажешь: гиблое дело с нашей стройкой!

Посылают звери волка в Главк, может тот со своим взрывным характером что-то продвинет, и стройка вновь начнёт работать.

Через неделю тот приезжает, и злой ещё хуже медведя: - «таких дураков я ещё в жизни не видел»!

Тогда поехала туда лиса, чтобы всё высшее начальство своей красотой и обаянием покорить, и заодно о стройке позаботиться.

Через неделю приезжает она вся худая и злая, от прежнего её лоска ничего не осталось.

Со всеми я переспала, но толку никакого: глупы они, и ничего ты им не докажешь. Больше я никуда не поеду и никаких подарков мне не надо. Всё!

Тогда решили звери послать в верха осла. Толку здесь на стройке, от него никакого, - одни убытки от осла. И там толку тоже не будет. – «Пусть едет!».

Через три дня началось столпотворение. Умирающая стройка ожила, и конструкции прибывают уже каждый день. Всё что надо, и не надо везут эшелонами. Уже на три моста хватит всего, но снабжение не прекращается. Через две недели и сам осёл вертолётом прилетает: лощёный, да пьяненький, с наградами во всю грудь, и очень довольный собой.

Как ты добился всего? – спрашивают его звери, они шокированы произошедшим фактом такого необычного перевоплощения осла.

Приезжаю я туда, а там тоже ослы сидят. Выпил я с ними коньячку, и они меня спрашивают.

Как ты мост будешь строить коллега: вдоль реки или поперёк?

Ну, конечно вдоль, - изумился я, - а как же мосты строят?

Ну, вот молодец! А то тут перед тобой ослы приезжали и всё нам твердят, что мосты поперёк рек строят.

Ну, а потом всё, как положено: приёмы да банкеты у меня, ведь герой я настоящий.

Всё это вкратце сказано, чтобы понять в какую жизненную ситуацию попал прапорщик Сергей Палицын, на своей службе.

С великим удовольствием Сергей спешил на дачу, поработать там, да развеяться немного, а то точно «крыша съедет» от всех бед, что сразу навалились на него. И старенький «Москвич» понимал своего хозяина и торопился, и ему тоже, как ни странно лучше было на даче чем в городе. Может, асфальт ему надоел, или воздух здесь другой, неизвестно.

Известное дело, что земля лечит человека, надо только прикоснуться к ней своими руками, и попросить её об этом: самая лучшая терапия в мире. В старые времена казаки и раны землёй лечили, но в это уже тяжело поверить, и земля нынче не та.

Калитка распахнута навзничь, в домике все перевёрнуто, и это всегда так. Часто сюда не находишься: и жена Люда тоже редко бывает на даче. И у неё свои проблемы с работой, только совсем другие не как у Сергея: она нужный там человек - диспетчер. И потерять ей работу, для всей семьи катастрофа, но и без дачи не выжить.

Смотришь осенью, своя будет у них картошечка, и овощ всякий вырастет на грядках, да и ягодка уродит. Но рук и времени катастрофически не хватает тут, и это сразу заметно по сорнякам, что заметно активизировались по всей даче, но все равно, что-то, да вырастет.

И замки тут воров не держат, а только злости добавляют: те могут за это, и красного петуха под крышу запустить. Вон сколько горелых дач в округе, не сосчитать их. – И люди уже боятся злить своих обидчиков, знают, чем может всё закончиться.

В огороде уже начали копать раннюю картошку, вон уже несколько кустов «по-хозяйски» выдрали, и тут же бросили, за ненужностью. Потому что брать там нечего горох один, но прицеливаются уже воришки к урожаю. Зато на грядках с клубникой всё чисто выбрано, ни одной спелой ягодки не осталось. Поработали тут на славу!

Стоит Сергей с ведром, как сирота: у себя дома не ко двору пришёлся. Ну, надо же такому случиться? Обида мужика заедает. Люда дома ждёт его с ягодой, и внуки очень ждут. Знают все они, что на даче у них уродилась ягодка на славу. И как им всё объяснить, что нет ничего, собрали всё дяди.

В сердцах, брякнул прапорщик ведром о землю: ох, достала его эта несуразная жизнь. И дома не лучше чем в армии, такой же бардак. И сразу же, солнце померкло в синих глазах Сергея, и птичьего пения не стало слышно, и разболелась старая рана на ноге.

Ну, погодите же подонки! Нет моей власти, а то бы я вас научил, как честных людей грабить.

Тут и сосед со смежного участка придвинулся к забору, чтобы поговорить с Палицыным, посочувствовать ему. И смотрелось это всё так, как будто бы тот ждал этого момента.

Иванов выглядел прекрасно, загорелый до черноты, и сухощавый, был шустр, «как веник», и можно сказать, что жил на даче.

Что Серёжа, и у тебя похозяйничали разбойники, и у меня то-то взяли, и всё в моё отсутствие, как будто бы ждали этого момента. Но не понимал его Сергей, не до того ему было, лишь видел льстивое лицо Иванова. И казалось ему, что хитрит мужичок: может просто казалось так?

Всегда у Иванова была такая улыбка, как сейчас, и всегда был урожай на даче, всё он вёдрами таскал независимо от погоды.

Жена его Нина потихоньку приторговывала овощами и фруктами на рынке, и лишь иногда соседям казалось, что товару у Ивановых больше чем положено. Уж больно всё было урожайным, как с гектара снимали. Но, как говорится: «не пойманный не вор», а просто так обидеть человека никто не хотел.

Работа не спорилась, и по дороге домой Сергей заехал к участковому Шилину. Тот уже был в годах и, похоже, что сочувствовал Палицыну, но чем-то конкретным помочь Сергею отказался.

За тобой вон армия стоит, а я один перед армией преступников и воров остался. Извини, но ни чем я не могу тебе помочь прапорщик, зашился я на этой собачьей работе.

Тут бы по-хорошему, раз у армии нет подходящей работы у себя, то организовали бы рейды с милицией. Может вместе мы, и навели бы порядок в стране, и на наших дачах тоже.

Ты вот говоришь, что ты ранен? Так и я не лаптем щи хлебал, тоже ранен был и резан был, и тоже был в горячих точках.

Снял Шилин фуражку, а там тоже голова седая, как у Сергея, и глаза такие же синие и усталые.

Мне тоже год остался до пенсии, и скорее бы всё это закончилось, мытарство одно. Не могу я смотреть на все эти безобразия, и помочь ничем не могу, - устал я!

Будем мы на машине дачи объезжать, как бензин появится, и к тебе заглянем, но толку-то что? Ты уж сам как-нибудь защищайся, придумай что-нибудь! А милиция всегда поддержит полезные начинания народа. Только сильно не перегибай прапорщик, всё в рамках должно быть.

Улыбается Шилин, и вроде не шутит: всё в рамках дозволенного! Устал он.

Зато Палицын твёрдо решил действовать: понял, что помощи ему ждать не откуда, и никому он не нужен, не до него сейчас.

Приехал он к себе на службу, и свою машину к груде металлолома направляет, что готов был к сдаче на утиль. Новое занятие для военных чиновники придумали, утилизировать военные отходы, хоть какие-то деньги появятся для части. И хоть, грош цена этому металлу, но для нищего и это соломинка.

Бросил Сергей утилизированную мину в багажник машины: мина, и не мина уже, муляж один, пустая она. И никто его тут не спрашивал, зачем он её берёт, потому что хорошее добро уже давно всё приватизировано было, или на складах лежит, ждёт своей очереди.

На дачу ехал весело, шины что-то напевали ему своё, гимн наверно, возносили хозяина, шуршали по асфальту. А как же герой он? Не иначе. Герой! - Со всех сторон ободрали Сергея.

Дело уже было к вечеру и Сергею пришлось поторопиться. Бросил он посреди клубники мину и давай во все стороны от неё проволоку растягивать, растяжки значит. Тут всё было рассчитано на дурака, и никакой маскировки не требовалось. Лишь бы побольше земли охватить проводом, и спасти свой урожай от злодея. А как его назвать, если на него никакой управы нет, и он бесчинствует: именно вор и злодей.

Постоит мина на грядке с клубникой, а потом можно будет и к картошке её перенести. Главное чтобы она свою службу сослужила, пуганула воров, больше от неё ничего и не требовалось. Пусть ещё послужит мне, раз армии уже не нужна она. Так думал Сергей, и оправдывал себя, ведь сказал же участковый, защищайся сам, только в рамках дозволенного. – Вот и защищаюсь я!

Дома его уже ждали домочадцы с ягодой, заждались совсем. Внучка Ксюша заглянула в ведро, а там, на дне немного ягоды лежит.

И это всё дедушка, что ты набрал? За весь день столько?

Через день много ягоды будет, не поспела ещё, - вот и всё, что нашёлся ответить ребёнку дедушка.

Девочка обижено надула губки.

У Эллочки дедушка целое ведро ягодки привёз, и меня угощали. И я ей сказала, что у нас два ведра ягоды дедушка привезёт, и ещё сказала, что у нас вкуснее клубника.

Большие и синие глаза у ребёнка наполнялись слезами. И не понимала Ксюша, что её слова произвели на дедушку эффект разорвавшейся мины. Получалось, что уже сработала мина, только против его самого, и дома сработала.

Будет тебе ягодка, послезавтра много будет, гладит своей тяжёлой рукой прапорщик Ксюшину головку. Ничего нового он не придумал.

Рассказал Сергей все жене, и та ужаснулась.

А вдруг взорвётся мина? Что ты наделал Серёжа!

Да, как она взорвётся глупенькая, ведь она пустая внутри, муляж один. А растяжки из проволоки так это чушь одна, такого в жизни не бывает, глупость это. Для дурака всё это сделано.

Я думаю, что это кто-то из соседей работает, может и Иванов даже.

Что ты Серёжа, ведь и у них воры бывают, что-нибудь, да берут. И они страдают не меньше нашего, неправда это.

Через день Сергей ехал на свою дачу, на душе было плохое предчувствие.

Может, не надо было ничего затевать с этой миной, ведь кругом гражданские люди, что они понимают в этом деле?

Нет! Правильно я сделал, надо как-то защищаться от произвола. Надо! Но другого ничего не придумать, разгул воровства идёт по дачам.

Возле дачи его ожидал милицейский уазик, и наряд милиции из четырёх человек. Тут же присутствовали и Ивановы.

Вот он ирод! Это он мину поставил на даче, больше некому! Это он моего пупсика хотел взорвать, - тут конечно имелся в виду сам Иванов. - И всё из-за какой-то ягодки, человека погубить!

У Ниночки начиналась истерика, на её лице смешались слёзы, тушь, слюна и помада, и она была отвратительна. Её успокаивали, как могли милиционеры. Да, и сам Иванов, не блистал уже своим здоровьем и загаром. Был и он бледен, и как говорится в народе, «изрядно в штаны наложил».

А что я им сделал? – не понял Сергей. - Я к ним на дачу не ходил и чужого ничего там не брал, а у меня ведро их лежит возле грядки с клубникой, чуть ли не на мине покоится.

И куда же тебя понесло слепошарого, ведь её за километр видать, и пустая она.

Клубники захотел? – И так двинул кулаком в грудь Иванова, что тот присел на землю. И тут же, кто-то из мужиков соседей под зад ему ногой добавил.

И пока Иванов разбирался, кто это сделал, то ему ещё и в ухо зарядили пилюлю.

Непозволю самосуд чинить! – бросился защищать его Шилин.

Потом подумал и говорит сидящему на земле Иванову.

Ты будешь писать заявление на Сергея Палицына, про мину и прочее? Или же своё получишь, что тебе причитается, и дело про воровство закроем.

Как ты думаешь?

Закроем дело! – возопил странно чему обрадованный Иванов.

Соседи приняли это за сигнал к действию. Милиционеры ничего не видели, зачем им это?

Зря ты так Серёжа, с тобой так до пенсии не дотянешь? - улыбается ему участковый Шилин Иван Иванович.

Я тебе сказал, защищайся сам, но не таким же варварским методом: тоже мне учудил мины ставить на грядках!

Свой это мужики! – говорит он удивлённым милиционерам.

Воевал он и пороху понюхал немало, и шутка всё это с миной. Просто достали его воры, и всех нас достали, нельзя его в обиду давать!

Да и сам я тут виноват, спровоцировал Сергея на крайние меры.

Защищайся, мол, сам! - Забираем мину и едем отсюда, делать здесь больше нечего.

-Я жаловаться буду, - кричит Иванова.

Ах, ты ещё жаловаться будешь! – И тут же, кто-то из соседей зарядил и ей пилюлю в ухо. – На!

Молчи дура, а то хуже будет! - плачет Аркашка Иванов. Я всё стерплю только бы в тюрьме не сидеть. Пропаду я там!

А ягодка действительно уродилась на славу, и никто её уже не собрал: «помогла мина» – радуется Сергей урожаю. И так ведь бывает!

18 февраля 2010 года.







Мне нравится:
0
Поделиться
Количество просмотров: 26
Количество комментариев: 0
Рубрика: Литература ~ Проза ~ Рассказ
Опубликовано: 29.03.2019




00
Есть вопросы?
Мы всегда рады помочь!Напишите нам, и мы свяжемся с Вами в ближайшее время!
1 1