Чтобы связаться с «Григорий Хохлов», пожалуйста, войдите или зарегистрируйтесь.
Григорий ХохловГригорий Хохлов
Заходил 2 дня назад

Ловись рыбка



Ловись рыбка



Саша Пархоменко себя рыбаком не считает, и слушается Гришку Распутина. В деле рыбной ловли это авторитет для него. Тот действительно любит рыбачить, у него и сети есть, и лодка, а главное много опыта.

А Саша если и ездит рыбачить, то только чтобы развеяться немного, да рыбки поймать. Конечно для своей любимой жены Танечки, дочки Анастасии, и любимой внученьке Аришке. Та «безумно» своего дедушку любит.

- И маму свою надо уважить, старенькая она, побаловать её немного рыбкой. За всю свою жизнь она заслужила того.

- Ещё братишек надо угостить, он их всех любит и ценит. И про соседей надо не забыть.А также проведать и угостить знакомых стариков, инвалидов, и прочее-прочее. Большой список.

- Слушай!? – удивляется Распутин. – Мы столько рыбы не ловим, как ты ухитряешься это всё делать. Ты же не святой чтобы «одним хлебом», весь город накормить

- Главное Григорий, внимание! И не в рыбе дело, тут душа нужна.

- Сколько я тебя знаю Санька, столько и не перестаю тебе удивляться.

- Или ты чрезмерно хитёр, или ты при жизни уже святой.

Очки съехали на кончик Сашиного носа, и он задорно смеётся: «а что главнее?»

В этот период он не гребёт веслами, и лодку ветром выворачивает, под ветер боком становит. Вот этот момент и нужен Гришке, «для своей реабилитации». Ведь его раунд с Сашей вчистую проигран.

- Опять ты на морковке и яблоках сидишь, диету соблюдаешь. А тут сало надо «трескать», и весламигрести, иначе с тебя рыбак, «не скажу какой»

Видит, что напарник продолжает смеяться: «могу и сказать!»

- А я Петру Павловичу нажалуюсь! – парирует Санька Пархоменко.

- Не надо, не надо! – шутя, поднимает Гришка свои руки с короткими веслами. – Это зверь, а не человек: три разведшколы закончил?

- Для него человека уничтожить, что муху прихлопнуть!

Теперь лодка всякое управление потеряла, и она весело закружилась на воде. Даже рыбы и те, заинтриговано смотрели на рыбаков: «чудят хлопцы!» Хотя и в годах уже!

Так со смехом и шутками рыбаки добрались до своего места рыбалки, а дальше всё по расписанию:

- Тащи Санька вещи к землянке, а я воды для чая наберу!

Уже по ходу наломал Гришка сухих веточек, что вдоль тропинки метёлками торчат. И через пять минут, горит костер. И чайник сердито попыхивает, выражает «сразу всем своё недовольство».

Но он горд в душе, без чая «рыбак не рыбак». Сначала чай, и только вечером уха. И даже водка рыбака так не согреет, так как он «она мистика» А чай настоящая сила»

Санька заваривает чай по своим рецептам, и шиповник там не лишний, его много растёт вокруг землянки. Вот и сгодился он для души.

А пока рыбаки пьют чай, из-за землянки на них белый гриб выглядывает. И другой уже возле столика объявился. А говорят, что чудес не бывает.

Грибы щурятся от солнца,и они рады встрече с людьми в этой глуши на острове. Всей их «честной компании весело сейчас».

Тут же, играются сами с собой бурундучки, «маленькие тигрята». Хотя ростом они с маленькую детскую рукавичку, если не меньше будут.

На рыбаков, они никакого внимания не обращают. Может, и не замечают их, не до того им, расшалились они. Совсем, как наши дети.

Наверно «в казаки разбойники» играют шустрятки. Чуть ли не с десяток таких необычных для нас,«полосатых казачат». Задорно, с невероятным гвалтом. Гонят они, единственного, такого же, «маленького «разбойника». И тот бежит от них сломя голову.

Остальных разбойничков, похоже, уже «в плен взяли», и за этим «сорви головой», дело осталось». И все они мимо стола, где сидят рыбаки увлечённо несутся.

Некуда малышу деваться, до большого спасительного дерева ему явно не дотянуть. И у него нет другого выхода.

На всей своей скорости, обречённо, тот залетает на ветку калины. И все преследователи, «с восторгом» спешат за ним» - Попался! Но та бедная, и сама без ветра качается. А тут вдруг, этих«тигрят». Чрезмерно, как ягод», в урожайный год, на ней понависло».

И уже, «от безысходности своей», ветка резко клонится вниз. И всей своей, этой«невыносимой тяжестью, «с треском разбивается о землю»: сыпанула в стороны живыми брызгами.

От страха: «кто куда!». «И свои, и чужие» летят пострелята. Мгновенно рассыпались бурундучата в разные стороны».

- «Кто где? Не понять.

- Некогда им разбираться, всех страх одолел, будто их и вовсе не было.

Только мгновение вокруг тишина: и уже, восхищённо ликует природа. «И тут чудеса творятся». А рыбаки весёлые слезинки утирают, такого и в кино не увидишь.

- Как тебе сеанс? – спрашивает Распутин Сашу Пархоменко.

- На кинокамеру бы всё заснять, да не получается у нас. А то бы первое место - обеспечено.

Надо сети перебирать, а заодно очистить их от различного мусора, и друзья принялись за работу. Хотя это и нудная работа, но сети должны быть «ловчими», иначе рыба туда не полезет.

Скоро и эта работа была закончена, и пришла пора ставить сети, по уловам, да заливчикам. И Гришка сам сделает эту работу, ему и одному это под силу.

- Рыбачь Санька на удочки, развлекайся, а я свои дела буду делать!

Ставит Распутин сетки, а сам в сторону Саньки посматривает. И невольно у него улыбка появляется. Ну, как тут не улыбаться.

Три удочки у друга, и каждая с огромным, красным поплавком, их за километр видать.

Проплывает Гришка мимо рыбака на лодке, и невольно спрашивает друга: Ты наверно инспекции не боишься, «совсем страх потерял». Весело ему.

Тот поправляет свои очки, ему сейчас не до Гришки, «клёв у него начался», одну за другой он вытаскивает несколько «синявок». Каждая из которых, в несколько раз меньше поплавка.

- А что их бояться, мы люди мирные, и никого не трогаем. Пусть себе едут стороной!

Опять Распутин ставит сети и снова наблюдает за другом. Тот уже, похоже, устал таскать мелкую рыбёшку, и вальяжно устроился на кочках отдыхать: греется на солнышке.

- Конечно, это не рыбалка соглашается с ним Распутин.

И на обратном пути, проплывая на лодке, серьёзно говорит другу: Ты лучше синявок на крючок нацепи, глядишь, сом и зацепится.

Уплыл Гришка далеко, и больше Сашу не видел. А когда расставил все сетки, и возвращается назад. То видит, что у Саньки «настоящий переполох» творится, не может тот удочку из воды вытащить. А две другие, по заливу плавают, «сами по себе гуляют»

Подплыл Гришка к одной удочке, а там сом её в глубину тащит. Но поздно ему спасаться, и уже в лодке усатый разбойник отдыхает.

На второй удочке то же самое диво творится, ещё один красавец резвится на крючке. И ему нашлось место в лодке.

А с Санькиной удочкой пришлось повозиться. За коряги зацепился сом, и достать его оттуда стоило немалых трудов. Но и это дело было успешно сделано.

- Что-то сомы у тебя разгулялись Александр Васильевич, наверно «дреманул» ты?

Но тот, никак не хочет признаваться, и держит «свою марку».

- Что ты, что ты Григорий! У меня за ними постоянный контроль, иначе нельзя: «глаз с них не свожу!»

Опять уплыл Гришка к своим сеткам, и всё повторяется. Одна удочка в руках у Саши выгибается во все стороны, а две другие в воде плавают.

- Ты бы их в землю хорошо воткнул, тогда бы и купаться не пришлось, – советует он мокрому от воды другу.

- Везде сомы, как сомы, а здесь, что танки! – парирует ему Пархоменко.

Ну, как можно с ним без улыбки разговаривать. Сильный идеолог Санька, и доводы егоубедительны.

- Почисти парочку сомов: коптить будем! А остальную рыбу, что в лодке в садок сложи. А я сушиться пошёл, по-дурости весь вымок.

Захватил Распутин котелок с водой, и двинулся к табору, и там дел хватает. Иначе на рыбалке нельзя, у каждого есть свои обязанности.

Развесил он одежду для просушки, а сам дровами занялся. Ночью такими делами не занимаются, это дневная работа. И чем ты её быстрее сделаешь, тем комфортней тебе ночевать. Простая рыбацкая истина.

- Ох, и рыбки копчёной отведаем! – «мурлычет» Санька, и из печной трубы, что над землянкой торчит, вытаскивает закопчённого сома. И тут же второго туда подвешивает.

Прошло не более десяти минут, и второй сом готов. А аромат от специй, на всю округу расстилается. Невольно слюну глотаешь, а как же иначе. Ни в каком ресторане такого деликатеса не отведаешь. Тут сама природа помогает человеку, нагоняет ему аппетит.

Янтарный жир капает на стол, рыба сочная и мягкая, так и просится в рот «объедение», иначе не скажешь.

Запили всё это дело душистым чаем, и клонит рыбаков сон. До темноты теперь делать нечего, настоящаярыбалка только ночью начинается.

Перед темнотой надо все сети «перетрясти», освободить их от ила, что осел на снасти. И рыбу снять. А то рыба сети запутает так, что потом в темноте долго ругаться будешь, да и комар жару даст. Он не упустит такого момента, когда руки у рыбака заняты.

- Вот где ему весело будет: скользкими от ила и чешуи руками. Рыбак, «по-собственному мурлу» звучно шлёпать будет: потеха, да и только.

И всё это дело на воде ночью происходит, поэтому везде нужен порядок.

Уже возвращается Распутин к табору, и теперь по речке плывёт: всё по заливам сетки ставил. А тут и перемёт на глаза попался, что в сумке лежал. Ну, как же не поставить его, это непорядок!

И хоть вода сильно поднялась в реке, и гудят тальники от напора воды. Для выбора места, времени не оставалось, скоро совсем стемнеет.

Зацепил Распутин за ветку леску, и давай на крючки наживку цеплять: где целую синявку, где кусочек, так и все крючки наживил. Но всё это на течении происходит, и одному не с руки всё это делать. Но другого выбора у него сейчас нет.

Скоро он работу закончил, и в конце перемёта кол воткнул: «так надёжней будет!» Ишутя, говорит: «ловись рыбка большая и маленькая!»

Уже в полной темноте подплыл он к землянке, а там его Саша встречает. И по голосу чувствуется, что переживает он.

- Что так долго? Я уже беспокоиться начал.

- Слышу, ты возишься по тальникам, а что делаешь там, понять не могу.

- Я по краю течения, «по стрелке», перемёт пустил: «пусть рыбка ловится большая и маленькая», - всё как в сказке у нас будет. – Может и правда получится!

Сложили рыбаки рыбу, что Распутин привёз, и к землянке подались. А там ждёт Гришку горячий чай, и сухая одежда. Иначе плохо рыбаку на рыбалке, «только хворобу искать».

- Одно плохо Саша, я ножик утопил. Это подарок друга Игоря Крисько, очень хороший нож, сталь крепкая. Но самое главное, что подарок это: «от души» дарено.

- Стал ветку рубить, и под ручку ударил, тот и крутнулся в руке. Простая физика, не туда «момент силы», приложил. Теперь ножик в воде, как бы илом не замыло.

- Будем искать! – говорит Пархоменко, и обязательно найдём. – Я пойду прямо сейчас, и попробую достать нож.

- Утром поищем! – говорит Распутин, - Сейчас ночь на дворе, да и осень красавица, со своим холодом тешится. Околеть можно.

Уже за полночь Гришка поплыл проверять сетки, а Сашка до своих удочек подался. А там, всё то- же самое. Гнутся удилища, и сомы под корягами сидят. Не может их рыбак достать, «и так, и сяк» пробует, но ничего не получается.

Уже и Гришка приплыл с рыбой: пару вёдер будет, не меньше. И надо её в садок «на ночь «устраивать».

- Бросай удочки, и помогай! – говорит Распутин, - а то время дорого. Надо на другую сторону реки сплавать, другие сетки проверить. И на обратномпути перемёт проверить.

Кое-как Гришка снял с двух удочек сомов, а третьего так и не достал, оборвалась леска. Всё это, уже в спешке делалось, а это хуже всего, да ещё на воде.

Уплыл Распутин в темноту, и только Луна на воде обозначила его след. Зафосфорил он, весело плескаясь в её лоне, всеми переливами серебра струится: игра лунного света. Но это недолго продолжалось, ночь поглотила рыбака.

Где-то на том берегу рекигромко «гавкнул козёл», к воде подошёл от гнусаотдышаться. А тут,Гришка его испугал, и ломится тот в лес». Но скоро всё надолго стихло: не слыхать, и не видать рыбака.

А Григорий время зря не теряет, движется по своим сеткам, да рыбу в лодку бросает. Рыбы очень много, скатывается она из залива в реку. И дальше вниз к Амуру пойдёт, до своих зимовальных ям. Только бери её, не ленись, как по заказу всё идёт.

И хоть не хотел до утра перемёт проверять, и так рыбы хватает. Но азарт штука серьёзная, сильнее человека. И поплыл Распутин к ветке тальника, где перемёт привязан.

Посветил туда фонариком, а снасть вся под тальники ушла: «наверно течением забило», хорошо, что в конце перемёта кол забит.А то ищипотом перемёт в тальниках.

Гуляет и шумит стылая, осенняя вода. Но это обычная картина, здесь для рыбака всё ясно, как дома, хоть и ночь на дворе.

Вот один сом из воды показался, и на рыбака в свои телескопы смотрит, страшно фосфорят его красные глаза. И ему в свете фонарика поплескаться хочется. Но рыбак шутить, не намерен: «иди сюда дорогой!»

- Килограмма полтора, не меньше, - думает Гришка, и по леске дальше идёт.

А та не на шутку зацепилась за куст, там двухкилограммовый «товарищ» сидит: «братья-разбойнички». Потом, третий, и четвёртый: «вот и вся дружная семья», - шутит Распутин.

- А если бы хорошо наживил снасть? – думает Распутин. – Но, кто знает, всего не угадаешь.

Санька уже встречает Распутина, но вида не показывает, что переживал за товарища. Глянул в лодку, и только ахнул: «столько рыбы наворочал».

- Складывай рыбу в короб, а я спину расправлю, да ноги немного разогну, затекли в лодке. –И добавил. – Как улов?!

- Четыре сома, один толще другого на перемёте сидели. Ещё раз наживил его, чем пришлось, утром проверю. - Вот тебе и перемёт!

А в землянке хорошо, можно опять во всё сухое переодеться, и чайку попить. А тут уже и сон клонит голову, надо пару часиков отдохнуть.

Но, какой там сон, если и во сне рыба по рукам стучит, и все уловистые места перед глазами крутятся

Снова лодка на воде, хотя ещё совсем не рассвело. Но так и задумано. Рыбы хватает, и ещё поймается. Надо сетки, да перемёт снимать, да домой собираться.

И снова караси, да сазанчики, под первый луч солнца свои бока подставляют. И устают руки их из сетей выпутывать. Но это удачная рыбалка, и всё тут, не в тягость рыбаку.

До предела загруженный приплыл Распутин к перемёту. Полная рыбы и сеток лодка, на течении совсем плохо слушается рыбака. Того и гляди, сам на крючок нанижешься, и сейчас это очень опасная затея.

Проплыл он вдоль перемёта, и насчитал три сома, что в упор глядели на рыбака. Но это всего миг, и снова они к тальникам рвутся. Но и тут не без сюрприза, на последнем крючке сидел змееголов. Извиваясь, точно змея, тот выгуливался на поводке, и только кол не давал утащить перемёт в тальники. А солнце, уже вовсю в реке купается, в золотистой купели, и вода парит, как в баньке.

- Такую добычу одному не взять, да ещё на течении, - понял Распутин ситуацию, и поплыл к землянке за подмогой.

Разгрузили рыбаки лодку, и снова к перемету поплыли. Теперь Саша на вёслах, а Распутин приготовился захватить поудобней огромного угря. Как увидел добычу Санька, так и челюсть у него отвисла.

- Это мой! Я его Аришке отвезу! Пусть посмотрит она великана. И добавил задорно; «на деда героя!»

- Да, философия твоя «железная», - соглашается с другом Распутин. – У меня внучки нет: «твоя добыча!»

Купался Гришка в парящей утренней воде, но нож так и не достал. И только через неделю, на следующей рыбалке нашёл подарок друга. А это самое главное для него, что-то должно быть святое в жизни.

И Санька доволен: «ты не представляешь Григорий, как внучка обрадовалась. Угорь долго в ванне плавал, и зубы у него, как шилья острые, еле крючок достал.

9 февраля 2014 г.



Мне нравится:
0
Поделиться
Количество просмотров: 14
Количество комментариев: 0
Рубрика: Литература ~ Проза ~ Рассказ
Опубликовано: 25.05.2018




00
Есть вопросы?
Мы всегда рады помочь!Напишите нам, и мы свяжемся с Вами в ближайшее время!

1 1