Чтобы связаться с «Григорий Хохлов», пожалуйста, войдите или зарегистрируйтесь.
Григорий ХохловГригорий Хохлов
Заходил 3 дня назад

К истокам души часть 6

К истокам души часть 6





Первая лодка с неводом, уплыла в темноту под другой берег реки. Вода деловито подхватила рыбацкую снасть, и кетовая рыбалка началась. Наступил обычный порядок, «где всё «схвачено», многолетним опытом». За первой бригадой пойдёт вторая, и так далее: «все будут работать в поте лица.

- Григорий, я поражён тем, что видел, такого и во сне не увидишь, - изумляется Виктор. – Как такое возможно?

- Погоди, ещё интересней будет, когда инспекция приплывёт.

Бывает и так, что никто из рыбаков не разбегается, а наоборот: «пьяные, чуть ли не «целоваться» к ним лезут».

- А другие рыбаки с угрозами на них наседают, «что тут сделаешь с такой массой неуправляемых пьяных людей?».

А если стрелять начинают вверх инспекторы, то чей-нибудь голос из темноты обязательно скажет, «как из рупора выдаст».

- Прячьте «игрушки» ребята! А то заберём их, тогда из реки доставать придётся, - «правильно я говорю?».

- Правильно! – слышно со всех сторон. - Все рыбаки, сейчас объединились в одну хищную стаю, и лучше их не трогать.

- Если хотите, «господа», то рыбачьте с нами, «но по порядку пойдёте с нашими бригадами». - А если нет, то плывите себе дальше «с миром!», - слышен голос лидера.

- Поплыли дальше! - и две лодки инспекторов, на моторах уходят вверх по реке, «и снова на «косе», свой рыбацкий порядок».

- Теперь и наша очередь подошла, - говорит Распутин Виктору. - У нас свой интерес к рыбалке, и место свое отведено: «здесь, никто, и никому не мешает!».

С крыльями, пришлось немного разобраться, но и они скоро стали на своёместо, теперь верша была готова к рыбалке».

Зацепили её за стальной тросик, и опустили в воду. Сильное течение подхватило вершу, и вывело её на «стрелку».

- Здесь «самый ход» кеты, и не иначе: «много её в верше будет!», - комментирует Гришка весь ход работы. – Теперь только ждать!

- Ждать будем до утра! А, там проверим её, и с рассветом домой, - говорит Распутин товарищу. - Вот такая она «непредсказуемая», кетовая рыбалка. И не было ещё года, что бы кто-нибудь, из рыбаков, не утонул в реке.

- И всё это от водки бывает. Но это уже, как наркотик для души», - кетовая путина!»

Селена показывалась из-за туч, посмотреть: «как разгулялись рыбаки, как бы чего не натворили!». - И река уже не довольна всем хаосом в округе, утробно ворчит на людей. «Одумайтесь!».

Могучий таймень ударил хвостом по воде, «будто дерево рухнуло». А, где-то рядом с ним разбойничает ленок, тот обожает кетовую икру, и готов идти за ней, хоть на край света. Хищник он, каких мало на свете. Сейчас, он «дуреет» от обжорства, и никак, не намерен остановиться. Потому что, только через год, и не раньше, у него опять будет такая же, «знатная пирушка!». – Сейчас угощается он от души, сразу на весь год.

Уже немного осталось ждать до рассвета, но не повезло рыбакам. Снизу по реке поднималась моторная лодка. И всё было бы ничего, но крылья у верши были большие, а место реки узкое. Задела лодка винтом «крыло» от верши.

Невыносимо «взвыл» мотор, набирая холостые обороты: «срезало шпонку!». Затем послышались громкие маты, мотор «заглох», лодку прибило к берегу.

Инспектора попрыгали на берег, и тут же осветили фонариками злополучное место. Специалисты они были с «хорошим» стажем, и всё сразу же, стало им ясно: «верша стоит!». Нашли они и тросик, но вытянуть вершу из воды сразу не смогли: «много рыбы набилось!».

Пока инспекторы возились с орудием браконьерства, - «вершей», к ним, как ни в чём не бывало, подошли Распутин и Виктор Грищёв: «Привет рыбакам!». - Те недовольно оглянулись на них.

Уже светало, и очертания их лиц, хоть «ухабисто», но уже просматривались. Ничего хорошего друзья там не заметили, в «тяжёлом взгляде, недовольных людей».

- Что делаете на реке? – спрашивает старший инспектор, - или «смыкать» пришли? - Есть такой способ лова кеты, подсекать рыбу стальным якорем.

Смутился Виктор Грищёв, но Гришка задорно и как ни в чём не бывало, ответил: «что мы дети, что ли, что бы в воде с крючками баловаться: «прогуляться пришли!».

- У нас тут личный интерес есть: «посмотреть, как рыба идет вверх по реке на нерест: «неописуемое зрелище!». - Все так говорят, и в газетах пишут!

- Ну-ну! – инспектор тоже не лыком шит. - Люблю я эти сказки, «детки неразумные!».

- Ладно, помогайте нам! А то нам надо вверх по реке торопиться! И быстрее надо, пока все браконьеры не попрятались, «как тараканы», «по своим шхерам».

- Ты что флотский? – спрашивает его удивлённый Гришка. - Инспектор утвердительно кивает головой.

- Я на лодке служил.

- И я тоже!«наша база…» - а дальше обнялись моряки, довольные необычной встречей.

Сообща, подтащили «рыбаки», вершу к берегу, «а там рыба кипит», не поверишь сколько!

- Как селёдок в банку набилось, - у Виктора глаза от удивления округлились, «столько рыбы сразу, он никогда не видел, за всю свою жизнь».

- Как тебя зовут, «мореман»? –спрашивает Распутина старший инспектор: - «меня, Михаил!».

- А, меня Григорий?

- Бери Григорий рыбы, сколько тебе надо: « и за маму бери, и за папу, и за бабушку!». - Кажется так в сказке: «сорока-ворона», своих детей потчует кашкой. - И больше Гриша на реке мне не попадайтесь, а то взыщу, «на всю катушку» - «Добро?».

- Конечно «добро»!

- Спрыгнул Распутин с берега, к самой реке и давай в мешок рыбу собирать, а Виктор помогает мешок держать.

- Ловко, за скользкий хвост, кету из верши выхватывает моряк, и в мешок бросает, а это проделать не всякий фокусник сможет, - «только с большим стажем рыбак».

А Распутин уже во второй мешок рыбу бросает.

- Очень сноровисто работаешь Григорий! Как будто, на кетовой путине ежегодно рыбачишь? - «Точно» подмечает его флотский друг, «инспектор Михаил».- У него глаз «намётанный» на хороших рыбаков, и ничего от него не скроешь.

Подумал: и как бы подытожил свою мысль.

- Всем «эта рыбалка кетовая», покоя не даёт? – «Знаю я, эту болезнь! - Это страсть!

Так начал инспектор свою речь: «вроде бы за здравие», а закончил, «за упокой!».

- А теперь мой флотский друг Григорий; «ты меня, с моими товарищами поуважай!». Я вас кетой на всю зиму обеспечил, «по совести всё сделал!», – и, топор Распутину подаёт, - Теперь твой черёд отличится Гриша!

- Руби свою вершу, «братишка», «с великим удовольствием на лице!», что бы все это видели!

- Смотрит Грищёв на Григория, и как бы спрашивает его: «что делать, будем?».

- Нельзя друга обижать Витя, это грех большой! – таков ответ.

- Совесть флотская, дороже всего, на свете: «ей ещё, и цену не придумали, - «душа это!».

- Хитёр инспектор! Ох, хитёр «братишка»!

Рубят друзья свою вершу, но с лёгкой душой: «всё, по совести сделано, и рыбы им хватит!».

Собрались все инспектора в лодку.

«Шпонку» уже поменяли, и готовы они продолжить свой рейд дальше: «вверх, по неспокойной реке».

А рассвет уже полощется, в холодной речной воде. Окутался «молодец» паром: «свежо ему, в такую рань купаться. - Разрумянился весь».

- Не поминайте нас лихом ребята! – и Распутин подаёт им бутылку водки. - За флотскую дружбу выпейте!

Михаил Орлов был серьёзен. Сейчас своим одухотворённым ликом, и всем рыбацким обликом, напоминал праведника из Библии.

- На фоне беснующейся тёмной воды, и яркого разрастающегося рассвета. Где неизбежно свет, победит тьму.

- Всё нормально Гриша! Всё по совести было, и не в водке дело, «выпейте сами!».

Взревел мотор, и лодка прямо от берега пошла на стремнину воды, подминая волны под себя. Но вода упорствовала, - «отступая, ярясь, и злобствуя ещё больше.

-«Раз! Два!» - одна за другой вздымаются холодные волны: норовя, опрокинуть лодку. Но та уже далеко «перемахнула» через них.

- Вот так, у нас на флоте заведено! «Помогаем «друг другу!».

- И даже водку не взял! - сокрушается Распутин.

А Виктор, не перестаёт удивляться, он ещё в своём видении времени: «везёт тебе на друзей Гриша»!

- Нет! Не в этом дело Виктор? - и продолжил. - «Моряки родственные души!»

Торопился Распутин, как никогда раньше, спешил на работу, сейчас всё осталось позади, все невзгоды и радости необычной рыбалки, а теперь он думал о Лене, что там ждёт его?

На первый взгляд всё было, как обычно. Кузя аккуратно, до последней чаинки отправлял содержимое пачки чая в запарник. Смотреть на это искусство можно было бесконечно, и всегда с интересом.

Володина шляпа, как всегда сдвинута на затылок, и сам он, как маг в этот миг очарователен: «для души старается!».

Разглаживает сверкающую золотинку из упаковки, своими ловкими и длинными пальцами.

Потом, разбирает картонку от пачки, на части: и создаётся видимость, что он пасует руками!

Чай заварен, но всем кажется, что фокус продолжается. И эта иллюзия держится долго, пока Володя не отправляет макулатуру в мусорное ведро. Но все рабочие, словно загипнотизированные смотрят и туда, «в это неопрятное ведро», ждут нового чуда, но ничего не случается. Кузя разводит пустыми руками: «я только учусь на волшебника! Чай готов!».

Григория и Виктора вся бригада встретила радостно: «знали те, что герои рыбачить собирались, и всеобщий интерес был огромен.

- Ну, что, поймали рыбаки?

- Или, «рыбка плавает по дну, не поймаешь не одну», – дразнит их Миша Полянов.

- Отчего же не поймать рыбки? Сколько унесли, то и наше! – у многих отвисла челюсть: «вот это да!».

- Кета идёт полным ходом, «только бери её, не ленись!», – словно издевается над всеми Виктор!

- Вот ты Михаил, на печке дома лежишь, «что ты можешь поймать?», - обращается он к Полянову.

- Да вы меня сами с Григорием не взяли, - возмущается тот, - и кто ещё на печке лежит «бригадир?».

- Придёт время и весь мир узнает о моём открытии века, а автор его: «это я Витенька!». Запомни это!».

- Наступила полнейшая тишина. Кто-то тут же, поперхнулся чаем, но на это никто не обратил внимания, «не до того всем стало!».

Шокированные люди стали приходить в себя. И Гришка решил дальше разрядить обстановку.

- Вот тогда Михаил я напишу о тебе «целую книгу», - подумал и добавил, - «и о Викторе тоже! Как-никак друзья мои!».

«Ход конём» удался, и со всех сторон послышались весёлые голоса рабочих, «а, о нас напишешь?».

- Конечно, напишу! - «Опер» сказал про всех писать!

Тут имелась в виду работники милиции, «шутя, всё сказано!».

Но люди почти не смеялись, «а мы-то подумали, что ты правду говоришь!».

Они действительно были расстроены, как дети, которым показали игрушку, но в руки её не дали. Вот тебе и «господин рабочий класс! Душа-то у них чистая!», – удивляется Распутин.

- Пока что я ничего не написал друзья! Всё в голове у меня копится. Но обязательно напишу: «есть такое предчувствие!», - пришла очередь смущаться Распутину.

Не хотел он открывать свою душу, перед многими людьми, но всё получилось помимо его воли, - «непроизвольно!». - А сейчас взял и высказался!

Бывают в жизни такие моменты, когда другой голос, «разум», за тебя говорит всю истину. - А ты ещё и сам её не ведаешь.

- Как всё это получилось? - а уже всё сказано! - Душа ведёт нас по жизни, подсказывает нам!

Не стал Распутин размышлять далее, а потихоньку двинулся к выходу, «пошёл к своим работающим агрегатам». Дел было много, «надо было перестраиваться на другой комбикорм», и работа захватила его. Когда закончил работу и запустил все дробилки, то решил проведать Елену.

Раньше всё было проще в их отношениях. А теперь, когда полностью открылся, «стало неловко!». Запутался Гришка в своих чувствах, как ребёнок.

Маслова сидела на скамеечке и наблюдала за процессом работы. И только захлопнулась за Распутиным дверь, как глаза их встретились. Опять в её глазах плескался янтарь.

- Отчего же, так бесшабашно «снуют», эти весёлые огоньки в глазах, - недоумевает Распутин. - После их объяснения: «веселья»,быть не должно.

- Это тебе Гриша! - протягивает ему тёплые носки Лена. - Тебе «лисичка-сестричка», из леса принесла «подарочек!».

Видит Маслова, что хочет отказаться Гришка, и упредила его:

- Тут твоё здоровье Распутин, «никак нельзя от подарка отказываться: «грех это!».

- И вообще такими вещами не шутят Распутин. У меня и пряжа особая: «ветром и солнцем «подбитая!». И ещё я слово такое знаю, - «ведьма я Гриша»!

Выпучил глаза свои, удивлённый Гришка, и сразу не нашёлся что ответить, наконец-то сообразил.

- Так ты белочка, или ведьма лесная!

- А это «одно другому» не мешает. Завтра жди меня в нашем месте, там и поговорим, «здесь народа много!».

Заждался Распутин «ведьму, или белочку», у реки. И опять у него мелькнула мысль, что играется с ним красавица.

- Но, нет! Показалась на горизонте её быстрая и стройная фигура, которая легко приближалась к нему. И сразу же, встрепенулась Гришкина душа. Видно было, что соскучилась она, хотя его мозг работал в другом «защитном режиме».

А дальше всё было подвластно их желаниям: их молодых, и сильных тел.

- И эти глаза, что так меня волнуют: «почему ты природа, так сотворила? - Так себя дивно обозначила: через камень, через душу.

- Неужели наша маленькая человеческая жизнь так бесценна? - Как, и тыкрасива, страстна, и желанна!».

Но скоро сознание уже ничего вокруг не замечало, страсть была выше всего на свете! Они лежали и никак не хотели освобождаться из теплых объятий друг друга, нега всё ещё владела ими. Избавиться от её чар, было выше человеческих сил. Всё «уплыло» в сознании на задний план, и семья, и дети, и повседневные хлопоты, и работа.

- Мы, как будто что-то украли у людей! - говорит Распутин Елене, осторожно освобождая свою руку, из-под её головы.Течение страсти уже захватило нас и несёт вперёд, а дальше что? Неизбежные камни, водовороты судьбы, и слёзы!

- Стоит ли они того, что бы все продолжать дальше? – Наверно стоит!

- Я устала так жить одна: «муж всё время по командировкам работает!». - С детьми одна вожусь целыми днями, и никто этого не видит: «как я устала!».

- Моя мама своей жизнью живёт: она давно одна осталась, без мужа бедствует. И ей тепла хочется, и жизнь свою устроить хочется, ведь она ещё не старая, но страшно ей. А мне, и при муже, страшно одной оставаться. Уйдёт наша молодость, а любовь нерастраченная останется, а старость уже ничего мне не даст. – «Ни-че-го»! - Это смерть!

Не хочет муж понять меня, вот я и беру сейчас своё, то, что мне природой предназначено. Хотя он и хороший, и люблю я его, но не хочет он другой жизни! А я пропадаю, от безысходности.

- Я знаю много трав, и сама лечить могу. Но себя свою душу никак не вылечишь, она своё требует «тепла», что природой ей дано, и её не обманешь обещаниями!

- Грешна я, и это я знаю прекрасно, но и ты мне теперь не чужой!

На глаза Людмилы навернулись слёзы, и уже их горошины висят, только чудом держатся за её длинные ресницы. Одно только движение и они осыпятся на лицо, и оросят его горечью.

Не любил Гришка слёз, потому что сам воспитывался без отца. Побьют его пацаны на улице, потому что ещё не знали его, он только что приехал с запада России.

И языка его не понимали, потому что, и там были у него свои сложности. Был там набор из трёх языков: русского, украинского и белорусского.

- «Не чапай!» - говорит им Распутин, отчаянный светловолосый малыш, «он, чторыба», не в своей стихии. – То есть «не трогай»

Остальные мальчишки, они все старше его. Думают, они, что он дразнится, и конечно колотят его.

Не ходил жаловаться Гришка деду своему, «а больше некому было жаловаться». Поплачет чуть-чуть в сторонке, чтобы никто не видел, и снова в драку лезет. И тогда, уже никому не уступал по дерзости, не смотря на свой малый возраст.

- Ловок он был и отчаянно смел от рождения. Мог на спор, на любое самое высокое дерево залезть «на самую тонкую макушку». Любое воронье гнездо доставал руками, но старался не разорять их. А если не согласны были спорщики, то и птенцов доставал оттуда, а затем возвращал малышей в гнездо.

Это очень опасное занятие, таким способом птиц дразнить, и друзья его это знали. Даже коты и те не отваживались совать своё «мурло» в воронье гнездо: умные птицы такого хамства никому не прощают. Сразу собираются они в стаю и с диким «гомоном», беспрерывно атакуют кота, норовят его сбросить вниз.

И совсем скоро летит кот с дерева: «позорно» кувырком падает!». Вся стая за ним несётся вниз, и уже на земле «терзает» разбойника, «только пух с кота летит!».

Всё обходилось, и цел, Гришка оставался, потому что был у него свой ангел хранитель, и своё предназначение в этой жизни! Не иначе!

- Не плачь красавица лесная, уважь Григория своего!- обращается к ней со смешинкой у рта Распутин. – И, пожалуйста, не забывай, что ты ещё ведунья: «неужели те плакать могут?».

Стало смешно обоим. Но надо разбегаться по своим домам: «чтотам им уже жизнь приготовила?».– «Неизвестно!».

Часто получалось так, что на работе Распутину, было, легче находиться, чем дома. Тут свой мир: «особенно когда начинают рабочие рассказывать рыбацкие байки». А их всех «не перечесть, и не переслушать». И мастера «разговорного жанра» находились очень серьёзные, «артисты настоящие».

- Честнейшие товарищи, «по всей своей жизни». - Чем хочешь, тебе поклянутся, «хоть мамой своей», что всё это было, и «непременно с ним, и не иначе!».

Сейчас рассказывает Николай, он совсем ещё молод, но уже большой любитель пошутить, и рыбак заядлый. И, «ясное дело», что молодые люди, совсем иного склада ума, чем мы. Уже не одно их поколение выросло, на наших старых рыбацких байках, Наверно оттого: «есть в них своя «свежая струя юмора».

- Поехали мы втроём на рыбалку, просто отдохнуть на природе.Три старых и закадычных друга, со школьной скамьи ещё дружили: «Гена, Васек и я!».

Водки взяли, очень даже предостаточно. Ещё взяли большую палатку, и удочки. Всё, у нас «как положено в таких случаях, не первый раз рыбачим!».

- Не надо нам сетки ставить. У нас всё по старинке происходит, «на червячка рыбачим!». То есть строго на удочку.

- Поймал кто из нас, интересную рыбку, то сразу «обмываем это дело». - Кто крупнее рыбу поймал: то, и это дело обязательно отметим. - Всё чинно у нас идёт, «на уровне европейских стандартов»происходит. Но скоро Вася наш, «стал давать частые сбои», тяжёлая семейная жизнь сказывается. Уже и рыбу не так узнавать стал: «сопливого сома «папой» величает, а зубатую щуку «мамой».

И при всём этом «маскараде», ещё и целоваться с ними лезет. - Поплюет им в глаза: «всё божья роса!», а потом с удовольствием целует.

- И так весело ему, «этому большому ребёнку», что наверно с самого раннего детства, так не смеялся Вася.

- В итоге: «уже, не знает он, куда закидывать удочку», как говорится: «все трататушки попутал».

Увели мы его с Геннадием в палатку отдыхать, а сами дальше конкурс ведём: «кто кого всё же перепьёт, и больше рыбы поймает».Теперь, как говорится, «мы оба, в финал вышли». Скоро, и у нас пошли непредвиденные сбои, стали часто удочки путаться. Вот тогда мы с Геной: «только из уважения к себе, временно согласились на мировую».

- Когда мы «сунулись» в палатку что бы там отдохнуть: «то там, места для нас - не оказалось». Развалился Василёк наш, прямо посреди палатки, как боров, и с места его никак не сдвинешь. А весу в этом «дитятке», центнер будет, если не более.

- Сидим мы с Геннадием на улице и «трезво размышляем», что же нам делать с таким «непутёвым» и неудобным другом.

- Раз жив человек, то и мысль у него работает, «это закономерно процесс!".

- А если водки выпил рыбак, то и мысль у него яснее проявляется, - поясняет мне мой «друг финалист», свою «тонкую» философию.

- Вот я, например, Коля! Сейчас, очень остро соображаю: «как никогда в своей жизни!».

- И промахнулся мой друг, мимо пенька, «плюхнулся» на землю отдыхать. Однако это нисколько не смутило его: «мелочь это!».

- Надо проучить Васька нашего, что бы впредь вёл себя скромнее. И о товарищах своих, не забывал никогда, даже выпивший: «как я сейчас обо всех помню!».

- Тёщу свою, помнит же «каналья»? - И тестя «сома сопливого» тоже помнит. - А про нас «друзей своих закадычных»: «забыл Васёк!». – «Непорядок это Николай!».

Пополз он к своему рюкзаку на коленках, и оттуда белые нитки с иголкой вытаскивает.

- Пришить надо Васю нашего, «к этой палатке!». Пусть и он в неудобном положении окажется, «вроде нас с тобой!», - уже вошёл Гена «в раж!»

- Не забывай Коля, что мы с тобой сейчас «на улице живём!». Выселил он нас «туда, сюда!». - Всё равно, нехорошо это!».

- Вроде и «мелочь» была предложена другом, но на душе, сразу стало легче, даже хмель из головы вылетел.

- Да ты голова Генок! – лучшего наказания ему, и не придумаешь, для этого «дисбаланса непонятного» Васи! - Он на весь наш оптимизм «положил прибор»! - На свободную жизнь, «и на рыбалку тоже!».

- И женился он первый! И пить он: «ни фига, не-мо-жет! - И рыбак с него «ни-ка-кой»!

По очереди с Геной, мы заползаем в палатку к Василию, и пришиваем его одежду к днищу палатки. Его шапку «обложили» крупными и надёжными стежками.

- И курточку вместе с рукавами «тоже обложили!». И уже, штаны двойной ниткой пристёгиваем к палатке. Работаем мы в ужасной тесноте, с массой неудобств, совсем, как космонавты, «в замкнутом пространстве».

И если даже промахнёмся мы иголкой, и Васю чуть заденем, то он нам всё прощает, «наш безответный друг», потому что ничего не чувствует он: «наркоз, очень уж, силён!».

-Что и говорить мужики, «хорошая водка нам попалась, - качественная»! - хоть в этом нам повезло!

- И поверите, «что со смехом», голова наша стала проясняться. На нашего Васю любуемся мы, «как на чудо!», и налюбоваться не можем. Теперь вся палатка настежь расстёгнута!

-Даже не верится нам, что такое, «великое дело мы сделали». Как «куклёночек» лежит наш Василёк, и «ловко изо рта пузыри пускает».

- Весь ниткой обмётанный: «смотрит райские сны», и что-то там, утвердительно «помукивает» во сне!

- Задремали и мы на улице, не дождавшись, когда проснётся наш друг Вася, что бы посмеяться над ним. И нам спать хотелось.

- Всёравно никуда он не денется: «нитка крепкая, слона выдержит», - резюмировал совсем уже никакой Геннадий. – Никуда не денется, потом нас подождёт!

- Проснулись мы от истошного вопля Василия, орал он конечно отчаянно, «как человек потерпевший кораблекрушение!». - Или того громче! «По жилке вытягивал из себя», свой призыв Вася: «старался очень рыбак!».

- Па-ра-ли-зо-ва-ло, ме-ня! Ма-моч-ка!

- «На-сквозь-няк: всего па-ра-ли-зо-ва-ло! – захочешь и не споёшь так красиво, «с такими жалобными коленцами!».

- Улыбаемся мы «его серенаде», и не торопимся помогать ему. – Помним, чтов детстве нам говорили родители наши: «пусть орёт, золотая слеза не выкатится!»

- Го-ло-ва, у-же, от-ва-ли-лась! - продолжает Василёк надсадно рыдать, - «То-ль – ко, ни-и-тки, из ше-и тор-ча-а-ат.– Ма-ма!

- Просто вылезла его голова из пришитой шапки, и нитки действительно местами из одежды торчат. А так шапка ещё крепко держится за палатку: «о-го-го!». - У нас, всё под контролем находится!

- Карету скорой помощи не вызывали? – спрашивает его ехидненько Гена, прямо через палатку.

«Больной», ничего не понимает: «всего явного подвоха», так перепуган Василий.

- Вызывали! Вызывали! Родные мои!

«Врач», с ходу большую, белую кастрюлю, себе на голову одевает!

- Кстати это нашего Васиновая кастрюля была, «ему тёща под будущую уху в рюкзак затолкала». - Теперь «врач» её вместо шапочки на голову одел.

- Туточки она! Уже приехала, ваша «скорая»!

- На что жалуетесь, «родненький?», – спрашивает Васю, его друг Гена, «с кастрюлей на голове». - Но тот обмана не замечает.

- Пара-лизовало меня доктор! – испуганно, «чуть не шепчет врачу пациент». - Руки и ноги уже отказали! Умираю я!

- Зря вы так Вася! Туда торопиться не надо! – воркует ласково «врач»! - Ещё вчера вы о тёще плохо отзывались. И о тесте своём тоже! - И о друзьях плохо.

- Может такое быть? – и продолжает «врач». - Всё из-за этого у вас пошло: «всё сразу, и отказало!». - Весь здоровый ресурс, из организма вашего «насквозь» удалился!

- Может быть! Может быть! – оживился пациент. - Я у них прощение попрошу!

- Постарайтесь, пожалуйста, дорогой!

- От этого многое зависит, а главное, «ваше здоровье!».

- Род-нень-кие вы мо-и-и-и! Простите меня не-ра-зум-ного-о-о. - Только ноженьки мне верните, «целы-ми-и-и, и здоро-вы-ми! – жалобно басит «великовозрастный дитятко».

- И ручки тоже, - подсказывает ему врач.

- И рученьки мои тоже! - вторит ему больной, он ещё не чувствует всего подвоха.

Достаёт врач большой нож, и рукав куртки от ниток освобождает. - Это я поколдую немного! Без этого «действия» никак нельзя, - успокаивает он растерянного больного!

- Что чувствуете больной, «есть облегчение?».

- Есть доктор: «рука уже заработала!», - радуется пациент.

И всё шло хорошо, «пока?»!Но кастрюля слетела с головы Геннадия, и упала на лицо больного. Больно ударила его, по носу -румпелю. Тот взвыл от такого «нестандартного» обращения с ним, и как бы сразу прозрел.

- Генка! Да это же ты зараза?

- Ну, погоди у меня, «за всё получишь сполна!». - затрещали нитки, что держали «мятежное тело» Василия…

Дальше уже никто не слушал рассказчика. Может он, и соврал где «лихо». Но сил смеяться уже не осталось: рабочие «корчились» от смеха.

За работу пора браться, а тут такое!

- Я потом дорасскажу всё! - успокаивает товарищей Николай, но все отмахиваются от него руками. – Не надо! Сил смеяться, уже нет.

А Гришка с Сашей Новиковым лезет в силос, опять им халтурная работа подвалила. Лебёдка опускает их в заполненную емкость силоса, и потом начинают опускать туда инструмент. А где-то внизу скрипит транспортёр: «ему надо потихоньку освобождать силос от сыпучей массы. Но сразу дело не делается, пока что здесь в ёмкости монолит стоит. И транспортёр, «заунывно скрипуче» жалуется рабочим на свою долю: не переслушаешь его!»

Работают ребята по очереди, не освобождаясь от страховок, никто не может знать, как поведёт себя зыбкая поверхность под ногами. Скоро всё свободное пространство силоса затянулось пылью, и только электрическая лампочка переноски золотилась в её ореоле, но это вызывало только отрицательные эмоции. Замкнутое пространство.

- «Лепесток» уже полностью забился, и не пригоден для нормального дыхания: «тряпка-тряпкой, висит на грязном лице».

Вся масса пыли будет фильтроваться через их легкие, но это работа такая: «за неё деньги платят».

Гришка снял рубашку, она уже прилипла к спине, и держится на теле, как на клейстере. От такого сервиса не очень-то приятно себя чувствовать, но и без рубашки не лучше. Обильно покрытый растительностью Гришка, за пару минут работы, от пыли и пота превратился в «лохматого мишку», и Саша посмеивается, глядя на него: «Гришка на северном полюсе».

- Ты представь себе Саша, «что там внутри нас такое же творится безобразие», и ты не будешь смеяться, - упреждает его выпад Распутин.

Теперь он смеётся, а Саше крыть карту нечем: «твоя правда!». Присели они отдохнуть на «завес», там же где и работали в силосе, потому что вылезать наверх очень долго, и потихоньку ведут беседу.

- А почему Кузя никогда не спускается в силос, - спрашивает Гришку Новиков. - Он ничего не имеет против Володи, но интерес не даёт ему покоя.

- Во-первых, Володя нужен здесь, «на верху», «как хороший специалист», как и Мишка Полянов.

- А во-вторых: раньше он работал на хлебозаводе слесарем, и приходилось ему ремонтировать «горячие» печи, толком ещё не остывшие. Часто лазил он в печь, и терпел «весь жар её души», пока неисправность не была устранена.

- Потом легкие у него стали сдавать: «столько «принял» он жару печи!» - и закончил свою мысль Гришка. – Наверху от него больше проку!

Больше вопросов у Новикова не было. Но молчание в этой «консервной банке» очень тягостно для людей.

- Давай Григорий съездим с тобой на рыбалку, хоть лёгкие проветрим, как ты смотришь на это дело».

- Я всегда рад Саша, потому что моя душа там всегда! –радуется Распутин такому предложению. - Денежки получим, и поедем отдыхать.

Теперь работа не так их тяготила, был и у них свой «свет в конце тоннеля».

- Вот так тяжело достаются «халтурные» деньги рабочему человеку, но кому это интересно знать?

А потратить их не проблема. И домой надо купить, и детям надо, и у Лены скоро День рождения.

- Она ему конечно не жена. И вроде не любовница. - А, скорее всего она «попутчица» в его жизни.

Конечно, странно было так рассуждать взрослому человеку. Где всё «до наивности, «не так просто».

Ясно было Гришке, что не хотела она изменять своему мужу. Но и она не могла предположить, что страсть: «она сладкая, и от неё «просто так», не откажешься». А вот испачкаться – можно! И погибнуть, «как мухе», можно. Но не только у людей всё так сложно бывает.

- Поёт тетерев «косач», свою весеннею песню любимой подружке, и ничего он уже не слышит, и не видит вокруг себя.

- А охотник из ружья в него целится, «у него своя страсть в душе». - Один выстрел и вся песня прекратится: «он доволен своей добычей».

И тут, человек вмешался. Весь «хор жизни» незаконно прервал, иодним выстрелом, много душ «испоганил!» Мало, что убил певца.

- «Красиво умирает» птица, а человек продажен даже в своих намерениях.

- Он лжив и не хочет в этом признаваться: «живёт по своим законам».

- И любит он, или не любит…, «Возможно, всё это баловство!». - Он сам этого не знает! - Есть чему у птицы поучиться человеку.

Не знал Распутин, что же купить Лене в подарок, но всё же остановился на красивых часиках.

Не будет на свидания опаздывать!

- Это вам «прекрасная сударыня», от Гришки Распутина, - и свой подарок подаёт красавице Елене.

Искрятся счастьем её глаза, «столько неизведанных и не растраченных чувств, «вдруг всколыхнулось там».

- А что я дома мужу скажу? – спохватилась женщина.

- Скажи, что на работе тебе подарили: «ведь это тоже, правда?». -

Тут действительно всё без обмана!

Выпили они шампанского, и сомкнулись их руки в тесных объятиях, сейчас они ни о чём не думали, и хорошо им было, «как никогда в жизни!».

Собрались рыбаки отдыхать. Водки взяли «полный запас», не на один день. Ещё взяли лодку, и прочие снасти, и сетку взяли, так что готовы они были, как говорил Гришка: «к бою-походу». До автобуса ещё было далеко и Распутин, предложил Александру Новикову.

- Давай по маленькой выпьем Саша, что бы дорога дальней не казалась.

- Отчего же не выпить? - улыбается Новиков, искрятся его светлые глаза. – Я так рад Григорий, что от домашних дел ушёл: «надоело всё до ужаса!».

Вообще то Саша «хорошо воспитанный товарищ», и коммунист добросовестный, но сейчас хотелось и ему побыть «просто человеком».

А рыбаки: «они и в Африке просты до наивности», и нигде онине меняются.

Сидят два товарища недалеко от автовокзала, на зелёном газончике, под ясным солнышком, и огурчиками весело похрустывают.

- Всё нормально: «анкерный ход!».

Рюкзаки рядом с ними стоят и терпеливо ждут своего часа погрузки в автобус.

Наконец-то автобус был подан, и довольные рыбаки двинулись на посадку. Сегодня народа было мало, даже половины автобуса не набралось. Все пассажиры расселись вольготно: «кто, где, хотел!». Распутин и Новиков заняли задние места, «подальше от людских глаз», не хотели рыбаки стеснять себя.

Володя шофёр был, как всегда приветлив с рыбаками. Никогда, ини одной души, не оставил он на дороге, «не бросил на произвол судьбы».

Ведь на Дальнем Востоке просторы большие, даже между населёнными пунктами много километров, и условия жизни здесь не из лёгких. Легко может погибнуть человек, особенно зимой.

Уже нет места в автобусе, а рыбаки на дороге стоят «голосуют», им домой ехать надо, потеряли их родные!».

Володя всё равно остановит автобус, и просит рыбаков: «подвинемся ребята, другим ехать надо?».

Кто весело, а кто и с матом, но все потихоньку уплотняются в автобусе, и всё равно места не хватает, один рыбак «на улице остаётся».

- Выдохните, все разом! - командует водитель. – Ух!

Не хочется одного человека оставлять на дороге, и Володя не торопится ехать.

- Чья собака под задним сиденьем «хвост откинула», - твоя Петров?

- Невольно все люди отхлынули от задних мест, чтобы оглядеться. Появилось свободное пространство, и занял его последний пассажир. Дверь закрыта, и автобус движется к городу своим обычным маршрутом.

- А как же собака, её выкинуть надо! – возмущается какой-то непонятливый пассажир.

Он ещё не владеет достаточной информацией, что бы закатить истерику. И вообще: «он не знает ничего в этой рыбацкой жизни!». А рыбакам уже весело, они знают «эти Володины штучки», не один раз так было.

- Съели собачку! – говорит толстый и весь прокопченный костром рыбак.

Лицо его черно от солнца, и от костра, но зато улыбка кого хочешь, успокоит: «на закусь пошла!».

- Как так съели? Всего один километр успели проехать! – разоряется непонятливый пассажир в больших очках: «её, что «проглотили?».

Но тут уже: «в эту весёлую игру включаются другие рыбаки», и со всех сторон слышны разные, достойные «великих» романов ответы.

- Да вышла собака из автобуса! - успокаивает пассажира водитель. - Как только себя плохо почувствовала, так сразу и вышла. - Она уже не первый раз так поступает, - «умнейшая собака Жучка наша!».

- Так она же умерла?

- Все так думали, «что умерла», а она живая оказалась! - Догоняет автобус!

Вот об этом шофёре ходили целые легенды в городе, и рыбаки его «чуть ли не за брата считали». И часто от души угощали его: кто рыбкой, а кто и охотничьим трофеем.

- Держи Володя! Ты не одну рыбацкую жизнь спас.

- Мало таких людей на свете, как ты.

- Постоит рыбак «весь потный на морозе», и сердце у него отказало.

- Да и летом не легче бывает, «а ты Вова, никого не бросил на произвол судьбы», спасибо тебе!

А вот фамилию шофёра мало кто знал, «зачем знать её, если он один такой на всей трассе «кудесник».

- Володя, а ты нас подвезёшь в сторону от трассы? Тут всего пять километров будет, а то тяжело нам тащиться с вещами, - просит его большая группа рыбаков. - И дорога там отсыпанная!

Смотрят они на него, как на волшебника, ведь нигде такое самоуправство невозможно, даже в сказках такого не бывает.

- А как остальные пассажиры «посмотрят на это дело», ведь и у них есть свои дела? - спрашивает всех Володя. - И время у всех ограничено?

- Своё время я наверстаю потом, «будем в порту по часам» - успокаивает всех моряк-водитель. – Поможем рыбакам?

- Да езжай, «чего уж там!», – веселятся пассажиры, здесь в рыбацком автобусе не бывает людей равнодушных. Им самим интересно сделать доброе дело людям.

- Скиньтесь «товарищи-рыбаки» на бензин. Государство наше нельзя обманывать, - серьёзно говорит рыбакам Володя: «честнейший он человек, ни копейки чужой ему не надо!

- Да чего уж там, это мы «враз» устроим! - брякают мелочью «господа-товарищи»: тогда ещё копейками. - Эти любители ехать на рыбалку «с шиком», и автобус сворачивает с трассы.

Можно еще продолжать рассказывать об этом удивительном человеке, не одну «яркую историю», но тут шофёр увидел весёлых товарищей: Гришку Распутина, и Сашу Новикова.

- Не рано ли ты Григорий «заправляться начал», - спрашивает один моряк, другого моряка: Новикова он ещё не знал.

- Мы отдыхать едем Володя!

- Всё будет по нашей флотской традиции: «отлично, и не иначе!» – рапортует ему Распутин.

- Вопросов больше нет! – заключил довольный Володя, он верит Гришке, а это наивысшая оценка среди рыбаков.

Сидят путешественники и по сторонам в окошки смотрят, и тут к ним подсела одна белокурая и симпатичная женщина.

- Гриша? Неужели ты меня не узнаёшь, я Галя Холмогорова, твоя одноклассница!

- Неужели ты здесь, Галина! – подскочил со своего места, как заворожённый Распутин. - Столько лет мы не виделись, и такая неожиданная встреча,

- Ты же уезжала из города, и так сильно изменилась»!

Галя была гордостью не только класса, но и всей школы, училась она действительно на совесть.

Высокого роста, но по-детски ещё совсем хрупкая и угловатая, с бледным оттенком лица, тогда она не привлекала к себе «восхищённых взглядов» мальчишек своего класса. И ей самой было не до них, «на первом месте у неё была учёба, и только учёба». И если она всё же покоряла всех, то только тем, что побеждала на разных школьных олимпиадах: то на одной, то на другой!

И вот сейчас перед Распутиным сидит весёлая и голубоглазая, светловолосая красавица, как будто её незаметно подменили: и получалось, что Гришка ещё мыслил старой категорией информации.

- Ты такой интересный Григорий, в своей морской тельняшке, «как с картинки сошёл морячок!».

- Такое ощущение, что в ней ты родился: «как литой весь», очень сильный, и как всегда добрый.

- Столько лет уже прошло?!

- А я тебя всегда помнила: очень скромным и даже застенчивым пареньком.

- Я не представляла себе, «что время, так сильно всех нас изменит!». - Но это так Гриша, ты совсем другой стал!

Галя мило улыбается, и все рыбаки в автобусе, тоже рады такой неожиданной встрече, как будто бы и они сами оказались на месте этих двух одноклассников. Нет в автобусе равнодушных людей. Иэто главная особенность, простого рыбацкого характера: коллективизм, и уважение к человеку!

- Может быть, по рюмочке выпьем? – несмело предлагает Григорий Галине. - За эту нашу необычную встречу! И именно здесь в автобусе, а не в другом значимом месте.

- Извини Галя, «может быть глупое моё предложение», но мы с Сашей едем отдыхать, поэтому у нас всё так просто.

Знает хорошо Распутин, что раньше, при её «упорстве к учёбе», и своеобразном характере. Никогда бы не посмела Галина дажеподумать об этом: «это было выше всяких её фантазий». - Индивидуализм, - вот что было присуще ей!

- Я не знаю, как посмотрят на это шофёр, и другие граждане? - А вообще-то, я не против выпить с вами. - В такой хорошей и доброй компании: «здесь, всё так необычно!».

- Нормально посмотрят! - успокаивает её Распутин.

- Конечно, надо отметить необычную встречу! - поддерживают их вполне серьёзно рыбаки.И ещё голоса пассажиров, они из души раздаются.

-Себе не простишь потом, что таким умным казался. А в итоге, жизнь очень коротка: «проще надо быть!». - Один раз живём!

Притормозил Володя автобус, и все кто хотел, с удовольствием выпили за эту редкую встречу двух добрых молодых людей, бывших одноклассников.

Многие из пассажиров прекрасно понимали, что «неизвестно когда, ещё раз сойдутся их далёкие планеты, «и в какой сторонушке это будет». А, скорее всего, что «уже никогда!».

Сидят одноклассники в окружении добрых лиц, среди множества разбросанных вокруг рюкзаков: «где все: друг друга угощают», и наговорится, не могут.

- А ты знаешь, Григорий, что я тебе очень и очень завидую, что ты так просто можешь взять свой рюкзак и идти, куда ты захочешь: «бродить по всем просторам нашей необъятной тайги». Я всегда об этом только мечтала!

- Ты и в школе был такой же непоседа: и Саша Сорокин, Яша Ворновицкий, Гена Коржов. Я даже помню, как ты организовал с друзьями поход на далёкий Кулаковский залив, там когда-то рыбацкая артель рыбачила: «барак был жилой, и ещё две печки было».

- Помню, как мы ночевали там, ловили рыбу, и купались в заливе.

- А потом дождь пошёл,и вода стала быстро прибывать, и мы торопились выбраться из тайги на трассу.

- У меня это на всю жизнь в памяти осталось, один раз такое бывает.

- Я мечтал быть геологом, но маме надо было помогать работать, одна она жила без отца, и сестра училась в техникуме. А потом, как-то не до учёбы мне стало, - словно оправдывается перед Галей захмелевший Распутин. – Я хорошо стал зарабатывать на заводе, взрослым себя почувствовал, и не захотел утруждать себя учёбой.

- А у меня вся жизнь прошла в напряжении, сначала школа, потом институт, и никакого себе послабления я не давала.

- Потом работа в Сибири, в большом институте. И сейчас, всё идет очень напряженно, так, что даже, и мысленно мне некогда отдохнуть.

- Приехала я домой совсем недавно, а завтра уже уезжаю. Вот и надо мне с родственниками проститься, к ним я и еду сейчас. -поэтому Гриша, я очень рада нашей встрече: «я запомню её на всю свою жизнь»! - Необычно всё как-то получилось и очень даже хорошо!

Выпили ещё понемножку друзья водки, прямо из большой рыбацкой кружки, - «Володя и на этот раз заботливо притормозил автобус».

Скоро Распутин стал собирать свой рюкзак в дорогу, «подъезжаем!». Новиков Саша последовал его примеру.

Остальные рыбаки убрали свои рюкзаки и освободили проход к дверям, и друзья грустно шагнули уже в другой мир: совсем неуютный и холодный. И сразу, в Гришкиной памяти мелькнул один незабываемый и мимолётный эпизод: «везут его расписные колхозные сани, совсем маленького по глубокому лесному снегу, а заиндевелые лошади курятся легким паром, как волшебные звери они. А мать потихоньку плачет: «уезжает маленький Гришка на Дальний Восток, к деду, на постоянное место жительства. И ему самому плакать, сильно хочется».

Но исчезло из глаз это невесёлое наваждение мыслей, и чуть веселее стало надуше. Много ещё сюрпризов приготовит ему жизнь, а она это умеет делать, но всё это будет потом.

- До свидания Галина, и будь счастлива в жизни! Я тоже «очень, и очень», рад нашей встрече.

- Пусть всё ладится в твоей жизни, и хоть сейчас она будет лёгкой и счастливой! А всё остальное весёлыми, и приятными воспоминаниями!

Уходил автобус «из далёкой юности», и словно кусочек Гришкиной души остался там, а Галя всё махала им рукой, пока не исчез автобус.

- Не думал я, что так всё сложно в нашей жизни бывает: «и хорошо бывает, как сейчас», - говорит Александр Гришке. – Но всёравно, добра людям не хватает, это очевидно!

- Тянутся все люди к добру, к счастью, даже к чужому, «чтобы душу свою отогреть!».

Подошли рыбаки к реке, а она страшно разлилась сейчас: гудела и бурлила. Своенравная и дерзкая, сметала все на своём пути.

Саша оторопел от такого редкого, и такого близкого сейчас видения стихии: «вот она могучая река», рядом с ними». И серые глаза его сразу же стали большими от удивления.

- Неужели мы по ней поплывём сейчас? – спрашивает он своего командира.

- Своих решений мы не меняем Саша! Стыдно это: «у природы нет плохой погоды»! – напоминает ему Гришка.

Складывалось впечатление, что Распутину было действительно всё равно, куда плыть, но тот больше ничего не добавил. Потом всё же произнёс, с лёгкой ухмылкой.

- Хотел ты Саша отдыха, «а тут экстрим кругом!». Наверно, это и есть тот самый лучший отдых, что на всю жизнь в памяти останется.

Подхватило бурное течение резиновую лодку, «и закрутило её, как пушинку «играючи», увлекая за собой вглубь бурлящей стихии.

- В сильный шторм дизельную лодку, «сердитое море, вертит, как спичку», такую громадину, что с пятиэтажный дом высотой.

- И так играючи её, ворочает, что жутко становится. Концевые отсеки лодки, лихо выписывают в бушующем пространстве стихии«восьмёрки». Одна половина их в воздухе, «вычерчивается», другая под водой»: всё глубже и глубже, зарываясь в стихию.

И кажется, что метал, стонет от напряжения, «стихия его разрывает на части».

Зато под водой «тишина», и туда скорее хочется морякам: «отдохнуть от перенапряжения»!

И вот долгожданный приказ командира: «приготовиться к погружению!».

- Вот так Саша, в шторм «моряки подводники развлекается», а фантазия у стихии богатая. А тут намного проще всё: «левое весло табань», правым греби, а то в тальники унесёт!». – И так далее!

- Тоже лихо, «ничего не скажешь», но хоть какие-то берега видать.

Так и плыли рыбаки по беснующейся реке пока с левой стороны не показалась большая, заросшая дубами рёлка.

Сейчас «одно хорошо», что можно плыть на лодке по воде, вдоль всей рёлки, а не тащить свои вещи на себе по тропинке.

До самых деревьев дошла вода, «и угрожает им своей нешуточной силой и массой».

Как бы «щупает их на прочность» сейчас. А потом, возьмёт и разметает дубы по сторонам, как игрушки, - «развлекается так!».

Понимал Распутин, что в такую пору рыбаку трудно поймать рыбу, «ищи её в таком необъятном море воды!». И ещё надо устраивать свой табор сразу, заранее к ночлегу готовиться.

- Дрова все сырые, и пахнут гнилью, «толку с них мало!», - думает так Распутин. - А хороших дров, и взять-то негде, и пилы нет с собой.

- Да попали мы в «щекотливую» ситуацию. «Смеяться» хочется, если не плакать!».

- Давай сетку поставим, - предлагает ему Саша, - а остальное всё потом сделаем.

Но и тут у них просчёт получился, кто-то раньше сюда приплыл на их место.

Чужая оморочка сиротливо приткнулась к берегу, недалеко от их табора», вёсел там не было.

Ясно стало рыбакам, «что с сеткой надо подождать». Сейчас торопиться не надо, а то «на свою голову», найдёшь себе приключений.

- Инспекция это, не иначе! Ждать нам надо!

А что бы веселее было ждать, то опять раскрыли свои рюкзаки Гришка да Александр, и налили себе понемногу водки. И только хотели уже выпить её, как из кустов раздался весёлый голос.

- Ты погляди Иван, «тут уже рыбаки пьют без нас». - Нельзя их на минутку оставить, «что за люди такие?».

Очень близко подошли к табору «незамеченными», эти два незнакомца с ружьями, потому что одеты они были, в камуфляж, и почти слились с природой.

Говоривший был смугл лицом, и больше походил на «гурана», забайкальца. В отличие от него Иван, был настоящий русак: светловолосый и голубоглазый. Но понятно было по их разговору, что они крепко дружили, хотя и по возрасту,они заметно разнились.

- Здравствуйте! – сказал им спокойно Распутин, и сразу же протянул кружку, - Пейте!

- Ну, ты силён парень, «и как дипломат неотразим», сразу же нас озадачил, «прямо с хода сразил»! – смеются охотники.

- Бабушка? У вас воды не найдётся, «а то кушать хочется: аж, переночевать негде»! – это Иван балагурит. – Кажется, так солдат на постой просился?

Все дружно смеются: «известная история», но, как никогда кстати она.

- Спасибо вам, но только пить нам «нисколько не хочется»! - отказались оба охотника от водки, - а то чёртики скоро мерещиться будут.

- Кто ни приезжает к нам на базу рыбачить, то все выпить водки предлагают, «так и спиться можно!». - А вот «пивка»? Мы бы, с удовольствием выпили, - и свои глаза блаженно прикрыл, «от такой несбыточной мечты», говоривший егерь.

- Есть и пиво у нас! - и по бутылке пива, им подаёт Распутин. – Пейте!

Взяли охотники по бутылке пива, и присели на бревно отдохнуть, затем сняли свои пропотевшие кепки, утёрли пот с лица, и уже с блаженством приступили к желанному пиву.

- Что делаете здесь? – спрашивает их Иван. - Неверно, сетками балуетесь?

- Отдыхаем мы от трудов праведных, - также спокойно отвечает егерю Распутин. – Есть у нас одна небольшая сеточка с собой, но не ставили ещё. - «Пока водку дегустируем», затем и приехали сюда, что бы отдыхать!

- Что будем делать Димка? – спрашивает своего молодого напарника Иван.

- Пусть рыбачат парни, - отвечает ему смуглый егерь, - «надо уважить рабочий класс», хорошие они люди.

- Посидели мужики все вместе на таборе, перезнакомились, поговорили о погоде.

- Штормовое предупреждение передавали нам по радио, - говорит рыбакам Дмитрий. - Может, вы к нам на базу переберётесь, а то уже сейчас погода начинает портиться. - Потом поздно будет думать.

Действительно уже начинался мелкий дождик, но это были только далёкое начало беды, и ещё никак серьёзно не воспринималось рыбаками.

- Пора нам! – говорит рыбакам Иван, - за пиво спасибо вам.

- И думайте, может, уйдёте отсюда? - хорошего тут ничего не будет!

- Подождём, не будем торопиться, ещё и сетку не ставили, - отвечает ему Распутин. – Успеем выбраться, если что!

Дмитрий погнал оморочку вдоль рёлки, а Иван пошёл лесом, в конец лесочка, где они должны были встретиться, и скоро скрылись из вида. Не прошло и двадцати минут, как прозвучал резкий, и «чёткий» выстрел.

- Есть! Похоже, что козу подстрелили, - комментирует Гришка ситуацию. - Не иначе!».Она сейчас вся по рёлкам прячется, больше ей негде быть, кругом вода».

И, как не прислушивались рыбаки, больше выстрелов не было.

Поплыли рыбаки сетку ставить, а воды ещё больше добавилось, «прямо на глазах прибывает». Нет уже спокойного озера, и течёт вокруг лодки мутная вода, - «сдвинулась с места вся водная громада озера».

В один миг всё пространство вокруг озера, одним руслом реки стало, и лишь рёлки, «как сироты», всё ещё на месте топчутся. Не решаются они в воду ступить. Но вода сама к ним без спроса жалует в гости»

- «Им бедным», и убегать уже некуда, везде водная преграда стоит. И кажется рыбакам, что прикрылись «эти бедолаги деревья», совсем по-сиротски руками, «своими обмякшими ветками». И совсем, как люди тихонько плачут.

На людей они очень похожи сейчас, и жалко их рыбакам-чудакам!

Поставили рыбаки, «кое-как», сетку вдоль травы, потому что везде то коряги плывут, то огромные клубы водорослей. Сорвало их водой, со своих мест проживания, «как с парниковой грядки».



Мне нравится:
0
Поделиться
Количество просмотров: 22
Количество комментариев: 0
Рубрика: Литература ~ Проза ~ Повесть
Опубликовано: 02.03.2018




00
Есть вопросы?
Мы всегда рады помочь!Напишите нам, и мы свяжемся с Вами в ближайшее время!

1 1