Чтобы связаться с «Галина Сафонова-Пирус», пожалуйста, войдите или зарегистрируйтесь.

ДИМЫЧ - ГРУСТНЫЕ ГЛАЗА



1957-й
Май…
Ездила на Юг, в Сочи. Одна.
Все два дня интересно было смотреть из окна вагона и особенно, когда начали появляться горы, - вначале невысокие, вроде холмов, потом стали расти и когда поезд медленно тащился меж них, то можно было видеть то наш паровоз, то задние вагоны состава.
В Сочи, у вокзальной площади, стояли женщины и предлагали комнаты, но почему-то по одному человеку не брали. Что делать?.. Позже ко мне подошёл симпатичный мужчина и стал уговаривать поехать с ним в Туапсе. Может, я и поехала бы с ним, но вдруг подошла женщина и предложила место, а потом сказала, что просто ей стало жаль меня: таких, мол, как я, «губят прохвосты, вроде этого».

Жила в её комнате на втором этаже, на весь день уходила к морю и познакомилась там с Димкой… вернее, с Димычем, - сам попросил называть его так. Недавно отслужил он в Венгрии, в танковых войсках, и вот приехал «поплескаться в море, чтобы всё смыть».
- А что «всё»? – рассмеялась я.
Посмотрел на меня… хотел что-то ответить, но ничего не сказал и зашагал к волнам.

Симпатичный был парень: высокий, светловолосый, глаза цвета моря, но гру-устные! И не только грустные, в их синеве словно застыл испуг и не исчезал даже тогда, когда он смеялся. Спросила как-то:
- Димыч, а почему у тебя всегда такие грустные глаза? – Взглянул вопросительно, а я, хотя и поняла бестактность вопроса, но всё ж улыбнулась: - Можно я так и буду тебя называть: Димыч – грустные глаза?
А он ничего не ответил, потом сделал несколько резких шагов к морю, поднял камешек и с какой-то злой силой швырнул его да-алеко в волны.

Да, был он странноватый, - часто не отвечал на мои вопросы, а иногда, вдруг, почти на полуслове, замолкал, уставившись в одну точку, ложился на песок и словно улетал к облакам.
А как-то, в одну из неожиданных вот таких пауз, долго смотрел на мои белые туфли, что стояли на песке, и вдруг ни с того, ни с сего, сказал с паузами, - словно и не мне:
- Кровь под сапогами… куски человеческого мяса… на гусеницах…
Я даже испугалась!
Не зная, что ответить, посмотрела на него, и тут же поняла, что он и не ждал ответа.

За три дня до отъезда засобиралась съездить с экскурсией к озеру Рица. Предложила и ему, а он посмотрел на меня опять же странно и тихо обронил:
- Если поедешь, то больше не увидимся.
- Димыч-грустные глаза, почему? – улыбнулась, чтобы смягчить его ответ.
Но он промолчал.
А когда возвратилась, то и впрямь его не нашла.
Жаль! Хороший был парень.
А впрочем…
Димыч, у тебя были слишком грустные глаза.

2007-й
Только спустя много лет, уже в годы Перестройки, мы узнаем: в октябре пятьдесят шестого в Венгрию были введены танки для подавления восстания против социалистического режима, и шли они по трупам, а потом солдатам было приказано очистить гусеницы.
И погибло в те дни около трех тысяч человек, в том числе и наших солдат.
Вот тогда-то я и вспомню ту встречу на берегу моря…
Значит, тот голубоглазый молчаливый и странный Димыч-грустные глаза был одним из наших солдат, брошенных на усмирение восставших венгров.
И хотел он тогда рассказать мне о пережитом, - словно вскрыть нарыв!
Но не посмел, - ведь с него была взята «подписка о неразглашении».


Мне нравится:
0
Поделиться
Количество просмотров: 188
Количество комментариев: 0
Рубрика: Литература ~ Проза ~ Мемуары
Опубликовано: 21.02.2013




00
Есть вопросы?
Мы всегда рады помочь!Напишите нам, и мы свяжемся с Вами в ближайшее время!
1 1