Чтобы связаться с «Галина Сафонова-Пирус», пожалуйста, войдите или зарегистрируйтесь.

44. Видно, Бог меня миловал


Ну, как эту хату строила… Да упаси Бог и помилуй! По шестьдесят километров в день отхаживала! Выпишуть лес, вот и пойду смотреть...
Раз так-то пришла, а лесник и говорить:
- Идем, покажу, какой дорогой возить его будешь.
Да как повел!.. А там мины - что поросята на солнышке! Раньше-то под кочками пряталися, а когда солнце припекло, кочки поскрючилися, они и повылезли. Лежать себе, блестять... Боже мой, да как же и возить-то по ним?
И проходила всю весну, лес искала.Ну, наконец, пошла как-то на Желтоводье, сунула леснику четыре тысячи, а он и дал мне леса: брёвна - кряжи прямо!
- Ну, что ж ты мне их даешь? Сколько ж машин надо, что б бревна эти перевезти!
А он и говорить:
- Да-а, её-то, можить, и не возьмёть, а меня... пока перевезу эту камель, - отвечаю.
Но все ж согласиласья. Пошла на другой день на Мылинку машину искать, а шоферы: бензин, мол, давай...Купила бензину, заправили машины, но вечер уже, куда ж ехать-то? Наутро прихожу, а они и уехали! Обманули… И сколько раз так было! Ну, наконец, начала возить, и вот другой раз, как завязнит машина в грязи, как забуксуить!.. Рублю-рублю сучья, таскаю-таскаю под колеса! А тут еще оводня, комарьё! Так подойду к машине, намажусь автолом и опять...
Да уж это точно, милая, о здоровье и красоте думать не приходилася, тут лишь бы вас вытянуть-выташшыть. Помню, после войны-то… Дрова на базаре санками продавали, так пойдешь, купишь возочек, вечером и протопишь печку. А потом кому-то это помешало, и запретили продавать. Что делать? Да пошла и выписала торфу, начала возить. До болот этих, где его рыли, двенадцать километров было, и вот приду туда, наберу этого торфу, уложу на санки, привезу, а потом и мучаюся с ним. Он же совсем сырой был, ледышки одни! Затоплю печку, тлеить-тлеить этот торф... хата дыму полная наберется, а тепла и нетути.
А-а, сама помнишь, как даже на на грубке* чернила ваши замерзали…
Ну, ладно, расскажу, как достраивала, слушай…
Навозила, значить, тогда я лесу на хату, срубили мужики мне сруб, а тут Сеньку и перевели из Орла в Брянск, и пришлося за ним ехать. Наняли там комнатушку... и не комнатушку вовсе, а так, кладовку прямо, да еще ху-удая какая-то была! Тут-то заткнешь дырку, глядь, а земля из другой сыпется. А еще клопов в ней было!.. Ничем этих клопов не вытравить. Но с год, должно, мы прожили в этом клоповнике, а я всё в Карачев езжу, строюся, крышу теперь надо накрыть железом, а где его взять?
Да продавали, продавали, но какой? Один горелый, тот, что с хат остался, когда немцы Карачев спалили, что с этого железа? Накрыть крышу им можно было, но долго ль продержится? Года три, не больше, а потом опять мне горе? Ведь хуже всего, когда крыша течёть, ишшо с детства впечатлилося. Тогда ж крыши соломенные были, и летом солома эта, бывало, как взъерошится! Только воробьям гнезда и вить, а если дождь - как потечёть!.. Ну, а если сильный, то и вовси места в хате не найдешь. И еще лихо было, когда хату только-только построили, а она и похилилася, вот поэтому-то, когда строилася... а строилася три раза, то и хлопотала больше всего, чтоб фундамент был крепкий да крыша.
А вот так достала, наконец… Как-то назвалася мне одна знакомая: приходи, мол, есть у меня железа новый. А идти к ней надо было километров за десять, но пошла. Подхожу к деревне... все землянки, землянки и вижу: народ собрался возле одной. Суматоха, крик, плач! Что такое? А там, оказывается, в воронке от бомбы дети купалися, и вдруг ка-ак наскочили на них собаки!.. И унесли мальчика годов трех, понимаешь?..
Да собак этих немцы во время войны мясом человечьим кормили, а когда побросали, то те и приладилися на людей нападать. Рассказали тогда ж: женшыну одну неподалеку растерзали, а другая в лес за дровами пошла, так и ее… Страх-то какой! А я столько ж исходила, когда брёвна для дома искала! Но видно, Бог меня миловал.
Ну, наконец, наняла лошадь, привезла железа, накрыла крышу. А в хате-то ни окон, ни дверей, ни пола... так, сруб один под крышей, но и этому была рада, да и свекровь всё просила:
- Манечка, да забери ж ты меня скореича отселя в Карачев! Хоть картошечки я там наемси.
А как раз огород поспел, огурцы, картошка… вот я скорей-скорей да переезжать. Говорю Сеньке: попроси, мол, машину на работе! А он все тянить да тянить. Ну, тогда пошла сама к его начальнику, он и дал машину. Стали собираться… Грузилися - ни слова Семен не сказал… и всю дорогу молчал, и сгружал нас в Карачеве тоже ни слова, так, покидал всё с машины и уехал в Брянск.Вот и стала одна достраиваться. Достала досок, наняла плотников, сделали они мне пол, потолок, рамы… а к рамам-то петли нужны! И ходила цельную неделю, чтоб только их достать. В общем, натерпелася всего, тут уж ни помыться, ни причесаться некогда было, но к зиме все ж управилася, зимой только перегородки делала.
Вот и, слава Богу, хоть в своей хате теперя!

*Грубка - верхняя полка на русской печке.
*Бурки - что-то вроде валенок, но из стеганой плотной ткани на вате. Шили сами.

Продолжение следует.


Мне нравится:
0
Поделиться
Количество просмотров: 134
Количество комментариев: 0
Рубрика: Литература ~ Проза ~ Мемуары
Опубликовано: 07.05.2014




00
Есть вопросы?
Мы всегда рады помочь!Напишите нам, и мы свяжемся с Вами в ближайшее время!
1 1