Чтобы связаться с «Синильга ВЛАДЫХТИКОВА», пожалуйста, войдите или зарегистрируйтесь.

ДЕРЕВО НАДЕЖДЫ ФРИДЫ КАЛО СТОИТ ПРЯМО!


Злые, сплетенные, завистливые языки заглазно называли её сквернословной коммунисткой, ставили клеймо: наркоманка и бисексуалка. Ничто к ней не прилипло – она открыто (есть пророки в своём отечестве!) стала известной при жизни и навечно вошла в историю, как гениальная художница и символ Мексики.
Фрида Кало. Она родилась в 1907 году. Желанный и любимый ребёнок. Это хрупкое создание пришло в мир не для борьбы с испытаниями... Природа же распорядилась по-своему: в шесть лет вирус чумы 20 века – полиомиелит проник в её организм. Болезнь приковала к постели на девять месяцев. Несколько раз казалось, что она не жилец, однако в последнюю минуту Ангел Хранитель вынес её на своих крыльях. Парализация отступила, оставив одну ногу в своём плену...
Хромота не помешала – девочка жила полноценно. Она не стеснялась ни корсетов, ни аппаратов, которые поддерживали ослабленную конечность. Гордая, коленонепреклонная и талантливая во всех делах, за которые бралась. Успешно училась в общеобразовательной школе. Имела много друзей. Серьёзно занималась несколькими видами спорта, но основной упор сделала на бокс. Её любили, уважали и побаивались.
Желая себя излечить и помогать людям, пятнадцатилетняя Фрида поступила изучать медицину в «Препараторию», а именно в Национальную мексиканскую подготовительную школу. Из 2000 учащихся выдержали экзамены только 35 девушек. Здесь она познакомилась с известным художником Диего Риверой, работавшим в Подготовительной школе над росписью «Созидание»… У неё никогда не было дефицита поклонников, но это была любовь, которая навсегда захлеснула обоих…
В этот день 17 сентября 1925 году, со своим первым, но только увлечением Алехандро Фрида ехала в автобусе. 6 июля ей исполнилось восемнадцать – она самостоятельна и может даже против воли родителей выходить замуж… Мысли прервали истошные крики, грохот и темнота…
Уже в больнице, придя в себя, узнала, что её автобус на полном ходу врезался в трамвай. Много пострадавших и жертв. Спутник, выброшенный от столкновения в окно, остался жив и невредим. У неё тройной перелом позвоночника и таза, одиннадцать переломов костей правой ноги, раздробленная стопа, переломы ключиц, ребер, и что её сняли с железного поручня, который пропорол ей живот и матку… Она всегда говорила Диего, что хочет от него ребёнка… Эта авария навсегда перечеркнула ей возможность стать матерью… Беременности были, но заканчивались выкидышами. Это горе своей жизни она выплёскивала в картинах...
32 операции. Год прикованности к кровати. Выстояла, выжила, и всю жизнь держалась выше проблем со здоровьем. Вытаскивая себя из депрессии, попросила у отца кисти и краски. Правда, сидеть не могла – родители специально для неё изобрёли подрамник, позволявший писать лёжа. Первой картиной, которую она написала, видя себя в зеркале, прикреплённое над кроватью, был автопортрет – это стало основной темой её творчества: «Я пишу себя, потому что много времени провожу в одиночестве и потому что являюсь той темой, которую знаю лучше всего».
Через какое-то время она смогла пересесть в спецколяску, на которой пробовала не только ездила, но и вальсировала, а свой гипс оптимистка разрисовала бабочками, обрывая тех, кто пытался посочувствовать: «Я смеюсь над смертью, чтобы она не отняла то лучшее, что есть во мне...».
То, во что она верила, случилось – она стала ходить и сразу приняла предложение руки и сердца своего Диего. В 1929 году они поженились и только, как объяснение в любви и клятву верности я принимаю эту её фразу: «Диего-начало, Диего-мой ребенок, Диего-мой друг, Диего-художник, Диего-мой отец, Диего-мой возлюбленный, Диего-мой супруг, Диего-моя мать, Диего-я сама, Диего-это все.»
Родители не разделяли восторженность дочери и открыто называли их союз «браком слона и голубки». Внешне уродливый, любитель спиртного, он был старше Фриды на 21 год, на много выше (Фрида была ростом 153 см - авт.) и на сто килограммов тяжелее возлюбленной. К тому же ловелас был избалован женщинами, которые влюблялись в него с первых минут общения и не давали ему прохода. Но дочь была совершенно не согласна со словесным портретом родни своего любимого – для неё он был красавец, конечно же, со своими недостатками. Он ревновал её к каждому обратившему на неё внимание, а одного почитателя, с восхищением смотревшего на Фриду, чуть не убил. Она смеялась над его эмоциями и верила – её любимый никогда не предаст.
Фосфоресцирующая от счастья уже жена не могла не вызвать злую ревность бывшей супруги Диего — Лупе Марин. Изрядно подвыпившая фурия на вечеринке задрала Фриде юбку и крикнула:
-Смотрите, вот на какие спички этот дурак променял мои восхитительные ножки!
Фрида не запаниковала, глядя, улыбаясь, на неприличную даму, спокойно оправила подол. Может именно тогда она произнесла свою значимую фразу: «Зачем мне ноги, если есть крылья, чтобы летать?» Диего попросил Лупе уйти, обнял Фриду прижал к себе и поцеловал… На следующий день после вечеринки Лупе пришла к Фриде. О чём говорили женщины, никто не узнал. После общения они вместе пошли на базар, где Лупе помогала Фриде делать покупки продуктов, нравившиеся мужчине, которого любили обе. Они больше не встречались, но Лупе стала большой поклонницей Фриды и как человека, и как таланта… И несомненно она поняла, что эта маленькая женщина создана для любви...
В 1934 году Диего Ривера предал доверие Фриды и изменил ей. Любовницей стала младшая сестра жены Кристина, позировавшая ему… Этот удар в сердце она запечатлела в картине "Всего-то несколько царапин!": на холсте истекающее кровью всё в ранах беспомощное обнаженное женское тело. Рядом с ничего не выражающим узнаваемым лицом истязатель…
В 1939 году они развелись.
Через год Фрида явила зрителям несколько выставок, о которых заговорили. На фоне перенесённого разрыва с мужем происходит обострение со здоровьем. Чтобы избавиться от болей, ей приходится принимать, приписанные врачами наркотики, которые год от года помогали очень ненадолго. Своё душевное состояние и его изменения она описывает в дневнике, который становится по сей день настольной книгой, для всех, кто его прочитал. Почти обессиленная не жаловалась, не выговаривалась, а просто писала о том, как ей больно и трудно, но силы ещё есть, и она обязательно победит! Это убеждение подтверждают её слова, красной нитью прошедшие через её юдоль*: «Дерево надежды, стой прямо!»
Она никогда не бывала одна – поклонники не оставляли Фриду без внимания даже после её смерти**. И всё-таки никто не мог заменить Диего и, когда он пришёл к ней со словами, что их расставание - это глупая и страшная ошибка, она застыла у него на груди. 8 декабря 1940 года, в день 54-летия Риверы, они во второй раз стали семьёй. «Никто никогда не поймет, как я люблю его, — написала Фрида в дневнике. — Я хочу лишь одного: чтобы его никто не ранил… и не мешал жить так, как ему нравится. Если бы я обладала здоровьем, я его целиком отдала бы Диего»…
В 1950 году состояние Фриды резко ухудшилось. Больница, обездвиженность, корсет и более семи операций. Боль, которую она терпела никто не видел, – расслабиться могла только перед мужем. Он никогда и мысли не допустил, что эти минутные слабости были не что иное, как желание привлечь к себе внимание – он по глазам видел, хоть на губах была улыбка, какие страшные боли терпела жена. Диего был потрясен этим мужеством и делал всё, чтобы она чувствовала, как он её любит, и что она ему нужна больше жизни. По воспоминаниям друзей этот большой, самолюбивый человек отказался от всех заказов, почти круглосуточно ухаживал за Фридой: помогая ей в физическом обслуживании, он пел ей, танцевал вокруг ее больничной кровати, рассказывал, что происходит за госпитальными окнами и вообще, им всегда было о чём поговорить.
Она очень ждала свою первую персональную выставку на родине и в 1953 году она состоялась. На это торжество Фриду привезли на больничной кровати. Радость этого события не смогла испортить даже ампутированная вскоре из-за начавшейся гангрены нога ниже колена. С этого момента организм уже не смог бороться с недугами, которые, казалось, терзали всё её тело… Не смог он победить и легочную эмболию***, от которой 13 июля 1954 года завершился земной путь художницы Фрида Кало. По последней записи в дневнике: «Надеюсь, что уход будет удачным, и я больше не вернусь» можно понять она знала, что её жизнь опустила руки…
На куске арбуза картины, законченной за восемь дней до смерти, «Да здравствует жизнь» (Viva la vida), во веки веков вписаны слова: «Я весело жду ухода и надеюсь никогда не возвращаться. Фрида»…
Я многое смогла
Я смогу ходить
Я смогу рисовать
Я люблю Диего больше
Чем люблю себя
Воля моя велика
Воля моя жива.
Это стихотворение первым прочёл Диего Ривера – им закончилось ведение дневника его жены.

*В духовном знании «юдоль» это жизнь на земле, исполненная бедствий и страданий.
**В 1955 года Дом в Кайокане, где долгое время жили Диего и Фрида, стал музеем её памяти. Кто-то чудесно решил окрасить его в синий цвет – цвет безоблачного неба. Иначе как «Голубой дом» его никто не зовёт.
26 сентября 2007 года её именем назван открытый 20 февраля 1993 года Эриком Эльстом астероид 27792 – Fridakahlo.
Банк Мексики 30 августа 2010 года выпустил банкноту в 500 песо с изображением Фриды и её картины «Любовные объятия Вселенной, Земля, я, Диего и Коатль».
6 июля 2010 года, в годовщину со дня рождения Фриды, в её честь был выпущен дудл.
21 марта 2001 года её портрет был изображён на марке США.
***Это официальная причина смерти... на самом деле Фрида приняла смертельную дозу снотворного.

На коллаже автора материала Фрида Кало: 1. Автопортрет; 2. Я бедный маленький олененок; 3. Да здравствует жизнь!; 4. Портрет Диего Ривера; 5. Фрида за работой; 6. Дружеские объятия вселенной, земли (Мексики), Я, Диего и Синьйор Холотл.

04.02.2016 год


Мне нравится:
0
Поделиться
Количество просмотров: 30
Количество комментариев: 0
Рубрика: Литература ~ Проза ~ Статья
Опубликовано: 16.12.2017




00
Есть вопросы?
Мы всегда рады помочь!Напишите нам, и мы свяжемся с Вами в ближайшее время!

1 1