Чтобы связаться с «Елена Волчкова», пожалуйста, войдите или зарегистрируйтесь.
Елена ВолчковаЕлена Волчкова
Заходила 26 дней назад

Охота за тенью. Глава 7.

Глава 7.

Тавер показался из–за очередного пригорка во всей красе, как здоровенный пестрый кот, растянувшийся по левому краю широкой реки, и закинувший хвост на правый берег. Серебристое водяное полотно в двух местах было перечеркнуто длинными высокими мостами.

–Что ж, вот я и снова здесь.

–Главное, чтобы как в прошлый раз не кончилось. – Добавил вампир. Он поднял ладонь козырьком ко лбу, глядя как город нежится в утреннем тумане. По воздуху плыл перезвон городской башни, отбивающий время.

–Не кончится. Нужно первым делом найти девушку, которую я тогда освободила. Сейчас разместимся и пойду поговорю с ней.

–А я?

–Тебе как-то в рифму ответить? Меня она знает, а тебя может испугаться.

–Значит, отойду в сторонку. Не думай, что уговоришь меня отсидеться.

Я закатила глаза и начала спускаться вниз по склону холма. Янтарь вдруг отчего–то заартачился, не доверяя извилистой тропке, по которой, наверное, ходили пьяные козопасы. Руку дернуло, но поводья я не выпустила.

–Ну, ты чего встал? Тебе–то что не нравится?

Конь всхрапнул и задрал голову, упрямо топнув копытом. Я потянула его за собой, но буланый решил, что я тяну не очень–то невежливо, и тряхнув гривой, встал как вкопанный. Тут еще порыв ветра налетел со спины, и я все–таки была вынуждена отпустить его, чтобы выпутать лицо из волос.

–Зараза… Надоели!

Скрутив пряди в одну массу, развернулась к коню и чуть не столкнулась нос к носу с вампиром. Тот, оказывается, взял повод вместо меня и прошел мимо, чуть наискосок, не по тропе. На что животное подумало–подумало, внимательно глядя на его маршрут, и все–таки согласилось.

Я мрачно отплевалась от одной надоедливой волосины, и принялась наспех убирать их в косу.

–Кстати, хотел спросить: отчего ты и не острижешь волосы? Ведь мешают, все время вижу, как ты их убираешь, скручиваешь перед охотой. Неужели ни разу не было, что нечисть хватала тебя за эти волосы?

–Отчего же? Было, буквально недавно. Погнался за мной один тип. – Я покосилась на него, заканчивая косу. Перехватила отрезком кожаного шнурка и пошла следом, почти сразу по колено утонув в траве.

Конь шел за ним послушно, но медленно, словно присматривался к поверхности. Рен замедлил шаг и обернулся.

–Так что? Жалко с ними расставаться?

–Пока не трогаешь волосы, нет проблем и перебоев с магией. У женщин это особенно сильно проявляется. Хоть у стихийниц, хоть у слабых травниц. Даже кончики резать нежелательно.

Он обернулся со скептическим взглядом. Но я не шутила.

–Не знал. Настолько все плохо? Но ведь тогда все, кто берет ведьму в плен, должны стричь ее первым делом.

–Не все об этом знают, да и дело не стоит того. Возиться долго, а в результате заклинания всего лишь будут работать через раз. Пару недель. Нитран куда надежнее.

–Но ведь нитран недешево стоит?

–Кстати, да. – Я задумалась, проводя ладонью по кончикам пушистых стебельков ковыля. Устремила взгляд на город, а через него на темнеющий лес, в котором затерялись мои прошлые убийцы.

–И вправду ведь, это дорогой металл. Вместо него часто применяют веревки, пропитанные особым раствором и заклятые на блокировку магии. Да даже те не всякому по карману. А уж нитран… Интересно, откуда у нашего некроманта деньги на такое удовольствие?

–Спросишь у него в скором времени. Только не называй его «наш», меня от этого коробит. Никакого отношения иметь к нему не хочу.

–Хорошо, не буду трогать твою ранимую, нежную психику. Но разобраться с этим нужно. Не хватало еще, чтобы оказалось, что у него есть богатые родственнички.

–А разве тебя это должно волновать? С орденскими–то полномочиями.

–Да, мне ничего напрямую не сделают. Но подпортить жизнь могут, да и скандал выйдет. Знать только и ждет повода обвинить орден в злоупотреблении, мол, слишком много позволено охотникам.

–Я бы волновался не о том, что у него с родственниками, а что с силами. Ты точно вызвала подкрепление?

–Все кто слышал, уже должны собираться. Не позже завтрашнего утра будут здесь.

***

Дом, где в прошлый раз я встретилась с родителями Лауры, расположился в западных кварталах. Здесь, в отличие от окраины, дома вырастали в два–три этажа и жались друг к другу, сросшиеся в одно целое, длинное сооружение. Изредка встречались узкие арочные проходы к другим домам и во внутренние дворы. Жители как могли, расширяли себе место, пристраивая балконы едва ли не к каждому окну на верхних этажах. То тут, то там под солнце выставили все цветы, так что издалека балконы казались сплошь зелеными, с пестрыми вкраплениями.

Вообще–то не самый плохой квартал. Для людей, чья состоятельность чуть выше среднего. Отец Лауры помнится, работает в городской канцелярии, мать – помощница в торговой лавке. Если раньше пропадали девушки с окраин, скорее всего из «цыпочек», то с ней темные жрецы промахнулись. Только привлекли ненужное внимание. Насколько я поняла, отбором жертв у них занимается варлак. Точнее, два варлака, тогда их было еще двое. И наверняка тот, что утащил Лауру, не особенно приглядывался к нарядам девушек. Потому и схватил ее вместо очередной беспризорницы. Интересно, на него некромант потом долго ругался?..

Двери нужного мне дома выходили на улицу, мощеную речной галькой. За ними находился общий коридор для всех жильцов дома. А потому на стук вышла соседка, молодая кудрявая женщина в переднике.

–Не готово еще! После обедни заходите! – Обрубила она, и собралась захлопнуть дверь перед моим носом.

Я успела вставить в проем ногу.

–Я к Лауре, семья Молигеров. Не будет трудно ее позвать?

–К Лауре? – Отчего–то насторожилась женщина. – А зачем она тебе нужна?

Орденская метка иногда внушает людям страх, и увидев ее, те сразу начинают оправдываться. Так что я не спешила ее показывать направо и налево.

–Я ей книги одалживала, почитать. А теперь они мне нужны. Можете позвать ее?

–А, ну да, она в последнее время от книжек не отрывается… – Успокоилась соседка. – Ты не обижайся, если она вовремя забыла вернуть. Лаура в последнее время рассеянная, а ее понять можно. Натерпелась девочка, и врагу не пожелаешь…

–Нет, что вы, никаких обид. Так можно позвать ее?

–Можно, отчего нельзя? Только бесполезно: ее сейчас дома нет. Она одна не хочет оставаться, а мать и сестра уехали. Так что пока отец работает, Лаура рядом сидит, ждет его. Ты поищи, она или в библиотеке, или в таверне напротив, рядом с городским управлением. Там столы стоят на двух этажах, вот она на террасе и сидит, уже как завсегдатай там.

–Спасибо, поищу. – Кивнула я.

–А не найдешь так приходи вечером, после шестого часу. Они тогда домой возвращаются. Я передам, что ты заходила! – Пообещала бдительная женщина, и окинув меня взглядом с ног до головы, чтобы получше запомнить, закрыла двери. Щелкнула задвижка.

Я вздохнула, утирая лоб. Жара над городом стояла невероятная; солнце отыгрывалось в последние теплые деньки.

На водосточный желоб села птица.

Я сейчас посмотрю. Скажу, как увижу. – Пообещал дух и расправив крылья, снялся с места.

Я спустилась со ступеней и помедлила, прежде чем повернуть в сторону городской площади. Рен, до того изображавший проходящего мимо зеваку, подошел ко мне и тоже, смерил взглядом.

–Ну и куда тебе воевать в таком состоянии? До сих пор в себя не придешь.

Я поморщилась.

–Не бухти, ты как бабулька старая. Нормально я себя чувствую, нормально. А после того, как поговорю с Лаурой, пойду к местному легату. У них всегда имеются амулеты–накопители, так что запас сил восстановить легко. И вообще. Какое тебе дело, как я собираюсь?

–А тебе какое дело, какое мне дело? – Отпарировал вампир. – Может, я поставить хочу. Осталось найти второго спорщика.

Впереди показался один из притоков, стекающих к реке через весь город по проложенным каналам. Через него был переброшен горбатый каменный мостик, хотя через это подобие ручья вполне легко можно было перепрыгнуть. Перейдя его, мы вышли на оживленную улицу. Прошли пару домов, и тут Рен вдруг насторожился, встал и даже вытянулся на цыпочках, выглядывая кого–то в толпе.

–Что? Что там такое?

Я проследила его взгляд и поняла, что он был устремлен на лошадь. Привязанную у трактира вороную лошадь, с белой полосой по шее и под черным седлом. Такой стати еще поискать, массивный корпус как у тяжеловоза.

–Да так, думал, знакомого увижу…

–Коня?

–Всадника. Ладно, неважно. Просто в глаза бросилось.

–Не пойдешь, не поприветствуешь?

Рен отмахнулся, нагоняя меня. Он о чем–то задумался, и через какое–то время снова подал голос:

–А легат так просто отдаст тебе эти амулеты? Или вы их по уценке покупаете?

–Еще чего. Амулеты куплены на средства ордена, а он их просто хранит. И выдает под расписку. Если окажется, что оружие, амулеты и другие ценные вещи я растратила зря или вообще потеряла, то придется возмещать их стоимость из своего кармана. Хорошо хоть не сразу, просто небольшими отчислениями. А если все пройдет удачно, и удастся остановить темных жрецов, то мне еще благодарность вынесут.

–В денежном эквиваленте?

–Щаз, ага. Просто должна не буду.

–Как–то сложно получается. Вроде как орден помогает своим, но вроде как и не помогает.

–Это называется «целевое использование». Чтобы мы не растрачивали имущество в своих личных интересах.

–Что–то мне сложно представить, как ты тратишь чужое для себя.

–Не напрягай фантазию.

Мы вышли на центральную площадь, вымощенную светлым речным камнем, и растянувшуюся на несколько верст вперед. Другой ее край и расположенные на нем здания были видны смутно. Справа высилась башня с теми самыми часами, стрелки на которых указывали начало десятого часа. Тень от нее протянулась через половину площади, накрыв двухступенчатый фонтан с группой изваяний, извергающих воду отовсюду где можно. Острый конец тени от крыши словно стрелка, указывал на массивное здание с колоннами и покатой треугольной крышей.

–Библиотека. – Подтвердил Рен, проследив мой взгляд. – Управление находится там, слева от башни. А таверна, которую облюбовала твоя спасенная, вот там, где все в диком винограде.

–Ты так хорошо знаешь этот город?

–Бывал не раз.

Вверху показалась точка, которая быстро выросла в ястреба. Он медленно пролетел в высоте над нашими головами, бросив:

Девушка в таверне, вошла не больше пяти минут назад.

–Вот и хорошо, можно заодно поесть. – Обрадовался Рен. Я усмехнулась, покосившись на него.

–Что, проснулся аппетит?

–Запахи жареного мяса доносятся даже сюда. А у меня с собой и деньги есть, их не отобрали. А что? Опять что–то не так?

–Ничего, это даже хорошо. Ты только на всякий случай, сядь подальше. Я поговорю с девочкой одна.

–Без проблем.

Я сделала шаг за ним, но запнулась и бросила взгляд на здание библиотеки.

Почему–то показалось, что туда определенно стоит зайти. Что, там я найду нечто интересное?

Ладно, стоит послушать интуицию и потом поискать там книги по ритуальной магии. Возможно, найдется что–то о жрецах...

–Ты идешь? – Окликнул Рен. Я кивнула и последовала за ним.

Внутри таверны оказалось прохладно, и не слишком людно. Остановившись на пороге, я почти сразу увидела знакомую фигурку. Светловолосая девушка, сгорбив худенькую спину, сидела у стойки и слушала историю, что ей рассказывал улыбающийся трактирщик, протирающий стаканы.

Она только кивала, слушая отстраненным видом. Может, она услышала мои шаги, а может, ухитрилась понять, что на нее смотрят. Лаура обернулась прежде, чем я успела позвать ее.

Девушка уставилась на меня с настороженным замешательством, а потом узнала. Она даже опустила плечи и выдохнула, прикрыв глаза от тотального облегчения. Словно я вошла, размахивая отрубленной головой некроманта и напевая «Тебя не тронет больше никто».

Я подошла и оперлась на стойку рядом с ней, привлекая внимание человека со стаканами.

–Одну порцию ягодника. Разбавленного.

–Я уж думала, ты пропала. – Тихо сказала Лаура. Даже попыталась улыбнуться.

–Можно так сказать. Нужно поговорить.

Она оглянулась на людей, недоверчиво обведя взглядом каждого.

–Присядем в углу?

Девушка подобрала свою сумку с длинным ремешком, повесила на плечо и ушла к дальнему столу. Я дождалась свой ягодник, источающий терпкий аромат во все стороны, и не удержавшись от пробного глотка, направилась к ней.

Она устроилась спиной к стене, чтобы видеть весь зал, но разглядывала свои руки. Вид у нее был усталый, словно она не могла выспаться несколько ночей подряд.

–Что с тобой такое? – Спросила я, отставляя кружку.

Лаура вздохнула и заговорила тихо–тихо, полушепотом.

–Я, наверное, никак не отойду. Сижу дома, до сих пор боюсь каждого шороха. По улицам не могу ходить, все время оглядываюсь, как будто жду, что кто–то выскочит из–за угла.

Она подняла глаза.

–Все это время в неизвестности. Ждала хотя бы вестей. Что там случилось? Ты тогда догнала волкулака, который сбежал?

–Варлака. Да, догнала. Но он был не один.

–И что, на тебя напали? – Она встревожено сдвинула брови.

–Убили. – Спокойно отозвалась я и отпила из кружки.

Лаура отшатнулась от неожиданности.

–Как это!?

Я сложила руки на столе в замок и наклонилась к ней, тоже понижая голос.

–Не буду вдаваться в подробности, но все хуже, чем я сначала подумала. Тебя должны были принести в жертву. До этого пропадали девушки, думаю, причина была та же.

–Тебя убили… вместо меня?

–По–моему, размен удачный. – Хмыкнула я. Она в смятении сплетала пальцы.

–Выходит, это все не просто так… Понимаешь, мне сейчас снятся дурные сны. Иногда даже просыпаюсь от крика. Плохо их помню, такие тягучие, вязкие… но меня там режут. Я лежу, а надо мной стоит человек с черным ножом. И я не могу пошевелиться, ничего не могу поделать.

Я в недоумении смотрела на нее. Ладно, видения с приношением, это могло догадаться ее подсознание… но опознать ритуальный обсидиановый клинок!?

–Лаура, ты трогала вещи, что я тебе отдала?

Она запнулась, опустила глаза.

–Да. Думаю, все дело в этом. Я открыла книгу из любопытства. Оттуда вырвалась какая–то пыль, прямо мне в лицо, а потом исчезла. Я не придала значения, пыль и пыль. Полистала, а там все в непонятных символах; ни одного не опознала. Хотя у меня отец писарь, и я знаю начертание многих языков. А потом началось…

–Больше ты ничего не трогала?

–Нет, в сундучок лезть побоялась. Да он и закрыт плотно, а замочной скважины нет…

–Иногда вредно любопытничать. Дай–ка мне свою руку.

Девушка протянула ладонь через стол. Рукав сполз, обнажив тоненькое запястье. Господи, да она будто все это время и не ела!

Стоило коснуться ее пальцев, как я почувствовала знакомое уже ощущение липкости, словно обмазалась о смолу.

–Что? – С тревогой спросила она.

–Ощущения тебя не обманули. Книгу заклял некромант, как раз от чужих рук. Но это не смертельно, простое колдовство. Такую порчу легко снять.

–Надеюсь. – У нее снова дрогнул голос. Лаура охватила себя руками за плечи, словно ей внезапно стало холодно.

–Я думала, что с ума схожу. Все время кажется, что на меня смотрят из темноты, преследуют по пятам, никуда не могу от этого деться. Все говорят: «это пройдет», «это от страха пережитого», а мне только хуже. – Она дрожащей рукой убрала прядь волос со лба, и подняла на меня испуганные глаза. – Как будто никак не отпустит. Каждую минуту, дома или в толпе, я думаю, что кто–то на меня смотрит. Мне кажется, что за мной следят…

На последних словах голос сорвался и почти затих.

Я протянула руку и снова сжала ее за ладонь. Она выдохнула и немного успокоилась.

–Послушай. Я сделаю все, чтобы помочь. Обещаю.

–Ладно… – Она провела рукой по лицу, словно стирая с него что–то. – Так ты сможешь снять эту порчу?

–Смогу. Только прошу подождать до завтра. Мне еще предстоит дело этим вечером.

Девушка шмыгнула носом.

–Что–то опасное?

–Я ведь в тот раз не закончила. Жрецы соберутся в полнолуние.

–Господи… И снова кого–то убьют?

–Попробуют. Но это моя забота. А завтра встретимся, и я помогу с порчей.

–Хорошо. – Кивнула она, и откинулась спиной назад. Я решила напомнить:

–Где то, что я отдавала на хранение?

–Да, конечно. Сейчас. – Засуетилась Лаура, и подтянула к себе сумку, принявшись расстегивать. Я следила за ней с недоумением.

–Ты что, носишь все с собой!?

–А вдруг из дома украдут? Тем более, я ждала, что ты придешь и в любую минуту сундучок и книжки придется отдать.

Я покачала головой. Еще бы ей не чудилось всякое, когда источник порчи все время под боком!

–Передай под столом.

Девушка послушно протянула руки, отдавая мне увесистый сверток плотной бумаги, перевязанный бечевкой. Упаковано, как в канцелярии. Я не стала разворачивать, убрала в свою сумку.

–Спасибо. И не переживай, завтра я помогу. Если ждать не хочешь, то любой маг может снять такое. Скажи родителям, стоит услуга недорого. Разве что из города никуда не ходи. Особенно вечером.

–Конечно! – Лаура схватилась за сумку. – Я без отца даже с этой площади ни ногой! И дома сижу, закрываю все двери, в окна лишний раз не выгляну.

–Хорошо, это не будет лишним.

Я взяла ягодник и допила половину. Поболтала, пока еще горячий.

–Ладно. Тогда до завтра, а мне нужно идти.

–Да я сама пойду. – Спохватилась Лаура и встала. – Здесь уже насиделась, как раз хотела пойти в библиотеку.

Как кстати!

–Ты туда надолго?

Она остановилась, поправляя сумку на плече.

–До вечера побуду в читальном зале. А что?

–Если не трудно, поищи книги по оккультной магии. Я потом и сама зайду, но пока есть возможность, просто попроси подобрать. Хорошо?

–Ладно. Тогда до завтра. – Кивнула она уже спокойней, и уверенно зашагала к дверям.

Проводив ее взглядом, развернулся Рен, до этого сидящий за соседним столом, спиной ко мне.

–Ее одной достаточно, чтобы Арис получил по заслугам. – Мрачно сказал он. Я потерла переносицу.

–Его сначала надо поймать.

–И что ты будешь делать дальше?

Я покосилась на сумку и тоже закинула через плечо. Встала, оставив кружку на столе.

–Пойду к легату. Оставлю это все у него. – Вздохнув, я покачала головой. – Зря я отдала эти книги ей, вообще зря в это втянула. Пусть бы она отходила в кругу семьи, без напоминаний. Нужно было сказать, чтобы она просто передала их помощнику.

–Она все равно заглянула бы в книжку. – Уверенно заявил вампир, и тоже встал. – Вы, женщины, одинаково любопытны.

–Да ну тебя. – Проворчала я и направилась к выходу.

Сориентировавшись, я свернула вправо и зашагала по одному из переулков вниз, в сторону реки.

–Она говорила о символах. – Прикинула я вслух. – Непонятных символах. Что же там…

Не выдержав, на ходу залезла в сумку. Развязала узел, и отодрав край бумаги, достала верхний томик.

–А что я говорил? – Заметил Рен. – Вот и она бы нос сунула, прежде чем добралась до города, не то что до представителя!

–Мне можно. – Проворчала я, и не сбавляя хода, открыла книгу. Никакой пыли не было; естественно, порча уже нашла свою жертву. Зато символы я знала.

–Надо же.

–Что?

–Это записная книга. Заполнял ее сам некромант, готова поспорить. Это драконий язык, он и вправду редко используется. Неудивительно, что Лаура не разобрала.

Я едва не споткнулась на выбоине и зашагала медленней.

–Руны, какой–то список, схемы рисунков… Ага, вот эти знаки точно были на алтаре. А этот не знаю. Вообще не встречала. Занятно…

–Думаешь, самое время изучать это на улице?

Я подняла глаза и вовремя свернула вправо. Пробежала глазами еще пару строчек, и вздохнула.

–Ладно. Не сейчас. Почитаю у Фарета, если успею. В крайнем случае завтра, когда будет время. Но находка ценная. Надеюсь, ему без нее пришлось тяжело. – Я схлопнула страницы, и сунула книжку обратно.

Оглянулась. Где там у нас улица Мастеровых…

Пару поворотов мы миновали молча. Но почти на подходе к нужному дому я остановилась.

Он едва не влетел мне в спину.

–Что?

–Я тут подумала… – Я оглянулась и тихо призналась:

–Что–то мне за Лауру все равно неспокойно. Проследи за ней, пожалуйста. Только постарайся не пугать, а то она дергается от собственной тени. Просто будь неподалеку, пока ее отец не заберет. Хорошо?

–Ты напрямую просишь моей помощи? – Усмехнулся он и вскинул бровь.

–Могу через шантаж: если не сделаешь, как я просила, получишь по почкам!

Рен засмеялся, и вскинув руки, отступил.

–Хорошо. Я убоялся и дрожа, убегаю выполнять твое поручение.

Я развернулась, но ехидный вампир уже был вне пределов досягаемости.

–Тогда увидимся в библиотеке! – Крикнула я ему вслед.

В небе над домами в ту же сторону полетел ястреб.

Что ж, хотя бы на этот счет я могу успокоиться.

***

Когда открылись двери после стука, Фарет даже не слишком удивился.

–Я же говорил, это плохая примета!

Он отступил назад, давая мне дорогу.

–Без комментариев. – Пробурчала я, проходя мимо него. Правда, в коридоре растерялась, не помня, куда сворачивать.

–Ваша часть дома слева. – Он покосился на широкую лестницу. – У меня в гостях невеста… Я еще не рассказывал ей о нашем семейном деле. Увидит, может подумать не то. Давай я сейчас ее провожу и приду. Или что–то срочное?

–Пока нет. Подожду. Мне нужно собрать кое–что, пороюсь на складе.

–Хорошо. Скоро буду.

И молодой человек взбежал вверх по лестнице.

Я отодвинула тяжелые зеленые портьеры в гостиной, за которыми скрывался проход, и щелкнув пальцами, зажгла себе огонек. Вперед уходил узкий коридор, выводящий на такую же узкую темную лестницу вверх: почти вся вторая половина дома была отведена под помещения ордена.

Огонь зажегся в трех масляных светильниках, укрепленных в глубине комнаты. На маленьком окне, выходящем во двор поверх соседских крыш, сама собой отдернулась штора. Внутрь ворвался солнечный свет, и я оглядела длинное помещение.

От обилия амулетов, разложенных по полкам подвесных шкафчиков, развешенного по стенам оружия и выстроенных в ряды зелий, рябило в глазах… когда–то. Когда я была здесь в прошлый раз.

–Фарет! Еп… йоперный балет! Куда все делось? Тут же завалено все было, а алхимические зелья не знали, куда девать?

–Это было полгода назад. – Отозвался он из коридора. – А потом случился отряд охотников, который собирался в рейд по зачистке приречных территорий вниз по течению, почти до самого Кратера. И с тех пор пополнений на склад было очень мало.

–Да? – Растерянно отозвалась я, окидывая взглядом полупустые полки. Клянусь, в шкафчиках только повесившейся мыши не хватало. Хотя, вон, еще есть какие–то компоненты в колбах и стеклянных сосудах. В самом углу и покрытые пылью. Пара залепленных воском горшочков. Какое–никакое холодное оружие тоже имеется. Наверное, его просто при прошлых сборах не заметили. Впрочем, у меня и свое есть.

–А амулеты–накопители? – Жалобно уточнила я.

–Есть. Их запасы мы пополняем в первую очередь. – Он открыл верхний ящик одного из столов, показав уложенные на мягкую ткань блестящие ограненные камни.

–Ну, хоть что–то. А как с денежным запасом?

–Смотря на что. – Легат с явным сожалением смотрел на накопители, словно за такое долгое время к ним привык, и теперь не хочет расставаться.

–Я тут тоже кое–что притащила. Сейчас объясню, на что мне нужны деньги.

–И куда на этот раз? – Он присел на стул и скрестил руки.

–Туда же. Мстить.

Фарет покосился на меня как–то неодобрительно, но не стал высказываться вслух.

–Ладно. Что у тебя?

Я выложила на стол две книги, в черной и зеленой обложке, и аккуратно поставила сундучок. Внутри что–то интересно брякнуло.

–А там что?

–Туда лучше не лезть. Так и несет некромантией. В общем, слушай…

К тому моменту, когда в окно постучали, я кратко изложила ситуацию: когда сюда прибудет подкрепление, нужно подготовиться. Еще нужно отыскать, где жрецы держат сегодняшнюю жертву, и забрать ее. Для этого требуется сразу несколько средств маскировки. И что–то, что перебивало бы мой след. И многое другое, но к сожалению, прямо сейчас этого на складе не было. Придется залезать в местный бюджет.

По оконной раме заскребли когти, и оглянувшись, я увидела своего ястреба. Тот тяжело бил крыльями по ставням, пытаясь удержаться на подоконнике.

–Впусти. – Попросила я. Легат протянул руку и отбросил крючок.

Птица протиснулась внутрь и бросила на меня тяжелый взгляд.

Лаура пропала.

–Что!!? – Вскинулась я, выпрямляясь над столом. – Когда? Как вы ее упустили!?

Он щелкнул клювом.

Она ушла из библиотеки еще до того, как я туда долетел. Вампир узнавал у служащих: она вышла с кем–то под руку и пропала из виду. Ее видели на площади, но потом мы не нашли никакого следа.

Я уперлась руками в стол и уставилась на записную книгу некроманта. Идиотка, вот идиотка…

Зачем искать новую жертву, если есть прошлая, что сорвалась с крючка? Найти ее в городе, да еще с порчей, легче легкого. Можно не беспокоиться и дать ей погулять до последнего дня. А как понадобится, она будет рядом…

–Все–таки ей не казалось. Добрались. – Упавшим голосом констатировала я.

–В чем дело? – Не понял Фарет.

–Плохо дело. Я сейчас заберу свои вещи с оружием, а ты собирай все, что есть. Мне многое понадобится. Амулеты–накопители подготовь. – Я бросила на него взгляд. – Но в первую очередь найди мне средства для допроса.

***

Теоретическое отступление.

Вурдалак

Нечисть. Степень опасности – 4. Разум – 4.

Место обитания: распространен повсеместно. (Пометка на полях: «Уточнение – вурдалаки обитают преимущественно в склепах, в заброшенных строениях и подвалах, где им легко найти место для ночлега и спрятаться от солнца. Некоторые особи обитают под землей, зарываясь туда каждый раз как впадают в спячку. Обычно на поверхности имитируют могилу, чтобы никто случайно не раскопал их.»

Вторая пометка: «Особо наглые особи могут жить среди людей, маскируясь под них»)

Низшая форма вампира. Ведет преимущественно ночной образ жизни.

Внешний облик: выглядит, как человек с бледной кожей. Имеет крепкие, острые белесые ногти. Перед питанием и при защите выпускает длинные клыки на месте человеческих глазных зубов.

Свободно говорит и понимает человеческую речь; каждый вурдалак – бывший человек. Пополняет популяцию исключительно через заражение. Укушенный и не умерший человек, если не принять противоядие вовремя, становится вурдалаком в течение от восьми до двадцати часов.

Питается кровью, преимущественно человеческой. Особенно силен становится, если возьмет всю кровь до конца, вместе с жизненной силой.

Оружие: зубы, когти. Вурдалак легко втирается жертве в доверие, и нападает неожиданно.

Охотничьи повадки как таковые отсутствуют. Вурдалаки применяют к жертвам индивидуальный подход, но чаще всего прибегают к обычному соблазнению. (Пометка на полях: сильный, матерый вурдалак обладает сильным магнетизмом и хорошей выдержкой; меньше вероятность, что он выдаст себя)

Уязвимость: сердце, голова, горло. Плохо переносят солнечный свет. (Пометка на полях: «Становятся слабыми, вялыми; днем убить их легче всего»).

Бестиарий, Глава вторая. Учебник по неестествознанию за 936 год.

***

–Да ты же просто погибнешь там! Еще раз!

Ну что еще я могла услышать от вампира в ответ на свою идею? Нет, не «Молодец, что стараешься» и не «Давай, у тебя получится», и даже не «Ну, разгребай теперь, что наворотила». Нет, вместо этого прямо: «Ты дура!»

Я еле сдержалась, чтобы не ударить кулаком по столу. Кто бы еще этот жест оценил.

–Нашелся тоже мне, критик!

–Ты же сама говорила, что здесь не справиться без подкрепления, так почему не хочешь дождаться его!?

Я не выдержала и устало прислонилась к косяку. После ритуала, проведенного над ним, до сих пор не отошла голова; болела, зараза, как будто ее пробили гвоздем. Да так его там и забыли. Спорить хотелось меньше всего.

–Потому что как бы ни спешила помощь, к сегодняшнему ритуалу все равно никто не успеет. В Тавере нет стационарного телепорта. Так что подкрепление можно ожидать не раньше завтрашнего утра. Жертва уже будет мертва. А жрецы могут исчезнуть к тому моменту. И заметут за собой следы. Нам только и останется, что биться головами об алтарь, гадая, чего они хотели и зачем. А если они решили призвать силы хаоса? Таких идиотов я уже ловила, поверь. Не знаю и знать не хочу, что могло стать с Риласом, если бы мы не успели им помешать.

Лаурен наоборот, был полон сил, рвения, и желания помешать мне.

–И ты хочешь сказать, что остановишь их в одиночку!? Да Арис только рад будет, даже выйдет тебя встречать с караваем на рушнике! Он же того и хотел, затем меня и посылал, и что теперь!? Ты задачу ему облегчить решила!? Именно тебе – на пушечный выстрел нельзя подходить к тому месту!

–Я понимаю. – Устало ответила я. – Все понимаю. И что это глупо, что сама я там, скорее всего, не справлюсь. Но бросить беззащитную девушку умирать, как я сама умирала, не могу. Я обещала ей помочь. А она мне поверила. И теперь, раз обещала, я должна сделать все, что в моих силах.

–Отлично! – Вспылил он. – Хочешь что–то сделать? Оставь здесь все свое оружие, иди прямиком в лес, да предложи на ее роль себя! Выйдет то же самое, но куда быстрее!

–Да за кого ты меня принимаешь, за пастушку с хворостиной? – Возмутилась и я. – Я в конце концов, знаю, куда и к кому иду! Знаю свои силы.

–Тогда я иду с тобой.

–Разбежался! А если он тебя почует за тридевять земель? В конце концов, на тебя он накладывал проклятие!

Вообще–то сомнительная догадка, но может оказаться правдой.

–А тебя, с кинжалом, которым проклятие накладывал, он, можно подумать, не почует!

–Я оставлю его здесь. И не полезу на рожон, если пойму, что это бесполезно. Две жертвы хуже, чем одна.

–Сама–то себе веришь!?

Так, не нервничать, не нервничать, его нельзя бить…

–Как думаешь, чем охотник–маг отличается от охотника–воина?

–Самоуверенностью! – Ядовито отбил он.

–Да что за… Ты даже не слушаешь!

–А что нового ты скажешь, чего я не знаю? Как бы тебя ни обучали в свое время, сейчас ты не готова! Ты почти ничего не помнишь! Сколько угодно можешь говорить мне о том, что это рядовое задание: я не верю.

–Тогда ты не оставляешь мне выбора – Хмуро подытожила я.

Рен опустил взгляд на мои ладони: сомкнутые пальцы.

–Нет, не смей!.. – Он бросился в мою сторону, и тут же споткнувшись, в беспамятстве рухнул на пол.

Я размяла гудящие пальцы и присела рядом, на всякий случай положив ладонь ему на лоб. Нет, вреда не нанесла. Только успокоила ненадолго.

–Знаешь, а мне понравилось так заканчивать с тобой разговор. – Заметила я. – Как ни крути, единственная возможность оставить за собой последнее слово.

Собеседник не спорил. Я снова вздохнула и уставилась в пустоту.

–Охотник–маг… – Усмехнулась я – …отличается, как это ни банально, магическими способностями. Это узкие специалисты. Мы можем выполнять и обычную работу охотника. Обычно так и делаем; нас все равно слишком мало. Но то, на что нас натаскивают в первую очередь, это охота на других магов. Именно я имею больше всего шансов сорвать Арису еще один ритуал.

Он по–прежнему молчал, со всем согласный. Я похлопала его по плечу и встала.

–Таким ты мне нравишься гораздо больше.

***

К Фарету забегать уже не стала, а прямиком направилась к торговым кварталам, расположенным с южной стороны от площади. Две улицы, крест накрест пересекающиеся между собой, были целиком отведены под магазины, лавки, мастерские и склады. С самого краю этого квартала притулился узкий, двухэтажный дом с неприметным фасадом. На первый взгляд. Потом глаз цеплялся за дорогие, кованые перила на лестнице и крошечном балконе, стекло в окнах высокого качества, а так же особый оттенок черепицы на крыше. Пропитано укрепляющим составом.

И без вывески на двери можно догадаться, что здесь живет алхимик.

Чтобы призвать его, пришлось стучать два раза. Потом я увидела шнурок и еще и за него подергала, подгоняя глуховатого хозяина дома.

Когда Эрисон Греви, наконец, дошаркал до порога и открыл дверь, я не дав ему и вдохнуть, заявила:

–Срочное дело! Нужны ваши запасы!

И ужом скользнула мимо него в коридор.

–Так, а… – Озадачился старик. Но хмыкнув, прикрыл двери. Нацепил на нос очки на цепочке и неторопливо пошел к прилавку. Я в нетерпении притопывала ногой, взглядом проводя ревизию на его полках. В отличие от склада у Фарета, изобилие радовало.

–Нужен сбор для зелья номер шестнадцать. И готовый раствор «драконьей крови». Четыре сосуда ступенчатой закалки. Еще соберите список компонентов на четыре порции. Серый борей, крошка горного сланца, ложная ртуть, сухая селитра и емкости с соляной кислотой.

Эрисон изумленно уставился на меня, забыв сесть на стул.

–Ты что, собралась делать…

Я перегнулась через стол и отчеканила:

–Именем ордена. Быстро.

Он нахмурил брови и согнулся, вытаскивая стопку указанных глиняных сосудов. На лице у него все еще было написана растерянность.

–Это так опасно, Гильдия не разрешает отдавать эти компоненты в одни руки… Прости, Хельдин, но я вынужден буду сообщить ей об этом.

–Сообщайте. Вся ответственность на мне.

Я в нетерпении оглянулась на окно. Эрисон, ученый и мастер в своем деле, был моим знакомым еще с Магика, где вел у нас курс алхимии. С ним было интересно поговорить, всегда можно было узнать что–то новое, и не только из алхимии.

Да, да, все так, но сейчас его медлительность раздражала.

Он сверкнул любопытными глазами, обернувшись от полок со стеклянной колбой в руках.

–У тебя какое–то важное дело? Сама на себя не похожа. Лицо бледное, глаза горят, сумасшедшие, на голове воронье гнездо, ух…

–Я спешу. – Проворчала я, приглаживая волосы на макушке.

–На тот свет?

–Уже была.

–А теперь пойдешь штурмовать какую–нибудь крепость?

–Не крепость, но штурмовать. Долго еще?

Алхимик покосился на меня.

–Знаешь, приготовление твоего оружия требует времени и точности движений. Я сейчас не доверю тебе такую задачу. Иди погуляй по делам где–то час, потом придешь за готовой смесью. Сам сделаю.

Я выдохнула, готовясь спорить, но махнула рукой.

–Ладно. И составьте список для отчета.

***

Отступление.

Сознание не торопилось к нему возвращаться и восстанавливалось рывками, с каждым просветлением принося дикую боль между висков. Но на третий или четвертый раз он переборол себя и вцепившись в край стола, подтянулся в положение сидя. Охватил руками голову, пытаясь унять головокружение. Открыв глаза, долго моргал, чтобы угомонить пляшущие стены с окном и потолком. После чего заметил в пустоту:

–Нет, главное твое качество – ослиное упрямство.

И безнадежно выругался пока вставал, пошатываясь на слабых ногах.

Из комнаты он вышел, думая лишь о том, где видел того самого жеребца, под знакомым седлом? Видел же. Хоть бы его догадка оказалась верна…

***

…В трактире через два квартала, за столом у окна возвышался задумчивый мужчина. Рослый, с бугристыми от мускулов руками и бронзовой кожей, он мог сойти за человека, но заостренные уши и характерные татуировки на шее, заходящие на лысый череп, явно говорили о том, что это орк.

–Ладно. Не велика потеря. – Постановил он, обращаясь к помощнику. Напротив сидел худощавый паренек со, здоровенной кружкой пива в руках.

–Все равно что–то с этим дельцом нечисто. И репутация его, тот еще кидала… Даже и лучше, что не мы взяли заказ. Сходи к хозяину, закажи обед.

Помощник отставил кружку, которую все равно не смог сразу осилить, заказав от жадности. Встал, размял шею и ушел к стойке. А когда вернулся, то увидел, как на его место садится незнакомый ему молодой человек.

–Эй… – Наемник окликнул и запнулся, словно его мысль споткнулась о пронзительный, характерный для вампиров взгляд.

–Здесь свободно. – С равнодушной уверенностью ответил тот и развернулся к главному. Только тогда Шхаген, рослый орк, озадаченно прищурившийся на странного наглеца, изумленно вытаращил глаза, узнав в вампире некогда знакомого человека.

–Музыкант!? Как ты… Что за шхар?

–Всякое случается. – Тот пожал плечами. И в ответ на мрачнеющий взгляд, добавил: – Это было не добровольно. И это сделали не вампиры.

–Против воли? Кто–то посмел!? – Неверяще переспросил орк.

–Если ты думаешь, что я пришел обсудить свое превращение и пожаловаться на плохих людей, то – нет. Я по делу. Ты и твои люди сейчас заняты?

–Смотря, для чего ты об этом спрашиваешь. – Наемник облокотился о стол и в упор уставился на него.

Вампир, вместо немедленного и подробного ответа, который дал бы любой под внимательным взором здоровяка, склонил голову, наблюдая за вяло ползущей по краю стола мухой.

–Может, и не из–за простого любопытства… – Не сразу протянул он, медленно, как будто размышляя. – А может, и просто так… А может, по поводу вашего имени… Но, если вы заняты, то, конечно…

Муха не успела даже шевельнуть крылышками, прежде чем была погребена под широкой орочьей ладонью. Шхаген с усмешкой отряхнул руку и нетерпеливо уставился на вампира.

–Знаю я эти твои штучки. Давай, рассказывай, что у тебя за дело ко мне. А я подумаю.

Лаурен растянул губы в довольной улыбке. Он знал, как заинтересовать этого собеседника.

***

Три года назад.

Музыкант тогда опаздывал в поселение до темноты и решил свернуть по тропке в рощу, надеясь найти там место для привала. Место и вправду нашлось, но оказалось занято. Там обосновались лесные разбойники во главе с тогда знаменитым, долго разыскиваемым Хватом.

Однако его даже не подумали тронуть. Отчасти из–за скрипки за спиной; верили в приметы, а отчасти потому, что у них сегодня и так попался хороший улов. Караван купцов вместе с небольшой командой наемников, выбрал не ту дорогу. Они еще утром с трудом отбились от нападения лесной нечисти, и были измотаны. Люди Хвата взяли их «тепленькими» и задавили числом, после чего общипали торговцев, как упитанных кур, пустили под нож несогласных, а наемников взяли в плен. В общем, ему только обрадовались, посчитав за хороший знак: вот и музыкант к празднику!

Так что некоторое время спустя Рен, залихватски подыгрывая широко известный мотив, распевал с ними у костра похабные песенки, заодно обогатив их запас новыми частушками. Да все подкидывал тосты, один убедительнее другого, то и дело подливая себе и рядом сидящему Хвату.

–За красивых девок!

–За твое здоровье!

–За богатеньких баранов, чтобы они никогда не переводились!

–За свободу!

Не выпить за такое было невозможно. И мало–помалу Хват начал косеть, путаться в словах и забывать, зачем они все тут собрались, и кто этот замечательный парень – его друг или все–таки брат? Веселье набирало обороты. Остальные упились вином, которое подогревалось в котелке с пряностями. Кстати, очень уж быстро упились, через полчаса уже попадав на землю… А атаман разбойников пил с музыкантом уже из принципа, кто кого. В итоге скрипач, пробулькав что–то себе под нос, прислонился спиной к дереву в обнимку с инструментом, и затих.

–Слаб–бак! – Цыкнул разбойник и собрался встать, чтобы отлучиться по нужде в кусты. Но земля под ногами взбрыкнула и опрокинула его обратно на спину.

«Сейчас все равно встану. Вот соберусь, возьму и вста…» На этой мысли Хват и захрапел.

Воцарилось спокойствие.

С дальнего конца поляны, привязанный к дереву так туго, что едва мог дышать, за разбойниками наблюдал здоровенный орк, покрытый порезами и тихонько истекающий кровью. Несмотря на раны, огня в его глазах не убавилось. Изредка подбадривая выживших соратников, он возился со своими веревками сзади, надеясь развязать, ослабить, да хоть порвать!

То, что их пока оставили в живых, никак не радовало. Вполне возможно, прикончат завтра; наемники и лесные разбойники изначально ненавидели друг друга. Или опоят зельем и отдадут работорговцам. А самого орка, из которого раба не сделаешь, могут вовсе разобрать на части и сбыть самое интересное алхимикам. Некоторые из них так ценят ингредиенты вроде печени и крови, что не будут задавать никаких вопросов.

Он боковым зрением уловил движение со стороны разбойников и замер. Но это не они проснулись, а музыкант, совершенно трезвый, отложил скрипку в сторону. Осторожно укрыл ее курткой, вытащил нож из сапога и направился к наемникам.

Орк смерил его взглядом, не зная чего ожидать от странного человека. Тот подошел, оглянулся на спящих, и присев на корточки, тихо, на грани шепота представился.

–Я музыкант. Просто музыкант. Шел мимо, ни о вас, ни о них, не знал. Сейчас помогу.

–Зачем это? Тебя и так не тронут, дружище! – Сплюнул Шхаген. Не попал.

–Таким как он, я не друг.– Спокойно ответил скрипач. – И я наслышан о Хвате. Завтра он решит, что мне как музыканту, язык ни к чему. Так можно двух зайцев поймать: и убить не убьет, и их место я не выдам.

–Раз так, можешь говорить, пока режешь веревки, а не время тянуть! – Прошипел орк. Рен пожал плечами и отошел за его спину, принявшись перерезать путы.

–Я своими глазами видел, как ты хлестал вино вместе с этим жварром. И как ты теперь так спокойно ходишь? – Спросил другой наемник, пристально следя за скрипачом. Тот уже заканчивал с веревками Шхагена.

–Я очень быстро пьянею, а как напьюсь, отключаюсь. Это мне на пользу не идет, а выпить зовут очень часто, не откажешься. Вот я и ношу с собой зелье для трезвости. И к тому же научился делать вид, что пью, а вино выливаю. С Хватом я выпил только пару глотков, и они уже выветрились. – Пояснил он.

–Он им что–то в котелок подлил. – Сообщил бдительный орк. Прищурился. – И что это было?

–Водка. А что? – Он поспешил оправдаться. – Раны промыть самое то, и зимой спасает. В дороге нужная вещь.

Шхаген, наконец, смог вытащить руки из веревок. Музыкант перешел к другому наемнику.

–И что ты хочешь за помощь? – Подозрительно поинтересовался вожак.

–Это в моих же интересах, не надо ничего. – Отозвался скрипач из–за дерева.

Освободив всех, он только успел спрятать нож обратно, как наемники, быстро размявшись, подкрались к месту, где свалили в кучу их отобранное оружие. К сожалению, как бы крепко ни напились лесные тати, чей–то неосторожный шаг, переломивший сухую веточку, разбудил сразу двоих, а когда один из разбуженных коротко вскрикнул, чтобы тут же захлебнуться своей кровью, подскочил и Хват.

Его хмель тут же отступил.

–Скрипач! Ах ты крыса! – Заревел он, и кинулся на упомянутого. Тот отскочил от замаха и кинулся за дерево, но Хват бросил в него ножом, и пришпилил к стволу ладонь скрипача.

Тот аж взвыл от боли, когда не смог сразу остановиться и потянул ладонь за собой, отчего лезвие пошатнулось. Хват кинулся следом за ним, но его настиг озлобленный орк и двумя взмахами сабли покончил с грозой окрестностей города Тарта.

Рен с воплем сквозь зубы выдернул нож и согнувшись, схватился за руку. Остальных разбойников наемники уже добивали в полусне, грязно и с большим удовольствием. Если бы не рана, скрипача, возможно, стошнило бы с непривычки. Но от боли ему плевать было на массовое убийство. Он быстро пришел в себя, перехватив руку так, чтобы остановить кровотечение, и теперь от души матерился, прислонясь спиной к запачканному дереву.

Шхаген подошел к нему и присел, вытирая саблю о траву.

–Ну что, музыкант, мы теперь должны тебе за жизнь – Рассудил он. Лаурен поднял глаза и снова выругался, послав наемников вместе с разбойниками туда, куда по доброй воле никто не хаживал. Орк от этого лишь развеселился. Его настроение вообще изрядно улучшилось, когда он прикончил Хвата, о чем мечтал с тех пор, как атаман избивал его связанного, ногами по ребрам.

–Зато первое боевое ранение! Давай перевяжу. Сам ты мало чего сейчас сделаешь.

–Я этой рукой струны держу, и если он повредил мне связки… – Прошипел скрипач, пытаясь на пробу, через боль пошевелить пальцами. – Я некроманта найду и сам убью его еще раз десять!

Орк усмехнулся.

–Да ладно переживать. Если хочешь, отведу к знакомому Целителю, он по дружбе с тебя почти ничего за лечение не возьмет. Это тебе будет за жизнь моих парней. А я еще должен. Точно ничего еще не хочешь?

–Мне главное рука. – Отозвался музыкант. – А с остальным сочтемся как–нибудь.

***

Ладонь Рена, ритмично барабанящая пальцами по столу, до сих пор щеголяла белесым шрамом на коже, который музыкант попросил оставить – в напоминание о его медлительности. И теперь не хуже заверенной расписки напоминал орку о старом долге.

***

–Вот и месяца не прошло, как мы снова встретились. Кажется, ты не рад?

Лежащий на полу мужчина сдавленно простонал, силясь прийти в себя. Светлые волосы, прихваченные ремешком на лбу, рассыпались по полу вокруг головы.

…Найти хижину было нетрудно, трудно оказалось скрутить ее обитателя. На мое счастье он был занят: рубил дрова. А я умею ходить тихо, и при этом быстро.

Варлак замер, почуяв неладное, только когда я оказалась прямо за его спиной. Но не успел обернуться.

Схваченный за горло противник не растерялся и тут же попытался схватить меня в ответ. Но из такого захвата не выкрутишься, не выпрямишься, и когти только вспороли воздух. У головы свистнуло лезвие топора.

Мы оказались одного роста и я, оттолкнувшись ногами от стены, смогла повалить его на землю. Перевернулась, и мы покатились по земле, разбрасывая по сторонам палую листву. Я швыряла его что было сил, не давая опомниться. Когда остановились, он оказался сверху, придавив меня спиной, но своего я добилась: он упустил топор.

Он пытался рычать. Хрипел. Хватался за мои руки, пытался разодрать их, скребя когтями по двухслойным наручам. Дергался, бил ногами, пытался перевернуться на живот. Задрожал в трансформации; кожа под моими руками стала обрастать шерстью. Но какой сильной нечистью ты бы ни был, все равно не сможешь обходиться без воздуха.

Тяжелое тело задрожало, затрепыхалось и замерло.

Я не отпускала.

Спустя удар сердца он «ожил» и в озлобленной панике забился сильнее прежнего. Но движения становились дергаными и слабели с каждым мигом. Судорога. Рывок. Еще один. Слабое вздрагивание. И все утихло.

Я выждала минуту. Еще немного. Но на сей раз он не прикидывался.

Тогда я разжала захват и быстро спихнув его в сторону, ухватила за руки и потащила внутрь.

Крышка в подпол была закрыта, но внутри оказалось пусто. Судя по следам, Лауру сюда даже не приводили. Что ж, я это подозревала.

…Лучи солнца, падающие в окошко, тускнели. Вечер близился к завершению; где–то вдалеке проснулись первые сверчки. До ритуала остались считанные часы.

Я с трудом дождалась, когда очухается связанный варлак. Пока он валялся, я закрыла хижину отводом глаз. Еще и навесила звуконепроницаемый купол. Амулеты, прихваченные с собой, пришлись очень кстати. Было время и для обыска помещения. Но я нашла только бесполезный хлам: посуду, старые инструменты для столярного дела, пару одеял, какие–то отрезки старой ткани, бочонок с водой, пару связок с сушеными травками, и припрятанный за печью кошелек с десятком сребров. Прежнего набора юного алхимика, что я в прошлый раз видела на столе, не оказалось.

Тело на полу снова застонало и помотало головой. Наверняка ему трудно было приходить в себя из–за «волчегонки», которой я его опоила. Зато теперь собеседник не будет перебивать меня сменой облика.

Обойдя комнату, я показалась в поле его зрения и присела на топчан. Склонилась над ним.

–Что ж, думаю, ты все понимаешь. Мне нужно, чтобы ты поделился тем, что тебе известно.

–Пошла ты… – Просипел он и попытался дернуться. Блеснули желтые звериные глаза. Я задумчиво прокрутила в пальцах метательный нож.

Другой такой же торчал у него из спины.

Он понял, что ноги его не слушаются и замер, прижавшись щекой к земле. Его взглядом впору было поджигать.

Я склонила голову набок.

«…Послать Храна?

–Нет. Он ранен, а девка уже успела добраться до людей…»

–Тебя, значит, зовут Хран. – Протянула я. Судя по быстрому движению зрачков, угадала.

–Значит, ты был главным в паре с другим варлаком. Приходил и говорил ему, что делать. Или это был не ты?

–Чтоб ты этим ножиком подавилась, ……, ……! – Перевертыш грязно заругался.

–Может, и не ты. Вас там хватает. Но именно тебя я тогда гнала от хижины, пока не угодила в вашу засаду. Надо же, я думала, что тогда удалось достать тебя ножом по горлу. Ты живучий малый.

–Завидуй, шрааба! – Кашлянул он.

–Нечему завидовать, это была не похвала. Твоя живучесть придется тебе не на пользу.

–Чего? – Он попытался повернуть голову, чтобы посмотреть на меня сквозь падающие на лоб волосы. Я встала, взяла сверток ткани и положила на пол рядом с ним.

–Понимаешь, мне очень нужно знать, что вы делаете. Где вы это делаете. Сколько вас. Кто вас собрал. И многое другое. Но узнать нужно быстро, а ты, готова поспорить, будешь строить из себя несгибаемого героя.

Потянула за конец свертка и толкнув, развернула его, как рулон.

–В другое время я бы с удовольствием устроила тебе стандартный допрос. Задавала каверзные вопросы, отслеживала реакцию, ловила на оговорках. Я умею это делать. Но сейчас не годится; слишком долго.

Он как завороженный, уставился на открытый рулон, с внутренней стороны которого заблестели стальные предметы, похожие на инструменты лекаря. Эти блики отражались в его глазах.

–Ты, я смотрю, как следует подготовилась. – Сглотнув, с ненавистью выдавил он.

–А я люблю ответственно подходить к задачам. Они потом хорошо получаются.

–Наслаждаешься моментом? – Прошипел варлак. – Такая вся чистая, светлая, непогрешимый судья? Конечно. Тебе легко меня судить. А такие, как мы, может, не выбираем этой жизни. И кем нам родиться. А вы всех поставили под одну гребенку, и рубите головы без разбора! Какая разница, кого пускать под нож во славу света, да!?

–Говори, говори. – Кивнула я, проводя пальцем по предметам. Остановилась на одном и вытащила из креплений.

–Говори, что угодно, Хран. Я с удовольствием послушаю, как ты, несчастная жертва обстоятельств, всю сознательную жизнь жрал человеческое мясо. И первые два раза при этом даже давился слезами. Расскажи, что не ты такой плохой, а жизнь заставила. Я слушала такое не раз, и не десять. Все заранее знаю, и за тебя расскажу. И пожалею, и по голове поглажу.

Я повернула инструмент, пустив блик по отточенному лезвию.

–Только мы не при тех обстоятельствах встретились, чтобы я могла тебя помиловать и отпустить с повинной. Ты влез туда, куда не следует. И если бы не ты, а я лежала связанная на полу, пел бы совсем другое.

–А чтоб тебе провалиться, проклятущая ведьма! – В бешенстве зарычал варлак.

Я не ответила. Он снова впустую заругался, скаля клыки от бессильной злобы. Застыл, почуяв тепло моих ладоней у себя на запястьях. А потом дернулся от боли и громко завыл.

Следующие два часа я бы с удовольствием вычеркнула из памяти.



Мне нравится:
0
Поделиться
Количество просмотров: 6
Количество комментариев: 0
Рубрика: Литература ~ Проза ~ Роман
Опубликовано: 30.05.2019




00
Есть вопросы?
Мы всегда рады помочь!Напишите нам, и мы свяжемся с Вами в ближайшее время!
1 1