Чтобы связаться с «Владимир Юрков», пожалуйста, войдите или зарегистрируйтесь.

1991 г. Все дело в цене на билет

Случилось это в начале 90-х годов, когда умирающий совок, в страхе перед всемирным признанием оккупации Афганистана, все-таки вывел свои войска, но, чтобы не скучать, развязал новую, теперь уже чеченскую, войну. За десять лет войны, афганскую школу прошли многие и, при случае, пользовались своими навыками. Некоторые, как говорится налево и направо, а другие так, что называется по особому случаю.

Вот такой, "особый" случай мне и довелось как-то наблюдать.

Ехал я как-то в каком-то троллейбусе, невдалеке от Казанского вокзала. Номер его я, за давностью лет, позабыл, да и точно не помню где он ездил, хотя, если посмотреть на карту, наверное он до сих пор там нарисовал - в этой стране изменения, особенно в троллейбусах. происходят весьма редко. Могут подвинуть вправо-влево, на чуть-чуть укоротить или удлинить маршрут и все. Провода, подстанции не дают размахнуться.

Ну вот, троллейбус этот был совершенно пустой, ехало в нем человек пять, всего лишь, да и двигался он какими-то закоулками между пакгаузов, складских строений, по тогдашним пустынным улицам, открывая двери на остановках чисто символически, поскольку никого там не было. Я стоял около громадного окна на задней площадке, а неподалеку от меня, на повернутом против хода движения, сидении сидел какой-то парень. Парень - не парень, мужчина - не мужчина. Невысокий, худощавый, одетый как-то невзрачно. Именно невзрачно - не по-стариковски, не по молодежному - нейтрально. Единственно, что бросилось мне в глаза - портфель! В руках он держал довольно щегольской портфельчик "дипломат", который был в моде лет пятнадцать назад, когда мы учились в институте. К описываемым событиям он уже вышел из моды и, то что называется - исчез с экранов. Я назвал этот портфель щегольским не потому, что он был какой-то особый или роскошный, а потому, что он, в отличие от своего владельца, был блестящий. Тусклое московское солнце, еле-еле пробивавшееся через плотные молочные облака и давно немытые стекла троллейбуса, искрилось на его глянцевых боках. В руках этого человека он смотрелся как-то чуждо.

Я обратил внимание на странного субъекта и тут же забыл о нем. Рассматривать его, задумываться о нем мне почему-то не хотелось. Так бы и прошел он через мою жизнь незамеченным, если бы...

Если бы на следующей пустынной остановке в сало не ввалились три парня. Они были молоды и здоровы, как быки. Таких в начале 90-х годов называли "бандитами", хотя большинство из них такого высокого звания не заслуживали, поскольку являлись обычными хулиганами. Весь их вид выдавал в них спортсменов, которых умирающий совок оставил без средств к существованию. У меня у самого сосед по подъезду занимался регби и почти тридцать лет прожил на полном социальном обеспечении, ни о чем не думая, ни о чем не заботясь, а лишь пиная крепкими ногами яйцевидный мяч. Но, закончились 80-е и пришло время платить по счетамю. Регбисты такого уровня и такого возраста стали никому не нужны и его "отставили" из спорта. В тридцать лет он оказался, как малый ребенок, не способным ни к чему. Профессии нет, навыков нет, ума - тоже нет, хитрости, оборотистости, а, главное, и желания-то ни к чему никакого. Отец его смог устроить на почту грузчиком. Такой переход из "знаменитости" в чернорабочие не прошел даром - он, как положено среди русских, запил с горя и быстренько подобрался, правда, пропустив сначала "туда" своего отца.ж Поперек батьки в пекло не полез.

И вот похожие три мордоворота, ввавилившись в троллейбус, завопили "ваши билеты" и стали их проверять. Я принципиально никогда, со школьных лет, за проезд не платил, но возил с собой помятые билетеки, которые подбирал на улице, с бог знает какими номерами, понимая тот факт, что те, кто их проверяет, вряд ли умеет читать. Не тот коленкор!

Так и в этом случае - внимательно посмотрев на, вынутый мною из кармана, мятый кусок бумаги, громила, надорвал его и возвратил мне. Я повернулся к нему вполоборота и заметил, что парочка верзил загородила сидение на котором восседал владелец глянцевого чемоданчика. Оттуда раздавались звуки, типа, "ребята, да отстаньте", "ваш билет", "тогда в отделение"... Было ясно, что у невзрачного билета не обнаружилось. Несколько минут, до следующей остановки, продолжалась словесная перепалка, но, как только двери открылись, один громила, схватив за шиворот коротышку, с криком "в отделении сгниешь, сука", потащил его к дверям. А чтобы тот двигался побыстрее, второй вмазал ему ногой под зад, да так, что дипломат в его руках заболтался-завертелся. Третий, выходя, упорно твердил "не захотел штраф платить, теперь расплачивайся".

Огни вытащили его на такую же, как и все прошлые, пустынную остановку и сгрудились вокруг него. Я решил, что они собираются отметелить его ногами, но не тут то было. Я даже не понял что произошло, просто двое громадин сразу рухнули на асфальт и больше не шевелись. А третий, который шел сзади и бормотал о грядущей расплате еще стоял, но через мгновение и он рухнул и стал кататься по земле, держась руками за голову. А невзрачный-невысокий взял свой дипломат, который оказывается стоял на тротуаре и, не оглядываясь, отправился восвояси. Из окна удаляющегося троллейбуса я несколько секунд видел его силуэт, пока он не исчез за какими-то зданиями красного кирпича.



Мне нравится:
0
Поделиться
Количество просмотров: 14
Количество комментариев: 0
Рубрика: Литература ~ Проза ~ Мемуары
Опубликовано: 19.07.2018




00
Есть вопросы?
Мы всегда рады помочь!Напишите нам, и мы свяжемся с Вами в ближайшее время!

1 1