Чтобы связаться с «Сергей Горлов», пожалуйста, войдите или зарегистрируйтесь.
Сергей ГорловСергей Горлов
Заходил 1 день назад

Кольцо Мёбиуса (44-65 стр)



Кольцо Мёбиуса (44-65 стр)




Он открыл рот, посмотрев на девушку. Она была слишком заковыристая. Он уже не знал, как с ней обращаться. Вчера всё было проще... по крайней мере, с ней.

Намного.

- Read a book, - сказала она, фыркнув.

Она прикусила губу, чуть не прыснув. У пожилого мужчины с седоватой бородой был растерянный вид.

- Угу, - сумрачно сказал он.

- Then go ahead, - подбодрила она его. – Do it.

Oн ничего не ответил, немного обидевшись. Салли смотрела на него с дивана, приподнявшись на локте.

Он включил свет.

- Serge, - сказала она.

Он поднял голову от книги.

Сначала его сильно отвлекало то, что позади него лежала полузнакомая девушка под зелёным одеялом.

Салли.

- А? – спросил он по-русски.

Потом он увлёкся.

Он читал «Дорогу никуда», почти позабыв о Салли в полутьме на синем плюшевом диване. Вообще говоря, он к ней почти привык.

За два дня.

- Don’t you think it’s time to put a cap on it?

- E-r… what? – не понял он.

- I say, we’ve got a busy day tomorrow, - сказала она, повернувшись на бок. – Ain’t you going’ to turn in?

Oна приподнялась, смотря на него с локтя.

Он понял, о чём она говорит. Сначала довольно смутно, а потом до него дошло. Он не знал данного выражения. Девушка смотрела на него, мешая соображать.

Он покраснел.

- Yea, - сказал он. – Let’s go to sleep.

Он закрыл книгу.

Снаружи совсем потемнело. Из-за занавесок проникал слабый свет уличных фонарей. Он встал, потянувшись. Положив книгу на сиденье, он достал из мешка одеяла. Он поднял голову. Она всё так же смотрела на него.

Слегка иронически.

- And what about your promise? – с подвохом сказала она.

- Which one? – спросил он.

Он вспомнил.

Он ведь обещал принести из машины её спальный мешок. А возможно, и ещё что-то. Он не знал, чего она там купила. Наверно, что-нибудь вроде... м-м... всякой ерунды.

Ватных шариков.

- О.К., - сказал он. – Where’s the keys?

- There, - сказала она, кивнув на свою сумочку.

Сумочка валялась на синем махровом полу, около стальной ножки сиденья. По словам Иско, его механика, отдельно такие сиденья стоили долларов по двести.

Он нагнулся за сумочкой.

- Be careful, Serge, - сказала она, не поднимаясь с дивана.

- OK, - сказал он. - Lock the door.

Он закрыл дверцу.

*********

Она молча следила за тем, как он раскладывает на полу свои одеяла. Теперь он мог накрываться тремя одеялами.

- Don’t look, OK? – сказала она, сев на диване.

Сбросив на пол зелёное одеяло, она приготовилась раздеваться. Сергей послушно отвернулся, посмотрев вперёд. Хотя он так и не мог понять, зачем ей обязательно спать раздетой. Но вообще, это было естественно. Просто у него была привычка спать одетым.

А у неё нет.

- Are you through? – наконец спросил он.

Она молчала, и ему показалось, что прошла целая вечность.

Он покосился на лампочку, на синей стене в полутёмном салоне. У него покраснели уши... Позади было достаточно светло.

Стало стыдно...

- Yea, - беспечно сказала она. – I thought, you’d never stop watching that tree.

На лобовом стекле не было занавески.

Но снаружи ничего не было видно, за высокими спинками мягких сидений. Тем более, что за передними сиденьями были задние.

Он ничего не ответил.

«Глупая девка», - подумал он, с некоторой горечью.

Он повернулся, присев у своих одеял.

Завернувшись во все три одеяла, он приподнял голову, посмотрев в сторону Салли. Он лежал ногами к дивану.

В синей стене горела лампочка.

«Чего она не сказала её потушить...» - подумал он. - «Забыла...»

Она встретила его взгляд.

Девушка лежала в светло-коричневом спальном мешке, который свешивался с дивана. Она снова приподнялась, смотря на него с локтя.

- Are you going to turn off that light? – спросила она.

- Угу, - пробурчал он, выключая свет.

Стало почти совсем темно.

Свет уличных фонарей доставал только до потолка, оставляя в полной темноте диван и всё, что было на полу. Включая седоватого пожилого мужчину под тремя одеялами, с большой бородой лопатой.

Как у Деда Мороза.

- Have a nice night, Serge, - сказала Салли.

Сегодня ночью у девушки был какой-то особенно нежный голос. Не к нему, а вообще. А может быть, просто сонный?..

- You too, Sally, - сказал он.

- Are you OK there?

- Yea.

- I am sorry I’ve snitched your place.

- And I am not, - сказал он, как-то сходу.

- Hm, - произнесла она в темноте. – Yea… I guess you aren’t, in a way. But let’s see what you say in a day or two.

Oн не совсем понял, что она имеет в виду. Но решил не ломать над этим голову. Во всяком случае, пока.

Пора было спать.

ТРЕТИЙ ДЕНЬ

Он почувствовал, что его трясут за плечо. Потом почувствовал у себя на плече маленькую руку девушки.

Салли.

- Wake up, Serge, - сказала она.

Он открыл глаза, заморгав с непривычки.

Салли была совсем другая в красной дождевой курточке с капюшоном и бежевых вельветовых брюках.

В обтяжку.

- It’s time to move, - сказала она.

У неё был чистый и бодрый голос, как у хорошо выспавшейся молодой девушки, вставшей утром на работу.

Она переоделась, пока он спал.

- Get up and go to my car, - сказала она, с деловитой озабоченностью. – Take what you need, and wait for me. Get my keys. But don’t move it, OK?

Он сел на полу, не скидывая одеял.

Салли посмотрела на него так, словно ему надо было всё объяснять. Растолковывать, как заторможенному.

Чучмеку.

- О.К., - сказал он. – Wait a moment.

Он скинул с себя одеяла, и поднялся, чуть потянувшись. Потом сложил одеяла, положив их за кресло.

Oн спал одетым.

- Ready? – сказала она.

Она сидела в кресле у занавешенного окна. Сергей тоже сел, чуть поёжившись от утреннего холодка.

Ночи были холодные.

- Let’s move to a rest area, - сказал он, в нерешительности. – Or a gas station.

- Why? – спросила она.

- М-м... – помялся он. – Well… e-r… in case I need something, - сказал он.

- Like what? – серьёзно произнесла она.

Она посмотрела на него, непритворно округлив глаза. Вообще говоря, тут не было ничего особенного.

Но он смутился.

- М-м... э-э... ну, in case I want to go to a bathroom, - закончил он, в замешательстве смешав русский с английским.

Она продолжала глядеть на него, чуть расширив серые глаза.

Сергей в смущении отвёл взгляд, посмотрев на развесистые старые буки на улице за лобовым стеклом.

«Уставилась...» - с досадой подумал он про себя.

У него покраснели кончики ушей.

Он смотрел на густые зелёные деревья на улице, за передним стеклом. Было тихо... Он не имел понятия, что делает девушка на сиденье перед ним. Смотрит на него, или уже перестала. Подождав некоторое время, он снова повернул голову. Она глазела на него, чуть откинувшись в кресле. С особым выражением...

Он не понял, что оно означает.

- What you are looking at? – спросил он, собравшись с духом.

- You, - сказала она.

- Why?

- Do you mind? – спросила она, чуть приоткрыв рот.

- Э-э... no, - сказал он, пожав плечами.

- Тhen why are you asking? – спросила она.

Девушка в красной курточке наклонила голову набок, продолжая смотреть на него. Она повертела ключами от микроавтобуса. Он чуть покраснел, забыв отвести глаза от приоткрытых красных губ Салли. Ещё подумает чего-нибудь...

- М-м... – он пожал плечами.

Он посмотрел в пол, не нашедшись, что сказать.

Перед ним была не просто девушка на улице, а человек со своими особенностями. К которому он не привык... то есть, к ней.

Пока.

- Listen, Serge, - сказала она. – Don’t look like you’re in a horror movie. Are you scared?

Она склонила набок голову в красном капюшоне, посмотрев на него с милым, непринуждённым видом.

Так, что он смутился ещё больше.

- Оf what? - пробормотал он, отводя глаза.

- Оf me.

- N-no, - промямлил он.

- Fine, - сказала Салли, улыбнувшись. – Just follow me at a distance… and don’t forget to pick me up when I call you, OK?

Он кивнул, взяв у неё из рук ключи от машины. Дотронувшись до её руки, он почувствовал особое тепло.

Он спрыгнул на тротуар.

- Take care, - сказала она на прощанье. - We’ll talk later.

«Всё...» - подумал он. - «Ещё не хватало...»

Он почувстовал, что влюбился.

С одной стороны, это было как дуновение свежего ветерка в знойной пустыне. Но с другой стороны, не очень. У него не было никаких шансов. Он знал себе цену...

В данном случае.

*********

«Тоже мне...» - думал он, шагая по прохладной утренней улице под затянутым серыми облаками небом. – “Раскомандовалась…”

Он поехал за Салли.

Сначала они ехали по сельской дороге с белой полосой посередине. Свет на светофорах был малиновым... После этого выехали на автостраду. На утренней автостраде с наполовину пожелтевшими деревьями по сторонам было много машин.

Он старался держаться подальше от синего микроавтобуса.

Выехав с автострады, они сразу попали в городишко Longueuil, и через три минуты Салли круто затормозила, въехав на маленькую стоянку перед мастерской с правой стороны. Сергей еле успел сообразить и проехать мимо. Он остановился чуть подальше, у тротуара. Уличных указателей и счётчиков не было видно, и он надеялся, что тут можно стоять. Он не знал, что они уже в пригороде Монреаля. Старинном французском городе, о котором он когда-то мечтал.

В шестнадцать лет.

Он задумался.

С тех пор прошло много лет... Ему было не шестнадцать, а сорок пять. Он жил не в Москве, а в Нью-Йорке, к которому никогда не питал симпатий. Даже когда хотел убежать из СССР, в любое место.

Почти.

Он давно не питал никаких иллюзий в отношении Монреаля. Впрочем, и тогда, в юности они не были иллюзиями. Просто всё совершенно изменилось. Совсем... Так, что теперь он не хотел бы жить ни в Норвегии, ни даже в Швейцарии. И поэтому поехал в Айдахо. Но по дороге что-то случилось... Что-то странное.

Вдруг.

*********

Он очнулся от стука в окно с правой стороны.

Салли помахала ему рукой, чтобы он побыстрее открыл дверь. По своей недогадливости, он остановился недостаточно далеко от мастерской. Можно было увидеть, в какую машину она садится. А это им было не нужно.

Ни к чему.

- Are you sleeping? – немного раздражённо сказала она, плюхнувшись на переднее сиденье справа от него.

- No, - сказал он.

Он почувствовал себя немного виновато.

Само собой, он должен был не мечтать, а заранее поднять кнопку, чтобы она могла сама открыть дверь.

Хотя бы.

- Let’s go, - кинула она.

- Where? – спросил он.

Он был в немного задумчивом состоянии.

Что с ним часто случалось, и что некоторые принимали за несообразительность. То, что было скорее нерасторопностью.

Иногда.

- Just go, will you? – нетерпеливо сказала Салли, достав из своей сумочки губную помаду.

Она опустила козырёк на стекле, посмотрев в зеркало.

Тронув машину с места, Сергей поехал по улице маленького городка, мимо живописных магазинчиков. Он ехал, смотря по сторонам. La Rose… Boulangerie… Chez Roanne… Французские слова. Он всегда любил Квебек больше английской Канады. Как и вообще всё французское. Англия казалась ему скучноватой.

Ещё со школы.

«Красится...» - подумал он, покосившись вправо.

В его сознании такие вещи всегда носили двусмысленный оттенок. Он прожил со своей женой двадцать пять лет.

Привычка.

- How much they charged? – спросил он.

- Twelve hundred, - сказала она, повернув к нему голову. – I told them to do a good job by next morning.

- Did you tell’em why?

- Yea, - протянула она, взглянув на него. – I said I’m going to sell it to a friend of mine in Montreal. I came to him for a week, and he kind of needs a van like this. Cheap, but decent looking.

- They gave you a coffee? – спросил он.

Сам не зная, зачем.

Она провела там полчаса, и он испытывал смутное чувство ревности. Он прекрасно знал, что это глупо.

Но что делать...

- Yea, - сказала она, зажигая сигарету и откинувшись на сиденье. – You want anything?

Сергей почувствовал приятный дымок от сигарет Мальборо.

Сам он не одобрял курения, и никогда не курил. Но мог оценить запах хорошего табака, от трубки или сигареты.

Иногда.

- No, - сказал он, поворачивая на другую улицу. – So, where you want me to go?

Она задумчиво посмотрела на него, выпустив дым. В общем, ей было ясно, с кем она имеет дело. Но не совсем.

Иногда.

- As usual, - небрежно сказала она. – Go to the highway, and we’ll stay at a rest area for the night.

- OK, - сказал он.

Сергей понимал, что это лучший способ провести ночь в машине, не привлекая внимания. Но он привык уступать выбор другим, из деликатности.

Особенно теперь.

*********

- What color is it going to be? – спросил он, когда они остановилисьв дальнем углу обширной стоянки.

- Dark grey, - сказала она, погасив окурок в пепельнице.

Он кивнул.

Неплохой выбор... Машин такого цвета было много, и они были не очень примечательны, особенно вечером.

Или ночью.

- You just went into the first shop you saw? – спросил он.

Лично он сначала осмотрелся бы в этом городишке. А уже после заехал бы в пару мест, сравнить цену.

Да и вообще...

- No, - мотнула она головой. – I was there yesterday, when you stayed in the van. On my way to the city. I got off the highway one exit sooner, and used local streets.

- Is it far from there? - спросил он.

- What? – спросила она, поглядев на него искоса.

- The city, - сказал он.

Салли хмыкнула.

Она нагнулась, отодвинув своё сиденье, и устроилась поудобней, чуть откинув спинку и положив ногу на ногу.

- Actually, that was the city, - сказала она. – A suburb, – она хмыкнула. - First, they thought they were French. But then we got on just fine. It’s America, ain’t it?

- Yea, - нехотя протянул он.

С одной стороны, она была права.

По сути, это была Америка... Но с другой стороны, он относился к этому неоднозначно. Тем более тут, в Квебеке. Он бы предпочёл оказаться в колонии Франции.

Как де Голль.

*********

Сидеть в машине было не так удобно, как в микроавтобусе.

Можно было откинуть сиденье, но всё равно чувствовалась теснота. Мало пространства... И главное, нельзя было растянуться. Обычно днём редко валяются на диване, но тут в машине не хватало движения. А после позавчерашнего случая ему было лучше не показываться, со своей бородой.

Он уже позабыл...

- Well, let’s get busy? – сказала она, посидев ещё с полчаса.

Да-а... они были разные.

Он терпеливо ждал ночи, чтобы по возможности выспаться. Перед долгим захватывающим путешествием по Канаде.

А она, оказывается, просто отдыхала.

- What do you mean? – спросил он, подозрительно оглянувшись.

Она сидела чуть позади, опустив спинку сиденья.

Девушка в красной курточке подняла брови, удивлённо округлив глаза и заморгав длинными ресницами.

- Guess, - с поддёвкой сказала она.

- No idea, - сумрачно сказал он.

- It’s not your racket, is it? – спросила она, полулёжа на своём сиденье.

- What? – не понял он.

- Ideas, - пояснила она.

- М-м... – он пожал плечами.

Что на это скажешь?

Почти незнакомой девушке с чуть припухлыми красными губами и таким притягательным голосом? С которой ты сидишь в одной машине? В ожидании темноты, чтобы скоротать ночь?

Как дурак.

- You were going to do somethiнg, - хмыкнула она.

Она сидела чуть позади него, не поднимаясь с опущенного сиденья. Он не понял, что она имеет в виду.

- What? – угрюмо спросил он, чуть повернув голову.

- Get rid of your luxuriant beard, - сказала она.

Он не очень тонко понимал разницу между «luxurious» и «luxuriant», но уловил особый оттенок... без особого одобрения.

По голосу.

- I don’t have a razor, - сказал он.

- I’ve got one, - сказала она.

Она полулежала, оставаясь позади него.

Так, что ему приходилось оглядываться назад. Потом ему надоело, и он решил не откручивать себе шею.

Больно надо.

- О.К., - сказал он. – Do you think it’s OK to do it there?

- Yea, - протянула она. – Just don’t cut loose.

Oн снова не понял.

Он не знал этого выражения. Но было похоже, что ей того и хотелось. Он оглянулся, посмотрев на неё.

- Never mind, - сказала она.

Она повернулась назад на откинутом сиденье, доставая что-то из чёрной кожаной сумки на заднем сиденье.

- Here, - сказала она, показывая ему новую глянцевую коробку с электробритвой. – It’s the best one, - похвасталась она. – Braun.

Он хмыкнул, вспомнив «Иронию судьбы».

Она произнесла это «брон», как он и ожидал. Но это не было признаком необразованности. Разве что общей.

Местной.

- Thank you, - сказал он.

Салли было неудобно подниматься с опущенного сиденья с коробкой. Она подала ему коробку, опираясь на заднее сиденье и не протягивая руки. Повернувшись, он взял чёрно-белую коробку, но не удержав равновесия, чуть не свалился на девушку на откинутом сиденье. Чтобы не упасть на неё, он выставил руку, случайно попав ладонью на полное бедро в облегающих синих джинсах.

- Ой, - воскликнул он, отпрянув от неё.

Он покраснел, как рак.

Сергей давно уже отнял руку от плотного бедра Салли, но осталось ощущение тела под синими джинсами. Он растерянно заморгал с коробкой в руках.

Словно ожидая грома.

- Yipes! – вырвалось у неё.

Салли замерла, не поднимаясь с откинутого сиденья и уставившись на него широко открытыми глазами.

Она разразилась смехом.

- Sorry, - выдавил он, покраснев до ушей. – I didn’t mean it.

Салли округлила глаза.

Услышав это непритязательное высказывание, она чуть не захлебнулась от безудержного, необузданного смеха. У Сергея с покрасневшими ушами невольно расплылись губы.

Стало легко.

- That’s neat, - сказала она, поднимая своё сиденье. – But don’t do it again. Not so suddenly, - добавила она.

Он ничего не ответил, собираясь открыть дверцу.

Стоял пасмурный осенний день. За стоянкой уныло дрогли пожелтевшие кусты. Тут на севере была настоящая осень. Не то, что там.

В далёком Нью-Йорке.

- Wait, - сказала она, схватив его за рукав. – Don’t go like this. Put it in your bag. Аnd don’t forget the scissors, - добавила она.

Она подала ему ножницы, порывшись в бардачке.

Oн чуть вздрогнул, ощутив прикосновение руки Салли. Вытащив бритву из коробки, он стал запихивать её в чёрную сумку.

А потом ножницы.

- So long, - сказала она на прощанье, захлопывая за ним дверцу. – I’m waiting.

Она посмотрела ему вслед.

Он пошёл, направляясь к низкому зданию. Постройка из стекла и тёмно-красных кирпичей была новенькая, как будто только что сделанная. Посреди плиточного тротуара зеленели кусты можжевельника. На тёмно-зелёных кустах с мягкой хвоей виднелись маленькие тёмные шишечки. На широком фронтоне, выступающем над стеклом и опоясывающем здание, горели малиновые буквы «Ossian».

Он вошёл в стеклянную дверь.

*********

Сергей нагнулся, открыв дверцу.

- Oh, my! – воскликнула Салли, увидев его.

Oна посмотрела на него, открыв рот.

Перебравшись на правое сиденье, она освободила ему место. С самого начала, она признала его главенство. Хотя и не упускала случая покомандывать.

Как любая женщина.

- You look like you’re thirty, - сказала она, сделав большие глаза. – Are you sure you didn’t suck me in?

- E-r… what do you mean? – спросил он, чуть покраснев.

Онa не могла сказать ничего неприличного.

Но он не понял... а он кое-чему научился из долгого опыта общения по-английски с местным народом.

Поневоле.

- Just that, - сказала она.

Она пoглядела на него сбоку, с едва заметным ехидством. На его месте никто бы этого не заметил. Но у него была интуиция... Он всегда чувствовал собеседника. Но не всегда делал из этого выводы.

Практические.

- М-м... – протянул он, не сумев подавить смущение. – I don’t know… I don’t speak English that good.

*********

Он вспомнил случай из далёкой молодости.

Они с Вовкой отдыхали в Сухуми, и там познакомились с тремя ребятами. Две девушки и один парень из Ленинграда.

Одна была грузинкой.

Один раз они сидели на пляже, и она предложила ему леденец на палочке. Он сказал, что не хочет, потому что она его сосала.

Девушка страшно обиделась, попав в неудобное положение.

Но в то время никто из столичной молодёжи не принял этого близко к сердцу. Девушка тоже оказалась на высоте, не подав виду.

Что сконфузилась.

*********

- But you said you wrote in English, did you? – поинтересовалась она, невинно округлив глаза.

Салли отодвинулась, прислонившись спиной к дверце машины.

Девушка в красной курточке уставилась на него, покусывая чуть припухлые губы. Но… он был не таким тюфяком, каким казался. Во всяком случае, не во всех отношениях.

Далеко не во всех.

- Well, - сказал он, - I can write better than you… or most other Americans. But I can’t speak that good. That’s all… - добавил он, пожав плечами.

- Oh, - с подковыркой произнесла она. – You can?

- Yea, - нехотя ответил он.

Он пощупал свой подбородок.

Отсутствие привычной бороды было необычно. У него появилось ощущение, словно он оказался голым. Он ходил с бородой так давно...

Одиннадцать лет.

- H-m, - произнесла она.

Салли подозрительно посмотрела на Сергея, прижавшись спиной к бежевой кожаной дверце машины. По голосу слегка растерянной девушки он понял, что она на самом деле ему не доверяет.

«Да-а...» - с досадой подумал он.

«H-m…» - с опаской подумала привлекательная девушка в облегающих джинсах, с ярко накрашенными губами.

В конце концов, они случайно встретились на шоссе.

Он прилично объяснялся по-английски, по временам без акцента... А теперь делает вид, что не понимает простых, безобидных выражений. И вообще... пишет лучше, чем говорит. Что звучало довольно странно.

Для неё.

«Well... here I am», - подумала она, хмыкнув.

Потом он так с ходу уложил тех троих в машине, на ночной автостраде... хотя и строил из себя рохлю.

Мало ли какие у него дела.

- Don’t be silly, - сказал он. – It’s just the contrast… e-r... – он подумал, подыскивая нужное слово. Но оно как назло улетучилось. – You just got used to me this way, - пояснил он. – And sudden change stunned you.

Он чуть смутился.

Совсем не от того, что ей показалось. А от того, что она давно уже почувствовала. Ещё позавчера... В голосе чуть седеющего синеглазого мужчины было только смущение безобидного обормота.

Попавшего в опасную переделку.

- “Stunned…” – проворчала она, успокоившись. – You call it that… It’s funny, is it? – добавила она, неодобрительно поглядев на него со своего сиденья.

- Well… I didn’t mean it, - сказал он, оправдываясь.

Он чувствовал себя слегка виноватым.

Она сама посоветовала ему избавиться от бороды, сама купила ему бритву, сама отправила стричься... А потом всё свалила на него. Но он не удивлялся.

Типичный случай.

- You bet you didn’t, - едко сказала она. – Did you get any food?

- No, - признался он.

Вообще, он этого не ожидал.

Он не ожидал от неё дополнительных запросов. Во всяком случае, пока что... Она же не сказала, что хочет есть. Или выпить кофе с булочкой.

- Well, - сказала она, - I’ll go get something…

- OK, - кивнул он.

Салли пошевелилась на сиденье, поглядев на него исподлобья. Было пасмурно, и у неё потемнели глаза. Девушка в обтягивающих джинсах смотрела на него, склонив голову набок.

Она застегнула свою красную курточку.

- So, - сказала она, задумчиво вытянув чуть припухлые губы. – Аre you goin’ to feed on me till I’m broke?

Он чуть покраснел.

Она собиралась кормить его третий день, а он даже и не подумал об этом. Ему это как-то не приходило в голову. Он не думал о деньгах.

С третьего дня.

*********

Стало темно.

На стоянке было почти так же многолюдно. Оживлённо подъезжали новые машины, входили и выходили люди из дверей прозрачного здания поодаль от них.

Внутри было светло.

- It’s eight o’clock, - сказала Салли. – Let’s go for a walk?

- Why? – удивился он.

До этого она не особенно предлагала ему гулять. Правда, были другие обстоятельства. Он думал, что сейчас уже нет облавы.

На дорогах.

«Чего это она?..» - удивился он.

- I’d like to, - сказала она. – I’m fed up sitting in this damn car.

- A, - сказал он.

По-русски.

От фонаря на стоянке в тёмной машине чуть поблескивали глаза девушки на переднем сиденье справа от него.

- Besides, it’s good for you to have a walk before you go to sleep, - поучительно сказала она. – Didn’t your mom tell you?

- No, - фыркнул он. – Let’s go.

Он хотел посмотреть, следят за ними или нет. Но он не понимал, почему она вдруг захотела с ним пройтись.

Но... вряд ли по той же причине.

«А... ладно», - беспечно подумал он, захлопывая дверь.

Они пошли вдоль низкого бордюра стоянки.

В чуть туманном воздухе за стоянкой темнели кусты можжевельника, освещённые редкими фонарями.

Они молчали.

«H-m… not a big time talker», - думала Салли, искоса поглядывая на своего спутника.

Без бороды он выглядел гораздо моложе.

Так, проходя по улице, она дала бы ему лет тридцать пять. Да ещё если бы встретилась с ним взглядом.

Молодым.

«What a grouch», - подумала она, когда они дошли до конца стоянки.

Сергей не проронил ни слова.

Всю дорогу он думал, что бы такое сказать. Хотя бы для приличия. Он и сам чувствовал, что ведёт себя неприлично.

Как бирюк.

- Are you cold? – наконец спросил он.

- No, - сказала она. – Let’s go back?

- M-m… are you… - промямлил он. – You want to sleep?

Oн чуть покраснел.

В этом случайном вопросе была некоторая двусмысленность. Во всяком случае, у него было такое впечатление.

Салли искоса посмотрела на него.

- H-m…

Oна чуть подумала.

Да-а... ей понравилось вгонять его в краску.С тех пор, как они закусывали на обочине сельской дороги.

В другой стране.

- Why you ask that? – проговорила она мягким голосом.

В нём появилась вкрадчивость.

Он оглянулся на бежевую машину, одиноко стоявшую чуть поодаль от других машин на опустевшей стоянке. Всё-таки к ночи тут становилось меньше народа. Мало кто из путешествующих по бесконечной дороге собирался ночевать в машине.

Зачем?

- Э-э... – протянул он, смутившись под её взглядом.

Она посмотрела на него в чуть туманном ночном воздухе.

Они пошли, постепенно замедляя ход, и понемногу остановились под высоким фонарём на тротуаре.

- Just… e-r…

Он забыл, как сказать «просто так».

Она остановилась под фонарным столбом и смотрела на него, чуть расставив ноги в обтягивающих джинсах. Он невольно посмотрел на стройные ноги девушки.

«Придуряется...» - подумал он.

Он хмыкнул.

Но он не чувствовал ни капельки досады. Или тем более раздражения. Ему нравилось всё, что она делала.

Почти.

- What do you mean? – спросила она, ковырнув носком тротуар.

Сергей опустил голову.

Под ногами блестел мокрый тротуар. Он посмотрел на ноги девушки в чёрных ботинках с заправленными в них облегающими тёмными джинсами. Он только сейчас сообразил, что у неё ботинки армейского образца.

И вообще...

Он мог бы и раньше догадаться.

Ведь далеко не каждая девушка носит в своей сумке настоящий чёрный пистолет с лазерным прицелом. Да ещё с глушителем. Даже вверхнем Нью-Йорке с маленькими городишками. Размером с деревню, только совсем другого вида. Не говоря уже об образе жизни.

И всём остальном.

Говоря по правде, за долгие годы жизни в Америке он успел сжиться с ней. Так, что иногда и сам не знал, кто он больше, по духу. Конечно, его родина была Россия... точнее, Советский Союз. Но ведь положительный человек не может жить в стране двадцать лет и не проникнуться положительным духом её народа.

Хотя бы наполовину.

- Хм... nothing, - сказал он, пожав плечами. – Anyway… I don’t have to mean anything, – прибавил он, пожав плечами.

- Ho, - фыркнула она, снова ковырнув ботинком тротуар. – Don’t you think I know that?

Сергей подумал.

Он стоял, соображая, что она хочет этим сказать. Обычно он был довольно сообразительным. Даже сейчас, в сорок пять. Не говоря уже о молодости, когда он мог любому дать сто очков вперёд. Но сейчас соображение куда-то улетучилось.

Почему-то.

- Well, - проговорил он, в недоумении. – Nо...

- No what? – сказала она.

Ей было приятно стоять тут под фонарём на тёмном от моросящего дождя тротуаре, с удовольствием вдыхая аромат сырого холодного вечернего воздуха, пропитанного запахом можжевельника. С этим чудаковатым человеком в старых джинсах и синей дождевой куртке. Который стал вдруг моложе на десять лет.

Без бороды.

- Just no, - сказал он, желая от неё отвязаться.

Сергей думал, опустив голову.

Он знал, что она над ним подсмеивается. Но не находил в себе сил поднять голову, чтобы прямо посмотреть в серые глаза девушки. Стоящей под фонарём с желтоватым, рассеянным от моросящего дождя светом. Словно в них было что-то невообразимое.

У него чуть покраснели уши.

- Оkay, Serge, - сказала она, примирительным голосом. – Let’s go home?

- О.К., - сказал он.

Ему стало тепло от слова «home».

Произнесённого симпатичной девушкой с нежным, таинственным голосом. Как будто у них был настоящий дом. Не в том смысле, что на каменном фундаменте. А в том, что они там жили.

Вдвоём.

Они остановились около бежевой машины с чёрной крышей.

В полутьме машина была тёмная. Только на капоте отражался рассеянный свет желтоватого фонаря.

Она нагнулась, открывая дверцу.

- You want to eat? – спросила она, разогнувшись.

- М-м...

Он вспомнил, что они не ужинали.

Хотя ему совсем не хотелось есть. Может быть оттого, что преобладали другие чувства. Более сильные.

- Then wait for me, - сказала она, повернувшись.

Не дожидаясь ответа, она пошла в сторону светящихся окон, за рядом мокрых и тёмных кустов можжевельника под горящими фонарями.

Ключи торчали в дверце машины.

- Now, what you want me to do, - спросила Салли, засунув пустой пакет от еды в карман сиденья. – Just leave you here?

Сергей не понял.

Он посмотрел на неё, подняв брови. Хм... может, она хочет, чтобы он ночевал на скамье в здании станции?

Он вспомнил...

С ним был такой случай, лет восемь назад.

Только ещё хуже... точнее, намного хуже. Это было на автостраде за городом. Тогда у него спустила шина по дороге в лагерь, а запасной не было. Связанный с буксировщиками полицейский заставил его съехать с дороги на буксире в местный городок. А пскольку у его не было шестидесяти долларов за пятиминутную буксировку, шофёр забрал у него машину, оставив его одного ночью в неизвестном городе. Почти без копейки денег.

Деньги были только на телефон.

Он позвонил Сашке Черкасцу, единственному знакомому, на помощь которого он мог хоть немного надеяться, но тот лишь вежливо обругал его, проснувшись от звонка часа в два ночи. Собственно, он позвонил ему просто по нужде, потому что больше звонить было некому. За одиннадцать лет в Америке у него не появилось ни одного знакомого, на которого можно было бы рассчитывать в подобных случаях.

Не говоря уже о друзьях.

- What do you mean? – спросил он, начиная чувствовать некоторую горечь.

По правде говоря...

После всего, что они пережили за последние дни, он не ожидал такого отношения к себе. Тем более, что она спала в его машине.

На диване.

- That seat back there makes a pretty good bed, when you lower it, - объяснила она. – You want to stay here?

Она повернулась к нему.

В тёмных глазах девушки промелькнуло небольшое удивление. Она уловила резкую смену его настроения. Но не видела для этого причины.

Скорее наоборот...

- H-m… - он пожал плечами. – Yea…

Он не видел другой возможности. Это заднее сиденье было ничуть не шире дивана в его микроавтобусе.

- OK, - с готовностью согласилась она. – Then I’ll go to sleep.

- О.К., - сказал он, опуская своё сиденье.

Oн услышал, как она раскладывает заднее сиденье, шурша своим спальным мешком. Размером с одеяло.

- Do you think you’ll be OK there? – спросила она, улёгшись позади.

Он не оглянулся.

Она не понимала, чего он надулся. Позади хватало места... Он мог бы лечь и тут, со своим одеялом. Да и вообще... надо быть полной дурой, чтобы не понимать его настроения. Но тут было что-то другое.

- Yea, - нехотя протянул он, накидывая на себя зелёное одеяло.

Салли позади влезла в свой спальный мешок.

Она подумала немного, в темноте машины на стоянке с редкими фонарями. Предложить ему место? Или обойдётся... думая об этом, она незаметно заснула.

Моросил дождь.

ЧЕТВЁРТЫЙ ДЕНЬ

На следующее утро они съехали с автострады, и Салли забрала в городке Boucherville новенький микроавтобус, покрашенный в красивый серый цвет. Потом они снова разделились, и поменявшись машинами, доехали по местной дороге до городка под названием St-Marc sur-Richelieu, где Сергей продал машину Салли, сняв с неё номера. Во всём городке был один торговец машинами. Пришлось загнать её всего за шестьсот долларов. По правде говоря, Сергей на большее и не рассчитывал. Он понимал, как продают и покупают машины. Во всяком случае, в Америке...

После этого они вместе доехали до городка St-Roch, снова съехали с автострады, и там на обочине местной дороги Сергей поменял номера на микроавтобусе и прилепил к нему наклейки. Но уже другие.

Всё это заняло у них около трёх часов.

Стояло прекрасное осеннее утро.

Они снова ехали на одной машине, и Сергей почувствовал от этого такое удовольствие, словно ему вернули потерянныйбумажник.

С тысячью долларов.

Салли снова сидела рядом.

Он знал, что теперь ей придётся сидеть тут рядом с ним не меньше недели. А скорее всего, больше...

До самого Айдахо.

- Where you got these Jersey plates? – поинтересовалась она, прервав его мысли.

Съехав с автострады, они повернули назад.

Вдалеке виднелись лёгкие, еле заметные арки моста через широкую реку Святого Лаврентия. От автострады до моста было километров восемь по местной дороге. Сергей вёл машину по шоссе с белой раделительной полосой. Салли молча смотрела в окно на открывающиеся виды. Она никогда не бывала в Канаде.

Глядя в голубое осеннее небо, Сергей вспомнил далёкое, полузабытоепрошлое. В конце шестидесятых ему было шестнадцать лет.

Он мечтал о настоящих белых странах.

С какой тоской он часами разглядывал атлас с картами Западной Европы, Северной Америки или Австралии... или Аргентины с Уругваем. Он мечтал оказаться где-нибудь в белой стране. Особенно во Франции, Бельгии или Квебеке.

Или в Южной Африке.

Он вообще увлекался путешестиями. Но особенно туда, куда было трудно попасть. За пределами СССР. Он помнил не только столицы всех стран мира, заморские колонии, но и большинство рек, гор, озёр и значительных городов. Тем более во Франции...

Но это было не главное.

Он по опыту знал, какой там неповторимо свежий и чистый дух свободы. Дух настоящего белого человека. Дух средневекового «Романа о Розе», сказок Андерсена, неописуемой свободы морского простора и романтической любви в «Искателях приключений» и простой французской песенки, спетой таким милым голосом, от которого замирает душа. С мелодией, от которой чувствуешь себя на небесах. Он был готов на всё, чтобы оказаться хотя бы нищим в Провансе или Лангедоке. Пускай один на всём белом свете... Но под свободными небесами белой страны.

Одни названия городов и местечек Франции вызывали в нём невыразимую небесную любовь. La Roche-sur-Yonne, Sable D’Olonne, Carcassonne, Roanne, Armagnac, Nimes, Aix-en-Provence, Cherbourg, Rhone, Loire, Finistere, Aquitaine, Grenoble, Garonne, Gironde, Perpignan, La Rochelle, Charente, Chateauroux, Reims, Alsace… Он любил всю белую Европу, но особенно Францию и Литву. Не считая Южной Африки, которой он восхищался.

Так, как восхищаются народом Божьим.

Правда, за свою жизнь он бывал только в Ливане, Турции и Мали, где сохранился пленительный дух французской колонии. Но у него было прекрасное чутьё, ум и воображение. Ему хватало лоскутков, чтобы представить себе всё платье. В отличие от подавляющего большинства людей, он мог влюбиться с первого взгляда. Когда человек по одному мимолётному видению проникается душой того, в кого влюбился.

Но...

В шестьдесят девятом году он не знал, что его мечта уже тронута по краям тлением. Пока ещё не очень заметным для проницательного, но неискушённого подростка. Но уже быстро, как страшная чума захватывающим всё пространство великого Белого народа, которое раньше осенялось Божьей благодатью.

И вширь, и вглубь.

Он мечтал о том, что таяло, как белый кусочек снега под жарким солнцем.

В десятом классе, в интернате МИДа, они часто соревновались с Серёгой Калугиным, кто помнит больше столиц всех стран мира.

В темноте, после отбоя.

Точнее, соревновались все шестеро в палате, но остальные не знали и одной десятой того, что они с Серёгой. Но сейчас это было так давно... и совсем не так. Всё было не так, как раньше.

Всё.

- Аt an auction, - он посмотрел на Салли с остатком задумчивости в глазах. – In Queens...

Они подъезжали к мосту.

Сегодня девушка накрасила губы сочным вишнёвым цветом. Таким вишнёвым, что хотелось дотронуться до него губами.

Как до спелой тёмно-красной вишни.

Впрочем, он прекрасно чувствовал, что цвет был тут не главной причиной. Хотя и очень значительной.

- Auto auction? – уточнила она.

- Yea.

Номера и нью-джерсийские наклейки он стащил на автоаукционе во Флашинге, по совету Бабакина. Так они называли армянина, которого назначили школьным психологом для Матвейки.

Давно... ещё в 1990 году.

- Is it illegal? – спросила она.

Oн чуть улыбнулся.

Сразу чувствовалась провинциальная наивность. В огромном городе с массами обездоленного небелого населения люди прибегали к сотням уловок, чтобы обойти закон и не платить пару тысяч долларов за страховку или налог, купить подешевле машину или заработать лишнюю двадцатку.

Не говоря о грабеже.

Он знал, что по статистике каждого третьего американца за всю его жизнь один раз ограбят. Как правило, это делалось с пистолетом.

Его лично уже грабили больше, чем надо. Три раза... Но это было объяснимо. Мало того, что он жил в Нью-Йорке, но к тому же работал на такси. Самая опасная профессии в городе, включая полицию и пожарных.

Восемь лет.

- Yea, - сказал он. – So what?

Oна с любопытством посмотрела на него.

И в самом деле, в этих нью-йоркцах было что-то особенное. Какая-то печать огромного города, где было всё.

В полном смысле этого слова.

- If you want to live legally in New York, you have to be a millionaire, - пояснил он.

- Do you mean that? – округлила она глаза.

Он пожал плечами.

Они ехали по длинному широкому и низкому мосту, похожему на мост Tappan Zее через Гудзон, около Тарритауна.

- Yea, - сказал он.

Конечно, он был не прав.

Больше половины города спокойно работала, получала свои тридцать тысяч в год и ни в чём не нуждалась. Но он был бедным и поэтому не думал про них. Он думал, как бедняк.

Как в «Женитьбе Бальзаминова».

- What road are you goin’ to take? – спросила она, когда они проехали мост.

- First go around Montreal, then to number seventeen, after about a thousand miles that will change into number one, after another seven hundred miles we go to number three, and after that about another three hundred miles to Coeur d’Alene, - сказал он.

Он давно выучил весь маршрут, ещё до того, как она попалась ему на сельской дороге в двух часах от Нью-Йорка. По которой он ехал нарочно, чтоб была заметнее слежка. Которую он совсем не исключал. Поскольку знал, что происходит в стране... не совсем понимая, почему.

Пока.

- Montreal? – произнесла она, мило стараясь повторить это слово по-французски.

Так, как он случайно его произнёс.

Повернув голову в тёмно-зелёной кепке, она посмотрела на него с непонятным выражением. Как будто видит его в первый раз. Он почувствовал прилив симпатии к этой привлекательной девушке с сильно накрашенными губами. Симпатии, которую можно было свободно назвать по-другому. Лёгкой влюблённостью... или не совсем лёгкой.

Смотря как посмотреть.

- Yea, - проговорил он, сглотнув.

Он посмотрел на часы.

Было только двенадцать. Они встали довольно рано, потому что в мастерской обещали доделать машину к утру. Да и вообще... не стоило медлить.

За ними было уже четыре трупа.

Сергей с удивлением подумал о том, как это случается в настоящей жизни. Оказывается... То, чего ты никогда не ожидал.

Потому что видел только в кино.

Потому что не ожидал этого от себя.

Потому что он был последним человеком, от которого можно было этого ожидать. И он прекрасно это понимал.

«Да-а... – подумал он. – Точно... из палки выстрелишь.»

Он подумал о своих чувствах.

По поводу того, что теперь он считается опасным преступником. За которым будут охотится всю жизнь. Во всяком случае, если Америка не сгинет. На что он сильно рассчитывал, в последнее время... когда понял роль России в истории человечества.

Он думал, глядя вперёд на дорогу.

Что он чувствует?

По поводу того, что убил двух человек. И по поводу того, что теперь он мог сделать это гораздо легче. Чем раньше...

Без подготовки.

- Sally, - сказал он.

Она повернулась к нему, слегка махнув белокурыми локонами, и он случайно заглянул в самую глубину её глаз.

В серую бездну.

- What? – произнесла она.

Он немного забылся, окунувшись в бездонную серую глубину. В которой было что-то такое... отчего он пришёл в замешательство. То, чего он не ожидал... от неё.

Сейчас.

- I want to ask you... do you feel uneasy… e-r… about those black guys?

Oна смотрела на него, не отворачиваясь.

Они неслись по широкой тёмно-серой автостраде. Вокруг с большой скоростью мчались другие машины.

Всех расцветок.

Она не отворачивалась.

Час пик давно кончился, и движение было нормальное. Он поглядел вперёд, на серое шоссе. Перед ним мчалась красная машина. А чуть правее серебристая.

Салли не отворачивалась.

Пришлось отвернуться самому.

Чтобы не отвлекаться от дороги... И от того, что она ответит. Так он думал. Но на самом деле совсем по другой причине.

Он боялся.

- What do you mean? – спросила она.

Она не поняла вопроса.

Не в буквальном смысле, конечно. Но... почему он об этом срашивает. Когда она вроде всё ему рассказала.

В подробностях.

- M-m… - протянул он. Думая, как выразить свою мысль. – Well… it’s murder, isn’t it? – наконец спросил он.

Она хмыкнула.

Салли отвернулась, снова смотря в окно. Они проезжали мимо пригородов Монреаля. В чём-то они были похожи на пригороды Нью-Йорка. Такие же двухэтажные дома... но совсем другие. Дома были каменные, с черепичными крышами. Да и вокруг них были пожелтевшие берёзы. Местами проносились кривые деревья рябины с гроздьями красных ягод. В общем, было похоже на французские деревни.

Как и вчера.

- You think so? – спросила она.

В её голосе не было беспокойства.

Она знала, что он для неё безопасен. Во-первых, он сам укокошил двоих. Во-вторых, они были повязаны, как сообщники... и беглецы от закона. В-третьих, он был в неё влюблён. Она пока не совсем точно понимала, насколько. Но какая разница?

Всего этого хватало.

- M-m… no, - сказал он. – I am just asking.

- And what about you? – поинтересовалась она, снова уставившись на него.

- Me? – повторил он. – Э-э...

Он не знал, что сказать.

С одной стороны, убивать людей нехорошо. Тем более, лично... Но с другой стороны, он всю свою жизнь придерживался философии воина. В том числе во всех своих рассказах, которыми он с шестнадцати лет завораживал своего младшего брата Андрюшку.

А тому было семь.

- I think, it’s not a murder, - признался он.

- Then what is it? – поинтересовалась она, покосившись на него.

Из-под тёмно-зелёной кепки свешивались белокурые локоны, коснувшись её щеки. У него перехватило в горле.

«Начинается...» - подумал он.

- Well, - сказал он. – It’s more like a battle. – Он подумал. – Like a battle with the forces of Evil, - добавил он задумчиво.

- Oh, - сказала она. – Do you really think that?

- What? – спросил он.

Oна ничего не ответила, молча глядя через лобовое стекло на серое шоссе с несущимися машинами.

- That it’s really not a sin, to do that? – тихо спросила она.

В её голосе была серьёзность.

Вдумчивая серьёзность, когда человек открыто обращается к своей душе, не скрываясь сам от себя.

- You mean, do you have to confess it? – догадался он.

- Yea, - произнесла она.

Она посмотрела на него, как будто оправдываясь.

Хм... между собой молодые католики не стеснялись признаваться, что иногда соблюдают свои обычаи.

Он это знал.

- Well, - сказал он. – Don’t look at it ritually. Confession is not a custom.

Oна посмотрела на него, открыв глаза.

За свою жизнь она не встречала человека, который мог бы хоть что-нибудь объяснить... не считая механика, конечно.

Да и тот в основном врал.

Кроме своего отца... но это было в детстве. В церкви был священник... но тот объяснял как по книге, а не от себя.

А этот...

- I know that, - сказала она. – But what is it? What do you think?

- Nothing new, - сказал он, пожав плечами. – It’s what you do, when you feel guilty of something. Think for yourself. If you don’t feel guilty, why bother the priest? He’s got heaps of things to bother about.

Сергей покосился на девушку, прислонившуюся к окну.

За окном проплывали осенние пригороды... Вообще, он уважал католическую церковь. Но мог и подшутить.

Но девушка в красной курточке этого не заметила.

- But that’s not a problem, - сказал он. – The problem is when you start to bother your Creator. The big problem.

Он нарочно сказал “the”.

Потому что имел в виду именно то, что сказал... а не что-нибудь другое. Впрочем, он всегда делал то же самое.

Почти.

- Shouldn’t we appeal to Him whenever we need to? – спросила она, повернув голову.

Девушка смотрела на него, чуть приоткрыв красные губы.

Она сидела, облокотившись плечом в красной курточке на окно и прислонив голову к холодному стеклу.

Серьёзно слушая, что он скажет.

- Yea, - согласился он, ловко обходя слева белую машину. – You said it. Once you start bugging Him, you’ve got a big problem on your hands. Like a pharisee.

Она молчала, смотря на него.

Сергей тоже замолчал. Он вёл машину, держа баранку правой рукой. Он мог править и левой рукой… так же, как правой. Но предпочитал держать её наготове. Эта привычка была у него со времени работы на такси.

Так было удобней.

- You know what it is? – спросил он, чувствуя на себе взгляд серых глаз.

Она сидела, молча смотря на него.

Прислонив к стеклу белокурыелоконы и задумчиво накручивая на палец красный шнурок от куртки.

- What? – спросила она, не двигаясь.

- A pharisee, - сказал он, снова выходя на среднюю полосу.

- What? – спросила она.

Она сидела, всё так же не двигаясь.

За онами машины в голубом осеннемнебе плыли белые клочки облаков. В приоткрытое окно дул свежий воздух.

Свобода...

- А viper, - сказал он. – А creature that cannot be saved.

- Our padre says anybody can be saved, - сказала она.

С этим бывшим бородачом было интересно поговорить.

Сейчас он выглядел моложе на десять лет. Но это была только видимость. Ей было интересно, что он на это скажет.

- Yea, - сказал он. – But how often you see a saved devil?

- Is it the same? – спросила она, не двигаясь.

- What? – спросил он.

- А devil and a viper?

- Why not? – сказал он. – You heard about Eve.

- Yea… but what about a pharisee? He is not a snake, is he? I mean, literally. Isn’t he an image of God?

- Christ says they are a generation of vipers, - сказал он. – Do you believe Him?

Oн писал примерно двенадцать статей в год по-английски.

Вообще, это были не статьи, а сборники из больших и маленьких заметок на разные темы – от исторических до богословских. Иногда он просто объяснял главу из Писания. Правда, это он делал чаще несколько лет назад. Но помнил разные места из английской Библии. Он пользовался Библией первого перевода, семнадцатого века. Эту коричневую книгу в кожаном переплёте Нелли нашла, когда они были молодые и жили в Астории. Библия была мормонская, но перевод самого Писания был канонический, «короля Иакова».

- Didn’t He mean they were generated by vipers? – спросила она.

Она села, подложив под себя ногу.

Сергей покосился на девушку в красной курточке, позавидовав такой гибкости. Всё же это был не диван.

А переднее сиденье.

- М-м... – он пришёл в некоторое замешательсто.

Да-а...

В этом тексте «generation» могло иметь два разных значения. Одно дело быть гадюкой, а другое - её произведением.

И это относилось к любому существу.

- Well… - протянул он, раздумывая. – When you see in the Scriptures something that can be interpreted in different ways, it’s usually meant that way, - сказал он. – Actually, it can’t be anything else. I mean, you can’t explain it otherwise.

- So what? – спросила она, чуть наморщив лоб.

Салли устроилась поудобней на мягком сиденье сине-серого цвета.

Она сидела, смотря на него из-под длинного тёмно-зелёного козырька. Светлые локоны касались белой щеки, пошевеливаясь от движения машины и ветерка из приоткрытого окна. Она чувствовала себя как дома.

Даже лучше.

- So what? – снисходительно произнёс он. – Some of them are vipers, and some are not, - он пожал плечами.

Он никогда не беспокоился о том, что его припрут к стене.

Потому что с ним этого никогда не случалось. По крайней мере, с шестнадцати лет. Да и то только потому, что тогда он пока не умел управлять своими чувствами. И иногда срывался в эмоции. Что верный путь к поражению.

В любом споре.

- Why then you said they are all vipers? – с подвохом поинтересовалась она.

- Who? – сказал он, подняв брови. – Me?

- Yea, - подтвердила она.

Она смотрела на него, полуоткрыв рот.

Он чуть улыбнулся, смотря на тёмно-серую дорогу впереди. Сбоку мчался громадный белый трейлер. Он мчался, не замедляя скорости.

Как на пожар.

- No, - сказал он, нажав на педаль. – I didn’t say that. You did.

Сергей хотел обойти белый трейлер, чтоб не мешался.

Трейлеры просто двигались по шоссе на своей крейсерской скорости. Обычно миль семьдесят в час. Но когда из обгоняешь, всегда было такое впечатление, что они нарочно едут быстрей.

По вредности.

- Me? – удивилась она. – When?

Oна посмотрела на него, широко раскрыв глаза.

Она не ожидала от него таких плоских шуток. До сих пор он говорил как профессор из университета. Которых она видела только у себя в трактире.

Иногда.

- Right now, - пояснил он. – You asked me about that.

- So what? – спросила она.

- You said it, in your question, - пояснил он. – You know, some questions are pretty tricky.

- Why? – спросила она.

- Because they answer themselves, - объяснил он.

- Like?

Она не поняла, что он имеет в виду.

Девушка в красной курточке и облегающих джинсах была простой официанткой. И была не обязана понимать такие вещи.

В двадцать два года.

- Ну-у, - забывшись, сказал он по-русски. – Э-э... – протянул он, чуть покраснев от своей оплошности. – Well… if you say to me, “why you drive like a dope”, what I’m supposed to answer?

Oна фыркнула, переменив позу.

За окном более населённые пригороды Монреаля кончились, и теперь тёмные дома с черепичными крышами перемежались с осенними рощицами. Сергей поглядел вправо, за белокурую голову девушки в тёмно-зелёной кепке. Наполовину пожелтевшие берёзы с осинами...

И жёлто-красные клёны.

- Do you? – сказала она, улыбнувшись и полуоткрыв рот.

- H-m… no, - усмехнулся он.

Он прекрасно знал себе цену.

После восьми лет на такси он водил машину лучше, чем подавляющее большинство нью-йоркцев. Не говоря уже о деревенских увальнях.

Из глуши.

- Are you sure? – спросила она.

Они уже проехали Монреаль.

От моста через реку Св. Лаврентия до большого французского города было часа два езды по сороковой автостраде.

«В честь Берии», - в шутку подумал он.

- Yea, - сказал он.

- Want to try me?

- H… what do you mean? – запнулся он.

В этом предложении не было ничего необычного. Он чуть покраснел... Просто в голову лезла всякая чушь.

Иногда.

- Want to swap, for a while? – спросила она, не заметив его замешательства.

- Е-r… OK, - сказал он. – Right now?

- Yes.

- OK.

Он стал смотреть вбок, на обочину.

Дорога стала более пустынной. В разговоре они этого не заметили. Они отъехали от старинного французского города миль на сорок.

Или сорок пять.

- Right there, - сказала она, протянув руку.

Впереди показалось удобное место.

Шоссе не было огорожено, и тут с него можно было съехать, оказавшись у небольшой рощи из жёлто-красных клёнов.

- OK, - сказал он, замедляя ход.

Микроавтобус немного потрясло по неровной обочине, и они остановились неподалёку от большого развесистого дуба.

Салли выпрыгнула на землю, потягиваясь.

- Nice here, isn’t it? – промолвила она, улыбаясь.

Она с удовольствием вдохнула.

Свежий воздух под бескрайним синим простором был пропитан запахом осенних листьев. Сергей только теперь заметил на руке у Салли золотое кольцо.

Он посмотрел на другую руку.

- Yea, - сказал он.

Вдали показалась сине-белая полицейская машина.

Вокруг что-то изменилось, но совершенно неуловимо. Они стояли у той же машины, и под тем же раскидистым дубом.

Но...

- Look, - сказала Салли, повернув голову.

Она коснулась его руки.

Полицейская машина вдали остановилась. Сергей почувствовал что-то странное от прикосновения её ладони... то, что давно не чувствовал. Лет двадцать.

Но... не только.

- The cops, - сказала она, чуть понизив голос.

Полицейская машина стояла в полукилометре от них.

Салли отняла ладонь от его руки. Он это почувствовал, но ощущение осталось. Как будто что-то изменилось.

Почти незаметно.

«Хм...» - подумал он.

Он вспомнил статью в «Курьере».

В последнее время они писали о летающих тарелках, бермудском треугольникеи параллельных мирах.

На полицейской машине вдали зажглась мигалка.

- What do you think? – спросила Салли, широко раскрыв глаза.

Он подумал.

У него был приличный опыт общения с полицейскими на дорогах. Подумав об этом, он только сейчас понял, что не просто приличный, а в сто раз больше, чем у обычного водителя. Даже в Нью-Йорке...

- М-м... – протянул он.

...Во-первых, как у таксиста.

А во-вторых, как у таксиста на старой, потрёпанной машине. То с плохими тормозами, то со вмятиной на боку.

И вообще.

- Э-э... I don’t know, - неуверенно сказал он.

Чего от них ждать?

В принципе, он не думал, что полиция на дорогах Нью-Йорка так уж сильно отличается от канадской. В конце концов, это те же американцы. В час они пересекли границу Онтарио, а ещё чере полчаса сороковая автострада перешла в обычное шоссе с тремя полосами.

Семнадцатую дорогу.

- Do you think they’re after us? – спросила она.

У неё был немного растерянный вид.

Она стала похожа на девочку в облегающих джинсах... с серыми глазами и белокурыми локонами. Он посмотрел на тёмно-красные губы девушки, на белом лице под затянутым облаками небом. Вообще, она и была девочкой. Подумаешь, двадцать два года... и два-три парня за восемь лет. Да пусть и больше. От этого не станешь взрослой.

Как он.

- I don’t know, - чуть растерянно сказал он.

Ведь он тоже не был агентом 007.

Он никогда в жизни не был в положении убийцы, о котором пока не знают. Или которого пока не нашли, но уже ищут.

Может быть.

- Let’s wait here, - нерешительно предложил он.

- Why? –спросила она.

Они стояли, облокотившись на блестящий тёмно-серый бок микроавтобуса. С этого места полицейская машина была хорошо видна.

Чуть за поворотом.

- М-м... well, - проговорил он. – Sometimes they act like sharks. They might feel you want to avoid them. If you make a wrong move. Ifyou know what I mean, - добавил он.

- Sure, - ответила привлекательная девушка в обтягивающих джинсах. – Whatever you say, Serge.

Она доверчиво посмотрела на него.

Он только сейчас сообразил, что oна в той же самой кепке. В которой была с самого начала, когда остановила его на дороге. А может быть, и в ту ночь...

Скорее всего.

- Did you had your cap on when you shot the guys? – запоздало спросил он.

- Yea, - сказала она.

Она чуть побледнела.

Тогда, в первый день, она поменяла свою одежду. Но потом снова забыла о своей тёмно-зелёной кепке с надписью “NRA”.

Как и он.

- Don’t take it off right now, - предупредил он.

Она протянула руку, чтобы снять кепку.

Один из полицейских довольно пристально посмотрел на них. Это было видно даже с такого расстояния.

- Let’s get inside? – спросила она.

- No, - сказал он.

- Why?

Она чуть расширила серые глаза.

У побледневшей девушки с тёмно-вишнёвыми губами появилось чувство, что всё это было. Но не просто так... а вроде плохого предчувствия.

Она посмотрела в ту сторону.

- They might be interested what we are doing there, - пояснил он, чуть покраснев. – Some people are pretty nosy.

- Oh, - сказала она. – Yea...

Она искоса поглядела на него.

Салли стояла, подогнув коленку. Она посмотрела на него с непонятным выражением, приоткрыв чуть припухлые губы.

Красные губы выделялись на белом лице девушки.

- Why do you know that? – не удержалась она.

Этот парень в мешковатых джинсах был так забавен в своём смущении, что она просто не могла его не поддеть.

У него покраснели уши.

- Just… e-r… everybody does, - выкрутился он.

- Everybody? – бесстыдно уточнила она, посмотрев ему в глаза.

- Yea… - протянул он, почесав голову.

- Are you sure?

- Well…

Он остановился, не зная, что сказать.

Сергей уже достаточно провозился с этой девушкой. Он понимал, что она просто над ним издевается.

«Тоже мне... нашла время», - угрюмо подумал он.

- Same as you, - неуклюже ответил он.

- Nope, - спокойно возразила она. – I am not.

Ему почему-то стало стыдно.

Словно не она его всё время подзуживала, без причины подталкивая к разговорам на скользкие темы.

А он сам.

- Look, - сказала она.

Она шагнула, подойдя к нему.

Около полицейской машины вдали остановился ремонтный тягач с мигалкой. Двое полицейских стояли у машины.

Это было далеко.

- Let’s go? – предложил Сергей.

Полицейские застряли.

Это меняло дело... но не так сильно. У него не было уверенности, что они не остановятся около них.

Во всяком случае, если они ехали за ними.

- You think they’re coming this way? – беспечно пожала она плечами. – Тhey’ll probably be towed now…

Она стояла почти вплотную к нему.

В общем, ничего особенного... Но в последние двадцать лет он от этого порядочно отвык. Что касается полузнакомых девушек.

Особенно.

- No, - сказал он. – Let’s go.

Появилось ощущение, что всё это было.

Снова... не в первый раз за то время, что они стояли здесь у осенней рощицы с пожелтевшими деревьями.

С подавляющим чувством неминуемой опасности.

«Да-а... глупо», - подумал он.

Он посмотрел на полицейскую машину.

Она стояла вдали около ремонтного тягача с мигалкой. Сейчас они поменяют шину, и подъедут сюда.

На эту площадку.

- Get in, - чуть хрипловато сказал он. – Let’s go.

Они залезли в машину.

Сев за руль, Сергей увидел в зеркале, как далеко позади тягач с красно-белой мигалкой повёз полицейскую машину. Он скрылся из виду, свернув на просёлочный выезд.

Только для полиции.

«Отлично...» - подумал он, разгоняясь.

Он почувствовал облегчение, словно прошёл по бревну через бурную реку... или не сбылся дурной сон. У него снова появилось чувство, что всё это было. Но теперь без мрачного предчувствия. Оно прошло, как туча над головой. Словно что-то отвлекло подозрительную компанию в ночном переулке, и она про него забыла. Он завёл машину, тронувшисьс места. Салли посмотрела на него. У них обоих появилось такое чувство, что они спасены. Но оба не знали, почему.

По-настоящему.

- Thank God, - выдохнула она, посмотрев назад в боковое зеркало за окном.

Да-а... полицейские были везде.

Они выехали с автострады на семнадцатую дорогу, чтобы объехать стороной Оттаву. До того они проехали через Монреаль, но он считал, что им надо избегать больших городов. Тем более столицу. Да и вообще, он не очень любопытствовал её увидеть. Когда речь шла о других североевропейских странах, и особенно Франции, он был англофобом.

Ещё со школьных лет.

До восьмого-девятого класса английские писатели в нём боролись с незаметно появившейся и растущей интуитивной антипатией к Англии. Которая исподволь, незаметно для него, распространялась и на другие англоязычные страны. Сначала на Америку, а потом и на остальные. Американцы его спасли, но месяца через два после приезда сюда «американец» стало у него ругательством, вроде «сволочи».

В данном случае, писатели проиграли.

Хотя он ещё долго, года четыре, был благодарен непосредственно тем людям, которые его выручили тогда в Ливане. Последней была Новая Зеландия, в которой он разочаровался лишь лет восемь назад.

*********

Вечерело.

Постепенно дорога забирала на север. Они ехали вдоль границы с Квебеком по семнадцатой дороге с белыми пунктирными линиями.

С тремя полосами.

- Where you want to stop? – спросила Салли сзади.

Она давно лежала позади него, на диване.

Сергей не заметил, чтобы она что-нибудь читала. Она просто лежала на животе, смотря в окно и о чём-то мечтая.

- I think, North Bay, - сказал он. – It’s about fifty miles.

Они проехали через мост над рекой Оттава.

Они давно уже ехали вдоль этой пограничной реки, иногда теряя её из вида. За рекой открывались бескрайние жёлто-красные осенние леса и озёра Квебека. За два часа после городка Дип Ривер им попалось всего три посёлка. Их даже нельзя было назвать городками. Машин по дороге встречалось мало.

Было пол-седьмого.

- Are you tired? – спросила она.

С чуть заметной томностью.

За последние семь часов он лучше узнал повадки этой симпатичной девушки. Она предпочитала не сидеть подолгу сбоку от него, если можно было полежать сзади. Вообще, она могла лежать хоть целый день.

Так ему показалось.

- No, - ответил он.

Он привык ездить и по двенадцать, и по шестнадцать часов подряд. Причём не на шоссе, а в Манхэттене с его сумасшедшим движением.

- But I am, - произнесла она чуть капризным голосом.

«Это точно», - едко подумал он. - «Шесть часов валяться на диване... без всякого дела. Если не считать делом пялиться в окно.»

Он забыл о своей молодости.


Мне нравится:
0
Поделиться
Количество просмотров: 27
Количество комментариев: 0
Рубрика: Литература ~ Проза ~ Быль
Опубликовано: 13.10.2019




00

Есть вопросы?
Мы всегда рады помочь!Напишите нам, и мы свяжемся с Вами в ближайшее время!
1 1