Чтобы связаться с «Александр Темной», пожалуйста, войдите или зарегистрируйтесь.
Александр ТемнойАлександр Темной
Заходил 2 дня назад

Изгоняющий нечисть


От автора

Хочется сказать большое спасибо Сергею Михалку и ребятам из группы «Brutto» за их творчество. Видит Бог, я не смог удержаться и вставил слова из их песен в своё произведение. Честное слово, я не виноват в том, что песни «Brutto» так удачно вписались в мою новую повесть. Надеюсь, Brutальные парни на меня за это не обидятся. Также хочется поблагодарить родственников, друзей и всех тех, кто меня поддерживает, кто верит в меня, в мои возможности. В процессе работы над повестью я ставил перед собой цель — удивить и порадовать Вас, своих читателей. Я хотел сделать так, чтобы в процессе прочтения никого не клонило в сон, чтобы Вам, дорогие читатели, не было скучно. Надеюсь, что у меня это получилось. Сразу скажу, что никого не хотел обидеть, все герои вымышленные. Все события, которые описаныв этой повести, являются плодом моего воображения. Не советую читать лицам, не достигшим совершеннолетия и людям с неустойчивой психикой. Всем остальным желаю приятного прочтения!

Искренне Ваш Александр Темной.







Изгоняющий нечисть



Евгений открыл глаза. Это было очередное похмельное утро — болела голова, во рту будто кошки нагадили. Всё было как всегда, но что-то было не так. Ощущения были какие-то не те. Как-то всё было по-другому, не так, как всегда.

Он долго рассматривал потолок, стены и не мог понять, где он находится. Не дома, это однозначно. Попытался вспомнить события дня вчерашнего. В памяти, как пазлы, всплывали обрывки событий, которые никак не желали складываться в единую картинку — пьянка в загородном доме Димона и пьяный Серёга, постоянно кричащий: «Наливай!»

Евгений попытался оторвать голову от подушки. Не с первого раза, но у него это всё-таки получилось. В голове тут же запульсировал очаг боли, от которого он поморщился и выругался сквозь зубы. Эта боль окончательно разбудила его, но перед глазами всё ещё стлался похмельный туман, а мозги в черепной коробке ворочались с большим трудом.

«Где я? - пробормотал Евгений. Не услышав ответ на свой вопрос, он прокашлялся и спросил громче: - Где я? Где я?!»

Ему также никто не ответил. Тогда он резким движением приподнялся и сел на кровати,оглядываясь по сторонам. Он находился в чьей-то спальне, обклеенной обоями нежно-персикового цвета, которые его почему-то взбесили. Светильники в виде колокольчиков, развешанные по углам комнаты, ему тоже не понравились. Глядя на трюмо у окна и шторы такого же персикового цвета, Евгений подумал, что хозяйке этой комнаты, скорее всего, не меньше сорока лет, и вкуса у неё нет совсем. А раз так, то, что он тут делает? Как он умудрился попасть сюда? Увы, ответить на эти вопросы он не мог, в памяти был пробел размером с Марианскую впадину.

Когда же он посмотрел прямо перед собой, он увидел такую же кровать и обнаженную стройную блондинку, сидящую на ней. Блондинка смотрела на Евгения, свесив ноги с кровати. От неожиданности Евгений вскрикнул и упал на пол.Немного полежав и собрав силы в кулак,он стал подниматься на ноги. Бросив взгляд на обнаженную блондинку, он увидел, что она делает то же самое — держась за спинку кровати, поднимается с пола. Когда Евгений сделал шаг вперед, она тоже сделала шаг вперед. Он нагнул голову, и она нагнула голову. Он помахал ей рукой, она тут же скопировала его жест.

Но почему она голая и даже не стесняется его? Неужели они переспали, а Евгений этого даже не помнит?

По телу пробежал холодок. До Евгения дошло, что он также без одежды. Он посмотрел на себя, и закричал, увидев у себя женскую грудь. А там, где должен был быть предмет его гордости, который каждое утро навязчиво напоминал о своем существовании устойчивой эрекцией, красовался аккуратно выбритый треугольник темных волос. Когда взгляд упал ниже, на стройные, лишенные растительности, длинные ноги, он заорал ещё громче. Похмельный туман, застилавший его глаза, в миг рассеялся, и Евгения накрыло жаркой волной ужаса.До него вдруг дошло, что он видит не какую-то незнакомую блондинку, а своё отражение в зеркальных дверцах шкафа-купе, стоящего в спальне. Но такого не могло быть!

Он рассматривал блондинку в зеркале, всё ещё не веря, что смотрит на себя — красивое лицо с задорными глазками и пухлыми губками, изящная шея с пульсирующей жилкой, грудь с заманчиво торчащими сосками, красивый плоский живот. Взгляд его опустился ещё ниже и задержался на промежности. Ещё вчера от подобного зрелища у него бы захватило дух, и была бы сильная эрекция, а сегодня наливаться кровью и увеличиваться в размерах было просто нечему. Но мозг все равно отказывался в это верить, поэтому Евгений принялся щипать себя за грудь, за живот, где-то в глубине души надеясь, что онвсё ещё спит и видит сон. Очень реалистичный, кошмарный, но всё-таки сон. Достаточно только проснуться, и всё будет так, как раньше. Он снова будет мужчиной. Он щипал себя до боли, пока на теле не стали появляться синяки. Только тогда он остановился.

Ему хотелось бы, чтобы всё это было накладками из латекса, которые стоит только отлепить от тела, ипод ними окажется егородная, мужская плоть.Но – увы! -женские прелести были не из латекса. Они были настоящими, реальными.

Вытерев испарину со лба, откинув назад длинные волосы, предварительно подергав за них и убедившись, что это не парик, Евгений тяжело опустился на кровать.

Мозг услужливо подсказал вариант с холодным душем. Евгений тут же подскочил и направился к двери, на ходу выкрикивая: «Кто-нибудь! Отзовитесь!»

Но на его крик никто не отозвался.

Выйдя из комнаты, он оказался в длинном прохладном коридоре. По голому телу пробежал холодок, что Евгению не очень понравилось, ведь ни в одном сне он не чувствовал ни жар, ни холод, и эффекта гусиной кожи тоже никогда не было. Растирая плечи, он толкнул ногой первую попавшуюся дверь. За дверью оказалась просторнаяванная комната с душевой кабинкой и с ванной, по форме похожей на створку моллюска.

«То, что надо», - пробормотал Евгений, заходя в душевую кабину, открывая на полную мощь холодную воду. Раньше ему часто приходилось принимать холодный душ, но в этот раз всё было по-другому. Он постоял под душем считанные секунды, потом с визгом вылетел из кабинки, дрожа всем телом. Вода казалась нестерпимо холодной. Но ведь раньше он как-то мог стоять под холодным душем по пять-десять минут, и ему это нравилось. Сейчас водные процедуры почему-то не доставили ему удовольствия. Шмыгая носом, Евгений посмотрел на себя в зеркало. Увидев всёту же блондиночку, он выругался, вытерся полотенцем и снова направился в спальню, шлепая по полу босыми ногами. Ему было холодно, и он понимал, что нужно срочно найти что-нибудь из одежды, иначе он простудится.

Войдя в спальню, он откатил в сторону сначала одну дверцу шкафа, потом вторую. Шкаф был доверху забит женской одеждой. Разглядывая платья, блузки, юбки и лифчики, Евгений вдруг расплакался. Хотя в его жизни были ситуации гораздо хуже этой, но слезы ручьями лились из его глаз, а тело сотрясалось от рыданий. И он не мог с этим ничего поделать. Немного успокоившись, он пришел к выводу, что это всего лишь реакция женского организма. Будучи в мужском теле, он никогда не стал бы рыдать, а просто послал бы всё к чертям собачьим. И никаких не было бы слёз и всхлипываний.

Ему очень не хотелось надевать на себя женскую одежду, но выбора в тот момент у него не было. К тому же, у него начался насморк. Чихнув несколько раз и вытерев руки об одеяло, Евгений принялся рыться в шкафу, внимательноразглядывая всё, что ему попадалось на глаза. То, что по его мнению было подходящим, он складывал в кучу на кровати. То, что не нравилось, возвращалось обратно в шкаф.

Женский гардероб показался Евгению чем-то ужасным. Стринги он смог надеть только со второго раза, лифчик —с третьего.Лифчик сдавливал грудь и затруднял дыхание, поэтому Евгений сорвал его с себя и со злостью швырнул на пол. В красном облегающем платье с глубоким декольте он почувствовал себя как в сильно растянутой майке. Хотя платье было красивым, оно ему не понравилось. Всё-таки он был без штанов, и прохлада в районе гениталий его раздражала, вызывала ощущение беззащитности.

Подбирая себе одежду, Евгений не переставал размышлять о том, какого черта его угораздило оказаться в бабском теле. Сначала он подумал про переселение душ. Он смотрел об этом фильмы, но считал что всё это — сказки, выдумки писателей и сценаристов. Потом он всё же вспомнил про транссексуалов. Вспомнил, как видел в какой-то телепередаче хирурга, который взмахом скальпеля превращал мужчин в женщин и наоборот. Неужели то, что с ним происходит — розыгрыш? Неужели его друзья так пошутили над ним? Тогда на теле должны быть шрамы, оставшиеся после пластической операции, всё должно какое-то время болеть и слегка опухнуть.

Евгений приблизился к зеркалу, рассмотрел своё новое лицо, приподнял одну грудь, потом вторую, повертелся, рассматривая живот и всё, что ниже. Шрамов нигде не было. Но ведь и медицина не стоит на месте. Ему могли наложить такие швы, которых и увидеть невозможно. А чтобы ничего не болело, врачи запросто могли ввести его в состояние искусственной комы. Но на это нужно много времени и денег.

Евгений подошел к окну. За окном летал тополиный пух, деревья трепетали зеленой листвой на ветру, светило яркое солнце.

«Или я целый год провалялся в коме, или я схожу с ума», - пробормотал он, вернувшись к шкаф-купе. Его очень волновало, как с ним такое могло произойти. И он не сомневался, что ответы на свои вопросы получит очень скоро. И это была даже не шутка, а какая-то издевка. Но Евгений не сомневался, что скоро он станет таким же, как и раньше. И они с друзьями ещё посмеются над этим, сидя в каком-нибудь ресторане за кружкой пива или за бутылкой хорошего коньяка.

«А писюн мне пришьют.Как отрезали, так и пришьют», - рассуждал он, роясь в дамских вещах.

Достав из нижней части шкафа черные туфли на высоком каблуке, Евгений надел их, повертелся перед зеркалом. На стройных ногах они смотрелись эффектно, но, сделав пару шагов, Евгений потерял равновесие и растянулся на полу. Смачно выругавшись, он скинул с себя туфли и снова принялся рыться в шкафу. Найдя пару кроссовок, несказанно обрадовался, но радость была недолгой, так как в красном платье и в розовых кроссовках он выглядел как лохушка на дискотеке в сельском клубе.

Сняв с себя платье, Евгений опять занялся поисками. Но теперь он точно знал, что ему нужно и очень быстро нашел джинсовые шорты, розовую футболку, украшенную стразами, топик и кепку. Примерив шорты с топиком, Евгений подумал, что похож на малолетнюю проститутку. Топик он снял и закинул в шкаф. Надев футболку, он опять принялся критически рассматривать своё отражение. Сейчас он был смахивал на малолетку, которая собралась на пробежку. Главное, что не похож на проститутку. Неизвестно, какая спортсменка получится из этой девушки в зеркале, какоевпечатление она произведет на парней, но одно Евгений знал точно: неприятности на свои интимные места эталедивсегда найдет. А как иначе? Молодая и красивая... Но в любом случае,ходить в футболке и шортах было лучше, чем ходить голым. Он бы с удовольствием надел спортивный костюм, но его в шкафу просто не было.

«Теперь порядок, - Евгений удовлетворенно кивнул головой и вышел из комнаты. Он направился по длинному коридору, заглядывая во все комнаты, крича: - Есть кто-нибудь? Отзовитесь!»

Никто не отзывался, дом был пуст, хотя Евгения не покидало ощущение, что в доме, кроме него, кто-то есть. И этот неведомый «кто-то» прячется где-то рядом и следит за ним.

Обстановка в комнатах свидетельствовала о том, что люди в них жили очень разные. В одних комнатах был сделан евроремонт, стояла дорогая мебель. В других комнатах мебель была старая, ещё с советских времен. Обои тоже были очень старыми, потемневшими от времени и местами отвалившиеся от стен. Одна комната явно была детской - на полу были разбросаны игрушки, на стенах красовались постеры с изображениями супергероев. Детская кроватка ещё хранила тепло её хозяина или хозяйки. Казалось, что сейчас откроется дверь, и в комнату с радостным криком вбежит ребенок. Может, даже на ходу пнет резиновый мяч. Но никто в комнату не вбежал. В доме царила мертвая тишина. А мяч оказался наполовину сдутым.

В самом конце первого этажа, рядом с лестницей,была комната, которая когда-то принадлежала какой-то старушке. Не исключено, что бабуля не только жила в этой комнате, но и умерла в ней. На ободранных стенах висели пожелтевшие фотографии в рамках. На всех фотографиях была изображена одна и та же женщина, но в разном возрасте и в компании разных людей. Это и была владелица комнаты. В молодости она была симпатичной, да и в старости выглядела неплохо. Судя по всему, во время Великой Отечественной войны она была медсестрой на фронте. Скорее всего, там же познакомилась со своим мужем, который, если судить по небольшому количеству пожелтевших от времени фотографий, умер очень рано. Мебель в комнате бывшей медсестры была очень ветхой — шкаф, тумбочка, на которой стояли иконки и флакончики с лекарствами, кровать с металлическими спинками, круглый стол и несколько стульев. В комнате сильно пахло медикаментами, сыростью и смертью. Из этой комнаты хотелось даже не уйти, а убежать. Было в ней что-то нехорошее, гнетущее и пугающее. Переставшая болеть голова вдруг опять начала пульсировать болью, поэтому Евгений решил выйти из комнаты, пока череп не взорвался от боли.



Обследовав два этажа большого дома, Евгений не нашел ни одной живой души. Не было ни мышей, ни тараканов. Даже моль нигде не летала. Но абсолютно всё было покрыто толстым слоем пыли. Стрелки напольных и настенных часов во всех комнатах замерли на двенадцати. Повсюду были в беспорядке разбросаны вещи, стояли открытые чемоданы и сумки наполовину заполненные тряпьем, словно хозяева собирались в спешке или в панике, но кто-то или что-то спугнуло их, и они покинули дом, оставив свои вещи.

Спустившись на первый этаж, Евгений прошел на кухню. Ему очень хотелось есть, а ещё он с удовольствием выпил бы чего-нибудь крепкого. Понятное дело, что чай и кофе его бы не устроили.

В холодильнике стояла только литровая банка. То, что плавало в мутной жидкости внутри неё, Евгений сначала принял за шампиньоны, но, присмотревшись, понял, что это глазные яблоки. Захлопнув холодильник, он долго стоял, зажимая ладонями рот, борясь с подступившими к горлу рвотными массами. Когда вулкан внутри него немного утих, Евгений тихим голосом сказал: «Будем надеяться, что в банке глаза животных... коров там каких-нибудь или овец», после чего он продолжил обследовать кухню. В навесных шкафчиках были только коробки с травами, скомканные пластиковые пакеты, авоськи с пустыми стеклянными банками. В шкафу под мойкой стояла бутылка, наполненная водой. Евгению тут же пришла в голову мысль о святой воде. У его покойной бабушки в кухне всегда была припрятана святая вода. Бабушка говорила, что святая вода от злых духов оберегает, но Евгений не верил в потусторонние силы. К тому же, если бы святая вода действительно как-то помогала, бабушка бы не сломала шейку бедра и не умерла, превратившись за месяц из пышущей здоровьем женщины в высушенную мумию, которая ходила под себя и посылала на три известных каждому русскому человеку буквы невидимых визитеров. Ещё она кидала в них посуду. В те моменты Евгений смотрел на неё и думал: откуда у бабули на всё это берутся силы?

Когда Евгений уже решил, что в кухне нет и не может быть ничего, что могло бы ему пригодиться, его взгляд вдруг упал на кухонный стол.

Евгений готов был поклясться всем, чем только можно, что когда он входил в кухню, стол был покрыт толстым слоем пыли, и на нем ничего не было. Сейчас же стол был накрыт белой скатертью, а на скатерти лежали красная кожаная дамская сумочка, кортик, конверт и свернутая пополам записка.

Первым делом Евгений взял в руки кортик. Точно такой же был у его деда по материнской линии. Когда дед с бабкой переезжали из Самары в Свердловск, кортик куда-то таинственным образом исчез. Дед тогда уверял всех, что кортик украли, бабка же говорила, что дед пропил кортик, а историю с его похищением выдумал.

Как и в далеком детстве, Евгению было приятно держать кортик в руках. Он чувствовал, как от этого с неопасного виду оружия исходит какая-то сила. Непонятно откуда появились покалывания в подушечках пальцев, будто через них прошел слабый разряд электрического тока. У Евгения даже затряслись руки и на лбу выступила испарина. Отложив кортик в сторону, он аккуратно развернул записку.

«Пиривет! - было написано мужским, размашистым почерком. - Как тебе твой новый облик? Я думаю, ты к нему быстро привыкнешь. Ты уже нашел одежду? Правильно сделал, что оделся во всё женское. Грех с такой фигурой носить мужскую одежду. Стринги не жмут? То, что я оставил на столе, тебе может пригодиться. В конверте лежат деньги. Это тебе для более скорого привыкания к новому телу. Документы тоже твои. Только помни: сколько бы денег ты не взял из конверта, конверт должен ВСЕГДА оставаться на столе. Деньгами пользуйся столько, сколько хочешь, но только при условии, что пробудешь в этом доме не меньше 24 часов. В противном случае я тебя найду и всё взыщу с процентами. С кортиком лучше не расставайся, носи его с собой.

С Уважением Белозар.

P.S. Почаще заходи на кухню, Женя!»



«Что за дурацкое имя? - пробурчал Евгений, небрежно кинув записку на стол. - Белозар! Болгарин, что ли? Кто он вообще такой? И какого хрена всякие там болгары будут мне указывать, что делать? Неужто это и есть тот самый пластический хирург, который из меня бабу сделал?.. Сутки тут торчать... Тьфу!»

В тот момент Евгений не сомневался, что Белозар — извращенец, который превратил его в женщину. Он даже не сомневался в том, что этот извращенец будет до него домогаться. Но не проще ли было найти простую женщину, каких на Руси пруд-пруди?Почему он не нашел какого-нибудь транссексуала или на худой конец — трансвестита? Зачем этому болгарину нужен именно Евгений Маслов, а не кто-нибудь другой? И зачем Белозар оставил ему кортик? Почему его нужно носить с собой? У них что, криминальный район?Почему этот таинственный Белозар указал в записке срок — 24 часа, и какого черта этого Белозара нет в доме? Любой нормальный извращенец приковал бы бабу к кровати наручниками и начал бы истязать её ещё до того, как она проснется и станет орать. Во всяком случае, так всегда в фильмах бывает. Слишком много в этой истории было непонятного, запутанного. Слишком много вопросов, ответы на которые Евгению ещё предстояло получить, и он не сомневался в том, что скоро, очень скоро всё встанет на свои места. А пока...

Он взвесил в руке белый конверт. Конверт был довольно-таки объемным и увесистым. Разрывать конверт не пришлось, так как он не был заклеен. Вывалив всё содержимое конверта на стол, Евгений увидел пачку тысячерублевых купюр и паспорт. Купюры были перетянуты резинкой и приятно пахли. Запах денег всегда нравился Евгению. Он приводил его в восторг и поднимал настроение.

«Вот это подарочек! - не пересчитывая деньги, Евгений засунул их в задний карман шорт. Потом он открыл паспорт. Паспорт был на имя Снежиной Евгении Романовны, 1995 года рождения. С фотографии в паспорте на него смотрела та же блондиночка, которую он, начиная с утра, видел в зеркале. Да, он хотел бы её видеть в своей постели или где-нибудь ещё, но только не в зеркале. Сама мысль, что он стал женщиной, была ему противна. Он бы что угодно отдал, лишь бы снова стать мужчиной, ощущать эрекцию по утрам и не только, чесать яйца, бриться. Внутренний голос подсказывал ему, что всё ещё вернется. И Белозар, скорее всего, знает, как это сделать. Важно лишь какое-то время играть по его правилам. Но Евгений Маслов не любил играть по чьим-то правилам. В этом-то и была загвоздка. Он привык сам устанавливать правила, ведь его отец занимает большой пост в Правительстве Свердловской области, а мать — хозяйка сети меховых магазинов в Екатеринбурге. Да и сам он парень не простой, у него серьезный бизнес в Артемьевске. Но тут уж деваться некуда. Придется какое-то время поплясать под дудку Белозара и засунуть свою гордость куда-нибудь поглубже.

Евгений открыл сумочку. Как он и предполагал, в сумке лежало всякое ненужное ему барахло: тушь, губная помада, тени, одноразовые салфетки, духи, дезодорант, упаковка жевательных резинок, два тюбика с кремами и резинка для волос. Всё это он высыпал на стол, побурчав: «Здесь только дилдо не хватает и маленькой собачки... Сколько же дерьма тут всякого!»

Он долго рассматривал, все эти вещи, прикидывая: а зачем бабы носят с собой столько ерунды? Хотел было выбросить всё это в мусорное ведро, но, вспомнив, что в записке было написано: «То, что я тебе оставил, тебе может пригодиться», всё убрал назад в сумку.

Пачка денег вывалилась из кармана шорт и упала на пол. Евгений поднял её и, недолго думая, засунул во внутренний кармашек сумки. Паспорт отправился туда же.

«И всё-таки есть толк от этого аксессуара, - пробормотал он. - Интересно, а кортик сюда войдет?»

К удивлению Евгения, кортик в сумку вошел, словно она была специально подогнана под его размеры.

Зажав сумочку под мышкой, Евгений встал перед зеркалом, разглядывая себя в новом обличье, удивляясь, до чего быстро он вживается в образ женщины. Хотя ему было противно находиться в женском теле, но про себя он отметил, что женщина из него получилась очень даже ничего.

«И что дальше делать будем? - задал он вопрос своему отражению и тут же сам ответил: - Бухать! Снимем стресс, приведем свои мозги в порядок, а потом будем думать, как из этого дерьма выбираться».

С сумочкой под мышкой, с улыбкой на лице он вышел из дома. Постояв на крыльце, сделал глубокий вдох и зажмурился, подставив лицо яркому летнему солнцу. Ветер развевал длинные волосы, шелестел листьями яблонь, высаженных вдоль дорожки. Несмотря на всё пережитое за сегодняшний день, Евгений чувствовал себя хорошо. А предвкушение того, что он скоро напьется, ещё больше поднимало настроение. Легкой походкой он дошел до ограды и оглянулся, рассматривая дом.

«Хоромы, бля, - вырвалось у него. Он хотел ещё что-то добавить, но замолчал, уставившись на чердачное окно. Сквозь мутное стекло на него смотрел мужчина лет сорока, похожий на актера Кристофера Уокена. - Это что за хрен такой?»

Только сейчас до Евгения дошло, что на чердаке он не был. Не видел он и лестницу, ведущую на чердак. Не раздумывая, он опрометью бросился в дом, крича на ходу: «Эй, мужик, я тебя видел! Не прячься, у меня к тебе пара вопросов есть! Мужик!.. Я не причиню тебе зла!»

Добежав до конца коридора на втором этаже, сильно запыхавшись и вспотев, Евгений по-прежнему не увидел никакой лестницы. Только каморка, в которой были пластиковые ведра, швабры и гладильная доска. Но в неё-то он уже заглядывал. Евгений ещё раз зашел в каморку, включил свет. Если, войдя туда в первый раз, он ничего подозрительного не заметил, то в этот раз тут же обратил внимание на то, что гладильная доска и швабры стоят в одном месте, у противоположной от входа стены, будто прикрывают что-то. Осторожно отодвинув всё это в сторону, Евгений увидел ещё одну дверь и толкнул её рукой. Дверь распахнулась легко, без скрипа, словно её петли каждый день смазывали. Сделав глубокий вдох, Евгений сделал шаг вперед и увидел винтовую лестницу, ведущую наверх.

«Мужик, я иду!» - на всякий случай крикнул он, чтобы не испугать незнакомца, поднимаясь по узким металлическим ступеням.

На чердаке было чисто и светло. Не было никакого хлама, только кресло-качалка, книжный шкаф, заполненный книгами, корешки которых пестрили названиями на иностранных языках. Чуть поодаль стояла старая кровать, накрытая шкурой какого-то животного. Мех был белый и очень пушистый. Глядя на него, Евгений испытал сильное желание прилечь и поваляться часок-другой, но не стал этого делать. Не для этого он поднимался на чердак. Его интересовал хозяин этой кровати, но его нигде не было. Крикнув: «Эй, кто-нибудь!» и не получив ответа, Евгений стал спускаться с чердака.

Да, он не нашел никого, но он теперь точно знал, что в доме находится не один. Оставалось только догадываться, кто тот таинственный незнакомец, и почему он не желает поговорить с Евгением. А вдруг это и есть тот самый Белозар? Даже если это вовсе не Белозар, все равно он смог бы пролить свет на то, что происходит с Евгением или дать какой-нибудь полезный совет. Ну, не хочет общаться — не надо. Зато Евгений точно знал, что за ним действительно следят. Это не мания преследования. Это — реальность. Стоило ли ему бояться этого двойника Кристофера Уокена? Наверное, нет. Если бы он хотел причинить Евгению вред, то уже давно бы причинил, ибо возможности для этого было предостаточно.

«Я скоро вернусь!» - крикнул он в обманчивую пустоту дома, прикрыв дверь. Тут же услышал щелчки закрываемого изнутри замка. Это его не испугало. Кажется, он начал понимать и принимать правила игры. Игры, которая начинала его забавлять.

Дойдя до металлической калитки, выкрашенной в черный цвет, Евгений остановился и резко оглянулся. Он сразу же увидел, как колыхнулась занавеска в одном из окон первого этажа, а за занавеской без труда угадывался знакомый силуэт. Евгений не сомневался, что это был тот самый незнакомец с красивыми, немного грустными глазами. Он помахал мужчине рукой и вышел за калитку.

Покачивая на ходу сумочкой, он шел по выложенному плиткой тротуару, оглядывая соседские дома и рассматривая прохожих. Мужчины ему улыбались, женщины делали вид, что не замечают его. Но Евгению было на это наплевать. Увидев «ГАЗель», припаркованную возле недостроенного особнячка, он подошел к парню, который, отдуваясь и пыхтя, вытаскивал из кузова мешки с цементом.

- Добрый день, уважаемый, - начал Евгений в своей манере, но потом, вспомнив, в чьем он находится теле, кашлянул в кулак и сказал по-другому, как говорила одна его подруга: - Приветики!

- Привет! - лицо парня расплылось в дебильной улыбке.

- Слушай, у меня тут небольшая проблемка... Понимаешь, мы с подругами приехали сюда и так забухали, что я понятия не имею, какое сегодня число и день недели. А меня мама в городе ждет, волнуется...

- Сегодня четырнадцатое июня, воскресенье, - ответил парень, продолжая улыбаться. И зачем-то добавил: - У меня выходной.

- Год-то сейчас две тысячи пятнадцатый?

- Да, - улыбка вдруг сползла с лица паренька, он отвел глаза в сторону.

- А где мы?

- Где? - парень кашлянул в кулак, бездарно пытаясь скрыть смущение. - В Белозаровке. Это коттеджный поселок.

- Ничего мы с подружками бухнули-то! - Евгений картинно округлил глаза, про себя подумав: «Вот так совпадение! Белозар и поселок Белозаровка. Неужели поселок назван в его честь?.. Получается, что мы с Димоном и с Серёгой начали пить только вчера, тринадцатого. Но как же я умудрился превратиться в телочку? Получается, что в коме я не был... Определенно, здесь попахивает какой-то мистикой. А может, я схожу с ума?»

- А ты откуда такая, красавица? - спросил парень, шмыгнув носом и уставившись на грудь Евгения.

- А... оттуда, - Евгений указал на возвышающуюся надкронами яблонь крышу дома. - Я на выходные приехала... А не подскажешь, где тут ближайший продуктовый магазин?

- Прямо по улице и налево, - парень махнул рукой. - А как тебя зовут? Телефончик дашь?

- Я — Женя, - с беззаботностью в голосе ответл Евгений. - А телефончик я тебе свой не дам, потому что мой парень — чемпион по боям без правил, и ему не нравится, когда я даю незнакомым людям свои телефоны.

- А я — Павел...

- Всё равно не дам, - Евгений хохотнул и пружинистой походкой направился в указанном направлении, чувствуя похотливый взгляд Павла на своих ногах и ягодицах. Казалось, что ещё чуть-чуть, и глаза Паши прожгут дырку в коротеньких шортах. Евгений вдруг резко остановился и оглянулся. Павел действительно смотрел на него. - Ты куда пялишься?

- Да так... никуда, - Паша тут же отвернулся и принялся пересчитывать мешки с цементом, а Евгений продолжил свой путь, важно задрав голову и нарочно виляя задом, чтобы подразнить Павла. Евгений не просто знал, что этот пареньопять пялится на его задницу, он это чувствовал.

Дойдя до поворота, он перестал вилять задом, так как зрителей больше не было. За поворотом улица была совершенно пустынной. Не было ни машин, ни людей.

Заметив впереди магазин, Евгений был немного удивлен. Он ожидал увидеть деревянный дом с надписью «СЕЛЬПО» или что-то в этом роде, но никак не ожидал, что магазин окажется вполне современным. И назывался он по-современному - «Продуктовый Рай».

На парковке перед магазином не было ни одной машины. Никто не входил в магазин, никто не выходил из него. Только на мраморных ступенях сидел бомж, от которого за версту воняло, как от помойки.

- Дочка, дай денег на хлебушек, - обратился к Евгению бомж, когда тот, задержав дыхание, чтобы не дышать вонью, проходил мимо.

- Какая я тебе дочка? - Евгений с шумом выдохнул воздух из легких. - Бог тебе подаст, бомжара сраный.

Поднявшись по ступенькам, Евгений через витрину увидел двух мужчин и одну женщину, прогуливающихся с корзинами по магазину. За кассой сидела толстая кассирша, со скучающим видомлистающая журнал.

- Да пошла ты, сука жадная! - крикнул в спину Евгению бомж и зашелся хриплым кашлем.

- Это ты мне? - Евгений резко обернулся.

Бомж ничего не ответил. Продолжая надрывно кашлять, он начал собирать свои пожитки — узелки и пакеты с вещами. Волна гнева накатила на Евгения. Ему хотелось дать в рожу этому вонючему бомжу, который обозвал его сукой, а потом повалить на землю и пинать ногами, пока тот не сдохнет. Но тут вдруг распахнулась раздвижная дверь, будто приглашая Евгения в супермаркет, и он, махнув рукой на бомжа, вошел внутрь. Двое мужчин сразу обратили на него внимание. Точнее, даже не на него, а на его попку и сиськи. Они просто раздевали Евгения своими глазами, срывали с него одежду. Кассирша, увидев его, презрительно фыркнула и демонстративно закрылась журналом. Женщина в рыжем парике, бросив на Евгения оценивающий взгляд, осуждающе покачала головой.

«И всё-таки я похож на блядь, - подумал Евгений. - В следующий раз нужно одеться по-другому».

Зайдя в винный отдел, он сразу направился к стеллажу с водкой. Пока Евгений думал, какую водку взять, у него в очередной раз возникло ощущение, что на него кто-то пристально смотрит. Обернувшись, он увидел среднеазиата в форме охранника, который бесстыдно пялился на его ноги, улыбаясь во весь рот золотыми зубами.

- На Гульназ свою пялься! - бросил ему на ходу Евгений, взяв со стеллажа бутылку самой дорогой водки. По пути к кассе он прихватил палку сервелата и батон.

Пока неповоротливая кассирша лениво постукивала толстыми пальцами, похожими на сосиски, по кассовому аппарату, Евгений попросил пачку своих любимых сигарет «Флинт».

- Для друга берете? - зачем-то спросила кассир, указывая толстым пальцем с маленьким ноготком на водку и сигареты.

- Нет, блин, для бабушки! - сквозь зубы процедил Евгений. Его уже начало раздражать повышенное внимание к его персоне. - Она у меня любит всё такое...

Толстуха улыбнулась и понимающе закивала головой.

- Приходите к нам ещё!

- Непременно, - ответил ей Евгений, а про себя подумал: «Ну и дура! Неужели на тебе кто-то когда-нибудь женится и захочет от тебя иметь детей? Хотел бы я посмотреть на этого кретина!»

Засунув продукты в дамскую сумочку, он направился к дому, который за столь недолгое время он уже стал считать своим. Бомжа на крыльце магазина уже не было, но вонь от него осталась. По дороге Евгений не встретил ни одной живой души. Даже приставучий Павел со своей «ГАЗелью» куда-то делся.

Желание скорее снять стресс подгоняло Евгения. Поэтому дорога назад заняла гораздо меньше времени. Ноги будто шли сами по себе.

Войдя в кухню, он первым делом достал из навесного шкафа граненый стакан, помыл его и наполнил водкой.

«Моя прелесть», - прошептал он, подражая киношному персонажу, зачарованно разглядывая стакан на свет, любуясь маленькими пузырьками на дне стакана и капельками на стенках. Наконец-то настал момент, которого Евгений ждал с самого утра. Сейчас он сделает то, что делал вчера весь вечер, а может и всю ночь.

«Чувак! - Евгений огляделся по сторонам, хотя на сто процентов был уверен, что двойник Кристофера Уокена не покажется. - За твоё здоровье! Спасибо за гостеприимство!»

Широко открыв рот, Евгений привычным движением влил в себя огненную жидкость, но проглотить не смог. Его рот и горло словно обожгло огнем. Подбежав к мойке, Евгений выплюнул водку, выпил воды из-под крана.

«Что за фигня?» - подумал он. Вроде бы,всё было как обычно: желание выпить,хорошая водка под рукой и подходящее настроение. Но организм почему-то отказывался принимать огненную жидкость. Тут же вспомнив, что находится не в своём закаленном теле, а в слабом женском, Евгений налил в три раза меньше. Выпил. Проглотить смог, но водка показалась на вкус просто отвратительной.

Достав из пачки сигарету, он закурил, откинувшись на спинку стула, прикрыв глаза. Первые две затяжки прошли хорошо, но потом в горле запершило, появилось ощущение, что сигарета слишком крепкая. Евгений открыл глаза, посмотрел на пачку. Да, это были его любимые сигареты «Флинт», но они стали чересчур крепкими.

Затушив сигарету об мойку, Евгений встал со стула. Его качнуло, и ему пришлось опереться на край стола, чтобы не упасть.

«Значит, нормальное бухло и курево нам не подходит, - рассуждал он вслух. - Для бабского организмаэто слишком сурово. А что же тогда делать? Хочется ведь и выпить, и покурить...»

Оторвав руку от стола и поняв, что шатать его больше не будет, Евгений принялся ходить по кухне, заложив руки за спину. Его волновал только один вопрос: что делать? Ответ на этот вопрос был прост, он лежал на поверхности: раз он находится в женском теле, то баловать свой организм будет только тем, чем балуются женщины. Но сначала нужно было переодеться. Евгению не хотелось в очередной раз быть похожим на шлюху. Он опять пошел в спальню, открыл шкаф, порылся в нем и нашел то, что надо — серую юбку, белую блузку и туфли. Из всего многообразия обуви туфли он выбрал с самыми маленькими каблуками. Несмотря на это, идтидо магазина ему было тяжело. Его ноги постоянно подворачивались. Два раза он был близок к падению, но лишь чудом устоял на ногах. Падая в первый раз, он ухватился за прутья забора, во второй раз — за рубашку случайного прохожего, который испугался больше самого Евгения. За исключением этого бедолаги, людей на улице не было. Но у магазина толпилось пять мужичков примерно одного возраста. Чуть в сторонке, на парковке, стояла знакомая «ГАЗель». Проходя мимо мужиков, Евгений ощутил сильный запах перегара и услушал обрывок слов одного из них: «Так сегодня же воскресенье, все бухают...» После этого ему стало понятно, почему так безлюдно. Когда Евгений поравнялся с местными аборигенами, они замолчали. В этот момент он грудью и ягодицами почувствовал, как мужички рассматривают его. Евгений нарочно прошел мимо них медленно, чтобы повилять задом и не упасть при этом. Почему-то в тот момент мужское внимание его не только не раздражало, но даже понравилось. Он списал это на действие алкоголя и никотина.

В магазине он увидел Павла, что-то шепчущего на ухо толстой кассирше. Кассирша закатывала свои свинячии глазки и хихикала, держа в руках букет голубых цветов. Точно такие же цветы Евгений подарил когда-то своей подруге Свете. Он не мог вспомнить, сколько лет тогда ему было — семнадцать или восемнадцать, но точно помнил, что Света тогда спросила: «У тебя что, денег на розы не было?» Конечно, Света ему не дала ни в тот вечер, ни когда-либо ещё. Это было первое и последнее их свидание. А Евгенийпосле этого дарил своим женщинам только розы.

Толстухе, похоже, полевые цветы нравились. Когда Евгений проходил мимо кассы, Павел повернулся к нему спиной и сделал вид, что они не знакомы. Но Евгению было на него наплевать. Направляясь в винный отдел, он думал, а что бы взять такого, чтобы и вставило не по-детски, и чтобы пить было приятно.

В винный отдел вошла длинноногая рыжая красавица. Она быстро, словно боясь, что её кто-то увидит, взяла бутылку мартини и стремительной походкой направилась к кассе.

«Мартини? - подумал Евгений. - Точно! И шоколад на закуску».

Подойдя к кассе, он попросил ещё пачку дамских сигарет с ментолом. Толстуха так увлеклась беседой с Павлом, что забыла отбить сигареты. Евгений хотел ей напоминать об этом, но отвлекся на рыжую, которая поболтала по мобильному, стоя на крыльце, потом прыгнула в«Форд» белого цвета и лихо рванула с места, обдав местных аборигенов облаком пыли.

«Ах, какая женщина, - вздохнул Евгений. - Жаль, что я не мужчина!»

Когда он шел назад, народу на улицах стало больше. И все были пьяные. На площадке у большого дома с остроконечной крышей стоял тот самыйбелый «Форд» рыжей красотки, которую Евгений видел в магазине. Из окон домаслышались звуки ругани и битой посуды. У того же дома рвался пес на цепи, с пеной на морде лая на прохожих.

- Веселая же у них семейка! - пробормотал Евгений.

- Точно, - подтвердил проходящий мимо пьяный мужик в тельняшке. - Цирк Шапито... Красотуля, а ты не хочешь...

- Только не с тобой! - Евгений смерил мужика презрительным взглядом и зашагал дальше.

- Сучка крашеная! - прокричал мужик ему вслед, но Евгений даже не обернулся. Был бы он в своем теле, мужикуже лежал бы на земле со сломанной челюстью. Но, находясь в женском теле, рисковать не очень хотелось, так как Евгений ещё не изучил все «плюсы» и «минусы» этого тела. К тому же, в тот момент ему было не до алкаша. Ему хотелось быстрее прийти в дом, который стал ему почти родным, и напиться в хлам, чтобы хоть на какое-то время забыться. И ему было все равно, что будет после.

Дверной замок стал открываться, едва Евгений ступил на крыльцо.Входная дверь бесшумно приоткрылась.

«Привет, я пришел!» - крикнул Евгений, войдя в дом. Никто не ответил на его приветствие, но Евгений все равно чувствовал присутствие незнакомца в доме.

Войдя в кухню, он был немного ошарашен, увидев мягкий диванчик вместо стульев и большой телевизор с жидкокристаллическим экраном на стене. На столе, рядом с конвертом, лежал пульт от телевизора.

«Нормально!» - подумал Евгений, беря в руку пульт и нажимая кнопку «пуск». Ещё он обратил внимание на то, что конверт лежал не там, где он его оставил. Открыв конверт, Евгений увидел пачку денег. Улыбнувшись, он крикнул: «За бабло спасибо!» и плюхнулся на диван, наливая в стакан мартини.

Так он сидел минут тридцать,потягивая пьянящий напиток и переключая каналы. В какой-то момент ему это наскучило. По всем каналам транслировалась какая-то муть, тишина дома угнетала. Евгению вдруг захотелось поговорить с кем-нибудь, погулять по Белозаровке. И ему было все равно с кем пообщаться, лишь бы не сидеть в доме и не смотреть всякую чушь по телевизору. В тот момент в компаньоны ему сгодился бы и Павел, и мужик в тельняшке, и местные аборигены, которых он виделу магазина.

Поднявшись из-за стола, Евгений засунул бутылку с мартини в сумку и вышел из дома. На улице снова было пустынно. Только из окон домов неслась громкая музыка и слышались пьяные голоса. Поняв, что на улице поболтать будет не с кем, Евгений решил в очередной прогуляться до магазина. Уж там-то точно можно будет с кем-нибудь познакомиться. Внезапно из подворотни выскочил черный пес средних размеров. Евгений замер, стоя на месте. Как-то в детстве его сильно покусала собака. Это была такая же черная дворняга. Пришлось даже швы на ногу накладывать. И, хотя Евгений уже был не ребенок, вид пса без поводка и намордника его немного испугал. Но пес и не думал на него нападать. Он вилял хвостом и радостно лаял, прыгая вокруг Евгения.

«Что, поиграть хочешь?» - спросил Евгений, хотя ответ на этот вопрос был очевиден.

Пес, словно поняв вопрос, ещё интенсивнее завилял хвостом и ещё громче залаял. Он волчком вертелся вокруг Евгения, терся об него боками, заглядывая в глаза. Когда Евгений нагнулся и погладил пса по густой лоснящейся шерсти, пес схватил с земли палку и протянул один её конец Евгению. Мысленно удивившись умственным способностям пса, Евгений кинул палку. Пес принес её. Евгений опять кинул палку, пес снова её принес.

«Ладно, пойду я... - Евгений швырнул палку как можно дальше и продолжил свой путь. Однако пес был неутомим в своем желании поиграть и через пару секунд снова оказался на пути Евгения, с той же палкой в зубах.

«Хочешь ещё поиграть?» - Евгений ухватился за конец палки и потянул на себя. Пес не отпустил палку. Крепко сжав зубы, он потянул Евгения за собой, в противоположную сторону. Когда они прошли метров пятьдесят,пес вдруг разжал зубы и всем своим видом показал желание продолжить игру. Евгений кинул палку. В тот самый момент послышался визг покрышек, и из-за поворота на полной скорости вылетел белый «Форд». Не вписавшись в поворот, машина на полной скорости заскочила на тротуар, чуть не сбив Евгения, и врезалась в толстый ствол тополя, росшего у дороги. Двигатель заглох. Внезапно наступила полная тишина. Не было слышно ни щебетания птиц, ни музыки из окон домов, ни пьяных голосов. Евгению показалось, что даже время в тот момент замедлилось. Он неподвижно стоял, хлопая глазами, слыша только стук своего сердца, пока водительская дверь «Форда» со скрипом не открылась. В тот же миг из салона вывалилась знакомая рыжая красотка с наполовину опустошенной бутылкой «Мартини» в руке. Запнувшись об обслюнявленную, погрызенную палку, оставленную черной дворнягой, она чуть не упала. И растянулась бы, но Евгений в последний момент подхватил её под мышки. Озираясь по сторонам, он мысленно вспомнил маму пса. А его и след простыл.

- Ну, ты даешь, - только и смог сказать Евгений красотке.

- А... - отмахнулась рыжая и пошла по дорожке, большими глотками отхлебывая «Мартини» прямо из бутылки.

- И куда ты направилась? - крикнул ей вслед Евгений.

- Пойду, куда глаза глядят, - размазывая слезы по щекам, ответила рыженькая. На одной её щеке красовался большой синяк.

- И даже ментов не вызовешь? - спросил Евгений, догнав её и развернув лицом к себе.

- Нет. Машина-то не моя.

- А как насчет прав?

- Фигня, - вздохнув, ответила рыжая. - Куплю... Слушай, а ты кто такая?

- Я... - Евгений замялся. - Женя. А ты кто?

- Маша... Слушай, Женька, а где здесь можно перекантоваться денек-другой? Гостиница там какая-нибудь дешевая, а то у меня денег на карточке совсем мало.

- Да хрен её знает, - ответил Евгений. - Я не местный.

- Что? - брови Марии удивленно поползли вверх.

- Не местная я, - поправился Евгений, кашлянув в кулак. Глядя на Марию, он подумал, что не стоит её отпускать. Судя по внешнему виду, она не алкашка и не наркоманка. С такой и бухнуть не грех. А то, что машину разбила, так это её проблемы, а не его. А раз она не сильно расстроилась по поводу разбитой тачки, это значит, что она не из бедных. Определенно, с ней можно скоротать вечер, даже находясь в женском обличье. Сначала можно стать подружками, а потом, вернув своё тело, оттрахать её. Может, даже несколько раз, пока не надоест. Прокрутив всё это в голове, Евгений начал врать, придерживаясь изначальной «легенды»: - Мы с подружками вчера сюда приехали. С нами парни были. Но парни у нас — бизнесмены из Артемьевска. У них там «чепе» какое-то случилось, вот они и уехали. Подружкам моим утром скучно стало, так они тоже свалили. А я осталась одна. Дома скучно одной-то. Вот я вышла погулять, а тут смотрю, ты...

- А я с парнем поругалась, - всхлипнув, сказала Маша. - Мы живем на соседней улице... Я взяла его ноутбук, сижу в сети, а тут этот придурок сзади подходит и как ущипнет меня! Я вздрогнула и пролила «Мартини» на его ноут...

- И что? - спросил Евгений.

- Как «что»? Ноутбук сломался. Этот дурак давай орать на меня. Я пыталась... Я говорила, что он сам виноват, а он сказал, что нефиг его вещи без спроса брать и... и ударил меня! - Маша разрыдалась.

- Ну, ничего, ничего, - Евгений прижал её к себе и приобнял, гладя по спине. - Со всеми бывает. Я вот тоже от своих мужиков часто получала. Иногда — заслуженно, иногда — нет...

- И как ты это терпела? - Мария перестала плакать и отстранилась от Евгения. - Кто им дал право нас бить? После того, что я сделала для него, этот урод на меня руку поднял... Ненавижу этого подонка! Я села в его машину и хотела её в реке утопить, но не получилось...

- Слушай, а пойдем ко мне! - предложил Евгений. - У меня «Мартини» есть. Что мы стоим на улице, как две лохушки?

- Ага, пойдем! - согласилась Маша, шмыгнув носом.

Всю дорогу до дома Евгений поддерживал Машу за локоть, чтобы она не упала, но её все равно качало из стороны в сторону. Евгений не забывал при этом смотреть по сторонам, ведь ему казалось, что бдительные жители поселка непременно должны вызвать ГИБДД-шников, и в любую секунду он может услышать вой полицейской сирены у себя за спиной. Но этого почему-то не произошло. Видимо, обитателям поселка было глубоко наплевать и на разбитый «Форд», и на двух нетрезвых девушек, идущих по улице. Никто из жителей не выглянул в окно, не поинтересовался: что за шум, что происходит? Никто даже на телефон не снимал останки некогда дорогой машины. А ведь зрелище было ещё то: казалось, что «Форд» обнял толстый ствол дерева своими искореженными ручищами и вот-вот поцелует. Дерево было слегка выгнуто в другую сторону, и могло показаться, что оно отшатнулось от пьяного «Форда», отвергнув его неуклюжие домогательства.

- А это чей такой домина? - спросила Маша, едва они вышли из-за поворота.

- Моего друга, - не задумываясь, ответил Евгений. - Белозара.

- Бе-ло-за-ра, - распевно повторила Маша, разглядывая фасад и красную черепицу. - Так он у тебя богатый.

- Да уж, не бедный, - согласился Евгений, вспомнив про безлимитный конверт на кухонном столе.

- А я слышала, что из этого дома люди куда-то исчезают. Типа тут каннибалы живут, которые человеческим мясом питаются.

- Может, когда-то и жили, - Евгений помог Маше подняться на крыльцо, поддерживая её за талию. Когда он протянул руку, чтобы открыть дверь, та сама распахнулась. В коридоре зажегся свет. - Лично я ни одного не видел.... Не видела. Скорее всего, это были гости, которые приезжали сюда чисто на выходные, а потом уезжали. Поэтому их никто не видел.

- Ух, да у вас тут всё автоматизировано, - произнесла Мария, входя внутрь. - Дверь сама открывается, свет загорается...

- Умный дом, - важно произнес Евгений. - Хочешь, экскурсию по дому тебе устрою?

- Ты мне покажи, где у вас тут туалет, а дом я потом сама посмотрю.

- По коридору налево, - Евгений махнул рукой. - Потом на кухню приходи.

Она ему не ответила, прошмыгнув в туалет и хлопнув дверью.

«Мы тут немного бухнем? - прокричал Евгений, рассчитывая на то, что хозяин дома его услышит. - Мы будем вести себя культурно!»

Тишину в ответ он расценил как знак согласия.

- С кем это ты тут говоришь? - входя в кухню, спросила Мария, на ходу застегивая юбку.

- Я? - Евгений немного растерялся. - Так ведь... Я тебе это говорил!

- Ты сказала «говорил»?

- Нет, - Евгений изобразил улыбку на лице и покраснел. - Тебе послышалось...

Она засмеялась. Просмеявшись, произнесла:

- Представляешь, мне уже не в первый раз за сегодня слышится, что ты говоришь как мужчина.

- Это только слышится! - Евгений театрально хохотнул, пытаясь скрыть смущение. Разлив «Мартини» по неизвестно откуда взявшимся бокалам, он протянул бокал Маше и указал рукой на шоколад. - Побалуйся сладеньким!

- Спасибо, - она кивнула головой. - За тебя!

- Нет, давай лучше выпьем за знакомство.

- Идет! - Мария запрокинула назад голову и одним глотком осушила бокал.

«Как эту гадость можно пить? - подумал Евгений, сделав пару глотков. - Это же моча ослиная!»

Тем не менее, он выпил бокал, потом ещё. И, если поначалу «Мартини» ему не понравилось, то потом он вошел во вкус и пил с удовольствием, подмечая, что алкоголь действует на женский организм совсем не так, как на мужской. Был бы он мужчиной, он от этой «мартишки», как окрестила этот напиток Маша, даже слегка не захмелел бы. А тут его конкретно развезло. И если до встречи с Марией ему просто хотелось хоть с кем-нибудь пообщаться, то после «мартишки» ему захотелось большой и светлой любви. Всё это он переживал внутри себя, сидя на кухне и слушая Машу.

А она всё рассказывала о своём парне, которого зовут Азиз. То она говорила, что он у неё просто лапушка — то шубку ей подарит, то колечко с бриллиантиком, то в ресторане заплатит мексиканцам, чтобы серенаду для неё спели. А потом вдруг Маша вспоминала, что он её ударил и называла Азиза козлом, уродом, сволочью, тупым чуркой и прочими неприятными словами. Слушая её, Евгений и представить не мог, что лексикон молоденьких дамочек настолько богат. Особенно речь Маши изобиловала нецензурной бранью. Даже проучившись два года в колледже, Евгений не научился так материться. А говорила Маша, в основном, об одном и том же: то она любит своего Азизика, то ненавидит. И так по кругу, всё об одном и том же. Глядя на неё, Евгений думал, что стоит Маше сделать пару глотков «Мартини», она тут же забывает, о чем рассказывала и начинает рассказывать по-новой. А сколько раз он слышал нечто подобное от своих подружек, когда был мужчиной? Сто раз? Двести? Может, триста? В любом случае, выпив спиртного, они вели себя абсолютно одинаково. Даже ругательные слова употребляли одни и те же. В какой-то момент Евгению наскучило это слушать, и он стал смотреть на колышущиеся за окном яблони, на бегущие по темнеющему небу облака, на пролетающих мимо крон яблонь птиц. А потом он взял в руку пульт и включил телевизор. Найдя канал про животных, он тупо уставился на брачующихся слонов. Он сидел и думал, что хорошо быть животным. Ведь у животных нет никаких проблем. Побегал по саванне, вот тебе и еда. Там же можно найти питьё и подругу для спаривания. Есть браконьеры, но они отстреливают только самых глупых и нерасторопных. А если бы он, Евгений, был слоном, он был бы самым шустрым.

- Женя, ты меня слушаешь? - Голос Маши вывел Евгения из состояния вещи в себе, в которое он сознательно себя погрузил, из которого не очень-то хотелось выходить.

- Да, - Евгений посмотрел на Машу. Её глаза были красными от слез. Тушь растеклась по щекам темными ручейками.

- Конечно, я тебя понимаю. И мне очень тебя жалко, - ответил он дежурную фразу, которую всегда говорил в подобных случаях своим подружкам. И неважно было, что они говорят при этом. Фраза всегда срабатывала. И этот раз не был исключением. - Дай-ка я тебя обниму, подруга.

Она положила голову ему на плечо, всё ещё всхлипывая, он прижал её к себе и стал гладить по волосам и по спине. В тот самый момент с ним произошло то, чего раньше он никогда не испытывал. Во всяком случае, находясь в мужском теле: его соски вдруг набухли и затвердели. Когда Евгений прикоснулся рукой к своей груди, от соска по всему телу побежал ток наслаждения, словно сосок был каким-то рубильником, который кто-то нечаянно включил. Внизу живота запорхали бабочки. С каждой секундой этих бабочек становилось всё больше и больше. Казалось, ещё немного — и нижняя часть женского тела Евгения взорвется, а все бабочки устремятся наружу. От нижней части живота по всему телу растекались волны удовольствия. Евгению вдруг захотелось прижаться к Маше ещё теснее и гладить её по спине, по плечам, что он и сделал.Потом он развернул её лицом к себе и поцеловал в губы, а потом ещё и ещё. Волна желания накрыла его с головой, отдавшись приятной пульсацией в промежности. Ему было как никогда хорошо, но, когда он попытался засунуть Маше в рот язык, она вдруг оттолкнула его. Не сильно, но этого толчка вполне хватило, чтобы Евгений свалился с мягкого диванчика на холодный пол.

- Эй, осади коней, подруга! - сказала Маша, вытирая ладонью рот. - Я не лесби, я парней люблю.

- Я тоже не лесби, - ответил Евгений, поднимаясь с пола. Он тяжело дышал, сердце учащенно билось. А главное — он не мог понять, как такое с ним вообще могло случиться? - Извини. Ну, прям бес попутал! Честное слово, со мной такое впервые.

Волна наслаждения стала быстро уходить. Бабочки внизу живота, конечно, махали крылышками, но с каждой секундой всё меньше и меньше. Соски вдруг стали обыкновенными, крути их хоть по часовой, хоть против часовой стрелке. Заметив искорки неодобрения в глазах Маши, Евгений отдернул руки от своих грудей и сцепил их в замок за спиной. Он стоял, опустив глаза в пол, как нашкодивший мальчишка, чувствуя, как краска стыда заливает его лицо. Последняя бабочка, которая тихо скреблась внизу живота, куда-то упорхнула.

- С моей сестрой тоже когда-то это было впервые, - Мария усмехнулась. - Сейчас сорок лет бабе, а нет ни мужа, ни детей. Живет с какой-то шмарой, отлизывают друг у друга и счастливы! Только мне такого счастья не надо! Я мужика хочу с большим членом, как у моего Азизика.

- Да не лесбиянка я, - пролепетал Евгений, приходя в себя. - Ты не так поняла. Просто мне стало тебя жалко, и на меня вдруг что-то накатило...

- Ладно, наливай мартишку. Я пока в дамскую комнату схожу, а потом мы с тобой продолжим... - Маша улыбнулась и нетвердой походкой направилась к туалету.

Евгений с досадой стукнул кулаком по столу, чуть не сломав себе руку и посмотрел на экран телевизора. Как в насмешку над ним, на экране парочка шимпанзе занималась любовью. Самец непонятно зачем скорчил гримасу. Может, он это сделал от удовольствия, а может, был зол на самку и за что-то её наказывал. От усердия он аж язык изо рта высунул.

- Тьфу ты! - Евгений выключил телевизор и со злостью швырнул пульт на стол.

Через приоткрытое окно он увидел воробья, сидящего на подоконнике. Воробей покрутил головой, разглядывая Евгения то правым, то левым глазом, потом чирикнул и улетел.

Маша почему-то не выходила из туалета. Евгений налил себе стакан «Мартини», высунулся в окно по пояс. Он разглядывал плывущие в темном небе облака, наслаждаясь прохладой вечера, потягивая пьянящий напиток. Внезапно подул сильный ветер, и на смену облакам откуда-то с севера пришли тучи. Как только первые капли дождя упали на землю и забарабанили по крыше, Евгений закрыл окно. А Маши всё ещё не было.

«Маш, ну ты где там?» - крикнул Евгений, ставя бокал на стол.

Мария не отзывалась. Тогда Евгений решил сам дойти до туалета.

Дверь в туалет оказалась открытой, внутри горел свет, но Маши там не было.

«Маш! - ещё раз крикнул он, но ответа не услышал. - Маша! Ты где?»

Зная, что от подвыпивших дам можно ожидать любых сюрпризов, Евгений подумал, что Маша с ним решила поиграть в прятки.

«Маша! Я иду тебя искать!» - прокричал он и в очередной раз отправился на обход дома. Прихлебывая «мартишку» прямо из горлышка бутылки, Евгений обошел весь дом, заглядывая в каждый шкаф, в каждый угол, но Маши так и не нашел. Проходя мимо спальни на первом этаже, он подумал, что зря он потратил столько времени на поиски Марии. Это ведь и ежу понятно, что она не захотела связываться с лесбиянкой и просто ушла домой. И ушла она именно в тот момент, когда он высунулся в окно. Поэтому ему и не было слышно, как она вышла из туалета, как прикрыла за собой дверь. А как бы он поступил, будучи в мужском теле, если бы оказался один на один, где-то за городом, в большом доме, наедине с гомосексуалистом?Конечно, он поступил бы так же - уносил бы ноги оттуда, пока задница цела.

Проходя мимо спальни на первом этаже, Евгений вдруг почувствовал себя таким уставшим, таким пьяным, что ему захотелось просто лечь на кровать и поспать. И не нужно больше загружать мозг мыслями о своем незавидном положении, о том, что ему делать завтра, если он опять не станет мужчиной, а также не хотелось думать о Маше. Она ушла и флаг ей в руки.

Раздевшись, Евгений упал на мягкую кровать, удивляясь, до чего жебыстро Морфей утаскивает его в царство сновидений. Но, прежде чем заснуть, он подумал о том, что раз в женщину он превратился, когда был пьяным, то есть слабая надежда, что завтра он проснется мужчиной. Ведь сегодня он тоже пьяный. Быть может, нужно только загадать желание, и оно сбудется. Евгений загадал желание — снова стать мужчиной, закрыл глаза и заснул.

Ему снилось, что он снова находится в своем теле, а не в сиськастом женском, которое ему за день до тошноты надоело. Во сне Евгений увидел Машу. Она всё-таки вышла из туалета.

- Что? Не смог меня найти?

- Нет, - ответил Евгений. - А где ты была?

- Где была — там уж меня нет, - игриво улыбаясь, Мария подошла к Евгению. Она взъерошила рукой его волосы и присела ему на колени.

- А тебе идет, - сказала Маша, проведя указательным пальцем по его подбородку. В тот момент Евгений даже ощутил щетину на своем лице.

- Что? - не понял он.

- Быть мужчиной, - она захихикала. - А то терся тут об меня своими бабскими сиськами...

- Ну, я же не специально!

- Ш-ш-ш! - Мария приложила указательный палец с красивым ноготком к губам Евгения. - Молчи. Не надо ничего говорить. Пойдем со мной, у меня для тебя есть сюрприз!

- Пойдем, - Евгений кивнул головой.

Она взяла его за руку и потянула за собой. Они шли по коридору, и Евгений не узнавал ничего вокруг. Вроде бы, они были в том самом доме, но дом изменился, стал другим. Стены в коридоре вдруг стали оранжевого цвета, а раньше были темно-зелеными. Через приоткрытую дверь одной из комнат Евгений увидел тренажерный зал, а в комнате напротив вдруг появилась сауна. А ведь раньше там была детская комната.Следующая дверь была стеклянной. Через неё Евгений увидел круглый бассейн и шезлонг, стоящий чуть в сторонке, у стены.

- Может, искупаемся? - спросил Евгений, остановившись напротив комнаты с бассейном.

- Купаться мы будем потом, - Мария потянула его за руку, увлекая в сторону спальни. - Сначала будет сюрприз, а потом всё остальное.

Когда они вошли в спальню, Евгений не увидел никаких изменений. Только на стене появился большой телевизор. Мария толкнула Евгения, тот упал на кровать, широко раскинув руки в разные стороны. Быстро сняв с себя юбку и кофточку, Маша осталась в красном белье с кружевами. Прыгнув на Евгения сверху, она накинулась на него, как тигрица, изголодавшаяся по своему тигру. Они слились в страстном поцелуе. Потом Евгений сорвал с Маши лифчик и трусики, принялся целовать её гибкое, красивое тело. Глаза её были прикрыты. Она покусывала нижнюю губу, изгибалась и постанывала в его объятиях. Евгений был на седьмом небе от счастья. Во-первых, он снова стал мужчиной, а во-вторых, у него снова был член со всем, что к нему обычно прилагается. И была эрекция — то, чего не бывает у женщин, то, чего Евгению не хватало, пока он был грудастой девкой.

Когда Мария оказалась под ним, и Евгений уже хотел ворваться в её лоно, она вдруг открыла глаза.

- Подожди! - одной рукой она уперлась в его грудь, украшенную растительностью, другой рукой стала шарить под простыней.

- Чего ждать-то?

- А вот и сюрприз! - в её руке вдруг оказалась резиновая палка. Такие палки Евгений видел у полицейских, а ещё у охранников.

- Что?

- То, - Маша хитро улыбнулась, легко выскользнув из-под Евгения. - Давай-ка ложись на бок, а я тебе покажу, что такое настоящее удовольствие.

- Ну, хорошо, - Евгений, хоть и нехотя, но подчинился. Он лег на бок. Маша устроилась сзади него и тут же принялась гладить его ягодицы, лизать шею и покусывать мочку уха. Она делала это так интенсивно, что от её слюны его шея и ухо быстро стали влажными. Конечно, это было не так приятно, как в начале, но всё равно хорошо.

Её рука легла ему на плечо, нежно погладила, потом юркнула через подмышку и начала гладить его грудь, поигрывать сосками. Даже во сне он ощутил, как его соски твердеют и превращаются в рубильники, от которых по телу начинают пробегать искорки наслаждения. Спиной и ягодицами он ощутил легкое покалывание, словно Маша надела на себя шерстяной костюм, но Евгений не придал этому значения, полностью погрузившись в свои ощущения. А они были необычайными. Внизу живота опять зашевелились бабочки — сначала тихо, едва заметно, потом сильнее и сильнее. Взмахи их крылышек почти вызвали волну наслаждения, но в какой-то момент Маша стала крутить соски Евгения слишком сильно, грубо. Ему даже стало больно. Бабочки тут же улетели, растеряв все свои крылышки. Ток наслаждения по телу бегать перестал.

- Машуль, можно понежней?

- Ага, - грубым голосом даже не ответила, а прорычалаМаша. Она прекратила облизывать ухо и шею Евгения, но больно ухватила его за грудь. В ту же секунду резиновая палка уперлась Евгению в зад и стала протискиваться между ягодиц, входя глубже и глубже, вызывая резкую неприятную боль.

- Маша, прекрати! Мне больно! - закричал Евгений, сжимая ягодицы.

- А мне насрать, - ответила Маша, дыша Евгению в затылок зловонием. Она ещё сильнее сдавливила его грудь, пытаясь протолкнуть палку глубже.

- Да больно мне! - закричал Евгений, открыв глаза. - Уберипалку из моей жопы! И руку свою убери!

И тут до него дошло, что это был всего лишь сон.Идиотский сон! И не было никакой Маши, ведь он так и не нашел её. Значит, не было секса с ней и не было дубины. А он по-прежнему находится в женском теле. Но непонятно, откуда боль в заднем проходе и почему что-то теплое и упругое всё ещё трется об его ягодицы?И почему шея и ухо мокрые наяву, когда Маша обслюнявила их во сне? Сон закончился, но левая грудь всё ещё была сдавлена. ЕслиМаша тут ни при чем, то что это?

Свет фонаря уличного освещения, пробивающийся через окно, очерчивал знакомые силуэты мебели. Евгений был в спальне, той самой спальне, с которой он начал жизнь в женском обличии. Воняло давно не стиранными носками и ещё чем-то более противным. Фекалиями?

Давления слегка усилилось. Евгений хотел хлопнуть рукой себя по груди, но ладонь наткнулась на что-то покрытое шерстью. Сначала ему подумалось, что это какое-то животное — кошка или собака небольшого размера, но тут он вспомнил, что не видел в доме даже тараканов. Осторожно ощупав это «что-то», Евгений понял, что на его груди покоится чья-то большая волосатая рука, с длинными пальцами. Когда подушечками своих пальцев Евгений ощутил большие когти, заостренные книзу, ледяной страх сковал его сердце и парализовал всё тело,а по лицу и по спине побежали ручейки липкого пота. Кто мог быть ночью с ним в одной постели? Как он попал в дом и как вошел в спальню так тихо, что Евгений этого даже не заметил? Это точно была не Маша, ведь у неё были изящные руки с длинными ухоженными пальцами, лишенные всякой растительности. И от неё не воняло, как из выгребной ямы.

Нечто сзади пошевелилось, в очередной раз в затылок ударила горячая волна смрада. В задний проходопять стало протискиваться нечто теплое и твердое. Это вывело Евгения из состояния оцепенения. Насколько это было возможно, он повернул голову, но ничего не смог увидеть сзади, кроме большого темного пятна. И тут он решил, что пора действовать. Резким ударом руки он сбросил с груди волосатую ручищу, быстро вскочил с кровати и включил свет. Дыхание его было частым, как после многокилометровой пробежки, а коленки тряслись от страха. Но после того, как глаза привыкли к свету, у него волосы встали дыбом на голове, а из горла вырвался крик ужаса.

На кровати лежало рогатое существо с телом человека и головой дикого кабана, полностью покрытое густой черной шерстью. Это чудовище было таким огромным, что занимало большую часть сильно просевшей двуспальной кровати. Ноги его при этом были согнуты в коленях. Этого монстра Евгений назвал про себя свинорылом. Когда-то, ещё будучи мальчишкой, Евгений играл в компьютерную игру, в которой нужно было ходить по городу и убивать из разных видов оружия таких же существ.Но компьютерные свинорылы выглядели просто малыми детьми по сравнению с этим. И это была не игра, а реальность.

- Что ты орешь? - проревел монстр, глядя на Евгения маленькими, налитыми кровью глазками. - Подойди ко мне, детка! Обещаю, что тебе не будет больно. Мы просто развлечемся, и я уйду.

- Нет! - орал Евгений, вжавшись спиной в стену, всё ещё не веря, что это не сон. - Нет! Нет!

- Да! - свинорыл встал с кровати, сделал шаг вперед. Его эрегированный член размерами и формой напоминал булаву.

- Нет! - продолжал истошно вопить Евгений. - Нет!

- Да, - чудовище приближалось к Евгению, и его фаллос с каждым шагом становился всё больше и больше. Глядя на это безобразие, Евгений понял, откуда у него такая сильная боль в заднем проходе. А ещё у него в голове промелькнула мысль, что, если бы член свинорыла вошел в него хотя бы на одну четверть, то порвал бы все внутренности. И хорошо, что не вошел. И слава Богу, что он, Евгений, проснулся. - Не бойся меня...

- Да пошел ты! - крикнул Евгений, соображая, что ему делать - убежать черездверь, выскочить в окно или попытаться предпринять что-то другое. Глядя на бугристые мышцы свинорыла, которые ходили ходуном под шерстью, он подумал, что далеко убежать вряд ли получится. И тут он увидел дамскую сумку, валяющуюся на полу между трюмо и кроватью. Вспомнил он и про кортик. Сорвавшись с места, он метнулся к сумке. В этот момент монстр ринулся за ним, выставив перед собой когтистые лапы. И он бы схватил Евгения, если бы тот не нагнулся, пока доставал из сумки кортик.

- А ну, отвали от меня, урод! - закричал Евгений, держа в вытянутой руке кортик.

- Опусти эту игрушку, - монстр засмеялся, обнажив острые клыки с черным налетом и обдав Евгения очередным шлейфом зловония. - Да я в жопе такими ножичками ковыряюсь, когда чешется...

Рука Евгения вдруг задрожала. Нет, это не был страх. Как только рукоятка кортика оказалась в его ладони, на него вдруг накатило необычайное спокойствие и уверенность, что он не даст себя в обиду этому свинорылу, кем бы тот не был - оборотнем, мутантом или представителем неизученного наукой вида животных.

А дрожь не унималась. Вместе с ней по руке стало распространяться тепло. Оно растекалось от запястья к предплечью, от предплечья к плечу, потом по груди и по спине, разливаясь по всему телу под кожей. Кортик вдруг заблестел так ярко, что его ослепительно-белый свет на мгновение ослепил свинорыла, который зарычал и закрыл глаза волосатой лапой, отступив на шаг.

- Я тебе сейчас так жопу почешу, что кровью срать будешь, - Евгений сделал два шага вперед.

- Ой, боюсь-боюсь, - налитые кровью глаза монстра стали привыкать к свету. Он убрал лапы от морды и расставил их в разные стороны, будто намереваясь обнять Евгения.

- Убирайся отсюда! - Евгений шагнул вперед, сделав ложный выпад кортиком. Впрочем, на свинорыла это не произвело никакого эффекта. Он как стоял, так и остался стоять, даже не шелохнувшись.

- Ты сама не понимаешь, от чего отказываешься, - свинорыл указал лапищами насвой огромный эрегированный член, напоминающий нацеленную в небо пушку, и стал приближаться к Евгению, высунув из пасти язык, с кончика которого на под капалавязкая желтая слюна. - Ну, иди же ко мне!

Евгений стал пятиться, пока лопатками не ощутил прохладную поверхность стены.

- Не приближайся, урод. А лучше уйди, а то порежу!

- Я уйду только после того, как ты обласкаешь моего малыша своим прелестным ротиком, - чудовищеоскалилось и продолжало приближаться. Евгений смотрел то на свинорыла, то на его фалос, нацеленный ему прямо в лицо. На него вдруг накатила такая волна злости и отвращения не только к покрытому шерстью монстру, домогающегося его, но и к самой ситуации, в которой он оказался, что он готов был голыми руками разорвать это вонючее существо на мелкие клочки, уничтожить его. Кортик, словно прочитав его мысли, стал удлиняться, набирая массу, превращаясь в остро отточенный самурайский меч. От неожиданности Евгений чуть не выронил его из руки, а монстр издал утробный булькающий звук, похожий на возглас удивления. Для Евгения это был сигнал к действию. Или сейчас, или никогда.

- Я тебя предупреждал, - он ухватил покрытый слизью член свинорыла левой рукой и изо всех сил рубанул по нему мечом, срубив у самых шерстяных мешочков, каждый из которых был размером с кокос. Израны тут же брызнула черная жижа, похожая на грязь. Свинорыл завыл. Схватившись лапами за промежность, он стал вертеться по комнате, разбрызгивая по полу и по стенам черную грязь. А обрубленный член в руке Евгения вдруг стал сокращаться и извиваться, как змея. По-девичьи взвизгнув, Евгений брезгливо бросил извивающийся пенис на пол, вытерев руку об штору. Член сразу же вспыхнул алым огнем. От промежности свинорыла по всему телу и во все стороны побежали языки пламени. Вой чудовища стал таким громким, что завибрировали стекла в окне и барабанные перепонки в ушах Евгения. В тот самый момент раздался сильный хлопок. Чудовище разлетелось в разные стороны. Его руки, ноги и горящие внутренности разбросало по всей комнате. Они горели, наполняя помещение едким дымом. Горела и кровь монстра, которой были забрызганы стены и пол. Евгений тогда не на шутку испугался, что будет сильный пожар, и он может умереть, задохнувшись в дыму. К счастью, останки свинорыла сгорели очень быстро, превратившись в пепел, который сначала осел на полу и на мебели, а потом через приоткрытое окно в комнату влетел поток свежего воздуха, который вихрем подхватил весь пепел, покружил его по комнате и вынес в окно. Евгений по стене сполз на пол. Он сидел, поджав под себя ноги, не в силах пошевелиться. Силы покинули его тело. Их будто кто-то высосал из него, и он чувствовал себя бесполезной тряпичной куклой, которую хозяйка бросила в угол и ушла по своим делам. Но у куклы хоть есть наполнитель, а у него внутри была пустота, сплошной вакуум. Не хотелось ничего делать, ни о чем думать. Хотелось просто сидеть в углу и разглядывать рисунок на обоях. И больше ничего было не нужно. Полное опустошение — моральное и физическое.

Он мог бы так просидеть до утра, но внезапно послышались звуки, которые были сначала совсем тихими, потом становились всё громче и громче. Звуки неслись из коридора и со второго этажа. Определенно, там кто-то ходил, бегал, что-то волочил по полу. Слышалось бессвязное бормотание, рычание, скулеж, детский смех и шепот. Шумнарастал, и вскоре звуки неслись одновременно отовсюду. Они вывели Евгения из оцепенения и заставили пошевелиться. Он поднялся с холодного пола и посмотрел на зажатый в руке меч, который светился, наполняя руку и всё тело силой и приятным теплом.

Шумы не прекращались. Неведомые существа, которых, судя по всему, было в доме очень много, вели себя нагло, словно хозяева. С ними-то Евгению и предстояло разобраться. Он понимал, что свинорыл — всего лишь цветочки, а ягодки будут ещё впереди. Победа над ним — всего лишь начало. Главное, чтобы это не было для Евгения началом конца.

Надев футболку и шорты, обув на босые ноги кроссовки, Евгений подошел к двери. Осторожно приоткрыв её, он на цыпочках прокрался в коридор. Там мелькали какие-то тени, слышался шум. Трудно было что-либо разобрать, кроме мельтешения странных фигур, тускло освещаемых лишь светом фонаря уличного освещения, пробивающимся сквозь занавески на окнах. Отчетливо разглядев человеческую фигуру, надвигающуюся на него, Евгений подумал, что это и есть Белозар — хозяин дома, который оставил ему деньги, кортик и записку. Белозар, который наконец-то он решил показаться. Нащупав рукой выключатель, Евгений включил свет. Но лучше бы он этого не делал, так как то, что он увидел, повергло его в ещё больший ужас, чем встреча со свинорылом.

По коридору расхаживали странные человекоподобные существа. Темная тень, которая двигалась в его сторону, исчезла, свободно пройдя сквозь стену. Только трое из находящихся в коридоре существ были свинорылами, остальные выглядели как герои фильмов ужасов, которые Евгений очень любил смотреть в детстве. Но только в детстве он понимал, что это всего лишь кино и не очень боялся. Сейчас же он почувствовал, как волосы на его макушке шевелятся, вставая дыбом. И было от чего: по коридору ходили скелеты в истлевшей одежде. У одного из них в руках был кол с насаженной на него верхней частью тела Маши. Голова Марии была задрана кверху, а изо рта торчал окровавленный заостренный конец кола. Кровь стекала по колу на пол. Костлявые руки скелета были в крови по самые локтевые суставы. Руки Марии болтались, как плети, когда скелет размахивал колом, словно флагом. Когда другой скелет попытался отобрать у него кол, они стали драться, издавая щелкающие звуки. Причем, первый скелет стал отбиваться от своего оппонента тем жеколом.

По полу ползали синие младенцы с кроваво-красными глазами. Один из них катал по ковровой дорожке голову женщины с выпученными глазами и перекошенным от ужаса ртом.Заметив Евгения, он отбросил голову в сторону и протянул к нему ручонки.

«Убугуду, - младенец улыбнулся, показав Евгению не по-детски длинные острые зубы, и пополз к нему. -Убу!»

Кроме детей, скелетов и свинорылов Евгений увидел в коридоре огромных слизней, больших пауков, гигантских пиявок, готовых лопнуть из- за переполняющих их крови и прочих ужасных тварей. Объединяло их то, чтоу всех этих тварей были человеческие лица. Все они свободно проходили сквозь стены и перемещались по дому, будто занятые какими-то важными делами. И каждый из них точно знал, что делает. Вся эта нечисть спускалась с потолка, вылезала из-под пола, залезала в дом через окна, двигалась по дому, как однородная отвратительная масса. Вонь стояла невыносимая — запах разложения, сырой земли, мочи и фекалий. Зажав нос рукой, Евгений подумал, что пахнет так, словно в могиле насрали и нассали, а ещё там сдох кто-то. Явно не мышка, кто-то размером побольше.

Синюшный младенец продолжал упрямо ползти к Евгению. Из его зубастого перекошенного рта на пол капала желто-зеленая слюна.

- Убу!

- Не трогай меня, - тихо сказал Евгений, направив на младенца острие меча.

- Бу! - младенец попытался схватить Евгения за ногу, но тот вовремя среагировал и отпрыгнул в сторону.

- Пошел на х...

Младенец сел на переполненный испражнениями памперс, посмотрел снизу вверх на Евгения. Его и без того безобразное лицо исказила гримаса злости. Он стал хныкать. Сначала — тихо, потом всё громче и громче. Постепенно его плач перерос в душераздирающий вопль.

Другие монстры словно этого и ждали. Омерзительная шевелящаяся масса вдруг замерла. Все остановились и повернули головы, глядя на Евгения. На него смотрели даже те, у кого глазницы были пустыми. Евгений чувствовал их взгляды каждым сантиметром своей кожи, каждой клеткой своего организма. И взгляды эти источали ненависть и жажду крови. Младенец же схватился своими влажными холодными руками за лодыжку правой ноги Евгения и попытался его укусить. Евгений резко дернул ногой, причем, так сильно, что синюшный малыш полетел через весь коридор и угодил в скелета с колом. Кол с глухим стуком упал на пол.В тот же миг все находящиеся в коридоре сущности, как по команде, кинулись на Евгения. Понимая, что деваться некуда и придетсязащищаться, он отступил на шаг, крепко сжав двумя руками рукоятку меча. Дождавшись, когда толпа приблизится к нему, он принялся остервенело рубить. Сначала он разрубил младенцев, путающихся под ногами, потом принялся за остальных чудовищ, которые тянулись к нему своими конечностями, норовя схватить.В разные стороны летели руки, ноги, клешни, щупальца. Всё это тут же взрывалось и горело алым пламенем. К счастью, огонь быстро пожирал нечисть и не причинял никакого вреда Евгению. Меч с легкостью разрубал тела как вдоль, так и поперек. Дом наполнился воем, рёвом, визгом и матом, которым Евгений крыл нечисть.

Безобразные твари лезли со всех сторон — сверху, снизу, сзади, спереди, пытаясь схватить через пол и стены. Но Евгений успевал от них уворачиваться, беспощадно нанося разящие удары. И чем больше нечисти он убивал, тем больший прилив сил чувствовал. Казалось, что даже меч становится легче и острее.

Когда Евгений подумал, что поток тварей уже никогда не иссякнет, ряды нечисти вдруг стали заметно редеть. Махая мечом, он продвигался вперед, тесня чудовищ к кухне. Бурный поток тварей постепенно превратился в ручеёк, но и ручеёк быстро иссяк. Когда до кучки оставшихся тварей дошло, что им пришел конец, они бросились в рассыпную сквозь стены и потолок.

- Куда же вы? - кричал им вслед Евгений. - Разговор ещё не закончен!

Понимая, что любая из оставшихся тварей может причинить ему вред или даже убить в любой момент, Евгений принял решение, что не успокоится, пока не перебьет их всех или почти всех. Он не был уверен, что можно истребить абсолютно всю нечисть, но в любом случае те твари, которые уцелеют, будут бояться его и вряд ли вернутся в дом. А то, что им не чужд страх, он понял, когда они разбегались от него в разные стороны.

Нужно было опять обойти весь дом и доделать начатую работу, пока меч не превратился в обычный кортик. А чтобы не было скучно, Евгений прошел на кухню, достал из холодильника початую бутылку «Мартини» и опустошил её несколькими глотками. Кинув взгляд на стол, он вдруг увидел плеер с наушниками.

«Вот это то, что надо!» - Евгений вставил микронаушники в уши, нажал на кнопку “Play” и затряс головой в такт музыке.

Он никогда не был любителем панк-рока, но в той ситуации слова незнакомой песни в сочетании с бодрым ритмом подняли бойцовский дух и улучшили Евгению настроение:

«Иди на х...

Коротко и ясно.

Иди на х...

Пацаны согласны».

Засунув плеер в задний карман шорт, он вышел из кухни и направился по длинному коридору, заглядывая во все попадающиеся ему на пути комнаты. В первой же комнате он увидел три мечущиеся бесформенные тени. Они убегали от него по комнате, прячась по углам. И как бы искусно Евгений ни махал мечом, он не мог их достать. Несмотря на то, что эти сущности выглядели как тени, на самом деле они были вполне материальны. Люстра раскачивалась из стороны, когда они задевали её. На пол падали картины и фотографии, летели куски обоев, когда тени врезались в стены. Но не это страшило Евгения. Страшным было то, что стоило Евгению остановиться напротив какой-либо тени, она начинала притягивать его к себе. От неё начинали вытягиваться черные тонкие щупальца, делая её похожей на медузу. Евгению даже думать не хотелось, что бы случилось, если бы хоть одно из этих щупалец впилось ему в голову или прилипло к лицу. И лишь стоило снова начать рубить мечом, тени втягивали свои щупальца и начинали кружить по комнате в нереальном, пугающем хороводе. Когда Евгений оказывался между теней, у него возникало ощущение, что его сейчас разорвут на две части. Поэтому бой с тенями требовал от него большой осторожности.

В какой-то момент он стал уставать и грязно выругался. Сил от этого, конечно же, не прибавилось, но тени вдруг остановились и зависли в воздухе. Ненадолго, секунды на две. Но этого времени Евгению хватило, чтобы изрубить из в мелкие клочки, которые тут же вспыхнули и сгорели дотла в считанные секунды.

Снова оказавшись в коридоре, Евгений увидел, как открылась дверь комнаты рядом с лестницей, в которой когда-то жила старуха. Из комнаты вырвалось облако густого тумана. Плотный туман заволок весь коридор, стало прохладно. Понимая, что это может быть ловушкой, Евгений сильнее сжал рукоятку меча, чувствуя, как сердце бьется в бешеном ритме, и как по вискам струится пот. В наушниках звучала песня на незнакомом Евгению языке. Из куплета он не понял ни слова. Но припев был той песни был ему понятен. К тому же, онподнимал боевой дух:

«...Наша возьме!

Наша возьме!

Наша возьме!

Наша возьме!..»

Внезапно из тумана вынырнули толстые, похожие на гигантских дождевых червей, покрытые слизью щупальца. Эти щупальца, которые заканчивались человеческими челюстями, похожими на съемные протезы, кольцами обвились вокруг тела Евгения и свалили его с ног. Упав на пол, он пытался высвободиться, но щупальца сдавливали его всё сильнее и сильнее, затрудняя дыхание, норовя раздавить грудную клетку и все внутренности.

- Что, вообразил себя героем? - послышался старушечий голос. Туман рассеялся, и Евгений увидел старуху. Да-да, ту самую старуху, которую он видел на фотографиях в той злосчастной комнате, от посещения которой у него разболелась голова. Комната, из которой хотелось выскочить и бежать как можно дальше и быстрее. Выглядела старуха не совсем так, как на фото: её лицо было перекошено от злости. Одежды на ней не было совсем, и Евгений видел бледное рыхлое тело, у которого вместо ног и рук были длинные слизкие щупальца. Груди свисали до пола, как бурдюки, и чуть ли не касались ковровых дорожек. Кожа была покрыта слизью и язвами. Волос на покрытой большими темными пятнами голове не было, не было у старухи и зубов. Зато вставные челюсти были не только на концах щупалец, но и в промежности.

- Э... - прохрипел Евгений, мотнув головой. Чтобы ответить, ему нужно было сделать вдох, а этого из-за увеличивающегося давленияколец он сделать не мог.

- Умираешь? - старуха нагнулась, вглядываясь в лицо Евгения. Хотя она шевелила губами, но её голос звучал не в ушах, а в голове Евгения. Зубные протезы при этом синхронно трещали, как погремушка на хвосте гремучей змеи.

- Э-эт... - Евгений замотал головой.

- Как это «нет»? - удивилась бабка. Хватка кольца, опоясывающих грудь, слегка ослабла. Евгений наконец-то сделал вдох.

- Хочу тебе что-то сказать, - пропищал он. Именно пропищал, так как шепотом это назвать было трудно.

- Что? - старуха нагнулась ещё ниже, нависнув над Евгением, обдав его запахом смерти и разложения. Ещё одно щупальце ослабило хватку. Этого вполне хватило, чтобы Евгений дернул рукой, которой всё ещё сжимал меч. Ему удалось отрезать одно из щупалец. В воздух тут же взметнулась струя черной жижи, забрызгав Евгению лицо. Щупальце тут же вспыхнуло, а старуха завизжала. Отрубив ещё одно щупальце, Евгений вскочил на ноги.

- Что ты хотел сказать? - дымясь и корчась от боли, кричала бабка, брызгая во все стороны желтой слюной и каплями горящей крови. Две оставшиеся конечности извивались по полу, пытаясь достать Евгения клацающими челюстями. - Что ты хотел мне сказать?

- Пошла ты на х...

- Что?! - старуха на миг замерла — то ли от удивления, то ли от того, что силы покидали её. Но этого времени Евгению вполне хватило, чтобы подскочить к распластанному на полу чудовищу и отрубить ему голову. Тело бабки обмякло, пожираемое языками пламени.

- То! - Евгений вытер с лица кровь, которая начала жечь кожу. Распинывая ногами в разные стороны горящие щупальца, он вышел из комнаты.

В коридоре он увидел две большие тени. Одна из них зависла прямо над дверью комнаты старухи, вторая была чуть в сторонке, у лестницы. Едва ощутив, как тень притягивает к себе, Евгений громко выругался и проткнул тень мечом. Вторая тень, испугавшись, начала метаться из стороны в сторону. Евгению даже показалось, что он видит два испуганных глаза, которыми смотрела на него тень. Смачным ругательством заставив тень остановиться, Евгений разрубил её пополам и стал подниматься на второй этаж.

По лестнице полз большой слизняк с человеческой головой, оставляя за собой широкий след желтой вонючей слизи. Увидев Евгения, он занервничал, стал отчаянно шевелить своим жирным телом и дергать коротенькими ручонками. Ему уже почти удалось добраться до второго этажа, но, поскользнувшись на собственной слизи, он стал скатываться вниз, беспомощно оглядываясь и издавая писк.

«Помогите!» - слышалось в его писке. Но Евгений был непреклонен. Двумя ударами разрубив слизняка на три части, он продолжил подъем по лестнице.

Включив свет в коридоре второго этажа, Евгений увидел с десяток сущностей — поганки со щупальцами, человеческие черепа на паучьих ножках, щелкающие редкими зубами, обнаженная женщина, похожая на бегемота и несколько огромных зеленых гусениц со страшными гримасами налицах. Было тами обезглавленное тело в старой военной форме, держащее в руке мешок. По контурам мешка нетрудно было догадаться, что в нем находится голова, которая некогда была частью этого тела.

Увидев Евгения, сущности забегали по коридору, испуганно запищали и заскулили.

- Что, не ждали, падлы? - спросил Евгений, занося меч над головой.

- Не трогай нас! - послышался приглушенный голос головы из мешка.

- Даже не надейтесь на это! - Евгений рубанул замешкавшуюся бегемотиху, разрубив её от шеи до копчика. Едва он отскочил назад, из толстухи фонтаном брызнула кровь, а из распоротого живота полезли зеленые кишки. Другие сущности сквозь стены и закрытые двери бросились наутек. Раздался мощный хлопок, а сущностей уже и след простыл.

- Раз, два, три, четыре, пять...Твари, я иду искать! - крикнул Евгений, открывая первую по ходу движения дверь. В пустой комнате на стуле сидел мужчина лет шестидесяти в пиджаке, надетом на голое тело и в трениках, сильно растянутых на коленях. На журнальном столике перед ним стояла большая бутылка водки и тарелка с солеными огурчиками. В углу комнаты валялся баян.

- Девушка! - обратился мужчина к Евгению. - А не хотите ли хряпнуть по-маленькой? Потом споем что-нибудь задушевное.

- Пожалуй, я выпью чуть-чуть, - произнес Евгений. - Но не с тобой!

- Что! - мужик вскочил со стула, выхватил из внутреннего кармана пиджака нож-бабочку, одним быстрым движением привел его в рабочее положение и стал приближаться к Евгению.

- На колени! На колени, сука!

Полы пиджака распахнулись, и Евгений увидел большой шов на бледном животе мужика. В паре мест шов разошелся, и сквозь бреши были видны черви, копошащиеся в животе.

- Да ты ещё при жизни мозги пропил! - Евгений сделал замах мечом. В тот самый момент онувидел две большие фигуры, стоящие у него за спиной, отразившиеся на гладкой поверхности меча. Он хотел обернуться и разделаться с теми, кто подкрался к нему сзади, но было поздно. Его сбили с ног, выбили из рук меч, который со звоном прокатился по полу и превратился в обычный кортик. На Евгения посыпался град ударов, каждый из которых отдавался болью во всем теле. Наушники выпали из ушей, плеер упал на пол. Он вращался вокруг своей оси, пока алкаш пинком ноги не отправил его в дальний угол комнаты, самый грязный. Пытаясь разглядеть, кто его бьет так сильно, Евгений с трудом повернул голову и увидел двушх широкоплечих двухметровых клоунов. У одного из них были огненно-рыжие волосы, второй клоун был лысый. Его макушку венчал большой розовый бант, глядя на который Евгений подумал: «А на чем же бантик держится? Неужто прибит гвоздем?» Пестрые костюмы клоунов были пропитаны кровью, глаза их были злыми и красными, а зубы острыми как у акулы, будто их кто-то специально обтачивал напильником.

- Морду в пол! - закричал рыжий клоун и прижал голову Евгения ногой к холодному грязному полу. За этим последовало ещё несколько болезненных ударов, от которых у Евгения перехватило дыхание, поэтому он даже не мог кричать. - В глаза не смотреть!

- Приведите её ко мне, - прошипел алкаш, развалившись на стуле и положив ногу на ногу. Клоуны тут же заломили Евгению руки за спину. При этом он услышал треск собственных сухожилий и испытал такую боль, которую не испытывал никогда в жизни. Казалось, что ещё чуть-чуть, и клоуны оторвут ему руки вместе с плечами.

- Готово, - прогундосил лысый клоун, когда они подтащили Евгения к мужику и кинули ему под ноги.

- Не хочешь пить со мной? - спросил алкаш, пнув Евгения ногой в живот. Евгений застонал от резкой боли, но ничего не ответил. - Аль противен я тебе? Отвечай!

Евгений приподнял голову, сплюнул сгусток крови на почерневшие пальцы ног мужика, которые торчали сквозь дыры в тапках. Кривые ногти на пальцах окрасились в красный цвет.

- Ты урод! - Евгений улыбнулся. - Гнилой, червивый урод!

На него снова посыпались удары.

- Стойте! - мужик жестом остановил клоунов, видя, как Евгений начинает терять сознание. - Вы же убьете эту сучку. А ведь она моя! Это я должен пробурить ей скважину, а потом вспороть её красивый животик и надеть ей на шею шарфик из её же кишок...

- Может, сделать это в обратном порядке? - спросил клоун с бантом на яйцеобразной голове.

- А что? Идея мне нравится! - алкаш нагнулся и приставил нож к животу Евгения. - Тогда она увидит собственные кишки. Наверное, это забавно — видеть свои кишки, когда тебя трахают!

Клоуны заржали. А вот Евгению было не до смеха. Ему хотелось жить, а не умереть в страшных муках от рук нечисти. Он начал судорожно соображать, что ему делать, как их обмануть, чтобы выжить. Он смог обмануть бабку, но как обмануть этих тварей? Как назло, от боли во всем теле он не мог сосредоточиться и собрать мысли в кучку. Только взгляд его метался от кортика к плееру, от плеера к кортику. И тут вдруг его осенила мысль.

- Дайте мне плеер!

- Что? - как у Брежнева, густые брови алкаша удивленно поползли вверх. - Веер?

- Плеер. Вон та красненькая штучка, которая лежит в углу.

- Зачем тебе? - спросил алкаш.

- Хочу послушать музыку. Людей ведь с музыкой хоронят, а ты ведь меня убьешь, верно?

- Верно! - мужик тряхнул головой. - И как ты будешь слушать свою музыку?

- Через наушники. Я вставлю вкладыши, которые крепятся к проводкам, в уши и послушаю. Для меня это будет похоронным маршем. А потом делай со мной всё, что хочешь. Хочешь — скважину бури, хочешь — вылижи мне клитор до блеска... Мне пофиг!

Лысый клоун загоготал, но рыжий тут же шикнул на него и отвесил ему звонкий подзатыльник.

- А вот хрен тебе, а не музыка, - алкаш встал со стула, дошел до угла и поднял с пола плеер. Немного покрутив его в костлявых руках, обтянутых почерневшей кожей, он вставил наушники-вкладыши в уши.

- Не делай этого! - специально крикнул ему Евгений, понимая, что мертвый алкоголикспециально сделает всё наоборот.

Показав Евгению некультурный жест согнутой в локте рукой и плюнув себе под ноги желто-зеленым сгустком слизи, мужичок нажал на круглую кнопку на корпусе плеера - «Plaу». Услышав музыку в наушниках, он дернулся всем телом будто через него пропустили электрический ток, бросил беспомощный взгляд на клоунов и замер.

- Что это с ним? - задал вопрос рыжий клоун, вопросительно глядя то на лысого клоуна, то на Евгения, когда по телу алкаша побежали волны ряби, как по экрану телевизора, когда плохо работает антенна или поврежден кабель.

Лысый клоун почесал макушку и ничего не ответил. Он смотрел на алкоголика, приоткрыв рот. А алкаш тем временем стал полупрозрачным. Он растворялся прямо на глазах. В воздухе висел только маленький плеер с двумя ниточками проводов, заканчивающихся микронаушниками.

- Да кайфует он, - морщась от боли в руках, произнес Евгений. - Ай, блин!

- Кайфует? - рыжий клоун отпустил левую руку Евгения, подошел к алкашу, от которого остался лишь едва заметный силуэт, бесцеремонно выдернул из его ушей наушники и вставил в свои уши. Тут же задергавшись, он зарябил и тоже начал исчезать. Алкоголик, наоборот, начал проявляться.

- Что смотришь? - Евгений через плечо посмотрел на лысого клоуна, который беспокойно вертел головой. - Они ведь всю энергию выкачают. Это же такая живительная сила!

- Сила? - лысый клоун тряхнул бантом. Отпустив руку Евгения, он направился к рыжему. - Дай сюда! Я тоже хочу силу!

Когда руки оказались свободными, Евгений облегченно вздохнул. Не отводя глаз от странной троицы, на коленях он подполз к кортику и попытался поднять его с пола. Но это у него не получилось — затекшие руки болтались как плети и не слушались. Лысый уже закончил дергаться и стал прозрачным, а алкаш уже стал приходить в себя. Он обрел свой первоначальный вид и даже повернул голову, со злостью глядя на клоунов.

Тихо ругнувшись сквозь зубы, Евгений дернул плечами, пытаясь разогнать кровь по рукам, но потерял равновесие и упал животом на кортик. Тут же услышал тяжелые шаги и взбешенный голос мужика в пиджаке:

- Ах ты, сука! Ты обмануть меня решила?

И тут Евгений почувствовал, как кортик под ним увеличивается в размерах, снова становясь мечом, а в тело хлынул поток энергии. Приподнявшись на локте, он ухватился за рукоятку меча. В то же самое время алкоголик грубо схватил его за волосы и стал приподнимать. Евгений тогда подумал, что эта нечисть хочет поднять его до уровня своего лица, чтобы заглянуть в глаза. А может, просто хочет оторвать голову. В любом случае, Евгению этого не очень хотелось. К тому же, его никогда ещё не хватали за волосы,и никто не пытался оторвать его от земли подобным образом. Это было очень больно и неприятно. Вскрикнув, Евгений выдал такую матершинную тираду, выговорить которую смог бы далеко не всякий дворник. Кулак алкаша, сжимавший волосы, тут же разжался. Оказавшись на ногах, Евгений отрубилсначала одну руку алкашу, потом другую и вонзил по самую рукоятку меч ему в грудь. При этом шов на животе алкаша разошелся, и на пол посыпались черви, но Евгений не обратил на них внимание.Сделав прыжок в сторону, он несколько раз рубанул мечом рыжего клоуна, который уже не был прозрачным и обрел способность двигать руками. Он даже пытался хватить Евгения, но у него ничего не получилось. Когда рыжий клоун развалился на три части, которые сразу же вспыхнули, Евгений, удивившись собственной прыти, подскочил к лысому клоуну и мечом по прозрачной шее. Лысая головапроявилась в полете и вспыхнула, упав под ноги Евгению. Пинком ноги он тут же отправил её в дальний угол комнаты.

И тут раздался тройной хлопок. В разные стороны полетели горящие части тел, наполняя комнату зловонием. Зажав нос большим и указательным пальцами, Евгений выскочил в из комнаты, плотно закрыв за собой дверь.

Воздух в коридоре был свежим и прохладным. Сделав несколько глубоких вдохов Евгений снова вернулся в комнату. Разворошив клинком мечакучку пепла, оставшуюся от клоуна с бантом, он поднял с пола плеер. Сдув с него пепел, он выключил его и убрал в задний карман шорт. Напоследок окинув взглядом комнату, он выключил свет и вышел в коридор.

А там уже парили сущности, которые никогда не казались Евгению страшными. Накинув на себя дырявые простыни, они летали с широко расставленными руками. Именно так изображали в кино и в мультфильмах привидений. Даже их желтые глаза, светящиеся в полумраке коридора и утробные звуки, которые они издавали, не произвели на Евгения должного впечатления. А их простыни больше напоминали половые тряпки — вонючиеи грязные.

Сущностей было около десятка. Они летали над Евгением, периодически касаясь его головы тряпьем.

- Что, поиграть хотите? - задал им вопрос Евгений, уворачиваясь от простыней, прикосновение которых было ему противно.

- Угу! - ухнула в ответ одна из тварей.

- Идет. Будем играть в бадминтон.

Подняв над головой меч, как ракетку, Евгений принялся бегать по коридору за сущностями. Конечно, воланы из них были некудышными - уж больно большие и неповоротливые.Со свистом меч рассекал воздух, разя сущностей, завернутых в тряпки. Горя, они кружились под потолком, напоминая подбитые немецкие самолеты времен Второй мировой войны, а потом плавно опускались на пол, где и сгорали дотла.

Ударив по касательной одно такое «привидение», Евгений сбил с него простыню. Его взору предстало маленькое существо с непропорционально большой головой, круглыми испуганнымиглазами, раздутым животом, короткими тонкими ножками и крылышками за спиной. Это существо походило на цыпленка и могло испугать разве что другого цыпленка. Евгений понял, что без простыней эти сущности не пугали бы, а смешили людей.

Существо подхватило с пола свою грязную простынь и ретировалось, просочившись сквозь стену. Видимо, оно поняло, что с Евгением лучше не связываться. Остальные три таких же сущности пролетели сквозь закрытое окно и растворились в ночи. Куда они улетели — одному Богу известно.

В соседней комнате было светло, как днем. Заходя в неё ранее, Евгений видел, что из мебели там есть только большое зеркало и табуретка, лежащая на полу. В этот раз было всё на своих местах, никаких изменений, кроме женщины, болтающейся на веревке, привязанной кмощному крючку для люстры. Висельниковднем в комнатеточно не было. И Евгений понял, почему табуретка именно лежала на полу, а не стояла. Эта табуретка была задействована при повешении. Осмотрев комнату и не найдя в ней никаких сущностей, Евгений подошел к женщине. Лицо её было синим, глаза закрытыми, потемневший язык вывалился из приоткрытого рта, а на груди висела табличка. Пытаясь прочитать надпись на табличке, сделанную мелкими печатными буквами, Евгений подошел поближе.

«Вот ты и попался!» - было написано на табличке. Едва Евгений подумал, а что бы это могло значить, женщина открыла глаза и попыталась вцепиться в него посиневшими руками со скрюченными пальцами. Но не тут-то было. Наученный горьким опытом общения с нечистой силой, Евгений отошел на шаг назад едва лишь дернулись веки повешенной. А когда она протянула руки, он уже стоял на безопасном расстоянии от неё. Во всяком случае, это ему так казалось. Мёртвая женщина так не думала. Из её груди вырвался леденящий душу смех, от которого у Евгения мурашки побежали по коже. Она начала дергать ногами и раскачиваться на веревке, как на качелях, не отводя белесых глаз от лица Евгения. Всё это время она изрыгала проклятия и махала руками, пытаясь достать «эту сучку, посмевшую вторгнуться в её владения». И чем сильнее она раскачивалась, тем ближе к горлу Евгения были её вытянутые руки, тем радостнее и безумнее становился её смех.

Евгений же дождался, когда нечисть в образе женщины раскачается сильнее, а потом, когда она летела на него с максимальной скоростью, просто выставил перед собой меч, на который повешенная напоролась грудью. Меч вошел в неё по самую рукоятку, но нечисть всё-таки успела схватить Евгения за горло. Несмотря на синюшный вид, хватка у неё была железная.

- Сдохни, сучка! - кричала мертвая, с каждой секундой сжимая горло Евгения сильнее и сильнее. И тут он испугался, что она его задушит. Он не мог вытащить из неё меч, а потому ему оставалось дергаться всем телом, пытаясь освободиться и бить её свободной, левой рукой.

- Когда же ты сгоришь? - прохрипел Евгений, изо всех сил пытаясь левой рукой разогнуть пальцы, стискивающие его горло. Но тут повешенная завизжала, по её телу побежали длинные языки пламени. Огонь побежал и по веревке, которая оторвалась от крюка и стала извиваться, как змея. Ещё через секунду раздался хлопок, и по комнате полетели горящие остатки того, что только что чуть не убило Евгения.

Наконец-то оторвав от себяистлевшие руки, Евгений подошел к большому зеркалу в позолоченной раме, которое стояло у стены. Ему хотелось посмотреть, останутся ли синяки на горле, но он не увидел даже покраснений. Всё-таки меч здорово заряжал его энергией. Глядя на своё отражение, он подумал, что похож на очень красивую амазонку — в руке меч, растрепанные волосы, воинственныйи немного уставший взгляд, аппетитная грудь, проглядывающаясквозь дыры в порванной футболке.

Отражение амазонки вдруг потускнело и пропало. Вместо него Евгений увидел два больших глаза с вертикальными зрачками, которые с ненавистью смотрели на него. Потом он услышал звериное рычание, будто где-то рядом рычало сразу несколько львов.

«Это что за фигня?» - не веря своим глазам, Евгений заглянул за зеркало. Между стеной и рамойбыла только ножка, на которую опиралось зеркало. Евгений даже пошарил рукой за зеркалом, чтобы понять, в чем секрет фокуса. А чудовище в зеркале продолжало рычать.

Евгений хотел прикоснуться рукой к поверхности зеркала, но рука свободно прошла внутрь, как в открытое окно.

«И как это понимать? - пробормотал Евгений, разглядывая рогатого монстра с огромной зубастой пастью, покрытого панцирными пластинами. Он мог видеть только верхнюю часть чудовища. Нижняя его часть и то, что находится у гигантской твари за спиной, Евгений видеть не мог, так как по ту сторону зеркала было очень темно. Единственным источником света, освещавшим существо из другого мира, был свет комнаты, в которой находился Евгений. Причем, природа этого света была отнюдь не электрической. Впрочем, Евгению и этого освещения вполне хватило, чтобы иметь представление о размерах монстра.- Что же ты за тварь такая?»

Услышав слово «тварь», чудовище зарычало ещё громче и просунуло свою четырехпалую лапу в комнату. Прежде, чем отскочить в сторону, Евгений успел заметить большие когти на метровых пальцах и то, что один коготь сломан.

Пока гигантская лапа шарила по комнате в поисках Евгения, он поднял над головой меч и рубанул со всей силы. Меч высек искры из пластин на руке, оцарапал их, но не причинил никакого вреда чудовищу. Но это не остановило Евгения. Он понимал, что слабое место у этой гигантской твари всё-таки должно быть.

Евгений начал бегать взад-вперед по комнате, дожидаясь, когда же чудовище приподнимет лапу. И когда рогатая тварь все-таки подняла лапу в надежде прихлопнуть Евгения, он воткнул меч прямо в черную, покрытую трещинами и наростами подушечку лапы.

Монстр взвыл. Из глубокой раны фонтаном брызнула кровь, рана задымилась. Но, к удивлению Евгения, тварь не только не убрала лапу из комнаты, она ещё просунула в зеркало вторую лапу и попыталось расширить себе проход.

Глядя на попытки чудовища пролезть сквозь зеркало, Евгений подумал, что сейчас рама сломается, «картинка» погаснет, и этот броненосец-переросток навсегда останется по ту сторону зеркала. Но не тут-то было! Позолоченная рама растягивалась, будто она была сделана из резины. В какой-то момент Евгений даже подумал, что чудовище растянет раму и заползет в комнату. К счастью, рама оказалась не настолько эластичной.Брызжа желтой слюной и шумно дыша, рогатый броненосец сначала пытался просунуть сквозь зеркало две верхние конечности, потом пытался засунуть нижнюю конечность, но у него ничего не получалось, и по ту сторону зеркала периодически раздавался вой, в котором слышалось и разочарование, и обида. В какой-то момент он просунул в зеркало морду, похожую на крокодилью, но тут же жалобно заскулил, получив мечом по носу. Какое-то время была тишина. Евгений уже решил, что монстр решил оставить попытки проникнуть в дом, но тут вдруг из зеркала показался конец рога, который заходил в комнату всё больше и больше. Потом показалась макушка, следом за ней - ухо, глаз. Зеркало расширялось всё больше и больше, словно броненосец его чем-то смазал.

Евгений не стал ждать, когда через зеркало пройдет вся голова монстра. Ему этого меньше всего хотелось, ведь он понимал, что ему придет конец, если чудовище пройдет через зеркало и окажется в доме. Эту тварь нужно было остановить любой ценой. И у Евгения в голове созрел план.

Подойдя поближе, он с размаху воткнул меч в глаз монстра ипровернул его. Глазное яблоко с хлопком лопнуло, обрызгав Евгения черно-серой жижей. Глазница задымилась и вспыхнула алым пламенем. Броненосец взревел и стал вытаскивать голову из прохода, образовавшегося в зеркале. И как только он убрал свою голову, Евгенийподбежал к зеркалу, вцепился двумя руками в верхний край рамы и потянул его на себя. Зеркало оказалось слишком тяжелым и устояло. Тогда Евгений дернул ещё сильнее и поджал ноги. В этот раз зеркало качнулось и стало падать. Падение зеркала было медленным, как при замедленной съемке. За тот промежуток времени, пока оно падало, Евгений успел упасть на пол, откатиться на безопасное расстояние и подняться на ноги. И как только он распрямился, зеркало с оглушительным грохотом приземлилось на пол. Послышался приглушенный вой броненосца. Взявшись за край рамы двумя руками, Евгений приподнял зеркало. Увидев, что оно не разбилось, а лишь покрылось сеточкой трещин, Евгений приподнял его ещё выше и резко отпустил. Грохот был такой же, но на полу появились осколки. Рёв чудовища всё ещё был слышен. Тогда Евгений встал на раму ногами и несколько раз подпрыгнул. После чего он оттащил в сторону раму и долго топтал крупные осколки зеркала, измельчая их, пока звуки, издаваемые чудовищем, не стихли.

«Так-то!» - удовлетворенно тряхнув головой, Евгений вышел из комнаты.

Под дверью возилась кучка уродцев, каждый из которых мог бы стать экспонатом Кунсткамеры. Непонятно было — они подслушивали или хотели прийти на помощь броненосцу, но, едва увидев Евгения, бросились в рассыпную. Вид у них был испуганный. Многие бежали к лестнице, и спускались на первый этаж. И лишь некоторые растворялись в стенах и оказывались в комнатах, которых Евгению ещё предстояло «зачистить».

«Можете не убегать! - крикнул им вслед Евгений. - Все равно всех порублю в капусту!»

Распахнув ударом ногиочередную дверь, он оказался в просторном зале средневекового дворца, где было ослепительно белым: пол, колонны, статуи, большой стол и стулья.По углам зала горели факелы, высоко под потолкомгорели свечи на люстре, наполняя помещение запахом воска. Сначала Евгений подумал, что всё сделано из мрамора, но, обходя зал в поисках нечисти, он прикоснулся к колонне и понял, что всё сделано изо льда. Единственное, чего он не понял — как у нечистой силы получается управлять пространством. Ведь в той комнатке он был и не раз, и он помнил, что она была не больше десяти квадратных метров. Как в ней поместился такой залище, да ещё с такими колоннами?

- Не удивляйся, Женя! В нашем мире возможно всё! - послышался женский голос.

- Что? - Евгений аж подпрыгнул от удивления.

- Всё! - повторил голос.

Выйдя из-за колонны, Евгений увидел большой трон в конце зала, на котором величественно восседала высокая бледная женщина в средневековом платье, украшенном дорогими камнями, с короной на голове. Евгений сначала подумал, что корона сделана из хрусталя, но, приближаясь к женщине, понял, что она тоже сделана изо льда. И женщина та вовсе не бледная, а ледяная. Только было непонятно, как она умудрялась говорить своим ледяным ртом, ведь лёд не кожа, и он абсолютно не эластичный. Когда Евгений приблизился, она кивнула головой, чем ещё больше удивила Евгения.

«У неё что, голова на шарнирах?» - подумал он.

Когда их взгляды пересеклись, Евгений вспомнил, где он видел этот холодный, высокомерный взгляд. Он видел всё это в детстве, в мультфильме, снятом по сказке Ханса Кристиана Андерсена. Ему тогда не понравились не Кай, не Герда, так как показались ему немного глуповатыми, а вот Снежная королева в то время произвела на маленького Женю неизгладимое впечатление.Он даже мечтал жениться на ней и стать Снежным королем. Но это было тогда, в далеком детстве. Сейчас же перед ним сидело ледяное существо, которое могло говорить и двигаться. И это был не мультфильм и не телевизор, который можно который можно выключить или переключить на другой канал. Это была жизнь. А оборвется она сейчас или гораздо позже, зависело только от Евгения. Главное — быть предельно осторожным. Везде могут быть ловушки.

- Кто ты? - спросил Евгений, оглядывая зал.

- Как смеешь ты мне «тыкать», негодная девчонка? - спросила королева, едва шевеля губами, с которых слетали маленькие снежинки. Её голубые глаза вдруг стали фиолетовыми. Вглядываясь в её кукольное лицо, Евгений подумал, что была бы она человеком, наверняка бы нахмурилась. А не хмурится потому, что боится, что харя треснет. В прямом смысле. - Я — та, кого ты ищешь.

- Простите, ваше величество, - Евгений, перекладывая меч из одной руки в другую, растер плечи. В зале дворца было прохладно. - Я не искал королеву.

- Но ты искал Белозара!

- Да. Но...

- Я и есть Белозар! - фиолетовые глаза королевы почернели. - Ты молодец! Ты выполнил моё задание, очистил дом от... от нечисти. Отдай мне мой меч, сядь за стол и жди. Сейчас придут мои слуги, накормят тебя и отвезут домой. Ты ведь хочешь домой, да, Женя? А пока отдай мне меч!

- Подожди, - Евгений не торопился расставаться со своим оружием. Он уже знал, что нечисть очень хитра и сделает всё возможное, чтобы навредить ему. - Если ты — Белозар, то ты должен знать, кто я.

- А я знаю, кто ты, - Снежная королева слегка подалась вперед, глядя в глаза Евгению. - С одной стороны, ты — женщина, но чувствуешь себя мужчиной. Ты — транссексуалка. Давай сюда меч, а я выполню твоё желание, и тебе пришьют эту штуку...

- А если я не отдам тебе меч? - Евгений подошел вплотную к трону, и оперся на ледяные подлокотники, покрытые узорами.

- Тогда я велю своей страже отрубить тебе голову! - королеваоттолкнула Евгения. Она хотела пнуть его носком ледяного сапога, но движения давались ей с трудом, и Евгений не только успел отойти в сторону, но даже успел заметить тонкую струйку желтоватой воды, текущую по ноге и стекающую в сапог. Определенно, перед ним был не Белозар, иначе он быстро нашел бы его в доме по мокрым следам.

- Ты что, обоссалась от страха? - Евгений улыбнулся, указав на сапог, под которым образовалась небольшая лужица.

- Как ты смеешь мне такое говорить?! - закричала Снежная королева.Её ледяная маска, как того и следовало ожидать, треснула, а в уголках рта появились неглубокие трещинки. - Стража! Взять её!

- И всё-таки ты обоссалась! - Евгений размахнулся и со всей силы вонзил меч в живот Снежной королеве, проткнув её насквозь вместе с троном.

Королева закричала. Её крик напомнил Евгению вой сирены пожарной машины. От раны в животе во все стороны побежали глубокие трещины, из которых повалил густой дым. Ещё через секунду королева стала гореть синемпламенем вместе с троном, а за спиной Евгения послышался топот множества ног. Нижняя челюсть Снежной королевы вместе с фрагментом лица упала Евгению под ноги и тут же стала таять, превращаясь в пузырящуюся влагу. Вынув меч из живота королевы, он обернулся. Безобидные с виду статуиобезьян, гномов, фей с крыльями, единорогов, на которые он поначалу не обратил внимание, спустились с постаментов. Они приближались к Евгению, на ходу превращаясь в ледяных рыцарей. Из-за колонн появлялись другие рыцари, с каждым мгновением пополняя ледяное войско.Это войско надвигалось на Евгения, закрывшись ледяными щитами, ощетинившись мечами и копьями.

«А-ну, пошли все на хрен!» - крикнул Евгений, несколькими ударами своего меча обломав ледяные мечи и копья. Но воины продолжали наступать, оттесняя его к трону. Вместо сломанных мечей и копей в их руках появлялись острые ледяные ножи.

Поняв, что дальше отступать нельзя, Евгений пошел в наступление. Он рубил и колол мечом, сокрушая одного рыцаря за другим, а их становилось всё больше и больше. В какой-то момент он поскользнулся на ледяном полу и упал. Его сразу же окружили рыцари с занесенными над головами копьями и мечами. Понимая, что сейчас в него воткнутся сотни, тысячи острых ледышек и прикончат его,Евгений сжался в комок на холодном полу и инстинктивно закрыл голову руками, хотя понимал, что толку от этого не будет. Тут же раздался хлопок. Эта взорвалась Снежная королева, разлетевшись на тысячи тающих льдинок. Развалился и трон. Но Евгений этого не видел. Он лежал, скорчившись на полу, покорно ожидая прихода собственной смерти. Но ничего не происходило. Слышался ледяной хруст, а град ударов, к которым Евгений уже морально подготовился, так и не наступил. Убрав руки от головы, он приподнял голову. Рыцари, которые замерли с оружием в руках, разваливались на мелкие кусочки.

«Так вам, гребаные сосульки!» - победно закричал Евгений.

Поднявшись на ноги, онвзял в руку меч, вновь ощутив его силу. Оглядев зал и поняв, что больше ему воевать не с кем, он стал пробираться к выходу, с трудом преодолевая горы из фрагментов ледяных тел.Мало того, что было холодно, он постоянно поскальзывался и падал, кроя матом ледяную армию, Снежную королеву и положение, в которой оказался.

Пол под ногами вдруг задрожал. Послышался громкий треск. Оглядевшись по сторонам, Евгений увидел, как трескаются колонны и падают прямо у него на пути. Одна из них чуть не упала на Евгения. Он лишь чудом остался жив, да и то потому, что упал на спину и скатился с ледяной насыпи как раз в тот момент, когда на неё рухнула колонна.

«Ёж твою мать!» - Евгений ускорился, изо всех сил работая изодранными об лед ногами. Холодный воздух обжигал легкие. Едва он остановился, чтобы перевести дух, с потолка упала огромная люстра. Горящие свечи полетели в разные стороны. Одна из них чуть не подожгла Евгению волосы, угодив в голову. Потом с потолка рухнула большая ледяная плита. Упав на пол, она разлетелась на куски,один из которых, размером с кирпич, угодил Евгению в коленную чашечку. Крича от нестерпимой боли, он выронил меч и стал кататься по битому льду, растирая колено.Боль не проходила. Но стоило Евгению снова взять в руки меч, боль стала утихать.

В том месте, куда упала большая ледяная плита, пол проломился, в нем образовалась зияющая дыра, увеличивающаяся в размерах,в которуюустремились потоки льда, увлекая за собой Евгения.Позабыв про боль в колене и про усталость, он устремился к выходу, поскальзываясь и пробуксовывая, стараясь не смотреть назад. Только у самого выхода он остановился и оглянулся, тяжело дыша. Пол к тому времени полностью провалился в глубокую дыру, на дне которой виднелись красные всполохи пламени, над которыми парили черные хвостатые твари с кожистыми крыльями.

Стоя на небольшом пятачке, оставшемся от ледяного пола, Евгений поднял глыбу льда и швырнул её вниз, в черных тварей. Заметив падающую на них ледышку, крылатые твари разлетелись кто-куда, растворившись в темноте. А Евгений всё стоял на краю выступа и ждал, когда ледяная глыба достигнет дна провала. Так и не дослышав звука, характерного для падающего льда, он вышел из комнаты. Постояв немного в коридоре, он подумал: «А вдруг те крылатые твари через дыру залетят в дом?»Приоткрыв дверь, он увидел ту самую комнату, которую видел днем. Словно там не было никакого ледяного дворца, который развалился ипровалился в бездну. Это была всё та же комнатушка не больше десяти квадратных метров, в которой по-прежнему стояли шкаф для одежды, письменный стол, два стула и раскладушка в углу. Пол, застеленный затертым до дыр линолеумом, был на месте. Евгений прошелся по комнате, несколько раз подпрыгнул, проверяя пол на прочность, открыл шкаф и на всякий случай проткнул висящие в шкафу куртки и плащи мечом. Никаких сущностей в шкафу не было. Осмотрев свои ноги, особенно — колено, Евгений не нашел ни единой царапины.И волосы были в полном порядке, хотя Евгений помнил, как запахло паленым, когда ему в голову прилетела свечка.

Включив плеер, он продолжил поиски нечисти. Внутренний голос подсказывал ему, что нужно освободить дом от всех сущностей, иначе они потом очистят дом от него, чего Евгению не очень хотелось. Хотя он чувствовал, что сущностейосталось совсем немного, и онигде-то прячутся.

А в наушниках звучала песня ну очень подходящая к случаю:

«Будь смелым!

Будь!

Будь смелым!

Будь смелым!»

«Действительно, - думал Евгений. - Нужно быть смелым, иначе эти мерзкие создания быстро воспользуются моей слабостью. Башку оторвут и на кол насадят!»

Он ходил по комнатам, заглядывая и под кровати, и под столы, и в шкафы, и в комоды, и в ящики письменных столов. Он искал сущностей и на чердаке. Но сих либо вообще нигде не было, либо он видел их спины и хвосты, исчезающие в стенах. Они явно избегали встречи с Евгением, но он понимал, что просто так всё это не закончится. Они готовят ему сюрприз, но только какой?

В домебыло как-то подозрительно тихо. Евгения это даже стало раздражать. Он уже почти закончил осмотр второго этажа, как вдруг из самой последней комнаты раздались истошные женские крики.

Открыв дверь пинком ноги, он вломился внутрь, держа меч наготове и не забывая при этом смотреть по сторонам. Это была спальня молодоженов, которые покинули дом сразу после свадьбы, о чем днем свидетельствовали яркие фотографии в рамках, свадебное платье в шкафу и большой букет увядших роз в вазе на подоконнике. Из шкафа торчал краешек свадебного платья, а фата висела на люстре.

На большой кровати, занимающей добрую половину комнаты, мужчина с безумными глазами и взъерошенной шевелюрой насиловал девушку, которая была очень похожа на порноактрису Сашу Грей. Девушка кричала и извивалась, а тип с безумными глазами старался, как заводной заяц, периодически награждая даму шлепками и зуботычинами.

Когда Евгений стал приближаться к кровати, держа меч двумя руками, и мужик с ненормальными глазами, и девица, увидев его, замерли. На какое-то время в комнате повисла тишина, давящая на уши. Потом Саша Грей задергалась, безуспешно пытаясь сбросить с себя лохматого субъекта, и закричала:

- Это маньяк! Он убьет нас обоих! Вызови полицию!.. Здесь есть телефон!

Проследив за её взглядом, Евгений увидел старый дисковый телефонный аппарат, стоящий на трюмо и даже удивился, как он его раньше не заметил.

- Нет! - мужик улыбнулся железными зубами, глядя на Евгения. - Не слушай её. Я — священник, и сейчас изгоняю из неё бесов. Это обряд такой. Она просто одержима...

- А по-моему, ты только что глубоко затолкал в неё беса, - Евгений улыбнулся, довольный собственной шутке. - И утромбовываешь его!

- Ты тоже одержима! - не унимался маньяк. - Я сейчас закончу с ней, а потом такой же обряд проведу с тобой... Ты пока раздевайся!

Псевдосвященник продолжил свой нехитрый обряд, кровать заскрипела, а Саша Грей снова закричала:

- Не слушай его! Вызови полицию!

Глядя на эту парочку, Евгений не поверил ни девице, похожей на порноактрису, ни «экзорцисту». Уж он-то знал, до чего хитра бывает нечистая сила. Еще раз кинув беглый взгляд на мужичка сверху, он увидел, что пот, выступивший у него на лбу и на спине, имеет желтоватый оттенок. Также он заметил темно-желтое пятно на простыне, расплывшееся под девицей и вспомнил, что у многих сущностей, которых он видел в доме, слюна была такого же цвета. Такого же цвета жидкость затекла в сапог Снежной королеве. Значит, перед ним не люди.

Меч описал дугу в воздухе и разрубил пополам «экзорциста» и его жертву. Визг этой парочки был похож на звук работающей пилорамы. Когда Евгений шел к телефону, маньяк вытянул руку, чтобы схватить его, но разлетелся на куски. Через мгновение то же самое произошло с Сашей Грей.Пока то, что осталось от них, горело, кружась по комнате, Евгений взял в руку трубку телефона. Телефонный аппарат тут же превратился в большую змею, свернувшуюся кольцами. То, что было трубкой со шнуром, стало хвостом змеи. Изогнувшись, змея открыла пасть и сделала выпад вперед, целясь Евгению в шею. Заметив её движение, он просто выставил перед собой меч, и змея вцепилась в него зубами, оставляя липкий зеленый яд на гладком клинке. Видимо, поняв свою ошибку, змея разжала челюсти и снова свернулась кольцами на столике, готовясь к очередному броску, шипя и водя из стороны в сторону раздвоенным языком. Но дать змее второй шанс не входило в планы Евгения. Послав змею на три известных любому русскому человеку буквы, он разрубил её на мелкие кусочки, а упавшую на пол голову раздавил ногой ещё до того, как она начала гореть. Его передернуло от отвращения, когда голова захрустела под подошвой кроссовка.

Брезгливо вытерев подошву об розовый коврик, он выскочил из комнаты и чуть не наступил на маленького человечка, похожего на обезьянку. Ростом тот был не больше метра. На нем не было одежды, и он был покрыт коричневой шерстью. Шерсти не было только на сморщенном лице и на макушке.Человечек медленно передвигалсяпо коридору, волоча между ног распухшую розовую мошонку, пытаясь догнать бегущую к лестнице нечисть. Увидев Евгения, он нервно заскулил, сгреб в охапку свое «хозяйство» и стал убегать, оглядываясь на Евгения. Но далеко убежать он не смог. Пробежав несколько метров, он тяжело опустил свои яички на пол и сел на них, как на пуфик. Немного посидев и передохнув, он потащился дальше.

Евгений, понимая, что торопиться ему некуда, так как на втором этаже он перебил всех сущностей, не спеша шелза обезьяноподобным человечком, помахивая мечом и зажимая рот рукой, чтобы не засмеяться. Он видел в жизни многое, но такое - никогда.Для него это было слишком смешное зрелище. Но он уже понял, что сущности реагируют на эмоции, а потому в тот момент старался быть спокойным и холодным,не думать ни о лысине на голове человечка, ни о его распухших яичках. Ему не хотелось бы засмеяться и «подкормить» своей положительной энергией каких-нибудь сущностей вроде этой мартышки с большими яйцами.

Человечек же дотащил свою мошонку до лестницы, опять присел на неё, оглянулся на Евгения и скорчил гримасу. Когда Евгений замахнулся на него мечом, он приподнял мохнатыми ручонками мошонку и стал спускаться с лестницы, смешно шлепая по ступенькам непропорционально большими яичками.

«Да тебе в цирке выступать надо, - Евгений, не удержавшись, захохотал. - Половину клоунов уволили бы, а вторая половина покончила бы жизнь самоубийством, понимая, что им далеко до тебя!»

Обезьяноподобный ничего ему не ответил, только бросил злобный взгляд через плечо. Когда их взгляды встретились, человечек оступился и кубарем полетел вниз, визжа и стукаясь своими яичками обступени и об стену. Он катился вниз, подпрыгивая, как мячик,под громкий смех Евгения, пока не зацепился мошонкой за балясины. До конца лестницы он не докатился всего три ступеньки. Судя по всему, мошонка между балясинами застряла основательно. Обезьяноподобный человечек минут пять с перерывами на отдыхдергал её своими ручонками, скуля и повизгивая, пока наконец-то не высвободил её. Всё это время Евгений не переставал смеяться. Ему было смешно до слез, до боли в животе. Он даже в цирке так никогда не смеялся.

Тем временем человечек спустился с лестницы, волоча за собой мошонку, и устремился к бабкиной комнате. Как раз в тот самый момент сквозь закрытую дверь в комнату вошли три сущности в черных плащах, скрывающих их лица. Они были похожи на смерть, какой её изображают художники, только без кос в костлявых руках.

В тот самый момент Евгений вспомнил, что старуху он победил, а вот в её комнату почему-то забыл зайти. А ведь это нужно было сделать в первую очередь! Как знать, вдруг все сущности, которых ему не удалось уничтожить, спрятались именно там, чтобы потом напасть на него с новыми силами, да ещё в большом количестве?

Обезьяноподобный подошел к двери бабкиной комнаты.Думая, что он уже спасся, и больше ничего ему не угрожает, он бросил на Евгения взгляд, полный ненависти, высунул изо рта длинный темный язык и показал неприличный американский жест с вытянутым средним пальцем.

«Да я тебе сейчас причиндалы отрублю, тварь!» - Евгений замахнулся мечом и прибавил ходу. В тот самый момент мохнатый человечек прошмыгнул сквозь дверь. При других обстоятельствах он действительно спасся бы, но в тот момент его подвела всё та же распухшая мошонка, которая почему-то не прошла сквозь дверь, а осталась снаружи. Евгений слышал, как с той стороны двери мартышка дергается и пищит, пытаясь протащить свои яички сквозь дверь. Онвидел, как снаружи мошонка бьется с глухим стуком об дверь. В какой-то момент Евгений решил проткнуть мошонку мечом, но тут дверь открылась. Показался обезьяноподобный. Нагнувшись, он подобрал своё «хозяйство», послал Евгения по известному адресу и скрылся в комнате, хлопнув дверью.

Евгений взялся за дверную ручку. Распахнувдверь, он вошел следом за человечком с мошонкой и замер у входа. Комната была залита ярким светом, источником которой была большая воронка в центре. Над воронкой висело облако густого тумана, который двигался против часовой стрелки. К воронке шел обезьяноподобный вытянув вперед мохнатые ручонки, волоча за собой мошонку. В комнате было холодно, слышалось невнятное бормотание и шепот тысяч голосов. Казалось, что эти голоса звучат в голове у Евгения. «Иди сюда! Иди!.. Иди скорее!..» - звали голоса, иворонка тянулак себе, как супермощный пылесос.

С потолка упала сороконожка с женским лицом, её тут же засосала воронка. Из противоположного угла комнаты выскочилаогромная крыса, лишенная шерсти. Её серая кожа висела складками, как у шарпея. Крыса была в два раза больше Евгения. Увидев его, она раскрыла пасть, показав полуметровые резцы и прыгнула на него, широко расставив передние лапы с кривыми острыми когтями.Едва заметив её, обезьяноподобное существо замерло, а Евгений выставил перед собой меч. Когда он уже представил, как крыса приземляется в двух шагах от него, сшибая с ног мохнатого человечка с большими яйцами, а меч со свистом рассекает воздух и срубает ей голову, крыса вдруг зависла в воздухе, и холодными потоками её стало сносить к воронке. Грызун-переросток пронзительно запищал, извиваясь морщинистым телом и дергая хвостом. Но это крысе не помогло. Воронка всосала её в мгновение ока, прервав её противный писк.

«Как всё здорово получилось!» - с облегчениемсказал Евгений, занося ногу для удара по розовой мошонке.

Но, стоило ему оторвать ногу от пола, мощные потоки воздуха приподняли сначала обезьянку с мошонкой, а потом и его ипотащили к воронке.Болтая в полёте ногами, Евгений закричал, глядя на то, как обезьяноподобный вместе со своими большими яичкамиисчез в круговороте тумана. Но его-то Евгению жалко не было. Жалко ему было себя. В тот момент он понимал,что воронка есть ни что иное, как портал, вход в другой мир, в другое измерение. И в другом мире ему, скорее всего, будут не рады. Поэтому он изо всех сил стал цепляться за стулья, за стол, за тумбочку. Но безуспешно - воронка неумолимо тянула его к себе, не оставляя никаких шансов на спасение.

Пролетая мимо окна, Евгений ухватился за край штору, которая, как флаг, трепыхалась в потоках воздуха. Штора оторвалась вместе с гардиной. Евгений издал вопль отчаяния, и тут случилось чудо — комнату залил свет, бьющий из окна. Воронка тут же исчезла, а вместе с ней и потоки воздуха. Евгений упал спиной на ворсистую твердь, больно ударившись затылком,локтями и лопатками.Ещё толком не осознав, что произошло, он лежал на изъеденном молью ковре в обнимку с гардиной, глядя в серый потолок с темными пятнами на нем, под которым покачивалась старомодная люстра.

Потом он приподнялся на локте и оглядел комнату. Она выглядела так же, как днем, только тумбочка и стулья лежалина полу и пахло не медикаментами, а сероводородом. Противный такой запах.

Откинув в сторону гардину и штору, одеялом укрывавшую его, Евгений стал подниматься на ноги. Он делал это осторожно, не торопясь. Он не был уверен, что ничего себе не повредил, падая на спину. Поэтому он ожидал, что вот-вот произойдет прострел боли в спине или в шее. Но никаких прострелов не было. Спина немного болела, но это было терпимо.На ковре лежал кортик. Это был обычный кортик, а не самурайский меч. Подняв оружие, без которого до утра было бы не дожить, Евгений подошел к окну и распахнул его настежь.

Было утро. Первые лучи солнца залили светом кирпичные заборы, черепицу крыш и газоны. Со стороны шоссе послышался звук гудящих моторов. Свежий утренний ветерок шевелил кроны деревьев и листву кустов. Ворвавшись в окно, он взъерошил Евгению волосы и выгнал из комнаты тошнотворный сероводород.

«Хорошо, бля!» - Евгений прикрыл глаза и сделал глубокий вдох. В тот момент он, как ребенок, радовался утру, радовался ветру, радовался тому, что победил нечистую силу и остался жив. А ведь он запросто мог сойти с тропы жизни, уйдя в тень, как это произошло с Машей и с другими людьми, которые не смогли пережить ночь в этом доме. В том, что их было много, Евгений не сомневался.

Взгляд его упал на плеер, лежащий на подоконнике. Вставив наушники в уши, Евгений нажал на кнопку «Play».Зазвучала песня, которую Евгений никогда раньше не слышал, но она ему сразу понравилась:

«...Воины света, воины добра

Охраняют лето, бьются до утра

Воины добра, воины света...»

Слушая эти слова и глядя в окно, Евгений подумал, что эта песня написана про него. Ведь это он — воин света. Он бился с нечистью до утра. А солнечный свет — то, чего боится нечистая сила. Это то, благодаря чему исчезла воронка, чуть не поглотившая его. Неслучайно ведь вся нечисть повылазила именно с наступлением темноты и исчезла с первыми лучами солнца. Евгений даже не сомневался, что в доме сейчас нет ни одной сущности. Он это не столько знал, сколько нутром чувствовал.

«Я — воин света! - бормотал Евгений, направляясь на кухню. - Воин добра!»

И хотя статус воина света предполагал образцовый образ жизни, отказ от алкоголя и никотина пока в планы Евгения не входил. Поэтому, оказавшись на кухне, он первым делом достал из холодильника покрытую инеем бутылку водки и налил себе полный стакан. Выпив его залпом, он закурил. Водка обожгла внутренности приятным теплом, а сигареты с ментолом наполнили душу обманчивым чувством счастья и покоя.

«Я — воин света! - крикнул Евгений хриплым голосом в пустоту дома, поднимаясь с табуретки. И добавил: - Так-то, бля! Это вам не шубу в стринги заправлять...» Ему вдруг захотелось спать, и он направился в спальню. Но, сделав пару шагов, он понял, что усталость навалилась на него так сильно, чтопридавливала его к полу. Сделав ещё несколько шагов на подгибающихся ногах, Евгений оказался в коридоре, который стало качать, как шхуну во время качки. Качало всё: стены, пол, потолок. Упершись двумя руками в стену, Евгений какое-то время противостоял качке, но как только он оторвал ладони от темно-зеленых обоев, ноги подкосились, и он упал, ударившись лицом об ковровую дорожку. Даже не пытаясь подняться, он заснул, оглашая дом громким храпом. Кто сказал, что женщины не храпят? Ещё как храпят! Особенно, если немного выпьют спиртного.

Он ещё толком не проснулся, но уже не спал. В голове вертелись события прошлой ночи — всевозможные сущности,отлетающие в разные стороны конечности, горящие внутренности, звериный вой, рёв, писк. Вспоминая всё это, Евгений думал, что больше никогда не останется в этом доме на ночь. Днем здесь было вполне терпимо, если есть деньги. А вот ночью... Вторую в этом домеон вряд ли осилит. Да и вообще, нужно валить отсюда. Квартира у него есть. Друзьям он всегда сможет объяснить, что с ним произошло, и они, скорее всего, помогут ему. Бизнес у них неплохой, так что с деньгами проблем не будет. Можно будет подкопить денег и сделать пластическую операцию, снова стать мужчиной. Выше ростом он, конечно же, не будет и детей, кроме приемных, не сможет иметь, но он будет жить так, как раньше или почти так. Важно выбраться отсюда. Сегодня же! И кортик нужно обязательно забрать! А как же без него? Раз всевозможные злобные сущности свободно проходят сквозь стены здесь, они также пройдут сквозь них в любом другом месте. И устроят кровавую вендетту воину света.

Открыв глаза, Евгений увидел над собой знакомый натяжной потолок. Он понял, что находится в спальнеи лежит на кровати, только не мог вспомнить, как он сюда дошел и разделся, аккуратно сложив одежду на стуле. Последнее, что он помнил — падение на пол и мысль в голове: а вдруг проснусь мужчиной? Но, перевернувшись на бок и глянув на свое отражение в зеркале шкафа-купе, он понял, что чуда не произошло. В зеркале отражалась всё та же блондинка с большой грудью, с большим синяком на левой стороне лица и содранной кожей на подбородке. Блондинка по-прежнему была красивой. И даже следы падения лицом на ковровую дорожку её не испортили. Улыбнувшись своему отражению, Евгений поднялся с кровати. Чувствовал он себя, на удивление, нормально — его не тошнило, голова не болела. Хотя обычно после употребления водки он чувствовал себя развалиной. Во всяком случае, с утра.

Приняв пенную ванну, Евгений опять провел ревизию в шкафу. В этот раз ему удалось найти вполне приличные облегающие джинсы, голубую блузку с глубоким декольтеи солнцезащитные очки. Одевшись, он отправился на кухню. Очень хотелось есть. Казалось, что он ничего не ел с Нового Года. Он помнил, что где-то должна была остаться недоеденная плитка шоколада. Кажется, она оставалась на кухонном столе. Её нужно было срочно найти и съесть.

Войдя в кухню и глянув на стол, Евгений замер, не веря собственным глазам. На столе стояла большая коробка с теплой пиццей. Рядом с ней стояла кружка дымящегося ароматного кофе со сливками.

«А это всё мне?» - прокричал Евгений и, как всегда, не получив ответа, сел за стол и накинулся на пиццу, которая оказалась с грибами, как он любил. Евгений думал, что расправится с пиццей за полминуты, но оказалось, что он ошибался. В женский желудок вошло только два куска. Остальное Евгений съесть не смог.Когда он допивал кофе, то заметил под коробкой сложенный пополам тетрадный лист. Развернув его, он увидел знакомый почерк и понял, что это очередная записка от Белозара:

«Добрый день, Женя! Надеюсь, тебе понравилась пицца? Поздравляю с успешной сдачей первого экзамена! Молодец! Ты оправдал мои надежды. Только кое-что ты все-таки не доделал. Надеюсь, этой ночью ты поймешь, в чем была твоя ошибка и устранишь её. Я оставил тебе права и ключ от машины. Не благодари меня, это теперь твоя машина. Можешь съездить днем в Артемьевск и немного развеяться. Только к вечеру возвращайся. Деньги в конверте тоже твои, но трать их с умом. Также я оставил тебе телефон, чтобы ты не чувствовал себя отрезанным от внешнего мира. Это тоже подарок от меня. Пользуйся всем этим, мне не жалко. Надеюсь, ты понимаешь, что возврата к прошлому нет, как бы сильно тебе этого не хотелось. Поэтому все твои попытки вернуться к прошлой жизни не увенчаются успехом. Это будет пустая трата времени и сил. Живи пока в этом доме, привыкай к новой жизни и постарайся забыть своё прошлое. Помни: я теперь твой единственный друг, твой отец и твоя мать. Больше ты никому не нужен. Я надеюсь, ты всё поймешь и не будешь делать глупостей. Живи у меня и пользуйся моим гостеприимством. Отрывайся по-полной днем, но будь осторожен ночью!

С Уважением Белозар.

P.S. Ключи от машины, телефон и конверт на холодильнике».

Скомкав записку и кинув её в корзину для мусора, Евгений сходил в спальню за дамской сумочкой. Пока он рассовывал по всевозможным кармашкам сумки деньги,водительское удостоверение на имя Снежиной Евгении Романовны и новенький смартфон, его рука наткнулась на кортик. Он лежал на самом дне сумки, заваленный косметикой и прочей, как казалось Евгению, бесполезной ерундой. И, хотя Евгений не помнил, как он положил кортик в сумку, он ничуть не удивился.

Зажав сумку под мышкой, он направился к выходу, поигрывая ключом от машины.

«Белозар! - крикнул он, стоя в дверном проеме. - Я не хочу тут больше оставаться! Меня всё это достало! За деньги и за тачку спасибо, за всё остальное — тоже! Досвидо-ос!»

У Евгения словно груз с плеч свалился, когда он хлопнул дверью. Ему вдруг стало хорошо и легко на душе. Наконец-то он уедет из этого дома, от этих мерзких тварей, норовящих его убить. Он свободен! Как это здорово!

За оградой стоял «Ниссан Микра» красного цвета. Пока Евгений шел к машине, его вдруг осенило: охранной сигнализации у машины не было. Значит, Белозар не боялся автоугонщиков или машину охраняликакие-то неведомые силы, которымБелозар доверял. Очень хотелось верить, что эти силы — светлые. В противном случае доехать до Артемьевска шансов мало — машина или заглохнет на полпути, или попадет в аварию. Поэтому Евгенийс предельной осторожностью открыл водительскую дверцу, также осторожно сел на водительское сиденье. Проворачивая ключ в замке зажигания, он зажмурился, ожидая, что вот-вот машина взорвется илииз бардачка выпрыгнет какая-нибудь зубастая тварь и вцепится ему в горло. К счастью, ничего такого не произошло. Двигатель тихо заурчал, Евгений любовно погладил руль и пристегнулся ремнем безопасности. Бросив взгляд на дом, он вдруг ощутил непреодолимое желание на прощание сделать какую-нибудь гадость. Приоткрыв окно, он высунул кулак,гордо поднял вверх средний палец и нажал на педаль газа. Гадость была маленькой, и никто, кроме Евгения, её не видел. Но ему это показалось настолько смешным, что он смеялся до слез, пока не заболел живот.Впрочем, уже через пять минут он забыл об этой детской шалости, мчась по шоссе в сторону Артемьевска, подставив лицо прохладному ветру, врывающемуся в салон через приоткрытое окно. Он строил планы на будущее — вернуться в Артемьевск, найти своих друзей - Димку Козелина и Серёгу Усинова. Евгений не сомневался, что вместе они обязательно что-нибудь придумают, найдут способ, как снова превратить его в мужчину.Ведь они прошли через огонь, воду и медные трубы, пуд соли на троих съели. Потом он продолжит заниматься бизнесом, и всё вернется на круги своя, всё будет зашибись! Но прежде всего ему хотелосьпобывать в своей квартире на улице Цветочной в Артемьевске. Вспомнив, что у него нет ключей от квартиры, и он не знает, где они, Евгений резко затормозил. Едущий сзади внедорожник чуть не врезался в автомобильчик Евгения, но водителю внедорожника хватило мастерства, чтобы объехать «Ниссан» и прокричать в окно, что Евгений — обезьяна хренова и кретинка долбанутая. А ещё он добавил, что Евгений — тупая овца. Занятый своими мыслями, Евгений даже не обратил на это внимание.Он думал о том, как ему можно попасть в свою квартиру. То, что ему в первую очередь нужно побывать дома, не подлежало обсуждению. Это была навязчивая мысль, которая не давала покоя. Именно в своей квартиреЕвгений хотел найти то, что может пролить свет на события двух последних дней. Он не сомневался, что сможет узнать, почему стал женщиной и как оказался в загородном доме, населенном всякими ужасными сущностями. Быть может, именно дома он найдет что-то, что поможет вернуть ему первоначальный вид и понять, кто виноват в том, что случилось. В тот момент Евгений был уверен, что виноват в том, что случилось, может быть кто угодно, но только не он. Он же не враг самому себе, верно? И если он сможет найти виновника своих бед — обязательно его накажет. Главное — проникнуть в квартиру. Но для этого нужно достать запасныеключи от квартиры, которые он всегда хранил в выдвижном ящике письменного стола, в своем рабочем кабинете. Оставалось только как-то попасть в кабинет, минуя пост охраны и не попасться на глаза особо бдительным работникам, которые могли поднять шум.

Евгений достал из сумочки мобильный телефон. На часах было 11:30. Если приехать в офис к началу обеда, то встречи с бдительными работниками можно было избежать. Но как быть с охранниками?

Остановившись на светофоре, Евгений закурил. Взгляд его упал на огромный рекламный щит, на котором был изображенработяга в комбине и в белой каске, стоящий на фоне недостроенного дома. В руке работяги был молоток, а под молотком было написано название строительной фирмы.

«Гениально!» - закричал Евгений, чуть не уронив сигарету в декольте. В его голове тут же созрел хитроумный план. Оставалось только осуществить его. Впрочем, Евгений полагал, что это будет сделать гораздо проще, чем ночью уничтожать нечисть в загородном доме.

Через двадцать минут он припарковал машину недалеко от офисного здания, в котором арендовала площадиего фирма - ООО «Алмавар». Не так давно он здесь был хозяином, чувствовавшим себя на работе, как дома. Он был повелителем, и все перед ним трепетали. Сейчас же онощущал себя шпионом, этаким Джеймсом Бондом в юбке. Надев солнцезащитные очки, хотя в этом не было особой нужды, Евгений зашел в холл и подошел к доске с объявлениями, делая вид, что интересуется вакансиями. На самом деле он осматривался и ждал, когда офисные крысы организованной толпой попрутся на обед. Он даже знал, куда они пойдут — в кафе «Белый лебедь» за углом.

На посту охраны сидел Коля Скребков. Навалившись пузом на маленький столик, он увлеченно разгадывал кроссворды. Глядя на его большой живот, Евгений подумал, что столик действительно немецкий, а не китайский, как он думал. Китайский под таким весом давно бы сломался пополам.

В коридоре дружно захлопали двери кабинетов. Коля вздрогнул, будто очнувшись ото сна и нажал на кнопку под столом. Щелкнул магнитный замок, и пластиковая дверь, отделяющая офисных работников от внешнего мира, распахнулась, выпуская наружу оголодавший людской поток. Негромко переговариваясь, обсуждая прошедшие выходные, работники быстро шли к выходу, торопясь занять самые лучшие места в кафе — у окна, подальше от входа. Никто из них не обратил на Евгения внимания. Для них он сейчас был никем, декорацией. А ведь ещё совсем недавно они рвали жопы за копейки, работая сверхурочно и в выходные, стучали друг на друга, лебезили перед ним на корпоративных вечеринках, что только не делали, лишь бы выслужиться и получить мизерную прибавочку к зарплате или должностишку повыше. А сейчас он для них — ноль без палочки. Эх, знали бы они, что это он стоит тут и изображает провинциальную лохушку, все бы развернулись и организованно разошлись по своим кабинетам, ведь до начала обеденного перерыва оставалось целых семь минут! Да, никто из них не узнал в одиноко стоящей девушке своего босса. Зато он знал их всех и всю их подноготную. Ведь он лично отбирал их резюме и проводил собеседование с каждым из них. Эх, вернуться бы сейчас в своё тело, надеть дорогой итальянский костюм, пройтись королем по офису, застроить кого-нибудь за раздолбайство! Так ведь нельзя. Во всяком случае, пока всё не вернется на круги своя. А вернется ли? Внутренний голос подсказывал Евгению, что нет, и от этого ему стало так невыносимо грустно, что аж слезы на глаза навернулись.

Смахнув с ресниц слезинки краешком случайно найденного в сумочке носового платка, Евгений шмыгнул носом и вышел на улицу, мысленно отругав себя за эту слабость. Ведь ему нельзя было терять ни минуты, а он стоял там и пялился на своих подчиненных, как баран на новые ворота.

«Соберись, тряпка! Так нельзя!» - хлопнув себя по бедру, он решительной походкой направился в близлежащий сквер. Там он сел на свободную скамейку и стал высматривать себе помощника. Как только нарисовался подходящий кандидат, Евгений встал со скамейки и подошел к нему.

- Мужчина, помогите мне, пожалуйста, - глядя поверх очков на мордастого парня, томно проговорил Евгений, по максимуму включив всё своё актерское мастерство.

- Извините, не могу, - ответил толстомордый и зашагал дальше.

- Вот с-с-сука, - прошипел Евгений, глядя ему вслед и тут же переключил внимание на очкарика в дешевом коричневом костюме. - Молодой человек, помогите мне, пожалуйста!

Очкарик остановился, оглядел Евгения сверху до низу, потер лоб, поправил очки и вынес вердикт:

- Нет! Я спешу!

- Ну и газуй отсюда, интеллигент сраный! - произнес Евгений, глядя вслед удаляющемуся очкарику. - Да что ж такое-то, а? Их такая телка просит помочь, а они не хотят! Гомики, что ли?

И тут ему в голову пришла мысль, что дело может быть вовсе не в мужчинах, а в нем. Может, он недостаточно сексуально выглядит?

Присев на скамейку, закинув ногу на ногу, Евгений принялся рыться в сумке. Достав маленькое круглое зеркальце, он посмотрелся в него.В целом, он выглядел неплохо. Только вот синяк на пол-лица, который не могли скрыть темные очки, и ссадина на подбородке делали его похожим на алкашку, которая поссорилась со своим парнем.

- Неужто из-за такой фигни можно отказать даме? - удивился Евгений. Так как времени на раздумья оставалось немного, он решил действовать. Достав из сумки тональный крем, он снял очки замазал им синяк и ссадину. Потом накрасил губы помадой. Хотел ещё подкрасить тушью ресницы, но случайно ткнул себе щеточкой в глаз,разразился ругательствами и швырнул тушь в урну. Надев очки, он еще раз посмотрел на свое отражение взеркале и остался вполне доволен результатом. Он даже возгордился собой, ведь впервые в жизни он сделал себе макияж. И пусть он это сделал коряво, но он сделал это сам, без посторонней помощи. Раньше он видел, как это делали его подружки и мама, но даже предположить не мог, что это так важно. Оказывается, без макияжа можно всех мужиков распугать. Увидев длинноволосого юношу с сумкой на плече, похожего на студента, он ринулся к нему:

- Молодой человек, помогите, пожалуйста!

- Вообще-то, я спешу... - начал было тот, но Евгений вцепился ему в локоть мертвой хваткой и потащил к скамейке.

- Это займет у вас всего пять минут. Вы деньги любите?

- Да, - глаза паренька нервно забегали. - А кто же их не любит?

- Я вам дам... - Евгений посмотрел, сколько у него денег в сумке и широким жестом вытащил из неё пятитысячную купюру. - Я вам дам целых пять тысяч!

- Вы не шутите? - глаза студента загорелись.

- А я похожа на шутницу? - Евгений демонстративно поправил руками грудь, о чем тут же пожалел, так как взгляд студента сразу же начал бегать от его левой груди к правой и наоборот. Студент словно сравнивал их, пытаясь понять, какая из них лучше. И было заметно, что ему тяжело сосредоточиться на беседе.

- А что нужно сделать? - спросил студент, не отрывавя глаз от декольте. - Это законно?

- Вполне! - Евгений положил руку на бедро паренька. Это прикосновение вывело его из полугипнотического состояния. Когда он оторвал взгляд от груди и смущенно улыбнулся, Евгению стало понятно, что студент готов к тому, чтобы из него вили веревки. Можно это делать даже бесплатно, но раз уж показал деньги — придется заплатить. - Как вас зовут?

- Вадим, - ответил юноша. На лице его выступили пунцовые пятна.

- Подходящее имя для такого красавца, - Евгений сложил руки на груди, чтобы Вадика больше ничего не отвлекало. - Понимаете, у моего друга сегодня день рождения. Я хочу сделать ему сюрприз... Пока он на совещании, я украшу его кабинет воздушными шариками, стол накрою. Но в открытую я прийти туда не могу, иначе сюрприза не получится. Поэтому вам нужно будет позвонить охраннику и попросить его, чтобы он пропустил меня. И вы сделаете это от имени моего друга... Да вы не пугайтесь, это не мошенничество, а просто розыгрыш. Я вам это как юрист говорю. Кстати, вам услуги профессионального юриста нужны?

На лице Вадима отразилась целая гамма чувств — испуг, неуверенность, недоверие. Но, едва он глянул на купюру, которую Евгений держал указательным и средним пальцемправой руки, вид его стал более решительным — онсдвинул брови и даже сжал костлявые кулаки.

- Услуги юриста мне не нужны... А что конкретно я должен сказать охраннику?

- Да всего несколько слов. У вас есть ручка с бумажкой?

- Конечно, - Вадим достал из сумки блокнот и шариковую ручку.

- Ну, тогда записывайте...

Когда студент всё старательно записал, Евгений набрал номер поста охраны и протянул ему свой смартфон.

- Говорите...

- Алло! - пытаясь войти в образ директора, Вадим сделал голос грубее. - А кто там сегодня на посту? Николай? Это Маслов говорит. Сейчас должна девушка подойти из фирмы «Стройградиндустрия»...Они мне ремонт в кабинете делать будут... Ты пропусти её и дай ключ от моего кабинета... Как её зовут?.. Да Снежина ЕвгенияРомановна. Пусть она пока замеры делает, а я позже подъеду. Понял? Ну всё, давай... - Вадим нажал «отбой» и вопросительно посмотрел на Евгения. - Ну, как?

- Супер! - Евгений положил смартфон в сумочку и отдал Вадиму деньги. - У вас прям-таки талант. Наверное, вы актерские курсы заканчивали?

- Нет, - юноша опустил глаза, глядя на свои кулаки. - А мы с вами обменяемся телефонными номерами?

- И что мы с тобой будем делать? - спросил Евгений, поднимаясь со скамейки. — Перезваниваться по вечерам и обедать в студенческой столовке?

- У меня комната есть в общежитии, - лицо Вадима опять покрылось пунцовыми пятнами.

- Нет! И дело не в общаге! - Евгений зашагал к офису. Пока он не скрылся за стеклянными дверями,Вадим стоял у скамейки, глядя ему вслед, сжимая в руке пятитысячную купюру. Он ждал, что прекрасная блондинка с шикарной фигуройостановится и обернется, но она не оглянулась.

Войдя в холл, Евгений уваренной походкой направился к посту охраны.

- Вам звонил Евгений Иванович? - спросил он,оперевшись руками на столик и подавшись вперед, чтобы Коля мог разглядеть его грудь.

- По поводу чего? - спросил Николай, тряся двойным подбородком.

- По поводу меня! - Евгений протянул водительское удостоверение.

- Ах, да, - ответил Николай, открывая кейс с ключами. - Возьмите ключ, пожалуйста! Евгений Ивановичприедет позже.

- Спасибо, - Евгений улыбнулся, подходя к пластиковой двери, подергал за ручку. - А как тут...

После щелчка дверь открылась, и Евгений оказался в длинном коридоре. Тут же в нос ударили знакомые запахи — запах женских духов, запах кофе, пластика и краски для принтеров. Евгению казалось, что он не был тут целую вечность, хотя прошло всего два дня — суббота и воскресенье. Постояв немного, он направился к своему кабинету, чувствуя, как учащенно бьется сердце в груди. И чем ближе он подходил к кабинету — тем сильнее билось сердце. Оказывается, ему тут всё нравилось. Только в той жизни он это не осознавал. Он даже не понимал тогда, как тут всё прекрасно, до мелочей продуманно и создано для плодотворной работы. Даже простой ключ от кабинета казался красивым и изящным. Прежде, чем вставить его в замочную скважину, Евгений долго рассматривал его, любуясь знакомыми изгибами и бороздками. В тот момент он понял, что абсолютно не ценил то, что у него было. Как знать, если бы он ценил всё это, то не пробирался бы сюда, как какой-то вор или шпион. От размышлений его оторвал знакомый голос:

- А вы к кому? - это была секретарша Лиза.

- Я? - Евгений слегка опешил. - К себе!

- Что? - Лиза подошла к нему вплотную. Сейчас она не казалась ему низкорослой и коротконогой, как раньше. Она была одного роста с ним и выглядела просто чудесно. Рассматривая её красивое личико, Евгений подумал, что зря он не оттрахал её месяц назад на корпоративной вечеринке. Да, она была пьяненькой и прыгала на него, как дикая кошка. Да, весь вечерему прохода не давала фригидная главбухша. Но если бы он знал тогда, как всё повернется, он бы послал подальше главбуха и утащил бы в свой кабинет Лизу, где поимел бы её и на столе, и на полу, и на диванчике. И было бы, что вспомнить.

- Я из фирмы... - он замялся, так как не смог вспомнить название строительной организации. Оно просто вылетело у него из головы. - Мы будем ремонт делать в кабинете Евгения Ивановича, а потом, если ему понравится, сделаем ремонт во всем офисе.

- А что, Евгений Иванович у себя? -удивленно спросила Лиза.

- Нет. Он где-то за городом. Евгений Иванович просил меня начать делать замеры, а сам он позже подъедет.

- Вы его видели сегодня? - не унималась секретарша. Она уже начала нервировать Евгения. Раньше он и предположить не мог, что она такая любопытная.

- Нет, - стараясь держать себя в руках, ответил Евгений. - Мы общались по телефону.

- Странно, - задумчиво произнесла Лиза. - Я уже третий день не могу до него дозвониться. Он ведь у нас больше не директор.

- Как это «не директор»? - Евгения бросило в жар. Ноги будто отнялись и стали непослушными. Его зашатало, и, чтобы не упасть, он оперся рукой об стену.

- А вот так! - Лиза развела руки в стороны. - С сегодняшнего дня у нас директор — Павел Васильевич.

- Ничего себе! Как это так получилось?

- Не знаю, - с нотками сожаления в голосе ответила секретарша. - Я вижу, что вы переживаете, но поверьте мне, я переживаю не меньше вас.

- Ладно, - немного оправившись от шока, Евгений принял решение продолжать действовать по плану, а с этим Павлом Васильевичем он позже разберется. Все равно сейчас любые лишние телодвижения ни к чему хорошему не приведут. Но подумать только! Его всего два дня не было в городе, а у него уже какой-то Павел Васильевич бизнес отобрал. - Мне не так уж важно, кто у вас сейчас директор. Я обмерю кабинет и уйду, а потом уж мы решим с вашим новым директором или с Евгением Ивановичем, как нам действовать дальше.

- Дело ваше, - Лиза развернулась и направилась в приемную. Взявшись за дверную ручку, она вдруг остановилась и, обернувшись, посмотрела на Евгения. - Только я бы не стала никакой ремонт делать. Непонятно, что завтра будет...

- Вот и я о том же думаю,- Евгений кивнул головой, подошел к некогда своему кабинету и попытался открыть замок. Но от волнения руки тряслись, и у него долго не получалось вставить ключ в замочную скважину.

Всё это время Лиза стояла у двери приемной и наблюдала за ним.

- А не родственница Евгения Ивановича? - тихо спросила она.

- Да! Мы - родственники! - Евгений наконец-то вогнал ключ в замочную скважину и дважды провернул его. - Он — мой двоюродный брат. А почему вы это спросили?

- Вы с ним так похожи,- она смущенно опустила глаза. - Ладно, не буду вас отвлекать.

- Да! Время — деньги! - быстро открыв дверь своего кабинета, Евгений вошел внутрь и бесшумно прикрыл дверь. Едва он оказался в своем кабинете, в коридоре щелкнул магнитный замок. Послышался цокот каблучков, приглушенные женские и мужские голоса. Это офисный планктон начал возвращаться с обеда.

Евгений осмотрелся. Всё было так же, как в пятницу, только офисное кресло почему-то не было придвинуто к столу, канцелярский набор был сдвинут в сторону. На тумбочке появился новый чайник, и кружка с его фотографией куда-то исчезла. Может, кто-то не обратил бы на это внимание, а для Евгения это было важно. В свое время он двух уборщиц уволил только за то, что они, протирая пыль на столе, не удосуживались потом раскладывать всё так, как оно было до их прихода.

Евгенийвыдвинул ящик стола. Ключи от квартиры были на месте, но всё остальное было не на своих местах, будто кто-то там шарился, пока его не было. Это точно была не уборщица. Наученная горьким опытом своих предшественниц, она бы никогда так не сделала. Но кто же это мог быть? К гадалке не ходи - новый директор.

Два других ящика письменного столабыли пустыми. Видать, осваиваясь на новом рабочем месте, новоявленный директор выкинул журналы, визитные карточки,папки с бумагами, зарядник для телефона.

Со стены исчезли грамоты, дипломы и фотографии в рамках. Раньше Евгений любому отрубил бы за это руки. Но сейчас же он отнесся к этому терпимо, так как понимал, что всё это ему, скорее всего, уже не понадобится.

Положив ключи в сумку, Евгений направился к выходу. Пора было уходить, но на половине пути он вдруг остановился и оглянулся. Ему хотелось ещё раз посмотреть на свой кабинет, запечатлеть его в памяти, так как внутренний голос подсказывал ему, чтов этом кабинете он находится в последний раз, ведь он уже не директор и, скорее всего, никогда им уже не будет. От этой мысли ему почему-то стало тоскливо, что-то сжалось внутри, а на глазах выступили слезы.

Шмыгнув носом, он уже хотел развернуться и уйти, но услышал, как открывается входная дверь. Евгений тут же мысленно отругал себя за то, что не закрыл эту чертову дверь изнутри на ключ. Но он ведь думал, что всё произойдет очень быстро, а потому не стал тратить время.

- Что ты тут делаешь? - послышался знакомый голос. И голос этот принадлежал его другу - Серёге Усинову.

- Я пришла сделать замеры, - не оборачиваясь, пролепетал Евгений. -Я из фирмы...

- Какой такой фирмы

- Строймон... - Евгений запнулся на полуслове. Он опять не смог вспомнить название этой шарашкиной конторы.Ну почему строительные фирмы любят длинные замудреные названия?

- Не рассказывай мне эти сказки, - в затылок Евгению уперлось что-то твердое и холодное. - Подними руки вверх и медленно повернись!

Евгений подчинился. Повернувшись лицом к Сергею, он увидел пистолет в его руке. Впрочем, его это не удивило. Усинов был директором частной охранной организации, которая охраняла офис ООО «Алмавар».

- Серёга, - прошептал Евгений. В тот момент он нисколько не испугался, несмотря на то, чтодуло пистолета было нацелено ему прямо в лицо. Даже при таких обстоятельствах он был рад встретить своего товарища, которого после известных событий в загородном доме уже не надеялся увидеть.

- Какой я тебе Серёга? Откуда ты меня знаешь? Кто послал тебя?.. Говори! - Сергей замахнулся пистолетом.

- Подожди, не бей меня! - Евгений прикрыл голову руками и сжался. В тот момент он понимал, что нужно сказать правду, но поверит ли ему Сергей? Судя суровому выражению его лица, шутить он был не намерен, и мог запросто нажать на спусковой крючок в любую секунду. - Ты мне не поверишь, но я — Жека.

- Что?! - выражение суровости на лице Сергея сменилось выражением удивления — его брови поползли вверх, лоб прорезали горизонтальные морщины.- Ты чего мне тут пздишь?

- Лучше бы я действительно пздел, - Евгений печально вздохнул.

- А чем докажешь? - Сергей опустил пистолет, но его палец всё ещё был на спусковом крючке. Евгению показалось странным, что Сергей отнесся к этому как-то спокойно. А ведь он был уверен, что получит пулю в лоб сразу после того, как назовется своим именем. Он даже представил, как после слова «Жека» увидит яркую вспышку, почувствует боль, а потом погрузится в темноту. К счастью, этого не произошло.

- Ну, хотя бы тем, что я знаю о тебе, если не всё, то многое. Я знаю, что ты родом из Челябинска. Твой отец — криминальный авторитет. Он отправил тебя в Артемьевск для того, чтобы тебя не грохнули после второго покушения на него...

- И ты даже можешь сказать, как мы познакомились?

- Да. Я, ты иДимон Козелин случайно встретились в привокзальном кафе «Встреча». Это было осенью, лет пять назад. Я тогда купил шаурму и бутылку пива, ты ел сосиску в тесте. Я не помню, что хавал тогда Димон, но помню, что все мы сидели по разным углам, пока два каких-то алкаша не докопались до тебя. Ты вышел с ними из кафе...

- Дальше не продолжай, - Серёга засунул пистолет в кобуру под мышкой.

- Мы выходим, а они тебя в кустах лупят.

- Ладно, не надо дальше, - Сергей болезненно поморщился. Ему явно было неприятно это вспоминать. - Но это могут знать многие. А вот ты скажи что-то такое, о чем только мы могли знать.

- Я знаю твою погонялу.

- Да нет у меня никакой погонялы! - отмахнулся Сергей.

- Есть! - настаивал Евгений.

- Нету!

- А Писец, случайно, не твоя погоняла? - спросил Евгений, глядя Сергею в глаза. - И получил ты её не за схожесть с пушным зверьком, а за то, что твоя пипка такая... В сауне мы это заметили. Сначала мы тебя звали Пипец, потом, когда ты по пьяни мне табло подрихтовал, мы стали называть тебя Писец.

- Жека! - Сергей приобнял Евгения за плечи и подвел к окну. - Ты точно Жека! Я тебя по базару узнал. Так борзо базарить только ты можешь. Тебя ведь даже Петросян не изобразит. Но как получилось, что ты стал бабой? Зачем тебе это нужно?

- Мне это нафиг не нужно, - Евгений отстранился от Сергея. - А тебя не удивляет, что я вообще изменился?

- Нет! Ты же лучший друг Белозада. А он желания исполнять умеет.

- Так! - Евгений опустился на стул, стоящий у стены. - С этого момента поподробнее, пожалуйста!

- А что, вы не друзья? - не понял Серега.

- Нет. Я проснулся вчера в бабском теле, в каком-то сраном доме, в пампасах. Ничего вообще не помню. Рядом никого, только записка, подписанная Белозаром. Я в панике. Чтобы немного успокоиться, пришлось немного бухнуть. А потом я всю ночь бился с чудовищами.

Сергей захохотал.

- Ну, ты даешь! Прям так с чудовищами?

- Не хочешь — не верь, но это были твари, каких ты ещё не видел!

- Да тамошние алкаши это были! - сквозь смех выдавил Серега. - А ты, наверное, такой пьяный был...

- А как мы с Белозаром-то познакомились? - спросил Евгений, подождав, когда Сергей закончит смеяться.

- Это не мы, это ты с ним познакомился, - Сергей многозначительно покачал головой.

- Ну, расскажи! Я ничегошеньки не помню.

- И скакого момента тебе рассказать?

- С того самого, как мы бухать начали.

- Бухать мы начали в пятницу, - начал Сергей. - Собрались у тебя, потом...

- Да, - прервал его Евгений. - Это я помню. Мы были у меня, потом поехали в ночной клуб, сняли телок, с ними мы поехали на дачу ДимкиКозелина.Там были шашлыки, сауна. Помню, мы курили кальян, заправленный травой и драли шлюх... Больше ничего не помню.

- Когда стемнело, Козя принес коробку с пиротехникой, устроил нам небольшой салют. Вот тогда-то мы тебя и потеряли. Искали везде, а тебя и след простыл. Думали, что ты домой уехал, но ты был в жопу пьяный и говорил с трудом. Такси ты бы точно вызвать не смог! - сказав это, Сергей снова засмеялся.

- И где же я был?

- Не знаю, - Серега пожал плечами. - Мы бегаем, ищем тебя, а ты сидишь себе на скамеечке напротив пруда в обнимку с Белозадом...

- С Белозаром, - поправил его Евгений.

- Да какая разница? Главное, что ты понял, о ком идет речь.

- И что было дальше?

- Дальше, - Сергей задумчиво скрестил руки на груди и уставился в потолок. - Ты сказал, что Белозар — твой лучший друг, что он — маг и волшебник, и что он может исполнить любое наше желание. Причем, безвозмездно, то есть даром.

- И что, он исполнил ваши желания?

- Да! - Сергей вдруг помрачнел. - Похоже, и твоё тоже.

- Не может быть! - Евгений сложил руки на груди и покачал головой. - Я не могу в это поверить!

- А ты поверь, чувак! - Серега похлопал его по плечу. - Я и сам поначалу ему не поверил. Я ведь думал, что это какой-то алкаш из местных, которому надо выпить на халяву, вот он и сказки нам рассказывает. Но пить он с нами не стал, а просто пропал куда-то. А вчера утром я понял, что он действительно исполнил моё желание. Позже выяснилось, что Козю он тоже «осчастливил».

- И что это были за желания?

- А вот об этом мы поговорим позже, - Сергей решительно взял Евгения за локоть. - Поднимайся! Поедем сейчас к Димону и там всё обсудим. Мы всё тебе расскажем...

- Но сначала мне нужно заехать домой. Надо кое-что проверить...

- Идет! - согласился Сергей. - Поедем на моей тачке!

- У меня своя машина есть! - ответил Евгений, доставая ключ из сумочки.

- И как ты только всё успеваешь? - изумился Сергей. - Ты ж только недавно свой «Форд» продал...

- Уметь надо, - ответил Евгений, направляясь к выходу из кабинета. Пока он находился в кабинете, он так сильно вспотел, что блузка прилипла к лопаткам, аджинсык ногам. До чего же ему хотелось всё это скинуть и принять душ! Принять душ он решил дома.

Евгений поехал первым. За ним - Сергей в своем «Мерседесе». Через зеркало заднего вида Евгений видел, как Писец показывает пальцем на его машину и смеется. Ещё Серёга сигналил ему на каждом светофоре и показывал через стекло неприличные жесты, но Евгений на него за это не обиделся. Они ведь были друзьями. А за долгие годы Евгений привык ко всем выходкам Серёги. Единственное, чего бы он ему не простил — секс по пьяни. Даже несмотря на то, что «инструмент» у Сереги был небольшой, он им пользовался довольно часто, весьма умело вставляя в любую дырку. Пока Евгений был мужчиной, его это вообще не волновало, но только сейчас, глядя на своего друга, Евгений подумал о том, что Писец очень даже может его трахнуть. Главное — не допустить этого, чтобы потом не было стыдно.

До дома, в котором жил Евгений, они доехали быстро, ведь в Артемьевске пробки на дорогах случались очень редко. Но, если пробки все-таки случались, то, чаще всего это происходилопо вине коммунальщиков. А после того, как старого заместителя главы города по городскому хозяйству посадили за взяточничество, коммунальщики стали работать гораздо лучше.

Вот он, родной дом. А вот и подъезд. С замиранием сердца Евгений набрал четырехзначный код, потянул на себя массивную металлическую дверь. Тут же под ноги бросился облезлый кот, которого подкармливала маразматическая старушка с пятого этажа. В нос ударил знакомый запах — котяра метил свою территорию на совесть.

- Пошел на хрен! - Евгений хотел по привычке дать коту хорошего пинка, но промазал.

- Слушай, а как ты в офисе оказался? - спросил Евгений Сергея, когда они поднимались по ступенькам.

- Мы тебя два дня искали. Теперь-то мне понятно, почему не нашли. Звонили тебе на сотовый, так ты сначала трубку не брал, а потом и вовсе оказался «вне зоны доступа». Вот я и решил тебя в офисе подождать. Заодно и с новым директором пообщался...

- Но ведь так не может быть! - Евгений посмотрел на Сергея. В уголках его глаз заблестели слезы. - Я ведь стопроцентный учредитель и генеральный директор...

- У тебя есть вагина и грудь, - Серёга усмехнулся. - И ты мне говоришь, что так не может быть?

- Ладно, с этим позже разберемся, - стоя перед дверью своей квартиры, Евгений уже хотел достать ключи изсумки, но замер, уставившись на дверь.

- Жека, что случилось? - голос Сергея звучал откуда-то издалека. - Жека?

- Дверь, - тихо сказал он.

- И что с твоей дверью?

- Она не заперта.

- Ну-ка, отойди в сторонку, - отодвинув Евгения своей здоровой ручищей, Сергей достал из кобуры пистолет, распахнул дверь ивошел в квартиру. Евгений прошел за ним, оглядываясь по сторонам.

- Какого хрена? - единственное, что сказал он, зайдя в своё холостяцкое гнездышко. Больше он ничего сказать не смог, так как голосовые связки от удивления словно онемели. А удивляться было чему: его квартира, его крепость, в которойвсегда был идеальный порядок, была в ужасном состоянии — на полу валялись окурки и пустые бутылки, добрая часть мебели лежала на полу. Та мебель, что осталась стоять, была изрублена топором, который торчал из антикварногошкафа. Кругом валялись битые стекла и дверцы от шкафов. Дорогие картины были изрезаны охотничьим ножом. Та же участь постигла диван и кресла.На дорогом ковре, который Евгению когда-то подарила мать, чернело большое черное пятно, будто кто-то хотел разжечь на нем костер.Всё это было обильно усыпано лоскутами, в которые неведомые злоумышленники превратили одежду Евгения, которая, к слову сказать, стоила очень не дешево. - Это что такое?!

- Может, воры? - предположил Сергей, осторожно переступая через груду битых бутылок.

- Я не думаю, - ответил Евгений, с сожалением глядя на люстру, лежащую по середине гостиной. Крюк, на котором держалась люстра, валялся рядом, к нему был привязан кусок веревки.- Они бы что-нибудь унесли. Эти же просто всё испоганили... Падлы!

Вся кухня была завалена осколками посуды, а ванна была залита кровью. Кровью были заляпаны и стены туалета.

- Туда лучше не заходи, - предупредил Евгения Сергей, выходя из спальни. - Тебе такое лучше не видеть!

- И что там? - Евгений посмотрел вопросительно посмотрел на Сергея.

- То же самое, - Сергей отвел в сторону глаза. - Бардак...

- А вдруг мне так не покажется? - с этими словами Евгений распахнул дверь и вошел в спальню.

Там действительно был бардак - зеркало шкафа-купе было разбито, плазменный телевизор валялся на полу под кучей одежды, на светлых обоях кровью был нарисован череп, а под ним красовалось слово «смерть», написанное готическим шрифтом. На кровати, раскинув руки и ноги, лежалголый мужчина. В одной его руке был зажат жгут, в другой — шприц. На запястьях зияли глубокие раны, глядя на которые Евгений понял, откуда в квартире столько крови.То, что он был мертв, сомнений ни у Евгения, ни у его товарища не было. Всё тело мужчины было покрыто синюшно-фиолетовыми трупными пятнами. По широко открытым глазам ползали две мухи. С десяток других мух летали по комнате. От трупа исходил неприятный запах, от которогок горлу Евгения подкатила тошнота. И его бы стошнило прямо на этот труп, распластавшийся на его кровати подобно морской звезде, выброшенной из моря, если бы Сергей не открыл окно. Открывая окно, Серёга раздвинул шторы, и в комнате стало светлее. Тогда-то Евгений и смог лучше разглядеть покойника. И как только он глянул на его лицо, его ноги подкосились, и он по стене съехал на пол. В следующее мгновение душераздирающий крик вырвался из груди Евгения. И кричал он не потому, что ему было страшно, а потому, что мертвецом был он сам, точнее — его физическая оболочка, в которую он так мечтал вернуться.

- Ну тише ты, тише, - подскочивший сзади Сергей зажал ему рукой рот. - Не ори ты так... Я же говорил тебе, что не стоит сюда заходить, а ты мне не поверил!

Евгений перестал кричать, но слезы брызнули из его глаз ителозатряслось от рыданий.

Вдоволь наревевшись, он посмотрел на Сергея. Тот вертел в руках мятый листок бумаги.

- Что это?

- Прочитай, - Сергей протянулзаписку, глянув на которую Евгений сначала увидел только кровавые отпечатки пальцев. Остальное расплывалось перед глазами. Вытерев слезы, он начал читать:

- ...В моей смерти не вините никого. Я не могу жить в этом теле. Увидимся в лучшей жизни...

Прочитав, он отбросил записку в сторону.

- И что ты из этого понял? Какие выводы сделал? - Сергей, поднял с пола записку, аккуратно сложил её и убрал во внутренний карман пиджака.

Евгений какое-то время молчал, уставившись на слово «смерть», потом заговорил:

-Раз я оказался в чужом теле, в моем теле тоже должен был кто-то поселиться, чья-то душа. Иначе тело само по себе столько не натворило, правильно? Без души оно бы не написало предсмертную записку и не изгадило всё здесь. И что-то подсказывает мне, что в моем теле находилась душа Евгении Снежиной. Записка-то написана явно бабским почерком.

- Откуда ты знаешь, как зовут ту телку?

- Белозар снабдил меня паспортом и правами на её имя. Я сначала думал, что документы поддельные, но сейчас понимаю, что настоящие. И этот говнюк знал, что ей они уже не понадобятся,если она будет в моём теле, а я буду в ней. - Евгений окинул взглядом комнату. - И похоже, она была ненормальной. Ни один нормальный человек такое бы не сделал. Похоже, эта тварь сначала хотела повеситься, потом вскрыла себе вены, а в итоге сдохла от передоза... И как она посмела так поступить с моим телом? Я же такой красивый... Был красивый! - Евгений погладилсвой труп по волосам и опять расплакался. - И что мне сейчас делать? Как жить?

- Что делать? - Сергей помог Евгению подняться на ноги. - Валить отсюда и искать Белозада. Он обязан всё вернуть назад. Или он сделает так,как было раньше,или пусть расплатиться за свой косяк кровью... Поехали к Димону, а там уже решим, как дальше действовать!

- Поехали! - Евгений тряхнул головой. - Только я вначале ментов вызову.

- Это ещё зачем? - удивился Сергей. - У тебя что, проблем мало?

- Ну... -Евгений задумался, накручивая локон волос на указательный палец. - Кто-то же должен сообщить родителям о моей смерти.Я хочу, чтоб оно было похоронено с почестями, а не гнило здесь.

- И поэтому ты собираешься ждать ментов?

- Нет! Вызовем их и свалим! - Евгений прошел в коридор, взял в руку трубку бесшнурового телефона, с третьего или с четвертого раза дрожащей рукой набрал несложный номер.- Алло! Полиция? Приезжайте, пожалуйста!.. Наш сосед от передоза умер... Мой адрес? Артемьевск, Цветочная двадцать пять, квартира...

Через пять минут Евгений ехал в своем «Ниссане». Из колонок неслось:

«Не грусти, не грусти,

Не грусти, не плачь!

Позови своих друзей,

Поиграйте в мяч...»

Но даже музыка не могла отвлечь его от горестных мыслей. Ему было грустно не от того, что какая-то наркоманка убила его тело, а от того, что умерла надежда вернуть себе мужской облик, вернуться к прошлой жизни, стать прежним. Ниточка, за которую он из последних сил держался, оборвалась.Поэтому слезы ручьями лились из его глаз, а в груди было давящее неприятное ощущение.Ему хотелось завыть, чтобы избавиться от этого давления, но сил не было, чтобы рот открыть. И он ощущал себя разряженной батарейкой, которую вот-вот швырнут в мусорное ведро.И, если бы не Сергей, который успокаивал его, как мог, Евгений уже сошел бы с ума от горя и от чувства безысходности. А ещё Сергей сказал, что Димон знает, что делать. Это успокаивало, но лишь чуть-чуть. Хотя Димон был мозговым центром в их команде и мог решать самые сложные жизненные задачи, он никогда в одночасье не становился бабой, а потому вряд ли мог понять, как это тяжело. И чем он может помочь? Оплатить услуги психолога?Хотя, как показала жизнь, чудеса случаются.Вдруг у него есть какой-то козырь в рукаве? Именно это «вдруг» и желание глянуть на козырь из рукаваудерживало Евгения от того, чтобы разогнаться до ста километров в час и вылететь на встречку перед каким-нибудь грузовиком.

Впереди маячил «Мерседес» Сергея.Перед поездкой Писец объяснил Евгению, что они должны поехать на вторую дачу Кози, которую тотнедавно купил, а потому никто о ней не знает. Поэтому Сергей должен был ехать впереди и показывать дорогу.

Дача Димона находилась на пятнадцатом километре Восточного шоссе. Евгений по Восточному шоссеездил редко и плохо знал местность. Поэтому он периодически вертел головой из стороны в сторону, пытаясь запомнить хоть какие-то ориентиры.

У рекламного щита, на котором молоденькая брюнетка в короткой шубке, надетой поверх трусиков, рекламировала какой-то меховой магазин, Серёга повернул направо. Выкручивая руль, Евгений бросил косой взгляд на брюнетку со щита. Ещё неделю назад, глядя на её практически не прикрытые прелести, он бы подумал о сексе. Но сейчас, глядя на смазливое и лишенное интеллекта личико, он подумал, что эта дамочка, скорее всего, ничем не отличается от Жени Снежиной. Наверняка, она такая же психованная наркоманка, которая в критической ситуации легко спрыгнет с крыши дома или сунет голову в петлю. Она такая же дура, как и Евгения. В том, что Снежина была дурой, он нисколько не сомневался. Разве может умный человек совершать такие поступки?

Пока Евгений ехал за рулем, он успел разглядеть свои руки. На запястьях было много тонких, едва заметных шрамов, которые свидетельствовали о том, что гражданка Снежина сводила счеты с жизнью прямо-таки с маниакальным упорством. А вдоль голубоватых вен бежали красноватые точечки — следы многочисленных инъекций, которых раньше Евгений почему-то не замечал. Нет, она даже не дура. Она была идиотка! У неё даже ума не хватило жить достойно и уйти из жизни красиво.

Задумавшись о своем, о наболевшем, Евгений отвлекся от дороги и чуть не врезался в «Мерседес» Сергея, который остановился на пешеходном переходе, пропуская бабулю с авоськой.Самое удивительно, что мысли о дурах вывели Евгения из того тягостного душевного состояния, от которого хотелось выть и уйти из жизни подобно Жене Снежиной. Более того, он стал думать, что всё не так уж плохо. Ему стало интересно: а что же может придумать Козя, чтобы спасти положение? Неслучайно же Писец чуть ли не силком тащит его в эти пампасы. Понятное дело, не для того, чтобы показать его Димону, и чтобы они от души поржалинад тем, что Жека в бабу превратился.

От размышлений отвлекла песня про родной край,зазвучавшая очень кстати:

«Родны, родны, родны край

Я табе вораг - мяне не чакай.

Родны, родны, родны брат

Бойся меня - я злодзей ды кат!»

Густые деревья по обе стороны дороги сменились кустарниками, через которые были видны дачные домики, окруженныедеревянными заборами. Яблони и груши колыхались на ветру, будто приветствуя Евгения своими ветвями.Солнце припекало так сильно, что Евгений макушкой чувствовал, как нагрелась крыша автомобиля. Теплый ветер растрепал его волосы и высушил остатки слез на лице.

Сергей тем временем свернул налево, поморгав Евгению габаритными огнями. Евгений моргнул в ответ.И они, съехав с заасфальтированной дороги,покатили по щебеночной дорожке, проложенной в густом лесу. Ехали минут пять, пока лес не закончился, и глазам Евгения предстал местами покосившийся забор из горбыля. За забором не просматривалось ничего, кроме остроконечной деревянной крыши.

Открыв скрипучие деревянные ворота, Евгений махнул рукой Евгению, дескать, заезжай.

Только-только заехав, Евгений почему-то испытал беспричинное чувство беспокойства. Ему почему-то захотелось развернуться и уехать оттуда куда угодно. Его даже устроил бы дом с нечистью. Было что-то отталкивающее и пугающеев новых загородных апартаментах Кози, хотя с виду это была обычная дача, которая есть у многих россиян среднего достатка, которые не очень любят копаться в земле, а приезжают за город на шашлыки.

На поросшем высокой травой участке в десять соток стоял неказистый дом. Чуть в стороне находился сарай, за ним - столб линии электропередач. За домом виднелся покосившийся деревянный туалет, одна стена которого была приперта толстой жердью.

- Ну и дыра! - воскликнул Евгений, вылезая из машины. - Похоже, Козе деньги некуда девать, да?

- Да нет, - ответил Писец, пиная ногой пустую консервную банку. - Он тут хочет построить что-то типа дворца. А это всё он снесет... Потом как-нибудь.

- Ну-ну, - Евгений покачал головой.

Вместе с Сергеем они вошли в дом. В небольшой прихожей на гвоздях, вбитых в доску, висели телогрейки, рваные рейтузы и одна кеда на шнурке. За вешалкой Евгений заметил грубо сколоченную лестницу, ведущую на второй этаж. Нижняя ступенька лестницы была сломана.

- А старый хозяин, должно быть, был одноногим? - пошутил Евгений, указывая на одинокую кеду.

- Не знаю, - Сергейпожал плечами. - Надо у Димона спросить.

Старые носки на подоконнике издавали такой запах, что Евгению пришлось зажать рот и нос ладонью. Они не лежали, а именно стояли.Двери в доме были настолько маленькие, что Сергею приходилось нагибаться, чтобы не стукнуться головой. А ещё Евгений заметил, что у Писца изменилась походка. Он почему-то стал широко ставить ноги при ходьбе, будто ему что-то мешало. Но Евгений не придал этому особого значения, решив, что у Серёги опять фурункул где-нибудь вылез.

- Димон! Я нашел его! - прокричал Писец, входя в большую и единственную комнату, которая занимала весь первый этаж дома.

Козя в потертом халате сидел на старой кровати, привалившись спиной к бревенчатой стене. На его коленях лежал ноутбук. Лицо его было осунувшимся, а под его глазами Евгений заметил темные круги.

- Что? - Димон кашлянул, схватившись правой рукой залевый бок, захлопнул ноутбук и отодвинул его от себя. Глядя то на Сергея, то на Евгения, он спросил: - Ты совсем дурак, что ли? Ты нахрена эту шлюху сюда приволок?

- Я не шлюха! - парировал Евгений.

- А тебе кто слово давал? - кряхтя и морщась от боли, Димон встал с кровати. Достав из кармана халата пистолет, он направил его на Евгения. - Заткнись, а то я сам тебя заткну!

- Писец, а ты можешь мне объяснить, откуда у него пушка? - Евгений вопросительно посмотрел на Серёгу.

- Это я ему дал, - тихим голосом ответил тот. - Для самообороны.

- От кого? - удивился Евгений.

- Рот закрой, сучка! - Козя замахнулся рукой с зажатым в ней пистолетом и ударил бы Евгения, но Сергей схватил его за запястье.

- Это — Жека!

- Что?! - закричал Козя. - Ты что, за идиота меня держишь?

- Шутка Белозара, - пояснил Евгений, проведя руками по своим бедрам.

- Да ладно, - рука Кози опустилась. - Я не верю своим глазам!

- Я тоже не поверил, но это — он. Я привез его тебе, как и обещал.

- А чем докажешь?

- Чем?.. - разглядывая халат Кози, Евгенийпопытался вспомнить что-нибудь такое, о чем знают немногие. - Я знаю, что ты — генеральский сынок. Твой папаша отправил тебя сюда после того, как тебя задержали с крупной партией дури... Может, тебе ещё что-нибудь рассказать? Про рыжую шлюхуили про сбитого тобой пьяницу? Может, тебе напомнить, как ты расправился с конкурентами? Я даже знаю, где ты их закопал...

- Жека! - положив пистолет в карман халата, Димон подошел к нему вплотную, вцепился побелевшими пальцамив плечи и посмотрел в глаза. - Узнаю этот взгляд! Но почему ты загадал именно такое желание? Может, ты латентный гомик или, наоборот, ты хотел всегда иметь под рукой свободную сиську и киску?

Сергей рассмеялся, но глаза Димона были холодными, как лед.

- Я не мог загадать такое желание! - отрезал Евгений. - Не мог!.. И ты прекрасно знаешь, что я не гомик.

- Да ладно тебе, Жук! - Козя по-дружески хлопнул его по плечу. - Расслабься, чувак!.. Жучара, мы же поняли, что это ты!

- Для вас я всегда был Жекой, - глядя в глаза Димону, ответил Евгений. - И когда это вы успели мне другую кликуху дать? Может, я чего-то не знаю?

- Теперь-то я не сомневаюсь, что это действительно ты! - Димон победно улыбнулся. - Ты прошел проверку.

- Поздравляю, - прошептал Сергей, хитро улыбнувшись. - Вот если бы ты тупанул...

- Это надо отметить! - Козя прошелся по комнате, держась за правый бок и остановился возле старого деревянного стола, накрытого газетами, на который Евгений поначалу не обратил внимание.Когда Димон убрал газеты, скомкал их и бросил в топку печи, Евгений увидел несколько бутылок виски на столе и тарелки с закусками. - Ну, что встали? Берите стулья и присаживайтесь за стол! Отметим воссоединение нашей команды. Мне тоже стул захватите!

Как в старые добрые времена, они сели за стол. Как всегда, Козя сидел во главе стола, Жека сидел по правую руку от него, а Писец — по левую. Глядя на своих друзей, Евгений чуть не расплакался. А как тут не пустить слезу? Ведь ещё ночью он был уверен, что они никогда уже не встретятся, не посидят так за одним столом, за бутылочкой виски. И теперь, разглядывая лица своих друзей, он подумал, что это и есть настоящая дружба - когда тебя друзья принимают таким, какой ты есть. И неважно им, как ты выглядишь. Ведь они тебя уважают, несмотря на то, что ты превратился в бабу.

Первый тост, как всегда, был за встречу. Второй тост был за дружбу. Третий тост — чтоб буй стоял и лодки плыли. После этого пили, не чокаясь и без тостов. Сразу же после третьей рюмки Евгений в очередной раз пожалел, что находится не в мужском теле. А начал он жалеть об этом, когда почувствовал, что пьянеет со столь малой дозы алкоголя. Раньше он от этого был бы в восторге, но сейчас емухотелось пообщаться с друзьями, а не упасть мордой в салат после нескольких рюмок. Поэтому он пил по полрюмки и чаще выходил на свежий воздух. Каждый раз, возвращаясь в дом, он видел, как его друзья о чем-то шепчутся. Когда же они видели его, то замолкали. Это Евгению показалось немного странным. И ещё они всё время как-то странно переглядывались, перемигивались, что Евгения тоже насторожило. Впрочем, после ещё пары рюмок ему уже ничего не казалось странным. Его так развезло, что ему уже было всё равно. Он даже забыл, что он — женщина. И в один прекрасный момент, когда пошел в туалет, чуть не обмочил джинсы, пока пытался достать свой несуществующий член из ширинки. Правда, вовремя вспохватился, что члена там сейчас нет. А то пришлось бы ему в мокрых штанах ходить. Ходить совсем без штанов, пусть даже в компании закадычных друзей, он бы не решился. Как-никак, мужики, да ещё и пьяные.

- Женя, а расскажи нам, как ты бабой стал! - в какой-то момент попросилКозя, когда Евгений вошел в комнату после непродолжительной прогулки на свежем воздухе. - Пожалуйста!

- Да, расскажи нам, - Сергей закивал головой. - Наверное, это интересно!

- Ладно, - Евгений посмотрел на свои изящные руки, покоящиеся на коленях, сделал глубокий вдох, собираясь с мыслями. - Надеюсь, вы помните, как мы бухали у Димона на той, другой даче...

И он рассказал друзьям всё: как проснулся в загородном доме в образе девушки, как сходил с ума, как нашел записку и деньги от Белозара, как экспериментировал с алкоголем и с никотином, как приехал в офис и встретил там Серёгу, как увидел своё мертвое тело и как переживал по этому поводу. Он рассказал им про Машу, которая пропала, уйдя в туалет, но про битву с нечистью он им рассказывать не стал, так как,воскресив в памяти злобных обитателей дома, он тут же вспомнил о том, как его чуть не изнасиловал свинорыл. Об этом думать было противно, уж куда там - рассказывать. Он просто сказал, что видел в доме сущностей, которые хотели напасть на него. На этом он и закончил свой рассказ, глядя на изумленные лица друзей. Похоже, они ему поверили, и его рассказ произвел на них должное впечатление.

- Вот это да! - Писец театрально похлопал в ладоши. - Кивен Стинг просто отдыхает.

- Ты хотел сказать «Стивен Кинг»? - спросил его Димон.

- Да какая разница? Вы все равно поняли, о чем я говорю... - Серега хряпнул рюмку виски и закусил огурцом, громко им хрустя.

- Серый, помоги мне встать, - попросил Козя. Писец тут же услужливо подскочил к нему, и, поддерживая за плечи, помог Димону подняться из-за стола. - И возьми мое лекарство в тумбе!

- Ага! - Писец достал из стоящей у кровати тумбочки деревянную шкатулку, и они с Козей вышли из комнаты. Когда Евгений встал со стула и хотел пойти за ними, входная дверь приоткрылась. Показалась голова Серёги. - А ты пока побудь здесь!

- Хорошо, - ответил Евгений и опустился на стул.

Их не было минут пять-семь. Но, когда сидишь один в чужом доме, за тридевять земель от цивилизации, кажется, что прошло не меньше часа. Не в силах сидеть на месте, Евгений встал со стула и стал прохаживаться по комнате, меряя её шажками, периодически разглядывая пейзаж за окнами — трава по колено и корявый забор, в какую сторону ни глянь. Только пролетающие по небу птицы вносили хоть какое-то разнообразие.

Внезапно дверь открылась. В комнату вошли Козя и Писец. Козе уже не требовалась поддержка Серёги, и выглядел он не так болезненно.

- Господа! - бодреньким голосом скомандовал Димон. - Прошу всех к столу! Наливаем, выпиваем...

- Пацаны, а что за желания были у вас? - поинтересовался Евгений, осушив половину своей рюмки.

- Хочешь знать? - Димон посмотрел на Евгения, прищурив глаз.

- Конечно, да!

- Ну, тогда слушай! - отодвинув от себя рюмку, он откинулся на стуле. - Во время бухача мы тебя потеряли. Искали-искали, а ты идешь со стороны пруда с этим... С Белозаром! И орешь, что он -твой лучший друг, колдун, исполнитель желаний и всё такое. Мы немного выпили с твоим новым «другом», и он попросил меня и Серёгу загадать желание...

- А меня он не спрашивал про желание? - удивился Евгений.

- К тому времени ты уже загадал своё желание, - Писец ухмыльнулся, сверля взглядом свою пустую рюмку. - Причем, Белозар просил до утра не озвучивать желания, иначе не сбудутся. Сказал, что они сбудутся только с первыми лучами солнца...

- Солнца, - задумчиво повторил Евгений, вспомнив, как воронка в бабкиной комнате исчезла, едва солнечный свет проник в комнату.

- Да! - Димон кивнул. - И просыпаюсь я утром, а у кровати стоят два чемоданчика с миллионом евро!

- Это и было твоё желание? - Евгений потер подбородок. - А чего так мало?

- Первое, что в голову пришло, то и сказал, - Козя пожал плечами и продолжил: - Смотрю я на эти евро, в зобу дыхание сперло, а самдумаю: куда же мне их вложить? Тупо потратить?.. И пришла мне в голову замечательная мысль — купить у Миши Романова героин и оружие, а потом толкнуть всё это в два, а то и в три раза дороже...

- А кто такой Миша Романов? - спросил Евгений, разливая виски по рюмкам.

- Цыган. Ты что, не помнишь его?

- Мы у него траву когда-то брали, - подсказал Сергей.

- Пацаны, - Евгений разочарованно посмотрел на своих товарищей. - Но мы же договаривались, что никакой наркоты, никакого оружия...

- С кем это ты договаривался? - Димон хохотнул, но тут же скривился, схватившись за правый бок.

- С вами, - недоуменно произнес Евгений.

- Не помню, - Козя посмотрел на Серегу. - Может, пьяный был?

- И я не помню! - Серега засмеялся. - Может, я тоже бухой был в тот день.

- Пацаны, да вы что? - с обидой в голосе произнес Евгений.

- А вот так! - Димон, несмотря на боль в боку, нагнулся к Евгению. - Неужели ты думаешь, что на магазинах, ресторанах и на охране можно быстро деньги сделать?

- Но моя фирма... - начал было Евгений, но осекся, вспомнив, что фирма, похоже, уже не его. И нужно было с этим разобраться, но решение этого вопроса он решил оставить на потом.

- Да говно у тебя, а не фирма! - Козя махнул рукой с зажатой в ней вилкой и тут же насадил на неё соленый огурчик. - И ты — лох полный, если до сих пор так и не понял, что нельзя в России быстро заработать деньги законным способом. Нельзя! Пока ты жопу рвал, гордо называя себя бизнесменом, мы с Серёгой вовсю капусту рубили, понимаешь? Реальное бабло! Оружие, наркота, проституция — вот, на чем можно заработать. И мы зарабатываем...

- Какой же я осел! - Евгений обхватил голову руками. - Я-то думал, что вам родители денег подкидывают, а вы за моей спиной...

- Сейчас ты — молоденькая ослица, которой я бы... - Писецзамолчал, встретив на себе недовольный взгляд Димона.

- Ладно, мы отвлеклись немного, а я не закончил... - Козя развалился на стуле и закурил. Евгений тоже хотел сбегать до машины за сигаретами, но передумал. Уж он-то знал, что его сразу же развезет после выкуренной сигареты, а он хотел сохранить ясность ума. Хотя бы для того, чтобы в этот раз помнить всё.

Попыхивая сигаретой, Димон уставился в потолок и стал пускать вверх одну за другой струи едкого дыма. Видимо, так ему было легче вспоминать. Собравшись с мыслями, он через некоторое время продолжил:

- ...Я позвонил Мише и сказал ему, что хочу взять товара на лимон евро. Миша пообещал, что всё подготовит и назначил мне встречу за городом, у заброшенного пионерлагеря. Туда мы с Серым и приехали. И Миша со своей охраной прикатил на броневичке инкассаторском. Мы немного поговорили, и он пригласил меня проследовать с ним в броневик, предварительно убедившись, что у меня нет оружия, и что я не обвешан «жучками». Серега с его охраной остался снаружи... Знаешь, я не доверяю этим цыганам, а потому ещё по дороге к лагерю я сказал Серому, чтобы валил всех, если будет какой-нибудь шум... Сидим мы, значится,в броневичке. Миша показал мне баулы с наркотой, я ему — чемоданы с деньгами. Я проверил товар, он оказался отменным. Миша открыл сначала один чемоданчик, потом — второй, надергал из каждого чемодана по несколько банкнот и прогнал их через детектор... У меня-то в тот момент и мысли в голове не было, что всё может пойти не по плану. А Миша закрыл чемоданы, достал свой револьвер и говорит, что денежки-то фальшивые! Я, конечно же, ему не поверил, схватил эти купюры, начал их рассматривать, но там даже без детектора видно, что это фальшивка, грубая подделка. Понятное дело, что Миша меня стал обзывать самыми плохими словами, я же со страху чуть не напустил в штаны и начал оправдываться... Когда он взвел курок и направил револьвер на меня, я понял, что пора что-то делать. Я захлопнул чемоданы, схватил один из них и начал Мишу имлупить. Конечно, мне удалось выбить у него из руки револьвер, но эта падла успела в меня выстрелить. - Димон распахнул халат и продемонстрировал Евгению тугую повязку, опоясывающую его торс.С правой стороны на повязке виднелись бурые пятна. - К счастью, ранение сквозное, но больно, блин!.. Впрочем, в тот момент я боли не почувствовал. Схватил револьвер иразрядил весь барабан в Мишу. Слышу, а снаружи тоже кто-то стреляет. Выглянул из броневика и увидел Серёгу, цыганов расстреливающего из двух пистолетов сразу... Он их всех перестрелял!

- Я ж знал куда еду, - с самодовольством в голосе произнес Писец. - Подготовился!

- Не хило, - опустив глаза, тихо произнес Евгений. Ему вдруг пришла в голову мысль о том, что те, кого он долго считал друзьями, на самом деле ничуть не лучше тех чудовищ из дома в Белозарово. Только чудовищ сразу видно, а Димон с Серёгой много лет притворялись, изображая законопослушных граждан.

- Ещё бы! - Козя раздавил окурок в пепельнице и выдохнул струю дыма. - Мы забрали всю наркоту, оружие, а дохлых цыганов сложили в броневике и кинули туда гранату... Феерверк был ещё тот! Теперь-то ты понимаешь, зачем я купил дачу в этой дыре?

- Чтоб прятаться?

- Ага! - Серёга кивнул, накладывая ложкой салат в свою тарелку. - И чтоб наркоту с оружием было где прятать. Удобно!

- А к Белозару-то у тебя какие претензии? - Евгений вопросительно посмотрел на Козю.

- Как это «какие»? - Димон гневно сверкнул глазами. - Эта гнида подставила меня. За мной сейчас охотятся все цыганы Артемьевска, окрестных деревень и поселков. Да мы с Серёгой чуть не сдохли из-за него. Ну, нет у тебя денег, не можешь ты исполнить желание, так ты и скажи, что нет. Нафига фальшивки-то подсовывать и серьезных людей подставлять? И как мы жить-то сейчас будем? Нам ведь отсюда нос нельзя высунуть - цыганы пронюхают, где мы и сразу нас завалят.

- Да! - поддакнул Сергей.

- Что ты дакаешь? - Димон посмотрел на Сергея. - Расскажи ему свою историю!

- Может, не надо? -робко спросил Писец, краснея.

- Ещё как надо! - настаивал Козя, разливая по рюмкам Виски. - Расскажи, не стесняйся. Тут все свои!

- Ну, раз надо... - Серёга с мольбой посмотрел на товарищей, и, увидев дружные утвердительные кивки, стал нехотя рассказывать: - Ну, подошел ко мне Белозар и задал свой стандартный вопрос про желание. А я смотрю на него и не знаю, что бы такого пожелать. Вроде бы, всё есть. Но тут Димон и шепнул мне на ухо, что мне пора сменить погонялу на что-нибудь более мужественное... Ну, я и загадал желание, чтобы у меня член был как у того нигера из порнушки.

- И что? - Евгений кинул взгляд на Димона, который одну руку прижимал к боку, а другую ко рту, чтобы не рассмеяться.

- Ну, с утра я просыпаюсь, смотрю, а у меня действительно всё как у того нигера, - Сергей выдвинул ногу из-под стола и указал на штанину, под которой без трудаугадывались контуры полового члена, который заканчивался ниже колена!

- Нихрена себе! - округлив глаза, поизнес Евгений. - Вот это шланг!

- Я тоже, когда вчера утром проснулся, так подумал. Он даже цветом, как у нигера — черный! Хочешь покажу? - Сергей расстегнул ширинку и запустил в неё руку.

- Нет! Нет! Не надо! - Евгений протестующе выставил перед собой руки.

- Этого ещё не хватало! - прикрикнул на Серёгу Димон. - Не смей трясти здесь этой гадостью!.. Лучшерасскажи ему, что дальше-то было.

- А дальше всё было не как в порнушках, - с грустью в голосе сказал Писец, застегнув ширинку. - Я свозил Димона к одному знакомому докторишке, тотпобыстренькому подлатал его, потом мы приехали сюда. Ну, мы выпили немного, и я решил проверить, как мой новый член работает. Поехал я в Артемьевск к одной шлюхе...

- К Юльке! - перебил его Козя, глядя на Евгения. - Ты её знаешь.

- Да, - Евгений смущенно отвел глаза. Его щёки покрылись румянцем. - Трахал её как-то...

- Ну, раз трахал, то ты должен знать, что она — баба опытная. Только как бы она ни старалась, ничего у нас не получилось. Мне Юлька и таблетку какую-то дала, но даже таблетка мне не помогла. Я решил было, что дело в Юльке, заехал потом ещё к одной подруге, но и там тоже был провал. Когда я приехал сюда, мы с Димоном всё обмозговали и пришли к выводу, что виноваты во всем ты и дружок твой — Белозар. Он действительно колдун, может исполнять желания, но лучше бы он их не исполнял, потому что в итоге получилось совсем не то, что мы хотели...

- Если бы не ты со своим дружком, всё бы было нормально, - продолжил Козя. - Нам не пришлось бы прятаться в этой дыре, у меня не было бы дырки в пузе.

- И у меня всё было бы нормально! - Серега ударил сжатыми кулаками по столу так, что рюмки подпрыгнули.

- Да никакой он мне не дружок! - Евгений протестующе замотал головой. - Он подставил меня так же, как и вас.

- Я тебе клянусь, Жека! - Козя стукнул себя в грудь кулаком и болезненно сморщился. - Ты называл его лучшим другом и всем говорил, что он — самый прикольный чувак.

- Ты братаном его называл, - добавил Сергей.

- Да, - Димон кивнул. - Жека, ты можешь сколько угодно отпираться, но мы тебене верим и считаем, что во всем виноват только ты. Если бы не ты, мы бы не знали, кто такой Белозар, и всё было бы по старому. Ты даже не представляешь, какими словами мы тебя вчера называли.

- А ятак разозлился на тебя, что взял пушку и поехал к тебе на хату. Хотел разобраться с тобой. Может, даже коленку бы тебе прострелил. Но, если честно, мог и грохнуть. Ты же знаешь, что я - человек настроения. А тогда настроение было именно таким. Приезжаю, а там... - Писец достал из внутреннего кармана пиджака смартфон и включил видео, на котором Евгений, точнее - его мужская, ещё живая оболочка, нагишом бегает по квартире, кричит и крушит всё, что под руку попадается.

- Выключи! - попросил Егений, прикрыв глаза. - Пожалуйста! Это мерзко...

- Что, не нравится? - Писец остановил видео и положил смартфон на стол. - Мы-то уже по сто раз этот кинчик смотрели. В комнате повисла тишина. Было только слышно, как тикают часы на стене. Серёга налил всем ещё по одной рюмке, тут же выпил, крякнул и продолжил: - Сначала я решил, что ты сошел с ума или допился до белой горячки. Меня ты вообще не узнавал. Ты кричал, что этого не может быть, это не твоё тело и всё такое.Когда я спросил, в каком теле ты должен быть, ты сказал, что в женском. Меня это так удивило, что я даже забыл, что хотел прострелить тебе коленку. Ты достал из комода свои документы, кредитные карточки долго их рассматривал, будто видишь в первый раз. А потом ты всё это свалил в кучу на ковре и поджег. Прыгая вокруг костра, ты кричал, что есть только Снежина ЕвгенияРомановна, а Евгений Иванович Маслов умер. Хотя окно было приоткрыто,в комнате дышать было нечем, глаза щипало. Я пытался затушить костер, но ты меня оттолкнул и послал подальше, продолжая прыгать.Мне даже пришлось дать тебе в бубен, но это на тебя не очень-то подействовало. Только тогда, когда соседи стали в дверь долбиться, ты дал мне потушить огонь. Да, я тогда уже знал, что чудеса бывают. Но я не предполагал, что чудеса могут быть и такими. Психичка в твоем теле — это уже перебор! Даже после того, как Женя рассказала мне о своей встрече с Белозаром, я ей не верил. Мне казалось, что это ты придуриваешься, потому что знаешь, что накосячил и у нас к тебе будут предъявы... Но, чем больше я смотрел на это существо - а иначе его никак не назовешь, - я понимал, что это не можешь быть ты. У тебя просто актерского мастерства не хватило, чтобы так чудить. Ты то плакал, то смеялся. Потом ты схватил городской телефон, начал названивать маме и просить, чтобы она тебя забрала домой. Я стоял рядом и слышал, как женщина, которую это нечто называло мамой, послала его в жопу и бросила трубку. Видать, подумала, что какой-то пьяный мужик её разыгрывает.

- Всё понятно, - Евгений печально вздохнул. В тот момент онпонял, что чувствовала Евгения, находясь в его теле, и ему стало её немного жалко. - Она звонила своей маме... А она не рассказывала, как познакомилась с Белозаром?

- Эта дура залезла на крышу девятиэтажки и хотела спрыгнуть вниз. Он оттащил её от края крыши и попросил загадать желание. В тот вечер твоя тезка была обдолбанной, а потому не помнила, что за желание загадала. Проснулась она уже в твоей хате и в твоем теле. Остальное ты знаешь...Ты бы видел, что она вытворяла после того, как её послала мама! В неё будто бес вселился. Она начала на меня прыгать с ножкой от журнального стола. Пришлосьснова в бубен ей дать,чтобы успокоить.Ну, а когда она угомонилась, то заявила, что ей срочно нужна доза. Это и кое-что ещё окончательно убедило меня в том, что в твоём теле кто-то другой. Ты же всегда был против наркоты. Я отдал тебе порошок и уехал...

- Ты сказал «кое-что ещё»? - насторожился Евгений. - Что ты имеешь ввиду?

- В туалете ты ссал сидя, - Писец улыбнулся. - Причем, ты делал это так, словно никогда стоя и не мочился.

- Откуда ты знаешь, как я мочился? - изумился Евгений.

- Ты дверь не закрыл...

- Бля! - вырвалось у Евгения. Он тут же прикрыл рот ладошкойи извиняющимся тоном произнес:- Простите, не сдержался... Чертово женское тело! Из-за него я постоянно плачу, не могу сдерживать себя, а главное — не могу ссать стоя. Пару раз пробовал, но чуть трусики не промочил. Но если бы не Серёга, шансов вернуться в свое тело у меня было бы больше. По-сути, он поспособствовал смерти моей... оболочки.

- А я-то тут причем?Я тут вообще не при делах! Это та сучка твоё тело убила, а не я!

- Ладно, проехали, - Евгений махнул рукой. - Слушай, Серега! А чего ты в мой офис сегодня утром поперся?

- Я? - Сергей наморщил лоб, собирая мысли по закоулкам своей головы. - Даже не знаю...

- Это я ему велел, - двумя пальцами Димон подхватил дольку лимонас тарелочки и отправил её в рот. Сморщившись ещё сильнее, чем от боли в боку, он издал шипящий звук, немного подождал, прислушиваясь к ощущениям своего организма, а потом снова заговорил: - Я хотел, чтобы он тебя привез сюда и мне было пофиг, кто в твоем теле...

- ...А в офисе я оказался случайно, - перебил его Писец. - Когда я ехал к тебе на хату, мне позвонил новый директор твоей фирмы и попросил заехать к нему. Кстати, мой старый знакомый. Конечно, я сначала удивился, но мы с ним поговорили и выяснилось, что он тоже «клиент» Белозара. Он подвозил этого колдуна на своей тачке до Артемьевска. Белозар же в знак благодарности пообещал исполнить желание Павлика. А хотел он стать директором. Точнее — настоящим боссом, чтобы у него был свой офис, подчиненные и всё прочее. Его желание тоже вышло ему боком... Какие-то там проблемы у него начались. Мы поговорили с ним, и он уехал в налоговую. А тут смотрю — какая-то левая баба в его кабинете шарится. Оказалось, что это ты. Вот чудеса-то!

- Получается, что со мной ты был в моей квартире во второй раз, правильно? Ну, с того времени, как мы встретили Белозара.

- Ага! - Писец кивнул.

- То есть ты знал, что я там увижу и ничего не сказал мне?!

- Ну, да. Тогда я был лишь на девяносто процентов уверен, что в бабском теле находишься ты. Но, когда я увидел, как ты воешь над мертвым телом, я уже в тебе не сомневался.

- Ты был как скала! Глядя на тебя, я бы в жизни не подумал, что ты уже был в моей квартире и всё это видел. - Евгений театрально похлопал в ладоши. - Браво-браво. За актерскую игру я бы тебе «Оскара» дал.

- Так он ведь у нас прирожденный актер! - Димон кашлянул в кулак. - В школе он в театральный кружок ходил, потом в «Ералашах» снимался. Талант!

- Димон, спасибо тебе за комплимент. Только я в театральный кружок ходил всегодва дня, а потом записался в секцию бокса. В «Ералаше» я не снимался, а только участвовал в кинопробах.

- Ну, все равно талант, - подвел итог Димон и отправил в рот пучок укропа.

- Серёга, а что за проблемы у нового директора моей фирмы? - Евгений сделал акцент на слове «моей». - У меня там всё было нормально!

- Ой, не знаю, - Сергей пожал плечами. - Когда мы тебя с ним познакомим, вы всё обсудите... А знакомство ваше произойдет очень скоро.

- Когда?

- Я думаю, скоро, - Козя хитро улыбнулся, разглядывая на свет свою рюмку. - Нам он сегодня конкретно мозг вынес. Я думаю, до твоих мозгов он тоже доберется... Ладно, не будем о грустном! Давайте выпьем, друзья мои!.. За вас!

Звякнули рюмки. Выпив до дна, по старому доброму обычаю друзья встали и обнялись. Какое-то время они постояли, задумчиво опустив головы, потом снова сели на стулья. В тот самый момент Евгений в очередной раз вспомнил прошлое, к которому уже не вернуться и подумал, что на данный момент друзья — единственное, что у него есть. Он не нужен никому, даже родителям, а друзьям нужен. От этой мысли ему стало особенно грустно, и слезы сами потекли из его глаз. И он не никак не мог их остановить.

- Ты что, Жека? - Козя похлопал его по спине.

- Да, что-то взгрустнулось, - Евгений смахнул слезы с глаз и убрал волосы со лба. - Ребята, я сейчас подумал, что вы такие классные. А я... А я такой гондон! Ведь это из-за меня Димона подстрелили, а Серый стал импотентом... Я такая сволочь! Если бы не я, этого просто не случилось бы! Простите меня, пацаны! Честное слово, я не специально!

- Да не переживай ты так, - Козя легонько тронул его за плечо. - Ты ещё можешь реабилитироваться.

- Как? - Евгений поднял на него заплаканные глаза.

Козя и Писец победно переглянулись. «Он наш! Он на крючке!» - читалось в их взглядах. Но из-за слез, застилающих глаза, Евгений этого не заметил.

- Ты должен помочь нам найти Белозара. Он нам очень нужен. Серёга хочет вернуть себе свой старый член, а я хочу, чтобы Белозар сделал так, чтобы цыгане меня больше не беспокоили. Да и тебе нужно вернуться в своё прежнее тело... Или ты уже хочешь остаться бабой?

- Нет, - Евгений замотал головой. - Не хочу.

- Вот и отлично, - Димон похлопал его по ладони. Рука его была холодной и шершавой. Евгению не понравилось это прикосновение, и он отдернул руку, сделав вид, что ему вдруг захотелось почесать мочку уха.-Не было бы у меня дырки в боку, я бы сам к нему в гости заехал. К тому же, я не уверен, что в Белозаровке нет цыган. Поэтому тыпригласи его сюда. Пусть приедет и сделает так, как было раньше. Как он это сделает — его проблемы. Я уверен, что раз он смог это сделать, то сможет и переделать!

Евгений задумался.

- Но как же я его приглашу? Он мне и в доме-то не показывался, а тут...

- Ты говорил, что он тебе телефон оставил, да? - спросил Сергей.

- Да, - Евгений кивнул. - Он в машине...

- Тащи его сюда! - Козя махнул рукой. - Я сомневаюсь, что он просто так тебе мобилу подарил. Он дал тебе её для того, чтоб ты мог с ним связаться. Значит, и его номер там должен быть. А может, он сам тебе звонил, пока мы тут сидим... Иди за телефоном!

- Хорошо, - Евгений поднялся из-за стола и направился к выходу.

Когда дверь за ним закрылась,Димон посмотрел на Серёгу.

- А ты чего сидишь? Проследи, чтобы сучка не свалила!.. А то ищи её потом!

- Ага! - Писец, как ошпаренный, вскочил со стула и выскочил вслед за Евгением. Он нагнал его где-то на половине пути к машине.

- Боишься, что убегу? - обернувшись, спросил тот.

- Покурить хочу, - Сергей улыбнулся виноватой улыбкой. - А сигарет нет. Ты меня угостишь?

- Конечно, - Евгений протянул ему пачку. - Только у меня бабские, с ментолом.

- Ничего, - сказал Писец, закуривая. - Мне и такие сойдут. Я же курю редко.

- Что, нервничаешь? - Евгений пристально посмотрел на него.

- Да, - Писец кивнул. - Особенно сейчас, когда...С организмом не всё в порядке!

Евгений понимающе кивнул. Дымя на ходу, они молча дошли до «Ниссана». Каждый думал о своем. Серёга через каждый метр кашлял и сплевывал густую слюну в траву. Открыл дверцу машины, которую уже начал считать своей, Евгенийдостал из сумки мобильник. Захлопнув дверцу, он посмотрел на экран смартфона. Пропущенных звонков не было.

- Ух ты! - Сергей выхватил у него из руки телефон.- Я таких нещё не видел. Как называется?

- Подарок от Белозара, - ответил Евгений.

- Ого! А марка-то какая?

Евгений не ответил на его вопрос, так как не знал, что ответить. Докуривая сигарету, он направлялся к дому, топча ногами свою удлинившуюся тень. Подходя к крыльцу, он встал, как вкопанный. Из-за угла дома, припав к земле, на него смотрел черный пес. Сомнений не было, это была та самая дворняга, с которой Евгений играл в Белозаровке перед знакомством с Марией. Но как эта собака могла оказаться на даче Кози? До Белозаровки-то больше десяти километров.

Пес словно шпионил за Евгением, и, когда понял, что его заметили, спрятался за углом.

- Ты чего встал? - спросил Сергей, толкнув Евгения в спину своим мягким животом и выпустив в затылок струю густого дыма.

- Там собака,- сказал Евгений, указав рукой туда, где только что торчала собачья морда.

- Ты боишься собак? - Сергей достал из болтающейся под мышкой кобуры пистолет и передернул затвор. - Так я его сейчас...

- Ты не понял, - Евгений жестом остановил его. - Этого пса я видел в Белозаровке. Неужели он прибежал сюда?

- Да тебе показалось! - Сергей убрал пистолет в кобуру. - Я не вижу никакого пса.

Стараясь не шуметь, чтобы не спугнуть собаку, Евгений зашел за угол дома. Увы, пес к тому времени ретировался. Только кончик черного хвоста мелькнул в свежем подкопе под забором и исчез.

- Видел? - Евгений махнул рукой в сторону углубления под забором, вокруг которого валялись комья земли, куски дерна и виднелись отчетливые отпечатки собачьих лап.

- Да пофиг! - Сергей сплюнул себе под ноги. - Это же всего лишь собака, а не цыганы.

- Это не простая собака, - произнес Евгений, входя в дом. - И она что-то вынюхивает...

- Ну что, принесли мобилу? - спросил Димон, едва он переступил порог комнаты.

- Да, - ответил за Евгения Писец, протягивая Димону смартфон.

Козя долго вертел в руках телефон, потом порылся в контактах, с силой тыкая пальцем в экран, словно хотел раздавить какое-то насекомое.

- Ну, я же говорил! - через какое-то время победно выкрикнул он, показывая единственную запись. - Есть здесь его номер... А называет-то он себя как — Белозар Всемогущий!

- Ха-ха-ха! Всемогущий! - Серёга заржал. Евгению же показалось, что в этом нет ничего смешного. Ведь человек, который может превратить крепкого мужика в хрупкую молодую женщину и присобачить огромный член там, где недавно был бобовый стручок, имеет право называть себя Всемогущим. И будь он хоть колдун, хоть ведьмак, он умеет делать то, чего не могут другие.Именно поэтому он достоин уважения. Другое дело, что он делает свои фокусы как-то неумело, через одно место, которое в народе называют жопой.- Да он просто жалкий обманщик!

- Поговори с ним! - Козя протянул смартфон Евгению.

- И что я должен ему сказать?

- Ну, - Димон уставился в потолок, наморщив лоб. Он всегда так делал, когда думал о чем-то серьезном. - Скажи ему, что тебя бьют, насилуют и хотят убить...

- Да ладно, - Евгений с сомнением посмотрел на Козю. - Думаешь, прокатит?

- Конечно, - уверенным голосом сказал Димон. - Иначе и быть не может. Ты просто скажи ему, что хотят убить тебя именно из-за него, и ты находишься в заложниках. А если он не приедет, то тебя точно убъют. Потом дашь мне трубку, я с ним сам поговорю...

- Ладно, так и скажу, - Евгений ткнул пальцем в дисплей смартфона. Через секунду-другую в телефоне послышались длинные гудки. Евгений слушал их минуты две, пока не надоело.

- Что? - вопросительно глядя на него, спросил Козя.

- Трубку не берет! - Евгений развел руки в стороны. - Может, дома телефон оставил?

- Звони ещё раз!- даже не сказал, а приказал Димон. Да и в халате своем, с торчащей из кармана рукояткой пистолета, он был похож на какого-то отставного генерала. Сходство придавали подернутые ранней сединой бакенбарды и сеточка на голове.

- Хорошо! - Евгений ещё раз попытался дозвониться Белозара. Опять услышал длинные гудки. Всемогущий явно подходить к телефону не торопился. Дав «отбой», Евгений в третий раз позвонил и снова с тем же результатом. Слышались только длинные гудки, которые уже стали ему действовать на нервы. - Да не отвечает он!

- Тогда отправь ему сообщение! Напиши всё, что я тебе говорил и укажи мой номер телефона. Пусть он свяжется со мной, когда на развилке повернет. Сам-то он не найдет сюда дорогу.

- Как это «не найдет»? - подал голос Писец. - Он же экстрасенс. А они всё находят. Я даже передачу про них смотрел...

- Отправил — Евгений устало откинулся на стуле, разминая пальцы правой руки. - Блин, знал бы, что набирать сообщения так трудно, доверил бы это Серёге.

- А у меня пальцы толстые, - Писец вытянул перед собой растопыренную пятерню. - Я ими в буквы не попадаю...

- Ладно, хватит трепаться! - оборвал его Козя. - Пока наш друг едет спасать Жеку, я предлагаю как следует поесть и попить. Зачем нам время зря терять?

Предложение было принято, и пьянка пошла по второму кругу. Димон принес со второго этажа ноутбук и включил смешные видеоролки, в которых люди расшибали себе головы, делая всякие глупости. Глядя на этих неудачников,пить стало гораздо веселее.

Так прошло три часа. Евгений уже не мог смотреть на экран ноутбука, так как его уже подташнивало от этих прыгающих, падающих и блюющих придурков. Его товарищи были уже изрядно пьяны, но твердо держались на ногах.Курили где попало, игнорируя все меры пожарной безопасности.Димон расставил все пустые бутылки на подоконнике и стал их фотографировать на свой телефон.

Когда за окном стало темнеть. Сергей открыл крышку электрощитка на стене и щёлкнул тумблером.Тут же снаружи зажегся одинокий фонарь уличного освещения, заливая желтым светом крыши машин и притягивая к себе стайки насекомых.

Ковыряясь в зубах зубочисткой, Козя посмотрел на свои массивные наручные часы, которые внешне больше напоминали механический будильник.

- Что-то наш друг не торопится. Неужто придется начать выполнять обещания?

- Какие? - не понял Евгений.

Димон поднялся со стула и подошел к нему вплотную.

- Изнасиловать тебя, а потом убить.

- Если это шутка, то очень скверная, - Евгений отвернулся от него и полез в задний карман джинсов за телефоном. В тот самый момент Димон достал пистолет из кармана халата и ударил его рукояткой по затылку. Вскрикнув от боли, Евгений схватился за голову и стал оседать на пол. Смартфон выпализ его рук. Проскользив по полу, он закатился под стол.

- Ты что, дурак? - только и смог сказать Евгений, глядя на свою окровавленную ладонь. Это была ЕГО кровь. В следующую секунду картинка перед глазами стала темнеть и расплываться.

- Что встал? Тащи сучку на кровать! - крикнул Козя Сергею. Тут же сильные руки подхватили Евгения и грубо швырнули на продавленный, пропахший табаком матрас. Прижав его руки к подушке,Писец придавил их коленями, разорвал блузкуи больно сжал груди. В это время Димон сорвал с Евгения джинсы и раздвинул ему ноги.

- Лижи тихо, сучка, - прошипел Козя. Послышался звук расстегиваемой ширинки. Писец тут же начал шлепать Евгения по грудям. Как это не странно, но именно эти неприятные и болезненные шлепки немного привели Евгения в чувство. Открыв глаза, он посмотрел на Козю.

- Димон, одумайся! Мы же друзья!

- Пришло время платить за косяк, - ответил ему Козя, ударив его наотмашь по лицу.

- Нет! Нет! - закричал Евгений, дернувшись всем телом, когда Димон сорвал с него трусики. В тот самый момент ему удалось выдернуть левую руку из-под колена Писца. Он тут же перевернулся на бок и кулаком левой руки начал наносить удары по сильно выпирающему «хозяйству» Сергея. Одновременно с этим он несколько раз пнул левой ногой Димона в его правый, раненный бок.

Писец жалобно заскулил. Лицо его побагровело, а глаза готовы были вылезти из орбит. Схватившись за промежность, он скатился с кровати. Димон дико заорал, прижав руку к боку. Когда после очередного пинка он всё же решил отойти в сторону, его ноги запутались в спущенных до лодыжек трусах,и он рухнул на пол.Его халат был распахнут, и Евгений видел, как опоясывающая рыхлый торс Димона повязка начинает краснеть, пропитываясь кровью.

Понимая, что медлить нельзя, Евгений тут же соскочил с кровати. Несмотря на сильную боль, отдающуюся в голове при каждом движении, он в два прыжка пересек комнату. Когда он был уже у самой двери, и рука его поднялась, чтобы дернуть за отполированную миллионами прикосновений ручку, дверь резко распахнулась, сильно ударив его по лицу. В носу что-то хрустнуло, пронзив новой, ещё более острой болью голову от лица до самого затылка. Во рту появился неприятный солоноватый привкус, кровь фонтаном брызнула из носа, окропив шершавую поверхность двери и пол большими красными каплями. Но Евгений уже не видел эти капли и не чувствовал град сыплющихся на него со всех сторон ударов. Он перестал вообще что-либо чувствовать: боль, страх быть изнасилованным пьяными мужиками, которых назвать друзьями у него уже язык не повернется, ощущение униженности и отвращение к Козе и к Писцу. Погрузившись в глубокую темноту не слышал он и матерных ругательств в свой адрес. Если это и была смерть, то она была приятной и безмятежной. И было непонятно, почему люди её боятся. Ведь это избавление от боли и страданий.

Но это была не смерть. Темнота ещё не отпустила его, а он чувствовал, как его куда-то тащат, к чему-то подвешивают за руки. Ведро холодной, пахнущей ржавчиной воды, вылитой на него Сергеем, реанимировало Евгения, вырвало из темной пучины небытия, и он пожалел, что не умер, так как боль во всём теле нахлынула на него с новой, утроенной силой.

- Живой! - крикнул Сергей сидящему в углу на табуретке Димону и поставил ржавое ведро на деревянный пол. Судя по шприцу в руке Кози и по его размякшему виду, он только что принял дозу «обезболивающего» и летал где-то высоко на своем кайфолете. С трудом открыв глаза, Евгений увидел, что руки его скованы кандалами, к которым крепилась цепь. Цепь проходила через блок, прикрепленный к толстой горизонтальной балке, под потолком. Другой конец цепи был пристегнут замком к большой скобе, вбитой в стену в метре от пола.Переведя взгляд на Евгения, Писец указал рукой на темный мужской силуэт в углу. - А вот и директор твоей фирмы к нам пожаловал...

Незнакомец вышел из полумрака и приблизился. Евгений сразу узнал его. Это был тот самый придурковатый парень, который ездил на «ГАЗели» и оказывал знаки внимания толстой кассирше в магазине. Это был Павел из Белозаровки, которому Евгений так и не дал свой номер телефона. Только сейчас, похоже, он не узнал Евгения. Потому ли, что Евгений был абсолютно голый, если не считать окровавленной блузки, да и та была в клочья изодрана на груди. Или потому, что лицо его было залито кровью, которая стала засыхать и неприятно стягивала кожу. А может потому, что нос Евгения был сломан и превратился в бесформенную картофелину.

- Пацаны, вы же говорили, что дириком был мужик, - с удивлением в голосе сказал Павел, глядя то на Евгения, то на Серёгу. - А это — наркоманка какая-то...

- Да он это, - ответил ему Писец. - Можешь не сомневаться. Он тоже знаком с Белозаром. После знакомства с ним он превратился в бабу, а у нас начались недетские проблемы -чуть цыгане не замочили! Так как всё это началось из-за него, мы решили использовать эту падлу как приманку для Белозара, только вот колдун почему-то не едет. Ссыт, наверное!

- А-а-а! - протянул Павел, разглядывая Евгения. - Теперь, кажись, я вспомнил эту сучку. Я видел её в Белозаровке!

- Ты хотел поговорить с ним, вот и говори, - Писец подошел к табуретке, на которой стояла бутылка виски, сделал несколько глотков из горлышка, передал бутылку Павлу. - Говори, пока он жив. Мы решили прикончить его...

- Ага! - Паша ходил вокруг раскачивающегося между потолком и полом Евгения, рассматривая его и прикладываясь к бутылке. От его взгляда по коже бежали мурашки. Поставив бутылку на табуретку, он приблизился к Евгению, дыша на него алкоголем. - Где мои деньги?

- Какие? - с трудом шевеля разбитыми губами, тихо спросил Евгений.

- Не придуривайся! - с размаху ударив Евгения в грудь, выкрикнул Павел. Лицо его моментально побагровело от злости, на лбу выступили вены. Удар был настолько сильным, что Евгений, качнувшись, ударился спиной и затылком об стену. Дышать в подвешенном состоянии и без того было трудно, а после удара дыхание вообще перехватило, а из приоткрытого от боли рта вместо крика вырвалось шипение, похожее на тихий свист. - Где деньги «Алмавара»?

- Ты объясни ему, а то может он вообще не понимает, о чем идет речь, - с ехидной улыбкой на лице подсказал Павлу Писец. Достав из кармана брюк мобильный телефон, он принялся снимать происходящее на видео.

- Лады, я объясню, - налившимися кровью глазами Павел пристально смотрел на Евгения. - Ноздри его расширялись и сужались как у быка перед корридой. -Я встретил господина Б и тот пообещал исполнить мое желание. Он сделал меня хозяином «Алмавара», но фирмочка-то оказалась разграбленной...

- Как? - выдавил из себя Евгений, когда способность дышать вернулась к нему.

- Жопой об косяк! - Павел сжал кулаки. - На счетах — ни рубля, долги перед поставщиками, налоговиками, приставами... Чем зарплату работникам платить?

- Не знаю, - прохрипел Евгений, когда к нему ненадолго вернулась возможность дышать. - У меня всё нормально было. Слушайте, пацаны, отпустите меня, а? Я прощу вам всё, забуду даже то, что вы хотели меня трахнуть. Отпустите меня, пожалуйста, а?

В тот момент Евгений почувствовал, как из его глаз льются слезы, горячими потоками смывая кровь со щек.

- Можно, я эту суку трахну? - Павел вопросительно посмотрел на Сергея.

- Не советую, - Сергей покачал головой. - Не рискуй. От этого существа можно чего угодно ожидать.

- Ну, тогда я отработаю на этой твари несколько своих коронных ударов? И буду бить её, пока не скажет, где деньги моей фирмы или пока не сдохнет...

- Да! - вдруг подал голос Козя. Встав с табуретки, он поднял с пола болгарку, через удлинитель подключенную к розетке, щелкнул рычажком на темном корпусе. Болгарка тут же зажужжала, с бешенной скоростью закрутился диск. Димон с восторгом посмотрел на вращающийся диск, после чего поднял болгарку над головой и заорал во всё горло: - А потом я распилю эту тварь на мелкие кусочки!.. На кусочки, бля!

- Где деньги? - прокричал Павел в ухо Евгения.

- Не знаю, - беззвучно шевеля распухшими губами, ответил Евгений.

И тут на него посыпались удары. Павел бил его по лицу, по животу, по груди. Евгений раскачивался и сильно бился об стену, чувствуя, как из разбитого затылка течет кровь, заливая спину, как волосы, пропитавшиеся кровью, прилипают к ней. Даже сквозь шум болгарки он слышал, как трещат его ребра. Каждый удар вызывал новый взрыв такой резкой боли, что он в очередной раз пожалел, что не умер раньше от удара дверью. От удара, нанесенного со всей силы всё тем же Павлом, который, скорее всего, через окно наблюдал за тем, что происходит в доме и видел, как Евгений отбивается от Писца и Кози.

Несмотря на то, что болевой порог у женщин выше, чем у мужчин, и Евгений находился в женском теле, боль была невыносимой. Болели даже руки. Казалось, что еще немного, и они оторвутся. Не было сил, чтобы сделать вдох, а куда уж там - закричать. Он мог только хрипеть, брызжа кровавой слюной и надувая кровавые пузыри разбитым носом. В какой-то момент Евгений подумал, что лучше быть изнасилованным, чем быть живой боксерской грушей для Павла, который вошел в раж и бил всё сильнее и сильнее. После каждого удара, стукаясь головой, спиной и ягодицами об стену, Евгений всё больше и больше ненавидел Павла, а вместе с ним — Димона и Серёгу. Смерть его в тот момент не страшила. И ему было всё равно — забьет его до смерти Павел или его распилит на куски Димон. Если они хотят его убить — пусть убивают. Главное - чтобы эта пытка наконец-то закончилась. А пыткой для него была не столько физическая боль, сколько ощущение беспомощности. Ведь в то время, как трое пьяных дегенератов истязали его, он не мог ничего сделать — ни помешать им, ни наказать их. И эта беспомощность бесила его. Слезы, льющиеся из его глаз, были больше от невозможности что-то сделать, противостоять им, чем от боли. Как же ему хотелось вцепиться в глупую рожу этого Павла, выцарапать его свиные глазки, а потом разбить табуретки об головы Кози и Димона! Но руки его были скованы, и ему оставалось только раскачиваться из стороны в сторону, подобно маятнику, да скрипеть зубами, в которые время от времени врезался кулак Павла.

Очередной сильный ударотбросил его назад, острая боль как ножом прорезала живот до самого позвоночника, и тут случилось чудо — над головой раздался громкий треск, балка, на которой висел Евгений, треснула, разломившись пополам. Одна часть балки ударила Сергея в плечо, пригвоздив его стене, другая часть угодила Павлу в голову, сбив его с ног.

Евгений рухнул на пол. Упав на спину, он увидел, как обваливается потолок и сыплются доски. В последний момент он попытался закрыть голову руками, но непослушные руки, скованные кандалами, безвольно шлепнулись на грудь. Выскользнувшая из блока цепь больно хлестнула по лицу, вызвав очередной всплеск боли в сломанном носу.Тут же погас свет, смолкла болгарка. Со всех сторон слышался только треск и грохот. Длилось это секунд пять, после чего всё стихло. Но затишье было недолгим. Очень скоро Евгений услышал приглушенный мат и проклятия в свой адрес. Ещё он слышал, как его враги натужно кряхтят и кричат, пытаясь выбраться из-под обломков сарая.

В тот момент он понял, что не пришло ещё его время умирать. Раз он остался жив, это значит, что какие-то неведомые силы сегодня на его стороне. Он не предоставит своим недругам возможность лицезреть его смерть. Он не умрет сегодня назло им. Он будет жить, но для начала ему нужно как-то выбраться отсюда до того, как его мучители смогут освободиться из деревянного плена. Евгений не сомневался в том, что, освободившись, они постараются закончить начатое. Они сделают это, даже если Белозар всё-таки соизволит приехать. Но он не приедет. И Евгений это точно знал.

Оставалось только одно — как можно скорее выбраться отсюда. Нужно было хотя бы на ощупь попытаться разгрести доски, но онемевшие руки отказывались подчиняться, Евгений их не чувствовал.

«Что делать? Что делать?» - размышлял он, беспомощно стуча пяткамипо доскам. Это единственное, что он мог делать, так как ноги были зажаты досками чуть выше колен.

- Ты ещё жива, сучка? - Димон обращался к Евгению. - Если я найду тебя, я твою мохнатку порежу на мелкие...

Услышав его голос, Евгений заскрежетал чудом уцелевшими зубами. На глаза его навернулись слезы. Опять-таки это были слезы бессилия. Как же он хотел в тот момент вцепиться Димону в глотку! Наверное, он задушил бы его голыми руками, даже находясь в женском слабом теле. Едва он представил, как смыкает руки на толстой дряблой шее Димона, его кулаки сжались. Это был уже прогресс. Значит, всё было не так уж плохо.

Стараясь не обращать внимание на нецензурную брань в свой адрес, которая слышалась со всех сторон, Евгений принялся сжимать и разжимать кулаки. И в какой-то момент руки снова стали послушными.

- Зашибись, - выдохнул он, вытягивая руки перед собой.

Послышался приглушенный голос Сереги:

- Что ты там вякнула, сучка?

- Пошел в жопу! - прошептал Евгений, даже не рассчитывая на то, что Писец его услышит, но он услышал его и разразился в ответ потоком ругательств.

Евгений оставил его слова без ответа, так как не посчитал нужным тратить последние силы на пустые разговоры, ведь ему срочно нужно было что-то делать, как-то выпутаться из сложившейся ситуации.

Уперевшись ладонями в шершавую деревянную поверхность, Евгений слегка поднатужился. И в очередной раз случилось чудо — доски поддались и отодвинулись в сторону. Прямо над собой Евгений увидел треугольник белого света и лицом почувствовал поток свежего воздуха. Кое-как перевернувшись на живот, превознемогая боль во всем теле, Евгений принялся раскидывать в стороны доски и разбирать завалы из бревен. Каждое движение давалось ему с трудом, каждый вдох отдавался уколом боли под ребрами. Липкий пот ручьями струился по телу, а мокрые волосы всё время падали на лицо. Несмотря на все трудности, Евгений всё-таки выполз из-под завала. При этом он до крови расцарапал спину, колени и руки, но по сравнению с тем, что он недавно пережил, это было чем-то несущественным.

Выбравшись наружу, он какое-то время лежал, уткнувшись лицом в траву и набираясь сил. И если бы не мат, донесшийся из-под развалин, он мог бы так лежать до утра.

Сматерившись сквозь зубы, Евгений пополз к своей машине. Сил не было даже на то, чтобы попытаться встать на ноги. Левый его глаз заплыл и ничего не видел. Картинка перед правым глазом расплывалась. Голова кружилась, и её всё время клонило к земле. Нечто похожее с Евгением уже было после неудачных экспериментов с алкоголем в подростковом возрасте. Увы, сейчас алкоголь был не причем.

Внезапно цепь, прикованная к кандалам, застопорилась.Евгений тут же уткнулся носом в землю, в очередной раз взвыв от боли и отчаяния.Немного полежав на животе и передохнув, он дернул за цепь. Цепь по-прежнему не давала двигаться вперед, зацепившись за что-то под нагромождением ощетинившихся гвоздями досок. Тогда Евгений перевернулся на бок и стал неистово дергать цепь двумя руками, беззвучно обращаясь к Богу разбитыми губами. То ли Бог услышал его молитвы, то ли чудеса иногда все-таки случаются, цепь все-таки поддалась, звено за звеном вылезая из-под обломков, словно длинная металлическая змея, слабо поблескивая в полумраке.

Улыбнувшись мученической улыбкой, больше похожей на оскал, Евгений опять перевернулся на живот ипополз дальше, гремя цепью. Он полз на белый свет, как мотылек, летящий в ночи, видя в нем свое единственное спасение. Белое свечение - единственное, что он мог видеть. Этот свет согревал приятным теплом, манил к себе, наполняя истерзанную душу Евгения уверенностью в том, что всё будет хорошо. И чем больше он выползал из темноты к свету — тем легче становилось ползти. Откуда-то стали появляться силы, боль слегка притупилась. Картинка перед правым глазом вдруг стала четкой, и Евгений увидел, что источником яркого света является его машина. Она светилась изнутри так сильно, будто в салоне кто-то включилмощный прожектор. Но там не должно было быть никаких прожекторов!

Стал немного видеть левый глаз. Теперь уже сомнений не было в том, что свет исходит именно от «Ниссана». Тело болело уже не так сильно, и Евгений полз уже не на животе, а на четвереньках.

Кое-как добравшись до своей машины, он подумал, что вряд ли сможет в таком состоянии сесть за руль, ведь он даже не сможет забраться в салон. В тот самый момент за спиной послышался деревянный перестук. Это Димон выползал из-под руин сарая, отбрасывая в стороны доски и матерясь, на чем свет стоит.

- Стой, сука! - прокричал он вслед Евгению и зашелся кашлем. Его голос, похожий на карканье вороны, как это ни странно, прибавил Евгению прыти. Встрепенувшись будто ото сна, он смог дотянуться до ручки водительской дверцы, подняться на ноги и встать в полный рост. Даже через тонированные стекла он увидел, что нет в салоне его автомобиля никаких фонарей, прожекторов и прочих осветительных приборов. Источником яркого света был кортик. Правда, он увеличился до размеров меча, прорезал дно сумки и уперся острием в приборную панель. Был бы он был немного длиннее - выдавил бы ветровое стекло. Это от его клинка исходило столь яркое, живительное свечение, как днем освещающее заросшую травой стоянку.

Дернув за ручку дверцы, Евгений открыл её. Первым делом глянул на замок зажигания. Слава Богу, ключ был на месте. Когда Евгений хотел сесть в машину, он случайно наступил ногой нацепь и стал падать, потеряв равновесие. К счастью для него, он упал на водительское сиденье, а не на горящий белым светом клинок меча, иначе колото-резаных ран было бы не избежать.

С трудом приняв сидячее положение, Евгений первым деломрешил отодвинуть меч в сторону. Но, как только его рука коснулась теплой рукоятки, покоящейся на дне сумки среди косметики, прокладок и прочей ерунды, по ней пробежала мощная волна энергии. Евгений даже видел, как рука задрожала, когда по ней зазмеились белые молнии. От запястья молнии мгновенно разбежались по всему телу. Они лезли в глаза, в уши, в ноздри, в рот. Эти молнии были как живые существа, как фантастические червяки, ползающие по телу и заползающие под кожу.

Из груди Евгения вырвался громкий крик, но он был не от боли, а от удовольствия. Ему вдруг стало необыкновенно хорошо, тело стало наливаться силой. Находясь в состоянии эйфории, Евгений даже не заметил, как сжались его кулаки и дернулись руки, как кандалы развалились на три части и с лязгом упали к его ногам вместе с цепью. С хрустом на место встал сломанный нос, и тут же стали срастаться поломанные ребра. Боль мгновенно ушла, будто её и не было. Перед глазами какое-то время кружились белые искорки, но они пролетели сквозь автомобильные стекла и растворились в ночи.

И тут Евгений понял, что окончательно восстановился. Будто не избивали его «друзья-товарищи» и не пытались убить. И словно не был он погребен под обломками сарая, расцарапавшими ему всю спину.

Грохнул выстрел, эхом прокатившийся по всей округе. Этот выстрел вывел Евгения из эйфории и заставил задуматься о том, как же ему поступить дальше. План созрел в его голове мгновенно. И каким бы бесчеловечным он не был, Евгению он понравился. Улыбнувшись своему отражению в зеркале заднего вида, Евгений осторожно достал из сумки меч и бесстрашно вышел из машины, сжимая в руке своё оружие.

Меч горел уже не так ярко, но его света вполне хватало, чтобы разглядеть Димона. Даже с пистолетом в руке выглядел он довольно-таки жалко: его распахнутый заграничный халат был порван в нескольких местах и со стороны напоминал рубище. Повязка на теле с правой сторонысильно пропиталась кровью. Кровь окрасила весь бок и правую ногу в красный цвет. Его левая нога тоже была вся в крови. Кроме того, она была сломана. Поэтому Козя мог делать только маленькие шажки, подволакивая ногу. Хотя при каждом шаге он кривился от боли, его глаза, устремленные на Евгения, источали звериную ярость.

- Димон! - прокричал Евгений, указав на него мечом, как это делали многие герои исторических фильмов. Будучи в мужском теле, Евгений очень любил эти фильмы и где-то в глубине души, на самом дне этого темного высохшего колодца, мечтал хоть чуть-чуть быть на них похожим. Самое обидное, что у него никогда это не получалось. И даже сейчас он не был уверен, что у него это получится. Ну в каком историческом фильме можно увидеть обнаженную девицу, красную от запекшейся крови, да ещё с мечом в руке? Только в ужастике. А фильмы ужасов Евгений не любил. - Неужели ты не понял, что я не умру сегодня? Одумайся, пока не поздно!

- Пошел ты на х... - Козяхрипло кашлянул и еще раз выстрелил. Пуля взрыла землю рядом с ногой Евгения, но ни один мускул не дрогнул на его лице, ведь он знал, что пока он держит меч в руке, ничего страшного не случится. Главное — не выпустить его из руки в самый неподходящий момент, ведь второго шанса на столь чудесное возвращение к жизниуже может не быть.

- Сейчас ты самтуда отправишься! - Евгений развернулся и направился к машине Сергея, ухватив цепь за один конец, он на ходу наматывал её на руку. В тот момент он заметил знакомую «ГАЗель», стоящую чуть поодаль. Это была машина Павла. Когда Евгений вспомнил про него, его губы сжались в едва заметную полоску, волна ярости забурлилав груди, готовая выплеснуться наружу. Главное было — не поддаться ей, иначе она могла разрушить все планы Евгения.

Подойдя к «мерсу» Писца, Евгений открыл дверцу и заглянул в салон. Громыхнул ещё один выстрел, но Евгений не обратил на него внимание. Его больше всего волновало то, есть ли ключ в замке зажигания. Ведь если ключа нет, план может не сработать. К счастью, этот лопух Серёга был настолько уверен, что никто не покусится на его «Мерседес», что даже не удосужился убрать ключ в карман.

Евгений повернул ключ в замке зажигания. Тут же желтизной вспыхнули фары, ослепив Козю.Разразившись грязными ругательствами, Димон прикрыл лицо рваным рукавом халата и ещё раз выстрелил.

- Аста ла виста, беби! - крикнул ему Евгений, включил переднюю передачу и кинул на педаль газа смотанную в моток цепь. Когда машина стала набирать ход, он тут же выпрыгнул, захлопнув дверцу.

«Мерседес»катился сначала не спеша, потом всё быстрее и быстрее. Ослепленный светом фар, Димон не видел, как Евгений выскочил из салона. Он думал, что тот всё ещё сидит за рулем, а потому начал стрелять по машине. Только когда разбилось ветровое стекло, и погасла одна из фар, Козя понял, что совершил самую большую ошибку в своей жизни. Но было уже поздно. Машина на полной скорости неслась на него, светя в лицо единственной уцелевшей фарой. В свете этой фары Евгений видел, как перекосилось от страха лицо Димона. Отшвырнув в сторону ставший бесполезным пистолет, он попытался отойти в сторону, но сломанная нога подвернулась, и он упал прямо под колеса машины. Автомобиль проехался по нему, слегка подпрыгув, потом промчался по останкам сарая и замер, уткнувшись искореженным передком в фонарный столб. Двигатель заглох, погасла фара, но уличный фонарь, как это ни странно, продолжал гореть. Вокруг него по-прежнему кружилась мошкара, привлекаемая его светом. От расплющенной головы Кози к задним колесам «Мерседеса» тянулась темно-красная полоска, которая со стороны казалась черной.

«Я же тебя предупреждал», - зачем-то сказал Евгений бездыханному телу, сплюнув на кучу досок. Развернувшись, он уверенной походкой направился к дому. Ему срочно нужно было найти что-нибудь из одежды, так как стало холодать, да и ехать в машине голым ему абсолютно не хотелось.

Войдя в дом, он даже не стал включать свет, так как меч светил не хуже любого фонарика. В прихожей он нашел только рейтузы и грязную спортивную кофту. Одевать это на себя ему не очень хотелось, поэтому он полез на второй этаж.

Вопреки его ожиданиям, второй этаж оказался вполне обжитым. Стены и потолок были обшиты вагонкой, вдоль стен стояли шкафы. У окна красовался большой диван, накрытый пледом. В одном из шкафов Евгений нашел джинсы, фланелевую рубашку и кепку. Надевать всё это на грязное тело Евгению не хотелось, а потому он спустился в комнату на первом этаже, подошел к умывальнику и принялся старательно смывать с себя кровь. Вытеревшись насухо полотенцем, он оделся и посмотрел на свое отражение в зеркале. Теперь он был похож на девочку-подростка. Повернутая козырьком назад кепка и запекшаяся кровь на губах - вместо помады -выдавали в нем очень трудного подростка. Кровь с губ он решил не смывать, так какона смотрелась лучше любой помады. Благодаря ей, улыбка получалась зловещей и кровожадной. Впрочем, на войне именно такая улыбка и нужна. Она должна отпугивать врагов. Вспомнив слова из записки Белозара: «...Только кое-что ты все-таки не доделал. Надеюсь, этой ночью ты поймешь, в чем была твоя ошибка и устранишь её...», Евгений подумал, что такая боевая раскраска ему очень даже пригодится.
Взяв со стола связку ключей, он вышел из дома. Посмотрев на звездное небо, Евгений сделал вдох полной грудью и улыбнулся. В тот момент ему в голову пришла мысль о том, что жизнь, не смотря ни на что, прекрасна во всех её проявлениях. Ведь никогда не знаешь, когда, каким образом и что произойдет. Сегодня ты можешь быть на коне, а завтра — под конем. Сегодня ты можешь быть женщиной, а завтра... Дожить бы до этого «завтра»!

Открыв скрипучие ворота, Евгений направился к своему «Ниссану». Он уже открывал дверцу, когда услышал шум, доносящийся со стороны развалившегося сарая. Когда «Ниссан» осветил фарамируины, Евгений увидел, как из-под груды бревен и досок вылез Серега. Следом за ним из-под завала выбрался Павел. Глядя на них, Евгений не верил своим глазам, ведь он видел, как «Мерседес» проехался по доскам сарая, утрамбовывая их, словно каток. Он был уверен, что машина раздавила его несостоявшихся убийц в лепешку. А по-другому и не могло быть! Но они каким-то образом выжили. Но досталось им всё же не по-детски, и в таком виде они смело могли бы сниматься в фильмах ужасов без грима: левая рука Сергея безвольно болталась, как плеть, а из кровоточащего левого плеча торчал тонкий обломок доски; вся правая часть лицаПавла была залита кровью, которая хлестала из рваной раны на темени и из пустой глазницы.

Заметив Евгения, они двинулись в его сторону, стеная и покачиваясь, словно зомби из третьесортного ужастика. Сходство с зомби добавляла их грязная рваная одежда, покрытая большими кровавыми пятнами.

- Тебе конец, сука! - прохрипел Павел, сверля Евгения своим единственным глазом.

- Сдохни, тварь! - Сергей достал пистолет из кобуры, прицелился и упал лицом вниз, так и не успев нажать на спусковой крючок.

- Серега! Серега! - Павел принялся тормошить Писца, пытаясь привести его в чувства, но тот только жалобно мычал. Тогда Паша поднял с земли пистолет, навел его на хрупкую девушку, внутри которой прятался взрослый мужик, и выстрелил. Пуля просвистела у виска Евгения, слегка взъерошив волосы, но не причиниланикакого вреда.

- Да уж куда тебе, одноглазый! - Евгений рассмеялся и не спеша побрел к своей машине.

- Серый, вставай! - Павел рывком оторвал стонущего Сергея от земли и поставил его на ноги. - Эта тварь уходит!

- Отпустить нельзя!- прошипел Серега, провожая взглядом стройную девушку, садящуюся в машину. Любой половозрелый мужик возжелал бы её, но Писец в тот момент её люто ненавидел и желал ей смерти. - Нужно догнать его и замочить!





Евгений уже доехал до ворот, а Сереги с Пашкой всё не было видно. Он уже хотел выйти из машины и посмотреть, что с ними, но тут они вынырнули из тени кустов ирги. Опираясь друг о друга, они шли зигзагами, как пьяные. Чтобы они его заметили, Евгению даже пришлось включить аварийную световую сигнализацию.

Наконец-то они его увидели. Павел помог Серёге забраться в кабину «ГАЗели», выстрелил, но никуда не попал, и «ГАЗель», дернувшись и хлопнув выхлопной трубой, начала движение.

«Слава Богу», - пробормотал Евгений. В какой-то момент онподумал, что Паша с Серёгой передумали его преследовать и решили остаться в доме. И он отнесся бы к этому абсолютно нормально. Ведь ехать куда-то с такими ранами и кого-то преследовать было безумием чистой воды. Впрочем, жизнь показала, что они и были самыми настоящими безумцами.

Выехав за ворота, он проехал метров пятьдесят и притормозил, чтобы Писец с Павлом не потеряли его из вида. Когда они стали догонять его, он снова ускорился. И так всю дорогу, до самой Белозаровки -он то ускорялся, то притормаживал, то возвращался назад, когда у развилок эти чокнутые умудрялись свернуть не туда, куда надо. Там, где не было ни машин, ни людей, Паша стрелял по машине Евгения. Но ни одна из пуль не оцарапала «Ниссан» даже тогда, когда Павел расстреливал его, подъехав почти вплотную.И дело тут было не в том, что Павел не умел стрелять и не в том, что он лишился глаза. Дело было в том, что меч каким-то образом отводил пули и от Евгения, и от его машины.

Глядя через боковое зеркало на два темных силуэта в кабине «ГАЗели», Евгений думал: неужели их так здорово треснуло балкой в сарае, что они не понимают, что он заманивает их в ловушку? Это ж какими придурками быть надо, чтобы не понять этого? А если они всё-таки понимают, что это — ловушка, то зачем они его преследуют? Неужели они чувствуют себя неуязвимыми или бессмертными? Ну, насчет неуязвимости он бы с ними поспорил, а вот насчет бессмертия... А вдруг Белозар исполнил такие их желания, о которых они никому не рассказывали? Вдруг они и вправду бессмертны, поэтому ничего не боятся? Еслидогадка на этот счет окажется верной, тогда план точно не сработает, и ему - Евгению - в очередной раз не поздоровится. Но лучше бы он сработал!

Так думал Евгений, подъезжая к дому, с которого началась его жизнь в женском теле. О чем думали Сергей с Павлом - история умалчивает. Но когда «ГАЗель» остановилась рядом с «Ниссаном» на пятачке у калитки, из открывшейся дверцы на всю округу раздавался только отборный мат.

Евгений постоял на крыльце, дожидаясь, когда Писец с Павлом зайдут во двор и лишь только потом вошел в дом.

Он не стал зажигать в коридоре свет, так как меч светил не хуже любого фонаря. Да и не хотелось ему облегчать работу горе-киллерам. Отойдя от входной двери на приличное расстояние, он прижался к стене и стал ждать. Евгений вспомнил выражение: «И у стен есть уши», когда из стен и из потолка вдруг стали высовываться носы, уши, перекошенные от злости страшные лица. Неужели, когда люди говорили это, они имели ввиду нечистую силу?

Показаться в коридоре сущности явно не спешили. Они все будто чего-то ждали. Ждал и Евгений, а Серёги с Павлом всё не было. Неужели они поняли, что это ловушка и дали задний ход?

«Не может быть, - пробормотал Евгений и подошел к окну. Слегка отодвинув штору, он увидел, как Пашка стоит у открытой пассажирской дверцы «ГАЗели» и тормошит Писца. - Сдох, что ли?.. Лучше бы сдох!»

Но, вопреки его ожиданиям, Писец оказался живее всех живых. Сделав взмах правой рукой, он оттолкнул Павла, самостоятельно вылез из машины и бодрой походкой направился по дорожке к дому. Левая рука его по-прежнему болталась, как веревка, но в остальном он выглядел не так уж и плохо. Во всяком случае, не как зомби. За ним плелся Павел, еле переставляя ноги.

Послышался топот на крыльце. Дверь распахнулась и в коридоре появились две знакомые фигуры.

Серёга сразу заметил Евгения и повернулся к Паше:

- Достань у меня из кармана обойму и перезаряди пистолет.

Даже в полумраке Евгений заметил, что зрачки Писца были неестественно большими, и глаза как-то странно поблескивали. И тут-то он понял, что Серёга лечился тем же «обезболивающим», что и Димон. Вот почему он так странно себя вел. Вот откуда этот ненормальный блеск в его глазах и внезапно проснувшаяся прыть. Он ведь вылез из-под обломков чуть живой, а сейчас вон какой... Рэмбо! Потому Евгению и пришлось так долго ждать, пока они заведут «ГАЗель» и поедут за ним. И если бы не наркотики, которые были у Сергея, эта парочка, скорее всего, поехала бы к тому самому доктору, который Димона лечил. Не исключено, что Павел и предлагал ехать к врачу, но Писец «ужалился» и не мог думать ни о чем, кроме Евгения. А точнее — как его убить. Вполне возможно, что во время преследования «Ниссана» Писец «отключился». Поэтому Павлику приходилось и вести машину, и стрелять на ходу. Может, поэтому он ни разу не попал, расходуя патроны впустую. Судя по большой шишке на лбу и струйкам свежей крови, текущим из слегка распухшего носа, Серега всю дорогу бился головой об приборную панель. Врядли у него хватило ума пристегнуться.

Конечно, это были всего лишь догадки, но Евгений поразился, до чего отчетливо он всё это увидел. Он словно за секунду просмотрел короткометражный фильм. Пазлы составились в единую картинку, и Евгений подумал: а не экстрасенс ли он?

- Ага, - Павел вставил обойму в рукоятку и передернул затвор. - Держи!

- Спасибо, - не глядя на Павла, произнес Сергей, прицелился и выстрелил.

От шума выстрела у Евгения заложило уши, будто Писец стрелял не из пистолета, а из пушки. В коридоре запахло порохом. Пуля попала в стену сантиметрах в двадцати от макушки Евгения, оставив в стене небольшое круглое отверстие. Серёга вскрикнул и упал на колени, схватившись за шею, из которой всё ещё торчала щепка.

- Чертова деревяшка! - вскакивая на ноги, Писец выдернул из шеи заостренный кусок доски, и швырнул его на пол. Эта щепка оказалась гораздо длиннее, чем предполагал Евгений. Она чуть ли не насквозь проткнула шею Сергея. Как он ещё был жив — для Евгения оставалось загадкой. Любой другой человек от такой травмы давно бы скочался. - О! Так гораздо лучше!

Снова прицелившись, Сергей улыбнулся. И его улыбка Евгению не предвещала ничего хорошего. В тот же момент ручеек крови, льющийся из раны на шее, превратился в фонтан, который обрызгал лицо стоящего рядом Павла и обои на стене.

- Твою мать! - испуганно закричал Павел, хлопая глазами. - Серый, это что за херня?

Похоже, для нечисти это было сигналом к атаке. Из стены, из-под пола и даже с потолка посыпались всевозможные твари, похожие на людей, напоминающие внешним видом животных, пауков, грибы, кактусы. Некоторые сущности имели такую внешность, что описать словами их было практически невозможно.Таких тварей прошлой ночью Евгений не видел. Вероятно, это уже была другая партия выходцев из портала. Очень запомнились Евгению люди-медузы — светящиеся изнутри, полупрозрачные, покрытые слизью. Были там и люди в черных костюмах, головы которых и формой, и цветом очень напоминали головку полового члена. Глаз, ушей у них, понятное дело, не было. Лица, как такового, тоже. Но были зубы в «уретре». И в атаку они шли, низко наклонившись. Очень запомнились Евгению младенцы на паучьих ножках, которые имели большие вертикальные зубастые рты во всю голову, которые раскрывались на сто восемьдесят градусов. Вся эта хвостатая, рогатая, зубастая толпа сбежалась со всего дома на запах крови и набросилась на Павла с Сергеем. Их крики слились в один надрывный вопль, который спустя мгновение оборвался, сменившисьрычанием, хрюканьем, и чавканьем. Слышался треск костей и звук разрываемой плоти. В разные стороны летели окровавленные лоскуты одежды и брызгали фонтаны крови, оставляя на стенах и на потолке красные разводы.

Меч в руке Евгения вдруг завибрировал и потянулся в сторону пирующей нечисти. Она притягивала меч, как гигантский магнит. В тот миг Евгений не сомневался в том, что если он разожмет ладонь, меч просто полетит в эту разношерстую толпу и воткнется в кого-нибудь. Может, даже проткнет сразу нескольких тварей. Но Евгению не хотелось экспериментировать. Он хотел доделать свою работу как можно быстрее и качественнее. И момент для того, чтобы начать, был самым подходящим.

Сжав двумя руками рукоятку меча, Евгений поднял его над головой и вклинился в шевелящуюсямассу нечистой силы. Оннеистово рубил и колол всё, что попадалось на его пути, не обращая внимание на визги, вопли, хлопки, летящие в разные стороны внутренности. Также он не обращал внимание на кружащийся над головой пепел и на черную вонючую кровь мерзких тварей, которой он обляпался с ног до головы.

Когда он орудовал мечом, ему вспомнились слова из песни, которая играла накануне в плеере:

«...Ночью закон - руби, чтобы согреться!..»

Эх, плеер бы сейчас! Только куда он делся, Евгений не мог вспомнить.Но и без плеера дело продвигалось быстро.Несмотря на то, что нечисти сегодня было гораздо больше, чем вчера, всего задве минуты Евгению удалось уничтожить все задние ряды монстров и продвинуться от своей спальни до окна, которое находилось рядом с входной дверью.Как и следовало ожидать, когда передние ряды насытились, они стали обращать внимание на вопли агонизирующх задних рядов. Вот тогда-то визжать начинали и они. Но не от боли, так как Евгений до них ещё не добрался, а от страха. Топча своих собратьев, они по их телам неслись в сторону бабкиной комнаты. Некоторые «особо одаренные» побежали на второй этаж.

«Куда вы поперлись? - крикнул им вслед Евгений. - В комнату бегите, тупые твари! Портал там...»

Увы, ни одно из чудовищ его не послушалось, и, добив сущностей на первом этаже, Евгений стал подниматься на второй. Но, как только он оказался в коридоре, из закрытых дверей и из стен стала выскакивать нечисть и бросаться ему чуть ли не под ноги. Сначала его это удивило. Он даже решил, что нечистая сила изобрела новый способ нападения - сбить с ног, а потом разорвать на куски. Но сущности ине думали нападать на него. Более того, они норовили обойти его, прошмыгнуть у него между ног, пролететь над головой, сделать всё возможное, лишь бы убежать. В общем, они вели себя так, будто их напугало нечто страшное. Евгений сразу вспомнил рогатого монстра, покрытого панцирными пластинами. Неужели он каким-то образом пролез через зеркало и проник в этот мир? Конечно, в это не верилось, но в этом доме было возможно всё.

Дюжинаяйцеголовыхциклопов столпиласьу лестницы, толкая друг друга и рыча. Из-за них не было видно, что происходит на втором этаже дома. Только изрубив циклоповна мелкие кусочки, Евгений понял, в чем дело.

По коридору, вытянув руки в стороны, летел человек в длинном черном плаще. Едва его увидев, Евгений понял, что это и есть Белозар, двойникКристофера Уокена. От его ладоней исходили пучки белых лучей, которые проходили сквозь стены. Через приоткрытые двери Евгений видел, как лучи в комнатах настигают нечисть, мгновенно испепеляя её. Всё происходило так быстро, что ни одна из настигнутых врасплох сущностей даже пискнуть не успела.

Долетев до конца коридора, Белозар втянул в себя все лучи, опустился на пол.

- Здесь всё чисто, - сказал он вместо приветствия. - Знаешь, что делать дальше?

- Да, - Евгений кивнул и побежал вниз, в бабкину комнату. Когда он приближался к комнате, меч начал гореть ярче и завибрировал.

Открыв дверь, он увидел воронку, жадно засасывающую самых нерасторопных сущностей. Выставив перед собой меч, Евгенийпрыгнул, оттолкнувшись двумя ногами. Уже в полете он заметил зубастого «Колобка», который летел перед ним, крутясьв потоках воздуха, демонстрируя Евгению то большой рот, то сморщенный анус. Не задумываясь, Евгений разрубил его на две части, отделив рот и анус друг от друга. Обе половинки «Колобка» взорвались в воздухе, так и не долетев до воронки.

Чем ближе Евгений подлетал к в порталу, тем сильнее был свист в его ушах, тем мощнее были воздушные потоки. Когда воронка уже готова была втянуть Евгения в себя, он сделал колющее движение мечом, словно намереваясь проткнуть портал насквозь. Конечно, он не знал, нужно ли воронкупротыкать или разрубать. Евгений даже не представлял, что нужно сделать, но понимал, что меч необходимо как-то задействовать.

Как только лишь клинок меча вошел в воронку, она исчезла, а вместе с ней пропали потоки воздуха и прекратился свист.Беспомощно махая руками,Евгений рухнул на пол. Приземлился он не очень удачно, на живот. Было больно, перехватило дыхание. Но хорошо, что хоть не на торчащую из ковра рукоятку кортика. Полежав немного и подождав, когда дыхание восстановится, он перевернулся на спину и увидел над собой улыбающееся лицо Белозара.

- Ты сдал экзамен, - Белозар протянул руку и помог Евгению подняться. - Поздравляю!

- Спасибо, - Евгений болезненно поморщился, растирая ушибленный живот и грудь. - Хоть в чем-то мне повезло...

- Ещё как! - Белозар нагнулся и вытащил из пола кортик. - В этом доме погибло сто двадцать шесть человек, претендовавших на звание «Изгоняющий нечисть».

- Но я ни на что не претендовал...

- А у тебя просто не было выбора, - Белозар приобнял Евгения. От его ладоней исходило приятное тепло, а от тела пахло травами. - Это твоя судьба... Сейчас мы с тобой сядем за стол и всё обсудим.

Они прошли на кухню. Кухонный столломился от бутылок с коньяком и от закусок.

- Вот это я понимаю! - Евгений потер ладони, усаживаясь на мягкий диванчик. - И как у вас всё это получается?

- На самом деле всё просто, - Белозар сел напротив него и сложил руки на груди. - Для того, чтобы всё это уметь, нужно сначала стать Изгоняющим нечисть, потом научиться читать тайнопись. После этого тебе нужно будет прочитать Книгу Знаний... Прочитав эту книгу,ты станешь Хранителем Знаний. Научившись пользоваться знаниями, ты будешь называться Великим, а уж потом тебя будут называть Всемогущим.

- И сколько на это уйдет времени? - Евгений вопросительно изогнул бровь. - Это же столько ступеней нужно пройти!

- У всех по-разному, - Белозар разлил коньяк по бокалам. - У меня на всё ушло лет сто пятьдесят. Некоторые всю жизнь учатся, но все равно ничего не умеют.

- Сто пятьдесят лет! - Евгений обхватил голову руками. - Подумать только!.. А сколько ж тебе лет, уважаемый?

- Я живу уже не одну тысячу лет...

- Вот это да! - вырвалось у Евгения. - Но как такое возможно?.. Люди столько не живут! Наверное, ты джинн!

Белозар рассмеялся. Его раскатистый смех эхом отскакивал от стен. Закончив смеяться, он сделал серьезное лицо и посмотрел на Евгения.

- Поверь мне, я не джинн. Джинны - это духи. А я - человек. Я такой же, как ты — из крови и плоти. Только я знаю то, чего пока не знаешь ты. Когда прочитаешь Книгу Знаний, тогда тебе всё станет понятно... Ну, ладно! Давай выпьем!

Они выпили не чокаясь, закусили дольками лимона. Коньяк был очень хороший. Евгений никогда ещё не пил спиртное такого превосходного качества.

Словно уловив его мысли, Белозар постучал вилкой по бутылке.

- Пей столько, сколько влезет. Такой коньяк ты нигде не купишь. И помни, что сегодня ты пьешь в последний раз.

- Это почему? - Евгений уставился на Белозара, хлопая глазами.

- Потому, что с завтрашнего дня я буду учить тебя читать тайнопись. А это нужно делать на трезвую голову. Иначе ты такого натворишь!

- Но ты ведь...

- Мне можно! - перебил его Белозар. Я уже Всемогущий, а ты только подмастерье. Ты даже Хранителем Знаний не станешь, если меня не будешь слушать.

- Но ведь на трезвую голову жить скучно, - сказал Евгений, накладывая салат себе в тарелку. - От такой жизни даже с ума сойти можно!

- Эх, Женя! - Белозар укоризненно покачал головой. - Неужели ты ещё не понял, что все твои проблемы именно из-за пьянства. Из-за него ты не смог жениться, завести детей. Из-за него ты оказался в таком положении...

- Кстати, о положении... - прожевав салат, Евгений посмотрел в глаза Белозара и тут же пожалел об этом, так как почувствовал, как Всемогущий проник в его мозг, стал читать мысли и копаться в воспоминаниях. Он был как червь, проникший под черепную коробку. Тут же у Евгения появилось ощущение, будто он абсолютно голый. Захотелось хоть чем-то прикрыться, отгородиться, и он быстро отвел глаза в сторону.Но было поздно, так как Белозар прочитал всё, что хотел.

- Я знаю, что ты хотел спросить, - произнес Белозар, отломав квадратик от плитки шоколада и отправив его в рот. - Почему ты оказался в женском теле? Да всё просто. Когда я тебя увидел, ты пьяный лежал на рельсах и ждал поезд...

- Не может быть! - Евгений затряс головой. - Я не полный кретин, чтобы кончать жизнь самоубийством!

- А ты и не хотел уходить из жизни. Тебе просто нужны были острые ощущения. После того, как я тебя оттащил от рельсов, ты стал мне рассказывать о том, что жизнь твоя стала пресной и неинтересной. Тебе нужны были новые ощущения, желательно — острые. Вот я тебе их и дал. Засунул тебя в тело Жени Снежиной,ей дал твоё тело, а дальше крутитесь, как хотите...

- Но почему ты не мог посадить меня, например, на американские горки или в падающий лифт, в терпящий крушение самолет... На худой конец, ты мог запихнуть меня в «Оку», мчащуюся по встречке навстречу самосвалу.

- Как тебе попроще сказать-то? - Белозар заерзал на стуле. - Ничего не бывает просто так! Если я дал тебе новое тело, так это только потому, что Снежина не хотела жить в своем старом теле. Ты смог бы получить максимум ощущений, только находясь в её теле. По-другому никак!.. Коньяк и салаты видишь?

- Вижу! - Евгений кивал головой, наполняя пузатые бокалы.

- Всё это я вытащил за минуту до пожара из продуктового магазина в Артемьевске. Иначе это всё просто сгорело бы!

- А деньги, которыми ты меня снабжал?

- Это деньги, которые я снял со счетов твоей фирмы. Их бы все равно арестовали, а фирма твоя должна была обанкротиться. По сути, это твои деньги. Точно знаю, что если бы я их не обналичил, они бы пропали.

- То есть ты можешь видеть будущее? Предвидеть события?

- А как же! - Белозар сделал глоток из бокала и утвердительно кивнул. - А ещё настоящее и прошлое. Я научу тебя, как это делать!

- А почему все желания ты исполняешь через... - Евгений замялся, не зная, как закончить фразу. - Ты даешь людям совсем не то, чего они ждут от тебя. Почему так?

- Секрет нашего долголетия и наших «фокусов» заключается в том, что нам постоянно нужна энергия. Если давать людям то, что они хотят, то получается, что мы отдаем свою энергию, ничего не получая взамен. Но, если дать им что-то другое, не совсем то, чего они ожидают, ко мне возвращаетсястолько энергии, что можно год ничего не есть, а то и дольше!.. Я тебе потом покажу, как это работает.

- Я уже видел, - пробормотал Евгений.

- Ты про полеты и лучи? Так это только верхушка айсберга! - Белозар хлопнул в ладоши и тут же превратился в черную собаку, ту самую дворнягу, с которой Евгений играл незадолго до встречи с Марией. На даче покойного Кози он тоже видел этого пса.

- Так это был ты?! - Евгений вытаращил глаза от удивления.

- Я! - ответил пес. Сидя под столом, он стал чесать ухо задней лапой.

- Вот это да! Получается, что ты следил за мной?

- Да, - проворчал пес человеческим голосом. Когда дворняга говорила, казалось, что она пытается выплюнуть кость, застрявшую в горле, но не может. - По-другому я бы не смог контролировать ситуацию.Зато теперь я знаю, что именно ты — тот, кто мне нужен! Гав! В тебе есть сила — твоя внутренняя сила, которая может быть как созидательной, так и разрушительной. Знаешь, от нечисти людей всегда защищали амулеты, заговоры, охраняющие знаки...

- Знаю, - согласился Евгений. - Я кино об этом смотрел...

- Так вот... - Пес посмотрел на Евгения своими умными глазами и, подойдя к нему, положил передние лапы на колени. - … Тебе всё это не нужно. Когда ты злишься и начинаешь ругаться, это действует лучше любого заговора. Кортик в твоих руках против нечисти действует гораздо эффективнее, чем амулеты и охраняющие знаки. Хотя ты обладаешь такой внутреннейсилой, что с помощью неё можно противостоять нечисти без кортика и без других вспомогательных средств. Именно поэтому ты — единственный за последние триста лет, кто прошел испытание. Потому-то я и выбрал тебя!

Глядя в умные собачьи глаза, Евгений вдруг вспомнил пятнистую лохматую дворнягу по кличке Мэйсон.

Мейсон появился в квартире Масловых внезапно. Он забежал в квартиру, когда Женя, которому тогда было десять лет, открыл входную дверь. Сейчас Евгений не мог вспомнить, куда в тот вечер он собирался идти, но вспомнил, как очаровал его Мейсон с первых секунд своего появления в квартире. Виляя хвостом, он крутился вокруг Жени, заглядывал ему в глаза, прыгал перед ним на задних лапах и лизал руки. Он всем своим видом говорил: «Смотри, какой я добрый и хороший, как я люблю тебя. Давай, я останусь жить у вас, а?» Конечно, Женя был не против того, чтобы у него была собака, но против собак всегда были родители. Они хотели завести котенка, но Женя терпеть не мог котов и кошек, считая их слишком тупыми. Он полагал, что любить кошек могут только глупые девчонки, а ведь он был мальчиком, причем, неглупым. И даже повзрослев и став мужчиной, он не изменил своего отношения к представителям семейства кошачьих и очень любил собак.

Вот и тогда, гладя пса по густой шерсти, Женя думал, как бы ему оставить собаку у себя, но сделать это так, чтобы родители о ней ничего не знали. Тем временем мама, которая услышала шум возни в коридоре, оторвалась от просмотра своего любимого сериала «Санта Барбара» и вышла из комнаты.

- Женя, это что такое? - спросила она, сдвинув брови и глядя на незваного гостя. - Выгони его из квартиры сейчас же!

Евгений вспомнил, как тогдана его глаза навернулись слезы, как он приготовился к тому, чтобы начать упрашивать маму и был уверен, что она никогда не разрешит оставить собаку. Но внезапно произошло то, что можно было назвать только чудом: так же виляя хвостом, пес подбежал к матери, встал на задние лапы, уперевшись передними ей в живот, несколько раз громко тявкнул и посмотрел ей в глаза. И пес, и мама вдруг замерли. Замер и Женя, пораженный увиденным. Они стояли неподвижно секунд пять, и Жене показалось, что в тот момент время остановилось. Даже часы на стене перестали тикать, и замолчали герои «Санта Барбары». Женя слышал только свое учащенное дыхание. А потом вдруг кто-то невидимый щелкнул выключателем, и жизнь продолжилась. Снова стали тикать часы, продолжился внезапно прервавшийся диалог героев «Санта Барбары».

- Мам, можно я его оставлю? - спросил Женя без всякой надежды на положительный ответ.

- Разумеется, - улыбнувшись, ответила мама, чем несказанно удивила Женю. - Он такой милый...

И пес остался у Масловых. Радости Жени тогда не было предела. Он был на седьмом небе от счастья. Пес оказался на редкость сообразительным. Назвали его Мейсоном, так как он очень любил смотреть«Санта Барбару» и всегда начинал радостно лаять, когда на экране появлялся Мейсон Кепвелл. Разумеется, сериал он смотрел вместе с мамой. Иногда к ним присоединялся папа, но это было очень редко.

Пес Мейсон очень быстро стал полноправным членом семьи, предметом гордости Жени и предметом зависти мальчишек во дворе. А как же иначе, ведь ни у кого не было такой красивой, умной собаки.Но Мэйсон был собакой только для родителей Жени и для его друзей. Сам Женя Мейсона собакой не считал, так как этот лохматый пес был слишком умен для собаки. Он прекрасно понимал человеческую речь, мог найти в большой квартире любой предмет и принести его, отдав в руки, любил смотреть новости по телевизору и слушать их по радио. Иногда Женя видел, как он танцует под музыку. Но даже не это удивляло Женю. По-настоящему он удивился, когда понял, что пес умеет справлять нужду в туалете, закрыв дверь изнутри. Также Мэйсон умел открывать входную дверь и мог уйти из квартиры в любое время. Причем, делал он это только в отсутствие родителей или тогда, когда они крепко спали.Пару раз Женя застукивал его сидящим в подъезде на ступеньках в окружении пустых пивных бутылок. При этом в подъезде всегда было накурено и где-нибудь рядом с Мейсоном всегда лежала пачка сигарет, и где-нибудь в углу валялась зажигалка. Причем, никого из людей рядом не было. В подобной ситуации пес всегда вилял хвостом и виновато опускал глаза. А Женя думал, что Мейсон просто прогнал каких-нибудь хулиганов, которые курили в подъезде и распивали спиртное, ведь он много раз прогонял из подъезда наркоманов и алкашей, за что ему были признательны все соседи. Некоторые даже оставляли ему еду в миске, у дверей квартиры Масловых. Только еда была какой-то не собачьей: сервелат, сыр, соленые огурчики, пельмени. И, судя по всему, Мейсон охотно принимал эти соседские подношения, оставляя в миске только объедки, да и то не всегда.

Пропал он так же внезапно, как и появился. Он просто ушел ночью, самостоятельно открыв входную дверь и не вернулся. Масловы привыкли к тому, что Мейсон — собака непростая и предпочитает гулять сама по себе, и все думали, что пес придет, никуда не денется. Но он не пришел ни через день, ни через два, ни через неделю, ни через месяц. Пытаясь вернуть его, Масловы развешивалиобъявления на столбах и заборах, размещалиобъявления газетах, но все их старания были тщетными. Никто не позвонил им, никто не привел им Мейсона.

Конечно, вся семья переживала по поводу потери всеобщего любимца. Особенно тосковал по Мейсону Женя. Чтобы немного облегчить его душевные терзания, родители купили ему волнистого попугая, который улетел через приоткрытое окно через месяц после его покупки. После этого Масловы никаких питомцев не заводили.

А Женя рос, взрослел и со временем стал забывать про Мейсона. Лет в пятнадцать, когда на смену компьютерным играм пришли девочки, слабоалкогольные напитки и сигареты, про пятнистую лохматую дворнягу он уже не вспоминал, а потом и вовсе забыл. Воспоминания о Мэйсоне вновь захлестнули Евгения, когда он увидел, как Белозар превращается в собаку. Тут-то Евгению стало понятно, что Мэйсон не был собакой. Ну, не может собака так себя вести! Когда песжил у Масловых, Евгению из-за отсутствия опыта общения с собаками казалось, что абсолютно все собакиумеют делать то же самое, что и Мейсон. Не зря же их называют лучшими друзьями человечества. Именно поэтому Женю неудивляло поведение Мейсона. И даже то, что другие собаки или лают на него, или сторонятся, Женю нисколько не настораживало.Но после пропажи любимого псаЕвгений повидал много четвероногих, ини одно из них по уровню интеллекта даже рядом не стояло с Мейсоном.А всё почему? Да потому, что Мейсон не был собакой. Не исключено, что он был каким-нибудь Всемогущим или Великим, который прятался у Масловых от врагов. А может,ему просто жить было негде. И, как только всё наладилось и смысла изображать собаку уже не было, Мейсон ушел.

Когда Евгений осознал это, он подпрыгнул на мягком диванчике. Конечно, Белозар это заметил, но ничего не сказал. Скорее всего, он всё это узнал, проникнув в воспоминания своего ученика. Для него ведь это — как два байта переслать.

- За это надо выпить! - Евгений поднял бокал.

- Пей сам, я не хочу, - Белозар снова стал человеком, похожим на Кристофера Уокена и сел за стол.

- Конечно, я понимаю, как мне повезло, - Евгений отодвинул от себя бокал и посмотрел в окно. Снаружи было ещё темно. Ещё была ночь, а казалось, что прошла целая вечность с того момента, как он покинул дачу Кози. - Но только я не смогу пройти все ступени - от Изгоняющего до Всемогущего, находясь в женском теле.

- И чем же тебе оно не нравится? - удивился Белозар. Прищурив глаз, он оглядел Евгения с ног до головы. - По-моему, всё нормально...

- А мне не нравится!.. Я хочу снова стать мужчиной, дрючить телочек, чесать яйца, ссать стоя, не носить юбки, платья, блузы. И знаешь, что?

- Что? - Белозар взял с большого блюда вишенку и уже хотел отправить её в рот, но замер, глядя на своего ученика.

- Мне надоело носить сиськи. С ними даже бегать неудобно, а лифон я носить не могу, так как в нем дышать тяжело. Кроме того, я устал от того, что меня все, кому не лень, называют сучкой и только и думают о том, как бы меня оттрахать...

- Ты сможешь вернуться в своё тело, сможешь даже принимать любой облик, но только после того, как обучишься, - лицо Всемогущего превратилось в морду комодского варана, руки превратились в когтистые лапы. Из его приоткрытой пасти на стол капала тягучая темная слюна. Это продолжалось секунд пять-семь. Когда Белозар заметил отвращение на лице Евгения, он снова стал человеком.

- А как насчет желания? - спросил Евгений, сложив пальцы домиком.

- Я могу выполнить только одно, - Всемогущий поднял вверх указательный палец с нанизанным на него перстнем.

- Но ведь ты выполнил желание Евгения Маслова, мужчины в полном рассвете сил, у которого был свой бизнес. А я сейчас — кто?

- Кто? - повторил вопрос Белозар, сделав вид, что не понимает, о чем идет речь.

- Я сейчас — Евгений Маслов, находящийся в теле Евгении Снежиной. Я не бизнесмен, я — Изгоняющий нечисть. Получается, что я — другой человек, ведь я изменился и внешне, и внутренне. И, если говорить об энергетике, то после всего, что случилось со мной за два последних дня, у меня и энергия должна быть совсем другой, более мощной, и я это чувствую. Ты прикинь, сколько этой энергии вольется в тебя, если ты исполнишь это желание!

- А ты хитрее, чем я думал! - Белозар подышал на перстень и протер его носовым платком. - И опаснее... Но, в общем-то, ты прав! Даже, если откинуть в сторону энергетику,ты — другой человек и имеешь право на ещё одно желание. Если честно, раньше в подобных случаях я отказывался исполнять второе желание клиента. Но ты ведь не клиент, ты — мой ученик, так что я исполню твоё желание.

- Я снова стану мужчиной?- с замираниемсердца спросил Евгений. При слове «мужчиной» он даже прослезился.

- Да! - Белозар поднялся из-за стола. - И нужно это сделать до рассвета, иначе может не получиться. Начнем прямо сейчас! Пойдем...

Они прошли в спальню. Евгений лег на кровать, а Белозар сел у изголовья кровати и стал водить над ним руками.

- Ты напряжен, попробуй расслабиться, - произнес Белозар. - Закрой глаза и представь себя где-нибудь на берегу океана. Представил?

- Да, - ответил Евгений.

- Видишь океан?

- Да! - произнес Евгений. Голос его был тихим и сонным.

- Пальму видишь?

- Да! - Изгоняющий нечисть уже шептал, еле шевеля губами, почти полностью растворившись в том мире, который показывал ему Белозар.

- Мулатку видишь?

- Да! - Веки Евгения дрогнули. - Только она какая-то некрасивая — губы у неё, как у старой лошади и жопауж больно большая и рыхлая. Может, лучше славяночку сюда, а? А ещё меня смущает кокосовый орех на пальме. Я лежу прямо под этой пальмой, и орех висит над моей головой. А вдруг он упадет?

- Ладно, тогда пойдем другим путем, - Белозар хлопнул в ладоши, закрыл глаза и стал что-то бормотать на непонятном языке.

Картинка перед глазами Евгения стала мутной и расплывчатой, после чего вообще всё потемнело. Изгоняющий нечисть очень быстропогрузился в обычный сон, без всяких сновидений. Мулате, океану и пальме там места не было.

Проснувшись, Евгений сладко потянулся. Судя по тому, как солнце заливало золотистым светом спальню, был уже день. На пуфике в углу сидел Белозар. Плазменный телевизор на стене работал в беззвучном режиме. Белозар увлеченно смотрел какой-то фильм и, похоже, звук ему был не нужен.

- Доброе утро, Женя! - радостным голосом сказал он. - Ну и любишь же ты поспать! Всё самое интересное проспал...

- Самое интересное у меня ещё впереди, - глубокомысленно изрек Евгений, перевернувшись на бок и глядя на Белозара.От Всемогущего исходило слабое оранжевое свечение. Он словно горел изнутри. Заметив на себе взгляд Евгения, он перестал светиться.

Джинсы, в которых Изгоняющий нечисть был накануне, фланелевая рубашка и кепка были порваны в клочья ивалялись на полу, у кровати. Вид разбросанной в беспорядке одежды породил в голове Евгения неприятную мысль: неужели Белозар загипнотизировал его и поимел, воспользовавшись его беззащитностью? И какон - Евгений Маслов - не смог разглядеть подонка, скрывающегосяза внешностью известного голливудского актера?Евгенийуже хотел напрямую спросить у Белозара, что было между ними ночью, но откинул одеяло, и не смог вымолвить ни слова. Конечно, он потерял дар речи от радости, ведь он снова был мужчиной! Да-да, мужчиной! Он никогда раньше не подумал бы, что вид полового члена, яичек и мужской растительности, покрывающей всё тело, может, принести столько радости. Проведя ладонью по лицу, онощутил бороду. Бороду! О, Боже! Это было такое счастье! Ведь он уже не мечтал снова иметь всё это.

- Я - мужчина! Я - мужчина! - радостно заорал Евгений, вскакивая с кровати и подбегая к шкафу-купе. Однако, когда он увидел своё отражение в зеркальной створке шкафа, радость быстро сменилась разочарованием. Ведь в зеркале он увидел не брутального самца, а самого настоящего бомжа с пропитой рожей, с покрытой струпьями и синяками кожей. В давно нечесанных волосах и в бороде шевелились вши. От тела неприятно пахло, будто Евгений ночевал не в доме на мягкой кровати , а в мусорном контейнере. - Белозар! Белозар!

- Ты что шумишь? - Всемогущий оторвался от телевизора и посмотрел на Евгения.

- Как это «что»? Ты опять схалтурил! Ты опять свинью мне подкинул! -Евгений понюхал свои подмышки, брезгливо поморщился. - Причем, настоящую свинью! Фу!.. Ты посмотри на эту рожу! Ну, скажи мне, какая девка такому уроду даст?.. А если и даст, то у меня просто не встанет! Ну, не может быть полноценная эрекция у такого запущенного организма! Не может!

Белозар махнул рукой. Телевизор выключился. Подойдя к Евгению, он присел рядом с ним на кровать.

- Я же тебе ночью рассказывал, чтоничего не бывает просто так. В нашем мире всё взаимосвязано. Ты хотел мужское тело, а этот бродяга, наоборот, увидев тебя у магазина в Белозаровке, подумал, что хотел бы быть такой же беззаботной длинноногой девицей, которая только и умеет, что мужчин ублажать...

- Я никого не ублажал! - Евгенийотрицательнозамотал головой, хрустнув шейными позвонками.

- Да я не про тебя, - Белозар махнул рукой. - Я тебе процитировал словаэтого бродяги, опустив нецензурщину... И так как вы оба хотели поменять свои тела, я исполнил ваши желания. Сейчас ты — мужчина, а в Белозаровке появилась проститутка, которая уже с сегодняшнего утра продает свои ласки состоятельным хозяевам коттеджей. И знаешь, что?

- Что?

- Я вижу за ней великое будущее. Бомж в женском теле подцепит там богатого мужичка, и у них всё будет очень даже хорошо. Историю их жизни потом опишут в романе, а один известный режиссер снимет про них фильм. Только всё это будет не в России. И бомж, и ты должны быть мне благодарны, так как я дал вам возможность начать всё с нуля, с чистого листа, в новом теле.

- Спасибо, -буркнул Евгений и вышел из комнаты.

Быстро пробежавшись по нескольким комнатам, Изгоняющий нечисть присмотрел себе неплохой строгий костюм, рубашку, туфли и нижнее белье. В кухне он прихватилбутылку с уксусом, надеясь что она избавит его от вшей, а в ванной комнате он нашел опасную бритву, после чего целых два часа потратил на то, чтобы привести себя в порядок. Но даже после мытья, бритья и стрижки под «ноль» опасной бритвой голова чесалась, а тело зудело.

- О! - Белозар театрально похлопал в ладоши, когда Евгений, почесываясь, зашел в спальню. - А ты говорил, что ни одна девка тебе не даст. Посмотри на себя, да ты просто красавец! Тебя ещё прогнать через тренажерный зал, так тебе цены не будет!

- Сначала мне нужно показаться у дерматолога, - решительно заявил Евгений, глядя на свое отражение в створке шкафа. - А потом - у сексопатолога.

- Ладно, сделаю я тебе маленький подарок! - Белозар хлопнул в ладоши, что-то пробубнил, прикрыв глаза. Кожа на лице Евгения вдруг стала чистой, зуд прошел. Задрав рубашку, он увидел, что струпья и синяки исчезли. Перестала чесаться голова.

- Белозар, ты настоящий друг! - восторженно изрек Евгений, рассматривая обновленного себя. - Ещё бы морщины убрать...

- Ну, это ты сделаешь сам, когда прочитаешь Книгу Знаний, - сказал Белозар,с интересом наблюдая за вертящимся перед зеркалом Евгением. - Что-то должно ведь тебя мотивировать к скорейшему прочтению Книги и усвоению материала... Знаешь, а я ведь не всегда выглядел так, как сейчас. В свое время мне пришлось изменить внешность.

- Да ну?

- Я вполне серьёзно, - Белозар вытянул руку ладонью вверх. На ладони тут же появилось складное зеркало, испещренное странными надписями на серебрянном корпусе. Прикрыв глаза, он что-то прошептал и протянул зеркальце Евгению. - Открой его и посмотри на то, как я выглядел раньше!

Евгений открыл зеркало, глянул, тут же захлопнул и отдал Белозару.

- Какой ужас! Ты что, аварию на Чернобыльской АЭС устранял?

- Нет, - ответил Белозар, проведя над зеркальцем рукой. Оно сразу же исчезло. - Это было задолго до чернобыльской аварии. У меня был ученик по имени Могута. Здоровый такой был... Он был уже Великим и ему совсем немного оставалось до Всемогущего. Но кто-то сказал ему, что, для того, чтобы стать всемогущим, не нужно ничего доказывать Совету Всемогущих. Достаточно просто убить своего учителя. И тогда вся сила учителя перейдет к ученику. Он так и сделал. Ночью, когда я спал, он проник в мой дом и облил меня «Мочой дракона»...

- Фу! - Евгений скривился.

- Да это не моча как таковая, а заговоренный отвар из ядовитых трав, который при попадании на тело человека, сжигает его, как кислота.Не помню, что мне снилось в ту ночь, но проснулся я от сильного жжения во всем теле. Я словно горел заживо и ничего не мог с этим поделать. Когда я лежал на кровати, крича от боли и видел, как Могута стоит надо мной с протянутыми руками, и моя сила переходит к нему, я решил, что дни мои сочтены. Но страха в тот моментя не испытывал. Мне было больно и обидно за то, что я столько времени и сил потратил на обучение Могуты, а он так со мной поступил. И, хотя я знал заклинание против«Мочи дракона», без энергии оно не действовало. А откуда ей взяться, если её выжал из меня мой ученичок? Почти вся моя сила перешла к Могуте, и, если сначала я дергался, пытаясь сопротивляться действию отвара, то потом сил не было даже на то, чтобы кричать. Вот я и лежал на боку, свесив руку и готовился к смерти, глядя, как дымится и пузырится кожа на руке, как отвар въедается в мышцы. И чувствовал такую адскую боль, что хотелось быстрее умереть, чтобы мучения наконец-то прекратились...

- Знакомое чувство! - Евгений несколько раз провел ладонью по лысой голове. Потом внимательно осмотрел ладонь. Не увидев никаких насекомых, улыбнулся. - Только вчерась это испытал!

- …И тут я увидел, как из-под кровати вылезла ободранная кошка. Это была кошка моего соседа, который искал её уже неделю. Кошка была трехцветной... Посмотрев на неё, я вдруг вспомнил, что трехцветные кошки обладают мощной энергетикой. Я, конечно, в это не верил, но, когда эта тварь стала тереться об мою руку, я почувствовал, как силы начинают потихоньку возвращаться ко мне. «Моча» перестала разъедать тело, и оно стало болеть меньше. Пошевелив пальцами, я понял, что могу спастись. Схватив кошку за хвост, я выкачал из неё почти всю энергию и швырнул её в лицо Могуте. Пока кошка визжала, вцепившись когтями в рожу Могуты, а он орал, как бешеный, я вернул назад себе немного энергии, вскочил на ноги, схватил стоящий у стены заговоренный бердыши отрубил Могуте голову, которая вместе с кошкой упала на пол. Кошка немного отползла от головы и сдохла. Видать, я выкачал из неё все девять жизней...

- А что было дальше? - Евгений наконец-то отошел от зеркальной створки шкафа и присел на край кровати.

- Дальше? - Белозар сел рядом с ним и сложил руки на груди. - Силы ко мне так и не пришли. Это в каком-то фильме я видел, как воины-долгожители отрубают друг другу головы и становятся сильнее. В реальности зарядиться энергией мертвого нельзя. С него просто взять нечего! Я же после того случая долго не мог восстановиться. У меня не было ни носа, ни губ, ни волос, ни ушей. Кожа почти вся обгорела. Меня называли человеком-головешкой, но это было не самым страшным. Страшным было то, что из-за постоянной боли я не мог спать по ночам. Чтобы исцелиться, мне нужна была энергия, а взять её было негде.Пробовал выступать в цирке уродов и показывать фокусы, но эта подпитка была очень слабой. Нужно былоначать исполнять желания, но люди смотреть на меня не могли без отвращения, а уж куда там — загадывать желания! Быть может, остался бы я обезображенным и немощным, умер бы, как обычный человек, но помог случай: как-то раз бродил я ночью по Ярославлю, не в силах заснуть и встретил слепого. Мы долго с ним беседовали о жизни, о Руси-матушке, а потом он возьми и скажи: «Ах, вот если бы я был зрячим, я бы всех супостатов перебил, как собак паршивых, поднял бы Русь с колен, сделал бы так, чтобы людям жилось лучше...»И тут я понял, что случай восстановить силы наконец-то представился. Да, я тогда сильно рисковал, ведь я мог потратить остаток своих сил и умереть, так и не дождавшись притока энергии от слепого, но всё прошло гладко. Уже на следующий день я стал похож на нормального человека, только всё тело было покрыто шрамами. А прозревший слепой бегал поЯрославлю и всем рассказывал, как встретил святого, который вернул ему зрение. Я нашел его в одном из кабаков, где он, уже изрядно накачавшись брагой, в очередной раз рассказывал мужикам историю своего исцеления. Я поздоровался с ним, и он сразу же узнал мой голос. Ой, что потом было!.. Он водил меня по улицам и на всех углах кричал о том, что я - чудотворец. Люди подходили ко мне и просили исполнить желание, а я не мог им отказать. Потом он привел меня в общину слепых, где я всех исцелил, а потом на меня начали охоту...

- Это из-за того, что ты дал им совсем не то, чего они хотели, да? - Взгляды Изгоняющего нечисть и Всемогущегопересеклись.Евгений вдруг увидел то, чтомногие называют видением. Он много раз слышал это слово, но никогда сам не видел видений и относился к ним, как к выдумке людей с расшалившейся фантазией. А увидел он общину слепых — заросший травой участок земли с полуразвалившимися домами, по которому перемещались незрячие люди в лохмотьях и с посохами в руках. Одни слепыесидели на заваленках у своиххибар, другие — лежали на траве, положив под голову котомки, третьи тихо переговаривались, сбившись в кучки. В общине царила - Евгений это почувствовал - атмосфера нищеты и безнадежности. Кругом — грязь и смрад. Но вдруг где-то на окраине общины становится светлее. Этопрозревший слепой ведет под руку Белозара и радостно кричит о том, что скоро всё наладится, Белозар всех исцелит, и жители общины заживут припеваючи. Слепые вереницей тянутся к Всемогущему и, поговорив с ним, расходятся, чтобы на следующий день проснуться зрячими. И они действительно просыпались зрячими. Только, кроме окружающего мира, они начинали видеть нечисть, которая многих прозревших пугала. Для вчерашние слепых это был самый настоящий шок. Не в силах справиться с этим потрясением, прозревшие спивались, кончали жизнь самоубийством, выкалывали себе глаза и сходили с ума. Две третьих жителейбольшой общины умерло в течение трех месяцев после прозрения. Оставшиеся в живых ненавидели Белозара и хотели убить его. Всё это Евгений не только успел увидеть, но и прочувствовать за считанные секунды. А потом видение исчезло. Потрясенный увиденным, Изгоняющий нечистьдолго хлопал глазами и хватал ртом воздух, как рыба, выброшенная на берег. Наконец, кое-как совладав с собой, он произнес: - Ну и свинью ты им подкинул!

- Точно! - Белозар улыбнулся ему в ответ, но его улыбка получилась грустной. - После этого мне пришлось сменить внешность. Это было несложно, ведь на тот момент я стал гораздо сильнее, чем до покушения на мою жизнь. Я мог менять внешность сколько угодно, хоть каждый день.

- А почему ты выбрал внешность Кристофера Уокена?

- Кого? - не понял Белозар.

- Американского актера Кристофера Уокена, - Евгений с удивлением смотрел на Всемогущего и не мог поверить, что он не знает, кто такой Кристофер Уокен. - Он снимался в «Мертвой зоне», в«Криминальном чтиве» и ещё...

- Вообще-то нет. Я принял облик своего учителя - Громобоя Всемогущего. Ему больше трех тысяч лет... Он был и остается величайшим борцом с нечистой силой,ноза три тысячи лет он так устал от всего этого, чторешил отойти от дел. А чтобы все считали, что он всё ещё в деле, он попросил меня, чтобы я какое-то время изображал его... Так продолжалось лет четыреста. За это время я так привык к его внешности, что и менять ничего не хочу. Кстати, посмотри на его скромный домик... - Белозар протянул раскрытое зеркальце, в котором Евгений увидел замок, окруженный горами.

- Вот это да! - только и смог сказать он.

- Так себе! - Белозар махнул рукой. - У меня два таких есть - во Франции и в Испании.

Евгений задумчиво потер подбородок.

- А как вас люди различают? Получается, что вас трое, и все вы похожи на Кристофера Уокена!

- Различить нас можно. Громобой выше меня ростом на целую голову и шире в плечах раза в два, да и голос у него старческий, так как ему очень много лет. Кристофер Уокен... - Белозар прикрыл глаза, начал водить руками по воздуху, словно что-то ощупывая и раздвигая невидимые шторы. Губы его при этом беззвучно шевелились. Так продолжалось с полминуты, потом Всемогущий опустил руки и открыл глаза. - А Кристофер Уокен не говорит по-русски. Так что нас ты не спутаешь!

- А у меня свой замок будет?

- Конечно, - не моргнув глазом, ответил Белозар. - Когда станешь Всемогущим, у тебя всё будет. Главное - всему научиться, а остальное приложится. Обучение мы начнем завтра.

- Можно и сегодня, - Евгений нетерпеливо заерзал на кровати. - Я ведь ничем не занят...

- Да не спеши ты! Лучше возьми... - Белозар протянул Евгению складное зеркальце, с большой трещиной на деревянном корпусе. - Это для связи. Если захочешь связаться со мной, открой его, проведи по нему пальцем, шепни моё имя и мысленно представь меня. Если захочу с тобой связаться я, зеркальце завибрирует и запищит.

- А нельзя ли мне зеркало в серебряном корпусе? А то это какое-то некрасивое...

- Тебе по статусу не положено, - с серьезным видом произнес Белозар и пояснил: - Рано ещё.

- А мобильником я могу пользоваться? - поинтересовался Евгений.

- Можно. Только со мной с сегодняшнего дня тебе нужно держать связь только по зеркалу. Ну, не доверяю я этим гаджетам! Ведь благодаря им любой сможет отследить твоё местоположение, прослушать твои разговоры, а зеркало не даст это сделать. К тому же, зеркалами пользовались для связи с незапамятных времен, и они никогда не подводили. Чтобы подзарядить зеркало, достаточно лишь прикоснуться к нему и не нужно искать свободную розетку. Вот смотрю я сейчас на эти всякиеандроиды и понимаю, что прообразом для них послужило именно зеркало.

- И как такое возможно? - спросил Евгений, рассматривая письмена и рисунки, вырезанные на деревянном корпусе.

- Ну, кто-то из простых смертных увидел, как с помощью зеркал общаются посвященные в тайны и подумал, что это удобно. Потом за дело взялись инженеры и понеслось... Ты только держи зеркало в кармане или на видном месте, а то не услышишь, когда я тебя вызывать буду!

- Ладно, - ответил Евгений, пряча зеркало во внутреннийкарман пиджака.

- Вот и отлично, - Белозар бросил взгляд на настенные часы. - Заболтался я с тобой, пора мне...

- А мне что, сидеть тут и ждать, когда ты со мной свяжешься, да?

- Как хочешь. Можешь тут, но лучше езжай домой и там жди сигнал от меня.

- Домой? - удивился Евгений. - Там же...

- Вчера твоё тело увезли в морг. В образе участкового оперуполномоченного я проник в твою квартиру, немного прибрался там, подчистил всё... - Всемогущий принял облик пузатого полицейского с квадратной нижней челюстью и покрытым угрями лицом. - Ты можешь смело возвращаться туда. Там вполне безопасно. Ключи от квартиры не потерял?

- Нет, - Евгений отрицательно покачал головой. - Но почему нельзя остаться здесь? И как я в этом теле буду жить в квартире, которая оформлена на мою матушку?

- Элементарно, - Белозар снова стал самим собой. - Как ты знаешь, в этом мире ничего не бывает просто так. Даже тот бродяга, в теле которого ты сейчас находишься, отнюдь не простой бомжара. Это твой дядя, брат твоей мамы, которого она очень любила.

- Что?! - от неожиданности Евгений чуть не упал с кровати. И он упал бы, не схвати его Всемогущий за отворот пиджака. - Но он же умер много лет назад, когда я был маленьким!

- Да не умер он! Он опустился, пропил квартиру в Свердловске и приехал в товарном вагоне сюда, в Белозаровку. Здесь он планировал скрыться от родственников, так как ему было стыдно. Он полагал что будет припеваючи жить на подаяния, думал, что здесь живут только богачи, которые просто осыплют его милостыней. Но он заблуждался. Местные богачи оказались такими скрягами, что за день твой дядя с трудом мог насобирать на бутылку пива. Поэтому он и захотел тело молоденькой «сучки». Ну, зато сейчас он развернется! Кстати, вот его документы...- Белозар протянулбелый конверт, открыв который, Евгений увидел паспорт, пенсионное страховое свидетельство. - Сейчас ты — Рожин Николай Иванович.

- А можно меня называть просто Изгоняющим? - Взгляд Евгения вдруг упал на подоконник, на котором лежал кортик в ножнах, поблескивающий позолотой на солнце. И откуда он взялся там, если только что его не было? Впрочем, пока Евгений пользовался им, у него сложилось впечатление, что кортик — живой и иногда живет какой-то своей жизнью. Не исключено, что и сейчас он внезапно появился, чтобы быть поближе к своему хозяину и чтобы погреться на солнышке. Ну, прямо как кот, который гуляет сам по себе! Евгений был уверен, что позже откроет для себя все возможности кортика. Времени у него для этого будет предостаточно. Но сименем и фамилией нужно было решить вопрос здесь и сейчас. Во всяком случае, для того, чтобы потом не мучиться.- Что-то не нравится мне быть Колей Рожиным. А здесь точно нет ошибки?

- А в чем ты сомневаешься?

- У мамы-то фамилия - Пешкина!

- Девичья фамилия твоей мамы — Рожина. Пешкиной она стала после первого замужества. За твоего отца она вышла замуж во второй раз. Ты что, не знал?

Евгений оставил этот вопрос без ответа. Да, он не знал этого. И когда спрашивал родителей, почему они поженились в тридцать лет, никогда не получал вразумительный ответ на свой вопрос. Зато теперь ему многое стало понятно.

- Белозар, а почему я не могу остаться здесь? Дом большой, светлый...

- Даже не думай об этом! -Белозар важно закинул ногу на ногу. - Хотя ты истребил нечисть и закрыл вход, через который она лезла в наш мир, ты не учел того, что дом пропитан черной, дурной энергетикой, энергией смерти. Если люди будут тут жить, они будут беспричинно сходить с ума, убивать друг друга, умирать от болезней и несчастных случаев, сводить счеты с жизнью. Как показала практика, самое лучшее, что мы можем сделать— не дать этому произойти. Поэтому я тут поколдовал немного и сделал так, что ровно в полночь этот дом сгорит дотла. Пусть на этом месте будет пустырь, пусть тут построят новый дом, пусть тут будет всё, что угодно, но этот дом нужно уничтожить, иначе здесь опять может открыться портал. Понимаешь?

- Да! - машинально ответил Евгений, глядя на подоконник. Кортик уже исчез и появился на трюмо. Ну, он точно живой! - И как я всё объясню матери, отцу?

- Соври, - не задумываясь, ответил Всемогущий. - В нашем деле главное — не выдать себя. Мы ведь как шпионы или как разведчики. Мы можем любую лапшу людям на уши вешать, и они поверят! Проверить-то они эту информацию не смогут, понимаешь? Родителям, в случае чего, ты можешь сказать, что ты давно работаешь на ФСБ или на контрразведку. Тебя не было видно, так как ты выполнял важное задание и не мог светиться. А потом ты встретил в Артемьевске своего племянника — Женю Маслова, и тот великодушно разрешил тебе пожить в его квартире. Как-никак, вы — родственники...

- То есть, враньё у вас приветствуется, да?

- Нет, блин, мы на всех углах рассказываем всем, что мы — посвященные в тайны! - Белозар поднялся с кровати и подошел к окну. Приоткрыв его, он превратился в воробья и, махнув крылышками, оказался на подоконнике. Склонив голову набок, он посмотрел на Евгения маленькими глазками и смешно прочирикал: - Включай голову, чувак! Делай всё, как я говорю, и у тебя не будет проблем!

- А... - Евгений хотел ещё что-то спросить, но воробей вылетел в окно.

Конечно, далеко с такими маленькими крылышками Всемогущий улететь не смог. Он долетел до автобусной остановки и за густыми кустам принял человеческий облик. Выйдя из-за кустов, он решительно направился к одиноко сидящей на скамейке брюнетке с большой спортивной сумкой. Девушка плакала навзрыд и от неё пахло алкоголем.

- Что плачешь, красавица? - Белозар указательным пальцем приподнял её подбородок и посмотрел ей в глаза. Тут же в его руке появился носовой платок, которым он заботливо вытер незнакомке слезы.

- Мне... мне муж из-ме-нил! - её душили слезы, и она вздрагивалавсем телом. - С какой-то шлюхой по имени Женя! Я собрала вещи и еду к ма-а-ме!

- Ух, какой же он непорядочный! - Всемогущий обнял девушку и похлопал по спине, что-то шепча ей на ухо. Она, конечно, ничего не поняла из его бормотания, но ей сразу стало легче, и слезы на глазах моментально высохли.

- Хочешь отомстить ему? - снова глядя в её большие синие глаза, спросил Белозар.

- Да, - она кивнула головой. - Отомщу этому кобелю!

Девушка потянулась было к Белозару, но он отстранился от неё.

- Месть - это твоё желание?

- Да! - она уверенно кивнула головой.

- Ну, тогда пошли! - Белозар взял девицу за локоть и повел в сторону дома, которому в полночь суждено было сгореть. - Там живет мой сын. Он очень состоятельный человек, но его жена бросила, и он уже неделю не может прийти в себя. Помоги ему расслабиться!

- Я сделаю это! - ответила девица. Глаза её были пустыми, а в её голосе не было никаких эмоций.

Сторонний человек, увидев её в тот момент, наверняка подумал бы, что она под кайфом. Но рядом никого, кроме Белозара не было, а он, глядя в её глаза, думал, что всё идет по плану. По его плану.

- С ним ты можешь мстить своему мужу сколько угодно! - прошептал ей на ухо Белозар, когда они дошли до дома, в котором Евгений ходил из угла в угол и размышлял, чем бы ему заняться.

Всемогущий постучал в дверь, прислушался. Услышав шаги Евгения, онзашел за угол, снова превратился в воробья и улетел. Облетев крышу дома, он влетел в приоткрытоеокно на чердак. Превратившись в человека, он полез под кровать и долго там что-то искал. Из-под кровати он вылез с деревянным ящиком в руке. Достав из ящика магический шар, Белозар устроилсяв кресле-качалке и стал пристально смотреть на шар, пока тот не засветился сначала голубоватым, а потом — белым светом.

В шаре он увидел Евгения с девицей, сидящих на кухне. Сначала они пили чай, потом незнакомка накинулась на Евгения и стала осыпать его страстными поцелуями. Изгоняющий нечисть сначала вяло сопротивлялся, но потом сдался, не выдержав натиск грудастой брюнетки. Целовались они долго, как подростки, которые ни разу в жизни не занимались этим и теперь решили оторваться по-полной, пользуясь тем, что родителей рядом нет. Потом они переместились в спальню и там продолжили целоваться, срывая друг с друга одежду.

Осыпав тело Евгения страстными поцелуями, девица опустилась на колени и стала расстегивать Изгоняющему нечисть ширинку. В тот самый момент на лице Евгения появилось выражение замешательства и растерянности. Видимо, понимая, что долгое время бомжевавший организм не готов к интимной близости, Евгений попытался оттолкнуть подругу, но Белозар вовремя щелкнул пальцами и прошептал нужное заклинание.

- Ух ты, черт! - вдруг вырвалось у Евгения.

- Что? - не поняла брюнетка.

- Я восхищен тобой! - соврал Изгоняющий, радуясь тому, что все органы работают исправно, в том числе и тот, в работоспособности которого он не так давно сильно сомневался.

- Я вижу, как ты восхищен, - произнесла девица, толкая Евгения в грудь.

Он упал спиной на кровать, широко раскинув руки. Сорвав с него брюки, а с себя — бюстгальтер, девушка прыгнула на Евгения сверху.

Дальше началось такое, чего даже умудренный годамиБелозар и представить не мог: дамочка мстила своему мужу с такой страстью и с таким азартом, что ей позавидовала бы любая порноактриса. Евгенийже проверял возможности своего нового тела, пробуя разный темп и разные позы, которые ещё в детстве видел в книжке с картинками, которая называлась «Камасутра». И чем дольше они любили друг друга, тем больше Евгению хотелось. Изгоняющему нечисть казалось, что он никогда не остановится, и этот волшебный секс будет длиться вечно. Он снова и снова заряжался энергией, как это было, когда он брал в руки кортик. Но источником энергии в этот раз был не кортик, а затвердевший кусок плоти под животом, который заставлял девушку, имени которой Евгений не знал, кричать от удовольствия и извиваться всем телом.

В какой-то миг их тела переплелись в змеиный клубок, и они скатились с кровати. Упав на пол и даже в порыве страсти не заметив этого, они продолжали неистово любить друг друга, пока Евгений не глянул на настенные часы.

- Нам пора! - крикнул он незнакомке, натягивая брюки.

- Может, продолжим? - тяжело дыша, спросила она.

- Без десяти двенадцать! Уходим, а то сгорим!

Наспех одевшись, Евгений с брюнеткойвыскочили наружу. Евгений на ходу пытался застегнуть ширинку, но у него ничего не получалось, так как в молнии застряла рубашка. Его подруга бежала босиком, держа в руках босоножки. Как только они сели в «Ниссан» и захлопнули дверцы, из приоткрытых окон дома потянулся дымок, который быстро превратился в густой дым. А когда они мчали по шоссе в Артемьевск, языки огня высовывались из окон и лизали стены, начинала гореть крыша.

Прошло двадцать минут. Евгений с торчащей из ширинки рубашкой стоял перед дверью своей квартиры и думал: открывать или не открывать? Он ещё помнил разгром, который там устроила Женя Снежина и своё мертвое тело, распластанное на кровати.

- Ну, давай же быстрее! - томным голосом прошептала девушка ему в ухо. - Я уже вся горю...

Её слова развеяли все его сомнения, и он открыл дверь. Когда Изгоняющий нечистьвошел в свою квартиру, с его губ сорвался возглас удивления, оканчивающийся на слово «мать». И было от чего: в квартире был сделан евроремонт, стояла новая мебель, пахло сухими травами и полевыми цветами. Там даже от стен исходил слабый белый свет, согревающий инаполняющий душу теплом, спокойствием и дающий уверенность в том, что пока ты дома, с тобой ничего страшного не случится. В этой квартире хотелось остаться и никогда из неё не выходить. И никакого намека на бардак и на смерть, которые царили здесь не так давно.

Пока Евгений стоял в коридоре, разинув рот от удивления, брюнетка легонько оттеснила его и направилась в сторону спальни, на ходу сбрасывая с себя одежду. Это вывело Евгения из состояния оцепенения. Он тут же последовал примеру своей прекрасной гостьи, и они надолго закрылись в спальне.

Чем они там занимались — история об этом умалчивает, но любому взрослому должно быть понятно, что они не смотрели телевизор и не рассматривали альбом с семейными фотографиями. Крики брюнеткии скрип кровати прекратились только с рассветом.

Надев на себя рубашку Евгения, брюнетка на подгибающихся ногах вышла на балкон и закурила. Изгоняющий нечисть вышел следом за ней. Выглядел он уже не как бомж — помолодевший и подтянутый, морщины на лице разгладились. На вид ему можно было дать лет тридцать-сорок.

Рука дамы, держащая сигарету, заметно подрагивала. Евгений заметил это. Также он заметил в лучах восходящего солнца, что его гостья почему-то выглядит не так молодо и красиво, как вчера. Она осунулась, в некогда черных волосах появились седые пряди, а на лице появились морщинки. Евгения это очень удивило. Он не мог понять, как он, будучи абсолютно трезвым, занимался любовью с уже не молодой женщиной, которую и красивой трудно назвать, да и груди у неё висят, как уши у спаниеля.

Она делала затяжку за затяжкой, и чем больше она курила, тем больше прояснялся у неё рассудок. В какой-то момент у неё будто пелена с глаз спала, и она пристально посмотрела на Евгения. В её глазах уже не было страсти, но было смущение, а ещё – недоумение и стыд. Она не могла понять, как её угораздило переспать с первым встречным и даже не спросить его имени. Да, это было незабываемо. Да, она отомстила своему «козлу», как и хотела, получила и моральное, и физическое удовлетворение. Но всё равно что-то было не так, ейбыло стыдно за свой поступок, и на душе скребли кошки. И, глядя на брутального самца, стоящего рядом с ней в чем мать родила, она поклялась самой себе, что больше так никогда не сделает ини при каких обстоятельствах не опустится до уровня шлюхи.

- А как тебя зовут? - спросила она, выдохнув струю дыма.

- Изгоняющий нечисть, - Евгений вздохнул, смахнув капли пота со лба.

- Это твой ник в компьютерной игре? Ты — геймер?

- Нет, - ответил он. - Это не игра. Я действительно Изгоняющий нечисть! А представляться как-то по-другому у меня нет желания.

«Достойный ответ!- закричал Белозар, гордый за своего ученика. - Молодец!

А как тут негордиться своим учеником, если он наконец-товжился в образ Изгоняющего нечисть, взвалил на себя этот нелегкий крест, который уже никогда не бросит. Он стал частью того мира, о котором простые люди даже не подозревали.Увы, ни Евгений, ни его случайная подруга не слышали восторженного возгласа Всемогущего, хотя он был совсем рядом, только этажом выше. Он сидел в удобном кожаном кресле, между его ладонями в воздухе висел магический шар, по которому змейками пробегали голубые молнии. Об ноги Белозара, мурлыкая, терся бывший хозяин квартиры — сорокалетний Иван, у которогодо недавнего времени была большая опухоль на лице, делавшая его похожим на морского слона. Разумеется, он даже мечтать не мог о большой и светлой любви до встречи с Белозаром. Когда Всемогущий спросил его, чего он хочет, Иван, не задумываясь, ответил, что хочет быть красивым, а ещё ему очень хотелось, чтобы девочки его любили. Разумеется, Белозар исполнил его желание и превратил его в красивого рыжего котенка. И, похоже, Ивану нравилось его новое тело. Он так вжился в образ кота, что за короткое время умудрился нагадить во все тапки, которые только можно было найти в квартире, завонять все углы и ободрать обои. Но Всемогущегоэто нисколько не беспокоило, так как он знал, что это ненадолго, ведь он уже нашел Ивану хозяек — тридцатилетнюю разведенку с двумя маленькими девочками, которые будут так любить Ваню, что затискают его до смерти. Жаль его, конечно, но нужно быть аккуратнее с желаниями. Лучше сто раз подумать, прежде, чем загадывать.

Убрав магический шар в ящик, Белозар вышел на балкон. Глянув вниз, он увидел брюнетку, которая шла через двор со своей спортивной сумкой. Её груди задорно подпрыгивали при каждом шаге, а в голове пульсировала только одна мысль: «Больше никогда так не сделаю! Никогда!» Всемогущий знал, она сделает так ещё много-много раз, но не с Евгением, а с другими мужчинами и умрет через три года от неизлечимой болезни, передающейся половым путем. А что поделать, если ей это предначертано?

Заметил Белозари Евгения, стоящего у подъезда и провожающего долгим взглядом ту, которую больше никогда не увидит. Вид у него был ошеломленный. А как тут быть не ошеломленным, если засыпаешь с красавицей, а просыпаешься со старушкой? Новоявленный Изгоняющий ещё не знал, что научился заряжаться энергией от людей. Из брюнетки он просто выжал все жизненные соки, и таких брюнеток и блондинок в его жизни будет ещё очень много, пока Евгений не научится контролировать себя. Со временем он научится и не такому. Да, был такой «грешок» у посвященных в тайны, равно как и множество других, о которых Евгений ещё узнает. Но в мире, в котором жил Белозар, эти «грешки» были у каждого, кто хотел любой ценой победить нечистую силу и выйти из боя с минимальными потерями. Все посвященные в тайны знают об этом, но предпочитают помалкивать. Эти маленькие «минусы» в определенных ситуациях могут стать большим преимуществом и спасти не только жизнь борца с нечистью, но и тысячи других жизней. А потому, несмотря ни на что, все посвященные считали себя воинами света, воинами добра.

Белозар улыбался, подставив лицолучам восходящего солнца. Он был рад тому, чтонаконец-то нашел толкового ученика, которому сможет передать все свои знания. Всемогущий знал, что с ним и сЕвгением ничего плохого не случится. Во всяком случае, в ближайшие триста лет у них всё будет хорошо. Евгений станет Всемогущим, и ему даже не придется менять внешность...



13.07.2016 — 03.02.2017





Мне нравится:
0
Поделиться
Количество просмотров: 16
Количество комментариев: 0
Рубрика: Литература ~ Проза ~ Повесть
Опубликовано: 09.08.2018


00
Есть вопросы?
Мы всегда рады помочь!Напишите нам, и мы свяжемся с Вами в ближайшее время!

1 1