Чтобы связаться с «Наталия Маркова», пожалуйста, войдите или зарегистрируйтесь.
Наталия МарковаНаталия Маркова
Заходила 7 дней назад

38.МОЯ ЖИЗНЬ. ЧАСТЬ 18. НЕПРОСТОЕ НАЧАЛО. МЕЧНИКОВА 59.

38.МОЯ ЖИЗНЬ. ЧАСТЬ 18. НЕПРОСТОЕ НАЧАЛО. МЕЧНИКОВА 59.



Чтобы что-то добиться от человека, чтобы каждое мгновение жизни пошло ему во благо, причем отнюдь не такое, какое человек желает сам себе в основном, чтобы необходимые качества заставить развиваться или освободить их, уже существующие и бездействующие, как и закрепить, Бог использует по отношению к нему через Судьбу и повороты в ней, как и через окружающий мир во всем его многообразии Великое Божественное и оно же Святое Насилие, которое имеет свойство тянуться всю жизнь непременно в заданной плоскости и в заданном направлении.



У каждого только свои, беря за основу уже существующие, имеющие свои предпосылки, качества, которые следует гранить и гранить, отшлифовывая до блеска, дабы они засверкали и дали Богу возможность сдвинуть с места, поднять на ступень невежественное живое существо, дабы обратить его Себе на службу все в том же материальном мире.



Божественное насилие – факт, есть то, что человек называет в своей судьбенеблагоприятным (однако, Божественное Насилие может казаться человеку и крайне успешным и благоприятным), человеку может казаться также несправедливым, случайным стечением обстоятельств, роком, как нечто привнесенное человеческим фактором, воспринимаемое, каксобытия, не имеющие к тебе никакого отношения, которые вообще никогда не связывал мыслью с собой и своей судьбой.



На самом деле все и каждому предначертано до рождения, вычислено скрупулезно Божественной Мыслью и совсем не обязано совпадать с человеческими внутренними установками, как и ожиданиями; те же даны, как своя причина идти вперед, а уж что там будет по пути и что будет извлечено побочным продуктом,–Один Бог Знает.



На самом деле, все - есть вершение Божественной Справедливости, которая может быть обоих знаков, есть претворение Воли Бога или возмездие Бога, которое, если в одной жизни не нашло времени и места в человеческой судьбе, переносится в жизнь следующую.



Так что и младенец с рождения уже несет на себе свою ношу из прошлого и отнюдь не является чистым листом бумаги. Бог непременно учитывает карму человека, направление его движения в данной жизни, как и учитывает его духовные и материальные силы и резервы, его возможность и вероятность извлечь, его существующие качества и те которые надо привнести и те, которые надо ослабить или от которых следует отказаться.



В противном случае Божественные Уроки дожидаются своего часа и откладываются на несколько воплощений вперед, порою досадно подпорчивая успехи человека и требуя латания духовных дыр прошлых воплощений, ибо чудесным образом они никак не исчезают, но могут отаукиваться, принося ему самомунемалую непредвиденную боль.



Судьба каждого имеет удивительные как бы случайности и состыковки, где каждому строго определено его личное место, время всем контактам и проявлениям, всем встречам и совпадениям, подогнано колесико к колесику. И только Один Бог вершит само движение в механизме судьбы, средствами материальными, простыми, естественными для человека, приводя и уводя,давая труд и безделие, встречи и расставания, победы и поражения, благоприятное и неблагоприятное, давая догадки и сомнения, давая повод и растерянность, как и недоумение, давая надежду и сомневая в ней, давая страдания неожиданной природы и руки, через которые и поддерживает, дабы весь запущенный механизм связей и отношений в судьбе не развалился и каждый сыграл в нем свою роль от сих до сих, не имея никакой возможности раньше выйти из игры, или сделать в ней шаг в сторону или вынести из всего не то, что наметил Сам Бог.



Каждый в своей жизни обставлен четко своим окружением, единственно верным, уместным,и каждый, как на шахматной Божественной доске,идет тогда, когда пришло именно его время без альтернативы, хотя иллюзорная энергия Бога всегда на страже и не лишает материалиста понимания множества вариантов, что все от него, по его желанию или случайно, или из-за других, что человек считывает, как свою свободу, как свои ошибки и поражения, а потому и извлекает Уроки действенно, привязывая результаты толькок себе и так давая себе новые установки, по сути,поднимаясь на новую ступень своего развития и входя в союзники к Богу и Божественному Плану, что помогает его не тащить, но вести.



Однако,Божественное Насилие тянется всю жизнь и в разных проявлениях, со всех сторон, дабы повернуть человека также в ту степь, где он еще толком не бывал, не имел продолжительной практики, в чем еще пасует, что, порою, считаети ниже себя и своего достоинства, или запретным плодом, или слишком высоким, или слишком низким, что оградил от своего сознания стеной, что ему кажется слишком просто или сложно, обыденно, обывательски, или недосягаемо, не зная, что обходит, готов проигнорироватьто, без чего и Бог не признает и не примет и что не позволит Божественной Волей и Насилием обойти.



Заставит Бог принять новую норму отношений,приучит именно к такой реакции, даст именно отсюда мысль и здесь привлечет к рассуждениям, убедит это считать правильным и на этом стоять и это отстаивать, и за это получать свои бонусы в виде качеств, убеждений и Самой Милости Бога. И вновь и снова. Через другой этап Божественного Насилия - одно утвердить, другое убрать, а третье привнести, а в четвертом усомниться, а в пятом – задать с Богом себе программу на будущее.



В этой связи и вся моя жизнь была примером Святого Божественного Насилия, дающего мне в итоге то, что я распознала только в конце, оценила и приняла, как лучшее, что только мог дать Высший Отец.

Семейная жизнь – именно в таком насилии – оказалась для меня Святым Писанием, из которого Божьей Милостью и Справедливостью я извлекла лучший опыт и лучшее понимание, как и лучшее, основополагающее направление своего движения.



Саша оказался прекрасным орудием в Руках Бога, имеющим право по его карме быть таким орудием,в меру несовершенным, в меру понятливым, в меру гибким, в меру жестким, разумным, но какой-то неизвестной мне природы разума…и в большой степени способным всем этим абсолютно невольно поднять, углубить и расширить диапазон моих мыслительных и умственных способностей, о том не подозревая, но применяя меня к себе в плане личного удобства, тяготея к минусу,и не умеющего выходить за пределы своего бестолкового эго.



Критическая точка приносимого им мне страдания всегда была велика, а значит, не слаб должен был быть и результат моего становления в плане, задуманном Богом. В этой жизни он должен был, едва дублируя моего отца по вредности и непредвиденности, повести меня всем дурным в себе вначале, а я незаметно для него всем лучшим в себе в конце(как и потихоньку в середине), тогда, когда казалось и сказать больше нечего…



Однако, от начала и до старости, как ни странно, как ни удивительно, как ни противоречиво, но был он в моем деле, в моих планах и их претворении Богом данным мне лучшим другом и помощником, лучшим моим слушателем в плане наставлений, ибо, склонив голову, слушал, не перебивая, мои к нему просьбы и в них выраженные убеждения после очередного его запоя или разгула на семейном фронте, ибо был тем, кто тревожил себя лучшей наставительной мыслью, когда она приходила вовремя и не многотомно, увлекался ею, отзывался на нее из глубины наносного юношеского и детского опыта из жизни в родительском доме, умел отличать плевра от зерен имедленно, но все же учился корректировать себя и свои поступки, шел на диалог и дорожил духовными, нравственными, назидательными, естественно проистекающими из событий разговорами, переходя постепенно от уважения, принятия тела к уважению духа.



Но первый год удался егоразгулом в степени невероятно большой, чему и посвящена данная глава. Ему еще предстояло стать для меня самым щедрым человеком, ибо это разумное зерно было в нем и ему надо было дать возможность прорасти в нужном направлении, в направлении, которое имел ввиду Бог,так, чтобы плоды послужили и ему на будущее (как кармические последствия благочестивой деятельности) и тому делу, которое предназначалось в Божественном промысле мне.



Мне нужна была поддержка в связи с той ролью, которую в этой жизни отвел мне Бог, но управляемая Богом абсолютно, зримая и понимаемая мною, как от Бога, но через мужа моего, которую единственно я и могла бы принять, не чуждая мне, но тянущаяся из обоюдного прошлого, как и этой совместной обоюдной жизни, поддержка, которую я должна была взрастить Волею Бога в нем всеми внутренними резервами, вовлекая его в свои дела всеми усилиями воли и необходимости, терпением, осмыслением, как и результатом неслабого Божественного Насилия.



Это станет ясно любому, когда наша, теперь уже совместная история, будет видна всем во всей полноте, когда будут видны разительные перемены в Саше и во мне, и когда воспоют гимн любой семье, умеющей претерпевать и прощать, и корректировать себя, и друг друга слушать, ибо просто так Бог двоих не соединяет, даже на минуту.



Это повествование ни есть уникальный случай, ибо многие так и идут,когда сошлись двое, претерпевая многие преграды и, по сути,страдания,два не самых лучших человека со своими проблемами и своим несовершенством, у которых позади, однако, было небольшое общее прошлое, обоюдные долги, сошлись без свадьбы, без предложения руки и сердца, без обещаний друг другу, без особых надежд и притязаний, сошлись, чтобы отдать друг другу Волею Бога часть себя, своего характера, своих качеств и пониманий, через что еще раз профильтровать другое сознание, не мысля, однако,о том, автоматически, когда-никогда Волею Бога осознавая, что из этого получается, сошлись, чтобы продолжить жизнь тех, кому должны в телах своих детей и внуков,сошлись, чтобы поставить в итоге точку в своих отношениях в этом материальном мире, и далеевстреча им предстоит только на плане духовном, куда придет сначала один, а потом – другой....







Каждый взял с собою в жизнь, ни много ни мало,как качества предыдущих воплощений, которые еще толком не проявились, и семейные традиции и устои, как они виделись и понимались в своей семье, зрелые и незрелые, как и опыт самостоятельных шагов по судьбе,которые пока считалисьглавным своим наполнителем, и которые окружающие люди, кого Бог назначил,уже брались активно подправлять, ибо другим с этими качествами было неудобно или несовместимо.



Через тело и всеего чувства Бог начинал работать надо мной по новому кругу,качествами другого человека, достаточно греховными, ибо праведностью тут особо Божественное дело не сдвинешь (а Божественное дело у Бога на каждого и любое), поскольку надо было мое великое эго сравнять с землей, то, что вело меня и утешало, что я называла внутренним стержнем в себе и опорой. Все это надо было под корень, чтобы на ровном месте, не отягощенном амбициями и материальными стимулами, месте преображенномпутем естественным, скованным необходимостью, повести меня так, чтобы я начинала исполнять Уроки и Наставления Бога другие и именно из них извлекала потребное духу,и чтобы они были по возможности направлены не на себя и не ради себя и не во имя себя.



Тогда, в таком плане и при таком условииБог брался меня преобразовывать, дабы из меня исходило не греховное,или ни в такой степени, ибо предстояла прямая служба Богу, что всегда имеет существенную оговорку – человек должен быть податливым, идти и претерпевать только на поводу судьбы, преследуя пусть несколько свои цели, ибо идет с закрытыми глазами, но фактически борясь не за себя и свои идеи утопические, а за других и во имя других, держа свои цели в силу обстоятельств едва и только в таком русле достигая намеченные качества и именно те, которые далее, когда будет определена и провозглашена Богом обоюдная цель движения, будут основанием для Бога вести и извлекать намеченное Богом из так подготовленной души.



Т.е. следовало мое эго убить и на его месте воздвигнуть Эго, сливающееся с Волей Бога на меня и с Божественной целью и через пути только те, которые не сосредотачивают на себе, но выводят во вне и взращивают по пути качества земные, крайне Богу необходимые, ибо без них и не будет понимающего контакта с другими людьми, не будет синтезировано из меня то, что имеет ввиду Бог, ибо направление ума будет ущербным. Это могла дать только семья, семья требующая, постоянно держащая в напряжении этих требований, дрессирующая, напоминающая жесткостью своих условий, через человека неотступного в необходимую для этого меру, имеющего внутреннее на это право, достаточно материальное, но у Бога все идет в дело и во благо.



И это право в итоге – моя зависимость полная, моя парализованность материальная,моё бесприданное положение, моя физическая слабость, мой страх за ребенка, моя невозможность повлиять на ситуацию ввиду своего рода уникальности отца и сложившихся с ним отношений. Все было Богом обставлено так, чтобы результат получился однозначно.



Саша же шел по пути своей неотесанной естественности, добывал у меня огонька и мог бы остаться на пепелище, если бы не Божественный промысел и все тот же мой страх за ребенка: куда бы я с ним, ничего не имея? Корректировать друг друга – входило в Планы Бога, но это былоподземное течение, отнюдь не видимое ни одной стороне. Саша никогда на своиустои не смотрел философски, никогда не задумывался о своих качествах, но принимал их в себе, как данные, естественно верные и распоряжался ими, не очень заботясь о других, почти вслепую, но обозревать плоды ему Бог все же давал, как бы ни исходил он из животного права сильной стороны, служа собой мне невероятно неприемлемыми тисками, где я не могла и шелохнуться, ибо ситуация, воздвигнутая таким образом Всевышним,именно через это и должна была работать надо мной, подправляя во мне и озвучивая новые акценты, на которые я никак не хотела смотреть раньше, не отдавая их значимости должное, да и не умея идти против себя и зарабатывать свои качества своим личным на себя планом.



Жить на квартире нам с Сашей почти не пришлось. В моей жизни было очень много также щадящих совпадений, почти чудес, хранящих меня во всей круговерти событий. Сам Бог устроил так, что Лена соблазнилась любовью к ней молодого человека, Сам Бог дал возможность родственникам купить для нее фундамент дома, а вместе с ним и надежду,Сам Бог распределил каждому его поле деятельности, разведя Сашу и Лену по месту их жительства, ибо Саша был склонен возвращаться к старым местам и из оставленных им женщин и, жалея их,делать себе друзей сексуального порядка.



Также Сам Бог хранил меня до времени у Анны Федоровны и Сам дал опеку Саши надо мной, устроив его работу на Доватора. Сам Бог до времени все скрыл от родителей и привел их тогда в Ростов-на-Дону, когда ребенок родился. Сам Бог руками благословенной Анны Федоровны принес мне еду в виде передачи, ибо схватки были долгими, изнурительными,и до родов я сутки не ела и очень, очень была голодна, Сам Бог во время схваток определил меня в палату, где лежала еще одна женщина, тоже рожавшая и абсолютно слепая, показав мне, что есть женщины, чье положение куда сложнее, и заставивший ценить этим то, что есть. Также Сам Богвозвестил моих родителей о рождениидочери через тетю Аню, тем сняв с меня необходимость что-то объяснять. Сам Бог сделал так, что Саша, наконец, определился и не пришлось мне испить новую чашу отцовского ада и тети Аниного опеки, ибо и она была человеком своенравным и не очень надежным, ибо своя рубаха для нее была ближе к телу, что ни говори…Сам Бог экономил на моей еде, ибо и роды были для меня тяжелыми, с ручным вмешательством, я вся изошла кровью во время схваток, брошенная в предродовойпалате…, на крики мои вообще не реагировали…с трудом родив даже маленького по весу ребенка (2,500), познав на себе всю тягость роженицы, у которой не получается, которая вся истекает кровью, которую за это нещадно материли, ибо вся палата была в крови…- от боли я не могла лежать, поднималась и падала, цепляясь за что можно… Слепая роженица в это время шуршала шоколадкой и тихо стонала… К слепой женщине подходили несколько раз и затем увели, обо мне как бы забыв… Все Бог сделал так, как надо, показав мне реалии жизни, показав мне унижение, уже в который раз дав вкусить этот плод с той стороны, где я и не ожидала.



Унижения есть самый лучший способ прибить эго и умнеть, но дается он тем, кто его может выдержать, правильно для себя понять и нужное извлечь, главное с тем, чтобы не ожесточиться. А мат – дело при родах святое. Ничто так не приводит в чувства и не мобилизует. Воистину, Бог всегда прав.



И то, что я экономила, покупала детские вещитак, что чемоданчик мой был полон необходимым для ребенка, – все оказалось кстати, все повернуло ко мне сердца, все пришлось впору. Так,не подозревая о том, я дала Богу основание повернуть Сашу лицом ко мне окончательно и в такой щепетильной ситуации, что в итоге послужило также причиной сделать ему свой выбор однозначно, ибо мужчины тоже смотрят на то, насколько им ставят в обязанности.



Это было мое маленькое приданное, каки двести рублей, которые я сэкономила на себе, ибо не могла знать, как обойдется со мной судьба как только я выпишусь из роддома. И эти деньги также пошли тотчас на нашу зарождающуюся семью. Также, Сам Бог дал мне великое торжество и любовь к ребенку, когда он в первый раз дал о себе знать. Это чувство небесного, святого порядка, неподдающееся описанию, не имеющее земных аналогов. Такое ликование, такую радость, такой гимн в себе я не испытывала никогда,и Сам Бог лелеял ребенка в чреве моем присутствием рядом Саши, ибо воспринимал все наивно и чудесно искренне, радостно и трогательно, хотя еще не мог в себе это чувство соединить сматериальной поддержкой, помощью, тем обеспечив себе в будущем своем рождении в теле женщины подобную ситуацию, ибо лучшее понимание извлекается через того же рода страдания, которые нанес другими.



И через него в свое время Бог пропустит такой опыт чужой неумеренной жадности, поднявтеперь на верх его суть, то, что в нем было несовершенно,дабы датьвозможность последовать и реакциям греховной деятельности. Но это уже его судьба, где меня не будет.



Я же свое получила и свое этим приобрела. Так что, все мною приобретенное для ребенка входило в меня материнским чувством, ибо это тоже путь влияния на человека, Божественный промысел, ибо куда приятней то, что отрываешь от себя на твою новую часть, во благо ей, любя ее, учась жертвовать, ибо мозги ранее были направлены на другое, другим жили, из другого желали извлекать, не зная, что без этой практики, без такой любви ничего у Бога не заслужишь и ничто существенное в свой багаж не отложишь. Поэтому, наполняя чемодан пеленками, распашонками, чепчиками, костюмчиками, одеяльцами, уголком и всем другим, я испытывала чувства непередаваемого удовлетворения. Бог не лишил меня руками другого этой радости. Я вновь и вновь пересматривала, слаживала, подкупала еще, решая для себя вопросы хватит ли, подойдет ли и никому о том не хвасталась и ни перед кем за то не отчитывалась, по сути, и не надеясь ни на что и боясь смотреть в эту сторону. Но когда Саша забирал у Анны Федоровны мой чемодан, он уже знал, что все для ребенка, девочки, готово и только поставил перед собой задачу купить коляску, которую с Леной и купил, склонив ее на этот подвиг, ибо был обаятелен, когда ему что-то было надо, и умел общаться с женщинами достаточно неплохо, никогда не сжигая мосты.



Видя мою старательность и не притязание, Саша еще больше и бесповоротно разворачивался ко мне сердцем и все более склонялся к тому, чтобы со мной соединиться, к чему его и подводил Бог, делая этои осторожно, и настойчиво через мой характер и качества, через тети Анин опыт и влияние, через также противоборство родственникам, которые этим и подталкивали, а также ситуацией, которая была создана и для Лены,как и освобождающимся местом в общежитии, как и приездом моих родителей. Все должно было сыграть свою роль, ибо не просто было оставить красивую женщину и сына, как две капли воды на него похожего, когда все было закреплено свадьбой и благословением с обеих сторон. Не просто было Саше и противостоять родне своей, где только его мать сказала: «И я у своего мужа была второй…». Но время все должно было расставить по местам, и все ко мне в дальнейшем должны были развернуться по-доброму и даже уважать, и даже спрашивать совета или мнение… Но это уже было потом.



Но мама Катя, приняв меня сердцем сразу (поскольку она была моей родной матерью из прошлой жизни, а моя мама – была Сашиной матерью; и потому Бог давал им только лучшее чувство: его мамы ко мне и моей мамы – к нему), однако никогда не обращалась ко мне на «ты», но только на «вы», и не только она, но и братья Саши и первое время сестры, от чего их отучить было невероятно. Таковы были предпосылки тому дню, когда мы с Сашей вошли в общежитскую комнату, не думая, не зная, что за это следует воздать хвалу Богу, как и за все положительное и негативное, за все, что было и будет, ибо еще не умели так мыслить, но были в своих надеждах начать новую жизнь, ибо был ребенок, была семья, которой Волею Бога должно было быть, поскольку, имея на меня Свой План, лучшей воспитывающей и подготавливающей партии Бог на меня не видел.































Мне нравится:
0
Поделиться
Количество просмотров: 18
Количество комментариев: 0
Рубрика: Литература ~ Проза ~ Повесть
Опубликовано: 12.09.2020




00

Есть вопросы?
Мы всегда рады помочь! Напишите нам, и мы свяжемся с Вами в ближайшее время!
1 1