Чтобы связаться с «Сергей Аксёненко», пожалуйста, войдите или зарегистрируйтесь.

Несоблазнительный чёрт Александра Галича


Несоблазнительный чёрт Александра Галича

Речь в статье пойдёт о знаменитой песне Александра Галича «Еще раз о чёрте».
Когда я впервые её услышал несколько десятилетий назад, мне эта песня очень понравилась. Понравился как текст, так и исполнение автора. Хотя, по совести, надо сказать, что он её не совсем поёт, скорее, начитывает текст под гитару. Но такая манера даже придаёт стихотворению своеобразный шарм.
В произведении Галича есть определённый сюжет, обыгрывается хорошо известная в мировой литературе тема контакта и контракта человека с дьяволом. Особо удачными, на мой взгляд, являются строки, где традиция подписывать подобный контракт кровью в «атомном и каменном» ХХ веке, нарушается. По сути, объявляется устаревшей.
Но есть в стихотворении Галича и другое — критика с диссидентских позиций Советского Союза, страны, где обретался Александр Аркадьевич во время написания песни. Недаром её так любят либералы. «И что счастье не в том, что один за всех,/А в том, что все — как один!/И ты поймёшь, что нет над тобой суда,/Нет проклятия прошлых лет,/Когда вместе со всеми ты скажешь — да!/И вместе со всеми — нет!».
Единственное непонятно, зачем же душу продавать за такое сомнительное счастье? Хотя на самом деле эти слова характеризуют не столько СССР, сколько диссидентскую среду Советского Союза, да и, вообще, либеральный загнивающий Запад. Именно диссиденты демонстрировали невероятную стадность своей среды, когда любое вольнодумство, любой шаг влево или вправо от общего, единого антисоветского мнения диссидентствующей либеральной интеллигенции, карался жёстким остракизмом и нерукопожатостью. Да — именно. Все, окружающие этих интеллигентов, другие интеллигенты делились в их глазах на рукопожатных и нерукопожатных. Неинтеллигенты в этой среде в подобной ситуации вообще в расчёт не принимались. И когда Галич пел о сладком грехе единомыслия — то пел, в первую очередь, о своей либеральной интеллигентской среде. Пел, неосознанно конечно, думая, что поёт о других, но пел именно о своих.
Разумеется, единомыслие приходилось демонстрировать и гражданам Советского Союза, когда на рутинных официальных мероприятиях приходилось вместе со всеми говорить «да» и вместе со всеми — «нет». Но советские люди могли позволить себе вольнодумство, хотя бы в неформальной среде. «На кухне», как сейчас принято выражаться о том времени. В диссидентской либеральной среде Советского Союза, да и для большинства людей Западного мира — такое невозможно. У них внутренняя зомбированность и закомплексованность, ведь они демонстрируют не просто показное единомыслие, как советские граждане. У людей либерального Запада единомыслие живёт в их душах, что на порядок опаснее для свободы личности. Сейчас, мы можем наблюдать это особенно явно, когда по телу Западного мира судорогами проходят волны агрессивного феминизма, всеобщей гомосексофилии и невероятной русофобии. Но и раньше было то же, только фобии и филии были иными, русофобию, например, прятали под маской антисоветчины. Понятно, как некомфортно в этих условиях немногим усомнившимся. А большинство и внутренне верит в благость вещей, противных человеческой природе и божественным установлениям, в том виде как нам их демонстрируют традиционные религии. Большинство людей Запада отказываются от традиций и обычаев предков посредством незаметного перекодирования личности, которое проводится через СМИ в соответствии с научными данными о свойствах человеческой психики. Может именно о такой продаже души писал Галич? Ведь поэт через вдохновение, порой, может выразить более высокие вещи, чем позволяет постичь его сознание.
Но дело не в этом. Как-то внимательно, прослушав текст, я понял, что он вовсе не убедительный. Не соблазнит такой чёрт человека, даже если душа — «прошлогодний снег». Хотя у Галича о «прошлогоднем снеге» сказано с большим сомнением, так что понятно — платить всё равно придётся. Но вот за что платить? Что именно предлагает чёрт за такую непомерную плату, как продажа собственной души? Причём, учтите – речь идёт о пожилом человеке. Сам Галич писал данное стихотворение, находясь в довольно солидном возрасте, и имел соответствующее мироощущение для этих лет. Понятно, что жить не так уж долго осталось, да и чёрт об этом прямо говорит — «и ещё чуток погрешим».
Так что же предлагает чёрт за продажу души, когда совсем мало осталось человеку наслаждаться земными благами, в преддверие скорой расплаты? Чёрт предлагает лирическому герою стихотворения лгать, блудить, предавать, проявлять единомыслие с окружающими, плодить и воспитывать волков… ну… по сути... и всё. Из традиционных благ, которые предлагает сатана в подобных случаях — только блуд — сексуальные удовольствия. Нет даже типичных для такой ситуации предложений богатства, власти и всезнания.
И вот за это чёрт хочет купить душу? Да ещё душу пожилого человека! Да он в своём уме, этот чёрт?!
Более того, некоторые, с позволения сказать, утехи, которые предлагает чёрт, могут оттолкнуть, а не соблазнить. Желание плодить волков, предавать друзей могут завлечь разве, что извращенца, а не нормального человека. Да и извращенца ещё надо поискать со столь редкими девиациями. Разве будет человек продавать душу за такие сомнительные удовольствия? На что рассчитывал чёрт, соблазняя лирического героя? Можно допустить, с малой долей вероятности, что лирический герой занимается разведением волков на звероферме и помешан на этом. Но в этом случае, чёрт предложил бы ему именно «разводить», а не «плодить» волков. Ясно, что слово «волк», здесь используется в переносном смысле и означает негодяя.
Между прочим, «в пору седин» для большинства людей грех не так сладок, как в юности, так как у человека к этому возрасту острота ощущений несколько притупляется, впечатления становятся не такими яркими, как в молодые годы. Говорю это, как биолог по образованию. Кстати, на момент написания этого текста, мне 51 год — ровно столько сколько было Александру Галичу, когда он создал песню о чёрте.
Если бы автор дописал ещё одно четверостишие в котором чёрт сделал бы солидное предложение, а потом бы рассказывал, что в расплату за блага земные ты ещё на Этом Свете будешь плодить волков и предавать друзей – такое ещё хоть как-то можно было хотя бы логически понять. Но в том-то и дело, что никаких земных благ, кроме сексуальных удовольствий, чёрт не предлагает. Смешно, но старичку предлагают один лишь блуд. Как говорится – седина в бороду, а бес в ребро.
Таким образом, можно сделать вывод, что чёрт описанный Галичем ни черта не понимает в своей чертовски тяжёлой работе. Тяжёлой, ибо она требует чертовски тонкого понимания особенностей человеческой психики. Он совсем не умеет соблазнять — на редкость несоблазнительный чёрт.
Единственное, что попытался сделать чёрт во время беседы в области психологической обработки человека это то, что он, впрочем без особой настойчивости, пытался намекнуть клиенту, что Того Света, возможно и не существует, в соответствии с атеистическими представлениями. Потому и расплачиваться там, возможно, не придётся. Но этот лёгкий намёк столь явственно противоречит всему остальному монологу чёрта и требованию подписать контракт, что его и рассматривать всерьёз не стоит. В остальном чёрт очень прямолинейный, как для соблазнителя. А ведь одно из названий сатаны — «лукавый». Чёрт Галича явно не лукавый — наоборот, он рубит с плеча правду-матку, прямо-таки как заправский будёновец.
Обращает на себя внимание ещё одна деталь. Чёрт предлагает лирическому герою предавать друзей не в индивидуальном порядке, а всех вместе — «друзей предавать гуртом». Ведь слово «гурт» обозначает «стадо». А предать всех вместе можно только в очень специфических условиях. Например, перейти на сторону врага во время войны. А если война не горячая, а холодная, то можно отправиться в эмиграцию в страны противоположного лагеря. Понятно, что сам Александр Галич друзей не предавал, но тема предательства всех своих друзей разом, напомнила почему-то именно о предательстве во время войны.
Конечно, можно сказать, что при своём разборе я сильно придираюсь к тексту и подхожу к нему слишком буквально, ведь многое автор мог написать чисто случайно, без задней мысли. Конечно, такое бывает сплошь и рядом, но, как правило, касается слабых и посредственных произведений, которые и разбирать не хочется. Стихотворение Галича — вещь сильная, серьёзное произведение, явно вдохновлённое, полное скрытых намёков, написанное талантливым и грамотным автором. Поэтому вполне подходит для основательного литературного разбора. Один мой товарищ нашёл в образ чёрта есть черты некоего сотрудника КГБ, окучивающего советского интеллигента. И что эта песня, с антисоветским подтекстом, направлена против огульного коллективизма и атеизма. Разумеется и такую подноготную исключать нельзя. Возможно автор именно подобное и имел ввиду, но помимо этого отразил ещё много чего другого в своей песне.
Конечно, можно сказать, что не стоит акцентироваться на деталях, так как в стихотворении используется аллегория. Разумеется это так. Понятно, что реальный Александр Аркадьевич Галич сделку с чёртом не заключал. Но сцена, описанная в его стихотворении, предельно конкретна.
Тем более, что буквального разбора произведения Галича я не делал — только прошёлся по главным смысловым составляющим. Если бы я делал буквальный разбор, то с самой первой строфы, можно было бы создать множество разнообразных гипотез. Почему, например, автор пишет «мой чёрт»? Они, что — были знакомы и раньше? Чёрт уже пытался заключить сделку с лирическим героем? Или может местоимение «мой» использовано по аналогии с ангелами-хранителями? Черти — они же бесы, демоны — согласно христианской мифологии суть падшие ангелы. И если у человека, согласно поверьям, бывают ангелы-хранители — может и черти есть с подобными функциями? По крайней мере, для грешников. Или не с подобными, а антагонистическими функциями — ангелу-хранителю, противостоит демон-губитель. Может именно это Галич имел в виду? По крайней мере, на уровне подсознания? А может Александр Аркадьевич написал так потому, что раньше писал о чёрте? А может «мой чёрт» в данном контексте – некий постоянно присутствующий искуситель, вроде того, что сидит на левом плече?
Подобные домыслы можно придумать к каждой строфе. Но такой буквальный разбор стихотворения будет неправомерным, хотя бы потому, что некоторые слова в поэзии используются для того, чтобы выдержать размер стихотворения, создать нужный ритмический рисунок, задействовать звукопись, получить рифму. В конце концов, какое-нибудь слово могло выскочить случайно даже у такого несомненного мастера, как Галич. Поэтому, скорей всего местоимение «мой» автор использовал безо всякого намёка, как на уровне сознания, так и на уровне подсознания. Оно появилось для того, чтобы выдержать ритм. То же самое можно сказать и о других подобных мелочах.
Единственное, что у меня вызывает сомнение — это использование слова «аллилуйя» в припеве. Аллилуйя — это молитвенное хвалебное слово, обращённое к Богу. Специально ли Галич использовал слово к Богу в песне о дьяволе? Или он взял припевом древнее слово безо всякой задней мысли, просто из-за его красоты? Или так проявилась ирония автора. Этого я из текста понять не могу. А насчёт контекста — в доступных мне воспоминаниях об Александре Аркадьевиче я не нашёл ответа на этот вопрос. Примечательно, что в конце песни хвалебное слово к Богу пишется нетипично — «аллилуя». По крайней мере, так на большинстве сайтов интернета. А автор ли это сделал, или тот, кто набирал текст — я не знаю.
В заключение, хочу сказать, что тогда же, когда я познакомился с песней Александра Галича «Еще раз о чёрте», я очень полюбил песню Владимира Высоцкого «Про чёрта». Примечательно, что Высоцкий написал о своём чёрте зимой 1965-1966 — ненамного раньше, чем Галич о своём.
Несколько слов об использовании терминов обозначающих нечистую силу. Сатана, он же дьявол — падший ангел, антагонист Бога. Черти, демоны, бесы — тоже падшие ангелы, рангом пониже, слуги сатаны. Здесь они используются традиционно, как синонимы, хотя сейчас в интернете появилось много работ людей, считающих себя специалистами по нечисти, которые пишут об отличие чертей от бесов, бесов от чертей, демонов — от тех и других. Но я использую традиционную терминологию. Эти слова появились в разных местах, но обозначают сходные понятия. Точно так же, как Бог в Библии обращается к людям, через ангелов, его антагонист, может обращаться к ним через падших ангелов, то есть через бесов. В Библии очень редко Бог обращается напрямую к людям. Причём, только к особо избранным людям. А вот с его антагонистом, здесь сложнее. Дело в том, что в мифологии слова «чёрт», «демон», «бес», обозначают не только служителей сатаны, но, порой и самого сатану. Это давно стало традицией. Могут использоваться и другие наименования. И не всегда можно разобрать кто конкретно является героем того или иного произведения — сатана или кто-то из его подручных. Хотя по косвенным признакам догадаться, как правило, можно. Например, в произведении Иоганна Гёте «Фауст» главный герой имеет дело с Мефистофелем. Хоть этот персонаж не встречается в Библии, в нём легко угадывается сам сатана. Чёрта описанного Высоцким можно считать видением алкоголика, в его песне явно обыгрывается выражение «допиться до чёртиков», но если отвлечься от этого — ясно, что здесь чёрт не сатана, а кто-то из мелких служителей ада. Потому, что этот чёрт о руководителе ада, то есть о сатане, говорит в третьем лице — «И там не тот товарищ правит бал». Булгаковского Воланда многие считают сатаной, но это, на мой взгляд, не так. Об этом я писал в статье «Михаил Булгаков — советский "антисоветчик"». В моём стихотворении «Негритянка» в качестве представительницы сатаны выступает женщина, правда не земная, а мистическая – посланница тёмных сил. Что касается, чёрта описанного Галичем, то скорей всего это также не сатана, а один из его подручных. Но однозначный вывод из текста сделать нельзя. По крайней мере, юридическая, если так можно выразиться, сила контракта заключённого с дьяволом, точно такая же, как и с его представителем.
Чтобы закончить тему, добавим, что библейский Бог, общается с людьми не только непосредственно, наяву или во сне, не только через ангелов, но и через особых людей, которых называют пророки. У сатаны здесь нет прямых аналогов.
Добавлю, также, что строчные буквы в наименовании повелителя зла, я употребляю здесь традиционно, согласно синодальному переводу, хотя считаю это неправильным и нелогичным. Почему сатану надо писать с маленькой буквы, а Иуду Искариота с большой? Может для того, чтобы отличить Князя мира, предсказанного пророком Исаией в главе 9, п. 6, от князя мира, о котором пишет Иоанн в главе 12 п. 31? Но тогда и следовало бы писать в одном случае с большой, в другом с маленькой буквы, а не нарушать правила орфографии в части написания имён. В оригинале Библии нет прописных и строчных букв, и данная нелогичная традиция не так давно родилась в головах церковных клерков. Подробнее об этом — в моей статье «Современный постмодернизм на примере сказки "Буряковая Лисица"».
Хочу подчеркнуть, что своим разбором, я вовсе не умаляю художественных достоинств произведения Александра Галича. Просто талантливые вещи живут своей жизнью, независимо от воли автора. Причём, восприятие их может меняться со сменой эпох.

Сергей Аксёненко

P.S. Ниже приводится текст песни Галича. Примечательно, что в Сети он обычно без буквы «ё», что меняет смысл, начиная с заглавия — «Еще раз о черте», совсем не тоже самое, что «Ещё раз о чёрте», так как «черта» и «чёрт» — разные слова. Поэтому я заменил «е» на «ё» там, где это надо.

Ещё раз о чёрте

Александр Галич

Я считал слонов и в нечет и в чёт,
И всё-таки я не уснул,
И тут явился ко мне мой чёрт,
И уселся верхом на стул.

И сказал мой чёрт: — Ну, как, старина,
Ну, как же мы порешим?
Подпишем союз, и айда в стремена,
И ещё чуток погрешим!

И ты можешь лгать, и можешь блудить,
И друзей предавать гуртом!
А то, что придётся потом платить,
Так ведь это ж, пойми, потом!

Аллилуйя, аллилуйя,
Аллилуйя, — потом!

Но зато ты узнаешь, как сладок грех
Этой горькой порой седин.
И что счастье не в том, что один за всех,
А в том, что все — как один!

И ты поймёшь, что нет над тобой суда,
Нет проклятия прошлых лет,
Когда вместе со всеми ты скажешь — да!
И вместе со всеми — нет!

И ты будешь волков на земле плодить,
И учить их вилять хвостом!
А то, что придётся потом платить,
Так ведь это ж, пойми, — потом!

Аллилуйя, аллилуйя,
Аллилуйя, — потом!

И что душа? — Прошлогодний снег!
А глядишь — пронесёт и так!
В наш атомный век, в наш каменный век,
На совесть цена пятак!

И кому оно нужно, это добро,
Если всем дорога — в золу...
Так давай же, бери, старина, перо
И вот здесь распишись, в углу!

Тут чёрт потрогал мизинцем бровь...
И придвинул ко мне флакон...
И я спросил его: —Это кровь?
- Чернила, — ответил он...

Аллилуя, аллилуя
- Чернила, — ответил он.

1969

В качестве картинки использован фрагмент рисунка Сергея Курия, сделанного для иллюстрации повести Сергея Аксёненко «Бес Мариан или невыполненное задание», напечатанной в 2007 году в журнале «Время Z».






Мне нравится:
0
Поделиться
Количество просмотров: 22
Количество комментариев: 0
Метки: Галич, чёрт, Высоцкий
Рубрика: Литература ~ Разное ~ Литературная критика
Опубликовано: 11.10.2018




00
Есть вопросы?
Мы всегда рады помочь!Напишите нам, и мы свяжемся с Вами в ближайшее время!
1 1