Чтобы связаться с «Сергей Аретинский», пожалуйста, войдите или зарегистрируйтесь.
Ваш E-mail:Пароль: 
Запомнить

Леди "N" глава 8


Глава 8

                                                                            Да, отрезвился я – не равен я Богам!
                                                                     Пора сказать «прости» безумным тем мечтам!
                                                            Во прахе я лежу, как жалкий червь, убитый
                                                       Пятою путника, и смятый и зарытый.
                                                                 (Фауст)
                                                                                       И. В. Гёте

1
Я не доволен прошлою главой,
В ней мысли скверно изъяснились,
И рифмы нервною рукой
В строфах агонией забились….
Я мчал слова, как гонит океан
Ладью к брегам далёких стран,
Как седока несут младые кони
В пыли беснующей погони.
Я гнал свой ум сквозь сумрачность сомнений,
Я презирал все праздности людей,
Мне было жаль среди минувших дней
Уход волшебных вдохновений,
И тень предательства друзей.
2
Я знал свой крест, причудливость видений,
Будивших ум невыразимым сном,
Противоречия различных измышлений,
Где становился друг назойливым врагом.
Я видел свет, несущийся сквозь тьму,
Я знал, куда и почему
Среди запачкавшихся лир
Вертится наш безумный мир….
Страшится стих грядущих поколений,
Но муза рифм узнает адреса,
Дыханьем строф откроет небеса,
Глава без лишних возражений
Озвучит всех героев голоса.
3
Итак, со знанием рассказа,
Предвидя всей истории исход,
В объятье строфного экстаза
Пора мне двигаться вперёд.
И вот я здесь среди привычных книг,
Мой ум их мудрость не постиг,
Лишь миг изменчивой природы
В века смыкает дни, часы и годы….
После известных вам событий
Наталья не вернулась в мир,
Ей руку с сердцем предложил
Среди волнующих открытий
Тот, кто её боготворил.
4
Он был немолод, приключенья
Его оставили давно,
Он ждал от жизни утешенья,
Для возраста его смешно
Желать любви младых особ,
Как будто старый анекдот.
Прости, читатель, за интимность,
Но ведь бывает и взаимность,
Когда в карманах денег звон
Прельщает сытостью желаний
За миг любовных воздыханий,
Когда вся жизнь лишь краткий сон
И мука средь переживаний.
5
Так кто же он, состарившийся муж?....
Куда ж ты лира запропала?
Тебе стихов поток мой не был чужд,
Ты ждёшь удачливость финала.
Он не предмет здесь для рассказа,
Наталья замужем три раза
Была, но всякий муж,
Не вызывал слиянье душ.
Он вскоре умер и вдова,
Питая к мужу уваженья,
В груди лишь ждала сожаленья
И год ему была верна,
Не принимая возраженья.
6
Другой муж тоже не удел,
Наталья в нём чуть обманулась,
Он сытой жизни захотел,
Но жизнь лишь криво усмехнулась.
Судьба ему, увы, дала
Здесь невысокие дела,
К тому ж он редкий был гордец,
Что ж вот и спился наконец.
Так шли года; любовные романы,
Иные имена, заочный институт,
Учёба, непосильный труд
И боль души, невыплаканной раны,
Развод и долгожданный суд….
7
Но кто её теперешний избранник?
Пожалуй, важный меценат,
Он, видит Бог, ходок и странник,
Но всё ж как будто бы богат.
Он деньги чтит превыше Божества
И знает разные места,
Где в наш безумный, страшный век
Вдруг будет куплен человек.
В нём чувства издавна остыли,
Расчёт в душе уж правит бал,
Он истины иной не знал,
Такой, с которой жизнь прожили,
Те, кто её не предавал.
8
Он знал людей, их страхи и измены,
Их слабость, жизнь, а также сон,
Как чувствовал он злые перемены
И всякий раз шёл на двойной обгон.
Он был удачлив, лишь немного
Завистлив, в тоже время много
Значенья придавал тому,
Что скажут люди здесь ему.
Но вряд ли слыл сентиментальным,
Здесь видя выгоду во всём,
Мог говорить о том, о сём
И в разговоре быть детальным,
Когда речь шла вдруг не о нём.
9
Союз с Натальей был удобен
Его карьере, видит Бог,
Любить её он не способен,
О ней он думать только мог,
Тревожа плоть шальным желаньем,
И вряд ли выбор был случайным,
Ведь в жизни даже чудаку
Приятно видеть красоту.
Мы падки все на пышность формы,
В преодолении преград
За обладание наград
Мы все предать, готовы нормы,
Шагая в жизнь дорогой в ад.
10
Ему приятно было видеть,
Как восхищаются женой,
Он мог теперь уже предвидеть,
Как жизнь незримою рукой,
Сложив вдруг в ножны острый меч,
Его потянет в сети встреч.
Увидев выгоду такую,
Он не желал жену иную….
Всяк обществом её стремится насладиться:
Седой банкир, иль просто меценат,
И конкурент ей будет рад,
Знакомство всякое годится,
Жена такая – просто клад.
11
Наташу муж, как инструмент,
В своих использует делах,
Он знает выгодный момент,
Презрев любовный пыл в стихах.
Посмотрим мы здесь объективно,
Наталье это лишь противно.
Мужчинам; что? Уже понятно,
Наташи общество приятно.
Ей всяк стремится угодить,
Продолжив мысль распоряженьем,
С невыразимым наслажденьем
Её к себе расположить
Готов уж каждый без сомненья….
12
Круг времени я, кажется, замкнул,
Торопит стих услужливая муза,
Я не ее, свой слог лишь обманул,
Я сам себе несносная обуза.
Уж поздний час, я к Нежину спешу,
Свой ум пустому падежу
Предам, быть может, эта речь
Рискнёт его от тяжких дум отвлечь.
Наш Костя исхудал……………….
Осунулся совсем………….
Он нелюдим, как будто глух и нем,
Он словно жить, дышать уже устал
И ждать дальнейших перемен.
13
Не знаю, может быть, банально
Призвать на помощь плагиат,
Прости мне Бог, я может натурально
Для рифм здесь выстрою наряд.
Что ж, лира, дай мне ряд услуг,
Ведь Нежин – мой старинный друг,
К тому ж Наталья, видит он,
Бросает сразу телефон,
Не дав ни шанса объясниться.
И остаётся лишь одно,
Ей написать ещё письмо.
Быть может, что-то прояснится,
Как в том удачливом кино….

ПИСЬМО НЕЖИНА К НАТАШЕ
14
«….Как мне добиться Вашего прощенья,
Как мне припасть к прощающим ногам,
Услышав Ваши возраженья,
Узнать, что здесь угодно Вам?....
Я знаю, подлость не прощают,
Предательства не забывают,
Но как я жил день ото дня,
Здесь презирая сам себя.
Как я страдал, желая вскрыть все вены,
Чтобы увидеть блеск любимых глаз,
Чтоб год удачливый и час
Сменить на миг той школьной перемены,
Когда я счастье знал, где слышал, видел Вас.
15
Мой ангел, Вами я горжусь,
Мне боль несносно сердце сжала,
Я замираю и стыжусь,
Но дайте шанс начать с начала.
Нет, нет немедленно ответа
Я не прошу, в душе быть может где-то
Я чувствую надежды луч,
Что может смыть движенье туч,
Сгустивших мрак над головой….
Но Вы ль прогоните меня
Порывом гневного огня?
Мне за немыслимой чертой
Теперь уж вряд ли жаль себя….
16
В соблазне знал я всю судьбу кумира,
Но не она в волшебность окунётся,
Где Божеством сияющая лира
Фортуной нежно улыбнётся.
К чему слова, блуждающие строки,
Когда извечные пороки
Теснят измученную грудь
И просто не дают вздохнуть?
Я женщин знал, в них видя всякий раз,
Лишь ту, которую искал,
Ту, что когда-то потерял….
И вот я понял лишь сейчас
На что я Вас там променял.
17
……………………………………….
18
Я, видит Бог, лишь искренен сейчас,
Безмолвно стонущей душою,
Я вспоминаю вечер, школьный класс,
Где в первый раз коснулся Вас рукою.
Мне было жаль ушедшего мгновенья
И всуе дня, и в грёзах сновиденья
Я помнил нежности нектар,
Как данный небом Божий дар….
Я чувствовал лишь миг, как тело содрогалось
Под властью ласк, под трепетаньем рук,
Как исчезал девический испуг.
Скажите, что мне оставалось?
Я сознавал, все, делая не вдруг.
19
Но зависть глаз миг ядом отравила,
Вы помните не хуже здесь меня
За что подруга Вам жестоко отомстила,
Не обвинив в том сомою себя.
Ей жизнь воздала за грехи,
Но не о ней мои стихи,
Я в ритме стонущих октав
Прерву обрывки горьких глав.
Я помню всё: больничные палаты
И крепость запертых дверей,
Жестокость близких мне людей,
Мы все пред Вами виноваты
Среди давно минувших дней.
20
Будь, проклят день, когда на уговоры
Поддался я, где чёрствый педсовет
Вёл о спасенье разговоры,
Не зная суть и главный в том предмет.
Я не хочу оправдывать себя,
Но так заставили меня
Там обстоятельства ступить,
Бог мой, как с этим можно жить….
Нет моему поступку оправданья,
Живя здесь с тем, я мучился, страдал,
Бог мой, я не предполагал
Как могут, грызть души страданья,
Тогда я этого не знал.
21
Судите, в этом воля Ваша
Я всё снесу, но только не отказ,
Наташа, милая Наташа,
Простите, хоть в последний раз
Своего верного раба,
Свидетель – Бог, я никогда
Так не страдал и не любил
И леди не боготворил.
Прошу, молю о снисхожденье,
О встрече хоть на миг, сейчас
Улыбку уст, движенье глаз
Я рад внимать, как пробужденье,
Я так люблю, поверьте, Вас», –
22
Вот лист дрожит, и Костя видит
Чернил чуть бледных штрих густой.
Её признанье не обидит,
В конверт дрожащею рукой
Он ложит согнутый листок,
И в возбужденье страстных строк
В надежде ждать бесценных грёз
Бросает нежность алых роз….
Ответа нет, прошла неделя,
Всё валится из грешных рук,
В душе лишь боль несносных мук
И сердца страшная потеря,
Нет больше сил, терпеть…. И вдруг….
23
Был странный день, и вечер тоже
Чуть предвещал тень перемен
Мертва луна и небо, Боже!....
Крадётся смерть средь старых стен.
И Нежин чувствует дыханье,
Её незримое вниманье
К своей персоне. Видит Бог,
Роман напряг несчастный слог
И будто странное влеченье
Таит меж строк в своей груди,
На неизведанном пути
Он ждёт земли немой вращенье
И музе не даёт пройти.
24
Звонок нежданным переливом
Раздался в комнате пустой,
В движенье чуть нетерпеливом
Наш Нежин трубку взял рукой….
«Ты, наконец, меня узнал,
Ту, что бесчестием предал.
Меж нами странная граница,
Пора настала объясниться.
Ты помнишь наш несчастный класс,
Где миг прижал уста к устам,
Где верил каждый вздох словам,
Где всё случилось в первый раз,
Где предалась я вдруг мечтам?
25
Будь через час там…», – страшный скрежет
Раздался в трубке сей же час,
Что слышал здесь мой Костя Нежин
Между холодных, чёрствых фраз?
Гудки меж пауз мёртвым эхом
В его главе злорадным смехом
Нежданно вдруг отозвались,
И нервным страхом пронеслись
Обрывки тех воспоминаний,
В его измученной груди,
Он знал отчётливость пути,
В преодоленье испытаний
Пора бежать, а не идти.
26
Метель на улице пустынной
Бьёт ветром в мёрзлое стекло,
Машина мчит дорогой длинной
Лишь пятна фар, вокруг темно.
Ах, как далёк волшебный май,
Скрипит заснеженный трамвай,
Сбивая белые бразды,
От неудачливой езды
Колёса юзом медлят ход.
Персты машина бьёт рулём.
Мы то плетёмся, то идём,
Но всё же движемся вперёд,
И школу как-нибудь найдём.
27
Вот этот двор, и школа перед ним
Застыла странным восприятьем:
Воспоминаньем больным,
Иль может свежим предприятьем….
Мотор застыл, открыты двери,
Он гонорар уже отмерил,
Что сторожу сейчас вручит
И в класс войдёт или вбежит.
Страж подозрителен, но всё же,
Впуская в школу, видит он,
Что чем-то Костя удручён,
Я сам быть к Нежину не строже
Готов, но дело ведь не в нём.
28
Он медлит, дверь чуть приоткрыта,
Холодность стен сгущает мрак,
(простите странности пиита,
я как-то начал здесь не так)….
В главе неслись шальные сцены,
Трагизм незыблемой измены,
Где в краткий миг он потерял
Ту, что всю жизнь любил и ждал….
Дверь отворилась жутким скрипом,
Страх задал сердцу нервный такт,
Под шагом чувственности лаг
Отозвались нежданным хрипом,
Судьбою сбросив белый флаг.
29
Темно, он свет включить боится,
Невольно сжав ресницы глаз,
В воображении теснится
Тот некогда забытый класс,
Что помнил каждое мгновенье.
Сомненьем всякое движенье
Коснулось призрачных минут;
Его быть может, здесь не ждут?....
Что ищут в жизни сновиденья?
Быть может, ветрености грёз,
Весну в крепчающий мороз,
В хандре блаженство вдохновенья,
И в знойном дне раскаты гроз.
30
Сны – вечный спутник жизни,
Пророка важный магнетизм,
Ума немые механизмы
И судеб сложный мистицизм.
Вдруг Нежин вспомнил здесь о сне,
Который по моей вине
Он видел между строчек глав,
Как миг бессмысленных забав.
Он всё вдруг явственно представил,
Включив невольно в классе свет,
Он задыхался, словно бред
Его безумию представил,
В один конец купив билет.
31
Бог мой! Он видит здесь Наташу,
И будто вечность замер миг.
Романа слог не приукрашу,
Он в комплексы любви проник.
Она сидит на том же месте,
Где в первый раз им надлежало вместе
На крыльях счастья и любви
К сиянью звёзд свой пыл нести….
Она бледна, чуть величава,
Незримо, словно как-то вдруг,
Скрестив ладони своих рук….
(Пожалуй, я начну с начала
свои стихи, пытливый друг.)
32
Мой Нежин замер на мгновенье,
Он видит леди мёртвый взгляд,
Укор в глазах без сожаленья,
Как будто в том бокале яд.
Миг прекратил своё дыханье,
Прервав несносное молчанье.
Припал лицом к её рукам
Герой наш, взбалмошным стихам
Предал взволнованную речь,
Вмиг преклонив пред ней колени,
Душа летит быстрее тени,
Спешит его предостеречь
От надоедливой мигрени.
33
«Вы здесь, я не надеялся на чудо,
Пришли, послушали себя,
Я не хотел, чтоб Вы так грубо
Здесь отвернулись от меня.
В тоске безумной изнывая,
Я позабыл ворота рая,
Воспоминая каждый час,
О сердце, что стучится в Вас.
Чем Ваше заслужить прощенье,
Как мне прижать ладонь к устам?
Об этом я писал уж Вам….
Прошу, молю о снисхожденье….
Моим ответьте здесь мольбам», –
34
В нём лира быстро замолчала,
Угасли чувственности слов,
В главе лишь мысль: начни сначала,
Но вряд ли к этому готов
Мой Нежин. Что он видит в ней?
Мир необузданных страстей,
Иль может…. Страшно перечесть;
Всепоглощающую месть.
Он в сердце ощутил тревогу,
Невольно вдруг потупив взор,
Для литератора позор
Такая сцена, слава Богу
Она вступила в разговор:
35
«Как скучен, неприветлив стал
Наш некогда забытый класс,
Он, как и мы, наверное, устал
От ритма жизни, может быть сейчас
Усильем мысли пошленький стишок
Из детских уст воспоминаньем мог
Вернуть уснувшие сужденья,
Насмешки и предубежденья.
Изменчив ты, не знавший кровных уз,
Любимец пышных фраз поэтов,
Хранитель важности предметов,
Несущих миру странный вкус,
Снискавших всем миллион советов.
36
Ты в школе был со всеми строг,
Пытаясь быть всё время первым,
Но жизнь представила урок,
Экзамен сдан, но пали нервы.
Ирония судьбы и зависти глупцов,
Сарказм болтливых языков
Рождали разности сужденья,
Толкая плоть на преступленья.
Не мне судить их, всем сулит могила,
Низвергнуть плоть в бездонный прах,
Лишь мысль о том в нас возбуждает страх,
Ну, а пока в нас пребывает сила
Проявим дух в бесчисленных делах.
37
Я мыслью часто рисовала сцену,
В которой встретимся мы вновь,
Где колким словом я задену
Твою обманную любовь,
Когда не случай, а ты сам
Вдруг упадёшь к моим ногам,
И не считая униженья,
Начнёшь просить уже прощенья.
И вот ты здесь, себя я отомстила,
Но не за всех обманутых здесь дев,
Лишь искру лжи в словах не разглядев,
Тебя я, Нежин, полюбила.
А что сейчас? В груди один лишь гнев.
38
Какая выпала мне доля,
Какой я вынесла позор,
То не был чёрт, то ваша воля
В меня закралась, словно вор.
Я всё снесла, живя средь унижений,
Среди безбожных утешений,
Без основательных причин
Вкушая пот самцов-мужчин.
Я стала, может быть, жестокой
Не внемля сердцу своему,
Я не открылась никому,
Влачась дорогой одинокой,
И жизнь отдала не тому.
39
Служитель муз, рукою плагиата
Ты выбирал незримую из зол,
И видит Бог, я в том лишь виновата,
Что ты своей Наташи не нашёл.
Я уж не та, которую ты знал,
О ком всю жизнь воспоминал,
Желая в сладостном касанье
Устами пить моё дыханье.
Так в чём же тайна отношений?....
Сходя безудержно с ума,
Тобою, Нежин, я больна,
Но только тенью огорчений,
Иначе жить я не смогла.
40
К чему теперь немые объясненья?
И так всё ясно, и без слов,
Прервём все наши отношенья.
Я вижу, внутренне готов
Ты не к такому повороту,
В любви ты чтишь свою остроту,
Вживляя мужескую страсть,
В неописуемую часть.
Прощайте, Нежин, встречи не ищите,
Забудьте прошлую печаль,
Хоть и расстаться с вами жаль,
Но всё же больше не звоните,
Будь счастлив, друг мой, и прощай»….
41
(….Что, лапидарно, лаконично?
Не мне судить, я помню сам,
Как изъяснялся деспотично
С приятной дамой наглый хам,
Краснела фальшь из разговора,
Не видя видимо позора.
Что странно, красочная дама
С ним не была уж так упряма.)
Наталья после слов привстала
И собралась уже идти,
Но Нежин встал вдруг на пути,
Любовью страсть не угасала,
Ей видно некуда идти.
42
«Я не пущу вас, слишком долго
Я без надежды вас искал,
Вы не узнали в Косте волка
И его жаднейший оскал», –
И Нежин с этими словами
Прижался страстными устами
К её волнующим губам,
Дав волю взбалмошным рукам.
Не ждав ответа поцелуем,
К себе Наташу он привлёк,
Движенье перст в нём как намёк
Шептало страстно: «Что рискуем»?
Он этот выучил урок.
43
Трепетность рук скользнула с платья,
Под лаской губ твердела грудь,
Раскинув страстные объятья,
Он в тело чувства мог вдохнуть.
Он знал удачливость движений,
Волшебность умопомрачений,
Давая плоти верный знак,
Играя всякий тела такт.
Но жизнь бывает молчалива,
С удачей ей не по пути,
И надо же туда прийти
Тому, кого так не любила
Судьба, сказав ему: «Живи».
44
Он, затаив дыханье, видит,
Такую сцену, сердца боль
В нём самолюбие обидит….
Мой бедный, бедный Феликс Вольф.
Он так мечтал о ней, поверьте,
Но жизнь бывает хуже смерти
Среди любовных отношений
В плену несносных унижений.
Но есть лишь миг тот сумасшедший,
Такой, что всё перечеркнёт,
Но лишь безумие уйдёт,
Любви в том сердце не нашедший
В душе возлюбленной умрёт.
45
Что сделал он, чем хуже он того,
Кто может пить блаженными устами
Дыхание любви его
И сокровенное ласкать руками?
Чем грешен он, ну чем не заслужил
Ту, что когда-то полюбил
Среди наивных, праздничных мечтаний,
В пылу мальчишеских желаний?
Где ж правота, как сделать мир наш лучше,
Как прекратить страдания сердец,
Найти мечты счастливейший конец,
Где власть судьбы имеет неимущий,
Ну, а любовь удачливый наглец?
46
Вольф видел много унижений,
Он жажду мести чувствует в себе,
В нём пульсом дрожь бежит уже коленей,
Где жизни точки будут, как тире.
Месть вдруг рассудок осушила.
Зачем она его здесь пригласила,
К чему весь этот маскарад?
Узнать ответ он будет просто рад.
Вольф двинулся вперёд, мгновенье превратилось
В шутливый фарс, в неясный ход вещей,
Секунды делались длинней,
Теченье мыслей прекратилось,
Он видно здесь ошибся тоже в ней.
47
Что ж, видит Бог, во времена иные
Он мог бы вызвать на дуэль,
Но нынче нравы дорогие,
Не до дуэлей им теперь.
Что проку в нравах, к сожаленью,
Они вселенной лишь мгновенье,
Любви неясная природа,
Лишь продолженье где-то рода….
Вольф развернулся и ушёл,
Его сейчас я понимаю,
Но вот Наташа…. Я не знаю….
(Я лучшей рифмы не нашёл,
её я мысленно ругаю.)
48
Изображала недотрогу,
Вполне понятно…. Что теперь?
Опять в любви не, слава Богу,
Бушует страсть в ней, словно зверь.
Пора наверно их оставить,
Роман иной уже представить,
С другим счастливейшим концом….
Но дело видимо в другом.
Наталья Косте, вдруг противясь,
В груди рождает едкий смех:
«Довольно Нежин, вы из тех,
Что по наклонной покатились,
Где вас не ждёт, увы, успех,
49
Вы вдруг решили, что вам можно,
Предать страданиям иных,
Что в жизни всё не так уж сложно,
Мир только ваш, а не других.
Нет, всё не так, душе необходимо
Презреть удачу, будто мимо
Пройти меж неких судеб двух,
И испытаньем теша дух,
Бежать по жизненным ступеням,
Вы это, школьный друг мой, знайте,
Урок судьбы не забывайте.
Довольно!, всяким объясненьям,
Пожалуй, всё, теперь прощайте».
50
Я, верно, двигаюсь вперёд,
Ещё последний штрих поэта,
И муза сладостно заснёт,
Уж утро – верная примета.
Вот брезжит дивною строкою
Небесный свет, он сам с собою
Неудержимо говорит,
То запоёт, то замолчит,
Где блики солнца мимоходом
Коснутся облачных долин,
Владыка-ветер – исполин
Затронет лиру новым слогом,
Ей воздух так необходим.
51
Что Нежин? Уж прошла неделя,
Он бросил все заботы и дела,
Февраль не ждёт восторженность апреля,
А тот услуги сентября.
Всё в миг оборвалось, бездушная потеря,
Он всё живёт: ни чувствуя, ни веря,
И так идут несноснейшие дни,
Уж март, но Нежин всё в тени.
Ему суды грозят разоблаченьем,
Наталья видимо смогла
Здесь Вольфа отстоять права
На все его романы, сочиненья,
(но в это ты не впутывай меня).
52
Всё, что имел мой Костя, потерял,
В долгах уныло прозябая,
Теперь он путь не выбирал,
В тоске спиртное потребляя.
Друзья бежали от него,
Да он и видеть никого
В те дни как видно не хотел,
Друзья – не Нежина удел.
В нём личность умерла когда-то,
Не мне о том судить наедине.
Теперь вся Истина в вине,
Она во всём лишь виновата….
(Пора бы вспомнить о Тебе.)
53
«Года тоски, вы надломили гений», –
Так Байрон некогда сказал, –
«Тоска так жаждет утешений», –
Я мыслью тут же начертал….
Обычный вечер. Кредиторы,
Прервали с Костей разговоры,
Оставив Нежина в покое,
Поскольку наш герой в запое….
Спустившись, ночь мерцаньем света
Укрылась звёздным полотном,
И вдохновенным вещим сном
Земли коснулась мглы комета,
Забравшись Косте прямо в дом.
54
Он дремлет, чувствуя устало,
Что в хмеле бродит где-то смерть,
А жить осталось так уж мало,
В лицо могилой веет твердь.
Так в полудрёме сновиденья,
Дверей не чувствуя движенья,
От возбуждения вина
В квартиру входит вдруг она….
«Наташа?», – в нежном созерцанье
Он видит вечно-милый лик….
Он ощутил вдруг, как проник
Своим волнующим касаньем
В его уста её язык.
55
Он в неге чувствует: движенья
Волной огня тревожат плоть,
В пылу такого возбужденья
Гормоны гонят в теле кровь.
Он в ласках требует детальность,
Её дыханье, сексуальность,
Блаженство чувственного тела,
Чем так владеть она умела.
Отбросив сумрачность сомнений,
Предвосхищая волшебство,
Движенье рук, как колдовство
Волнует яркость ощущений
И тел безумное тепло.
56
Скользнули волосы на плечи,
Долой причудливость зеркал,
От этой страстной, бурной встречи
Чудесность грёз он испытал….
«Любимый мой, я не предам
Наш удивительный роман.
Вся жизнь моя теперь в тебе,
Ты видно так уж дорог мне.
Я не питаю сожаленья….
Сейчас…. Теперь…. Лишь этот миг….
Безумство, страсть рождают крик
В объятьях тел и их движенья,
Когда в меня ты весь проник.
57
Давай не будем расставаться,
Сомкнём тела средь кровных уз,
Мой ангел, стыдно мне признаться
В своих желаньях. Крови вкус
Нам даст ту высшую свободу,
Что приведёт нас прямо к Богу….
Коснись же лезвия ножа», –
Она вдруг плавно, чуть дыша,
Рукою нежной обнажила нож,
Прижав холодным сталь к ладони,
Он вдруг увидел, будто кони
В телах своих рождают дрожь
От непонятной им погони.
58
С её ладони брызнув кровь,
Раскрыла томные объятья,
Желанья вдруг проснулись вновь
В каком-то странном восприятье….
Он в руки взял кровавый нож,
(от смерти видно не уйдёшь)
И кровь с предплечья соскользнула….
Она её с ножа слизнула
И поднесла к его губам
Края своей глубокой раны,
Солёный вкус, и мысли пьяны.
Своим не верил он глазам;
Змеиный лик в лице той дамы.
59
Её смех быстро отрезвил
Его ума воображенье….
Он вдруг истому ощутил
И жажду этого движенья….
Часы минули, как минуты,
Края всех ран заметно вздуты,
Он заплатил Наталье месть,
Его найдут наверно здесь….
Стучит уж окна утра луч,
Игриво брезжит им рассвет,
И вот такой на всё ответ,
Лишь мгла туннелем чёрных туч….
Он видит тьму в ней, или свет?
60
Я задержусь лишь на мгновенье,
Исчерпан весь романа ход,
Он не счастливый к сожаленью,
Его трагический исход
Узнал из местных я газет,
Где мой последний здесь сонет
Родил в Наташе в этот миг
Души любовь пронзённый крик….
Что дальше ждёт всех?
………………. Видит Бог
Всей жизни призрачный итог,
Чтобы исправить свой огрех
Пора представить эпилог….
22 : 26 /07 января 2003 года С. В. Аретинский
Эпилог
Судьбы вновь лист переверну
Шуршаньем лёгкости страницы,
В слова иллюзии вдохну,
Строфой заняв свои десницы.
Спешу уверенностью слога
Просить остатки дни у Бога
Прожить в объятье вдохновенья,
Узрев хоть миг его явленья….
Что ж…. Я закончил «ЛедиN»,
Все эти главы был я с вами,
Не знаю, может быть, словами
Я участил пульс ваших вен,
Взглянув в мир здешними глазами.
Финал!!! К чему здесь эти строки?
Конец рассказа пробил час,
В любви мы верно одиноки;
Я огорчил должно быть вас.
Наталью здесь давно не видел
Её я видимо обидел….
А с Вольфом виделся вчера,
Он стал таким…. Ну, хоть куда;
Завёл семью, увы, поэтам
Идёт, как видно, то не впрок,
И так всё видно между строк….
Да, он печатать будет летом
Какой-то новый диалог.
Давно ль у Кости на могиле
Мы собирались вроде все,
Но жизнь идёт, и что же ныне:
Мы уж забыли о тебе.
Прости нас, друг ты мой сердечный,
Под солнцем всё, увы, не вечно,
Ты жить нам смертью завещал,
А я лишь память обещал….
Что Леди “N”? В скупую строчку
Неясность мысли прибывает;
В тоске, иль здравии, кто знает?
Пожалуй, нужно ставить точку,
Ведь в жизни всякое бывает….
КОНЕЦ
11 : 13 10. 01. 2003 года С. В. Аретинский


Мне нравится:
0
Поделиться
Количество просмотров: 10
Количество комментариев: 0
Рубрика: Литература ~ Поэзия ~ Лирика любовная
© 21.04.2017 Сергей Аретинский




00
Рубрики:
Литература (34)



 
1 1