Чтобы связаться с «Сергей Аретинский», пожалуйста, войдите или зарегистрируйтесь.
Ваш E-mail:Пароль: 
Запомнить

Леди "N" глава 7


Глава 7

                                                                      К чему судьба ей вдруг дала
                                                                          Орудьем быть любви и зла?....

1
Вступление, опять вступление
Мне нужно как-то написать,
В сердцах несносное мучение
Стихом незримо оправдать….
Закончив уж главу шестую,
Строфой я зачал здесь седьмую,
Где в спектре дня вдруг увидал
К любви мерцающий портал.
Я не хочу меж строк романа
Мелькать в причудливом виденье,
Позвольте мне в произведенье
Извлечь тут рифмы из кармана
В ином, быть может, вдохновенье.
2
Я шёл страница за страницей,
Роняя изредка перо,
Своей натруженной десницей,
Меж пальцев лопалось стекло,
И мысль, и чувства дерзновенно
Слагались в строфы постепенно,
Где видел я в тот первый миг
Лишь скупость слов и рифм тупик….
Итак, наш Нежин дома, сон пропал,
И хмель не будит покаянье,
В нём нет к тому уже вниманья,
Он, видно, в слоге просчитал
Все единицы расстоянья….
3
Вот он уж телефон терзает,
Как ненавистный кем-то мститель,
Натальин номер набирает,
Что в память взял определитель.
Гудки меж пауз…. Нет ответа,
Ночь не даёт ему совета,
Луна так мертвенно-бледна
Меж рам замёрзшего окна.
Он изнывает в думах мрачных
И вспоминает каждый миг,
Чудесность линий, милый лик
И гибкость фраз её удачных,
Души не узнанный родник.
4
Что слышал он?…. Так неужели
Изменчивость немой судьбы
Его толкает, как Сальери
Принять завистливость пути?
Он знает строгость жизни нашей,
И помнит всё, что там с Наташей
Свершила горькая судьба.
Он не исправит никогда
Ошибку, грех, или жестокость,
Что каждый миг терзает ум,
Пленяя праздность всяких дум.
В тот час нелепую вдруг кротость
Вселил в него судьбы колдун.
5
А между тем, моя Наталья……
……………………………………
У Вольфа? Странные дела….
О, Боже мой, ещё вчера
Он даже думать, и не смел,
О том, что в час сей возымел….
Ты скажешь мне: «Pardonne,случайность».
Не спорю, очень может быть,
Но мне не хочется забыть,
О том, что случай где-то крайность
Законы рад он удивить.
6
Вольф в сердце спящую тревогу
Уж ловит средь желанных слов,
В себя приходит понемногу
И ко всему уже готов….
Вот кровь блеснула сквозь бинты,
В объятье звёздной темноты
Он молча видит милый лик,
И словно замер этот миг
В его шальном воображенье,
Он не тревожится о том
Что смерть в его стучится дом,
Ночь, словно Божие знаменье,
Он вряд ли думал о таком.
7
В стремленье страстном и глубоком
Меж жил сочится пульсом кровь,
И словно в пафосе высоком
Здесь к жизни тянется любовь….
Он знал друзей, несмелые измены,
Обыденность, шальные перемены,
Холодность женщин, пылкое влеченье,
Слиянье тел, где умопомраченье.
Он был, любим, но вряд ли в жизни нашей
Взаимность частая черта,
Судьба не так уж и проста,
Ведь кто сравнится здесь с Наташей,
У всяких рифм свои места….
8
Мне говорят, что я жестокий,
Я не умею быть другим,
И вряд ли путь мой одинокий
Здесь станет вдруг совсем иным.
Я сам хочу в сюжет романа
Впустить удачливость обмана,
Триумф счастливейших из слов,
Вот только рифмой не готов.
Мой слог здесь с жизнью спорит гневно,
Вступив в нежданный диалог,
Романа чтит иной итог,
Где мысли путает мгновенно,
Давая жизненный урок.
9
Я нравлюсь женщинам, а может быть, и нет,
Тревожит их пыл мужеских деяний
В них искра жизни продвиженьем лет,
А в нас лишь трепет оправданий.
Сердца их гибнут от избытка
Страстей любовного напитка,
И если вдруг, какая не сдаётся,
Купить её любовь мужчине остаётся.
Но брак – сложнейшая наука,
Совсем не то, что в книгах мы прочли,
Что разглядеть в друг друге не смогли,
Для нас всегда несноснейшая мука,
Как мгла невиданной земли.
10
Я вновь поправлюсь в отступленье
Сумбуром взбалмошных минут,
Где рифмы радостным рожденьем
В строфах незримых отдохнут.
Что ж…. Выбор делал каждый
И счастья ждал, и вот однажды,
Когда нет сил, его уж ждать,
Тебя Рок счастлив испытать.
Что Вольф? Уж сила покидает
Его измученную грудь,
Ему бы только не заснуть.
Он всё твердит: «Так не бывает», –
Вираж судьбы поправил путь.
11
Наталья, видит Бог, достойно
Встречает жизни поворот….
Но отступления довольно,
Пора уж двигаться вперёд.
Наташин друг, хирург прекрасный,
Как будто, тоже тут несчастный;
(Влюблён, без права на взаимность,
прости меня здесь за интимность.)….
Но, Бог мой, в чём же здесь причина?
Где кроется безумства страсть,
Томленья ожиданий сласть,
Когда для женщины мужчина
Готов отдать всю жизнь и власть.
12
Любовь – неведанное чувство,
Чтоб им на миг хоть обладать
Мы все готовы на безумство,
Им можно всё здесь оправдать.
Я заболтался, право слово,
Мне, как и вам в романе ново
К строфам неузнанным влеченье,
Что ж таково произведенье….
Хирург достаточно умело
Из Вольфа пулю здесь извлёк,
Наталье, что-то, как намёк,
Сказал, как видимо, несмело
К устам персты её привлёк.
13
Наташи прелесть в нём будила
Неописуемую страсть,
Что в мыслях чувством доходила
К безумству, где таилась власть.
Он встал пред нею на колени,
Блаженства нег в нём, словно тени,
Скользнули влажностью к губам.
«Я так страдал», – сказал он там, –
«Как ждал, как думал я о встрече,
Как я желал, чтоб эта ночь
Смогла бы в этом мне помочь,
Безумство страсти ум калечит,
Гоня разумность мыслей прочь».
14
Наталья плавно отстранилась,
Зажав ладони его рук,
Как будто бы чуть-чуть смутилась,
Невольно чувствуя испуг:
«Как он? Как рана глубока?», –
«Чрез месяц встанет, а пока
Ему здесь нужно отдохнуть,
Давай с тобой мы как-нибудь
Свезём его ко мне в больницу,
Подлечим, сделаем рентген,
Пока наркоз средь этих вен,
Перевернём судьбы страницу,
Забыв на миг про суету проблем.
15
А, кстати, кто он? Ты, не знаешь?
Он мне как будто бы знаком….
Всё это важно, понимаешь?», –
«Он жизнь мне спас, ну и потом,
Какой мне прок средь пошлых мнений
Терзать себя в плену сомнений,
К чему гадать, какой в том толк,
Помочь ему, вот наш здесь долг».
Наташа, милая Наташа,
Ты не узнала среди новых глав
Мир фантастических забав.
Ну, что ж, мой свет, здесь воля ваша,
Быть может, в чём-то я не прав.
16
………………………………………
17
Кто мир постиг не в приключенье,
Кто не был попусту ревнив,
Кто знает жизнью увлеченье,
Тот вряд ли будет с ней правдив.
Мы с жизнью все стремим лукавить,
Чтоб ждать чудес, чтоб мир избавить
От лишних дел, сует, проблем,
От злых, назойливых дилемм.
Пусть мы ничтожны среди бездны мира,
Средь черни космоса, средь времени из дней,
Мне от того становится больней,
Что мы невидим, как вздымает лира
Того, кто любит нас сильней.
18
Что ж видно так устроен мир,
Нашёл он путь такой средь времени, пространства.
Что ж, муза, ты мой вечный командир
В стихах не ищешь постоянства?
Не удержать тебя, ты вновь произведенье
Сомкнёшь в порыве вдохновенья,
Как лёгкость скомканных страниц
Средь поэтических границ.
Безумству страсть счастливая услада,
Любовь, как яд, и вряд ли верность в ней.
И как с ней жить? К разлуке поскорей?
Не в том ли смысл, не это ли награда,
Где новый поиск средь грядущих дней?
19
Уж утро близко, дрогнет ли рука
Своим причудливым движеньем?
Мой слог запутался слегка
Каким-то странным вдохновеньем.
Но ранний повод для волненья
Тревожит здесь мои сомненья,
В неясных думах стынет след,
Иные тут, других уж нет.
Что ж новый персонаж в романе,
Всё ещё здесь?…. Неясно мне,
Что он Наташе в тишине
Вдруг шепчет в сладостном обмане,
Прижав ладонь к её спине.
20
Он был влюблён, и ей послушный,
Ласкаясь, словно нежный зверь,
Рукою страстно-непослушной
Тревожит рифмы мне теперь;
Он в неге томной изнывает,
Наташу взглядом раздевает
И в том порывистом дыханье
Уже не чтит её вниманье.
Своим взволнованным движеньем
Одежду страсть срывает с тела….
Ах, похоть плоти захотела?
Но вряд ли женским нетерпеньем
Здесь отказать она не смела:
21
«Я знаю, страсть испепеляет,
Для плоти требуя разряд,
Для женщин странным не бывает,
Если мужчина просто брат»….
Он вдруг, как будто бы смутился,
В нём темперамент охладился
Прохладой высказанных слов,
Он вряд ли был к тому готов.
Нет…. Удержать, ловить дыханье
Её волшебно-сладких губ,
Он видно с нею был здесь груб,
В груди растёт непониманье,
Неловкость чувствует испуг.
22
Куда бежать? Стыд растворился
Средь мыслей выстраданных дум,
Любовью ум здесь отравился
И еле слышит сердца шум.
Что остаётся, сгинуть в ночь?
Он гонит пыл любовный прочь,
Любовь не только ведь влеченье,
Порой и страсть лишь огорченье.
Я сам когда-то был отвергнут
Той, что всех больше полюбил,
Что ж видно был я ей не мил,
Но рифмы в строфах здесь не дремлют,
А значит я не просто жил.
23
Но делать нечего, строкою
Я лист судьбы перелистну,
И снова правою рукою
Вам рассказать о том рискну….
Пока от раны Вольф страдает,
Пока Наташа навещает
Его как старый верный друг,
Тревожась за его недуг,
Пока мой Нежин – добрый малый
Стремит с Натальей объясниться,
В моей главе мелькают лица,
Где путник, будто запоздалый
С моста Наташу снять стремится.
24
…………………………………
25
Наш добрый дядя строгих правил,
Презрев вдруг праздность с ранних лет,
Здесь службу справную оставил,
Сокрыв в истории свой след.
Его страсть звала в приключенья,
Он знал иные увлеченья
Высокоставленных особ,
Которых чтил, увы, народ.
Сказать о том сейчас особо?
Но вряд ли здесь средь страниц
Мне описать судьбу девиц
Так нужно? Ну, хотя б немного
Я задержусь на паре лиц
26
Уже торопит меня муза
Здесь рифмой выстраданных слов,
Осколки чувственного груза
Коснутся ветрености строф.
В сухих перстах моих десниц
Стихи и будущность страниц
Уж ждут причудливость движенья,
Мой слог и сытость вдохновенья.
Среди лукавых бесов жизни,
Среди банальных в чём-то сцен,
Где верность жён и быт проблем
Судьба вращает механизмы
Мужских неузнанных измен.
27
Законный брак надоедает,
Когда любовь ему скучна,
И всё влеченье пропадает,
Когда супруга лишь жена.
Но ты, нагое вдохновенье, –
Души и тел отдохновенье
Влечёшь к себе незримо плоть,
Где смыслом наливаешь кровь.
Всё это знал герой романа,
Его пора представить мне….
(Я размышлял, как в январе
он говорил уже с экрана
о том, что будет в феврале.)
28
Антон Максимыч строгих правил,
Мужчина сорока двух лет
Вдруг службу справную оставил,
Довольно странный человек…….
В то время многим запрещалось
То, что другим, увы, прощалось….
(Высоких здесь не нужно слов
я снова рифмой не готов.)
Он был умён, нёс службу справно,
Любим, был женской красотой,
Мог изъясняться с простотой,
И между строк читать о главном
Мог, увлекая за собой.
29
Его наука крылась в многом:
Он был прекрасный семьянин,
И в отделении особом
Стал, подчинёнными любим,
Душою был всего актива,
Что ж для такого коллектива
Не нужен, видимо, другой,
Он так умел владеть собой,
Что в разговоре, даже строгом,
Коснуться мог всего слегка,
Знал три, как видно, языка,
Мог и направить гневным слогом
Заносчивого чудака.
30
Но все ж он был завистлив. В меру
Расчетлив, скрупулезно скуп,
Имел свою, как видно, меру,
Нередко попросту был груб.
Не доверял учтивым фатам,
Слугам закона и магнатам,
Сердечным письмам, наконец,
Был редкий плут, ну и гордец.
Двоякой жизнью жил. Лишь утро
Он занят массой всяких дел,
Поверьте, он всегда умел
В приказах разобраться мудро,
Узреть, что шеф его хотел.
31
Лишь вечер брезжит небосклоном,
Он словно бес меняет лик,
Гримаса дьявольским поклоном
Его уста пускает в крик,
Он рад греховным пробудиться
И тенью слуг распорядиться,
Везде имея брезжь иль щель,
Чем в тайне содержал бордель….
Его клиенты, как ни странно,
Высокий ранг, имея, чин,
Смывали чернь свою, как грим,
С девицей новой, постоянно
Вкушая терпкость разных вин.
32
Что ж…. Вот действительность вся наша,
Бескрайность грёз, ночной предел.
Туда попала и Наташа,
Антон Максимыч захотел
Её свезти уж за границу,
Там ждали пышную девицу,
Сошлись и стороны в цене,
Договорились и о дне,
Но планы резко изменились,
Удачей сбросив белый флаг,
И в жизни леди новый враг
Ступил на путь, и вдруг смутились
Здесь рифмы, делая зигзаг.
33
Пора мне вновь туда вернуться,
Границы лет сомкнув на час,
Надеюсь, в строфах не проснуться
И не встревожат больше вас
Мои скупые отступленья,
Неясность фраз и объясненья
Вы всё ж, друзья мои, примите
И строфы строго не судите.
Ещё чуть-чуть, ещё полслова,
Ещё шумят обрывки глав,
Ещё рифмованность октав
Вступает в споры с жизнью снова,
Как тень, иль суетность забав….
34
Наталья, как могла, скрывала
Проблемный, девичий недуг,
Как поступить она не знала,
Невольно чувствуя испуг.
Опять вернуться в эту школу?....
И мысли, словно по живому,
Жгли плоть пугающим надрезом,
Калёным трогали железом
Её измученную грудь.
Не видя шага к отступленью,
Не дав ни шанса объясненью,
Наталья встала здесь на путь,
Который вёл к уничтоженью….
35
Она уж чувствовала сердцем,
Как бьётся ножками дитя,
Как издаёт он в ритме терций,
Что разобрать пока нельзя,
Как ждёт он мир пока неясный,
Необычайный и прекрасный,
Как жаждет здесь увидеть мать,
Чтобы любить и понимать
Её заботу и вниманье,
Чтобы увидеть в блеске глаз
Небесно-сказочный Парнас,
Чтоб счастье зреть не в ожиданье,
А знать его прихода час.
36
Но как могла она предвидеть?....
Как развернуться и уйти,
Как ей любить и ненавидеть
И как с ума б ей не сойти?
В томленье тягостного вздоха
Она уж видит; будто кроха
Ступает первый в жизни шаг,
И счастлив её новый брак….
Но жизнь, свои имея цели,
Души смятеньем тянет вверх,
Где пульсом бьётся крепкий нерв,
Где все мы будто бы сумели
В груди своей узнать, что «сверх».
37
Антон Максимыч дал вдруг волю
Своим несбыточным мечтам,
Он знал свою супругу Зою,
Как сон иль тлеющий роман.
Она полнела вдруг не в меру,
Имела странную манеру
Здесь не следить уж за собой,
Увлекшись ревностной игрой.
В укор всегда бранила мужа,
За то, что мир отравлен им,
Что здесь одна, он не один,
Что в его сердце злая стужа
На её душу ложит грим.
38
Она всё знала о супруге,
Не дав его мужским делам
Ни тень сомненья, ни испуга,
Небрежно радуясь деньгам.
Её предвижу затрудненья,
Терзанья сердца и сомненья,
И тяжесть скучной тишины,
И думы ревностной жены.
Антон Максимыч, видит Бог,
К жене питая уваженье,
Словам не придавал значенья
И исполнял супружний долг,
Как будто сердца увлеченье.
39
Тянулись дни небрежной цепью,
Придав уже манерный вид,
Железо сделав нежной медью,
Наташи сердце всё болит
И будто кружится по кругу,
Здесь в тайну посвятив подругу,
Наталья силится сказать,
Что нет ей сил, сидеть и ждать.
Побег не прост…. Нет документов
Вот-вот раскроется секрет,
А времени уже и нет,
Для сложных здесь экспериментов
Тут вряд ли кто-то даст совет.
40
Пожалуй, мне пора представить,
Пока ещё не пробил час,
Где слог героев вдруг оставить
Решит, чтоб не тревожить вас.
Представить надо, что за дело,
Опять я рифмы неумело
Терзаю режущим пером,
Но всё же чувствую нутром,
Что силы в строки прибывают,
Смыкая строфные ряды,
Небрежно пачкают листы,
Где мысли дерзко убегают,
Не принимая здесь узды.
41
Итак, её подруга – Эля,
Эльвира, скучно говоря,
Минули дни, прошла неделя.
И как дожить до декабря?…
Но тщетны, тщетны все старанья,
К Эльвире страстные вниманья
Имеет мужеский здесь пол,
Нередко сеет произвол
В интимность встреч и отношений,
Нечестно поступая с ней,
Магнат, иль просто лицедей
Её берёт средь унижений
И необузданных страстей.
42
Уже не помнит ту Эльвиру
Её поруганная плоть,
И как же ей поведать миру
Свою заботу и любовь,
Как стать ей матерью прекрасной,
Когда её удел несчастной
Быть каждый день и всякий час
И блеск слезы стирать у глаз.
Она попала в круг сей…. Многих
Судьбы нещадной жернова
Сводили попросту с ума,
В плену мужчин «членистоногих»
Не выживала ни одна.
43
Которой тяга к приключеньям
Была как жизни соль важна,
Кому-то сложность отношений
С отцом была так не нужна,
Кого-то нить всего разгула
Незримо в тяжбы потянула,
Но как ни бейся, жизни рок
Готовит каждому свой срок….
Я задержусь лишь на мгновенье,
Прервав чуть-чуть рассказа нить,
Слог уж торопится остыть
И рифм поток в уч(е)режденье
Готов заставить говорить.
44
Антон Максимыч видел страсти….
Противоречащих уму
Так было мало в стенах власти,
Не доверяясь никому,
Он вдруг, как будто, захотел
Сменить размеренный удел.
Нельзя, как видно, запретить
Сердцам, безумствуя, любить,
Желать блаженного созданья,
Сходить безудержно с ума,
И ждать, когда сойдёт она
От мимолётного свиданья
Решив, что им покорена.
45
Я забежал вперёд, простите,
Но где замешана любовь,
Вы объясненья не зовите
Среди взволнованных стихов….
(Плохая рифма, тут вы правы,
в другой строфе я для забавы
иную среди рифм найду,
поверьте на слово, смогу.)
Не знаю, что со мной случилось,
Я не могу никак начать,
Но хватит лиру ожидать,
С ней что-то видно приключилось,
Я не намерен это знать….
46
Всё вскрылось в сумраке надежд,
Избитых фраз не повторяя,
Когда лишён рок всех одежд,
Он день критическим считает.
Здесь, как везде та ж дисциплина,
Прекрасных пленниц медицина
Осматривает всякий раз,
С известной строгостию глаз….
Предав земле дитя родное,
Свой плод, иначе говоря,
В удушье злого сентября,
Чуть покорив себя неволе,
Наташа ждёт снег декабря.
47
Минули месяцы незримо,
Вливая в сердце разность бед,
Наташе так необходимо
Свершить отчаянный побег.
Лишь месть её здесь оставляет,
И страсть игры пыл забавляет
Своей отчаянной рукой
И в жизни ждёт вираж иной.
Её подруга, видит Бог,
Сдалась на милости судьбе,
Слаба в соблазнах и вине,
Бес злобный душу превозмог
И предал прах её земле.
48
В один из дней наркотик тайный,
Что строил смертный пьедестал,
Эльвиру будто бы случайно
Своей супругою назвал….
Антон Максимыч знал Наташу,
(я слог ничем не приукрашу)
Как женщину уже теперь,
Он был неистовым, как зверь,
Соблазн вкушая страстной девы,
С ним не случалось никогда,…
Услада тела – не жена,
В ней лишь движения мегеры,
Да неприятным полнота.
49
Он узнавал Наташу тайным,
Сходя безудержно с ума,
И думал призраком случайным,
Что им она побеждена.
Его страсть сердца покорила,
Безумность разум осушила,
И блекла жизнь вдруг перед ним,
Когда он был не с ней, один.
Он мог часами слушать это,
Ловить чудесность милых глаз,
Стараясь видеть в них хоть раз
То восхитительное лето,
Безумьем миг продлив на час….
50
Что происходит, музы, где вы?
Уже ль губителю, любя,
Наташа честь дарила девы,
В душе боль сердца затая?
Зачем изменчивый порок
Меня в безумство нег вовлёк,
К чему судьба ей вдруг дала
Орудьем быть любви и зла?
Ответ не прост. Стих запоздалый
Чуть медлит, чувствуя, что он
Не меньше слога поражён,
Смиренно падает, усталый,
Я вряд ли думал о таком.
51
Безумство страсти ум калечит,
Сводя безудержно с ума,
И сердце разуму перечит,
Где ночь безумием полна….
Минули месяцы, но страсти
Не отпускают сети власти,
Которые вручила ей
Царица вдохновенных фей.
Я как-то слышал давний спор,
О женских чарах тирании,
Когда цари и короли земные
Вдруг ведьмам смертным приговор
Без апелляций выносили.
52
События давно минувших дней,
Век гильотин и эшафотов
Уже воспел поэтов чародей,
Те времена в беснующихся строфах.
Исполнен бед и наш жестокий век,
Где помнит всякий человек,
Что на планете никогда
Хоть миг покоилась война.
Она несла прогресс и испытанья
Вихрь революций, радостных побед,
Порыв открытий, шумность грозных лет,
Триумф чудес и горечи страданья,
Где всякий год по моде был одет.
53
Век новых сил, доселе небывалых
Энергий, взгляд холодных звёзд,
Далёких и больших, и малых,
Будил в мечтах виденья разных грёз.
Что нам готовишь, век уже идущий?
Богатый, ты, иль может неимущий,
Ты, как свой брат, всё знаешь наперёд
К чему всё это приведёт.
Быть может, шаг чудес, таинственных открытий
Сердца людей вдруг упокоит в сне,
В соблазне истины, в вине,
Где ход часов, волнующих событий
Сожжёт мечтой миг радости во тьме.
54
Я мог бы здесь в игре воображенья
Вдруг вызвать сцен грядущих перезвон,
Не слыша муз пугливых возраженья,
Волшебность дум небесный легион,
Но вдруг средь слога замечаю,
Что важность мысли упускаю,
Нелепо рву романа нить,
Не зная, что и говорить.
А между тем, читатель мой,
Антон Максимыч замечает,
Что всё его супруга знает….
А, что развод, само собой,
Она уже не возражает.
55
Развод…. Я тоже знаю это,
Всяк выгоду стремится удержать,
И чувствуя обиженность при этом,
Месть женщины ничем уж не унять.
И Зоя Павловна не исключенье,
Не ей муж отдал предпочтенье,
Она теперь уж видит здесь
Невыкупаемую месть.
Наталья, зная всё об этом,
Стремится ей во всём помочь,
На месть её толкает дочь,
Которая погибла летом
В ту нескончаемую ночь.
56
Коварствам женщин нет границ,
Но детективы лишь банальность,
В них столько всяческих страниц,
Что ты найдёшь в них всю детальность;
Допросы, суд, разоблаченья,
Порывы совести, смиренья,
Ключей от камер перезвон,
В тот вечер всё узнает он….
Ах, Боже мой, как он ошибся
В той, что когда-то полюбил,
Он душу в ней боготворил,
К её страданиям проникся
И жизнь в ней снова оживил.
57
Он не жалел о совершённом.
Любовь – лишь яд…. Узрел ли он её?....
В его ли возрасте преклонном
Узнать о том не суждено?
Теперь совсем он здесь один,
Когда-то многими любим,
И вот теперь к её ногам
Он бросил, словно старый хлам,
Свой ум, судебность впечатлений,
Карьеру преданных друзей,
Блеск неисполненных идей
И боль неясных размышлений,
Свободу денег и людей.
58
Дороги нет назад, гордынею наказан,
В нём дух тревожностью молчит,
Понятно всё, теперь он здесь обязан,
Лишь мысль о том в нём сердце охладит.
Чего уж ждать, на волю нет дороги,
Он жизнь и так испортил многим,
И приговор лишь требует расстрел,
Он жил, но выжить не умел….
Порыв утих, лишь в камеру луна
Проникла бледноватым светом,
Он знает, что придёт с рассветом
Души, рассудка пустота,
И в стенах крик распространится эхом….
59
Средь камеры блуждает нервный сон,
Где слышен звон ключей уже усталых,
Нет шанса миг оставить на потом,
И стих дрожит меж строчек запоздалых.
Фаланги перст рвёт шерстяная нить,
Он шерсть носок стремиться распустить,
Чтобы на жизнь никчёмную свою
Сейчас накинуть мёртвую петлю….
Вот надзирателей чуть слышен разговор,
Ступив на табурет, он выглядит усталым,
Петля к главе, лишь оступиться малым,
Несносность мысли ловит слабый вздор,
Движенье ног, и шея следом алым.
60
Хрипя в удушье, тело содрогалось,
Прервав уже сокамерников сон,
Ему до смерти малость оставалась,
Но вряд ли к жизни был готов там он….
Что сталось дальше, вряд ли жизнь ему
Остатком лет готовила тюрьму,
Где он подверженный такой невзгоде
Лелеял б мысль о царственной свободе.
Есть высший суд над всяким существом,
Делам не всем фортуна улыбнётся,
Порой лишь миг, так мало остаётся,
Но тут она неясным Божеством
К тебе спиной нещадно повернётся.
61
Торопит стих услужливая муза,
Движенье перст вдруг чувствует разбег,
А Зоя Павловна не предала там мужа,
Оставшись с ним остаток его лет.
Понять её порыв не так уж и легко,
Спешит лишь слог сказать о том одно:
Венец любви в сих жёнах не сломить,
Я к ним спешу колени преклонить….
Натальи след незримо ускользает,
Читатель мой, ты, верно, понял сам,
За что я прозу не предам стихам,
Ты скажешь мне: «Так в жизни не бывает»?....
Печать молчания я поднесу к устам.
62
Конец я всей истории предвижу
Восьмой главы ритм тянет меня в путь,
В последний раз, быть может, я увижу,
Как меч судьбы терзает чью-то грудь.
К иным стихам питаю пробужденье,
И меткость фраз остудит возбужденье
К теплу музыки, что имеет слог,
Где ритм стиха заговорит, как Бог.
Увижу слов я россыпи златые,
Отряды рифм, несущих ум вперёд,
Где мысль незримо понесёт
К мирам чудес, где времена иные,
Где слог волшебность обретёт.
11 : 08 /12 ноября 2002 года С. В. Аретинский


Мне нравится:
0
Поделиться
Количество просмотров: 15
Количество комментариев: 0
Рубрика: Литература ~ Поэзия ~ Лирика любовная
© 21.04.2017 Сергей Аретинский




00
Рубрики:
Литература (34)



 
1 1