Чтобы связаться с «Сергей Аретинский», пожалуйста, войдите или зарегистрируйтесь.
Ваш E-mail:Пароль: 
Запомнить

Леди "N" глава 3


Глава 3

                                                                            Злых дум извне не ловит взор и слух:
                                                                          Внутри, внутри змеится злобный дух!
                                                                           Любовь – ясна, а злобу, зависть, месть
                                                                            Порой в усмешке можно лишь прочесть.
                                                                     (Корсар)
                                                                                     Д. Г. Байрон

1
Вперёд стихами к приключенью
Скорей за свежею строкой,
Где волю дам я вдохновенью
Своей взволнованной рукой.
Верну я снова нить романа,
Не напустив на вас тумана,
Средь строф невидимого строя
Представлю нового героя….
Я тронут вашим интересом
К прошедшим главам, зритель мой,
Сейчас весна; писал зимой,
Пропахшей где-то хвойным лесом,
Да чуть неправильной игрой.
2
Быстрее в путь, я жажду снова
Здесь окунуться в перлы глав,
Еще лишь шаг, ещё два слова,
Под ритм беснующих октав,
И сменит жизнь триумф движенья,
И шелест дум, и миг сомненья
Подвигнут праздности в уют,
Где вновь меня, увы, не ждут.
Итак, покорнейший слуга,
Ваш друг, читатель мой прекрасный,
Мой труд, быть может, не напрасный
Ты прочитал ещё вчера,
Быть может, он не столь ужасный.
3
Я жил один, сейчас и прежде
Был добрым, может быть слегка,
Где жизнь таил в своей надежде
И огорчался с пустяка.
Я верил в жизнь, но жил устало,
Я помню, в детстве так бывало,
Что я не знал друзей подруг,
И жаждал вырваться за круг.
Мне в детстве странности привили,
Я мог часами у окна
Смотреть, как бледная луна,
Чью грусть вдруг звёзды оживили,
Средь неба холодно плыла.
4
Я не представился, простите,
Стихи мои – чужая роль
И объяснений не просите,
Я назовусь как Феликс Вольф.
Я, как и все учился в школе,
Чужой повиновался воле,
Хоть не согласен был во многом,
Поскольку в воспитанье строгом
Меня держала чья-то мать,
Она любила зло срывать
На мне, мужчинам мстя отменно,
Я цель преследовал одну:
Не ставить это ей в вину,
И с тем взрослея, непременно
Нашёл такую же жену.
5
Я тяготился испытаньем
И время жаждал обратить
Своим здесь творческим стараньем,
Чтоб жизнь другую оградить
От суеты, где злобный гений
В порыве сладких песнопений
Мчит в бездну наш несчастный мир,
Где Сатана вкушает пир
В своём великом вдохновенье
И студит кровь, и слепит мир,
Где не вступал ещё Эфир
Своим волшебным превращеньем….
(чуть не сказал я как Шекспир.
6
Чем виноват я? Лишь рожденьем,
Желаньем сердца просто жить,
Где в жизни яростным движеньем
Я разучился вдруг любить.
Искал любовь я, как поэты,
Её незримые приметы
Я видел, словно Божий знак,
Но видно делал всё не так….
Я помню: залы потом дышат,
Татами, ринги, турники,
Ножи, боксёрские мешки,
Меня там будто снова слышат,
Спекаясь кровью, кулаки.
7
И снова в бой, опять нокдаун,
Я с болью встал, тревожа счёт,
А жизнь опять готовит раунд
И неизведанным гнетёт.
Мой разум музой опьянённый,
Судьбой пока не преклонённой
Вдыхает мысли в нотный стан,
Где развивается роман.
Я знал красавиц, жён ревнивых,
Что ненавидели мужей,
Супруги их, мой друг, ей-ей
Среди утех живут игривых,
Что лишь доступны для людей.
8
Ну, что ж, мой друг – писатель Нежин
Имел счастливейший талант:
С магнатом быть предельно нежным,
Поправив даме пышный бант.
Он мог в издательстве пробиться,
Средь нужных лиц мог раствориться,
Где пьесы важную стезю
Он выдавал как за свою….
Учёность кафедры нескучной,
Где с Костей были мы друзья,
Здесь не сказать о том нельзя:
Недаром мы тропой послушной
Тянулись к знаниям всегда.
9
В холодных стенах института
Средь жарких споров и острот
Всю жизнь доказывать кому-то
В бесцельной праздности забот
Триумф давно избитых слов,
Где извлекая мудрость строф,
Унять в груди свой пыл слегка,
Чуть озадачив чудака.
Я знал учёных деловитых,
Отвергнув праздность с ранних лет,
Где каждый, выслушав совет,
Я восхищал труды забытых
Умов, которых с нами нет.
10
Я не страдал тщеславьем строгим,
Не брал от жизни, что хотел
И доверялся лишь немногим,
И только малое успел.
А Костя знал, что ищет в жизни,
Его былые афоризмы
Сыграли с ним иную роль,
Он говорил мне: «Слышишь Вольф?
Ты – неудачник, право слово,
Имей бы я такой талант,
Я б в вечность канул, словно Кант,
Иль Зигмунд Фрейд, что здесь такого,…
А ты живёшь, как дилетант.
11
Смотри, исчезнешь в неизвестность», –
Твердил он мне, и чуть дыша,
Моих трудов не безызвестность
Рукою нервной, не спеша,
Лелеял именем своим,
И словно властный господин
Был часто цензором комичным,
Скупым, нередко лаконичным,
Где в суете сих строк безмолвных
На трудном поприще наук
Он выступал, как лучший друг,
И в наставлениях бесплодных
Мои работы рвал из рук.
12
Ну, полно право, что за дело,
Я – не судья, и может быть,
Здесь рифмы строя неумело,
Ошибки ближних рад забыть….
А Костя между тем известен,
Друзьям, подругам интересен,
Но с этим трудно видно жить,
Он жизнь боится вдохновить
Своим волнующим движеньем
И чахнет, словно старый дуб,
К друзьям небрежен, к дамам груб,
И задыхаясь самомненьем,
К таланту, сразу видно, скуп.
13
Он стал несносным к убежденьям,
Увы, несвойственных ему,
Он склонен к дерзким подозреньям,
Противоречащим уму,
Угрюм, задумчив, опечален,
Увы, не так уж идеален,
Как было раньше много лет,
Но видно так устроен свет.
Мы ищем лёгкости для жизни,
За это нужно заплатить,
Свой нрав и зависть усмирить,
Пока судьбы всей механизмы
Заставят плоть для жизни жить.
14
Здесь рассказал я вам немного
О Косте, ну и о себе,
Но время в путь, и тут особо
Строфой вернуться нужно мне
К стихам, оставленным главою,
Где я дрожащею рукою
Оставил вдруг романа нить,
Не ведая, что говорить….
Как странно всё же отступленье,
Не зная, что там дальше ждёт,
Оно спешит бежать вперёд,
В порыве зыбкого волненья
К строкам законченность зовёт.
15
Мы все влюблялись почему-то
В соблазне, или просто так,
Чтоб вдруг слова сказать кому-то,
Что рифме попадают в такт,
Чтоб вновь исполненным желаньем,
Воодушевляемым признаньем
Сжимать высоким ритм стиха,
Изображая знатока,
Блаженным ждать желанной встречи,
Сходить любовью вдруг с ума,
Хотя здесь может быть она
Под впечатленьем томной речи
Совсем другим увлечена.
16
Нас любят те, кто нам не нужен.
Нам нужен тот, кто нас не ждёт,
И не любя, женой иль мужем
Нас вряд ли кто-то назовёт.
Поклонник девы неприступной
В воде признаний, где-то мутной
Я в депрессивном поведенье
Забыл иное вдохновенье.
Но в пору мне уже расстаться,
Иным предав любовь свою,
Чтоб вновь быть может к алтарю
Вести любовь и не бояться,
Что всё исчезнет к сентябрю.
17
Воспоминанием нахлынув,
Меня давно роман уж ждёт,
Я, отступления покинув,
Не забегая чуть вперёд,
Вернусь к строкам здесь непослушным,
Где попытаюсь быть нескучным,
И вновь увижу школу нашу,
Там где оставил я Наташу.
Поводья лиры натяну….
Узде не внемлет конь ревнивый,
К судьбе героев похотливый,
Мой слог, не ставь себе в вину
И музе не тряси так гривой….
18
Вот школа, новогодний вечер,
Аттракционы, кутерьма,
Наташа после страстной встречи,
Домой бежит, уже одна,
Глаза ей слёзы застилают.
Бог мой, родители узнают,
Отец не выдержит страданий,
И мать средь горьких причитаний,
Среди укоров неприятных
Разбитость жизни не снесёт….
Её страдание растёт,
И средь насмешек непонятных
Благоразумье не зовёт.
19
Питая горьким размышленья,
Она бежит по мостовой,
Тревожа мыслью самомненья,
Какой-то странною игрой,
Влечёт триумф неясной силы,
Отчаяньем сжимая жилы,
Бросает плоть под тормоза,
Закрыв мучительно глаза.
Я вслед за ней бегу…. О, Боже!
Она лежит на мостовой,
Прикрыв чуть-чуть своей рукой,
Немое сердце, тело тоже,
Смутившись смертною игрой.
20
«Наташа!!!», – с болью, причитаньем
Кричу ей вслед, не знаю сам,
Каким беснующим страданьем
Я душу рву напополам.
Как я желал прижать мгновенье
К груди своей и в удивленье
Увидеть блеск любимых глаз,
Секунды в миг продлив на час.
Как я мечтал, как жаждал встречи,
Как думал я, и вот она
Лежит страданием полна,
Где мы, увы, судьбу калечим,
Как будто, наша в том вина.
21
Скорее скорую, скорее,
Секунды в счёт чеканят шаг,
Я к телефону…. О, быстрее
«03», упал щелчком медяк,
Минуты…. Вой сирен усталых,
Следы кровавых пятен алых,
Туман в глазах, и в сердце боль.
«Чего ты ждёшь здесь, Феликс Вольф?…
Всё слышать речь людей в халатах
В больнице с ночи до утра,
Узнать, что здесь она, жива,
И жаждать кровь ей дать в палатах,
Чтоб не сойти пока с ума.
22
В мечтах надеяться на чудо,
С груди изгнав сомненья прочь», –
Ах, если б не было так худо
В ту нескончаемую ночь.
Нет больше сил, терпеть мученье,
Но если б было в утешенье –
Наташе – хоть мгновенье сна,
Я б муки все принял сполна.
Врачи снуют в операционной,
Смертям, препятствуя проход,
Она живёт, Бог мой!, живёт,
И жизни пыл неугомонный
Её сейчас не подведёт.
23
Минула ночь, пять дней несносных,
Ей стало лучше, видит Бог,
Сеть дум, быть может, несерьёзных:
В больницу Нежин не идёт.
Что стало с ним, ужели провиденье,
Ему не дарит прошлое влеченье,
Ужель Наташина судьба
Для Кости больше не важна.
Она всё ждёт, неумолимо
Готова всё за то отдать,
И душу дьяволу продать,
Но Нежин всё проходит мимо,
Как подло всё же так предать.
24
Так шли недели, может больше,
Она мысль радует, цветам
Дарует нежность, чтобы дольше
Они стояли бы вон там,
Чтоб пахли свежим ароматом,
Даруя цвет больным палатам,
Вживляя в плоть желанье жить,
Чтоб недуг в счастье обратить.
Наташа с нежною любовью,
Не преставая Костю ждать,
Боится, что-нибудь понять
И студит пыл холодной кровью,
Чтоб было легче что-то ждать….
25
Зима минула тяжким сном,
Приход весны не замечая,
Где новый открывая том,
Стоит природа уж иная….
В больнице шум…. От всех отстань,
В постах сестринских шутки, брань,
Врачей усталых жажда моря
Не замечает больше горя.
На дачу скоро, к огороду,
К реке, где шашлыки под час
Вкушали с водкой мы не раз,
Где карт игривая колода
Природой не дивила нас.
26
Весна – пора шальных мечтаний
Страстей, где розоватость грёз
Чарует множеством свиданий
И блеском отдалённых гроз.
Я вслед за ней бегу, что силы,
И ветер лиры чуть игривый
Всё мчит безудержно вперёд,
К стихам оставленность зовёт,
Что в сумасбродстве вдохновенья
Писал я размышленьем тайным,
Где поэтическим касаньем
Любви лелеял миг движенья
Своим восторженным признаньем.
27
Наташу к выписке готовят,
Она здорова, солнца свет
Асфальта воду бликом моет,
Как рифма ломаный сонет.
Отец Наташу здесь встречает,
Он мрачен, он давно всё знает,
Я тут стою, я словно тень,
Что ж вновь начался чёрный день….
Пожалуй, снова отступленьем
Мне нужно рифмы позабавить
В роман истории добавить
Своим, быть может, где-то мненьем
И кое-что чуть-чуть поправить.
28
Читатель, помнишь, было время
Застойных где-то перемен,
Кровавых флагов, песен племя
На склепах умерших дилемм.
Пламень вождей, жизнь непреклонных,
Жестоких, в чём-то благосклонных,
Их партия учила жить,
Но тут не мне о том судить.
Мораль и честь скупое имя
Здесь выбирало для людей,
В режиме запертых дверей
Мы ждали все иное время,
Где деньги – похоть для вещей.
29
И смысл лишь в том: до зрелищ, хлеба
Охотник каждый грозный век,
Насытясь тем, красоты неба
Здесь не увидит человек.
А в школе; строгость воспитанья,
Границы дум, непониманья,
Где наши в чём-то самомненья
Принять готовы в заблужденья.
В сумбуре юности прекрасной
Мы вряд ли будем вдруг умней,
Мы заблуждаемся быстрей
От речи строгой и неясной,
Не зная стороны вещей.
30
Нет, инцидент не был исчерпан,
Наташу ждали, чтоб сказать:
«Где молот вдруг скрестился с серпом,
Так аморально поступать».
Скандал разнёсся по всей школе,
Да что уж ждать, чего же боле,
Весть донеслась аж в стольный град,
Что сам директор был не рад.
Он тяготил свои сомненья,
Тревожный ход слепых часов,
В строю ненужных, горьких слов
Лелеял тени возмущенья,
Где не был ко всему готов.
31
Настал тот день, Наташа в школе,
Здесь комсомольский весь актив
Собранье целое, вдруг Боре
(он вечный в классе позитив)
Даруют право к выступленью,
Он не давая тень сомненью,
Чтоб не запутать чей-то слог
Представил гневный монолог:
«За это ль с мужеством боролись
С врагами деды и отцы,
Чтоб вот такие наглецы
На круг незримый напоролись,
Как прыщеватые юнцы».
32
Затем комсорг – Ирина: «Больно,
Мне видеть злобность проявлений,
Здесь не к лицу, уже довольно
Нам буржуазных изъявлений».
(Но я то знал, что уж она
была от Кости без ума.)
Затем химичка – Елена “Ванна”,
Затем физрук – Галина “Санна”
Своё, увы, негодованье,
Презренье может где-то тут,
Как будто злобный душегуб,
Врезают в душу во вниманье,
И словно святости блюдут.
33
Вдруг вспомнил я про Алекс… Сашку
Он спал тогда и сей же час
Подбодрил бедную Наташку,
Он, нет, не “тормоз”, “малый газ”.
Директор: «Иванов, вы спите,
Приподнимитесь и скажите,
Что сделать мы сейчас должны,
Как всё же думаете вы?», –
Что ж Сашка встал, он знает больше,
Что может высказать в ответ, –
«Мне не понятен весь предмет.
Зачем беду тревожить дольше?», –
Разумный, в общем, дал совет.
34
Актив считает всё ж иначе,
Сдержав мучительно слезу,
В душе Наташа горько плачет:
«Я больше это не снесу».
А Нежин всё молчит, как прежде,
Наташа ждёт…. Увы, надежде
Он не даёт ни шанса жить,
Предав, не сможет он любить.
Кружиться спор, как вихорь гневный,
Всяк знает, что и как сказать,
Любви им душу не понять,
А шаг полемик злободневный
Моим грехом не оправдать.
35
«Так исключить её из школы», -
Тревожит завуч ритм стиха,
В ответ ей классный, – «Что вы, что вы,
Погибель девушек легка»….
Как мне сказать, как мне признаться,
Как защитить, как не бояться,
Как мне сказать, что я любил,
Цветы в больницу ей носил?….
А Нежин наш – разумный трус,
Его тревожит взгляд всей школы,
Его родители…. Ну, что вы,
Готовят Костю в знатный вуз,
Они Наташу сжить готовы.
36
«Давайте Нежина мы спросим», –
Вдруг кто-то, выкрикнув, сказал, –
«Давайте встать его попросим», –
Я что-то голос не узнал….
Наш Нежин встал, потупил взор,
Почувствовав немой укор….
Наталья ждёт, вот-вот он скажет
И всех обидчиков обяжет
Быть снисходительнее с ней….
Но Нежин что-то не спешит,
Он что-то страшное таит
Среди волнующих затей.
Вдруг смолкло всё, и класс молчит.
37
«Ну, говори же, Костя…. Что ты?», –
Прервал директор тишину,
Ладонью скрыв порыв зевоты,
Вдруг подал завуч знак ему.
В стыде бледнея и краснея,
Овечкой кроткой тихо блея,
Наш Костя начал бормотать,
А что?…. Нельзя и разобрать.
«Погромче, Нежин, мы не слышим», –
Ответил класс на жалкий звук,
А Костю обуял испуг….
Читаем вслух, что мыслью пишем,
Я так уверен, что не вдруг.
38
И Нежин в странном вдохновенье,
Вдохнув, как рыба, воздух чуть,
Как будто медленное чтенье
Стал излагать поступка суть:
«Я знаю, что я был не в праве,
Предать себя пустой забаве,
И в этот светлый для всех день
На школу бросить злую тень.
Нет для меня уж оправданий,
Но вы поймите, что она
Была доступна и вольна
И в круг своих шальных желаний
Ввела меня тогда сама.
39
Не скрою, я своим вниманьем
Был рад там встретиться, но к ней
Если б проникся я желаньем,
То бы закрыл засов дверей.
Не знаю, что меня смутило,
Что в ней так дико возмутило,
Она тогда была пьяна
И всё подстроила сама.
Мне жаль случившегося, боле
Не знаю, что мне вам сказать,
Я лишь прошу меня понять,
И повинуясь вашей воле,
Готов я здесь ответ держать».
40
Какая подлость, слова мерзость,
Презреньем мне не наказать
Его неслыханную дерзость
И безразличия печать.
Наталья, что?…. Замолкли лиры,
В стихах теряя ориентиры,
Я все ж заставлю как-нибудь
Их облегчением вздохнуть.
Наташа, милая Наташа,
Она стоит, не пряча взор,
Где гордость напустив в позор,
С мгновеньем делается краше,
И словно в том её укор.
41
«Скажите нам здесь в оправданье,
Что вас подвигнуло на то,
Какое низкое желанье
К поступку этому влекло?», –
Директор с болью в отступленье
Стремиться вызвать в ней смиренье,
Чтоб драму как-то усмирить,
Из комсомола исключить –
Наташу – классом на поруки
Взять, как бывало уж не раз,
И прекратить уже сейчас
Для всех урок скупой науки,
Ведь на часах восьмой уж час.
42
Быть может, так всё и случилось,
Но видно так решил сам Бог,
Собранье в диспут превратилось,
Когда услышало сей слог:
«Что ж вы учили нас любить,
Что лучше есть, а что носить,
Как лучше видеть, как внимать,
Кем восхищаться, понимать
Всей жизни вечное движенье,
Но все великие сомненья
Вы принимали в заблужденья,
Всему давая заключенье,
Чтоб пробуждало бы забвенья.
43
Не вы ль учили не лукавить,
Не зная страха от проблем?
Нельзя себя любить заставить,
И пробуждать желанье вен….
Что, ваши славные кумиры,
Вожди, пророки, командиры,
Не смея жизнь земли продлить,
Вам запрещали здесь любить?
К чему бесцельные стремленья,
Триумф неоспоримых слов,
Когда лжецу весь мир готов
Поверить в радуге смиренья
Бездушной похотью часов?
44
Да, может быть, боязнью тайной
Лукавый строит пьедестал,
Но речь обидчика случайной
Никто из вас бы не назвал,
Мне горько видеть ваши взгляды,
Всех фраз пестреющих наряды
Мне больно слышать наконец,
Пусть будет так, всему конец.
Я не страшусь дальнейшей жизни,
Я рада, что могла сказать,
Быть может, вам и не понять,
Как мной здесь движут механизмы,
Да это и не нужно знать.
45
К чему теперь пустые склоки?
Я думала, что любит он,
Я возвращаю эти строки,
Я не нарушила закон», –
И тотчас с этими словами
(что здесь сказать, судите сами)
Записку Косте возвращает,
Её ничто уж не смущает….
Вдруг смолкло всё, класс нервно замер,
Лишь чей-то шёпот за столом
Заставил вспомнить нас о том,
О чём все знали…. Слова таймер
Гнал Костин дух из класса вон.
46
Мгновенье длилось, словно вечность,
Мой разум застилал туман,
И горечь вылилась в беспечность
От боли выстраданных ран.
Я встал, тревожась нервным страхом,
В усладу бешеным размахом
Нанёс вдруг Нежину удар,
Под действием любовных чар
Я злобен был, как дикий волк,
Броском рождая бой движенья,
В плену неясного смиренья
Мой враг, замешкавшись, замолк,
Хрипя от боли удушенья.
47
Всё вмиг собралось, сжаты руки,
Он опрокинулся, но вдруг,
Освободил мои потуги,
Хоть кровь лилась из сбитых губ.
Я вновь отчаянным движеньем,
Своим негаснущим волненьем
Вновь ринулся ударом в бой,
Как заколдованный герой.
Но Нежин вновь меня ломает,
Он всё ж сильнее, видит Бог,
Разбит мой нос движеньем ног,
Удар руки ослабевает,
Что ж я сражался там, как мог….
48
Не помню, как всё прекратилось:
Солёность крови на губах,
Мгновенье в вечность обратилась,
В груди лишь странный сердцу страх.
Я слышал только стук тревоги,
И плоть не чувствовала ноги,
Никто средь разговорных нот
Не ждал безумный поворот.
Никто не ждал такой поступок
От кротости, увы, моей,
Я был ничем здесь для людей,
Мой обезумевший рассудок
Принял здесь боль недавних дней….
49
Ну что ж, природа не рождает
Мужчиной мальчика…. Скорей
Его в мужчину обращает
Всё то, что делает больней,
Не звон трактирный – испытанья,
Порывы в жизни и страданья,
Влюблённость девы молодой,
Что вдохновляет дух собой.
Я слабым был средь юных дней,
Не пробуждая силы сном,
Мой дух из сердца рвался вон,
От боли делаясь сильней,
Всё гениальное в простом….
50
Исход собранья был банальным,
Типичным в старых временах,
И далеко не идеальным,
Как в добрых, радужных стихах.
Наташу ждало испытанье,
Смертей незримое касанье,
Так видно Бог ей повелел
Идти вперёд – Theroadtohell.
Об исключении из школы
Вопрос поставил педсовет,
Он политический аспект
Узрел в Наташе, слов уколы
Принял, как чуждый интеллект.
51
Меня за выходку такую
Решила однозначно школа
Дать в жизни мне стезю иную
И исключить из комсомола.
Но вряд ли был я там расстроен,
Так видно мир людей устроен,
Друг другу часто не подходим,
Теряя, что-то вдруг находим….
Как автор этого романа,
Чтобы закончить тут главу,
Я вам здесь строки приведу
Стихом иным, без всякого обмана
Теченье мысли рифмою прерву.
52
Бегу страниц произведенья,
Оставлю Вольфа здесь для глав,
Чтоб вновь рукой воображенья
Предаться мыслью в мир забав,
Чтобы умчать свой дух к мгновеньям,
Иным, быть может, вдохновеньем
Отдать фантазии пустой
Томленье девы молодой.
Я женщин знал, и мир немногих
Был для меня лишь здесь игрой,
Где я вдруг дерзкою строкой
Тревожил рифмы строф убогих
И не доволен был собой.
53
Поклонник девы неприступной
Всё ждал, когда же вдруг она
Под музы шум ежеминутный
В его слог станет влюблена,
Когда проникнется вниманьем
К его блаженным упованьям
На то, что где-нибудь она
Решит, что им увлечена.
Ну, кто из нас не увлекался,
Даруя мыслям нежный миг,
В мечтах лелея милый лик,
Ну, кто из нас не забывался,
Взбираясь на любовный пик.
54
Итак, оставлю я средь строф
Героев наших, миг движенья,
Верну Наташе бег стихов
В порыве здешнего волненья.
Вперёд пером не забегая,
Событий суть ещё не зная,
Я в небывалом вдохновенье
Вам опишу своё виденье.
Что ж Бог не дал мне полномочий
Писать, что мне придёт на ум
Где лиры чуть пугливый шум,
Всё рифму ждёт, чтобы помочь ей,
Стихом рождая лёгкий бум.
55
Наташу душит боль волненья,
Слезами подлости умыв,
Ей не понятен шаг смиренья,
Где дух её был так правдив.
Отец, узнав о наказанье,
Жены не слышав причитанье,
В ту нескончаемую ночь
Сказал ей вдруг: «Ты мне не дочь»!
Зачем ей жить, к чему страданья,
К чему бесцельной жизни ход,
Где тень греха рождает в год
Десятки лиц для испытанья
И мчит в шальной водоворот?
56
Её записка ждёт мгновенья,
Где дрогнут рельсы, поезда,
И строки в ней не боль смиренья,
Судите сами, вот она:
«Не знаю, вряд ли жизнь бесценна,
Неповторима, драгоценна,
Где подлость лишь подвоха ждёт,
Узнав, что будет наперёд.
Во мне нет тени сожаленья,
Но видно я ошиблась вдруг,
И мой бесценный, милый друг
Стал зла безликим воплощеньем
И демоном сердечный мук.
57
Но если вы меня поймёте
Так знайте, что иду сама
На этот шаг, вы в нём найдёте,
Что небом я уж прощена.
Нет для меня здесь отступленья,
Нет больше сил, сносить мученья
Моё признание примите
И никого уж не вините.
Я сознаю, что движет мною,
Едва ль увижу я рассвет,
Закат моих девичьих лет
Своей рукою я закрою,
И скажут все: «Её уж нет»….
58
Я ни секунды не жалею
О том,что сделала сама,
И замирая, тихо млею,
Быть может, я схожу с ума,
Быть может, страстною рукою
Я не предам себя покою?….
Быть может, это лишь сомненье,
К судьбе нелепой отвращенье?
Нет больше сил, терпеть миг боле,
Уйти, чтоб не вернуться вновь,
Чтоб охладить вдруг в жилах кровь,
Предать свой дух душистой воле,
Оставив прежнюю любовь….
59
P. S. И если вы среди ночей
Искать меня во тьме пойдёте
Великой логикой вещей
На рельсах тело вы найдёте»….
Рука дрожит, конверт упрямо
Внимает адрес, буквы прямо
Ложатся на шершавый лист,
Как новоявленный каприз.
Чего здесь ждать? Неторопливо
Она идёт уж к поездам
И к нерешительным шагам
Никем не слышимое чтиво
Бросает словно злой роман.
60
Ну, вот и мост, шум поездов,
Врезаясь в слух дрожащим гулом,
Здесь ко всему уже готов
Своим беснующим загулом.
Мост видел многих: в свете фар
Волшебный пыл влюблённых пар,
Сеть дум тяжёлых и прекрасных,
Строй мыслей, некогда несчастных,
И горький плач, и сладость поцелуя,
И сумрак ночи, и счастливый день,
Работу рук, и надоедливую лень….
И вот сейчас, как будто не рискуя,
Смертей таинственную тень.
61
Чего уж ждать? Одним рывком,
Одним решительным движеньем
Отдаться праху, а потом;
Предать могиле плоть забвеньем.
Дай, оглянусь, не просто так
Сыграть последний в жизни такт,
Всей жизни бег прервать младой
Своей отчаянной рукой.
Наталья медлит…. Шум усталый
Вновь прерывает тишину,
Наталья снова: «Я смогу», –
И тут прохожий запоздалый,
Возникший вдруг, – «Я помогу».
62
Наталья в странном удивленье….
(Я знаю здесь наверняка,
что это тёмное виденье
ей приготовили века.)
Мужчина, где-то средних лет,
По моде, кажется, одет:
В костюм, чуть строгий, чёрный плащ,
Как видно сразу же, богач,
С большим набитым кошельком,
С мудреным опытом туманным,
На вид он был каким-то странным,
Своим пронзительным умом
Он делал как-то взгляд стеклянным.
63
Чуть улыбнувшись, шляпу снял,
Блеснув взволнованно глазами,
Он как-то вежливо сказал:
«Вас подтолкнуть, или вы сами»?
Я многих знал, но на такую дерзость,
На слов неслыханную щедрость
Был не способен уж никто,
Я видел это лишь в кино….
Смутившись от бестактных слов,
Волненье в сердце узнавая,
Судьбы зигзаг не понимая,
Ответ Наташин не готов,
Он брезжит в мыслях, ночь пугая.
64
«Да вы красивы, вот преграда,
Которая мешает жить,
Быть может, это знать не надо,
Вы тайну вправе сохранить.
Бьюсь об заклад, вина – мужчина,
Вот непонятная причина
Всех бед, поступков в чём-то грешных,
Для милых дам и дум поспешных.
Я знал такие огорченья,
Поверьте, где-то в темноте
Есть свет, и горько мне
В вас видеть тень ожесточенья
И непокорности судьбе.
65
Познавший страсть, неумолимо
Стремиться снова испытать
Любовный пыл, неистребимо
Предмет любви готов желать,
Готов страдать, чтоб рядом видеть,
Его любить и ненавидеть,
Презрев упрёк и лесть подруг.
Ты думаешь, что это вдруг?
Нет, вряд ли шаг поспешный
Готов здесь что-то изменить,
Судьбы прервать слепую нить,
Блеск горьких слёз, пыл безутешный
Тебе мешает дальше жить.
66
Я дам иное избавленье
От тяжких дум, от шага в смерть,
На твой вопрос я дам решенье,
Так ощути ногами твердь», –
Блеснув туманными глазами,
Он кисть Наташину руками
Берёт, словно венечный крест,
И торопя движенье перст,
Её уводит в темноту….
……………………………
67
Не знаю, что там с ними было,
Но в школе был переполох,
Такой, что прямо сердце стыло,
А Феликс Вольф был просто плох.
Искали все, к концу недели
У шпал кровавых старой ели
Под впечатляющий испуг
Нашёлся неизвестный труп.
Его уродливость останков
Тревогой искушала взор,
Рождая милицейский спор,
Что им давно таких «подарков»,
Как видно, не готовил морг.
68
Да, правду вряд ли мы узнаем,
Стихам предам я ритм скупой.
Экзамен ждал всех перед маем
Своей чуть нервною игрой….
А про Наташу известили так,
Что кто-то сбил какой-то знак,
Записка то ж сыграла роль,
Самоубийство всё ж, позволь,
Сказали, будто труп собаки
В лесу изрядно потрепали,
Потом мы вдруг ещё узнали,
Что где-то там лоскут рубахи
На опознанье отдавали.
69
Так дни тянулись ржавой цепью,
И следствие зашло в тупик,
И звон в кармане старой медью
Рождал лишь только нервный тик….
Уснуло всё, и вдохновенье
Во мне не будит возраженье
К не состыковке прошлых глав.
Под шелест дум и шум забав
Я утомлён, но ветер свежий
Во мне рождает новый дух,
Хоть уж язык и нем, и сух….
Я вспомнил вдруг, что Костя Нежин
К чужим страданиям не глух.
70
Я вновь спешу за продолженьем,
Стихов несущийся галоп
Во мне не будит восхищеньем
Строй поэтических забот,
Но вы наверно здесь должны
Стихи четвёртой уж главы
Прочесть, и лёгкостью страницы
Напрячь персты своей десницы.
Я жду с великим нетерпеньем,
Бесценный друг – читатель мой,
Что снова встретимся с тобой
Моим волнующим движеньем,
С пока не начатой главой.
18 : 27 07 июня 2002 года С. В. Аретинский


Мне нравится:
0
Поделиться
Количество просмотров: 20
Количество комментариев: 0
Рубрика: Литература ~ Поэзия ~ Лирика гражданская
© 21.04.2017 Сергей Аретинский




00
Рубрики:
Литература (81)



 
1 1