Чтобы связаться с «Валерий Чижик», пожалуйста, войдите или зарегистрируйтесь.
Ваш E-mail:Пароль: 
Запомнить

ИСТОРИЯ ИСААКА


 

ИСТОРИЯ ИСААКА
Песня Леонарда Коэна

Дверь медленно открылась,
Вошёл отец -
Мне было девять,
И возвышался надо мною он как холм.
Глаза голубизной светились,
А голос был холодный, никакой.

Он произнёс: "Мне было откровенье.
Ты знаешь, как силен я и свят,
Всегда я должен делать, что небеса мне говорят.
Тут начал он на гору подниматься -
Он шёл, а я бежал за ним.
Отблескивал его топор под солнцем золотым.

Деревья вскоре стали низкорослей,
А озеро блеснуло, как зеркало у женщины в руке,
Мы посидели там и выпили вина.
Через плечо отец мой выбросил бутылку
И, помолчав минуту,
Руку на плечо мне положил.

Мне кажется, заметил в небе я орла.
А может это был стервятник? -
Не мог я толком разобрать.
Покуда же алтарь отец мой возводил,
Взглянул лишь раз он на меня - через плечо:
Он знал, что мне не убежать.

Вы, возводящие сегодня алтари,
Чтоб в жертву приносить детей своих,
Немедленно все игры в святость прекратите:
План не был откровеньем свыше тот,
И никогда вас не испытывал
Ни дьявол и ни Бог.

Стоящие сегодня над детьми, над нами,
Вы все в крови, с тупыми топорами;
Вас не было на той горе и близко,
Когда лежал я под отцовским топором,
И руки у него дрожали от
От тех молитв прекрасных слов.

Меня теперь зовёте меня братом,
Но задаю я вам вопрос:
"А чьим убийство это было планом?"
Когда всё превратится в прах,
Вас, не колеблясь, стану убивать -
Помочь смогу вам только так.
Когда всё превратится в прах,
Вас, не колеблясь, стану убивать -
Помочь смогу вам только так.

О Боже, пощади нас всех в мундирах,
В мундирах боевых, в мундирах мирных;
И каждый хвост свой распустил, как будто он - павлин.

Черновой перевод: 12 октября 2016 года


STORY OF ISAAC
Leonard Cohen

The door it opened slowly,
My father he came in, was nine years old.
And he stood so tall above me,
His blue eyes they were shining
And his voice was very cold.

He said, I′ve had a vision
And you know I′m strong and holy,
I must do what I′ve been told.
So he started up the mountain,
I was running, he was walking,
And his axe was made of gold.

Well, the trees they got much smaller,
The lake a lady′s mirror,
We stopped to drink some wine.
Then he threw the bottle over.
Broke a minute later
And he put his hand on mine.

Thought I saw an eagle
But it might have been a vulture,
I never could decide.
Then my father built an altar,
He looked once behind his shoulder,
He knew I would not hide.

You who build these altars now
To sacrifice these children,
You must not do it anymore.
A scheme is not a vision
And you never have been tempted
By a demon or a god.

You who stand above them now,
Your hatchets blunt and bloody,
You were not there before,
When I lay upon a mountain
And my father′s hand was trembling
With the beauty of the word.

And if you call me brother now,
Forgive me if I inquire,
Just according to whose plan?
When it all comes down to dust
I will kill you if I must,
I will help you if I can.
When it all comes down to dust
I will help you if I must,
I will kill you if I can.

And mercy on our uniform,
Man of peace or man of war,
The peacock spreads his fan.


Мне нравится:
0
Поделиться
Количество просмотров: 25
Количество комментариев: 0
Рубрика: Литература ~ Поэзия ~ Переводы
© 12.10.2016 Валерий Чижик




00
 
1 1