Чтобы связаться с «Григорий Хохлов», пожалуйста, войдите или зарегистрируйтесь.
Ваш E-mail:Пароль: 
Запомнить

Часть 6 Саша Че и другие

 

 

Саша Че и другие

 

На работе Гришке скучать некогда, что-нибудь новое ребята придумают. И тут главный зачинщик Саша Че. Он кореец по национальности, хотя родился здесь недалеко от города. Есть тут такой небольшой железнодорожный посёлок Трэк. Сейчас там почти домов не осталось. А раньше там много людей жило. И даже корейский посёлок там был.

А вообще это живописное место. Здесь незабываемо красиво смотрятся река Бира со своими протоками. А на другой стороне реки грядой тянутся бесконечные зелёные сопки. И так до бесконечной синевы под самое небо они уходят. Это отроги Малого Хингана, за ними Амур, но это уже граница с Китаем.

Так что Саша -  таёжник с самого своего рождения. И если так можно сказать, то тайга его вторая мама. Отсюда у него и наблюдательность. И осторожность. И как у леопарда, быстрая реакция. И ловок он. Но при всём этом он человек честный и добрый. И всегда старается помочь другим людям. Это уже черта его характера. Поэтому и с людьми Саша сходится быстро.

А работа в ВОХРе тоже ко многому обязывает. Потому что они работают с оружием. И целые сутки все они вместе находятся. И даже едят из одного котла. Кто-то один из них варит на всех еду. И тогда люди на проходной ТЭЦ замирают от душещипательных запахов: как вкусно у вас!

В карауле все кулинары с большим стажем. Но если Саша Че варит еду, то это уже настоящая корейская кухня. Много мяса, рыба, папоротник и разные другие специи, о которых никто никогда не слышал.

Он и охотник, и рыбак, и по дикоросам мастер. Так что проблем у Саши с приготовлением пищи никогда не было. Вохряки, как они себя шутя называют, чуть ли не посуду вылизывают, всё нахваливают Сашу. Спасибо тебе, Дмитриевич, угодил ты нам, наелись, аж дышать тяжело.

Но и пошутить Саша тоже мастер. Здесь он умён и ловок. Очень наблюдателен и, не отнимешь, хитёр. Выберет он, когда народу на проходной побольше, чтобы зря его шутка не пропала, и говорит Хохлову:

- Ты почему, когда на звонки отвечаешь, говоришь: «Проходная Хохлов». Ты где их видишь, этих хохлов? - И в его чёрных глазах бесенята пляшут. – Я их нигде не наблюдаю!

Саша умышленно все знаки препинания убрал и последнее слово тоже убрал. И вместо: «Проходная. Хохлов слушает». Получилось, как уже выше сказано. Тут вроде: казнить нельзя помиловать! Где запятую поставишь, такой и смысл будет.

А что мужикам надо, посмеяться! И у него уже есть своя группа поддержки. Это известный нам Фюрер, он же Юра Гребенников. И Пётр Павлович Тимошенко. Это основное ударное ядро его юмора. Как говорится, средства доставки. И они стараются, ох и стараются. Зато всем весело.

Распутин, тоже не дурак, и стал присматриваться к Саше Че, как тот отвечает на телефонные звонки. И он наблюдательный человек. Пора «пехоте» и хвост прищемить, моряков на смех выставляют.

- Проходная, Че слушает! – Вроде всё правильно.

Но это звонит Пётр Павлович с другого поста. И получается так, что у них возникают недоразумения. Конечно, по вине Петра Павловича. Как будто тот звонит со своей незалежной Украины. И все хохлы его слушают раскрывши рот.

- Чи проходная, чи не проходная? - Пётр Павлович не понимает, куда он попал. Со своей «хохляндией» всё перепутал.

- Да ни чи, Пётр Павлович, а Че. Я Саша Че.

А тот ему своё гнёт:

- Чи Саша? Чи не Саша?

Недопонимает он: Саша это или не Саша. Саша Че!

Так тебе Саша и надо, где хохол пройдёт, там ты точно завязнешь. В трясине его грандиозных мыслей… болоте!

Но и дома Распутину некогда отдыхать. Обычно его Елена загружает всякими срочными делами. Но тут особый радостный для них с Еленой случай.

В гости к Елене пришла Галя Лапочак. Она уже разнесла людям утреннее молоко от своих бурёнок. И на обратном пути завернула до своей подружки. Они за последнее время сильно подружились. Хотя они и раньше встречались в сауне. На ТЭЦ есть сауна для своих рабочих: день женский, день мужской. Чтобы люди здоровье сохранили, тут продумано всё.

Но не сауна послужила поводом для их сближения. А скорее всего, Галина - добрая душа. Именно то, что Галя так необычно отреагировала, когда собирали деньги на книгу Распутина. Может правильнее сказать, обычно по-человечески отреагировала. Спасибо ей! Её душе.

А Лену это удивило и даже взволновало. Хотя она сама мало с кем близко общается. Ни перед кем не хочет свою душу раскрывать. Но тут они сдружились. И это похвально.

И вот сейчас они сидят за столом. Им поговорить хочется. Володя, её муж, отказал Распутину. Не захотел рассказывать  что-нибудь интересное из своей жизни про Север. Как они там с Галей работали и жили. Ведь много чего интересного там у них было. Но хозяин не любит вспоминать старые времена.

А Лена уговорила Галю. Ей самой интересно узнать, что же там было такого необычного. И главное, хочет о Гале, о своей подружке, больше нового узнать. Ведь и там Галина работала токарем. А это ни много и ни мало семнадцать лет её жизни.

И работа-то мужская, всего там наслушаешься и насмотришься. И оттого, как ты сам себя там поведёшь, тоже многое зависит. И вот уже Галя рассказывает, а Распутин слушает.

Выпили мужики прямо на работе, раньше это нормальным явлением было. Лишь бы человек хорошо работал. И никто его трогать не будет. Вот и сейчас они уже на руках борются. Шум да гам вокруг стоит. Вся бригада там участвует и бригадир с ними. Напрашивается законный вопрос, как тут можно работать Галине?

Галя уже в самой силе женщина, не то что раньше девчонкой была. Ведь уехала она на Север в семнадцать лет. А жизнь там всему научит. И учила. Сколько железа прошло через её руки, разве это кто-то считал?! И сколько, как говорится, она на пуп того железа подняла? А кто ей помогать будет: девка девкой, а работа у неё такая.

- Кто из вас самый сильный, мужики? Я с ним на руках хочу бороться, - задорно говорит «работникам» Галина. – А если я победитель, то чтобы вашего духу здесь не было. Мне работать надо. Поняли меня?

Гвалт стоит кругом. Таких чудес здесь ещё не было, это точно. И всем посмотреть хочется, что же из этого получится: вызов брошен. А самый сильный тут бригадир. И действительно, он силён, даже с виду это заметно.

- Ставь свою руку на одну линию, чтобы всё без всякого подвоха было. И потом лишних разговоров не было.

По удару гонга началась борьба. И Галя сравнительно легко победила своего бригадира.

Хотя сам бригадир недоволен. Друзья не верят такому исходу борьбы. Думают, что тут какой-то сговор: «Ещё давайте. И так три раза подряд».

- Всё! По местам, ребята, уговор дороже денег. Мне работать надо.

Кому-то смешно, а кому-то и не очень. Ясное дело, что это побеждённому борцу. Но договор соблюдается. А после работы вся эта ватага уже у Гали дома гуляет. А та всё работает, работы очень много.

Дом её рядом с работой. Самое удобное место выпить: идти далеко не надо. И вся дружная компания там у неё «гужует». Уже темно, двое детей не спят. Какой им сон, если веселье там в самом разгаре? И когда оно закончится, неизвестно.

- Вы что творите, сволочи? Да я вам за своих детей головы поотрываю, как мухам. Галиному гневу нет границ. – Дети из-за вас не спят, паразиты.

Но тут поднимается бригадир. Как известно, пьяным море по колено. И он ещё никак не может смириться, что именно женщина его на руках поборола. Тут, как говорится, всё воедино собралось.

- Это тебе не на руках бороться, Галина! Думай, что говоришь, женщина? Коллектив надо уважать.

- Хорошо, я тебя уважу, - говорит хозяйка квартиры.

Дальше договорить бригадир не успел. Совсем мужской удар Галины лишил его этого удовольствия: того  как ветром сдуло. Под самой стеной он лёг отдыхать, сам не понял, как там оказался.

- Кто следующий?

- Совсем одурела, баба! – И все «дружбаны» стали срочно ретироваться. Того гляди и им достанется на орехи. А что именно так всё будет, уже никто не сомневался.

Смеётся Галя Лапочак.

- Конечно, Север мне не за это нравился. Хотя и там веселья через край было. А больше всего ягодой. Все сопки в россыпях брусники, а она там крупная да сочная. Горстями её брать можно, одно удовольствие. Зато и медведей там хватает. Прямо в поселок заходят.

Смотрим, а дом на окраине посёлка стоит. Два медвежонка по завалинкам вокруг дома весело скачут. В догонялки играют. И на нас ноль внимания. Ну что с ними делать?

Потом остановились, подумали медвежата и вспомнили, что маму потеряли. А без неё им никак нельзя, мама есть мама. Хотя и та им может трёпку устроить. Но...

Тут веселья у них заметно поубавилось. И поняли они, что им защита нужна.

- Домой идите, домой, малыши! – говорит им ласково Галя. Совсем, как со своими детьми, разговаривает. – Мама уже вас потеряла. Искать будет! И нам всем тут на орехи достанется.

Те что-то буркнули в ответ. Вроде, правильно ты говоришь, тётя. Нам здесь нельзя задерживаться. И два весёлых лохматых колобка косолапо к лесу покатились.

А другой раз так и того веселее было: подъехал хозяин к дому на своей «бочке». Машина такая, что воду возит. Ушёл шофёр домой обедать. И ноль внимания на свою машину. Уже думает, где ему удобнее прилечь после сытного обеда.

Потом слышит, что люди во дворе смеются. И ему интересно стало, что же там такое случилось?

Выглянул шофёр во двор, а там цирк настоящий. Нарочно такого не придумаешь. Медвежонок возле его машины хозяйничает. Крутится-покрутится возле бочки. А затем ловко на саму бочку залезет. Похоже, что та ему уже давно стала доступной, как мама родная. Оседлает её «холку» и победителем смотрит на людей: вот видите, какой я герой! Я выше вас сижу. Значит, я сильнее вас, вам меня никак не достать.

Тут люди со смехом и говорят Галине:

- У тебя уже есть опыт общения с малышами, поговори и с этим героем. Может, он тебя послушается.

Галя и говорит строго медвежонку, как своему ребёнку, чтобы у того никакого сомнения не было, что это приказ.

- Так! Наигрался вволю! А дома тебя мама потеряла. Живо домой! Живо!

Смотрит на неё медвежонок со всей, своей высоты и думает, что ему делать. Сейчас он мало чем от ребёнка отличается. Те же удивлённые глаза. Вытянутая шкодливая мордочка. Думает!

- Ты что, не понял меня? Сейчас я тебя хорошо взгрею! И хворостину с земли подняла.

Медвежонка как ветром сдуло. Так ловко он с машины слетел и к лесу подался, что люди от смеха закатились. А говорят, что медведи ничего не понимают. Тот же самый человек, только в шубе. Только голова собачья.

- Ну, Галина! Ты нас всех удивила, тебе бы в цирке работать.

- А что, я и в цирке бы справилась!

А то другой случай был. У нас дамбу порвало, наводнение было. Туда много людей выехало работать, дамбу подсыпать. И вагончик на колёсах туда прикатили, чтобы всё там по-человечески было. Разместили там вещи, продукты. Тоже  всё по-человечески.

Но нашёлся другой хозяин. Из леса пришёл огромный бурый медведь. Тот всё в вагончике по своему усмотрению устроил.

Из вагончика все тряпки выкинул за ненадобностью. Рюкзаки вытряс. И с продуктами неторопливо расправляется. И то, всё подряд не ест, а что вкуснее выбирает. Банку сгущённого молока без всякого ножа открыл. Будто из бумаги она, и не порезался нигде. Еле его прогнали.

Пару раз из ружья вверх выстрелили мужики, и медведь недовольный в лес подался. Очень сердитый на людей был. Но больше он не приходил, учёный уже. Но на то он и Север, холодный он и необычный.

Тут сам не разберёшься, кто кого учит? Медведь тебя или ты его. Но «варежку» всё равно не разевай. Раз ты его поучишь, два поучишь. Но и он не дурак: тебе такой создаст уют, что небо с копеечку покажется.

Я ещё девчонкой хорошо стреляла и из малокалиберной винтовки, и с ружьем охотилась. А там охота… Но это уже другая история.

У Саши Че тоже всё не просто, с самого детства он охотник. Сейчас со смехом вспоминает случай из далёкого детства, когда он со своими сверстниками, а им тогда лет по четырнадцать было, не больше, по Бире на моторной лодке вверх реки поднимались. Саша Че за рулём. А Биру он уже знал досконально. Все перекаты, все заливы, потому что вырос в этих местах.

Смотрят парнишки: медведь через реку переплывает, хочет в сопки уйти. Ясно дело, что загорелась их азартная душа. И ружьё у них есть, правда, одностволка. Но что тут думать, стрелять надо. Такая удача редко бывает. Заряжает Юра, Сашин лучший друг, ружье пулей. А их тут друзей четверо в лодке находится. Юра на носу лодки стоит, готовится к выстрелу.

Саша на моторе отрезает медведя от берега. Тот испугано поворачивает вниз по течению. Время выиграно. Теперь нужен только точный выстрел. Лодка сближается с медведем, но Юра всё не стреляет.

И тут случается самое неприятное, что может быть на воде. Лодка на что-то там под водой наткнулась, какой-то топляк. И она резко тормозит своё движение. Естественно, что все по инерции летят вперёд и падают в лодке. А Юра с ружьём падает чуть ли не на спину медведя. Протяни руку, и он вцепится в шерсть хозяина тайги, бешено уплывающего от такой непонятной ему атаки людей.

Ружьё, конечно, сразу утонуло. И мальчишек спасло только то, что медведь сильно испугался. А повернись он к ним своей мордой, то уже давно был бы в их лодке. Никто бы там даже глазом не моргнул. А на расправу медведь быстр. Под выстрел успевает охотника подмять.

А горе-охотникам что делать? Прежде всего, надо своего друга из воды достать. И они затаскивают Юрку в лодку. Тот всё ещё не может прийти в себя: чуть ли медведя не оседлал. Скажи кому такое, так и не поверят ему. «Стрелок» уже посинел от холода. И у него из посиневших губ вырывается другое.

- Ещё медведи будут?

- Конечно, будут, - спокойно говорит ему Саша. Это черта его характера - пошутить.

- Так у нас же ружья нет, как мы его брать будем, Санька?

- Как, как? Конечно, руками, у тебя уже опыт есть. Без нас справишься.

Вот такой наш Александр Дмитриевич Че. Охотник, шутник и балагур, но очень надёжный человек. А посмеяться, отчего же нет! Наша жизнь и так коротка.

А дома Распутина другой гость ждёт. Это Сергей Эдуардович Гринкевич, воин- интернационалист. Имеет много наград. Раньше работал в одном карауле с Гришкой. Но дружеские отношения у них не только остались, но ещё больше укрепились. И сейчас он принёс Распутину посмотреть свои стихи.

Сам Сергей по военному подтянутый, весёлый, полон энергии. Так же и в его стихах много экспрессии, души. И скорее всего, это душеизлияние много пережившего человека. До настоящих стихов Сергею надо ещё много работать. Или не работать. Это его право! А поддержать друга надо, не вмешиваясь в ход его мысли:

 

Российская земля!

Как я люблю тебя,

Твои леса, поля и реки,

И это немало для меня!

Служил тебе я с полною отдачей,

Мундир носил и горд им был,

Служил я Родине, своей России,

И не жалел я богатырских сил.

Где только не служил в России,

Кронштадт и Мурманск – Душанбе.

Ведь у военных нет периферии:

Восток, я болью помню о тебе.

Теперь на пенсии. Есть время,

И всё, что пережил, то я пишу,

От ран своих и боли я, тупея,

Хочу сказать, и гордо я скажу.

Всегда горжусь своей Россией,

Горжусь я тем, что в ней живу.

И если надо, то отдам все силы

За тебя, любимая, за Родину свою!

 

И далее  следующее стихотворение.

О, сколько горя ты прошла

И сколько видела несчастья,

Ты всегда, моя любимая земля

Россия, мой талисман на счастье.

Не раз враги хотели захватить

И в назиданье изорвать на части,

Но как Россию можно поделить,

Её одну, и все её несчастья.

Народ хотели покорить,

Рабами нас хотели сделать,

Наш ум и разум затемнить,

Чтобы народ убить! Убить!

Но ты, Россия, выдержала много:

Огонь, пожары и нашествия чумы,

Молилась впрок, служила Богу.

Возрождалась и строила мосты.

И твой народ боролся с ними,

Хотя немало было всех потерь,

Без счёта пролито там крови,

И я скажу теперь: ты мне поверь!

Ты всё крепнешь и цветёшь,

Если армия могуча и сильна,

Другой такой ты не найдёшь.

И знай, мир без России никуда!

Советуем дружить спокойно:

С Россией торговать и пировать,

В гостях вести себя достойно,

А то можно и зубы обломать.

И вот уже подарок женщинам, из уст Сергея Эдуардовича.

Вас, родные, поздравляю,

И я пожелать желаю вам,

Чтобы вас не забывали,

И всему свету передам:

Чтобы дети не болели,

Чтобы радостно в семье

Пролетали все недели.

Мир и счастье в тишине.

Чтоб царила в семьях

Благодать да доброта,

И, конечно же, веселье,

И любовь жила всегда.

Ещё, родные, пожелаю,

И не боюсь того сказать,

Богатырского здоровья,

Что не купить и не занять.

Не грустите, не печальтесь!

Даже если вам не по себе,

То с печалью расставайтесь

И сам Господь воздаст тебе.

А в завершение хочу я

Вам всем сказать одно:

Моя желанная, родная,

Я так искал тебя давно.

А на работе без юмора не бывает, ни одна смена не обходится. То Саша Че что-нибудь придумает, то Пётр Павлович. Естественно, не без поддержки Юры Гребенникова, Фюрера. Тот любит такие весёлые дела, а подурачить людей - его хлебом не корми. И часто сам бывает самым главным зачинщиком весёлой шутки, но всегда в тени остаётся.

Вот и сейчас заходит Распутин на КПП. Уже вечер, Гришка сменился с поста. И видит такую интересную картину. Вокруг небольшого столика в креслах сидят Пётр Павлович, напротив него Саша Че. А на столе целая гора шелухи от семечек. Сидят эти два доморощенных хомяка и на Гришку умилённо смотрят. Особенно хорошо это у Саши Че получается.

- Это ваша работа? - спрашивает Распутин своих соратников по работе. Те радостно кивают ему своими головами.  Да! Да! Им весело.

- Значит так, товарищи хомяки, за собой шелуху убирать надо. Или вы забыли основной закон «вохряков»: охрана ВОХР.

Те не торопятся выполнять замечание  и ещё больше «расцветают» в своих улыбках. Прямо ангелочки за столом сидят, хоть картину с них рисуй.

И понимает Распутин, что оба хомяка беззубые. У Петра Павловича их уже лет двадцать нет, если не больше. Ему их его зять милиционер давно выставил. И всё это по пьяной лавочке происходило. Пётр Павлович сам не подарочек, дебошир ещё тот. Так что там дело тёмное: кто из них виноват, папа или его зять.

Но всё равно тогда охранники, как могли, сочувствовали ему. Хоть это и семейное дело. Но глава семейства сильно пострадал: нехорошо это, и жалко его. А Виталик Филиппов, герой Гришкиной повести, «Мастер спорта», теперь этого хорошего человека нет в живых. Даже стихи написал на эту семейную тему. И даже хотел наказать зятя, но Петя упросил его этого не делать. По известной причине: семейное дело.

А дальше всё забылось. И Петя всем рассказывает, как он границу с Чехословакией перекрывал. Наши танки её «на замке держали». И двое суток длилось это противостояние.

Ещё много чего интересного и героического рассказывал Пётр Павлович. Рассказывал правду. Но в итоге у сослуживцев сложилось такое мнение, что и Петины зубы там остались. Настолько всё сложно там было. Граница есть граница. И Петины зубы тому лишь подтверждение. Всё логично. Но Распутин то знает правду. Его на мякине не проведёшь.

У Саши всё по-другому было. Тот и в охране работал при «золотых зубах», целая выставка была.

Но пришло время, и они сами от старости выпали. И все тут дела, это всё закономерный процесс! Сейчас они на ремонте, и уже скоро Саша снова будет сиять золотом. Он богатый человек, и может себе это позволить - сиять в своё удовольствие. Как говорится в анекдоте, пыжиковая шапка и полный рот золотых зубов.

А где он их потерял, свои настоящие зубы, то и из этого не делает секрета. Со своим лучшим другом Юрой, что медведя чуть не оседлал. Молодые они были, идут с ресторана. А тот всегда к кому-нибудь да задирался. Не мог Юра без этого и дня прожить. И тут навстречу им толпа идёт, с какой-то гулянки домой возвращаются. Но Саша всё это с юмором рассказывает, на счёт этого он молодец. И поэтому к нему нет никаких вопросов  в отличие от Петра Павловича.

- Нас семеро было, тех двое. Мы дрались, пока не сровнялись. А как сровнялись, мы разбежались. Как тут не смеяться?

Вот и все дела. Всем всё ясно, и вопросов на эту тему ни у кого не возникает. Но у Распутина всё же есть вопросы к обоим товарищам.

- Это как же вы могли столько семечек за вечер «оформить», товарищи хомяки? - и на гору шелухи показывает.

Знает он, что семечки Фюрер обожает. У него это третья радость в его жизни: выпить, покурить и семечки. Но тот аккуратен, за собой всегда всё убирает. И если курит он, то только на улице и в любую погоду. И от водки он не дуреет, как Пётр Павлович. Поэтому при своих зубах ходит.

Интересно Распутину, и он спрашивает своих сослуживцев-хомяков: «Это на какой стороне у вас такие хорошие резцы остались? Спереди так и не видать ничего, даже и намёка на зубы нет. А тут целый комбайн работал, столько шелухи намолотил, что гора получилась.

Герои смеются: «А ты так сможешь, Распутин?»

- Да я их с детства не перевариваю, эти семечки. И накушаться ими не накушаешься, и сам весь чёрный от них. И бросить щелкать их уже никогда не бросишь: своеобразная зараза. Очень соблазнительная штука.

А настоящий герой тут, конечно, Фюрер. Тот весь этот спектакль устроил. Продумал всё. Знает он, что Распутин всё это дело без внимания не оставит. Для него это целое событие. Потому что их противостояние уже давно длится. Вот и постарался он на славу. Так оно и получилось. А «хомяки» тоже стараются, подыгрывают ему. И им самим посмеяться хочется.

Посмеялись и успокоились мужики. И уже на другую тему разговаривают.

- Расскажи нам, Саша, как раненый кабан на тебя бросился. Тот не против рассказа, если хотите, слушайте.

- Заплыли мы на лодке до одного мысочка. А там низкое место, болотина такая. И кабаны обожают то место. И еды там хватает, и грязи. И солнечные ванны они там принимают. И ветерок есть, с речки тянет. Короче, все там удобства, как в санатории у них.

Зашли мы сверха реки. И по рёлочке с оружием к мысочку идём. Нас трое было.

С другой стороны рёлки уже стрелять начали. Мне пока ничего не видать. И вот тут на меня через болото огромный секач движется. Грязь во все стороны разлетается. Что танк прёт, уверенный в своей силе и безнаказанности.

Я с карабина по нему выстрелил, тот закрутился на месте. Прострелил я ему ногу. Но зверь пришёл в себя. Увидел меня, и уже на меня движется.

Стреляю я второй раз. Пуля слегка задела кабана, тот приостановился и на меня смотрит. Но в третий раз карабин отказал: патрон заклинило. Я магазин отстегнул, выбросил тот патрон. И сверху всего один патрон в ствол вставляю. По-другому я уже не успел бы. Тут секунды всё решают.

Выстрелил я. И секач чуть ли не возле моих ног в землю рылом зарылся. Чуть-чуть не добежал до меня. И так на охоте бывает. Повезло мне тогда!

У Саши много седых волос, почти вся голова седая. И это понятно, пережил он много. А высказаться не всегда мог. Как говорится, не было отдушины. И вот вам результат. Но, как известно, седина украшает героя. И, наверно ещё больше, его скромность. Хотя шутить он любит, да ещё как.

- Привет, сынки! – это так Саша Че весело здоровается с Фюрером и Петром Павловичем. Гришку он в расчёт не берёт. Тот всегда за анархию был. Всегда в стороне от них держался. Ни от кого зависеть не хочет - это черта его характера. Зато наблюдать за происходящим он любит.

Сынки очень довольны таким отеческим отношением к своим знатным персонам. Их лица сияют. Ещё бы, Саша для них бесспорный авторитет. Даже Фюрер с ним не спорит, уважает «папу».

А про Петра Павловича и говорить нечего. Своего отца у того никогда не было. А трудное военное детство наложило на его душу свой сложный отпечаток мрачной войны. Натерпелся он тогда лиха, что и говорить. Ласкового слова в свой адрес не слышал. Поэтому Тимошенко искренне рад такому отеческому к себе отношению новоявленного «папы».

И это понятно. Детства у него не было. Работа в поле с раннего возраста, чтобы самому выжить да маме помочь. Честь и хвала ему за это. Но шутить-то и он мастер.

Да ещё какие интриги закручивает «старый». Это со слов самого Фюрера. Тот только похихикивает на эту тему. А в уме и хитрости Пете не откажешь. Но тут он бесспорно попался. И вся эта «святая троица» вместе с ним:

- Сынки, а как же так получается, что ваш папа вас младше по возрасту? – задаёт им свой провокационный вопрос Распутин - Фюрера на пять лет, а Петра Павловича чуть ли не на пятнадцать. Как такое может быть в природе? Объясните мне.

Это Распутин уже с раннего утра портит им хорошее настроение. И считает, что сейчас всё правильно делает: истина ему дороже. Надо разобраться и другим людям, веселее служить будет.

Пусть герои терпят все неудобства, раз заврались, такая каша: так вам и надо. Был счёт один ноль в вашу пользу, теперь поровну будет. Или же в Гришкину пользу. У него всегда своя арифметика в голове.

У Саши Че глаза стали круглыми, как у полярной совы: попался он! И он это прекрасно понимает. Хотя одно его радует, что его великовозрастные дети сейчас на его стороне. А Распутин, как всегда, пребывает в одиночестве. Но это пока. Тема ещё не раскрыта.

- А я их усыновляю! – не теряется Саша Че. Реагирует он быстро, словно с ружья влёт стреляет. Как на охоте.

- Да! Да! – поддакивает ему гордо Пётр Павлович. – Он нас усыновляет, наш родной папочка. И весел он, как ребёнок. Ну что с него возьмёшь: в детство впадает старый.

Вот так «сынок» Петя и на этот раз ловко выкрутился. И теперь они потешаются над Распутиным. А выход Пете был подсказан самим папой. Понятно, что они, сообща, работают, как говорится, в сговоре они. И теперь уже Гришка обескуражен.

Для Петра Павловича всегда главным было, чтобы всё против Распутина было. И только так.

Потому что Гришка всё за ними подмечает. Другие люди всегда молчат! И только его что-нибудь да не устраивает в разговоре, поведении, и так далее. И он всегда найдёт к чему придраться. И сейчас он только защищается, не иначе:

- Зачем тебе, Саша, нужен такой старый сынок? – поджучивает Сашу Распутин.

У Гришки тоже есть своя стратегия. Потому что здесь часто такие словесные дуэли происходят. И всегда между ними: не один раз на день. И кто на что способен, все тоже хорошо знают.

Всё равно товарищам интересно, чем всё это закончится? Вся эта весёлая канитель. Ведь целый спектакль уже разыграли. Что же Саша на этот раз ответит? И тот торжественно объявляет:

- Я усыновляю Петра Павловича, потому что он самый богатый человек среди нас. Как говорит Распутин, денежный мешок. Зачем зря его деньгам пропадать? Сынком мне будет. И деньги при мне.

Вот это ход, и какое откровение души. А тот гордо продолжает дальше:

- Тогда я смогу его деньгами по-настоящему, уже с умом распорядиться, - и добавил, словно оправдываясь. - Раз того Петр Павлович сам не желает делать.

Смеются все без исключения, конечно, кроме Тимошенко Пети. Тот ртом ловит воздух, подвёл его Саша: вот это папа? Кто бы такое подумал? Ну надо же?  «Ребёнок» не на шутку огорчён.

А дальше и того хуже: уже Фёдор Иванович Чирич со смехом задаёт Саше Че наводящий вопрос. Но очень важный, можно сказать, что жизненный этот вопрос. Без него тут ничего не решишь. Как говорится, ключевой он!

- Но у Петра Павловича есть жена и дети. Куда же ты их денешь, Саша? Чтобы потом самому до Петиных денег добраться? Иначе у тебя с деньгами ничего не получится.

- Время пошло, ваш ход, Саша!  Ты ведь об этом не подумал?

Спектакль идет полным ходом. Артисты известные: ломают комедию. Да ещё как стараются. И он, этот спектакль, удаётся на славу  только благодаря Саше Че. Такое услышать:

- Дети, те сразу отпадают. Потому что я женюсь на жене Петра Павловича. Фурор полнейший! Все мужики закатились от смеха, чуть не вповалку лежат. Вот это папа интриган.

Кто бы мог такое придумать, да никогда в жизни: ну и Саша! Мастер слова или жулик! Сюжет какой закрутил, что даже нарочно не придумаешь. А тот своё дальше гнёт:

- И Петя с нами не пропадёт. При своих деньгах будет жить мой дорогой сынок. Постоянно будет видеть их. Мы не лишим его этого главного удовольствия в его жизни. А так он своих денег никогда не видит. А тут и пощупать можно.

Потом мы все себе алмазные зубы поставим, которым никогда износа нет. Целая выставка у нас будет. Красота будет неимоверная. Вся семья при алмазных зубах. Это только представьте себе! Где вы такое чудо видели? Наверно, уже будет десятое чудо света.

Ну как тут не смеяться? Даже и захочешь, то не сможешь утерпеть. Тем более в таком большом коллективе работаешь. А там только смешинка попадет, и обвал смеха начинается.

Конечно, Пётр Павлович недоволен таким оборотом дела. И по его лицу это хорошо заметно. Но он героически всё терпит, потому что к своему «папе» имеет большое уважение. Вот если бы ему Распутин такое сказал, даже шутя, то Гришке бы не сладко пришлось. Это точно!

- Ты бы, Саня, сначала приготовил валидол Петру Павловичу, прежде чем даже шутя говоришь такие вещи, – это Распутин поясняет ситуацию Саше. Все смеются!

А жизнь идёт дальше своим чередом. И не только в работе она заключается. Сменится Саша с работы, и уже трое суток по таёжным дорогам будет мотаться, на своём джипе-вездеходе. В любую погоду так происходит: что зимой, что летом. И практически без выходных, разве что машина сломается.

Есть у Саши незаменимый друг Андрей Шустеров. Высокий, сильный, выносливый, но главное, что он надёжный напарник. Этот человек никогда Сашу не подведёт. Хотя в возрасте у них большая разница. Но настоящей дружбе это не помеха. Только мудрости им добавляет.

Познакомились друзья давно, ещё двадцать лет назад. Всё у них как-то само собой получилось. Рыбачили в одних и тех же местах. А когда встречались, то разговаривали. И помогали друг другу, если надо было. А это в тайге много значит, встретить хорошего человека. Ведь там о человеке судят по его делам.

Потом они стали вместе ездить по тайге, рыбачить, охотиться. Появилось у них одно общее дело. Сначала деревянная лодка была, потом дюралевая. А русский лодочный мотор поменяли на бесшумный и быстроходный японский. На это дело они денег никогда не жалели.

С машины друзья перегружают купленный товар на моторную лодку. Та всегда под берегом их ждёт: мотор не снимается. И уже по реке спешат друзья в далёкое нанайское село. Там люди с нетерпением ждут заказанный ими товар.

А сами Саша и Андрей бескорыстные люди, иначе бы они среди нанайцев не прижились, те дети природы. Там обманом ничего не сделаешь. Нужна только чистая душа: единственное мерило. Поэтому друзьям там почёт и уважение.

Никогда с пустыми руками друзья в посёлок не ездят. Хоть маленький подарочек людям, но сделают. Особенно детям. И те с радостью встречают их лодку: дядя Андрей приехал. Праздник у них. А тому  какая разница? Для него все дети одинаковы. Он к ним, как к своим родным, относится.

Зимой или в распутицу добираться до села намного сложнее, чем обычно. И ледоход на реке тоже не радость. Или шуга по реке пошла: скоро речка застынет. Всё это риск в любое время года. Вот и получается, что Саша и Андрей постоянно рискуют своими жизнями.

Но самое интересное, что это уже вошло в их норму жизни. Они считают себя экстремалами. И для них это достаточно. Вроде десятибалльной оценки. Десять баллов!

Вот уже с десяток машин собралось на дороге, упёрлись они в болото. Дальше ехать нельзя. Но это так только кажется: выход всегда должен быть. И Саша с Андреем ведут этот караван машин дальше к реке. Они здесь бесспорные лидеры. Не раз прошли этот маршрут.

Тут как в войну всё происходило на Ладожском озере, трудно там было. Здесь та же самая «дорога жизни». И погибнуть можно не один раз. Но надо двигаться вперёд, не думать об этом. Люди должны добраться до своих детей, жён, иначе и быть не должно. Чем не осаждённый Ленинград? И товар туда надо доставить без всякой выгоды для себя. Всё по совести.

Андрей Шустеров работает крановщиком на ТЭЦ. Управляет огромнейшим самоходным краном. Вообще-то он специалист широкого профиля, на всех кранах может работать. И на разгрузке угля отлично управляется. А в случае аварии на трассе  на своём «монстре» спешит к месту аварии.

Центральную дорогу сразу же перекрывает полиция. И огромный кран выезжает из ворот ТЭЦ. Это привычная для Андрея работа. Он сейчас высоко над землёй сидит в своей стеклянной кабине. И у людей возникает иллюзия, что Андрей вместе с краном парит над землёй.

Действительно, сейчас он незаменимый человек: «командир на мостике военного корабля». И так не редко бывает. Но для Андрея Шустерова всё это обычные будни.

Трудится он на радость людям с полной отдачей, это черта его характера. Нужной сноровки, ума и знаний ему не занимать. И желания делать добро людям  у него хватает. Такой вот Андрей Шустеров, лучший друг Саши Че. Герой! Может быть, он сам  что-нибудь интересное расскажет о себе. Будем ждать!

На проходной, пока сутки отработаешь, много чего интересного услышишь и, конечно, увидишь. А Распутин все интересные случаи подмечает. Иначе ему нельзя поступить. Потому что сам он будет предметом шуток со стороны известных уже друзей.

- Надо умыть морду лица, – это Саша Че так дразнится. Как говорится, бросает пробный камень в сторону Распутина. Снова он что-то придумал. А Саша на всякие выдумки большой мастер.

- Комментатор нашёлся, – оценивает его действия Гришка. Тут вроде уже ничего не придумаешь. А ведь придумал шутку Саша. И ещё как придумал, только послушайте его:

- Да у вас же пропуск просраченный! Прямо, число в число.

Саша специально так говорит. Вместо: просроченный пропуск, как уже выше было сказано. И надо видеть его одухотворённое лицо. Он старается, тут всё искренне смотрится, как у ребёнка, на лице написано. Но это всего лишь игра.

Посмотришь, и ты сам сможешь поверить, что пропуск действительно «просраченный», всё, как сказал Саша Че. Так и с цыганами бывает. Поэтому, как говорят умные люди, не надо смотреть им в глаза. Те убедят тебя во всём, в чём им нужно убедить: цыганский гипноз. Потом только диву будешь даваться, как могло такое случиться. Да ещё именно с тобой.

- Пусть ребята внимательнее пропуска проверяют, – так ловко заостряет Саша внимание контролёров. - Теперь-то они в любой пропуск точно заглянут. Хотя бы из любопытства, что же там такого необычного, и так далее. А психолог он ещё тот.

Работа сложная. Но тут он спец: лучший ученик Петра Павловича. «А тот в своё время три разведшколы закончил», есть чему поучиться. У того даже мышь через проходную не проскочит, не то что смертный человек.

Это, конечно, шутка, про разведшколы, и так далее. Но, как известно, дыма без огня не бывает. Уже не раз пробовал Распутин уточнить, что же это за школы такие, и где они находятся. Вроде шутя. Но получив от Петра Павловича жёсткий отпор, успокоился.

А что ему ещё остаётся делать? И не такие люди, как он, «в своё время исчезали», до сих пор их ищут. И Гришка это понимает. Нельзя его злить! Раз шуток он не понимает.

Дома у Распутина свои дела. Он даже на дачу не успевает съездить. Елена там одна урожай собирает да на машине домой возит. А ему каждый божий день надо на болото спешить, собирать ягоду. Денег, что он зарабатывает в охране, катастрофически не хватает. То он за издание книги рассчитывался, долги возвращал Елене. Сейчас за поездку на запад.

Собирает Распутин клюкву на болоте и думает свои различные бесконечные думки. Тут времени предостаточно, никто ему не мешает, и он никому. Думает себе и думает. Но от одной думы Гришка никак не может избавиться.

Ведь и тогда всё так же было парадно: осень, ягода! И кто бы мог подумать о смерти друга. Хотя прошёл уже не один год, как не стало Толика - Анатолия Васильевича Костыря.

Тяжело смириться Гришке Распутину с такой тяжелой утратой. Для него Анатолий навсегда остался живой и общительный. И в его смерть он не может поверить до сих пор. Потому что в любом деле Толик был незаменимый человек.

И не только для него. Нет такого человека в ВОХРе, кому бы не помог Анатолий. Иначе его не назовёшь, как святой человек. Это правда!

И то правда, что этот человек будет жить до бесконечности, хотя его уже давно похоронили. Но память-то о нём навсегда осталась. Она вечна.

Хочет Распутин много о нём написать добрых слов. Берётся за дело, и не может это сделать, даже по прошествии уже не одного года. А вроде всё просто было.

Поехали хорошие друзья на рыбалку. Не один раз они вместе ездили и за грибами, и за ягодой. Везде ездили, потому что дружили.

Звали друзья Распутина с собой, но тот уже по известной причине от своих долгов отказался. Пить он не пьёт, а отдыхать ему некогда. За него долг никто не отдаст.

А они ехали просто отдыхать. Наработались люди и захотели отдохнуть. Обычное для человека явление.

- Водки меньше берите, - советовал им на дорогу Распутин. – Сами знаете, что бывает…

- Да мы много не берём, Гриша, всего по бутылке на человека. А на природе это ничего не значит, – это Толик так говорил. И тут он был прав. Но кто их проверял? И сколько её там было, той водки?!

А ночью приснился Гришке сон. Толик не хочет, чтобы Распутин ехал с ними на рыбалку: «Нечего тебе там делать, Распутин. Мы туда отдыхать едем, а не рыбачить. Дома оставайся!»

Но вид у Анатолия странный. Седая голова вниз опущена, и в глаза Гришке он не смотрит. И всё же Распутин сейчас корит себя. Если бы он был там, то, возможно, что всё было бы по-другому. Трезвый человек мог изменить всю ситуацию в лучшую сторону. А Распутина они все уважали...

- Да я и не собираюсь, Толя, с вами ехать, у меня долгов много. Я уже вам говорил об этом и не один раз. И ты первый мне денег в копилку бросил, Толя. Разве ты забыл? Я тебя очень уважаю.

Но если сон разобрать по смыслу, а Гришка в этих делах не большой специалист, раз не хотел Толик, чтобы ехал с ними Распутин, то на самом деле он желал этого.

И потом Анатолий часто снился Распутину: всё что-то ему говорил, хотел своё объяснить. Гришка силился запомнить его слова, но не смог это сделать. Они постоянно стираются из памяти. И не один раз так было: всё, как пытка. Поэтому Распутин и не может что-то разъяснить в своей книге, что же там произошло. Сам устал думать. И пока эта тема для него табу.

Когда хоронили Анатолия, то Распутин сказал перед гробом: «Прости нас всех, Толик, что не смогли тебя уберечь от смерти. Ты нам всем помогал. Все мы тебе чем-то обязаны. Но не в наших силах было помочь тебе, прости!»

Всё знает Лена, о чём корит себя Распутин.

- Тут твоей вины нет, Гриша. Поехал бы ты или нет с Толиком, его бы это не спасло. Всё было решено на другом уровне. Только путаницы ещё больше было бы. Потому что каждый человек это отдельная судьба. Со своей точкой отсчёта: вершиной творения и бесконечности. Он там!

У нас в роду была бабка цыганка. Так что, Распутин, со мной не шути, а прислушивайся к моим словам.

Лена, как говорится: «трёт уши Гришке». Воспользовалась таким моментом.

- И поклоняйся, и преклоняйся, и не ругайся, и так далее. Командирша нашлась! – это Распутин начинает приходить в себя от своих тяжёлых раздумий. – Тебе бы только хомут одеть на моряка-подводника.

Сейчас модным стало: одни жулики в графья да бароны лезут, другие в колдуны да ведьмы. И друг другу мозги компостируют, чей род выше да знатнее. И всегда простому человеку хуже всех приходится. Все его обманывают: и первые, и вторые, и третьи...

Но Елену эта речь Распутина никак не сбивает с толку. Она даже повеселела. Её карие глаза янтарными стали. Даже разрумянилась.

У Лены так бывает или от душевной доброты, или от лукавства. Но у Распутина и на этот случай есть своя проверенная методика действия. Как еврей говорит, берём худшее... в любой ситуации. А у них есть чему поучиться! Мудрый народ!

Значит, от лукавства, решает Гришка  и усмехается. Лукавит она.

- А ты со своим НЛО мне тоже надоел, Гриша. Я его ни разу не видела  и видеть не хочу. А ты мне всё время про него страсти рассказываешь. Но я терплю!

- Вот я, Лена, если вру, то меня легко можно проверить. Загипнотизировать меня, и я под гипнозом. Если что-то там было, то всю правду про НЛО расскажу. Мужик по своей натуре простофиля.

А вот от тебя, Елена, правды даже под гипнозом не добьёшься. И все женщины такие. А если заговорят они, то уже не про свой цыганский род: ведьм да колдунов. Или, как у меня, НЛО. А про любовников - эта тема им всегда ближе и роднее, даже чем мама родная. Лучше сразу себе валидол приготовить.

Но жену уже не остановишь. Ярость её безгранична. Глаза её сузились, ноздри затрепыхались, как у норовистой лошади. Она зачем-то побежала на кухню. Там погремела посудой и кранами. И под плохо скрываемое веселье Гришки появляется перед глазами Распутина вся мокрая и растрёпанная.

И это Распутину, как бальзам на душу. Такой она его даже очень устраивает: в рабочем виде, тут ей не до сияния. И не до смеха.

- Давай, Распутин, проведём с тобой один эксперимент. Я гипнотизировать не могу, как ты того хочешь. Но своими колдовскими чарами я попробую проникнуть в твой воспалённый мозг и  добраться там до истины, был ты в космосе или нет. И с кем ты там общался: с какими гуриями, или как их там называть. Мне без разницы! Было или не было! Эксперимент!

- И мне без разницы! – дразнит жену Распутин. – Я согласен на эксперимент. Потому что и там у меня всё чисто. Он счастлив, как любой простофиля мужик. Добился своего: жена на помеле по дому летает от злости. Завёл он её. Достал!

А та ему своё говорит:

- Начинаем эксперимент! Здесь в комнате простору много. Сосредоточиться тебе, Гришенька, будет трудно. Я всё это прекрасно понимаю. А на кухне, в сжатом пространстве, всё, как на НЛО,  у тебя будет. Пошли, родной, на кухню.

Гришка покорно идёт на кухню. Уж ему-то подводнику, который прошёл огонь, воду и торпедные аппараты, чего бояться? Своей гражданской жены, подумаешь!

Пусть  что хочет жена делает. Малое пространство легче для обзора. Там контроль такой, что и за мухой можно уследить. Ей хуже будет со всеми её «цыганскими штучками».

На кухне стол отодвинут в сторону. На столе большая кастрюля с чистой холодной водой. Видно было, что Лена готовилась к опыту и воду из-под крана набрала. Он это слышал своими ушами: кастрюлей та брякала.

И разные её колдовские атрибуты по столу разбросаны: тряпки, баночки. Но всё это мелочи, ничего особенного Гришка там не заметил. Ему это и не надо!

Пусть Лена себе в воду в этой кастрюле смотрится. Или плюётся туда: цыгане и так делают. Распутина это мало волнует. Главное, что жена попалась. А то, что у этой цыганки, ворожеи, ведьмы и так далее ничего не получится, Гришка уже ни грамма не сомневается: цыганка нашлась?!

- Ложись на пол, и не «пиз-ть», эксперимент начинается! – слышен командирский голос жены.

И даже не совсем хороший, и с матами, он сейчас, как бальзам, ему на душу. И это понятно! Чётко прослеживается его флотское воспитание! Научил же он её хоть чему-то хорошему. Пусть и матом, но научил! Его работа! Когда-нибудь и с неё толк будет! Через много лет.

И опять закрадываются в его душу какие-то сомнения. Что-то тут не то? Но это всего лишь миг. Уж больно «цыганка» круто берётся. Похоже на правду.

А вообще-то в душе  рад за неё Распутин: может что-то и получится с её чарами. Тема космоса и НЛО очень серьёзная для него. Интересно бы узнать всю правду: было или не было? Чтобы себя всю жизнь сомнениями не мучить.

А пока надо делать то, что приказывает ему Елена, подчиняться ей не хочется, но договор дороже денег.

- Делаем глубокий вдох, потом выдох!   И так несколько раз, – нашёптывает ему страстно «цыганка». И это уже успокаивает «космонавта». Та на совесть работает:

Глаза закрыты. Вдох! Выдох!

Вы-рав-ни-ва-ем дыхание. Внимание на сердце!

Вдох! Выдох! Сердцебиение спокойно!

И если ты готов, родной, то должен сказать: «поехали», совсем как Юрий Гагарин перед полётом. «Поехали, поехали!»

- Поехали! – шепчет Распутин, хотя подсознательно он уже уверен, что все её цыганские чары - это авантюра чистейшей воды! Только дошло до него…

Не успевает Распутин возразить своей жене, как ему на лицо выливается чуть ли не кастрюля холодной забортной воды. Он захлёбывается, моряк-подводник. И попробуй тут в такой ситуации что-то скажи умное… Или даже рот раскрой…

Простучали знакомые каблучки, и цыганский след супруги уже затерялся за дверью квартиры. Потом торопливый стук по бетонному трапу дома, то есть по лестнице, к выходу.

- Ну и змея! - думает космонавт, сидя на полу в луже воды. - Так провести хорошего и доверчивого человека, вроде меня. Своего мужа. Даже очень похоже на её цыганские корни. А совести нет, это точно!

Не везёт Гришке на жён, хоть и много их было. Аллочка, когда ему уколы ставила, шприц в «пердиный аппарат» воткнула, потом из рук бросила его  и также из квартиры убежала. Хорошо, что иголка не сломалась.

Теперь всё повторяется с Еленой.  Это что, заговор жён?

Да и другие не лучше! Их много, а он один. Так и изведут они его со свету! Изведут, изведут!

И всё же он сам виноват: зачем ему было встревать в эту авантюру? Взрослому человеку, умудрённому опытом.

И снова вспоминается Распутину старый детский анекдот про волка и кобылу. Он уже где-то его рассказывал. Но сейчас ему тяжело на душе, а там истина так близко, как никогда.

Поймал волк старую кобылу и хочет её съесть. А та и не пытается убежать, куда она от него денется, в её-то годах? А потом и говорит волку:

- Ты бы, серенький, хотя бы для интереса мой паспорт у меня спросил. Там всё записано: фамилия, имя и так далее. Ты же самый интеллигентный у нас в лесу, а тут всю свою серость показываешь. Нехорошо это!

Волк и сам знает, что ему равных в этом лесу нет: по всем «параметрам» он лучший.

- А ну-ка, кобыла! Покажи мне паспорт, хоть буду знать, кого я съел на обед да ужин, и так далее…

- Под хвостом смотри, миленький. Там он, родимый, хранится, паспорт мой. Как откроешь первую страничку, сам увидишь.

Полез волк кобыле под хвост, чтобы паспорт посмотреть. А та ему как даст копытом по зубам. Волк про всё на свете забыл, и про паспорт тоже  глубокий нокаут!

А когда уже вечером очухался он, то есть пришёл в себя, то думает:

- И что же я, дурень, у этой старой кобылы паспорт просил, ведь я же неграмотный. Ни одной буквы не знаю. И тогда спрашивается,  зачем ей под хвост лазил?

Так всё и у Гришки нескладно получилось. И Елена исчезла с глаз Распутина: и правильно сделала, очень зол он был на неё. Это лучше, что она ему не попалась.

А вечером звонит Лена ему по телефону и вместо «здравствуйте» говорит Распутину: «Не теряй меня, родной, «наш табор уходит в небо!»

- Давай, давай! – говорит ей серьёзно Распутин. – Земля круглая…

Жил я один, прекрасно всё было, и ещё поживу.

И на работе без юмора никак не обходится. Подходит к Распутину Федя Чирич и спрашивает его:

- Хочешь, Григорий, я тебе расскажу короткий анекдот про одного грузина. Слушай!

- Мальчик, конфетку хочешь?

Тот обрадовался: «Конечно, хочу!»

- А мама дома?

- Дома!

- На конфетку! Маладец!

- А папа?

- Папа тоже дома!

- Мальчик, давай конфетку обратно!

Фёдор Иванович - страстный рассказчик. У него врождённое чувство юмора. А такие одарённые люди не часто в жизни встречаются. Но тут и сам коллектив так удачно подобрался, один к одному шутники.

Но ответственной работе это никак не мешает. Хорошо караул работает. Вон Фюрер награждён орденом! А это уже о многом говорит. И тем более он один со всего коллектива награждён орденом: прямо бриллиант там. Во всей своей чудесной огранке сияет он!

Но и его «шлифовать» надо, что на работе время от времени и происходит. Но тот не шибко поддаётся.

Хотя и другие ребята медали имеют. Тот же Пётр Павлович, Фёдор Иванович или Распутин, это по теме, и ещё много ребят.

Хотя Гришка прямо сказал командиру: «Наверно, я такой высокой награды не достоин, братцы». По сравнению с Петром Павловичем даже наш дорогой Фюрер меркнет. Обделили нашего Петю! Тот в работе зверь!  Обделили!

- Ему героя надо давать! – защищает Гришка Петра Тимошенко. – Только героя!

А вообще-то он сейчас вспоминает, как шёл с рыбалки. Вышел на трассу. Автобус прошёл мимо и не взял Распутина. На рыбалке такое часто бывает. Ничего не оставалось делать Гришке, как идти до ближайшего поселка Аур. А это родина Фёдора Чирича. Здесь он родился, вырос. Дом построил его отец Иван Фёдорович Чирич, бывший фронтовик. Легендарный человек. Знаменитый труженик. Но уже не один год, как нет его в живых. Мама Фёдора Ивановича, Софья Герасимовна, ещё раньше умерла.

Распутин имел честь сам лично разговаривать с героем. Даже хотел написать об отце Фёдора Ивановича рассказ в своей книге на военную тему. Там было о чём писать. Фронтовик столько лиха хватил в эту страшную войну: плен, концлагерь... Что не на один десяток людей хватит его личного горя. Но как это измерить? Была война!

И всего одна победа, «одна на всех». Но цену за эту победу все победители заплатили разную. Может быть, поэтому она была для Ивана Фёдоровича несоизмеримой по своей тяжести. Именно на фоне всей победы. Так тяжела, что не выскажешь её.

Именно поэтому не стал Распутин больше возвращаться к этой теме. Зачем тревожить ветерана? А потом героя не стало, умер он. И уже никто и ничего нам не расскажет, как было тогда в войну. А жаль, умерла правда вместе с героем. И теперь сама власть пишет на эту тему всё, что ей угодно: покупает и продаёт нам неправду. И только Владимир Путин что-то изменил в лучшую сторону.

Большая семья Чиричей со временем разъехалась. И теперь в большом и по-прежнему красивом доме живёт одна дочь Татьяна. Красивая, смуглая, как и все дети Ивана Фёдоровича. Она уже на пенсии, занимается огородом. Из года в год ведёт свои научные дневники: погода, температура воды, земли, и так далее. При ней всегда кот и собака. Это её незаменимые и безропотные помощники. «Научные сотрудники», как шутит она.

Приезжают из города и помогают ей старшая сестра Нина и младший брат Федя. Но всё равно больше всех Татьяне достаётся. Хотя и трудно ей, но она из отцовского дома, никуда не хочет уезжать. Это высше её сил.

Раньше всегда в их большом хозяйстве была корова. И очень много было молока. Собственно, и жила большая семья за счёт коровы хорошо. И деньги были. Но это по сёлам всегда так было. Иначе там не прожить: в любое лихолетье выживешь.

Зашёл к ним Распутин водички напиться. Устал с дороги. Хозяева - добрейшие люди. Не знают, куда его посадить да как приветить. Здесь и Фёдор Иванович, он приехал помогать Татьяне.

А Гришке грех ещё раз прозевать автобус. И он без промедления идет к остановке, она недалеко от дома. И рюкзак там находится. А то получится: ни рюкзака, ни автобуса, возможны и другие варианты. Совсем обидно будет.

Не успел Гришка дойти, как следом за ним чуть ли не бегут Фёдор Иванович с булкой да Татьяна Ивановна Чирич с большой бутылкой молока. Точно Гришка в муравейник попал и расшевелил его. Теперь сам не знает, куда ему деваться. Но он уже никуда от них не сможет, деться: попался!

- Ешь, Григорий, а то скажешь, что хозяева тебя плохо встречали,– подзадоривает его Фёдор Иванович.

- Гришенька, запей булочку молочком, так вкуснее будет! – Татьяна так искренне это говорит, что Распутину смеяться хочется. Это уже ему жалко их обоих. Бегом за ним бегают, как за маленьким ребёнком.

- Простите меня, да знал бы, что столько вам хлопот доставлю, то не заходил бы к вам. А то получилось, как в анекдоте: «Бабушка, у вас водички попить не найдётся. А то кушать хочется, аж переночевать негде». Пока разговаривали да смеялись, автобус подошёл. И не раз так было.

Потом на рыбалку его стала возить Елена. Отвезёт рыбака и назад забирает. На обратном пути они обязательно останавливаются возле дома Чиричей. И если дома нет Феди, то к ним обязательно выходит Татьяна Ивановна. И на что агрессивна ко всем женщинам Елена, всех она готова уничтожить, застрелить, и так далее, к Татьяне с большим уважением относится.

А та уже спешит чем-нибудь угостить гостей, в зависимости от сезона, то клубникой, то помидорами. А у хозяйки тут в посёлке всё самое спелое, самое вкусное. И по размерам самое крупное. А сколько Татьяна в эти овощи труда вложила, трудно себе представить. С утра и до позднего вечера всё трудится она на своём участке.

Но тут кот начинает нарезать круги возле рюкзака с рыбой. Его терпение кончается, и он требует немедленного угощения. Да ещё как требует: вопит на всю вселенную: «Рыбы хочу! Рыбы! Ва-а-а-а! Ва-а-а!»

- Да закрой ты свой рот, злыдень, – ругается Таня на кота. Но тот понимает это, как поддержку. Даже Елена смеётся: вот это глотка! Попробуй такому рыбу не дай, так он сам на тебя кинется.

Давится кот карасём, но всё равно глазами рыбу считает. Везде ему надо успеть, как же тут без него обойдутся: раз карась, два карась, и так далее.

Бросает Распутин ему второго карася. И кот уже не знает, что ему делать в такой сложной ситуации. Нельзя ему второго карася собаке отдавать: нельзя! Выход должен быть. И кот не бросая недоеденного карася, подминает второго своим большим животом к земле. Рыба недовольно шевелится, и кот на неё шипит змеёй: угомонись! И ещё собаку лапой отгоняет. Настоящий злыдень.

После такого необычного концерта, что кот закатил, можно только слезинки на глазах утирать. Поэтому прощание затянулось. Но хорошее настроение у всех надолго осталось. Поэтому в следующий раз проехать мимо этого дома сам не захочешь. Да и не часто такие добрые встречи бывают. Жизнь берёт своё, дела, дела.

- Какие добрые они люди, - удивляется Елена. – Таких людей мало на свете. И хозяйка какая, Лена держит в руках жёлтые помидоры. Они крупные и тёплые, столько солнца в себя вобрали. И надо ёще добавить душевного тепла: спасибо, Таня!

Когда мы с отцом в посёлке жили, в Приморье, - заговорила Лена, - то там никто свои дома на замок не закрывал. Подпёр чем-нибудь дверь: значит, нет хозяина. Я это ещё с детства помню. И сейчас, как в детстве, побывала.

А на работе: творческий прорыв, стихи посыпались, как из ведра в решето. Откуда столько вдохновения у скромных, вооружённых тружеников охраны?

- Я сам написал, слушайте, - хвастается Саша Че. Он любит подурачиться и делает это мастерски коротко: лук, чеснок, собака, перец, получается кореец!

Фурор полнейший. И Фюрер, он же Юра Гребенников, со смехом комментирует это событие по-своему ярко и толково:

- Это ранний период творчества нашего известного поэта Саши Че. Он - мастер слова: чётко, коротко и весело. Каждое его слово самоцвет, в огранке не нуждается.

И дальше Фюрер весело продолжает программу, как настоящий ценитель искусства: дипломированный!

- Надо заметить, что у Саши Че есть ещё не менее яркие периоды его творчества. Это золотой период и более поздний серебряный. Когда он весь убелённый сединой: звучит, как фанфары. И ничем ты его уже не заглушишь: вызов брошен всему человечеству.

Трудно представить одухотворённое лицо Саши Че, он на седьмом небе от счастья. От таких добрых слов Фюрера поэт летать хочет. И он начинает читать стихи Сергея Есенина из периода «Русь кабацкая», Владимира Маяковского, Владимира Высоцкого. Конечно, по выбору. Всё легко запоминающиеся, что раньше нравилось советской молодёжи. Кое-где мог и прокомментировать.

- Ты не мог этого знать, Распутин. Потому что ты в ту пору хулиганил. И тебе просто не до них было. Это только Пётр Павлович, наш талант, мог знать настоящих поэтов. Именно он может всё по-настоящему оценить, дать мне заслуженную оценку.

- Десять баллов, Сашенька, по десятибалльной системе оценил. Больше невозможно: родной ты наш! – Пётр Павлович тоже на седьмом небе от счастья.

И что говорит про Распутина, и это его Гришка совсем недавно хотел орденом наградить. И вот такая обидная отдача!

- Гришка с детства хулиганил, я это хорошо знаю. И потом тоже хулиганил и ещё водку пил! Я даже на эту тему стихи написал, вроде частушек они. Народ ликует, опять начинается спектакль:

 

Пьяный Гришка забузил

И на лягушку наступил.

Ох, и злая же ляга,

Вся искусана нога.

 

Петя начинает приплясывать, Саша Че стучит ложками: Опа! Опа! У них отлично получается. Самородки они.

 

Хулиган теперь не пьёт,

Всё лягушке отдаёт,

И теперь бузит ляга,

И её искусана нога!

 

Два артиста стараются, ох и стараются, и теперь вряд ли ты их остановишь. Хорошо, что это всё на кухне происходит. Да и смена уже фактически закончилась. Они своё отработали. Опа, опа!

 

То комар лягу кусал,

Знать, и он не там стоял,

Оттого-то он и злой,

Не доволен он лягой!

 

Насмеялись все вволю, и Распутин говорит народным самородкам:

- Детки мои! Всё у вас отлично получается. И стихи отличные, и танцуете хорошо. Только хочется одно отметить, что ни со старым танцором Петром Павловичем Тимошенко, и тем более с молодым Сашей Че, я никогда водку не пил. И вам не советую этого делать. Водка - яд!  Это моё личное мнение.

Зашёл Распутин к Сергею Андрееву, тот в обеденный перерыв обещал посмотреть настольную лампу для рабочего стола охранников. Гришка знаком с Сергеем уже больше десятка лет. А это уже о многом говорит. Могут они и о рыбалке поговорить. Рыбакам это первое дело: где был, и что поймал. А дольше уже всё само собой идёт.

- Рыбачили мы с другом Женей на острове. Тот прямо посреди Биры находится. Лодку взяли напрокат. В советское время - всё это просто было, без всяких проблем: всё копейки стоило.

Приехали на место. Накачали лодку. И на свой остров поплыли. Раньше мы и без лодки туда добирались. Всё от воды зависело. Что не идти вниз по течению, только ноги переставляй. Течение само тебя «ведёт» по реке, как хороший поводырь. И завести может, только ты сам не зевай. Переходили в том месте речку пешком. А тут на лодке?!

Порыбачили мы там два дня, с ночёвкой ездили. Рыбы хорошо поймали. Время уже к автобусу движется, и надо нам домой собираться.

Стали мы качать лодку, а та в одном месте по шву треснула, видно прелая была. Но выхода у нас нет и времени тоже: надо срочно к дороге выбираться. Решили мы с Женей опять, как говорят альпинисты, прежним маршрутом пройти. То есть пешком через речку, по броду: снизу вверх против течения. Как говорится, с косы на косу.

За ночь вода прибыла. Да и вещей у нас много: одежда, рыба, лодка, сапоги. И всё это надо на себе тащить. Одежду тоже не хотелось мочить, поэтому пошли мы нагишом. Смешно? Но зато сухой будешь, проверенный способ.

Умеет Сергей рассказывать. Сам высокий, сильный. Тогда он ещё молодой был. И друг Женя под стать ему: гренадёрского роста и силы. Отчего же не бросить реке вызов: запросто. Тем более у них это самый быстрый вариант перебраться через речку пешком. И успеть на автобус, тот ждать не будет.

И только они голопузые начали своё движение, как река им дала понять: держитесь, хлопчики! Даже вороны раскаркались: и туда-сюда над ними крутятся. Будто им другим нечем заняться.

- Плохая примета, - говорит Женя. И в его глазах уже нет уверенности. – Вода поднялась!

Дно каменное, покрытое илом. Удержаться на ногах очень трудно. Но уже середина пути пройдена, назад тоже опасно идти. Если понесёт их течение вниз, то уже не остановишься, плыть надо будет.

- Иди вперёд! – говорит Сергей другу. - Не останавливайся. Если придётся плыть, то вся одежда у нас. С одеждой мы не выплывем. Там и лодка, там и рыба. Всё бросать придётся. И ещё другое, Голопузые и без вещей, как мы на дороге покажемся? Что люди подумают?

Начал скользить по камням Женя и вниз по течению реки отступать. Вот-вот и потеряет тот опору. Но Сергей заступил ему дорогу. Он чуть выше ростом и потому стоит крепче на ногах. Так и задержал друга, не дал ему в воду упасть. И так несколько раз было.

- Спасибо, Сергей, спасибо, друг!

Этот путь бесконечно долгим казался. А как выбрались друзья на берег, то от бессилия попадали на песок. И всё равно в голове всё течение гудит да вороны каркают. Напрасно говорят, что они далеко над водой не летают.

Как сопровождение были до самого конца пути. Потом по деревьям расселись. Интересно им. Вот и не понимают они человека: дурнее нас! Кто это придумал?

На автобус мы успели, и всё отлично у нас получилось. Дома лодку отремонтировали и вернули её на прокат. Паспорт забрали.

А через день пришла домой администраторша с проката. Деньги за лодку требует. Говорит, что стали рыбаки лодку накачивать, проверять её. Хотели взять её на прокат, на рыбалку ехали. Накачали рыбаки лодку, а та по её словам, рванула. По той заплатке, что мы с Женей клеили. Даже до адвоката дело дошло. Но тот сразу сказал, лодку вы приняли, претензий у вас не было. Тем более лодка старая была, и так далее.

И на этот раз нам обошлось с Женей. Вот и не верь воронам, столько негативных моментов у нас было. Так сейчас молодёжь говорит. Но всё обошлось, слава Богу.

- Что, Гриша, смеёшься или не веришь мне, так всё это, правда.

- Да я по другому поводу, Сергей, смеюсь. У меня такое же приключение было, даже в книге написано. Только я голый Ин переходил. А у вас на Бире дело было.

Так же шёл против течения, пока в яму не попал. А дальше уже несло меня течением вниз. Трусы с короба смыло. И воды в короб набралось. А апрель на дворе. Льдины плавают. Кое-где и порезался об них, кровь течёт. Выплыл кое-как на ту сторону, а там друзья смеются, весело им. И такое у меня было, так что и мне приятно вспомнить. Только своё!

В пятницу на ТЭЦ сауна. Гришка Распутин приходит туда пораньше самый первый. Не торопясь запаривает венички, а у него в арсенале три сорта: дубовые, осиновые и березовые. Но тут что-то с краном не ладится. Не закрывается до конца кран, течёт вода. А это опасная штука. Завтра суббота, потом воскресенье. А вдруг шпигат засорится, по-флотски слив воды. И тогда беды не миновать. Надо срочно звонить сантехникам, пока те домой не ушли.

Трубку берёт Василий Осаульчик, герой ТЭЦ. Раньше Распутин писал о нём. Это родственник Виктора Грищёва, героя этой книги.

- Григорий, какие проблемы, через пять минут будем в сауне! Все сделаем в лучшем виде, не переживай!

И действительно, приходит Василий, а с ним Володя Верлин. Тот моложе Василия, но очень исполнительный и надёжный работник. Под стать самому Васе.

За бытность Распутина они ни одного человека выручали инструментом. И сами не гнушались помочь людям. И Гришке не раз помогали, что там говорить. Без этого на работе нельзя. И не раз так было. Как скорая помощь ребята работают: быстро и надёжно. Всё, как сейчас, происходит.

- Спасибо, ребята, я про вас в книге напишу. Пусть все знают о ваших добрых делах на благо людям.

- Да брось ты, Гриша, не за это мы работаем. А за совесть! Мы  люди старой закалки, наша Родина - Советский Союз, – это Василий. – И это всё серьёзно сказано! - Так же и Володя думает, но он больше отмалчивается. Таков уж характер труженика.

Пришёл Валера Болдырев, теперь он в ВОХРе работает. Бывший полковник: яснолиций, могучий в сложении. Уже в запасе, но без работы жить не желает, скучно ему. И это понятно: на службе он был комсоргом, потом парторгом. Всё время с людьми работал. И в Афганистане был чуть ли не год, но об этом бывший воин-интернационалист старается не говорить. Скромничает!

Но как-то совершено нечаянно проговорился. Тут в сауне всё случилось, герой наш Валера!

Набрались венички своей волшебной силы, дошли до нужной кондиции. А тут и Володя Ноготков подоспел. Как раз вовремя пришёл. И пошли мужики в парную париться.

Любит Гришка это дело, с семи лет с дедушкой в парную ходил. А тот силён был париться, трудно было ему равных в этом деле найти. Что-то и Распутину передалось.

Сейчас Распутин работает четырьмя вениками сразу. В каждой руке по два веника. По системе дубовый, берёзовый, дубовый, осиновый. Если все веники на спину положил, то вся спина под ворохом листьев греется. Поворошил их, и мороз по коже пошёл гулять. Вот его-то и надо из тела выгнать, это разная хвороба так наверх выходит.

Смёл её вениками с тела Валерия Ивановича Гришка. Покрутил вениками над его головой: создал там «горячую вьюгу». И обрушил веники на спину «афганца». И точно прошил его жаром до самых полатей.

Греется тот, только покрякивает от удовольствия. Гришка веники не убирает, пусть тело лечебным эликсиром пропитается. Четыре веника от разных болезней: вот где работа Распутину. Только успевает поворачиваться служивый. Иначе здоровья не набраться. Всё тело пропарить надо.

Потом Валерий Иванович парит Гришку по той же проверенной методике. Четыре веника обрабатывают его тело, чтобы все болезни изгнать.

А дальше бассейн с холодной водой, это уже продолжение всей лечебной методики. И снова парная. Снова гуляют по телу веники. И уже ничего не видать в парной от избыточного пара. Дошла очередь и до Володи Ноготкова. Тот среднего роста, сухощавый и веса небольшого.

Лёг тот на полати. Обрушил на него веники Распутин. Поработал ими, а потом растерянно спрашивает: «Вова, ты где?» Того из-под вороха веников да в пару, совсем не видать. Потерялся наш Вова, реликт всей охраны. Больше его только Петя работает.

- Я туточки, - отвечает скромно Вова из-под горы листьев.

- А куда же ты от нас денешься! – радуется Распутин. – Нашлась драгоценная пропажа.

- Я по сравнению с вами  недовесок. Куда мне до вас, монстры, – оправдывается Володя. – Вот я и незаметен вам.

Это было воспринято, как оскорбление: «монстры». Веники поделили. И уже работают в четыре руки Распутин и Болдырев. Два монстра наяривают вениками Вову. Стройного и по сравнению с ними: худосочного Володю Ноготкова. Очень стройного!

И уже не спрашивают его где ты, Вова? И так ясно, что из-под их веников ему некуда деться: он там, и дальше полатей не уйдёт.

Может, Вова и возражал «робко», но это делу никак не мешало. Парили его «вохряки» по полной программе своей личной методике. Пока сами не устали.

Потом Распутин и Валера пошли в бассейн купаться. Вот где была настоящая божья благодать. Что рыбки, они резвятся там. Только Вова с ними не купается. Всё гадает: «Может и там у этих монстров своя методика есть, как в парной».

- Им похудеть надо. А мне и так хорошо. Создадут там цунами и волной утопят меня. Потери будут в охране! - Пойду-ка я лучше чай заварю. Так без потерь будет!

Сидят мужики, пьют чай, Володя целую пачку принёс  и сам чай заварил. Тут же за столом и беседу ведут.

- Что самое интересное, когда я в Афганистане служил, то там тоже что-то было подобное этой сауне, – это Валерий Иванович заговорил. – Мы тогда одну высоту занимали. Там всё и обустроили в земле в одном из блиндажей. Хотя внутри там всё по-человечески было, даже плиткой отделали помещение. Своеобразный бассейн построили. И даже воду там меняли.

Теперь приятно вспомнить молодость. Давно это было. Но самым главным атрибутом этой русской бани были наши советские веники. Их нам в Афганистан мой хороший друг присылал. И откуда бы вы думали: из Амурской области посылкой.

Вскрываем мы большой фанерный ящик, а там с полсотни веников лежат в полиэтилене. Развернули мы их. И такой запах пошёл в нашем блиндаже! Как у Пушкина говорится: здесь русский дух, здесь Русью пахнет. Аж слёзы на наших глазах навернулись, и никто их не скрывает. Берёза пахнет берёзой, дуб свой запах имеет, и каждый листочек по-своему пахнет. А если попаришься ими, то, как дома побывал. И это на фоне саксаула или перекати-поля, для нас там всё одинаково: непонятное и чужое. А тут, домом пахнет...

К этой посылке мы все, как на свидание, ходили: так со своей Родиной, со своими родными, нам увидеться хотелось. У меня дома любимая жена Татьяна да трёхлетний сын Роман остались. Ясно, что и душа там с ними была. Хоть запах их хотелось вспомнить. Как гуляли мы в лесу да праздники встречали…

Валерий Иванович задумался. Карие его глаза сейчас непроницаемы. Там бездонный лёд всей глубины его души. И наверно, он никогда не растает. И Распутин с Володей Ноготковым ему не мешают, не тревожат его. Пусть своё видение снова переживает ветеран той далёкой афганской войны.

- Недалеко от нас кишлак был. Так там одни бандиты жили со своей обслугой. Мирное население уже давно его покинуло. Вот они-то нам и не давали покоя. Через тот кишлак и оружие шло, и наркотики, и боеприпасы, и всё, что хочешь. А чтобы устрашить нас, то два РСа по нам выпустили, это реактивные снаряды. С какой установки они их запустили, тоже не было понятно. Но наше терпение закончилось. И командир говорит: вот и пришла пора вас б… проучить. Долго вы нам нервы трепали.

Вызвал он реактивные установки «град» нам на подмогу, те и вышли на линию огня. Мы недолго их ждали, быстро всё получилось.

А «духи» постоянно за нами наблюдают в оптику и, конечно, видели «подарочек», что мы им хотим преподнести. И разумно сами выдвинулись вперёд, как бы в мёртвую зону, в лощину, там и попрятались. По их расчетам, все снаряды должны были дальше лететь.

Но как у нас уже потом говорили, а это всегда так бывает, что командир, мол, ошибся. И совсем неправильно считал. И так далее, и тому подобное. Вот так и складывается легенда.

Дали два залпа «грады» вечером и больше не стреляли. Мы решили до утра туда не лезть в этот кишлак. Кто знает, что там может случиться с нашими солдатами? А уже утром спокойно во всём разобраться. Тем более что в оптику глянешь, а кишлак целый стоит. Вот тебе ребус. И это после наших «градов», ясно, что такого не бывает. Тот свои снаряды в шахматном порядке кладёт, так что там и мышь не выживет. И мы это знаем. Но…

А утром наша разведка вошла в кишлак, а там ни одной живой души нет. Зато в той низине, где духи прятались, всех их точным залпом накрыло. А что там было, то лучше того не видеть.

Нам сказали, что ошибка вышла, случился недолёт, и так далее. Всё по фильму «Женя, Женечка и «катюша». Есть там такой сюжет.

За Льва Николаевича Толстого! За его родовое поместье Ясная Поляна! Огонь!

Вроде шутка у солдата была: нажал тот пуск, и снаряды улетели к цели. А куда, неизвестно, в какой тыл? И естественно молодому солдату грозит трибунал.

И совершенно случайно этот залп накрывает группу немецких диверсантов, что к нам в тыл забросили. После залпа «катюш» их остатки предпочитают сдаться. Идут с поднятыми руками, везде горелая земля, рваные парашюты. И тут возникает вопрос: кто стрелял? Наградить героя! Этого требует наш генерал. И наградили.

Примерно такое же чудо и у нас произошло. Героя, что стрелял, наградили орденом Красной Звезды. Вряд ли что там могла произойти такая нелепая ошибка, как в смешном военном фильме. Не всё нам говорили в Афганистане: зачем людей зря тревожить?

И естественно, что наш солдат всё сам додумает, доведёт до логического конца любую историю. Все точки над «и» расставит.

Праздником для нас всех был вывод наших войск из Афганистана. В небе над колонной военной техники летали наши вертолёты. Ещё выше - самолёты. И всё так было продумано, что ни одной минуты без прикрытия мы не оставались. Если что-то ломалось в технике, то тут же вертолёт доставлял нужную нам запчасть. Минуты делов, и снова колонна на марше.

А как вышли в Таджикистан, то уже были дома, радости не было предела. В чистом поле палатки поставили. Я домой Татьяне звоню: «Мы уже дома, родная, наша война закончилась».

А моя любимая декабристка, именно так я её в своей жизни воспринимаю, снова удивляет меня: Раз ты дома, Валерочка, любимый мой! Завтра мы с сыном к тебе вылетаем. Пусть и тебе будет радостно. Вместе мы всё осилим, любые трудности. Жди нас!

Таня первая из всех офицерских жён с сыном прилетела ко мне в часть. И поначалу в палатке мы жили. Разве всё это можно передать словами: столько нежности, столько радости! Просто слов не хватит!

Мы с Володей забыли про свой чай, тот уже давно остыл. Слушаем Валерия Ивановича. На наших глазах слёзы наворачиваются. Нам радостно за него, за его семью. Но афганец опять заговорил:

- Там были не люди, а кремень. Был у нас один старший офицер, тот герой, каких мало на свете. Но неудачно сложилась его личная жизнь. И он часто выпивал, хотя на это дело там было наложено табу. И когда его пытались приструнить, то прямо говорил:

- Пил и пить буду. А кто вложит меня, то когда отсюда выберемся живыми, тому пи—ц! И прощали ему всё! У каждого душа есть!

Ушёл Распутин с Валерием Ивановичем снова париться. А Володя хитёр, не пошёл с ними в парную. Он и так слыл самым мудрым из всей охраны. А это чуть ли не полсотни человек. Разве что только Пётр Павлович его хитрее. И сейчас Володя Гришку обхитрил, да ещё как.

Все его записи перечитал и наложил свой вердикт: за написание и ошибки два балла, за изложение - пять! И круглую пятёрку Гришке вывел. Вот тебе и мудрец, Вова Ноготков. Лучший друг Гришки Распутина. Опять его удивил!

А то, что Гришка вслепую всё писал  почти без света  и торопился за рассказчиком  смысл рассказа ухватить, про это он ни словом не обмолвился. Но Распутин и на этот злой для него вердикт согласен.

- Кое-что и в твой адрес у меня имеется, дружбан. Вспомни, Вова, как ты присягу в армии принимал. Почитай и согласись, что с той поры ничего не изменилось. Читай внимательно, и если я нарушу эту присягу, то нехай мне будет стыдно и неудобно. Как тебе, как всем нам! Гарный хлопчик, Вова Ноготков!

Но долго раздумывать Распутину не пришлось, появляется Саша Че, и тот что-то своё новое придумал. Торопится поделиться с Гришкой  своей радостью.

- А ты знаешь, Григорий, как чукчи «по-научному» лампочку в патрон вкручивают? Нет, Распутин, ты этого не можешь знать! – говорит Саша, совсем как Паниковский, нарушитель конвенции. Из «Золотого телёнка», и это уже интересно.

- Один чукча берёт лампочку в рот: цоколь наружу. Другие поднимают его на руках до патрона. Тот вставляет цоколь в патрон лампочки. И они «вкручивают чукчу в патрон» до упора и, естественно, саму лампочку.

Затем бросают висеть чукчу на лампочке, так как уже доказано наукой, что лампочку изо рта человека вытащить невозможно. Затем включают свет. А сами садятся кружком на полу в чуме и ждут чуда.

Их товарищ червяком крутится на лампочке, а та всё нагревается. В итоге он нечеловеческими усилиями освобождается от лампочки, потому что терпеть нагрев лампочки уже невозможно. С грохотом своего наэлектризованного тела падает вниз. Затем поднимается на ноги и с ужасом убегает в тундру.

Другие чукчи хлопают в ладоши, словно в кино побывали. И старший чукча всем объявляет:

- Мировой эксперимент закончился не в пользу науки. Мы только что доказали обратное: лампочку можно вытащить изо рта человека целую, и при этом не повредив самого человека. При условии, если ему придать необходимое ускорение. Что мы и сделали сейчас, включив свет. И тот сам ловко соскочил с лампочки, что вы сейчас и видели.

Но что бы опыт признали во всём мире, его надо повторить тысячу раз. Поэтому, господа чукчи, знайте, что именно так мы двигаем вперёд мировую науку. И не просто, а семимильными шагами. И это впервые за всю нашу историю жизни на Севере: прогресс налицо! Кто следующий?

Насмеялся Распутин, так что уже сил у него не осталось. А Саша ему уже другое предлагает: «Давай, Григорий, я тебе расскажу, как чукчи лес пилят!»

- Не надо, Саша, мне бы до дома добраться. Смеяться я уже больше не могу. Давай до следующего раза отложим - сам уходит от Саши Че, другого выхода у Гришки нет.

А дома его ждёт сюрприз. Появилась его половина: новоявленная «цыганка» Елена Маслова. Что-то там у них в «таборе незаладилось». Не захотел тот двигаться в небо, как было раньше Гришке объявлено  самой же Еленой: «Табор уходит в небо». Или ООН им запретила это делать: туда, в небо, двигаться. Никто правды не узнает. Но его «пучеглазое солнце», сокровище, уже здесь. Перед глазами Распутина, то есть космонавта номер… Как ей всё это простить? Такие шутки.

- Я же тебе говорил, что земля круглая, Леночка, а ты мне не верила. Был один ноль в твою пользу, теперь у нас поровну стало. А дальше видно будет.

Та не спорит с «космонавтом» Гришкой, знает, что есть такая мудрая народная поговорка: ночная кукушка дневную всегда перекукует.

- Какое же тебе наказание придумать? – вслух думает Распутин. – За все твои побегушки из своего дома! И проделки твои ведьмячьи.

А Елена ему своё:

- У нас натуральное хозяйство хорошее. Может, тебе что-то натурой можно отдать, Гришенька. У цыган всегда так принято, - хитрит Елена. – По научному это товарообмен называется: ты мне, я тебе! В итоге всем хорошо.

- Ну, если натурой? – задумался Гришка и чешет свою репу. - Да что там думать: прыгать надо, как в анекдоте с обезьяной.

Раздевайся, цыганка! Будет тебе наказание! Согласен я на натуру!

И вот когда пожар любовной страсти поугас, они измождённые, но довольные жизнью, уже спокойно рассуждают. Елена, как и всякая женщина, не сможет успокоиться, пока не узнает всё, что у мужа на душе было, есть и будет. Для неё это самое большое наказание в жизни. И она обращается ласково к Распутину:

- Гришенька, ты мне начал что-то там про инопланетян рассказывать. Но так и не дорассказал, милый, что же там было такого интересного? Мне очень хочется всё это знать. А ты всё дело довёл до конфликта: нельзя же так с женщинами разговаривать! Грубостью тут ничего не возьмёшь. Лаской надо, милый!

- Так и ты со мной теперь по-человечески разговариваешь, а тогда что творила: ведьма ведьмой! – это Гришка своей супруге.

И что самое интересное. И даже можно сказать, что убийственное признание  для Распутина прозвучало именно так:

- Если ты со мной по-человечески, как сейчас, Гришенька, то и я так же с тобой, Распутин. Запомни это!

А дальше они уже говорили о жизни. Не со стороны философии, а со стороны самой жизни.

- Там всё просто и ясно, как наша раскрытая ладонь. Нет ничего в ладони: пусто! – это Гришка своей Елене. - Так и надо её нам воспринимать. А мы сами создаём себе проблемы в своей же жизни. Что-то там выискиваем при помощи гадалок и шарлатанов всех мастей. И в этой тёплой и ласковой человеческой ладони обязательно находим негатив.

И вопреки всякой математической логике: если образно всё это представить, не смешно получается.

Пусто на пусто умножить. Хоть тысячу раз умножай. По законам математики: только пусто и должно там получиться. А получается информационное поле ладони, которое мы не видим, но оно есть, накладывается на другое поле. Вот вам и «пусто на пусто». Громада информации получается»

И дальше обвал информации на человека: обвал! И он может погибнуть. Вот этим-то опытные цыганки и пользуются. Взглянув на ладонь, сразу «грузят человека» чуть ли не насмерть. Для них пустая ладонь таковой не является.

То же самое и инопланетяне делают. Они много знают. Но проводят свои эксперименты над нашими людьми. Именно потому, что и они сами не всей информацией обладают. Хотя их уровень развития, по сравнению с нашим уровнем, в целую вечность, укладывается. А это вселенская пропасть между нами.

Скорость, с которой НЛО пронизывает нашу атмосферу, только удивляет. Миг, и ты уже из вечной черноты чужого разума, и там всё разумно. Удивлённо смотришь на нашу яркую и зелёную Землю и понимаешь: она - творение высшего разума. Красавица, и мы её дети. Даже подсознательно гордость ощущаешь.

Наших людей они, можно сказать, что рвут на части. Для них опыты - это нормальное явление. Гуманоиды спокойно смотрят на это и никак не препятствуют нашей боли. Хотя для них ничего невозможного нет. Всегда Распутин удивлялся, что никаких перегрузок при полёте он не испытывал. Даже ребёнок там ничего не почувствует. Полнейший комфорт во всех отношениях, как дома.

И нет там гравитации Земли. Как и других наших законов. Для них это уже давно пройденный этап. И сами они разные инопланетяне, есть добрые, есть и злые. Вот и эти опутали его тело какими-то нитями. И эксперимент начинается.

Гришка пытается рвать «эти нити», от невыносимой боли прекратить этот опыт. И поняв, что ничего не получится, мечтает только об одном: скорее потерять сознание. Тогда не будет боли. Но все его мысли читаются мучителями, иначе это не назовёшь, опыт продолжается!

Потом всё лишнее стирается из памяти. И ничего, даже следа пыток не остаётся. Шрам не шрам, какое-то уплотнение на шее, и всё! Может, ещё где-то есть такая же метка, но тебе это жить не мешает. Ты можешь и не заметить её за всю свою жизнь.

Чаще всего контакт с человеком, происходит ночью, когда человек спит. Естественно, что его тело находится параллельно земле. И так же двигаются мысли человека: парят в информационном русле.

Та же самая река со своими законами. Хотя принцип один и тот же. Человек окунулся туда своими мыслями. Его, как щепочку, подхватило течением и понесло по этой полноводной реке сознания. Конечно, не без посторонней помощи.

Человек во сне ощущает это легкое движение там. Ему начинает казаться, что он движется на роликовых коньках или на доске легко скользит по земле. Хотя никогда наяву это не делал.

По-разному бывает этот переход в другое бытие, но принцип один. Начинается лёгкая болтанка, раскачивание из стороны в сторону. Ощущение в руках какого-то лёгкого каната. Ты за него крепко держишься. Раскачиваешься. И подъём начинается.

А над тобой лёгкое жужжание невидимого аппарата. Но ты ничего там не увидишь, не сможешь это сделать. Потому что вокруг тебя уже подобие чёрной переходной трубы. Ты ощущаешь это касанием своего тела о стенки: явное, ограниченное пространство переходного аппарата. И потихоньку с остановками подъём начинается.

Распутин служил на подводной лодке. Не раз выходил через торпедный аппарат методом свободного всплытия, а также «по буйрепу», то есть по специальному тросу. Может, поэтому он и нашёл здесь какую-то ассоциацию с происходящим.

Чаще люди, кто испытал на себе это «чудо», никак не могут его объяснить. У Гришки больше опыта. Но и он не сразу дошёл хотя бы до частичного понимания происходящего с ним, если мягко сказать, научного явления нашей жизни, контакта с гуманоидами.

А на работе Гришке не даёт скучать Саша Че. Он что-нибудь да придумывает.

- Ты знаешь, Григорий, как чукчи лес валят?! Я тебе в тот раз не рассказал, тебе некогда было. Так я человек не гордый, Гриша, могу тебе сейчас повторить. А там всё просто.

Чукчи вместе с пилой вокруг дерева бегают. И так хорошо это делают, что дым идёт. Сначала думали, что это дерево начинает гореть, даже приготовили огнетушители. Но потом разобрались, из «ж» дым валит, да ещё как.

Стали глубже разбираться и нашли причину необычайно высокой производительности труда. Хозяин им сказал: «Будете плохо работать, так вы у меня зубами будете грызть дерево  вместо пилы. Свои зубы жалко! А так «пердячим паром работаем». Что пиле будет?! И свои зубы целы.

Как тут не веселиться трудовому народу, с Сашей не соскучишься. Он герой у них, драгоценная находка.

- Давай, Распутин, дорогой мой друг, я тебе ещё анекдот про чукчей расскажу. Я их столько знаю, что ваши уши будут, как у спаниеля. И даже можно будет им нос вытирать  вместо платочка. Ну, если того...

У Распутина уже другие мысли в голове. Он вспоминает, как работал  когда-то кузнецом на заводе «Дальсельмаш». Славные там работали ребята, многих уже нет в живых. Столько лет прошло.

Работал там Коля Пивенко. Красивый, рослый парень и силы немалой. А сила там многое значила. Молодые были, дури в голове много было, как говорится, немеренно, вот и чудили парни. Весело жили. Но и работали по-ударному. Тогда по стране везде такой настрой был. И Николай всегда на виду был, по-другому он не мог жить. За что его и уважали: ценилось это.

Но однажды случилась непоправимая беда. Металлическая пластина вылетела из-под молота. И ударила в живот Коле Пивенко. Вроде и неглубоко, но там кишечник, спасти Николая не удалось.

И всё же все кузнецы считали, что виноваты были врачи. Они сделали операцию, занесли инфекцию, началось заражение крови. Все рабочие сдавали кровь, и не только кузнецы  огромнейший завод был.

Хоронили Колю с почётом, но разве в этом дело? У него остались жена, дети. А это уже само по себе трагедия.

И когда Гришка пришёл работать на ТЭЦ охранником, услышал фамилию Пивенко Андрей Васильевич, у Распутина что-то в душе перевернулось: «А кем вам Коля Пивенко приходился, я с ним в кузнице работал?»

- Это мой дядя, - отвечает молодой симпатичный парень, чем-то похожий на Колю Пивенко.

- Хороший у тебя дядя был, Андрей. Честный, весёлый  и был трудяга, каких мало на свете. Его все кузнецы уважали. А это много значит, чем тяжелее работа, тем люди чище душой. Да ещё с огнём работа.

Так они и познакомились с Андреем Васильевичем Пивенко. Тот карьеры себе на чужих судьбах не строил. С высшим образованием парень, привык всего сам добиваться. Только своим трудом. И совсем скоро он стал начальником топливно-транспортного цеха. А это очень ответственная работа. Тут и днём и ночью надо работать. Потому что ТЭЦ – это жизненно важная артерия города. Обеспечить её бесперебойную работу, начиная с завозки угля, его разгрузки, работы транспорта, механизмов. И главное, люди. И Андрей Васильевич успешно справлялся с поставленной перед ним задачей.

Можно прямо сказать, что с уважением к нему относились рабочие. И не только рабочие. Все без исключения люди. А им чужую волю не навяжешь, даже если и захочешь это сделать. Но особенно его уважали ветераны предприятия. Потому что они фактически никому не были нужны не только в рамках одного предприятия, а всей страны.

Советская власть кончилась, а вместе с ней закончилась забота о рабочем человеке, и о ветеранах предприятия. А они ходят и просят, им некуда больше идти. ТЭЦ - это их последняя надежда.

- Андрей Васильевич, помогите, пожалуйста, огород надо запахать, машину надо, и так далее.

Если он сам не мог напрямую помочь ветеранам, то шёл к руководителю предприятия и там просил не отказать ветерану в помощи. И они находили общий язык: надо помочь.

Потом зачастили комиссии сверху. И пришли к выводу: у вас, Андрей Васильевич, люди много зарабатывают.  Но они же день и ночь работают!

- И расходы топлива у вас большие: но всё ведь не учтёшь? Это невозможно?  И за пределы допустимых расходов это не выходит?!

- Наоборот, у вас должны расходы сокращаться с каждым годом. А у вас нет такой тенденции.

- Но техника ведь старая, как в народе говорят, старее сивой кобылы. Что там можно сэкономить?

Андрей Васильевич не стал больше спорить. Раз решили его там наверху, как говорится, сожрать, то они это обязательно сделают. Только разница во времени.

Он сам уволился! Как написано в классике, не вынесла душа поэта позора мелочных обид... По мелочам и съели человека.

Больше всего расстроились старые люди: ещё одного хорошего человека на предприятии не стало. Распутин тоже хотел с ним поговорить. Но у Андрея Васильевича столько обиды накипело на душе, что он просто не мог говорить.

- Извини, Семёныч, мне не до этого сейчас! - и это понятно.

Здесь же на предприятии работает жена Андрея Мария Пивенко. Она тоже уважаемый человек: весёлая, общительная, добросовестный работник.

Не последний человек на ТЭЦ и её отец Пётр Галимулин, старейший работник предприятия. Только о нём одном можно целую книгу написать.

Казалось бы, что ещё надо «там наверху». Уже сложилась на ТЭЦ рабочая трудовая династия. А в советские времена это много значило. Пусть бы люди и работали здесь на совесть. Потом бы и дети их пришли. Но это мечта! Хорошие были времена раньше, почти коммунизм. Но кому-то это не нравилось.

А дома звонит Василий Мазур, моряк и старый друг Гришки Распутина.

- Ты куда, Григорий, пропал, до тебя не дозвонишься? С праздником тебя, родной, с Днём подводника! Желаю тебе крепкого здоровья и счастья! А также творческих успехов! Чтобы ты орден заработал на своём поприще, за всех наших моряков постарайся! Вот бы нам радость была.

Вася Мазур служил водолазом на флоте. Так что это тоже многое значит для Распутина.

- И тебя, Василий, поздравляю с нашим праздником. Желаю здоровья и счастья. Но сейчас для нас главный аргумент в нашей тяжелой жизни, конечно, здоровье.

- Григорий, о чём ты говоришь?! Я уже не один инфаркт перенёс и микроинсульт. Инвалидность дали. Но толку-то что? К врачам не попадёшь. Цены на лекарства заоблачные, и на продукты чуть ли не два раза в месяц растут. И это при нашей нищенской пенсии. Да ещё за квартиру надо платить. И ещё за капитальный ремонт придумали. Не знают, как деньги забрать «честным путём». А богатые богатеют.

Когда мы служили, Григорий, то разве о такой жизни мечтали?! Себя нигде не жалели: и на службе, и на работе. Ты же знаешь, что я днём и ночью работал на комбикормовом заводе, а коснулось, то даже «ветерана труда» не заработал. А сейчас и концов не найдёшь - нет предприятия.

Не раз встречался с бывшим директором Валентином Владимировичем Морган. Он теперь богатейший человек города. Не один магазин имеет. Но правда, не зазнаётся он и за руку здоровается, всё по-человечески.

- Что он может мне предложить сейчас – работу! Так я инвалид сейчас. А вдруг, что-то случится со мной, кто за меня отвечать будет? Даже дворником и то не возьмут.

Скоро встретились моряки дома у Распутина: пьют чай с пирожками, что Елена напекла, и дальше ведут свою прерванную беседу.

- У меня, Василий, тоже был разговор с бывшим директором. Мне нужна была его материальная помощь на издание книги «К истокам души», - это уже Распутин заговорил. - Там про комбикормовый завод много написано. И фактически это его детище.

Много директор там чего переделал, усовершенствовал. И даже по другой системе заставил работать весь завод. В итоге  заработная плата у рабочих получалась по тем временам огромной: 500-600 рублей. Инженер по тем временам, если получал двести рублей, то он был счастлив.

Квартиры строились, садики, ясли.

Коммунисты были у власти. И он был коммунист, и ты, Василий. Тогда все жили хорошо.

Но вся разница в том, что тебе нечего было, Василий, приватизировать. А другим было чего, что они и сделали. Теперь они хозяевами всей страны стали. И забыли про свои партийные билеты, про долг, честь, совесть.

Или бросили их всенародно, как Ельцин. Так тот хоть прощение у людей попросил. А сейчас та же самая номенклатура у власти осталась. И они не торопятся просить прощения, зло творят.

Хотя толку-то с их прощения. Может, Путин что-то изменит, и здесь в лучшую сторону больше надеяться не на кого. Вся страна только этим и живёт - Путиным.

Валентин Владимирович приветливо встретил Распутина. Ему уже много лет: за семьдесят, сам седой, а брови чёрные. Хорошо выглядел и на свою жизнь он не жаловался, и это понятно. Грех ему это делать при всеобщей нищете народа.

Держался хозяин магазина просто. Взял диск с записью книги, чтобы дома прочитать его. И, похоже было, что на данном этапе он серьёзно подходит к этому делу. А это уже о многом говорило писателю. Главное, чтобы тут был интерес, и он, судя по разговору, «присутствовал» в этом деле.

План Распутина был прост, как это было со сбором денег на издание его книги сказок «Сорок сороков». Там смысл был в том, что люди помогут ему, а он им вернёт их деньги уже книгами. И что получилось из этого, мы уже знаем.

Да и сам Распутин, теперь со смехом, называет всю эту акцию авантюрой: ещё больше врагов нажил. Вот и получается, что если тебе хочется плакать, то надо смеяться. И он всегда пробует это делать.

Но, как говорится, урок не пошёл ему впрок. И он опять надеется «на дядю», что кто-то ему поможет. Хотя и сейчас не было ничего невозможного: деньги у Валентина Владимировича есть. Интерес тоже есть. Он платит деньги за издание книги. Всего триста экземпляров. Распутин забирает себе сто экземпляров или чуть меньше. А остальные книги хозяин продаёт через свой магазин. И возмещает свои потраченные деньги. Как говорится, и волки сыты, и овцы целы.

Через неделю они снова встретились. Валентин Владимирович сделал ряд замечаний по описанию героев, их характеров, судеб.

Сильно не понравилось ему, что Распутин написал в своей книге, что комбикормовый завод был перевалочной базой для всех бывших ментов, трамплином в их честную гражданскую жизнь.

А как это могло Распутину понравиться, если сам он не раз с ними дрался. Город то маленький, все друг друга знают, кто и что стоит.

И борцом за справедливость его нельзя было назвать, потому что пьяным он был. По этой «лавочке» слово «дебошир» ему больше подходило. Но это была молодость, необузданность характера, жажда к справедливости. И давно это было. Больше двадцати лет прошло. Быстро время летит.

Но это был черновик его книги, и всё можно было там доработать, довести до нужной кондиции. Но тут бывший директор стал навязывать Распутину свой сюжет изложения его книги. Как говорится, предлагал кота в мешке. И никак не денег, про это речи не велось.

И раньше у них не было особых доверительных отношений, уже по известным причинам. А тут Распутин стал подозревать, что всё это просто игра, продуманная хозяином магазина. Почему бы ему не поиграться с писателем в кавычках, кто он для него?

Скорее всего, что дальше получилось бы так же, как в «Золотом телёнке»: Паниковский спорит с Шурой Балагановым: «Кто ты такой?» А тот: «А ты кто такой?» И всё!

Вежливо попрощавшись с Валентином Владимировичем, Распутин вышел из магазина на улицу. Сильно он не расстроился, потому что всё это можно было предположить. И практически «писатель» был готов к такому повороту событий. Жизнь уже научила его, если особо грубо сказать, что попрошайничать плохо.

Книга была издана  таким же способом, как и сказки. Деньги заняли: Елена, Валерия и Боря Лейсберг. А Гришка уже по частям возвращал им долг. Собирал ягоду на болоте, сортировал и продавал её. Елена помогала ему. Так получился свой семейный подряд. И так из года в год. Но книга стоит того.

От неприятных воспоминаний Распутина отвлёк приход Саши Пархоменко. И к тому же не один друг пришёл, а с внучкой Аришей. А это уже целое событие для Распутина: он любит детей, и те любят его. Потому что своих внуков ему не приходилось нянчить. Вот такой обидный провал в его биографии. Буквально, «по их следам» в квартиру зашла Елена. И для неё эта встреча - большая радость.

Елена хорошо знает Сашу Пархоменко, знает, что встретились старые друзья. И они с Аришей уже хозяйничают на кухне. Девочке семь лет, но она умница, каких мало на свете. Настоящая помощница в доме, и больше того, талантливая артистка. Уже и песенку им спела. И станцевала. И дальше готова продолжить свою творческую программу, на этот счёт у неё нет проблем.

- С моей кареокой красавицей Аришей вы не соскучитесь, - смеётся Саша Пархоменко. - Она на свою бабушку Татьяну Владимировну, мою жену, сильно походит: та старинных венгерских кровей. И характер у неё, иначе не скажешь, как цыганский. Вот и внучка в неё уродилась: а нам это только в радость. Главное, чтобы Ариша росла здоровой, красивой и счастливой. А ума у неё и сейчас палата: всем родным хватает. Этого у неё не отнимешь.

Распутин подарил Арише свою книгу сказок. А Елена подарила игрушечного пушистого белого котёнка. Маленькая гостья от такого подарка без ума. Котик беленький и голубоглазый: точно для неё создан. Она уже и имя придумала котику. Целует его: потом скажу!

- Дядя Гриша напишет свою новую книгу, - это Саша разъясняет ситуацию своей внучке. - И про нас с тобой напишет в этой книжке. Ты обязательно пойдёшь, Ариша, к нему на презентацию книги. Это праздник такой, там людей много будет. И ты нам всем песенку споёшь или стишок расскажешь. Мы очень будем рады: и я, и дядя Гриша, и тётя Лена.

- Что за вопрос? – удивляется маленькая артистка. - Мне надо там быть обязательно. Как же вы там без меня обойдётесь: только опозоритесь! Вы уже старые. А там должна быть другая энергетика: молодая и сильная!

Ну, как тут не смеяться? Вот это да!

Чего мы не ожидали, то и случилось: такая молодёжь у нас растёт! И говорят, что она у нас плохая. Да нам до неё, как до луны пешком. Мы действительно старые люди, потому что у нас нет запаса времени. И мы это понимаем...

Саша - уникальный человек. Он фанатик различных единоборств. И даже сам создал свою борьбу. Выучил своих учеников. И те не одно призовое место заняли на различных соревнованиях. Чем подтвердили преимущества этого стиля борьбы над уже известными нам стилями. Нонсенс!

А Саша Пархоменко уже увлёкся экстрасенсорикой. Да так серьёзно повёл это дело, что к нему люди валом пошли со своими бедами. Даже милиция приезжала на консультацию. И он никому в помощи не отказывал: работать так работать!

Взял из рук милиционера фотографию одного парня. И сразу говорит: «Его нет в живых!» Те сразу встречный вопрос: «Где его искать?»

Саша сосредоточился на фотографии. И уже видит себя под водой, на дне водоёма. И сверху светлое пятно, это далёкое солнце еле просматривается. Но он не торопится всплывать, привыкает к новой обстановке. И вдруг мимо него со дна поднимается тело утонувшего человека. Экстрасенс за ним потихоньку всплывает ближе к поверхности, стараясь не шуметь, не вспугнуть видение. Тут надо очень осторожно работать. Всплываю наверх.

Присмотрелся, а на берегу видать старые заброшенные гаражи. Большие деревья склонились над прудом. На них качели, но похоже, что они не в рабочем состоянии. Сломаны.

- Есть у вас такое место? – спрашивает милиционеров Пархоменко.

- Есть в километре отсюда.

Они берут машину и едут туда. Саша узнаёт это место. И вдруг  вроде в подтверждение его слов, метрах в пятидесяти от берега забурлила вода. Что-то там обозначилось. Но что, сразу не разглядишь. Взяли лодку, поплыли туда, а там утопленник. Всё, как видел Саша, так и случилось.

Наградили его ценным подарком, потому что это было убийство. И убийц он увидел, сразу сказал, что друзья это сделали: один с разными глазами. И у мужика, действительно были разные по цвету глаза. Верная примета. У второго нет пальца на правой руке. И тот сам признался, не ожидал, что так быстро его найдут. Кто бы про его пальцы знал!

И по-другому всё было. Приходят к Александру Пархоменко родители. Приносят фотографию сына, просят сказать о сыне: жив он или нет? Уже полгода прошло, как он потерялся. Думают, что убили его, но найти его тело никак не могут.

Плачут родители: «Помогите, Александр Васильевич, никаких денег не пожалеем, дальше нам жить уже невозможно. Пока тело сына не найдём, мы не успокоимся».

- Не надо мне денег. За это грех деньги брать. Что смогу, то и сделаю для вас. Вот и вся мне оплата. Так что вопрос с деньгами навсегда снимается. Запомните это!

Хочет экстрасенс таким способом поменять ауру вокруг этого дела. Как говорится, снять лишнее напряжение. А там везде мрак: возле самой фотографии, возле родителей, и так далее. Сплошной негатив.

Никто бы не поверил, что такое случится. И действительно, даже в комнате стало светлее. И сами люди заметно успокоились. А дальше…

- Его нет в живых, фотография холодом разит, мёртвый он.

Охнули родители:

– Где он?

- Его закопали в лесополосе. Там три сосны растут, недалеко от этого места надо искать.

Нашли люди то место. Разгребли листья и ветки. И там тело оказалось, всё исколотое ножом. Да так, что, как говорится, целого места нет.

Отец, как увидел это, то у него из груди непроизвольно вырвалось: «Убью гада! Теперь мне моя жизнь ничего не стоит. Пока не отомщу за своего сына, не успокоюсь».

- Александр Васильевич, подскажите: кто это сделал? Мы вам как себе верим. Хоть чуть-чуть бы была подсказка.

Взял ключ экстрасенс, что нашли в кармане у мёртвого сына, и родителям показывает: узнаёте?

Те плачут ещё сильнее, узнали его: от квартиры этот ключ. Что там гадать: Пашин этот ключ.

- Ваш сын появится здесь сразу, как я снова в руки ключ возьму. Вы ничего не говорите, стойте молча, не пугайте его. Он сам за вас сильно переживает.

Ветер прошёл по деревьям. Потом наступила мёртвая тишина. Люди согнулись под непонятной тяжестью, что опустилась на них сверху. Все без исключения съёжились. От холода и непонятной тоски, где-то не так далеко завыла собака. Жуткое место, иначе не скажешь.

И вот тут появляется их сын. Его фантом, призрачное видение, плывёт, движется к Пархоменко. Природа заволновалась: снова шумят деревья, залаяла собака. И люди понимают по поведению призрака, что тот настроен решительно, как говорится, они будут «по крупному разговаривать».

А что это Паша, тут ошибки быть не могло. Он возмущается. Пархоменко ежится перед его натиском. И родители уже готовы вмешаться. Но всё же находят в себе силы не делать этого. Помнят наказ экстрасенса: не мешать! Ни в коем случае! Только смотреть! И все видят одно и то же. В одном фокусе зрения.

Горит свечка. Появился призрак, он плывёт на неё. Пламя начинает «возмущаться», трепещет под его натиском. Потом чуть ли не гаснет от гнева. Идёт борьба, противостояние. Но вот пламя выравнивается. Набирает силу.

Исчез призрак сына, и природа заметно успокоилась. Кто-то ясно сказал: тут с вами совсем поседеешь. О себе сказал. Но с места никто из людей не сдвинулся. Люди ждут, что скажет экстрасенс.

- Сын просил ничего не говорить про убийцу. Сказал, что не наше это людское дело. Тут совершенно другие силы всё решают. Не наш это уровень. Там сами разберутся. И поясняет:

- Паше родителей жалко, особенно отца. Если тот вмешается, то всем родным плохо будет. Он должен быть чистым. Никакой крови на нём не должно быть. К тому всё идёт.

Упросите отца ничего не делать, не надо торопиться, это очень нужно. Всё само решится. Там решают!

Странная просьба. Как тут можно ничего не делать? Не искать убийцу своего сына.

Отец озадачен. Потом заплакал от своего бессилия.

- Значит, душе легче стало, - слышен чей-то сдавленный голос. – Пусть выплачется!

Родители смирились, хотя это очень трудно было сделать на грани их возможностей. Но всё вытерпели они, понимали, что так надо!

Через месяц убийца сам умирает: сердце прихватило. В записке он написал: «Что заставило меня признаться в убийстве человека, сам не знаю. Сейчас я раскаиваюсь, потому что мне плохо. Надо мной постоянно висит огромная глыба, и она меня раздавит рано или поздно. Если можно, простите меня... Глыба падает на меня!»

Пришёл Распутин на работу под впечатлением Сашиного рассказа. Он всё ещё не может избавиться от осмысливания этой тяжёлой для людей темы: «смысл жизни».

В конце рабочего дня к Распутину подходит Николай Николаевич Ермаков. Стройный, сероглазый, по-военному подтянутый, с лёгкой сединой человек. Сейчас он исполняет обязанности командира ВОХРа. Бывший кадровый офицер, с большим стажем работы. И главное, что это всегда была постоянная работа с людьми. Ермаков был командиром роты, где служил Толя Костыря. А это уже о многом говорит. Для Распутина это как пропуск в его душу. А там рана, жалко, не уберегли тогда Толика. Не смогли уберечь! Но...

Николай Николаевич много помог Распутину. Сам лично набирал его книгу «Мы духом таёжным сильны», вернее, её рукопись на компьютере. Тогда ещё у Распутина не было такой техники, он всё по старинке писал ручкой.

- Я тебе просто так помогу, Гриша. Никаких денег мне не надо. Хочу посмотреть, как рождается книга. Мне даже в это не верится, что я к этой теме прикоснулся своими руками: вообще такое возможно. Вот такой бескорыстный человек Николай Николаевич, и не хотел, чтобы о нём писали даже строчку.

А тут Ермаков сам начинает рассказывать. И тема его рассказа как бы продолжение того, что уже рассказывал Саша Пархоменко. А вернее внутренний мир человека, его загадки.

- Вот и не верь ни во что, Григорий?! А  теперь я верю, - и Николай действительно взволнован, первый раз его видит таким Распутин.

- Снится мне сон. Идёт мне навстречу мой тесть Шарин Георгий Григорьевич, я всегда его папой звал. Он того заслуживал.

А солнце так ярко светит, что я всё досконально вижу, до самых мелочей: и черты его лица, и одежду, и даже пылинку на ней. И как ты это не заметишь, если он весь, как картинка сияет. В своем военном мундире, при всех регалиях. Как на параде.

Ордена и медали весело побрякивают на его крепкой гвардейской груди. Лицо счастливее не придумаешь, иначе тут ничего не скажешь: счастлив он!

- На парад я собрался. Нас всех фронтовиков пригласили. Я же говорил тебе, сынок, что меня не забудут. Говорил! – и столько задора в его словах, что мне сказать нечего.

- Папа, да я разве против этого был, я рад за тебя! Ты ведь знаешь, что я везде писал, во все архивы. И медалей твоих ещё много не найденных. Мы их найдём обязательно: я тебе обещаю!

И кто бы мог подумать: на следующий день в программе «Подвиг народа» были предоставлены архивные документы, касающиеся моего тестя Шарина Георгия Григорьевича. Как говорится сон в руку. Я часть документов сюда принёс, чтобы тебе показать.

Открываем первый попавшийся документ:

«Приказ. Войскам 61 армии Брянского фронта.17 сентября 1943 года № 65/4. Действующая армия.

От имени Президиума Верховного Союза ССР за образцовое выполнение боевых заданий командования на фронте борьбы с немецкими захватчиками и проявленные при этом доблесть и мужество награждаю Орденом Отечественной войны II степени - гвардии младшего лейтенанта Шарина Георгия Григорьевича, командира разведроты 7 Сталинградской Гвардейской мотострелковой бригады...»…

У папы есть ещё ордена Боевого Красного Знамени, Красная Звезда, а также медали: «За оборону, Сталинграда», «За победу над Германией» и многие другие. А также Благодарности Верховного Главнокомандующего товарища Сталина. Воевал на Западном, Сталинградском, Брянском, Степном, 2-ом Украинском фронтах. Кандидат в члены ВКПб.

Вот это подарочек тебе, Николай Николаевич, которому нет цены. Поздравляю тебя, дорогой. И для всех родных это большая радость. А для правнука Даньки - это смысл всей его дальнейшей жизни.

Жалко, что сам ветеран не дожил до этого счастливого дня, не смог увидеть все эти документы, умер он в 1978 году.

- И тебе есть подарочек, Григорий, ты говорил, что Орловская область - это твоя родина по отцу. И даже книгу пишешь «Истоки». А именно там воевал Шарин Георгий Григорьевич, читай документ:

«14 июля 1943 года, выполняя задание в деревне Селихово, ворвался в стан противника, уничтожил 30 фашистов  и огневые точки противника, успешно выполнив задачу, в настоящее время продолжает наступать. В боях за деревню Кривцово Шарин Георгий Григорьевич ранен».

Теперь настала пора удивляться Распутину: «Ты меня, можно сказать, сразил наповал, Николай Николаевич. В Селихово на кладбище почти вся моя родня похоронена: дяди, тёти, братья, сёстры. В этой книге о тех местах много написано. И все описанные мной события там, рядом с Селиховым, происходят. И сам я в Селихово не один раз был. Даже адрес был: Орловская область, Знаменский район, Селиховский сельский совет.

- Хоть и все мои родные воевали, я хочу поклониться умершему герою, твоему тестю. Я имею на это право.

- Знай, Николай Николаевич, что я горжусь Шариным Георгием Григорьевичем так же, как и своими родными: теперь родной он нам, разведчик-гвардеец. И, наверно, большой жизнелюб, знал он, за что воевал, и делал это с душой. Его награды тому подтверждение.

И твоя жизнь не менее интересная, Николай Николаевич. Наберись-ка ты смелости и расскажи мне о своих подвигах. Ты всегда говорил, что там ничего интересного нет для моей книги. Но когда ты зашёл на работу со своим внуком Даниилом, я сам с ним разговаривал. И ты посмотрел бы, как у мальчишки искрились от счастья глаза, когда я говорил, что дед у него герой, то есть ты, Николай Николаевич. Вот так!

А прадедушка, какой герой Шарин Георгий Григорьевич?! О нём одном надо книгу писать, там одним рассказом ничего не сделаешь. Поверь мне. Это счастье иметь таких родственников. И ещё больше счастье гордиться ими.

Это детям и больше всего внукам надо: вся наша правда о нас и наших героях. Для них это путеводная звезда по всей их долгой жизни. Посветить им надо в пути и пожелать доброй дороги. Это, Николай Николаевич, в наших силах, не надо стесняться это делать. И ты это делаешь. Недаром, твой внук Даниил мне сказал с гордостью:

- Дядя Гриша, я буду поступать в Суворовское училище. Я это твёрдо решил. Я хочу быть похожим на своих дедушку, прадедушку: Ермаковых и Шариных, и маму свою, они все кадровые офицеры. Вся их жизнь - это служение Родине!

- Я был удивлён такими словами Даньки. Вот это да! А мы говорим, что у нас молодёжь хуже стала. А тут явный, сознательный патриотизм парнишки. Может, он просто недопонимает, что такое повседневная служба в армии, и потом пожалеет о своём выборе.

- Даня, а ты понимаешь, как это тяжело учиться в Суворовском училище? Тут надо от многого в жизни отказаться. В твои годы начинать службу очень тяжело. Я это понимаю.

- Дядя Гриша, а моим героям родным легко было? Я хочу быть похожим на них. И той же дорогой пойду, – помолчал, подумал и добавил: - и ещё у меня есть любимый дедушка, он меня поддержит, я в это верю.

Что мне сказать, если в его словах звучит столько уверенности!

- Удачи тебе, Даниил! Дедушке тобой можно гордиться.  Молодец!

Есть на ТЭЦе и ещё замечательные люди. Один из них Сергей Пахомович Колобов. И что самое интересное, он с Распутиным учился в одном учебном отряде подводного плавания, во Владивостоке. Только в разные годы они служили. Дозиметристом он был по специальности. И сейчас в разговоре с Распутиным он шутит:

- Ты слышал, Григорий, раньше шутка такая была: «подводная лодка в степях Украины». А у меня на самом деле так получилось, после окончания «учебки» меня вместо подводной лодки закинули служить, ты не поверишь, на космодром Байконур. И сам бы никогда не подумал, что так получится. А я даже здоровался за руку с космонавтом Алексеем Леоновым. Первый в мире космонавт, который вышел в открытый космос, этим можно гордиться. Повезло мне тогда. – И это, Григорий, пока всё о себе!

Другой легендарный человек - это Николай Владимирович Лысенко. Отличный специалист своего дела. Неутомимый труженик. К слову хочется сказать, что на ТЭЦ нет плохих специалистов. Работают профессионалы. Сейчас Николай Владимирович работает главным инженером. И отлично справляется со своими обязанностями.

А в повседневной жизни он заядлый рыбак и охотник. Это мы тоже знаем. Но дальше он ничего не успевает рассказывать о себе. Всё дела и дела. Подождём.

На ТЭЦе есть ещё один геройский человек: Комар Александр Иванович, худощавый и подвижный. Он везде успевает, за ним невозможно угнаться, столько в нём доброй и быстрой энергии.

Его все уважают на ТЭЦ, все без исключения: и служащие, и рабочие, и ветераны. Настолько он честный и добрый человек. И как специалист, Александр Иванович в этом деле ведущий: все у него учились работать. И научились, теперь героев- тружеников не сосчитать... Тоже торопится, некогда ему. Подождём, дадим героям высказаться.

Пока Распутин размышлял на свои темы, а ему всегда есть о чём подумать, так ещё и ребятки-«вохряки» добавляют. Им пошутить надо, без этого скучно работать:

- Хочешь, Григорий, я тебе про чукчу новый анекдот расскажу, - это Саша Че. Он так лилейно улыбается Распутину, что в хитрости ему не откажешь. Хоть портрет с него рисуй. Что-то придумал его соратник по работе. Но на всякий случай, потом поздно будет, Гришка задаёт ему свой вопрос.

- Почему у тебя, Саша, все анекдоты только про чукчей, ты что, других не знаешь?

- Они едят собаку, и я ем! А это у нас  как пароль «по жизни». И ещё, кореец и чукча - братья навек. Так повелел простой человек. Даже где-то в песне про нас написано...

Совсем плохо стали жить чукчи, особенно в девяностые годы. И так они были вымирающий народ в России, а тут совсем некуда стало.

Пишут они письмо в ООН, что с той стороны Берингова пролива их братья по крови живут. Так они уже чуть ли не в космос летают, на компьютерах общаются. А они, бедные чукчи, от зависти ещё больше вымирают. Помогите восстановить справедливость. Хотя бы, как раньше мы жили, не до компьютеров нам.

Там прочитали господа и решили: всё правильно написано. И срочно пишут письмо Ельцину: «Прекращай пить, собака, займись лучше чукчами. А то бедные все до последнего вымрут. С тебя спросим! Зае-ся, отвечать!» – так и написано.

Ельцин выпил со страха, и как всегда, больше обычной нормы. И во сне ему прозрение пришло. Да что тут думать: прыгать надо! Немедленно сошлите туда пожизненно Ромку Абрамовича губернатором. Пусть Чукотка ему третьей родиной будет! А про первую и вторую пусть навечно забудет. Пожизненно! Чукчей сделаю!

И стали чукчи жить припеваючи. Туда все наши народы на экскурсию ездят. И все Севером любуются. Потому что лучше всех россиян чукчи жить стали. Но…

Одна беда, они обрезание стали делать, губернатор их тому научил. Как бы в отместку Ельцину: Ас-са!

Но это их личные счёты. Хотя и тут надо искать плюсы и нашли их. И даже заслуженным орденом губернатора Чукотки наградили. Именно из-за этого небольшого казуса - обрезания. Родня с Аляски ездить в гости к своим родным чукчам совсем перестала. Сильно обиделась на них. И теперь нашим чукчам равняться не на кого: они сами богаче всех живут.

Вот так губернатор Чукотки со страха сразу пять зайцев убил: замучаешься считать все полученные, дивиденды. А может, и больше убил! Считайте сами!








Мне нравится:
0
Поделиться
Количество просмотров: 36
Количество комментариев: 0
Рубрика: Литература ~ Проза ~ Повесть
© 30.09.2016 Григорий Хохлов




00
Рубрики:
Литература (106)



 
1 1