Чтобы связаться с «Гетера Волшебная», пожалуйста, войдите или зарегистрируйтесь.
Ваш E-mail:Пароль: 
Запомнить

Без страха и сомнений

Обычно в компании тридцатишестилетний тренер по самбо Валерий не искал лидерства, но оба пола к его мнению прислушивались. В этот раз на его квартире праздновали двадцатилетие его последней пассии Нины. Валера цветов никогда не дарил, поэтому подготовил для неёпоследний диск Пупо, который зазвучал в этот вечер третий раз. Подруга Нинки охмелела первой и встряла в беседу между хозяином и именинницей:
—Лера, ты слышал о беде твоей бывшей? Твоё мнение по этому поводу?
—Впервые слышу.… Ведь ты знаешь, что у меня дома телефона нет. Доложи внятно.
— Валерик, у Ольги пропал отец…. Вы же вместе с ним фарцовкой занимаетесь. Уже два дня его не могут найти. Все его вещи остались дома…
—Не голый же он исчез, — перебил Лиду Валерий.
—Ну да…, то есть, нет. На нём была пижама.
—Это уже серьёзно, — погладил бритую голову Валера. — Вот обидчивая девица….
Почему она ко мне домой не пришла? Как это произошло? Кто-нибудь видел, как он выходил из дома?
—Видели соседи, как он выходил из квартиры. Ни Ольга, ни мать не знали, что он ушёл. Спохватились, когда ложились спать…. Городская прокуратура приняла к рассмотрению, — вмешался Тотик, друг Лиды.
—А ты чего молчал весь вечер?! Ты же знаешь, какие у нас с Павлом Сергеевичем тесные отношения! — поднял брови хозяин дома.
—Весь город говорит об этом, да и не хотелось заострять внимание во время праздника. Да и что ты сделаешь, — оправдался Тотик.
Валера взялся двумя руками за голову и погрузился в раздумья. Возникала пауза. Первой не выдержала Нинка:
—Поставь другую пластинку.… Давайте выпьем за успешное расследование.
—Глохни! — выпрямился Валерий, — На бога надейся, а сам не плошай. Вы тут празднуйте, а я смотаюсь к Ольге… Порасспрашиваю соседей.
Такси он сразу поймал. По приезду, молча, сунул рубль шофёру и пружинистой походкой направился к давно знакомому дому. Бывшая подруга отказалась открывать резные двери, ссылаясь на позднее время. Валера стал методично стучать ногой, скрестив руки на груди. Вскоре раздался голос матери Ольги:
—Валера, не стучи — я открою!
—Так бы и давно. — Он протиснулся в полуоткрытую дверь и с налёту стал выспрашивать: — Почему меня не нашли…. Павел Сергеевич мне не чужой! Как получилось, что он незаметно вышел в пижаме? Елена Филипповна, ему кто-нибудь звонил?
—Звонки были, но мы не слышали, о чём он говорил. Ведь он даже тапочки не снял.
—Соседей вы расспрашивали? — Валера вперился карим взглядом в лицо Ольги.
—Никто его не видел,— за неё ответила мать.
—Так не бывает…, — он резво вышел из квартиры и позвонил в соседнюю дверь.
Только двумя этажами ниже ему повезло. Девчушка, лет тринадцати, ему сказала, что видела Павла Сергеевича с двумя мужчинами по бокам, но во что они были одеты, как выглядели, она не вспомнила. Уже на первом этаже, после настойчивого стука ему отворил дверь старичок в трусах:
— Ты, почему, гад, всполошил весь дом,— старичок сухонькой ручкой отпихнул незваного гостя.
—Извини, дед, но тут беда с моим лучшим другом случилась. Ты Павла Сергеевича знаешь?
—Ты мне не тыкай.… Ишь блатной! В первый раз слышу о твоём друге.
—Ты позавчера вечером видел мужчину в пижаме и два осла по бокам!?
—Твоих «ослов» я крепко запомнил! Выношу я мусор, милай, а этот в серой кепке оттолкнул меня и послал — сам знаешь куда.… Этот в пижаме… ну твой друг, оборонил меня, цыкнув на «серого», за что и получил по рёбрам. Я, понятное дело, не стал ерепениться,- дед заметно смягчился.
— Что было дальше? Куда они пошли?
—Они спустились в проулок к машине…
—Ну а дальше? Машину ты запомнил? — Валера взволновано взял старичка за плечо.
—Тёмные «Жигули»… Номеров не видел… «Серый» нахально, силой, запихнул твоего друга на заднее сидение… Ты что? – удивился дед рублёвке в своей ладони.
Валера выскочил из подъезда, переходя намедленный шаг, и в горудвинулся к троллейбусной остановке, задумчиво теребя нижнюю губу. Транспорт пришлось ждать долго, а «следователь» стоял, как вкопанный, широко расставив ноги. Он даже не сразу заметил припозднившийся троллейбус. Лишь вскочив в закрывающиеся двери, он окинул взглядом тесно стоявших пассажиров, перестал теребить губу и полез в задний карман за мелочью.
Когда он зашёл в свою квартиру, гости испражнялись в шейке. Валера ловко миновал их, сел на берёзовую чурку и махом выпил полстакана водки. Не оборачиваясь, он кинул:
—Расходитесь, ребята!
—У тебя что-нибудь получилось? — опешив,поинтересовался Тотик.
—Я никого сейчас не хочу видеть.… Зайдёте завтра, когда солнце к зениту потянется …. И пива с собой прихватите,— пристукнул себя по колену хозяин.
После нарочитого хлопанья дверью, закинув руки на затылок, Валера прикрыл глаза и погрузился в раздумья. Уже за полночь перевалило, а он, не меняя позы, лишь ёрзал по чурке. Спать лёг летним рассветом, когда начали слипаться веки. Не поспав и трёх часов, Валера резко подкинулся и заспешил к телефону-автомату. Штук шесть двушек он истратил, но по виду не скажешь, что он чего-то достиг. Высунув руку через разбитое окно, он обратился к прохожему:
—Слышь, паря, скинь несколько двушек.
—Я тебе не родственник!— отрезал громила.
—Закрой хайло и слушай меня здесь: я у тебя их покупаю.… Хочешь триста процентов?
—Да я тебя сейчас поломаю!— шагнул к будке габаритный обиженный.
Валера вышел из будки, сделал шаг вправо и левой рукой резко саданул амбала по горлу. Противник, очутившись на заднице, лишь сипел, держась за сердце. Наглый попрошайка нагнулся к нему и тихо спросил:
—Теперь и без процентов отдашь.… Вон они у тебя в левом кармане.
—Дай отдышаться,— фальцетом ответил поверженный.
—Я сам тебе помогу, — Валера залез двумя пальцами в нагрудный карман белой рубашки, с трудом дышащего, парня и ловко вытянул всю мелочь, отсоединил двухкопеечные монеты, а остальное спустил в карман. Он взвизгнул молнией заднего карманасвоего «SuperRifle», выудил бумажник и, отсчитав тридцать копеек, кинул их опешившему верзиле. Второй звонок был, вероятно, удачным, что Валера, увлёкшись, пропустил сильный удар в затылок, от которогопоцеловал монетоприёмник. Мигом спустя, он, опустившись на колени, чуть скосил голову и пробасил:
—Ну, что, в расчёте!?
—Да я тебя сейчас зарою!— замахнулся ногой обиженный верзила.
Находясь ниц, Валера всё же изловчился и, ступивколенкой влево, левой же рукой вонзил кулак в промежность верзиле так, что тот, хватая воздух как рыба, выброшенная на берег, осел на свои вьетнамки. Встав, наш герой, пропустив волосы нападавшего сквозь пальцы, саданул лицо противника об обтянутую джинсами коленку. Затем тылом той же руки толкнул легонько того в лоб, опрокинув поверженного амбала на спину. Увидев, что тот отрубился, Валера поднял висевшую трубку и прислушался:
—Ты не бросил трубку…. Ага…. Я тут немного отвлёкся. Так сколько тёмных «Жигулей» в городе?— Услышав ответ от собеседника, он присвистнул.— Сколько времени понадобится, чтобы составить для меня список? Три дня!? Не катит! Даю сотню и чтобы к вечеру полный реестр был у меня.… То-то же! Встретимся у Успенского.
Валера вышел из будки и протянул руку лежащему противнику. Тот нехотя взялся за неё, оттирая кровь с лица другой рукой. Победитель резким рывком поднял поверженного на ноги, шлёпнул того по плечу и зашагал домой. Упав в кресло, Валера водрузил ноги на чурку и впал в забытье. Очнулся, когда Тотик ставил трёхлитровку пива на стол:
—Где бабы?— пробудился хозяин.
—Твоя обиделась на тебя, но я привёл тебе другую…. Лариса, повесь сумочку в прихожей.… Знакомься: лучший парень всех времён и народов.
—Ларчик, — обратился Валерий к незнакомке, — не заслоняй свет моего светильника, садись рядком и погутарим ладком. Тотик, марш за стаканами.
Валера, выпив в несколько глотков пиво, обратился к новой подруге, усевшуюся на берёзовую чурку, с которой предварительно хозяин снял ноги:
—Фря, слушай: пиво нужно пить большими глотками, лишь тогда ощущается вкус. Уяснила — наливай!... Что за моду вы взяли красить подбровья. Блондинкам красная помада не идёт, Мэрилин Монро! — рассматривал гостью Валера.
— Расскажите о себе,— застенчиво спросила блондинка.
— У нас пустяковая разница в возрасте, а ты на «вы». Ладно. Закончил ЛТИ, отбарабанил срок на химзаводе и открыл секцию. Мать с отчимом проживают в Свердловске. Отчим у меня классный, он и выучил меня боевому самбо и восточным единоборствам…
—А отец, что, умер?— перебила хозяина Лариса.
—Спился…. Мать выгнала его, когда я во втором классе учился в Перми,— Валера разлил пиво по стаканам, чокнулся с неподнятыми и в четыре глотка выпил. — Ты политех закончила?
—Нет, музыкальное училище по классу вокала.
—Кстати, Тотик, поставь бабину с Челентано,— Валера положил руку на колено соседке.— Ларчик, спрячь сигареты — я не переношу табачный дым.
—Я выйду на балкон? — не снимая Валериной ладони, стала приподниматься гостья.
—Валяй, — хозяин снял свою руку, погладив её бедро сзади. — Тотик, спрячь водку в холодильник. Мне сегодня вонять не стоит, да и жарко на улице.
Когда закончилась вторая банка пива, Валера ласково обратился к своему армянскому другу:
—Тотик, ты же куда-то спешил. Я не буду тебя задерживать.… А ты чего вскочила? Ларчик, присядь — мне нужно с другом пошептаться.
Выйдя из туалета после ухода друга, Валера подошёл к напряжённой Ларисе, поднял её на руки и отнёс в спальню. Водрузив её на тахту, стоящую на берёзовых чурках, он задрал подол цветастого сарафана, ловко стянул белые трусики и припал к лону замеревшей подруги…. Она вздохнула, прикрыв веки, откинула голову за подушку и стала гладить бритую голову соблазнителя…
Часом спустя,Валера, не снимая с себя обнажённого тела Ларисы, посмотрел на свою «сейку» и,выскальзывая из-под подруги, с хрипотцой пробасил:
—Ларчик, у меня встреча. Одевайся,— он ловко втиснулся в белые «Lee» и на ходу продолжил, застёгивая батник, — Дорогуша, пойдём со мной, чтоб я не скучал.
Он подошёл к окну, протёр измученные недосыпом глаза и воскликнул:
—О-о! На дворе дождь.
—У меня нет зонтика.
Валера, молча, прошёл в коридор, встал на цыпочки и с антресолей достал зонт-трость. Вернувшись, он его показал и, также молча, поманил поправляющую сарафан гостью. На остановке, между подзонтичными поцелуями, Валера шепнул ей на ухо:
— Заплатишь за проезд — у меня мелочь закончилась. Когда вернёмся, постираешь мне джинсы.
—Так они у тебя чистые,— посмотрев на подкаченные штанины, удивлённо возразила Лариса.
—Не эти. Синие. Мне один приятель оставил факсимиле на колене. Вот и наш троллейбус.
Выйдя на нужной остановке, они поднялись к собору и с ногами уселись на лавочку. Валера, держасьза точеную талию, гладил губами её шею.
—Мурашки по телу! Я тебя люблю. Очень!
—Люби на здоровье, — флегматично ответил Валера, — Вот и нужный мне человек.
К ним подошёл шарнирной походкой парень невысокого роста в мокрой одежде, пожал Валерину руку, дергано поклонился Ларисе и достал из-за пазухи подмоченную картонную папку. Валера, не отодвигая от Ларисы зонта, свободной рукой засунул папку под мышку и строго спросил:
—Витя, ничего не упустил?
—Как можно. Даже пригороды прихватил. — Шкет взял трясущейся рукой деньги и жалобно спросил: — Лера, мне понадобились «грины», подсобишь? Долларов триста нужно.
—Хо-ро-шо. Как всегда по трояку,— Валера обнял Ларису за плечи, одной рукой сложил уже ненужный зонт, потрепал Виктора по плечу. — Пока.
У своего дома Валера отдал любовнице ключи, а сам пошёл к телефону. Вернулся он недовольный и долго молчал, не обращая внимания на суетившуюся девушку, закончившую постирушку. Через длительную паузу онразмеренно произнёс:
—Сейчас иди домой. Телефон я твой помню. Без звонка сюда не являйся. Чмокни меня в щёчку и вали к родителям.
Тем же вечером он заявился к первому владельцу чёрной машины. Тот оказался интеллигентом, которые и дома ходят в костюме с галстуком. Поправляя очки, этот собеседник не сразупонял цель визита Валеры. Его жена, сидя, как и они, на кухне, пялилась на статного гостя, кося глазами.Когда хозяин вышел, видимо, за платком — с его лба пот так и струился, Валера подмигнул хозяйке, лет на десять его старшей, и, приложив ладонь к уголку губ, тихо сказал:
—Приходи ко мне через часик. Муж твой поц, ничего не поймёт,— и скороговоркой назвал свой адрес, — поспеши.
—Не знаю-ю…
—Дверь у меня будет не заперта, — поднялся со стула нахалюга и пошёл прощаться с хозяином.
Она вошла, когда Валера жарил яичницу с помидорами. Гостья смело подошла к нему и обняла за грудь, лаская его соски. Затем руки, скользя по голому торсу хозяина, стали продвигаться к вожделённому царству. Валера, опустив затылок на её кудряшки, неожиданно спросил:
—Минет делать умеешь. Муж тебя этому учил?
—Не-е.… Но я знаю, что это такое,— засмущавшись на миг, отвечала высокая шатенка.
—Приступай,— обернулся он к ней, пристально глядя в её зелёные глаза.
Она, стремглав опустившись на колени, стянула с него спортивные штаны вместе с трусами и прильнула к оживающему члену. Периодически спрашивая его об ощущениях, она меняла свои ракурсы… Минут через двадцать Валера застонал, зарычал и в коленях у него затряслись ноги. Не менее обессилившая гостья завершала своё дело. Не менее часа они занимались любовью на полу, скульминировав страсть в позе «всадницы». Второй оргазм сладострастца был не менее мощным.… Усевшись на подоконник, они с ленцой болтали ни о чём. Внезапно разомлевший хозяин спросил:
—Где был твой муж в субботу вечером?
—Не поняла…. А-а…. Дома. Сразу после службы пришёл.… А что?
—Так я и думал. Не обращай значения,— потрепал её за мочку Валера.
—Ладно.… Когда мы ещё встретимся? Я заплачу!
—Хоть у тебя киска и вкусная, но я телом не торгую. Кстати, как тебя зовут? И свой телефон отпасуй мне.
-Марина-а,— с манерностью куртизанки представилась гостья.
— Ну ладно, поспешай к мужу.
Следующий день не задался с утра: почти везде проколы. Наконец-то он достучался до очередного владельца тёмно-вишнёвой «шестёрки» через бронированную дверь. Типчик этот долго не открывал, задавая порой бессмысленные вопросы. В конце концов, он приоткрыл свою крепость, высунув нос через цепочку:
—Я же сказал, что и знать тебя не хочу!
—Где ты был шестого вечером,— Валера вставил ногу в приоткрывшуюся дверь.
—Не «ты», а «вы», — с апломбом ответствовал товарищ.
—Хорошо. Где «вы» был четвёртого дня вечером,— нахал ловко ухватилхозяина за нос.
—Больно-о! Не помню! Ооо! Ладно, отвечу: ездил на весь день в Ковров, чтобы посмотреть мотокросс. Вы довольны? Отпустите мой нос… Бо-ольно!
—У тебя есть знакомые с тёмными «Жигулями»?
—Нее-е.
—Хо-ро-шо. Ты чересчур хлипкий, чтобы творить такие дела. Запирайся, а то машину украдут.
После этого он посетил Ольгу поинтересоваться по поводу новостей о её отце. Затем спустился на первый этаж расспросить старичка насчёт внешности «ослов». Дальше и того хуже. Так что, можно сказать, что первая половина дня была даже поудачливее. Пешком отмахав до своего дома, Валера уже на закате позвонил Ларисе.
—Родной, я сейчас не могу! Мне завтра на работу. Да и что родителям скажу!?
—«Пошла трахаться к любовнику». Ты же уже большая девочка.… Да и устал я чертовски, долго мучить не буду. Кстати, секс лишь бодрит баб! Не артачься, приезжай.
—Ладно, Лера, постараюсь.
—Да уж постарайся.
Валера без пауз посвятил её в перипетии своего дела. Лариса, помолчав, выдала:
—Его, наверное, убили!
—Хоть у тебя ноги от грудей растут, но с мозгами проблема. Замочить человека очень непросто. Да и при такой прелюдии вряд ли это входило в их планы. Тут какой-то шантаж…. Или…. То, чего я пока не знаю. Я, кстати, узнал, что один фраер укатил с любовницей в Суздаль. Именно на чёрной машине. Поутру нам с тобой в одну сторону. Давай поспим.… Если утром получится — поласкаемся.
Конечно, получилось.… Шлёпнув по заду, выходящую из такси подругу, он пробасил:
—Я тебя хочу, но дожидайся моего звонка. Когда — не скажу.
В гостиничном комплексе, протягивая паспорт, Валера демонстративно вложил зелёную купюру, косясь на КГБэшника, дежурившего в холле:
— Мне номер в мотеле и твоя улыбка!
—Заполняйте анкету,— смущённо улыбнулась администратор. — Сколько дней?… На сколько дней оформлять, — заалела женщина не первой молодости.
—На один. Подари мне ещё улыбку, и я пойду на диванчик.…Заполнять… квитанции,— поняв двусмысленность фразы, поправился Валера.
Между двумя листами анкеты он вложил рубль, опять же косясь на чекиста:
—В каком номере проживает господин на чёрных «Жигулях», прихватив ладонь весталки, вопрошал клиент и своими карими глазами.
—В семнадцатом… Недалеко от вас,— лицо администратора пылало.
Валера вышел из вестибюля и пошёл к семнадцатому номеру, там прислонил ухо к добротной двери, постоял так и вернулся к своему номеру. Поднялся в большую комнату, сбросил с плеча сумку с олимпийским мишкой и, призадумавшись, сел на кровать. Посидел, посидел и, пружинисто встав на ноги, зацепил ключи от номера. Возле нужного отсека остановился, повернулся и стал каблуком стучать в дверь. Через пару минут мужской голос спросил:
—Чего нужно? Нельзя ли подождать, пока я оденусь.
—Отворяй! Администрация комплекса.
Видно мужчина сильно суетился, что так долго возился с дверью. Валера рывком дёрнул открывающуюся дверь на себя и, оттесняя мужчину в трусах в расстегнутой рубашке, шагнул в коридор первого этажа.
—Постойте, товарищ.… Туда нельзя, там ведь неодетая жена… спит,— растерянно лепетал взволнованный мужчина.
—Где мы можем с тобой поговорить,— не замедляя движения, спросил непрошеный гость.
—В комнату налево.… Куда же вы!? Я же сказал: налево!
Валера, увидев накрывшуюся простынёй профурсетку, склонил голову в знак приветствия и представился:
—Инспектор ОБХСС. Прошу любить и жаловать.
—Выходите из комнаты.… Вон! Вы русский язык понимаете?! — кричала разъярённая женщина.
—Я и на английском говорю почти в совершенстве. В школе изучал немецкий, размовляю и на польском,— степенно ответствовал Валера. —А на французском я тебе скажу: пошла в жопу и заглохни, пока два джентльмена беседуют.
—Мы поговорим, и он уйдёт,— суетливо вмешался полураздетый господин.
—Где ты был шестого? Напоминаю: это была суббота.
—Вот видишь, зайка, ничего страшного…. Погодите, погодите…. Водил жену в театр, туда известные москвичи приезжали,— приободрено сковчал напуганный мужик.
— Эту, что ли?— кивнул на женщину Валера.
—Нет, нет! Законную жену.
—Чем докажешь.
—Погодите, погодите,— мужчина стал рыться в дипломате.
—Ну,—не утерпев, поторопил его Валера.
—Сейчас, сейчас…Хозяин номера победно поднял какие-то квитки.
«Инспектор» вытащил из его пальцев билеты и через полминуты заявил:
—Товарищ, вы можете продолжать своё дело! Только заставьте свою зазнобу умыться.
—Ага, ага…
Не слушая их дальше, Валера неспешной походкой спустился с лестницы и вышел на улицу, под нос бормоча:
—Что дальше делать…. Чем заняться?
Долго он бродил по городу, посещая в который раз знакомые места. Наконец, захватив поллитру, он зашёл к кузнецу Славе. Тот долго что-то говорил, опустошая стопку за стопкой почти самостоятельно, но его собутыльник обитал в совершенно иных мирах. Он глядел на огонь горна и выстраивал следующий день. Кузнец его несколько разпытался втянуть в тему химии железа, но Валера, взглянув на часы, стал прощаться.
В нижнем баре гостиницы только собирался народ, поэтому Валера лениво посасывал коктейль, закинув ногу на соседнюю скамью. Через некоторое время он скрестил руки на столе и опустил на них голову.… Сквозь дрёму он услышал немецкую речь, встрепенулся и увидел двух девушек, ищущих место. Валера убрал ногу со скамьи и кивком их пригласил. Одна присоседилась рядом с Валерой, другая, высокая блондинка представилась, садясь на освободившееся место:
—Марта.
Поняв, что их сосед понимает по-немецки, стали наперебой рассказывать о себе. Он узнал, что они из ГДР, из Карл-Маркс-Штадта, что у обоих есть мужья и дети, и что они почти ровесницы Валере…. Насытившись информацией, он поднялся, подошёл к барной стойке и заказал три коктейля. Держа их в одной руке, он усадил Веронику на колени и сказал по-русски:
—Налетай, немочки, — дармовщина!
Они, ничего не поняв, радостно заулыбались, взяв предложенные стаканы. Первые два танца Валера поводил их по очереди, говоря им на немецком фривольности, граничащие с пошлостью, что их никак не смущало. Особенно веселилась маленькая пышка Вероника с большими карими глазами. Затем они танцевали только втроём, и под быстрые и под медленные мелодии. Валера периодически сновал к барной стойке и к вентилятору, подставляя под него своё потное тело. Немочки пили с ним наравне, веселясь над его скабрезными шуточками. Изрядно охмелев, Валера, отплясывая джигу, нечаянно толкнул сидящего парня, а тот сказал что-то грубое. Дамский угодник опёрся весом на ладонь парня и просипел ему на ухо:
—Цыц, сопляк, не то уши на затылке завяжу, — и, подмигнув его пассии, пошатываясь, пошёл к барной стойке. — Три этих… с коньяком и шампанским.… Ну, ты уже знаешь,—обратился он к бармену.
Протягивая руку за стаканами с засахаренной каймой, Валера ощутил грубую силу на правом плече, на что он быстро среагировал: захватил левой рукой ладонь нападавшего, перебросил свою правую руку через его же правую и резко дёрнул рукой вниз, посадив парня, с которым повздорил, на колено.Тут же Валера ударил в пах нападавшего пыром правой стопы и с пафосом стукнул кулаком в лоб застонавшего противника. Затем победитель расставил ноги, засунув кисти в карманы, и угрожающе произнёс:
—Хо-ро-шо… Кому ещё неймётся.
Тут подскочила Марта, подхвативего под руку и, лепеча на непонятном для всех языке, потащила его к выходу. Уже на ступеньках, с другой стороны, присоседилась Вероника, возвращавшаяся из туалета. Забияка для вида поупирался, затем обнял немок за плечи и повёлв верхний ресторан, бася сразу на нескольких языках. В ресторане он взял бутылку «Белого аиста», не забыв потрепать за щёку официантку, и повёл девушек к себе в апартаменты, цедя фразы то по-польски, то по-немецки, а то и целиком на русском. Войдя в двухместную комнату, он сдвинул кровати, сбросил свою сумку на пол и, обнажив торс, спустился в душ. Вернувшись, он застал немок в одних трусиках по обе стороны кроватей.… То, что они вытворяли, Валера до той поры не встречал и не слышал.Особенно блистала Марта - бывшая гимнастка.… Но, как раз, она отрубилась первой. Вероника, отпив из горлышка коньяк, стала массировать ступнями спину протрезвевшего партнёра.… Затем приказала перевернуться и целко уселась на то, что её ожидало.… Засыпали они под аккомпанемент храпа Марты.
Валера, с рассветом размежив веки, посмотрел по сторонам и обнаружил пышку под своей подмышкой, а Марта покоилась у него на бедре. По полу была разбросана одежда.… Лишь на перилах коридорчика он обнаружил свои джинсы, взял их и, увидев на них следы от туши, пошёл застирывать брюки в душ. Это ему удалось, и он, ощупав небритости на голове и щеках, вернулся к спящим красавицам. Постоял, постоял и стащил Марту на пол, похлопывая её по щекам. С закрытыми глазами та назвала его ласкательным именем и попросила его больше её не бить. Валера взял полупустую бутылку коньяка, налил немного в стакан и стал цедить этот жгучий напиток…. Время спустя проснулась и Вероника, по-видимому, учуяв запах напитка. Дамы лениво перебрасывались необязательными фразами, поняв, что их партнёр не намерен с ними общаться. Валера заявил, допив молдавский коньяк, что они выжали с него все соки, наказал одеваться и передавать привет немецкому генсеку.
Сдав номер, он не стал дожидаться автобуса и пешим ходом направился к автовокзалу. Междугородний автобус был полупустой, но он сел вплотную к брюнетке с пышными формами, взял её за подбородок и повернул к себе:
—Вера, ты не хочешь со мною подружиться?
—Я не Вера, а коньяк на старые дрожжи несёт плохую ауру.
—Вера, я же тебя спросил: хочешь ли ты со мною дружить.… А ты о медицинских проблемахзаговорила,— не снимая пальцев с подбородка, ухмылялся Валера.
—У вас штаны мокрые,— с силой отвернувшись от нахала, заявила «Вера»
—Тебе это красное платье идёт,— положив правую ладонь на обнажённую коленку попутчицы, ответствовал глумящийся сосед.
Женщина попыталась убрать его руку, но тот заменил её на другую, которой раньше взял спутницу за талию. Видимо смирившись, она улыбнулась в ответ и сказала, что от него пахнет женщиной.
—Помилуй, фря, как ты через перегар обнаружила бабу,— и, подвинув губы к изящному ушку фигуристой соседки, прошептал: я твой, если не навсегда, то, по крайней мере, на ночь.
—Я замужем,— краснея, повествовала соседка.
— Как тебя муж называет?— Его левые пальцы находились в опасной близости под юбкой возбуждённой соседки.
—Ира… Ирина.… Как вас… тебя зовут?
—Лера-Валера… О-о, ты уже мокренькая.… Приласкай мои губки, Ириска, и трава не расти.
Они замерли в поцелуе надолго. Первым задохнулся Валера. Ещё пару разони сливались в поцелуях, но его путь всё же заканчивался. Валера два раза повторил свой адрес и, не оборачиваясь на пути к выходу, отмерил:
—Приходи вечером после восьми и не меняй своего платья.
Валера сошёл раньше, чтобы зайти в междугородний переговорный пункт. Закрыв за собой кабинку, он всунул в телефон две пятнадцатикопеечные монеты и набрал московский номер. Дождавшись ответа, с напором изрёк:
—Марат, я тебе отгрузил партию «зеркалок». Пора и честь знать. Приезжай завтра ко мне поутру, да пораньше. Привези «грины» и продукты: мяса разного килограмм шесть, палку «варёнки» и конфет куйбышевской фабрики. Ассортимент ты знаешь. Да, и привези блок финских сигарет — у меня завелась курящая баба.
Не дослушав дежурные фразы Марата, Валера повесил трубку и стал набирать мамин номер. Несколько раз телефон не срабатывал, но он всё-таки дозвонился до Свердловска, заверив мать, что у него всё нормально. Затем перешёл к городскому телефону и набрал номер жены интеллигента:
—Алло, Маришка, приходи ко мне завтра вечером. За это время придумай, что ты скажешь своему поцу.
—Лерочка, нет проблем. Но я с работы только к девяти вырвусь.
—Ты ещё и работаешь?!
—Не каждый день. Поесть что-нибудь принести?
—У меня к этому времени уже будут продукты. Ты хоть готовить умеешь?— Дождавшись утвердительного ответа, Валера повесил трубку.
Поговорил он и с Ольгой, узнав через её высокомерный тон, что прокуратура в растерянности. Подтянувшись раз пять на ветке дерева, он остановил такси. По первому же адресу прокол: оказывается у этого сноба белый автомобиль. На третьем адресе ему повезло: он обнаружил владельца новенькой «семёрки» рядом с машиной. Валера встал сбоку от этого красивого брюнета и скрестил на груди руки. Красавец, заметив его, процедил:
—Чего уставился. Я не «голубой».
—Я тоже. Ты знаешь хлопца в серой кепке?
—Да кто же летом носит головные уборы.
—И то верно.… Где ты был в минувшую субботу?
—Я так понимаю, что твой вопрос связан с моей машиной.
—А ты догадливый,— удивлённо вскинул брови Валера.
—Мне её пригнали два дня назад. До этого ездил на «копейке». Удовлетворён?— Наконец-то развернулся к Валере брюнет.
—Более чем,— Валера покачался на каблуках и пошёл восвояси. Отойдя на сотню шагов, он спохватился и направил свои стопы к брюнету.Покажи накладные.
Тот залез в бардачок и подал просителю кипу бумаг. Валера мельком просмотрел документы и молча положил их на капот. Добравшись доларька с пивом, Валера взял кружку с целью размена рубля. Пиво он не допил, и пошёл на троллейбусную остановку. Доехал до Клязьмы, чтоб искупнуться, но у воды он передумал и вернулся в город. До самого вечера его преследовали неудачи: не заставал владельцев тёмных «Жигулей» и других нужных людей. Возле своего дома он присел на корточки и стал веточкой рисовать какие-то схемы. Пару раз стирал их носком туфли и, наконец, неудовлетворённо крякнув, поднялся к себе.
Ирина пришла, когда он из банки доедал магазинную капусту с грибами. Она, застряв в прихожей, стала расспрашивать его, как он провёл день. Валера, сидя на подоконнике кухни, лениво врал ей, не приглашая её определиться с местоположением. Гостья всё же рискнула, скинув босоножки, пройти в комнату. Устало, с ленцой, хозяин приблизился к «северке», где присела Ирина, и припал губами к её ладони. Та погладила Валеру по голове и с расстановкой сказала:
—Ты для меня так выбрился?
—Мужчина должен два раза в день бриться: утром для себя, вечером для женщины.
—И много женщин было у тебя?
—Больше пятидесяти и меньше восьмидесяти, но никто из них не целовался как ты!
—Это толькос тобой.… Продолжим?
И они, полулёжа, слились в затяжном поцелуе…. Утром первым глаза продрал Валера:
—Ты не спишь? Во-во. Послушай: от тебя сексом так и пышет, но в постели ты неграмотная неумеха. Чем ты занималась до меня? Муж-то у тебя на что!?
—Муж-то у меня есть и очень ревнивый… Родненький, я же впервые кончила с тобой, хотя у меня есть и сын-старшеклассник.
—А как же ты у мужа такого ревнивого отпросилась?
—Я опять «уехала» к маме.… У неё же нет телефона,— погладила по щеке она Валеру.— Чу, кто-то стучит.
—Это Маратик привёз жратву из Москвы. Ох, и попируем мы сейчас. Одевайся!
Нагой хозяин неспешно открыл дверь и пропустил гостя вовнутрь. Марат, с тремя, распирающихся от содержимого, пластиковыми пакетами с рекламой американских сигарет, остановился в дверном проёме:
—Лера, ты опять слепишь меня красотой невиданной женщины! Кто эта богиня! Может, поделишься со мной.
—Не в этот раз…. Закрой похотливый рот и выгрузи продукты на кухне. Ира нам что-нибудь приготовит.
Ели они в первой комнате, усадив Ирину в единственное кресло в доме, а сами пристроились на берёзовых чурках. Затем пили цейлонский чай из больших глиняных кружек причудливой формы.
—Марат, твоя «семёрка» мне понадобится,— продолжал Валера неспешно текущий разговор. — Ты же знаешь, что Павел Сергеевич исчез. Какие-то два здоровяка увезли его на тёмных «Жигулях». Список таких машин у меня есть, кое-кого я уже проверил.
—Мне засветло нужно быть в столице, поэтому лишь до четырёх я смогу тебе помочь. Причины похищения не знаешь?
—Только не наши дела. Иначе они бы и на меня вышли.
—Сколько дней прошло после похищения?
—Скоро неделя….
—Фью-ю… - присвиснул Марат. — А ты не боишься, что они его того… прихлопнут.
—Навряд ли. Похищают либо ради выкупа, либо ради выуживания информации.
—Так они, может быть, его пытают,— вмешалась Ирина.
—И это возможно. Не будем гадать, пора в путь-дорогу. Иришка, тебя подвести?— закавычил разговор Валера.
—Нет, Лера, мне ещё рано домой. Когда ещё мы с тобой встретимся?
—Я позвоню, когда у меня будет свободное время.
Первое же посещение владельца машины взбесило Валеру. Он энергично подошёл к телефону-автомату и нетерпеливо набрал номер, забыв вставить двушку. Опомнился и повторил пасы:
—Витёк, второй прокол — это чересчур, бежевая «шестёрка» вместо тёмных «жигулей». Теперь «грины» тебе продам по три двадцать. И не дай бог тебе ошибиться ещё раз.
—Я тоже возьму доллары по этой цене,— вступила в разговор оттеснённая Валерой женщина.
-—А у тебя дефицит какой-нибудь есть?
—Кофе из Колумбии в красочной упаковке.
—Сколько тебе?
—Двести «гринов» я бы купила.
—Черкни свой телефон. Договоримся.
Похоже, что к неуспехам в поисках, Валера стал уже привыкать. Более спокойно принял он, что у очередного «владельца» вообще не оказалось машины. Следующий по списку и в этот раз не был дома. Третье посещение не улучшило ситуации. После него Валера, восседая на заднем сидении, теребил нижнюю губу и почти не слышал, что ему говорил Марат. Наконец-то он опомнился и наказал водителю ехать за Клязьму в свой любимый ресторан. Там Марата он отпустил, взял триста грамм коньяка и какой-то непрожаренный шницель, к которому он и не притронулся. До встречи с Мариной оставалось ещё много времени, и, перейдяв соседний бар, стал цедить алкогольный коктейль в полумраке.
Дома он под песни Берри Вайта помыл полы, сменил бельё на тахте, что на берёзовых чурках, и стал готовить сома с хреном. Марина пришла после десяти вечера и сразу уселась у него на коленях, не дав ему даже привстать с кресла:
—Лерочка, несмотря на изумительные запахи, я кушать пока не буду. Пошли в кроватку!
—Зато я жрать хочу.… Да и выпить не против,— указал он на запотевшую бутылку водки.
—Слушаюсь и повинуюсь! Я быстренько засервирую стол, а ты наливай.
Выпив вторую за родителей, они слились в неудобном поцелуе, из-за чего Валерий сполз с берёзовой чурки на пол. Он стащил её с кресла и уложил на себя. Впопыхах раздевшись, они извернулись валетом. Долго ли, коротко ли: Валера зарычал, завсхлипывал, затем вступила Марина стонами вперемежку со смехом.… Ела она изумительно, судя по Валериному восхищённому взгляду. Тостов не произносили, и когда появилась вторая бутылка. Опорожнив бутылку на треть, Валера вдруг прервалразговор:
—Маришка, у тебя грязные ступни, давай я эту пыль смою.
—Всю жизнь мечтала!
С сияющими глазами Валера обмывал ей ступни и, а Марина щерилась и гладила его по голове. Ноги он вытирал своей белой футболкой, бросая влюблённые взгляды в озёра её зелёных глаз. Подразнивая щекотанием, он взвалил её на плечо и отнёс в спальню.… После третьего оргазма Валерий впал в глубокий сон, да такой, что гостья утром будила его минут пять. С трудом разомкнув веки, Валера сиплым басом предложил:
—Маришка-Марина, оседлай мою голову — я хочу испить твои соки.
На корточках, взявшись за рожок бра, опустилась она лобком на его зовущий рот. Через несколько минут она затрясла кудряшками, запричитала несвязным речитативом, перешедшим в восторженный стон. Посидев у него на груди, отдышавшись, Марина повернулась и припала к его окостеневшему члену.… Минут через пятнадцать, лёжа на её неприглядной груди, Валера повторялодну и ту же фразу:
—Четыре оргазма за ночь — рекорд…
Марина, поставив на столхолодного сома с зачерствевшим хлебом, спросила:
—Лера, почему ты не женишься?
—Не нашёл пока такую, как ты.
—Мне скоро сорок пять, а тебе нужны дети…. Ты же любишь ребятишек?
—Мне они безразличны. Скорее раздражают, чем удивляют, — изрёк Валера, засовывая в рот огромный кусок рыбы.
—Мне видится, что ты девок стал портить сызмальства, покоритель дамских сердец.
—Не-а… — прожёвывал рыбу Валера.— Я до второго курса… занимался онанизмом, не понимая женской природы.… Пока меня не сняла одна экспансивная особа. Она меня кое-чему научила.… Дала путёвку в жизнь. Ей было тогда двадцать пять.… Завари чай.
Они попивали горячий напиток на тахте и повествовали друг другу о себе.
—Лерочка, давай теперь встречаться днём — я не хочу разводиться. Да и сын не поймёт.
—Сколько ему?
—Он закончил в прошлом году «бауманску» и мы купили ему в Москве кооператив. Осталось только женить.
—Дай парню нагуляться. Не то попадёт под каблук…. На завтра когда пожалуешь?
—Ишь, какой неугомонный! Хорошо, после двух.
—Где же ты работаешь?— не утерпел Валера.
—Тебе сие знать не положено.
Валера проводил Марину до остановки и пошёл по уже знакомым адресам. Всё-таки он застал одного из владельцев машин дома.
—Где ты был шестого вечером?— повторил он набивший оскомину вопрос.
—Лучше всё-таки на «вы». Я хорошо запомнил этот день. Днём, когда я сидел на телефоне, у меня «чернушку» угнали…
—Вы не знаете кто,— затаил дыхание Валера.
—Понятия не имею. Но вечером следующего дня мне её поставили под гараж. В целости и сохранности. А что случилось?
—Два каких-то дебила внушительной комплекции в ней увезли моего друга в неизвестном направлении. Один из них был в серой кепке. Ты случаем не знаешь, кто это мог быть?
—Среди моих знакомых таких нет. Я по сей день ломаю голову, кто мог скопировать мои ключи…. Мы с друзьями по субботам играем в преферанс.… Был как-то один незнакомец, но он невысокого роста, да и я, вроде, никуда не выходил.
—«Вроде» или, может быть, что-нибудь припомнишь,— впился взглядом в собеседника Валера.
—Я порасспрашиваю своих приятелей и тебе сообщу. Как мне тебя разыскать?
—Как тебя зовут?
—Александр… Саша.
—Саша, нарисуй мне свой номер телефона — я буду держать руку на пульсе.
Возбуждённый Валерий, после разговора, направил свои стопы в училище, где работала преподавателем Лариса. Почти час ему пришлось её дожидаться, чтобы увидеть опьяневшую от счастья подругу. Он обнял её, а другой рукой достал блок сигарет из своей сумки:
—Держи. «PallMall». Вроде неплохие.… Поехали в «загородный», у меня есть желание напиться.
В баре он взял её левую руку в свои и начал размышления вслух:
—Я долго ломал голову, какие завязки могли подвинуть этих ребят к похищению. И пришёл к неутешительному выводу: Павел Сергеевич вляпался в дела, связанные с наркотиками. По-видимому, поставки шли из Ленинграда. Он несколько раз ездил туда, а меня с собою не брал, хотя я этот город знаю, как свои пять пальцев.… Распусти волосы — ты же не конь. Женщине лучше, когда волосы струятся по плечам…. — После того, как Лариса освободила волосы, Валера откинулся на спинку, скрестил руки на груди и продолжил: —Где и что искать не знаю, но кумекаю, что придётся пошататься по злачным местам. У тебя много свободного времени — поныряешь со мной в кабаки? - Дождавшись неопределённого жеста, «следователь» резюмировал: — Раз согласна, завтра в семь вечерана старт. Начнём с вокзального ресторана.
Покачавшись на стуле, Валера пружинисто встал, не забыв предложить руку даме:
—Помолчим в танце!
Через три мелодии редкие посетители бара во все глаза пялились на эту распоясавшуюся пару - куда там профессиональным танцорам. Через три четверти часа обессилившая партнёрша потянула мокрого «вурдалака» к столу…. Она за всё время не опорожнила и половину стакана коктейля, а Валера закончил, уже без трубочки, эту четвёртую шампанско-коньячную смесь, которая повергла его вкакой-то дурашливый смех.… До дома он не закрывал либо смеющегося, либо усмехающегося рта. Но шуток, которыми он подчевал немок, с Ларисой он себе не позволял.… Как по заказу, они повторили свой первый интим, после чего она засобиралась домой. Валера с силой потёр свои уши и изрёк:
—Провожать не буду, завтра в семь на вокзале. Валера впервые выспался за эти последние суматошные дни. Давно наступивший понедельник не прибавил настроения: больше недели минуло, а следы пропавшего друга не проглядывались. Первым делом он провернул ченч с владелицей импортного кофе у кинотеатра, что близ его дома. Далее он зашёл опять в телефонную будку и позвонил своему армянскому другу:
—Тотик, кровь из носу, а узнай всё, что можешь, по кокаину, марихуане, героину и ЛСД!
Вернувшись домой, Валера стал готовить плов по своему собственному рецепту в предвкушении встречи с Мариной. Сняв с печи горячий чугунок, он завернул его в одеяло, поставил на стол в комнате, откинувшись на кресло. Периодически поглядывая на часы, Валера до половины третьего не беспокоился — его крайне редко кидали женщины. Но наступил момент, когда он понял, что Марина уже не придёт. Это не прибавляло ему аппетита, и он обошёлся горячим чаем. Музыка, игравшая на магнитофоне всё это время, стала его раздражать, но Валера, поленившись прибор обесточить, спустился во двор, привычно не заперев дверь. Жарко не было, но влажность была катастрофическая, покрывшая его тело липким потом. Ни общаться, ни думать у него не было никакого желания.
Побродив в своём районе часа полтора, он поднялся к себе на пятый этаж, чтобы принять холодный душ, но на «северке» обнаружил томившегося Тотика.
—Что-то ты быстро управился, — едко заметил хозяин.
—Тема не популярная.… Придётся поднапрячься. Знаю лишь, что анашу предпочитают среднеазиатскую, кубанская не в почёте.
—Ты где нашёл Ларчика? — сменил тему Валера.
—Она давно под тебя клинья подбивала. Её братишка в твоей секции. Да и некоторые подруги у вас общие. Ты-то сдвинулся хоть чуть-чуть в своих поисках?
—Отрицательный результат — тоже результат. Лишнее никогда не бывает лишним. Пойду приму душ, — сказал Валера, на ходу раздеваясь.
После хозяина нырнул в ванну и Тотик. Затем они уселись на полу в трусах, переставляя лениво шахматные фигуры.
—Валера, ты не один, — вздрогнул любовник, сидящий спиной к двери, от хриплого Маринкиного голоса.
Не оборачиваясь, он размеренно произнёс:
—Хо-ро-шо.… От ворот поворот: возвращайся, откуда пришла. И не шу-ми.
—Валера, извини! Был срочный вызов, а у тебя нет телефона. Объективный ход событий нельзя порушать незатейливой ревностью. Хочешь, я на коленях попрошу у тебя прощения?
—Хочу.… Но не буду тебя позорить перед приятелем. Колись: где ты работаешь?
—Наедине я тебя посвящу в сию тайну.… Сейчас удаляюсь, но завтра я у тебя, как штык, воговоренное нами вчера время. Желаю тебе, милый, одержать победу в этой партии!
—Пока, пока, — опять не оборачиваясь, понизил тон обиженный.
Пожелание не сбылось: Валера проиграл третью партию подряд, а ведь он был чемпионом факультета по блицу.
-Хо-ро-шо…. Дёргай отсюда…. У меня дела и у тебя тоже. Держи меня в курсе, но по мелочам не приходи.
После ухода друга Валера, без особого желания, влез в белые джинсы и на взмокшее тело натянул футболку с эмблемой киевского «Динамо». На этот раз он входную дверь закрыл и вразвалочку двинул к троллейбусной остановке. Возле левого крыла вокзала его уже ждала Лариса. Валера взял её за руку и повёл в ресторан.
—Ужинать мы не будем, нас ждёт индо вкусный плов. Ты своих предупредила?
—Ну, да….Я предполагала, что рестораном не закончится.
—Ух, ты! Твоя уверенность мне начинает нравиться.… Куда ты идёшь!? Сядем с краюшку.
Валера за столом обнял своими лодыжками ноги подруги и стал оглядывать полупустой зал. Завидев официантку, он поманил её пальцем:
—Креплённое дорогое вино есть?
—Портвейн «Аликант». Устраивает?... Чем закусывать будете?
—Сыром. Одной порции хватит. Да не разглядывай ты невесту мою — дырки протрёшь!
В этот раз Лариса была в дешёвых джинсах, но, видимо, постаралась надеть полупрозрачную кофту из белого гипюра. Валера, рассказывая ей анекдоты, время от времени невольно поглядывал на её грудь. В конце концов, он разрядился:
—То, что ты имеешь импозантное бельё, это прекрасно, но пожалей моё мужское естество — я же сосредоточиться не могу. Кстати, выйдем покурить на улицу,чувствую изменения в погоде.
На улице он прижался к её заднице, посмотрел на взмоченный асфальт и изрёк:
—Природа высморкалась — спала всё же духота.
—Ты думаешь, я тебя попой не чувствую,— с озорством возразила Лариса. — Мне бы сейчас и сауна не помешала бы.
—Стоп! А этого хлопца я знаю.… Тот, в синем. Чую, что он имеет отношение к наркобизнесу. Держи пятёрку, сбегай за вином.… Попробуем за ним проследить.
Лариса не сразу, вернувшись, поняла выражение лица Валеры. Взяла его под руку, которую он вежливо отнял и взял её за талию:
—Умчался на «волжанке»…. Поехали кушать плов.
Машина подвезла их к самому подъезду. Поведение хозяина от вокзала до дома девушке понять было трудно. Лишь когда он начал сдирать с неё джинсы, плотно не прикрыв входную дверь, она поняла владеющее им страстное желание. Его джинсы с трусами полетели на кухню, её держались на одной ноге, когда он повалил её в дверном проёме, плотно войдя в неё… Две-три минуты, и он застонал, перевернулся на спину и с оттяжкой произнёс:
—Извини, Ларчик…. Такое у меня впервые.… Если бы не шофёр, я бы овладел бы тобой в «москвиче»…. Я, кажется, оторвал у тебя пуговицу.… Иди в ванну, я соберу на стол.
—Не комплексуй, Лера. Меня твой оргазм радует больше, чем мой, — она сняла всё остальное с себя и направилась в ванну.
Как и в первый день знакомства, хозяин расположился на кресле, а она на берёзовой чурке подле него, подливая ему портвейна и заключив рот на замок. Валера заговорил первым:
—Я этого Аслана видел несколько раз в барах. Он ничего не пил и имел довольно таки деловой вид. Завтра у меня… встреча… важная. Послезавтра я пошляюсь по барам, возможно, найду этого дельца. Тебе лучше туда не соваться. А во вторникзайду к тебе на работу, если не произойдёт ничего экстраординарного. Ты во сколько освобождаешься?
—В районе четырёх буду готова. А что за встреча у тебя завтра?
—Не твоего ума дело.… Но мы сумеем выспаться.
—Я не ревную, Лера. Всё одно лучше меня ты никого не найдёшь!
—Ого-го!
Уже в третий раз они повторили ритуал, начав с того, что Валера опять подхватил её на руки, с той лишь разницей, что её ноги после этого были возложены на подушку.… Первой проснулась Лариса и, после омовений, начала уборку квартиры. Валера, чуть позже от звуков проснувшийся, немного полежав с закрытыми глазами, пружинисто вскочил, включил магнитофон, раз пятьдесят отжался от пола, игнорируя мывшую пол подругу, после чего направился в ванну, где принял холодный душ и побрил лицо и голову. Как был мокрый, завалился на «северку» и в спину, на четвереньках возившую тряпку, Ларисе спросил:
—Ты у Нинки перехватила эстафету?
—Ну, да… — выпрямилась девушка, утирая пот с лица, — Я и дочь твоего друга, Ольгу, знаю. Мой брат уже полгода у тебя тренируется.… Это я его к тебе привела….
—Как я мог такую фотомодель не заметить!
—Я тебя не только на тренировках видела…. Кстати, Нина каждый день звонит, матерится и угрожает…. — Лариса присела на чурку, — Я втроллейбусе тебя видела и из троллейбуса, один раз мы вместе кино смотрели…. «Федора»…. Я считаю, что случайностей не бывает, а это всё знаки от Бога!
—Я атеист, не пугай меня своим богом.
—У тебя мало книг, — сменила тему Лариса, — Несколько ксерокопий Ницше, Конфуций на английском языке… и всего одна художественная книга любимого мной Булгакова.
—«Мастер и Маргарита»? Мода. Мистик и обормот твой Булгаков.
—А как тебе образ Маргариты?
—Мне больше Бегемот нравится. А «маргарит» не бывает!
—Ещё как бывают! — повысила голос девушка.
—Понял. На себя намекаешь?
—Хотя бы и так! Как может такой умный мужик не читать книг?!
—Мои университеты — житейские коллизии. А беллетристика уводит в сторону от жизни. Беда большая в том, что сюжеты практически вездевзяты не из жизни, не из реальности! Да ивнушают твои писаки, как надо правильно жить, хотя редкий классик может похвастаться личным примером в семейной жизни. Ты объясни, за что полюбила Маргарита своего героя, ведь он слабак в реальной жизни.
—Пример героя для того и нужен, чтобы люди старались жить по праведному,— неуверенно стала возражать Лариса.
—Герои нужны на пожаре, да и на войне, истановятся героями не из-за того, что следовали рецептам писателей. А что касается баб, то их не понимают даже психологи. Ладно, замнём для ясности. Ты уже собирайся…. Послезавтра я заскочу к тебе на работу. Позвонит Нинка —скажи ей, что я ей последние волосёнки повыдёргиваю.
Марина пришла вовремя, но кроме галантного сарказманичего не увидела: ни секса, ни ласк. По истечению второго часа встречи и она переменилась: стала заискивать, повторять ей несвойственные нежные слова, на которые Валера нагнетал обстановку убийственной иронией. Наконец–то гостья засобиралась ко входной двери, но хозяин остановил её в проёме проходной комнаты:
—Ну, ты, гусыня, поделись с любовником своими секретами. Что за работа у тебя такая и почему… - Валера взял эффектную паузу и приложил руку ко лбу, как Илья Муромец на известной картине.
—У меня медицинское образование и опыт провизора, да и, в своё время, я редких книжек начиталась, которые в СССР в запрете… — подыскивая слова, размеренно повествовала Марина , пряча глаза от любимого, — А через опыт поняла, что ни зарабатывать, ни лечить легально не смогу… Знахарством я уже лет семь промышляю. Ты думаешь: меня муж одевает? Отнюдь, он кроме службы и машины ничего не замечает…. Когда мы, Лерочка, встретимся?
—Я позвоню, наверное, на этой неделе, ведь у тебя сутки наоборот… Ты поняла, о чём я?! - С этими словами Валера уселся в кресло, удалив Марину из бокового зрения.
Вечер, после ухода гостьи, прошёл в томительном ожидании признаков сна, лишь периодически менял Валера места лёжки…. С рассветом разбитый, со вспухшими веками, усталой походкой Валера бродил по городу, изредка заглядывая в питейные заведения, где нещадно поглощал водку, но тоскливое настроение его не покидало, а об опьянении не могло быть речи. Ещё одна ночь грозилась стать мукой, но тут ему помог случай…. Бороздя уже в третий раз центр города, он в толпе увидел знакомый силуэт. Памятливым на лица Валера не был, но узнать по фигуре женщину, с которой он переспал, наловчился. На Ирине уже не было красного платья, но и в батнике с джинсами она выглядела блестяще. Ира за талию обнимала какую-то девушку, оживлённо беседуя с ней. Своим нахрапистым шагом Валера догнал их, втиснувшись между ними.
—Ой, Лера! Познакомься с моей коллегой! Феня.
—А она с блатным миром, что ли, в сговоре, — прищурил глаз Валера, бесстыже разглядывая девушку со странным именем.
—Нет, она чиста перед законом и людьми, — хихикнула Ирина.
—Она мне только что о вас рассказывала, — вмешалась зардевшаяся Феня.
—О поцелуях или дальше пошла? Но, но! Только не врите мне о высокой нравственности вашей беседы, — правая рука кавалера на талии девушки не знала покоя.
—От тебя за версту несёт спиртным, — попыталась Ирина нейтрализовать длань нахалюги.
—Везёт же тебе: то коньяк, то водка — пора закусывать, — перетащил Валера Ирину руку себе на копчик, - Пошли, девчата, ко мне, поразвратничаем.
—Фене скоро на дежурство, а мою ситуацию ты знаешь!
—Езжай снова в Суздаль…. В смысле, оповести об этом мужа.
Инцидент, возникший после «просьбы» дамского угодника, подпортил настроение его спутницам, но никак не Валере. Два парня перегородили дорогу веселящейся троице и, кроме того, тот, что пониже, толкнул Феню, на что кавалер среагировал стремглав: быстро оказался с правого бока наглеца и милицейским приёмом рванул его ладонь до лопаток и, одновременно, подбил ноги под колени до посадки ниц:
—Проси прощения у дам, ублюдок! Не то расцелуешь асфальт.
Второй парень сделал отсутствующий вид, а поверженный противник невнятно извинился — на том инцидент был исчерпан. Не одну сотню шагов дамы отмерили, прежде чем пришли в себя. Возле телефона-автомата Валера отвёл Феню в сторону, подтолкнув изящно Ирину к аппарату.
— Не давай ему свой номер, — вставляя две копейки, обернулась к подруге Ира, — Он тебя испортит!
—Ну, ну! — обнимая Феню, показывал Валера Ире воображаемую телефонную трубку.—Может быть я захочу её поздравить с каким-нибудь праздником.
Ирина отвернулась от этой парочки, приложив палец к губам. Она долго что-то объясняла, иногда помогая себе жестами правой руки. По её улыбке Валера понял, что мучиться эту ночь не будет. Феня, понизив голос, обратилась к своему спутнику:
-У меня телефон только на работе. Написать?
—Говори — я запомню.
Усадив предательницу на троллейбус, Ирина, проголосовав, остановила такси, и, садясь на заднее сидение, поманила Валеру:
—Сегодня я за всё плачу. По дороге возьмём коньяк. Конфеты у тебя остались?
—Найдутся.
Пару раз за ночь Ирина будила любовника, чтобы он возобновлял ласки. Поздним утром и она впала в глубокий сон. В полдень, проснувшись, они даже парой слов не перекинулись. Лишь, отворив входную дверь, гостья, застыв в проёме, пространно стала благодарить хозяина за чудесную ночь, на что Валера резюмировал:Лариса томительно ожидала любовника в дверях училища, но, всё одно, заметила Валеру, лишь когда тот тронул её за плечо.
—Ты на троллейбусе приехал?
—Нет, я иду от приятеля, который помог мне частично рассеять туман. Сейчас обоснуемся в ресторане — он недалеко, в «стекляшке» тебе известной, заодно тебя накормлю. Ты же не обедала? — Валера рукой перехватил протестующий жест Ларисы, — Не ври, я тебя насквозь вижу! — Взял её за руку повелительно и повёл прочь от перешёптывающихсяЛарисиных коллег.
Столик он занял у огромного окна, сев к нему спиной. Когда его подруге подали первое, он стремительно встал и зашёл в подсобку. Не более десяти минут прошло, показавшимися Ларисе часом, когда довольный любовник приземлился на своё место. Потеребив нижнюю губу, Валера разлил коньяк по рюмками, подняв её, пробасил:
—Выпьем, подруга, за дружбу и солидарность трудящихся! — Валера махом вкинул коньяк в глотку и, чуть погодя, тихим сипом произнёс:
— Я кое-что раскопал…. Сейчас сюда придёт Тотик и мы с ним скоррелируем планы. Так что, готовься отчаливать домой. А к концу недели я тебе позвоню.
Поприветствовав Валериного приятеля, недовольная Лариса, цокая босоножками на высоких каблуках, удручённо пошла к выходу. Приятели почти не пили, тихо беседуя без жестикуляции. Пару раз Валера заходил в подсобку, после чего не садился, лишь слегка опирался коленом на стул, не переставая теребить свою губу. Не допив коньяк, Валера расплатился, оставив щедрые чаевые, на ходу отдавая приятелю распоряжения. Такси они ждали долго, вечерний холод заставлял поёживаться Тотика, а Валера, не меняя позы, стоял, покачиваясь с пятки на носок, скрестив на груди руки. Сначала Валера доставил домой друга, затем, сделав огромный крюк по городу, подъехал к универмагу, где его уже ждала Феня. Не выходя из машины, он показал ей на заднее сидение, и по вечереющему городу они двинули к Валериному дому. Феня сильно удивилась, что дверь её друга оказалась не запертой….
Получасом спустя, Феня под зависающим Валерой закричала, вонзила свой маникюр ему в спину, оставляя на ней кровавые борозды – любовник при этом лишь закусил губу. Когда боль у Фени стала утихать, Валера перевернул её на себя и стал показывать ей мастер-класс в этом положении, пока не довёл себя до стонущей кончины. Не убирая Фениной гладящей руки со своего живота, он лихорадочно стал вспоминать, где у него марганцовка и остались ли у него чистые простыни. Пролистав последнюю неделю, он сообразил, что день-другой ему придётся обходиться без простыни. Уже в ванной Феня получила полотенце и марганцовку, отказавшись от Валериной помощи…. После манипуляций в ванной они и минуты не проговорили, так как он начал язычком и губами ласкать, возлежавшую на полотенце, подругу, пока его не спеленал сон.
Когда Феня поутру ушла, Валера, накинув на плечи тонкий голубой свитер с непонятным вензелем — день задавался прохладным, двинулся в тот же ресторан, добравшись до него уже на троллейбусе. Не оглядываясь, он прошёл через зал прямо в подсобку к администратору. Толстушка с румяными щёками радостно приветствовала щедрого клиентаи, без обиняков, начала, как бы прерванный, разговор о наркобизнесе в их городе. Валера редко, в паузах, задавал вопросы и только мимикой выдавал реакцию на ответы администратора. Когда беседа стала виснуть в паузах, Валера задал мучавший его вопрос:
—Где они могут его прятать?
—В городенавряд ли, — стены ведь уши имеют…. Думаю, что в баньке, хорошо запирающейся, в какой-нибудь деревеньке…. Конечно, возможны варианты…. Обедать будешь?
—Я почти сутки не ел. Сборная солянка есть? — увидев утвердительный кивок, он развернулся на носках, и на ходу уже бросил: — Да, Маш, и чтоб солянка парила!
Валера поел, обжигаясь, суп, обтёр жирные губы и, закинув на плечо свитер, направился к троллейбусной остановке. Сойдя в другом конце города, он, отряхивая от муки, неведомо откуда взявшейся, штанину джинсов — под цвет муки, прошёл мимо кинотеатра, где они с Ларисой до знакомства смотрели фильм «Федора», к высотке и остановился подле нужного ему подъезда. Покачиваясь с носка на пятку, он жадно затягивался сигаретой, которую он стрельнул у школьника, другой рукой поглаживал бритую голову. Не попав в урну окурком, Валера, до треска, покрутил головой и решительным шагом подошёл к лифту, из которого нос в нос вышла парочка. Он пропустил их и боком шагнул в кабину. На шестом этаже, без паузы, он позвонил в квартиру, имеющую невзрачную преграду в виде фанерной двери. Почти сразу дверь отворилась коротышкой в шикарном махровом халате, который сразу воткнул взгляд в глаза незваного гостя, теребившего нижнюю губу:
—Придурок, чего трезвонишь? Тебя здесь не ждут, проваливай! Я те…, — и коротышка захлебнулся на полуслове после удара снизу, ладонью гостя под крылья носа.
Валера обошёл сидевшего на пятой точке, блымающего глазами хозяина, и шагнул на кухню. Там сидел статный блондин в одних плавках, катавший пустую бутылку из-под «Камю» по столешнице стола, заваленной, сплошь, дефицитными продуктами. Валера сел на стул, оббитый красным гобеленом, напротив опешившего блондина и, с ухмылкой, спросил:
—Вас, что, воспитывали в сиротском приюте, так ине научив принимать почётных гостей?!
—Ты-ы…, ты…. Кто такой? — промямлил парень, обладающий ещё более крупной фигурой, чем гость незваный, и тут же вздрогнул от звонкого шлепка задницы коротышки, промазавшего мимо табуретки, которую ловко выбил Валера, не покосившись даже в его сторону.
— Ты что творишь!? Вон из хаты, не то выкину тебя в окно… — но блондин не смог продолжить, получив прямо в рот увесистым шматом халвы.
-Други, говорить буду я, то есть спрашивать. А пырхаться начнёшь — размажу по стенке! Кто такой Череп, и откуда он взялся в нашем городе? Но-но! — остановил Валера грубый бросок взбешённого блондина средним пальцем левой руки под кадык. — Не сиропте меня своей непонятливостью. Что, молодец, теперь представляешь, что испытывает рыба, выброшенная на берег? – участливо ерничал наглец. Хо-ро-шо. Дам секунд двадцать, чтобы вы включили мозги.
—Подожди, дай отдышаться, — вставая, просипел блондин.
Аналогичным ударом, уже правой руки, Валера предотвратил атаку мощного противника. При возвращениируки в исходное положение, Валера локтем сшиб коротышку, только умащивающего на табуретку и вытирающего воротником халата кровь из носа. Больше гость не садился, теребя губу, расставив широко ноги.
—Парень, что за беда с тобой случилась, что ты громишь квартиру? — через несколько минут давил слова поверженный блондин.
—Кто такой Череп - разве ты вопроса не расслышал? Или мне допросить этого недоноска, — указывая рукой на, с трудом встающего, коротышку.
—По национальности он поляк, но к нам он отношения не имеет….
—Вы же сбрасываете в кабаках ЛСД…. Очень трудно представить, чтобы этотделец упустил выгоду со своего же канала. Или как?
—У нас другая история и другие, не менее серьёзные, люди замешаны, хотя мы иногда подстраховываем друг друга. Ты чем занимаешься? Как тебя зовут?
—Валерием кличут. Я наркотой не занимаюсь…. Кстати, назовитесь и вы.
—Я так понимаю: имя Мишки ты знал, раз тебя сюда навели. Мы с тобой тёзки. Хоть убей — не поверю, что ты работаешь на советскую власть. Свитерок, видимо, норвежский, туфли испанские, да и штаны штатовские. Открывай и ты карты! — другой Валерий, при этих словах, поднял полотенце и передал его своему приятелю. — Мих, намочи и оботрись.
—У меня другие дела, а вот моего друга угораздило вляпаться в наркобизнес. Пару недель назад его пленили и увезли в неизвестном направлении. Павел Сергеевич — слышал?— Валера, наконец-то, присел.
—Не знаю его. Что будешь пить?
—Водка есть?
—Грузинское сухое и французский коньяк…. Ничего другого.
—Коньяк. И плесни в ёмкость пошире, —кивком головы Валера отказался от стопки , которую катал по столу тёзка.
—Череп — деликатный мужик, и на такой беспредел не пойдёт, — молвил блондин, наливая коньяк в огромный бокал, — Полный?
—Да, не до краёв…. Кто в области промышляет, как вы с Черепом?
—Кое-что слышал, но врать не буду…. Две недели! Вот гниды! – блондин опрокинул стопку после того, как Валера поставил на стол пустой бокал. — Я подсоблю тебе, но, как минимум, пару дней на это уйдёт. У тебя есть телефон?
—В секции есть, но сейчас каникулы… — и увидев вытаращенные глаза собеседника, Валера счёл нужным пояснить: — У меня есть и более прибыльные заморочки, но наркотиков и контрабанды я не касаюсь.
—Поясни, куда он мотался…. Я так понимаю без тебя…. Вы же ещё и партнёры?
—Раза три ездил в Ленинград. Он для меня не только партнёр, но и учитель!
—Мих, съезди в Суздаль, ты знаешь с кем погутарить. Да не обижайся ты на тёзку — он, как я понял, всегда идёт напролом. Лера, вот моя визитка, через денёк прозвонишь.
Валера степенно поднялся, грациозно до хруста в суставах потянулся, и на ходу бросил несколько прощальных слов. Возвращался он на частном извозчике, не переставая теребить нижнюю губу. От дома он позвонил Марине, предупредив, что получит пинка, если задержится, и поднялся в свою квартиру готовить плов…. Слегка отведав блюдо с обилием мяса, Марина, ни слова не говоря, бросила хозяина на «северку» и, отвергнув любые его протесты, прильнула к его паху. Долго ли, коротко ли, Валера зарычал с дрожью в коленях и впал в недвижимость. Гостьялегла поперёк постели, умастив выбритую голову любовника у себя, на ещё не нагом лобке, и запела популярную песню Пугачёвой. На последнем припеве она смолкла, потеребила нос блаженно улыбающегося партнёра, и, через паузу, заговорила:
—Вот такой ты мне больше нравишься. И не вздумай ревновать — я же не школьница и понимаю, что мужики больно реагируютна вакуум в отношениях. Дома у меня почти нет занятий, поэтому иногда пишу реверсивную прозу, правлю народные сказания и мифы.
—Кто же мужу готовит? Сама, что, голодаешь? — передвинул Валера голову на подушку.
—Яичницей и кашами он сам может заниматься, да и бутерброды на работу, чаще всего, он мастерит. Мне остаётся на три дня наготовить первое и компот по сезону. Хочешь — одну из своих историй я тебе расскажу?
—Валяй!
—Слушай, чадо моё! В стародавние времена на берегу моря Байкал жили — не тужили
в рыбачьем посёлке люди, не знающие ткацкого станка и украшений, даже полезных для ухода за собой приспособлений они не ведали. Промыслом рыбы лишь не занимался кузнец – герой этого сказа, и неведомо откуда явившийся плотник. Мастер по дереву потихоньку богател, да богател, поэтому кузнец Фёкл стал изучать и плотницкое дело, и через два сезона он уже мелкие изделия делал не хуже пришлого ремесленника. В одно прекрасное утро Фёкл испытал в материале идею, которая его осенила перед сном. Третья попытка его не сразу обрадовала, ибо кедровая планка с частыми просечками доставляла невыносимую боль при расчёсывании бороды и копны волос, но ближе к полудню он своего добился почти без боли - прополосканные волосы пышно, после причёсывания, облегали его плечи.Справившись с каштановой бородой, кузнец расцвёл — радость его не знала предела. Беда была в том, что все мужики были в море, а с детьми он общаться не умел. Но желание похвастаться результатами своего изобретения вытолкнуло его в посёлок. Бриз с Байкала подсушил его волосы, что ещё больше изменилооблик Фёкла. Ещё раз он в этом убедился, заметив маску удивления у мальчонки с соседнего домена. Это ещё сильнее подкрепило его уверенность в цели, ради которой онвышел из дома. Более дерзким сделался его шаг, и поступь Фёкла уже не напоминала того увальня, которого все знали в посёлке. А принял кузнец небывалое для него решение: посвататься к дочери старосты по имени Лакрица. Встречаемые женщины по дороге к домену Лакрицы застывали в шаге, провожая застенчивого ранее кузнеца удивлёнными взглядами, что только крепило егорешение. Откинув полог из волчих шкур, Фёкл, пригнувшись, шагнул в каморку Лакрицы. Статная красавица со спутанными патлами, как у всех односельчан, удивлённо воззрилась на незваного гостя.
Чтозаставило её принять предложение кузнеца: неистощимая уверенность жениха или необычный вид его лика, но уже на следующий день она жила в домене кузнеца, помогая ему изготавливать гребни и женские заколки.
—Хо-ро-шо! Маришка, а ты стихи, случайно, не пишешь?
—Не читаю, не пишу. А ты в перерывах между бабами, что-нибудь читаешь?
—Не люблю цинизма, даже от тебя… Беллетристику, вообще, не привечаю. Стихов тоже не люблю. Философам и психологам, если не стандартного мышления, уделял иногда время. Хороший автор у нас в дефиците, как мясо и колбаса.
—Лера, ты же только упрекал меня в цинизме! Негоже духовное говнять с повседневным! — Марина отпустила ему лёгкую пощёчину.
—Ладно, квиты! Но грудь твоя мне всё равно не нравится! — Валера ловко увернулся от новой, более увесистой, пощёчины. — Ладно, собирайся домой — ты у меня все силы забрала. Думаю, что раньше вторника ты меня не увидишь….
—Ух, ты! Сколько же их в очередь выстроилось!?
—Не язви,подвижки есть в деле — тебе известном. Придётся и в Суздаль смотаться. Ну, пошла вон! Забодала ты меня сегодня своими нотациями.
В предвестии сумерек Валера начал звонить по телефону, закончил, когда старую знакомую ольху перестал различать вблизи будки. Главное, что он выстроил завтрашнюю субботу, поскольку с тёзкой связываться было рано. За эти суматошные двенадцать дней Валера впервые выспался: девять часов без сновидений — рекорд даже в сравнении с ранним детством.
Отдохнувший Валера уже с полчаса сидел в «копейке» своего друга Лёвы, в ожидании Ларисы, и подробно повествовал ему события последних двух недель, опуская лишь свои рандеву с любовницами. Друг, не бросая взглядов на спутника, похлопывал указательными пальцами по рулю и периодически задавал вопросы, которые изумляли Валеру точностью понимания ситуации с похищением. Уже с Ларисой, оставив позади мост на Клязьме, друзья поменялись ролями: Валераслушал размышления Лёвы, лишь изредка уточняя и поправляя друга. Даже въехав во двор Лёвиной усадьбе в деревеньке на полтора десятка домов, и зайдя в дом с большим количеством провианта, друзья так и не обмолвились, во время непрерывной дискуссии, с Ларисой ни словом.
Первым опомнился хозяин усадьбы и преувеличенно галантно стал следовать за гостьей по пятам. Валера, расположившись на рассохшейся лавке, лениво выуживал бутылки с пивом и водкой, заставив ими почти весь стол с тоже рассохшейсястолешницей.
Лариса, хмыхнув, стала заменять водку на закуску. Обратился к ней Валера лишь тогда, когда подруга разбила бутылку пива:
—Фря, здесь пивом не торгуют! И Лёва пьяным за руль не сядет! Опохмелятьсябуду лишь я,ты лишена этого права. Лёва, займись банькой, а мы с преступницейпомоем посуду в пруду.
—Да ты что! Лёва, так у вас есть пруд? — с восторгом отреагировала «виновница» на последнюю фразу любовника.
—Небольшой. Но караси там водятся. После парилки сама ощутишь. Убедительно прошу перейти на «ты» — я не председатель горисполкома!
Более-менее трезвым в первую парилку вошёл лишь Валера, а вот подруга его распоясалась: в присутствии Лёвы обнажилась и даже за руку ввела хозяина в предбанник, правда локоть Валерин она держала значительно крепче. После второго захода хозяин, посмеиваясь, курил на завалинке, наблюдая за дикими восторгами гостьи, охлаждавшейся в прудике:
—Лера, Лёва, они щипают меня за ноги! Ого-го, щекотно!
Поутру раздражённый Валера стал грубовато будить подругу, но та лишь стонала, держась за голову. Потерпев фиаско, Валера постарался вздремнуть, так как онжульничал перед подругой по поводу пива, поскольку после изрядных возлияний не употреблял пиво.
Вздремнувший Валера, размежив глаза, воззрился на сидевшую впритык к нему Ларису, обнимающую ладонями парящую кружку с чаем, сипло произнёс:
—Ларчик, даже квасом поить тебе уже не буду1
—Лёва, а почему чай попахивает липой, — толкнув крепко локтем в бок любовника, Лариса, игнорируя Валеру и статью, и взглядом, обратилась к хозяину деревенской усадьбы.
—Дура, самовар липовой лучиной протоплен! — за Лёву просипел любовник
Через два дня после деревенской бани запланированная поездка двух Валер сильно затянулась. В дверях, после прибытия машины тёзки, хозяин столкнулся с Ниной — взъярённой до багровости в лице. Видимо, предупреждение Валеры ей было передано Ларисой слово в слово. Второй час «беседы» был на исходе, а Валера по прежнему молча шагал по гостиной, нервно сжимая кулаки, выслушивая ругательства Нины, превосходящие по разнообразию маты алкашей в пивбаре. Но когда новый приятель во второй раз поднялся к нему со скукоженным лицом, «обвиняемый» собрал «каре» психопатки на затылке, оттянул волосы к шее и, так же молча, повёл её вниз по этажам. Лишь сев в машину, Валера ей проорал:
—Ещё раз явишься — изуродую морду до неузнаваемости!
Уже на полдороге блондин-водитель сподобился на замечание:
—Даже в индийских фильмах такого не увидишь!
Уже на подъезде к древнерусскому городу партнёры новоиспечённые разговорились:
-—Лера, фамилия моя Свидерский, а родина моя здесь.
—Отец — еврей? — бестактно перебил тёзку наш герой.
—Наполовину. У тебя какие инициалы?
—Лужин. Отчеством не пользуюсь — плохая память об отце.
—У почты остановимся — надо извиниться перед Хозяином и заново договориться о встрече.
—Хорошо. Я позвоню матери в Свердловск. А как зовут этого Хозяина?
—Ни имени, ни фамилия его никто не знает, как не знаем мы с каких весей он. Три года назад он купил тут дом, и трётся среди европейцев. Ты английским владеешь?
-Неплохо. Лучше знаю немецкий и … —наш герой осёкся, сообразив куда тёзка клонит. — В наркобизнес не войду, хотя бы по этическим соображениям!
—Физептон и ЛСД – лекарственные препараты, первый против героиновой зависимости. Учти! Не надоело сидеть на дефиците, ведь бабы деньги сосут немерено.
—Мне хватает. Рулить я не люблю, хотя права имеются, да и дача мне ни к чему.
Далее разговор стал носить необязательный характер, поскольку оба углубились в собственные проблемы. Проехал почту Свидерский именно из-за отвлечения от цели поездки и скомканной переброски короткими фразами и ответов невпопад. Наш герой опомнился первым и нервно прикрикнул на тёзку. На почте Валера засуетился рядом с междугородним аппаратом, чуть не уронив пятиалтынный при загрузкеего в приёмную щель. Недолгий разговор с матерью неожиданно его успокоил, и он широкими своими циркулями вышел на площадь дожидаться нового приятеля. Тот вышел расстроенный и, через паузу, поведал Валере:
—Срывается сегодня встреча. Хозяин не искал добрых слов, да и не слушал моих оправданий. Есть, правда, позитивный момент: не принимает он беспредел в деловых отношениях, но тебе, Лера, стоит обуздать свой нахрапистый характер, поскольку шеф, теперь уже твой, и на равную ногу не подпустит тебя. Время, тёзка, есть, да и не мало: он ждёт нас в три часа завтра. Поехали ставить моего «мустанга» в стойло, а ввечеру пустимся в блуд.
Направляясь к стойке администраторов комплекса, Свидерский шёпотом-скороговоркой сказал явно повеселевшему Валере почти в ухо:
—В этом холле ребята из «девятки» расстреляли из «калаша» партнёра Хозяина, не взирая на присутствие обитателей гостиницы.
Пока хозяин машины ставил свою «шестёрку» в гараж, Валера принял душ и достал из своей олимпийской сумки бежевую ветровку – третья декада августа выдалась прохладной. Убивая время до заполнения злачных мест в гостинице,приятели закупили в ресторане водку и мясное ассорти и, неспешной поступью, пошли на пригорок у Спас-Евфимиевского монастыря. Наш герой хлестал водку нещадно, слушая мифы и были уроженца этих мест.
Легко одетый Свидерский, первым встал и предложил Валере по большому кругу городскому вернуться в комплекс. Экскурсия, которая ею не была для обоих, заняла больше времени, чем они планировали. Спустившись в бар, оба гуляки ощутили противоположные чувства: абориген расстроился, что мест свободных не имелось, а наш герой обрадовался знакомому языку, звучащему разноголосицей от большой женской делегации из Варшавы. Три минуты, и приятели сидели с двумя молоденькими блондинками, деля своими узкими тазами с ними места на лавках. Опять Валера, периодически, подставлял мокрое тело под большой вентилятор, опять лихо отплясывал быстрые танцы, но полячек он не поил коктейлями, на которые налегал в отличии от тёзки, так как тот до закрытия потягивал один и тот же напиток.
Перейдя в номер Златы, которая сразу при знакомстве не отходила от «следователя» ни на шаг, два парня и пять полячек потягивали гуртом польскую водку, пока не разделились на кланы: русый Валера пел русские песни с четвёркой варшавянок на кровати Златы, а наш герой, водрузив Злату на колени, ласкал её слух и губы. Знаток советской эстрады Свидерский, по прошествии часа, огласил своё изумление:
—Лера, девочки, на поверку мне открылось, что я знаю советские песни хуже вас!
Видно песнопения достали служащих гостиницы, поскольку, вскоре после Валериного вердикта по поводу музыкальности полячек, вежливо вошла горничная и попросила петь потише, ибо грянула полночь. Но, услышав возражение певуна на родном языке, вмиг преобразилась:
—Вон из номера! Я вам устрою весёлую жизнь! Покиньте помещение и вы, —глянув на Валеру, прикрытого Златой, слегка смягчилась она.
—Стоп, тёзка! Нам ещё не хватало конфликта с чекистами, —остановил приятеля Свидерский, правильно поняв смену мимики на его лице. —Лишь скажи девчатам по-польски —сам знаешь что.
Злата и Лима явились в мотель в назначенное время, но это уже стёрлось из памяти «следователя», который поутру, с удивлением, обнаружил Злату лежащей в трусиках валетом к Валере на сдвинутых кроватях. Будить её не пришлось — онадавно лежала, прикрыв глаза. Герой-любовник стал пытать её о перипетиях прошедшей ночи. Узнав, что он лишь зацеловал её в душе, впав после этого в пропасть сна, Валера не сильно расстроился и направился в соседнюю комнату уточнить в деталях ночь. Спящая нагишом парочка его порадовала и он пошёл принимать холодный душ.
Между главным входом и «Икарусом», принимавшим варшавянок для дальнейшей поездки, Валера откровенно скучал, пока Свидерский любезничал с коллегами из малого хора. Последней вскочила в автобус Злата, удосужившись на прощание от Валеры целомудренный поцелуй. Обедали приятели в центре и, понятное дело, без спиртного. Убивая время до встречи с Хозяином, тёзки расположились на извиве местной речки, наблюдая, как дети ловят рыбу на стрекозу. Хозяин руку Валерам подал не сразу, держа нарочитую паузу. Уселась троица в огромной комнате, где кроме стола и стульев, другой мебели не наблюдалось. Валера, помня общение с Лёвой, обстоятельно доложил обстановку, опустив лишь свои мытарства при поиске тёмных «жигулей». Пауза после Валериного монолога зависла надолго. Наконец-то, Хозяинобратился к обоим, растягивая слова:
—Валера, тебе придётся здесь присесть на дно, пока я не разгребу эту ситуацию. В мотеле живёте? —Увидев утвердительный кивок обоих, продолжил: —Там перезимуешь. Несколько дней мне понадобится, а ты жди гонца. Сноб, ты можешь отправляться восвояси. —Валера изумлённо поднял брови, поскольку кличка гораздо сильнее подходила Хозяину.
Приятели, после посещения мотеля, доехали до почты, где попрощались, и Валера длинным шагом направился к междугороднему телефону. Договорившись с Мариной о приезде её в Суздаль, Валера стал дожидаться любовницу в номере, предварительно продлив проживание. Всё, что знали любовники об интиме, апробировали в течении двух дней. Даже уникальный сексуальный валет, подвластный лишь Дерюгиной и Олегу Блохину, они исполнили до потери равновесия и сил.
Гонца ждать не пришлось, ибо на третий день поутру Валера, попивая медовуху за барной стойкой, узрел в столовой крепкого парня в серой кепке. Не спуская глаз с неспешно попивающего напиток зелёного цвета, Валера, не повернув головы, жёстко произнёс Марине:
— Уезжай. Без вопросов. Сумочку я передам тебе позднее. Быстрее,
Народу в коридорах и холлах было много, поэтому Валера, не светясь, проследил «серого» до номера, после чего широким шагом направился к администратору. Держа меж пальцев зелёную купюру, «следователь» скороговоркой спросил:
—Покажи гостевой листок по номеру 24. Не суетись, мне и пяти секунд хватит срисовать в память себе. — Возвращая листок вместе с трёхрублёвкой, Валера ещё тише спросил: —Парень в серой кепке тоже там проживает?
—Нее…. Это Дима из Дубны. Который год он сюда наезжает, но у нас никогда не останавливается. Живёт он в коттедже на выезде из города. А этих двух я вижу впервые. Вроде Дима у них шоферит, хотя своего транспорта у него отродясь не имелось. А где твоя краля? Девчатам она не понравилась — чересчур надменная, но я гордячек люблю.
—Уехала. Ты предоставь мне горничнуюпо этажу, возможно, и она поможет.
Наблюдая за номером этой своры, спрятавшись за косяк, Валера, держа за талию горничную, вёл с ней далеко не светскую беседу. Когда жители 24-го номера вышли с Димой во главе, Валера подмигнул горничной, сразу заспешившей к искомому номеру. Через пару минут наш герой тоже проскользнул в номер:
—Людочка, на стрёму — я быстро!
У Валеры была женская привычка: запоминать расположение предметов и вещей, поэтому поиск был неспешный. До пачек «червонцев» он даже не дотронулся, и как изменилось его лицо, когда в картонной папке он увидел накладную АГК Шереметьево на кожаные перчатки: напряжённый лик засветился и уголки рта поползли к ушам. Полистав остальные документы, лишь раз задержав внимание, Валера сложил вчетверо накладную и засунул её во внутренний карман ветровки. Потом, тщательно осмотрев комнату, удовлетворённо хмыкнул и позвал горничную:
—Фря, в этом чемодане большие деньги, учти. Благодарю и хорошего тебе любовника на добрую память. — Валера своим широким шагом направился в вестибюль.
Откинувшись на кожаной кушетке, он привычно теребил нижнюю губу. Минут через двадцать Валера сладко потянулся — последние дни спалмало, и зашагал на почту. Самый длинный разговор состоялся с Маратом — ему и Вите он дал два часа на поиск ответов на его запросы. Поговорив с матерью, напоследок Валера позвонил Тотику и Лёве, чтобы они были в курсе событий сегодняшнего дня. На автобусе наш герой добрался до группы коттеджей, где обитал Дима. И через школьницу, гуляющей по пустырю, выяснил, где живёт этот «серый» и какую машину он водит, которая, кстати, стояла у его подъезда. Учинив рекогносцировку и составив план в районе дома Димы, Валера в два часа пополудни был у Хозяина.
Разговор был недолгим и к концу беседы спесь слезла с Хозяина, как подсолнечная шелуха. Отказавшись от помощи своего «шефа», Валера, всё же, попросил складной нож. Не оказалось такого у хозяина, пришлось взять охотничий, правда, в чехле. Возвращался он непривычным для себя неспешным шагом — до стыковки с Маратом и Витей оставалась ещё масса времени. От Вити, как ни странно, Валера узнал больше, чем от Марата. Таким же шаркающей поступью направил стопы к дому Димы через неспешно густеющие сумерки.
В торце искомого дома Валера переложил накладную в задний карман «Superrifle», отбросив куртку на клумбу. Усвоив, что в подъезде никого, Валера, скинув туфли, и поднявшись на последний этаж, боком к стене чердачной лестницы поднялся на крышу. На коньке крыши, в предполагаемом месте, он свесился почти по пояс, чтобы осмотреть стену дома под карнизом. Присвистнул. Мда, альпинистом я ещё не был, а до стены почти полметра. Ноги длинные — хорошо, но за что ухватиться, чтобы не сверзнуться вниз. Да-да, вот и идея. Валера, вспомнив документальный фильм о скалолазах, проделал рассчитанный манёвр почти в точности.
По карнизу под окнами последнего этажа «скалолаз» пошёл лицом к стене. Шаг, ещё шаг, ещё шаг. Валера застыл. Осторожно перенёс правую ногу ближе к окну, ухватился за наличник. Ещё шаг, но он не заметил, что ступил на край карниза, с обрамляющей его ступню старой трещиной. Только Валера перенёс вес на эту ногу, как глыба цементная рухнула вниз, нога пошла за ней, как и ладонь, держащая краюшек наличника. Фуу…. Три пальца руки всё ж задержались на углу карниза наличника, а вес тела Валера прежде перенёс на другую ногу. Так и стоял он полминутки с опорой задницы на пятку и трёх средних пальца на краюшке наличника. Оказывается надо было идти спиной к стене, только сейчас сообразил. Надо вставать, а то нога занемеет. Лишь бы пальцы не соскочили. Фуу…. Валера выпрямился с упором на левую ногу, а правой нащупал безопасное место. Прислушался. Вроде никто не услышал шума падающей глыбы. Еле дыша, развернулся лицом к пропасти тьмы — наружный свет ещё не включили. Растопырив ступни, как балерина, Валера, семеня, вступил в сноп света из первого окна. Заглянул осторожно. В левом углу кухни что-то стряпала полная старуха. Отдышавшись, осторожно-осторожно развернулся лицом к окну и ухватился обеими руками за карниз наличника. Выйдя из оконного освещения, Валера снова развернулся и засеменил растопыренными ступнями к следующему, неосвещённому окну.
Не менее пяти минут занял путь к третьему окну, да и то, что стал передвигаться по карнизу, больше не подводящего его, более уверенно. Ухватившись за наличник, уже третий, следопыт опять развернулся лицом к окну. Ооо. Павел Сергеевич. Пригорюнился. Небрит. Наверное, и мыться не давали, гады! Огромное ведро у двери, видимо,параша. Оторвав руки от наличника, Валера стал стягивать динамовскую футболку, по-женски скрестив руки на спине, пошатнулся, вновь ухватился за карниз. Всё же, в три приёма, Валера скинул футболку на карниз. Поиграл мускулами, поработал диафрагменным дыханием и, отдохнув, стал оборачивать правую руку своей одёжкой. Пару раз по первому стеклу, с первого раза по второму, и путь в «камеру» был свободен. Оперевшись на левую руку, спружинив прыжок носками, Валера оказался по ту сторону окна.
Клацанье ключом не дало партнёрам даже поприветствовать друг друга. Сильный удар ноги со стороны коридора и Дима уже в комнате, вращая зенками, с большой табуреткой, отведённой за спину. За порогом мялся парень такой же мощи, как «серый». Мало кто понял, что произошло секунд за десять: Валера торпедой вонзился в Димино солнечное сплетение, выбросив того в коридор, затем с колена захватил мужское достоинство второго верзилы, пропустив кое-что сквозь пальцы, и, через бедро, звонко уложил его рядом с Димой. Оторопевший пленник смотрел то на одного вопящего в позе эмбриона, то на другого, ищущего в пространстве воздух.
Валера, напялив рванную футболку, воткнул под себя табурет и приложил ладонь трубочкой к правому уху:
—В темпе «яблочко», Павел Сергеевич, поведай историю твоих злоключений.
Выслушав сбивчивый рассказ друга, Валера обратился к Диме, первому пришедшего в себя:
—Видишь, недоносок лысый, не сдал своих партнёров мой учитель. Теперь и в Москве для вашей банды жёсткий прессинг, и здесь тебя Хозяин гнобить будет. Неси, тварь, плащ, либо макинтош, чтобы пижаму Павла Сергеевича прикрыть. Заодно доставь сюда мои туфли — они на второй ступеньке, ведущей на крышу.
Дима, с гримасой обиженного ребёнка, отвёз друзей к почте, а сам, очень неохотно, двинул к дому Хозяина. Три четверти часа убил Валера на телефонные переговоры. Выйдя на улицу он растерялся: куда друг подевался… Догадался: пошёл по нужде. Тёзка развёз друзей по домам, поскольку долгое ожидание «мустанга» в оживлённой беседе и накопившаяся усталость «следователя» смыкало глаза ежесекундно. Для прокуратуры друзья разработали версию с иногородней любовницей, подхватившей крупозное воспаление лёгких.
Догорел прохладный август, пронёсся дождливый сентябрь и жизнь вошла в нужное русло. Встречаться партнёры стали пореже, поскольку наркобизнес Валера не принял, жена Павла Сергеевича пособила с установкой домашнего телефона. А с Ольгой установились доверительные отношения.
В первое воскресенье октября Валера, возвращаясь с тренировки,чуть не проглядел ссутулившуюся на подъездных ступеньках Ларису. Уклончиво подруга рассказывала о том, о сём. Валера не выдержал и грубым тонам спросил:
—Беременная, что ли. С этого бы и начинала! —отдав ключи внезапно разрыдавшейся
Ларисе, понизил тон: — Ступай наверх, минут через пять я подгребусь.
Марина долго не поднимала трубку, а после Валериного заявления взяла ещё более длительную паузу. Завершил неравный разговор Валера:
—Сними отдельную хату, расходы пополам. Жди звонка.
Разговор с Ларисой был короткий:
—Езжай за вещами. Рожать будешь здесь.


Мне нравится:
0
Поделиться
Количество просмотров: 27
Количество комментариев: 0
Рубрика: Литература ~ Проза ~ Повесть
© 15.10.2016 Гетера Волшебная




00
Рубрики:
Литература (37)
Отзывы:
Полученные отзывы (5) Отправленные отзывы (0)



 
1 1